Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Единая Россия" отрастила право-либеральное крыло. Добавит ли ей это голосов?


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[20-04-05]

"Единая Россия" отрастила право-либеральное крыло. Добавит ли ей это голосов?

ВедущаяЕлена Рыковцева

Елена Рыковцева: Государственная Дума России приняла во втором чтении поправки в закон о выборах, которые, по мнению редакции газеты "Ведомости", позволят окончательно довести идею парламентаризма в России до абсурда: до двухпартийной, или даже однопартийной и абсолютно управляемой Госдумы. Одновременно у правящей партии страны "Единой России" появилось правое крыло, вот-вот появится еще и левое. Означает ли все это, что страна действительно идет к однопартийной системе, потому что, во-первых, у других партий очень мало шансов на выборах, а во-вторых, они просто не нужны, поскольку "Единая Россия" вот-вот заполнит все политические ниши? Об этом мы будем говорить сегодня с гостями нашей программы. Это корреспондент отдела политики газеты "Ведомости" Анфиса Воронина, редактор отдела политики "Независимой газеты" Максим Гликин и заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. А начинаем "Час прессы" с рубрики о событиях в мире масс-медиа.

Час прессы. Что происходит?

Московский арбитражный суд отказался удовлетворить иск издательского дома "Коммерсант" о признании недействительным предупреждения, вынесенного 9 февраля этого года. Тогда в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций сочли публикацию в газете "Коммерсант" интервью с лидером чеченских сепаратистов Асланом Масхадовым - не отвечающей законным нормам. С нами на связи корреспондент газеты "Коммерсант" Сергей Петухов, который присутствовал в суде. Сергей, если можно, сформулируйте коротко аргументы экспертов обеих сторон.

Сергей Петухов: Прежде надо сказать, что еще 12 апреля было предварительное заседание суда, на который представители Росохранкультуры и представили документ, который называется "Заключение по текстологическому исследованию текста интервью с А. Масхадовым". Этот документ подписан заведующим отделом Института мировой литературы Российской Академии Наук Александром Ушаковым. По словам представителя Росохранкультуры, этот документ и стал основанием для главы Росохранкультуры господина Боярского для вынесения предупреждения, о котором шла речь на вчерашнем заседании.

Елена Рыковцева: В чем усмотрели криминал?

Сергей Петухов: В своем заключении профессор Ушаков ссылался не на законы Российской Федерации, к сожалению, а на два словаря (я не придумал, это написано в заключении): "Толковый словарь иноязычных слов" и "Современный словарь иностранных слов", в которых профессор посмотрел значение слова "экстремизм", а также на собственную гражданскую позицию. Вот я просто зачитываю вам выдержку из документа, на основании которого дают предупреждение российским средствам массовой информации: "Главное, ради чего давалось и публиковалось это интервью, содержится в ответе Масхадова на вопрос газеты: что произойдет после окончания перемирия?" Я напомню, что интервью было дано 7 февраля, когда чеченские сепаратисты выступили с инициативой на месяц заключить перемирие, чтобы провести переговоры. На этот вопрос ныне покойный лидер чеченских сепаратистов ответил своему генеральному представителю Умару Хамбиеву, через которого "Коммерсант" и получил интервью: "Если возобладает разум наших кремлевских оппонентов, то войну закончим за столом переговоров. Если же нет, то, скорее всего, кровь будет литься еще долго. Но моральную ответственность за продолжение этого безумства мы с себя снимем". Так вот, по заключению профессора Ушакова и, соответственно, по мнению Росохранкультуры, "Масхадов использует в своей речи эмоционально окрашенную, устойчивую речевую конструкцию "кровь будет литься" в значении "будут продолжаться убийства". Этим выражением, по мнению научного эксперта Росохранкультуры, Аслан Масхадов "высказывает крайне экстремистскую позицию, обосновывает ее и оправдывает возможность применения крайних экстремистских мер убийства и террора".

Елена Рыковцева: Понятно. А ваши эксперты что говорят?

Сергей Петухов: Ну, это не то, чтобы наши эксперты. Есть просто наука такая - лингвистика. Мы заказали у лингвистов в Институте не мировой литературы, где заказывала свою экспертизу Росохранкультуры, а в Институте русского языка, где работают специалисты по этой проблеме. Старший научный сотрудник этого института Ирина Левонтина, проведя такой анализ лингвистический, дала заключение о том же фрагменте, что "продолжение кровопролития оценивается интервьюированным в анализируемом фрагменте текста отрицательно как безумное действие, за которое кто-то должен нести моральную ответственность, а завершение войны за столом переговоров как проявление трезвого разума". На наш взгляд, это научный подход, это не публицистика, которой занимается почему-то профессор Ушаков, а это разбор предложения. Наши уважаемые радиослушатели могли уже уровень аргументации профессора Ушакова оценить.

