Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инфляция в России: прогнозы, причины и способы обуздания


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[07-06-05]

Инфляция в России: прогнозы, причины и способы обуздания

ВедущаяЕлена Рыковцева

Елена Рыковцева: "Темпы инфляции, превысившие все возможные пределы, взволновали главу государства", - написала газета "Время новостей" в конце прошлого месяца. И президент попытался выяснить у министра экономического развития и торговли Германа Грефа, каковы перспективы выдержать запланированные параметры роста цен. Дело в том, что в начале года правительство планировало инфляцию на 2005 год в размере 8,5 процента, а затем повысило свой прогноз до 10 процентов. Министр осторожно убеждал президента, что шансы удержать рост цен в 2005 году в рамках 10 процентов еще есть.

Однако, по мнению газеты "Завтра" эти утверждения Германа Грефа не имеют ничего общего с действительностью - в среднем потребительские цены по России за январь-апрель текущего года выросли более чем на 20 процентов, а реальные доходы подавляющего большинства населения, соответственно, снизились на 10-15 процентов, что является самым худшим показателем за все время путинского правления. Газета подчеркивает, что эта информация поступила из источников в околоправительственных кругах.

Сегодня у нас в гостях известный экономист, в прошлом заместитель председателя Центробанка России Александр Хандруев и редактор отдела экономики газеты "Московские новости" Дмитрий Докучаев.

Мы обсуждаем темпы инфляции в стране, те методы, которыми правительство собирается ее сдерживать и задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: с чем, с какими факторами, какими обстоятельствами связываете рост инфляции в стране вы сами?

Предлагаю начать с конкретных цифр инфляции и прогнозов ее темпов.

Газета "Время новостей" полагает, что на грустные мысли о том, что уложиться в запланированные бюджетом 10 процентов шансов нет уже никаких, президента навел доклад Международного Валютного Фонда. По мнению иностранных экспертов, инфляция в России по итогам года составит 11-11,5 процента. И это далеко не самый пессимистичный прогноз. Есть эксперты, например научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, полагающие, что инфляция в этом году может достичь 13, а то и 15 процентов. К примеру, по оценке Организации экономического развития и сотрудничества, инфляция по итогам 2005 года составит 13 процентов.

А каковы прогнозы наших гостей?

Александр Хандруев: Ну, быть пессимистом очень легко. Если скажешь, что инфляция будет 15 процентов, а она будет, допустим, 10 процентов: "Но я же говорил, вот меры приняли, поэтому она стала меньше". Я как раз являюсь умеренным оптимистом. Я считаю, что хотя и по итогам года показатель инфляции будет, наверное, превышен, но в оставшиеся месяцы, особенно летние месяцы этого года у Банка России и у правительства есть определенные шансы добиться снижения инфляционной динамики. И на это наводят вот такие выводы. С начала года прирост денежной массы заметно сократился. Он составил по итогам четырех месяцев лишь 5 процентов. Это первое. Второе. Началось укрепление доллара по отношению к евро, и, соответственно, Банку России сейчас удалось стабилизировать обменное соотношение, даже доллар пошел вверх. Это значит, что Банк России не должен в больших объемах скупать иностранную валюту на валютном рынке и тем самым вбрасывать рубли в экономику. Ну и есть шансы на то, что все-таки по таким статьям, как "плодоовощная продукция", цены на мясо, все-таки динамика будет не такой обескураживающей, как было в прошлом году. Хотя есть факторы и настораживающие.

Елена Рыковцева: Только что экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов принес мне последние цифры, они были обнародованы сегодня. Цифры говорят о том, что инфляция в России в мае 2005 года составила 0,8 процента, а с начала года - 7,3 процента. Из этих данных можно делать какой-то вывод: выходит Россия на 10 процентов, или больше, или они пока ни о чем не говорят?

Дмитрий Докучаев: Я думаю, что определенные выводы, в общем, делать можно. Все-таки пять месяцев статистически позади. И до конца года осталась, ну, не такая уж огромная дистанция. Пока мы идем с весьма существенным опережением графика, тех цифр, тех установок, которые ставило правительство...

Елена Рыковцева: В плохом смысле слова...

Дмитрий Докучаев: Да, в плохом, к сожалению, смысле слова. Мы превосходим и 8,5 процента, которые фигурировали когда-то в бюджетных расчетах, и 10 процентов, на которые корректировались планы, и даже те 11,5 процента, которые нам пророчит Международный Валютный Фонд. Пока статистика такова, что дай Бог нам выйти, скажем, из 15 процентов по итогам года. Печалит тут то, что все-таки все последние годы у нас инфляция уменьшалась от года к году. Можно спорить: теми ли темпами, достаточно ли интенсивно, - но была некая тенденция, что год за годом инфляция сбрасывала проценты, сбрасывала десятые доли процентов. Сейчас впервые мы можем как бы в этот тренд не попасть. И инфляция по итогам 2005 года может превысить ту цифру, которая была по итогам 2004 года - тогда у нас было 11,7 процента.