Елена Рыковцева: Но, тем не менее, судья встала на сторону эксперта со стороны Росохранкультуры и отклонила иск "Коммерсанта", но пока без мотивировки. Вы ждете, наверное, эту мотивировку. Намерен ли издательский дом "Коммерсант" обжаловать вчерашнее решение суда, или вы с ним согласитесь?

Сергей Петухов: Насколько я слышал вчера начальника нашей юридической службы Георгия Иванова, то решение будет приниматься после того, как мы познакомимся как раз с этой мотивировочной частью решения судьи. Я просто хотел бы обратить внимание вот на что: нам 5 лет назад обещали, что у нас будет диктатура закона. По-моему, мы как раз до диктатуры закона дожили.

Елена Рыковцева: Вы точно дожили в "Коммерсанте".

Сергей Петухов: Потому что смотрите, что происходит. Я подчеркиваю, до судебного заседания корреспондент новостного агентства "Интерфакс" подходит к представителю Росохранкультуры и берет у него интервью. После этого заканчивается заседание, через какое-то время появляется в новостной ленте "Интерфакс" сообщение о вчерашнем мероприятии, где написана со слов представителя Росохранкультуры мотивировка судьи Ирины Блинниковой. То есть она вчера ее не сказала, а пообещала сформулировать где-то 26 апреля, но, тем не менее, представителю ответчика эта мотивировка уже известна. Если так и дальше суды будут идти, мы понимаем, чем они могут закончиться.

Елена Рыковцева: Сергей, да, мы очень хорошо это понимаем. Я объясню слушателям, чем это может закончиться для газеты "Коммерсант". Если в течение одного года газета получает два предупреждения по одному и тому же основанию, то это средство массовой информации, по решению суда, может быть закрыто. Поэтому такая острая борьба сейчас идет.

И мы возвращаемся к главной теме нашей сегодняшней программы. А это, напомню, поправки в закон о выборах и отращивание "Единой Россией" всякого рода крыльев. Вчера на пресс-конференции группа депутатов и губернаторов из "Единой России" выступила с критикой идеологии этой партии и потребовала праволиберальных перемен. Лидер партии Борис Грызлов этот выплеск, по сути, санкционировал. Он назвал чуть ли не решением всей партии - вынести внутрипартийные дискуссии на суд общественности через площадку средств массовой информации. Пресса откликнулась и вынесла свой вердикт. Послушаем сегодняшнюю "Независимую газету".

Диктор: "Создание правой фракции внутри "Единой России" - проект так называемых кремлевских либералов, возникший практически сразу после парламентских выборов. Осенью прошлого года в администрации президента шли консультации с видными "единороссами", которые могли бы претендовать на членство в правом крыле. В итоге под знамена призваны не просто люди с либеральными взглядами, а хорошо зарекомендовавшие себя партийцы. Из отобранных далеко не все являются последовательными либералами. Так, например, губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин недавно принял участие в учредительной конференции ультраконсервативного молодежного движения "Наши".

Однако на вчерашней пресс-конференции "единороссы"-либералы любую связь с Кремлем отрицали. Как сказал депутат Макаров, "мы достаточно самодостаточные люди". Что выглядело, мягко говоря, нелепо, поскольку Кремль сам официально объявил о возможности создания правой фракции в "Единой России" через журнал "Эксперт", в интервью главы президентской администрации Дмитрия Медведева.

Депутат Плигин, один из представителей правых "единороссов", не стал скрывать, что пропаганда либеральных ценностей может увеличить электоральную поддержку "Единой России". "Тот потенциал поддержки, который мы сейчас имеем, - 35%, - заявил вчера депутат. - И своими действиями мы хотим расширить этот круг, этот потенциал максимально".

Елена Рыковцева: Собственно говоря, в этом и состоит наш сегодняшний вопрос слушателям "Часа прессы": как вы считаете, добавит ли голосов "Единой России" появление внутри этой партии праволиберального крыла? Но сначала хочу узнать у гостей, как они оценивают поправки к Закону о выборах? Согласно этим поправкам, в парламентских выборах теперь смогут участвовать только партии, а избирательным блокам вход в Думу закрыт. Депутатами смогут стать только кандидаты из партийных списков, а одномандатные округа упраздняются. Самим партиям для прохождения в Думу нужно набрать теперь не пять процентов, а семь. И вот радикально полярные оценки в смысле перспектив "Единой России" по итогам этих поправок мы видим в прессе.

Скажем, президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов считает, что преимущества "единороссов" не стоит преувеличивать: "Шанс преодолеть 7%-ный: барьер имеют все силы, которые раньше преодолевали 5%. Кроме того, в 2003 году "Единая Россия" обеспечила себе 300 голосов в основном за счет одномандатников, а их теперь не будет. Получается, что выборы только по партийным спискам партии власти невыгодны. Даже получив столько же голосов, как и в прошлый раз, она будет иметь меньше депутатов - простое, а не конституционное большинство".

А вот директор Центра стратегических исследований Андрей Пионтковский, напротив, сказал, что теперь "наше политпространство превращается в выжженную пустыню". Кому верить, Алексей Макаркин?

Алексей Макаркин: Ситуация достаточно двойственная, потому что "Единая Россия" в этой ситуации получает преимущество, но действительно, отсутствие такого традиционного резерва для власти, как одномандатники, создает для нее определенные проблемы. Потому что, если сейчас она действительно получила конституционное большинство, то теперь за конституционное большинство придется сражаться, и сражаться значительно активнее. Но я думаю, что с учетом того, что теперь в парламенте будут - если по старому закону, обязательно должны быть 4 партии, сейчас обязательно 2 партии, - думаю, что шансы на то, что "Единая Россия" по спискам получит количество голосов, превышающее ее результат 2003 года, в данном случае увеличиваются. Увеличиваются за счет того, что они будут в большей степени идти и влево, и вправо, и в большей степени будут забирать голоса колеблющихся избирателей, которые раньше голосовали за небольшие политические силы, которые сейчас будут просто отсутствовать в связи с тем, что резко повышен уровень числа членов для политических партий. Раньше было 10 тысяч, теперь - 50 тысяч. Так что я думаю, у "Единой России" здесь есть достаточно хорошая игра.

Елена Рыковцева: И я спрашиваю теперь Максима Гликина о том же - как вы расцениваете эти поправки в смысле перспектив "Единой России" на следующих выборах? Пока мы не говорим о том, что принесут ли ей голосов вот эти правые крылья, левые крылья, а вот только поправки, которые были приняты во втором чтении, но, видимо, практически уже окончательно.

Максим Гликин: Если просто в цифрах показать, если бы было все, как в прошлый раз, допустим, "Единая Россия" взяла 35% и остальные - 35%, в сумме взяли бы 70, а оставшиеся 30 поделили поровну между этой большой силой и остальными, она бы сразу получила 50 или чуть больше и имела, как минимум, просто большинство. То есть 35% - это уже на самом деле большинство. А если, действительно, отсекут одну или две партии еще, то конституционное большинство легко набрать. Вопрос ведь даже не в том, как будут бороться за идеологию, за привлечение на свою сторону того или иного, вопрос - как будут считать. И тут нельзя забывать о другом еще новшестве - о том, что все губернаторы теперь или большая часть к 2007 году будут подотчетны президенту, а мы знаем, что там, где действуют по приказу, административный ресурс идет на всю катушку. И вот недавно аналогичное исследование интересное провел Институт открытой экономики, который на математических каких-то выкладках показал, как административный ресурс действует в республиках - там, где население и счетные комиссии больше зависят от президентов республик. Такая картина если будет по всем регионам, тут уже даже не столько борьба идеологий начнется, сколько просто борьба за административный ресурс. Он понятно будет в чьих руках, и тут уже совершенно трудно предсказать, сколько может набрать "Единая Россия" в новом контексте.

Елена Рыковцева: Но, тем не менее, попыталась газета "Ведомости" предсказать. Прочитаю прогноз газеты "Ведомости" в редакционной статье. Может быть, вы, Анфиса, прокомментируете и поясните.

"Конечно, - пишет газета, - двухпартийная и абсолютно управляемая Госдума, состоящая исключительно из представителей "Единой России" и ЛДПР, - это пока еще утопия. Другое дело, что пока "Яблоко" и СПС не могут договориться о создании единой партии и спорят об итогах приватизации, депутаты посылают им вполне не двусмысленный сигнал: в двухпартийной Думе даже объединенным правым места может не оказаться. Попасть в Думу третьей и даже четвертой партии все-таки смогут, если две главные не наберут в сумме 60% голосов, но для этого нужно прекратить ворошить события десятилетней давности и начать действовать уже сейчас". Вроде как призыв бросает ваша газета очередной этим двум партиям, но я подозреваю, что в воздух очередной раз.

Анфиса Воронина: Я не знаю, насколько эффективным может оказаться этот призыв, но если уж мы слегка затронем тему "отрастания крыльев" у "Единой России", то увидим, что вчера даже сами представители "Единой России" признали, что происходит консолидация оппозиции под лозунгами "все против "Единой России", и в общем-то, может быть, даже здесь кроется некий рецепт, подсказка для тех, кто все-таки хочет попасть в Думу и попытаться сразиться там с "Единой Россией". Но попасть в Думу может вторая партия, помимо "Единой России". Если это окажется не ЛДПР, а окажется некая объединенная партия:

Елена Рыковцева: Вот вы в газете почему-то ЛДПР сразу выставили второй.

Анфиса Воронина: ЛДПР, как известно, на последних выборах вполне успешно выступила. А если все-таки место ЛДПР займет некая объединенная партия, которая сможет договориться между собой об итогах приватизации и обо всем остальном (я, кстати, далеко не уверена в том, что это будет объединенная партия "Яблоко" и СПС, возможна некая третья конструкция), то в таком случае, может быть, и не так все плохо будет.

Елена Рыковцева: И мы начинаем слушать звонки. Здравствуйте, Андрей из Москвы.