Елена Рыковцева: И теперь - какими видит причины инфляции российская пресса. Послушаем публикацию из газеты "Время новостей" под названием "Цены особого назначения".

Диктор: "Долгие годы Россия билась за то, чтобы Запад официально признал ее страной с рыночной экономикой. Однако по меньшей мере в одной сфере -- ценообразовании - рыночные механизмы дают сбой. Цены на множество товаров и услуг регулируются чиновниками. Причем не только на услуги естественных монополий и жилищно-коммунального хозяйства, о чрезмерном вкладе в инфляцию которых постоянно твердят экономисты.

Согласно исследованию "Росстата", проведенному в столицах субъектов федерации, тем или иным способом регулируются цены на 221 товар и услугу из 445, которые отслеживаются при исчислении инфляции. Помимо установления везде по России тарифов на услуги ЖКХ, чиновники 84 территорий ограничивают цены на медикаменты, 66 - на детское питание. Регулирование цен на топливо осуществлялось в 67 центрах субъектов федерации.

Примечательно, что за поддержку регионального производителя зачастую приходится платить населению того же региона, где регулируются цены. В Тульской области, где ограничена торговая надбавка, куриное мясо стоит 70 рублей 40 копеек за килограмм, а в соседних областях от 64,3 до 69 рублей.

Примечательно, что регулирование цен в регионах никак не помогает федеральным властям бороться с инфляцией. В Северной Осетии (как раз там, где регулируются цены на рекордные 115 видов товаров и услуг) инфляция составила 6 процентов, а в соседней Кабардино-Балкарии (там регулируют цены 31 вида товаров и услуг) - 6,2 процента".

Елена Рыковцева: То есть примерно одна и та же ситуация в регионах, где регулируют и где не регулируют. И правильно ли я понимаю, Александр Андреевич, этот текст так, что путем регулирования цен местные чиновники пытались побороть инфляцию, но добились противоположного эффекта?

Александр Хандруев: Да, и это не только в России. Всегда, где торжествует монополия, там происходит монопольное образование цен, и как результат - поддерживается высокая инфляционная динамика. И вот как раз одной из причин высокой инфляции в последние годы, на мой взгляд, является то, что с реформированием ЖКХ, с реформированием естественных монополий мы бесконечно опаздываем, мы это откладываем. По моему твердому убеждению, только конкурентная среда способна создать в этом секторе условия для снижения цен. Аппетиты монополистов беспредельны, и это показывает общемировая практика. Это первое.

И второе. Вот яркий пример: цены на мясо резко подскочили в прошлом году. Здесь тоже надо спасибо сказать нашим протекционистам, которые добились ограничения ввоза дешевого мяса, они, якобы, защищали отечественных производителей, но от этого у них эффективность не повысилась, а из карманов потребителей денег забрали больше, потому что цены на мясо и мясные изделия заметно подскочили, более чем на 30 процентов. И вклад в инфляцию был достаточно существенный.

Елена Рыковцева: Дмитрий, обращаю к вам высказывание Германа Грефа, какими он видит причины инфляции. Он считает, что эти темпы в основном связаны с двумя факторами: рост тарифов ЖКХ и увеличение цен на промышленные товары, которое в первом квартале составило 7 процентов. Но кроме этого, он говорит, есть еще рост цен на бензин и на сельскохозяйственную продукцию. И Белому дому все это абсолютно неподвластно. Если на федеральном уровне тарифы пересматривают раз в год, то на региональном они растут практически бесконтрольно. Бороться же с ростом цен на товары правительство не может.

Не может действительно?

Дмитрий Докучаев: Вы знаете, когда начинают разбираться с причинами того, что инфляция никак не укладывается в запланированные цифры, все время появляются какие-то товары-локомотивы, по которым цены выросли гораздо больше, чем на то рассчитывало правительство. Скажем, по итогам прошлого года рост инфляции главным образом свалили на мясо, на мясную продукцию, как уже сказал Александр Андреевич, там на 20-30 процентов выросли цены, на зерно и на муку, если мне память не изменяет. А в этом году, если посмотреть, что происходит с начала года, уже не так силен рост именно на мясо, скажем, сколько на плодоовощную продукцию. А еще очень сильно подорожали услуги.

Александр Хандруев: ЖКХ.