Слушатель: Добрый день! Очень интересный стиль рассуждения о "Единой России", о ее электорате. Вы знаете, самое главное, что люди уже настолько стали хорошо разбираться в политике, в политических деятелях, и как они реагируют в связи с тем, что их потребности жизненные уменьшаются. Поэтому говорить об электорате и либеральных идеях просто смешно. Либеральные идеи - это для кого? Это для Гусинского, Березовского.

Елена Рыковцева: Андрей, то есть вы считаете наоборот - оттолкнет создание "либерального крыла" от этой партии?

Слушатель: Если мы говорим о крыле, то я просто хочу обратить ваше внимание на реальные нужды народа. То есть это крыло будет опять отражать или собирается отражать якобы интересы какого-то либерального населения. А какого либерального населения? Гусинский, Березовский - это либеральное население. Молодые люди, которые сейчас говорят, что мы умеем очень хорошо зарабатывать, а на то, что народ спивается, нам на это наплевать, - это тоже либеральные идеи. Но таких либералов очень мало. Это те, кто относится к Российскому еврейскому конгрессу. Что, их будет народ поддерживать? Такие либеральные идеи никому не нужны. Они, наоборот, будут только отвергать людей.

Елена Рыковцева: И вот мнение супругов Майоровых, которое пришло по пейджеру: "Во-первых, понятие "либерализм" и "Единая Россия" несовместимы. Жириновский - тоже либерал. Во-вторых, даже у "единороссов" голосов не прибавится, они себе нарисуют столько, сколько надо". Это примерно то, о чем говорил Максим Гликин.

Аркадий Александрович из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я считаю, что вообще-то, у нас выборной системы нет. Это все фикция. Что хочет Кремль, то и делает.

Елена Рыковцева: Аркадий Александрович, он правильно сейчас делает, когда создает правое крыло внутри правящей партии?

Слушатель: Так это же Кремль делает, это для одурманивания народа.

Елена Рыковцева: Удастся ему вас одурманить?

Слушатель: Как сейчас дело идет, может быть. Но я никогда не голосовал за них и за Путина не голосовал и голосовать не буду, потому что это антинародные люди. У нас сейчас в порядке те, против которых мы когда-то защищали родину в Великую отечественную войну.

Елена Рыковцева: Спасибо, Аркадий Александрович, понятно ваше мнение.

Пишет Алексей Сергеевич: "Потуги партии "Единая Россия" сделать вид, что они делятся на две части, правую и левую, обречены на провал. То, что эта партия себя полностью дезавуировала, ясно каждому. Эта партия никому не нужна - ни правым, ни левым - нужна только Путину".

И второе мнение: "Наконец-то, мы должны понять, что партия "Единая Россия" - это стихийное бедствие для большинства людей России", - пишет Армен из Москвы.

Нину Рубеновну слушаем.

Слушатель: Я хочу сказать, что, конечно, "Единой России" не прибавит правый уклон никоим образом, потому что народ уже понимает, что правый уклон у нас в России быть не должен.

Елена Рыковцева: И ваше мнение понятно. Обращусь к Анфисе Ворониной. Она одна из всех присутствующих за этим столом была вчера на пресс-конференции этого самого праволиберального крыла. Анфиса, введите наших радиослушателей в курс дела. Чего они хотят?

Анфиса Воронина: Ну, хотят они на самом деле довольно интересных вещей. Вчера на пресс-конференции был распространен документ под названием "Обращение к членам партии "Единая Россия". И авторы этого обращения, эти самые семеро представителей партии, которые вчера выступали на пресс-конференции, двое губернаторов и пятеро депутатов, сказали, что их обращение вызвано тревогой за дальнейшую судьбу партии, и оппозиция консолидируется под лозунгами "все против "Единой России", объединимся против Путина". Таким образом, констатируют они, против них сегодня и вчерашние левые, и вчерашние либералы. По этому поводу партии надо немедленно выработать внятную идеологическую концепцию, которой у нее сегодня просто нет. В частности, представителей партии очень сильно волнует, что парламентское большинство никак не реагирует на те сигналы, которые исходят от общества, а именно: что политическое развитие страны характеризуется усиливающимся наступлением на либеральные ценности.

Елена Рыковцева: Они думают, что общество такие сигналы посылает?

Анфиса Воронина: Нет, они на самом деле думают, что на либеральные ценности наступают некие влиятельные политические силы, располагающие мощными властными ресурсами.

Елена Рыковцева: То есть это они от себя как бы.

Анфиса Воронина: Это они от себя говорят, но при этом как-то все время упирая на то, что налоговики не выполняют прямые указания президента, прочие представители силовых структур не согласны с президентом и вносят в Думу законопроект о восстановлении конфискации и так далее. Но те сигналы, про которые они, собственно, говорят, - это, с их точки зрения, усиливающееся административное давление на бизнес, призывы к пересмотру итогов приватизации, ухудшение инвестклимата, безуспешная судебная реформа, которая так и не смогла обеспечить независимость суда, а также многочисленные случаи административного давления на СМИ, особенно в регионах. При этом обратим внимание на то, что даже в обращении "Единой России" идет речь о том, что арестов адвокатов по делам их доверителей (я напомню, что в ходе дела "ЮКОСа" несколько адвокатов действительно были задержаны, нескольких адвокатов приглашали на допросы, адвокат Бахмина до сих пор находится в СИЗО и так далее) даже не было с 1937 года. И волна законопроектов, которая исходит от их коллег по партии и фракции, по сути, ограничивает права и свободы граждан. Что же делать в этой ситуации? Авторы обращения полагают, что надо партии начать, наконец, уважать важнейшие демократические свободы и избрать для себя либеральную платформу, но при этом качественно обновив либерализм, поскольку в нынешней ситуации идеи либерализма полностью дискредитированы.

Елена Рыковцева: Алексей Макаркин, если принять это обращение за платформу вот этого крыла, может быть, это будет платформа всей партии, хотя я сомневаюсь, с какой из уже существующих платформ это можно сравнить? На что это похоже?

Алексей Макаркин: Это похоже, конечно, на СПС. Я думаю, что здесь такой момент есть, что многие избиратели, которые голосовали в 1999 году за СПС как за сильный инновационный проект, они потом ушли к партии власти, ушли в 2003 году. У СПС в 1999 году было свыше 8%, в 2003 году они резко упали вниз, голоса в основном ушли к власти. И необходимо вот этого избирателя удержать. И, во-вторых, значительное число, даже, пожалуй, по социологическим опросам, большинство избирателей СПС высказывались в поддержку ныне действующего президента, в том числе на президентских выборах. И есть задача и этого избирателя попытаться привлечь к партии власти, то есть сохранить того избирателя реформаторского, либерального, который пришел к партии власти уже, и привлечь того избирателя, который пока еще поддерживает СПС.

Елена Рыковцева: Вот мы и спрашиваем слушателей, удастся ли эту задачу выполнить? Александр Иванов из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я вот на что хотел обратить внимание. Во-первых, во всем мире правая партия никогда не является партией либеральной, потому что правая партия - это партия консерваторов. Поэтому когда "Союз правых сил" в свое время ставил себя как партию либерального толка, это звучало достаточно глупо, потому что правая партия либеральной быть не может, это консерватор, это государственник, это партия, которая настроена на сильное государство, на сильную власть в государстве, на усиление вообще государственных позиций. Поэтому само слово "праволиберальная партия" для людей знающих звучит коряво.

А во-вторых, действия "Единой России" в принципе просчитываемы, она в принципе забросила удочку на класс людей чуть выше среднего, которые заинтересованы в продолжении не реформ, а именно экономических изменений.

Елена Рыковцева: Александр, вот мы вас и спрашиваем, они на эту удочку клюнут?

Слушатель: Конечно, да, безусловно. Объясню почему, потому что правая партия в России, такая как СПС, которая позиционирует себя как правая партия, она проиграла и проиграла именно потому, что они очень сильно кричали о своей либеральности и своих либеральных реформах. Потому что в течение 10 лет народ видел результаты этих реформ. Именно поэтому СПС проиграла. И, соответственно, когда народ голосовал за такие партии, как "Единая Россия", "Родина", он голосовал по большей части против либеральных партий. Поэтому за голоса либерального населения российского уже никто борьбы не ведет, потому что такого населения, такого электората по большому счету осталось мало. Это высшие слои общества, это где-то олигархи, члены их семей, это сотый процент от всего населения. Остальное население против либералов, против реформаторских настроений.

Елена Рыковцева: Спасибо, Александр.

Александр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Во-первых, управляемая демократия предполагает не только управляемые законы, суды и управляемую прокуратуру, что мы замечательно увидели, управляемую прессу, но, естественно, и управляемую оппозицию, то есть управление политикой. Это вообще блестящий совершенно менеджмент, когда одна и та же партия, в ней будет и левое, и правое крыло, а народ-то у нас какой - никогда при демократии не жил, не знает, что это такое, свобода требует и какой-то ответственности за свое поведение, поэтому лучше от греха подальше - от этой самой свободы. Дурить этот народ очень легко и просто. А они - большие спецы по идеологическим диверсиям и операциям.

Елена Рыковцева: Александр, согласен с вами Геннадий. Он по пейджеру пишет, что "электорат "Единой России" - люди простодушные, в двух партиях они запутаются".

Олег Борисович пишет так: "Страна, в которой партия ЛДПР, несомненно, будет править, как и партия "Единая Россия", означает, что качественный состав населения слишком деградирован. И наиболее желательный исход - расчленение и преобразование этого государства по типу судьбы Японии, Германии после Второй мировой войны".

Вот Алексей Макаркин показывает рукой. Что вы показываете - расчленять?

Алексей Макаркин: По крайней мере, Японию никто не расчленял. Если бы ее кто-то расчленял, то не было бы никакого "японского экономического чуда".

Анфиса Воронина: Насколько я понимаю, именно японская правящая партия состоит из нескольких крыльев. Это чуть ли не единственный прецедент в мире подобной конструкции. Называется она у них Либерально-демократическая.

Елена Рыковцева: Анфиса Воронина написала в своем материале так: "Правое крыло" конструировалось под непосредственным руководством заместителя руководителя администрации президента Владислава Суркова, отвечающего за внутреннюю политику, рассказал источник, близкий к "Единой России", газете "Ведомости". На прошлой неделе высокопоставленный сотрудник администрации пояснил, что "либеральный проект" понадобился для того, чтобы "оживить" партию к парламентским выборам 2007 года. А секретарь президиума генсовета партии Валерий Богомолов заявил, что правую идею могли бы олицетворять депутат Плигин и депутаты Виктор Плескачевский и Владислав Резник".

И тут же вы написали: "Недовольство безликостью партии власти звучит в последнее время со всех сторон. "Безграничная любовь к начальству, которую демонстрирует "Единая Россия", идеологией партии являться не может", - пошутил 1 апреля сенатор Михаил Маргелов.

И я вас спрошу, Максим Гликин, как вы на самом деле вы расцениваете мотивы "правой группы"? Как попытку "оживить партию", чтобы сделать ее более привлекательной для избирателя, или это недовольство ее идеологией в чистом виде, без "рекламного" подтекста?

Максим Гликин: Изначально, насколько я слышал, речь шла о создании некой новой правой партии, именно правой управляемой партии, не фланга, не крыла, не платформы. Но с этим ничего не получилось, потому что они настолько боятся как-то выйти из-под этого зонтика, что даже под правую платформу, как вы видите, не все подписались из тех, кого хотели, чтобы подписались там. Я смотрю, ни Резник пока что не появился, ни Плескачевский.

Анфиса Воронина: Они все подписали письмо.

Максим Гликин: Но не вышли на пресс-конференцию. Где там Хлопонин, о котором говорили?

Анфиса Воронина: Хлопонин тоже подписался, там 20 человек, там Боос в том числе.

Максим Гликин: Они даже не вышли. Боос, даже его помощник комментирует, что он вообще обижен, что его не пригласили на эту пресс-конференцию. Вообще, даже не всех взяли, кто хотел.

Елена Рыковцева: Не всех внесли в список, доходчиво говоря.

Максим Гликин: То есть партии у них явно не получилось. Понятно, что ему надо что-то строить, Суркову, это его работа. Но понятно, что даже сами по себе эти фигуры саморазоблачаемы. Тот же Зеленин показал, что это за человек: куда его пошлют - там он и будет.

Елена Рыковцева: У вас в газете есть фельетон по этому поводу сегодня.

Максим Гликин: Да, то он с "Нашими" - ультраконсерваторами, то он с правыми. Плигин, который принимал все эти законы, его комитет отрабатывал, по отмене выборов, всю политическую перестройку он делал, теперь он вдруг вспомнил, что вообще есть какие-то либеральные хорошие идеи. Так что все это довольно забавно получается. Но я хочу еще сказать, что тут есть одна опасность главная: они могут заиграться и действительно что-то у них может нехорошее случиться, как было в свое время с КПСС.

Елена Рыковцева: Мы обсудим такую перспективу. С нами хочет поговорить Михаил из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Очень приятно слышать такие феноменологические рассуждения, но я должен сказать, что мы все время забываем о факторе колоссальных, огромных денег, который, вне зависимости от разочарований политических, действует.

Елена Рыковцева: Какую роль в этой истории вы придаете деньгам?

Слушатель: Назывались фамилии: Зеленин, Хлопонин. Они не совсем марионетки, но они вышли из начала 90-х, на них есть компромат, причем фундаментальнейший, поэтому с этими людьми все понятно. Игры Суркова в правую либеральную оппозицию - это, конечно, обычные технологии.

Елена Рыковцева: Она сработает, эта технология?

Слушатель: Работает. Что является укрепляющей доминантой администрации президента? Это не олигархи. Олигархов там пять человек. Настоящий олигарх у нас - Муртаза Рахимов. А это средняя экономически очень состоятельная группа.

Елена Рыковцева: И что, что они состоятельные? Я никак не могу вычленить эту мысль.

Слушатель: А то, что на этих дрожжах можно долго существовать, потому что давайте откровенно признаемся себе, что либеральная идея народом не овладеет в ближайшем будущем.

Елена Рыковцева: Мы это слышим уже в нашем эфире.

Слушатель: Для этого нет исторических предпосылок. Поэтому я хочу сказать примерно о том, что может произойти. Основные проблемы нас ожидают в экономике, потому что мировая экономика - это явление, с которым шутить нельзя.

Елена Рыковцева: Спасибо, Михаил. Действительно, нельзя шутить с таким явлением. Михаил Петрович из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Вы знаете, я с изумлением жду главного вопроса по обсуждаемому закону. А главный вопрос в том, что закон-то абсолютно неконституционен. Он нарушает важнейшие статьи Конституции, так сначала надо Конституцию, видимо, обрезать как следует. Во-первых, это статья 19, где гарантируется равенство прав гражданина, независимо от принадлежности к общественным объединениям.

Елена Рыковцева: Я так и подумала, что вы именно эту статью Конституции назовете. Давайте сразу комментарий Алексея Макаркина получим по этому поводу, потому что вопрос будет возникать всегда. А как же с правами человека, закрепленными в Конституции? Теперь он должен непременно состоять в партийном списке, чтобы быть избранным.

Алексей Макаркин: Вы знаете, я думаю, что прямое нарушение здесь отсутствует Конституции. Дело в том, что такие положения есть в конституциях большинства демократических государств, и в этом случае вообще пропорциональная система, которая существует во многих странах, которая существует в Италии, например, которая существует в Германии, которая существует в других крупных странах, которая существует в странах Центральной Европы, она была бы априори признана неконституционной. Потому что и в этих странах аналогичное законодательство, и в этих странах, скорее всего, имелись такие же претензии, но конституционные органы этих стран, которые следят за соблюдением Конституции, очевидно, признали конституционность этого, потому что любой человек может вступить в ту или иную политическую структуру, он может голосовать за ее представителей и так далее.

Елена Рыковцева: И вот еще один вопрос, который уже поднял

Максим Гликин: может ли создание "крыльев", хотя бы и санкционированное сверху, привести к реальному расколу "Единой России"? Вчера на пресс-конференции, о которой рассказала Анфиса Воронина, депутат фракции "Единая Россия" Андрей Макаров заявил, что "это попытка предотвратить развал партии, нам бы не хотелось, чтобы "Единая Россия" повторила судьбу НДР". И новгородский губернатор Михаил Прусак предположил, что такая дискуссия "укрепит партию".

Но Михаил Ростовский, политический обозреватель "Московского комсомольца", сегодня в газете написал так: "Довольно сомнительной представляется и идея партийных крыльев. Процесс распада КПСС резко усилился именно после появления внутри партии различных платформ. На думских выборах 1995 года региональным чиновникам было предложено поддерживать аж две партии власти сразу: либо черномырдинский "Наш дом - Россия", либо блок Ивана Рыбкина. Привыкшие к единоначалию провинциальные аппаратчики запутались, и в результате на выборах победили коммунисты. Не исключено, что попытка "Единой России" быть одновременно и центристами, и левыми, и правыми приведет к подобному же шизофреническому результату". Что вы по этому поводу думаете? Максим Гликин, давайте начнем с вас. Будет раскол, не будет, к чему это приведет?

Максим Гликин: С одной стороны, это действительно опасно, они так могут заиграться, попытаются стать последовательными, будут друг друга изобличать: одних -в отсутствии либерализма, других - в отсутствии социальной направленности. И это действительно может действовать - плюрализм в одной голове - на избирателя достаточно странным образом.

Елена Рыковцева: А может, наоборот, покроет все слои избирателей.

Максим Гликин: Мне кажется, скорее, может быть странный такой эффект. Но, с другой стороны, поскольку сейчас каналы информации зачищены до блеска просто уже, поскольку будет подаваться какая-то очень внятная дозированная, уже десять раз отфильтрованная информация по поводу выборов, и чем дальше - тем больше, то наверное, этот странный эффект они смогут таким образом сгладить. Возможно, они просто могут попытаться с каждым слоем населения работать отдельно. На заводе выступать из левого крыла, а в вузе - из правого. Может быть, они попытаются это сделать. К чему это приведет, я пока не берусь сказать.

Елена Рыковцева: Анфиса, что вы думаете, к чему это приведет? Может ли случиться раскол на почве всех этих крыльев?

Анфиса Воронина: На самом деле, прежде чем обсуждать раскол, я бы хотела понять другую цель всей этой партийной дискуссии, о внедрении ее в общественное сознание, о чем говорил Грызлов. Я бы все-таки хотела понять, какова финальная цель этой дискуссии? Если правое крыло, которое вчера себя представляло, говорит, что мы хотим таким образом предложить это как идеологию всей партии, то, естественно, ей ответит левое крыло, которое в партии тоже есть. Там есть и представители силовых структур, которых вчера же представители правого крыла обвиняли в том, что якобы они пытаются нарушать права граждан. Каким образом в итоге эти крылья будут между собой существовать в одной партии - это большой вопрос, и как будут выглядеть программные документы партии, которая пытается определиться по каждому вопросу, имея внутри себя, как минимум, три различные точки зрения?

Елена Рыковцева: Алексей Макаркин, вы представляете себе эту платформу, состоящую из совершенно разнополярных точек зрения, общую платформу этой партии? Это возможно? Это реально?

Алексей Макаркин: Знаете, все возможно. Можно написать любую платформу. Между прочим, если посмотреть сейчас опыт СПС, то СПС сейчас в регионах, куда она идет на выборы в Законодательные собрания, делает примерно то же самое. И, наверное, здесь в каком-то смысле заимствован опыт СПС. Ведь сейчас много говорят, что СПС проходит в Законодательные собрания, он получает 7-8%, 11% - в общем, такие блестящие результаты. А в том числе в связи с чем? С тем, что программные положения СПС, с которыми он идет на выборы, сильно изменились. Они выступают за либеральные свободы, демократию, как и раньше, но в то же время - за активную социальную политику, за поддержку малоимущих, за поддержку аграрного сектора. Представляете себе такую ситуацию в 90-х годах, там вообще аграрный сектор был в программах либеральных политических сил аутсайдером? Только говорили о том, что надо колхозы разогнать, и все. А теперь вот, пожалуйста, - необходимо помочь аграрным производителям и так далее. Так что опыт есть, и можно сделать любую программу, и у избирателя, за исключением избирателя высокоинтеллектуального, который у нас всегда находится в меньшинстве, особых претензий это не вызовет.

Елена Рыковцева: Мне это все почему-то напоминает газету "Московский комсомолец", которая для всех, все ниши покрывает, очень разные. "На наших глазах создается новый орден меченосцев с двумя крыльями. В дальнейшем с этими крыльями начнется борьба с левыми и правыми уклонистами, как это было до войны", - пишет Николай. Вот "Независимая газета" сегодня напомнила о судьбе Бухарина в связи с этим.

"В "Единой России" 21 миллиардер из 27. Александр Мамут сказал на "Эхе Москвы", что их реально в три раза больше. Левое крыло партии возглавит Исаев, протолкнувший 122-й закон. Поэтому в честных выборах у этой партии 0%. Посмотрим, как отнесется народ к подделке этой цифры", - Дмитрий пишет нам.

"Послушайте, ведь вся эта партийная возня - бред сивой кобылы. Воротит уже просто. Александр из Москвы". Ну, прав, наверное.

"Единая Россия" давно продала Россию за доллары", - так думает Иванова из Санкт-Петербурга.

"Все эти действия свидетельствуют о том, что это партия махровых чиновников и бездарных карьеристов. Талантливым карьеристам не нужны метания с одного фланга на другой", - пишет Андрей из Екатеринбурга в поддержку талантливых карьеристов.

Сергей Иванович из Борисоглебска: "У ведущего ошибка: одномандатные округа не ликвидируются на самом деле. Другое дело, что туда будут выдвигаться кандидаты от партии". Правильно, Алексей Макаркин, меня поправляют?

Алексей Макаркин: Ну, формально, да. Имеется в виду, что ликвидируется одномандатная система, и что все равно придется голосовать за партийных кандидатов, за кандидатов, которые входят в партийные списки.

Елена Рыковцева: "Не намного, но голосов у "Единой России" прибавится, - думает Максим из Москвы, - соответственно, Кремлю будет легче подделывать результаты выборов. Путин и его политтехнологи сделают все возможное, чтобы влиять на мнение народа".

"Опять народ не такой, - пишет нам Дима, - да лучше народа не найти". Ну, правильно, кто спорит?

Владимир из Саратовской области, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Я полагаю, что "Единство - это второе издание КПСС, по сути дела. И то, чем оно сейчас занимается, это не реформирование авторитарного сборища, а просто раскидывание сетей. С одной стороны, это сеть маскировочная, которая обращена в сторону Запада. Неспроста эти заявления сделаны перед визитом Кондолизы Райс. А, во-вторых, это сеть ловчая, которая призвана ухватить в данном случае, например, часть интеллигенции, которая всегда рада сотрудничать конструктивно с властью, и часть бизнесменов.

Елена Рыковцева: Спасибо, Владимир, понятно ваше мнение.

Анфиса Воронина в одной из своих публикаций последних на эту тему привела слова политолога Белковского: "Они (в смысле "Единая Россия") хотят быть властью, правой и левой оппозицией в одном лице. Но это скорее помогает оппозиции, чем выбивает из-под нее почву: поскольку наибольшую поддержку получают те, кто говорит о проблемах наиболее резко, а не те, кто вынужден согласовывать каждое слово с Кремлем". Максим Гликин, вы согласны, что это помогает оппозиции, а не наоборот?

Максим Гликин: Когда некоторые вещи начинают озвучиваться и уже доходить туда, куда доходят только Первый и Второй каналы, отфильтрованные, может быть, какие-то вещи будут действительно услышаны шире. Другое дело, что я вообще не придавал бы слишком серьезное значение всему этому процессу партстроительства, и вообще процессу выборов даже, если уж брать широко. Посмотрим, что было в Киргизии, Украине и Грузии. Какие партии там победили? И где эти партии? Только сейчас начинает на Украине конструироваться та партия, которая уже победила, а в Киргизии ее никто не знает. Так что на самом деле, то, что будет действительно происходить в 2007 году, может быть совершенно другое, и вся эта возня покажется мелкотравчатой.

XS
SM
MD
LG