Дмитрий Докучаев: Совершенно верно, ЖКХ. Но и не только. Например, на дошкольные учебные заведения - там очень большая динамика прироста цен.

То есть, понимаете, каждый раз появляются все новые и новые локомотивы, но в целом инфляция остается высокой. Значит, я из этого делаю вывод, что дело не в том, что тот или иной товар, или та или иная услуга ведут себя как-то не так, как планирует правительство. Видимо, в нашей экономике существуют некие более фундаментальные причины, которые, в принципе, не дают инфляции понизиться.

Елена Рыковцева: И вот мы уже можем послушать, что думает об этих причинах наша аудитория. Светлана из Московской области, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, мне кажется, что это коррупция пресловутая в сочетании с какой-то непонятной политикой миграционной. Ведь около 2 миллионов азербайджанцев... я ничего не имею против их нации, но мы уже просто не можем найти русского лица. Закупленное в Подмосковье, накрученное - это все уже сейчас по телевизору можно видеть, всю эту технику. Ну, как может реагировать народ?! А ведь нужно развивать наше собственное. И вот пока государство не будет сориентировано на государственников национального толка, в положительном смысле, все так и будет продолжаться. Мы их просто сметем, народ их сметет, потому что дальше так жить нельзя.

Елена Рыковцева: Я поняла. Добавлю сюда высказывание Владимира Ивановича, которое пришло по пейджеру. "Понимает ли правительство, что коррупция и непрозрачный бюджет, плохая собираемость налогов - главные источники инфляции?". И еще одно сообщение от Олега Борисовича. "Если Запад живет по теории Жоржа Кеймса, то мы живем по теории выживаемости. Инфляцию сдерживают не высокие научные определения, а просто тем, что не смогу когда-то купить батон хлеба. Инфляция будет останавливаться вымиранием людей".

Вот прозвучало несколько мнений наших слушателей. Александр Андреевич может быть, вы как-то прокомментируете? Хотя все они очень разные, но вот так думают люди.

Александр Хандруев: Я, конечно, прямой связи между коррупцией и темпами инфляции все-таки не вижу. А что касается миграционной политики, свободы передвижения рабочей силы, я думаю, что мировой опыт убедительно показывает, что там, где страны идут по пути либерализации, они добиваются экономического прогресса. Те страны, которые замыкаются, подобно Северной Корее, получают иные результаты. Поэтому я не могу согласиться с мнением уважаемого слушателя. Думаю, что как раз наоборот, нам надо идти по пути дальнейшей либерализации движения и рабочей силы, и товаров, и услуг.

Елена Рыковцева: Дмитрий Докучаев, я попросила бы вас помочь мне разобраться в одной ситуации, которая происходит сейчас, и она актуальна. Президент Путин называет шантажом требования РАО ЕЭС повысить тарифы. При этом он идет навстречу "Газпрому", когда "Газпром" просит разрешения повысить тарифы. Вот и Кирилл Рогов из "Газеты.ру" написал: "Путин помогает продавить покровительствуемому госолигарху Миллеру (это председатель "Газпрома") опережающее повышение тарифов". Чем руководствуется президент страны, когда решает, что считать оправданным повышением тарифов, а что - нет, что считать шантажом, что не считать.

Александр Хандруев: Двойной стандарт.

Дмитрий Докучаев: Я думаю, что в целом... ну, я не берусь говорить о нюансах взаимоотношений президента и Миллера, президента и Чубайса и так далее, но в целом, мне кажется, у нас такая ситуация, что наши естественные монополии оказываются политически сильнее, чем правительство. Получается так, что фактически они могут выбить из правительства, в общем-то, те тарифы, которые их в наибольшей степени устраивают. Вроде бы, теоретически, правительство у нас контролирует тарифы естественных монополий, в которых, как известно, контрольный пакет акций принадлежит государству. Но на практике у нас эти тарифы естественных монополий постоянно растут, растут достаточно сильно, и, по сути дела, являются той пусковой пружиной, которая запускает весь механизм инфляции в стране. Потому что понятно, что от того, как устанавливается цена на электроэнергию, на газ, на перевозки, зависят цены абсолютно на все остальные товары и услуги.

Елена Рыковцева: И теперь мы послушаем, что думает о причинах инфляции Константин из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Мое мнение такое. У нас сейчас нефти очень много. Мы ее качаем, получаем большие деньги. Деньги эти надо класть не в стабилизационный фонд, а вкладывать в нашу экономику. Это раз.

Во-вторых, правительству прекратить скупать эти доллары за напечатанные за ночь деньги. Вот еще в чем причина инфляции, по-моему.

Елена Рыковцева: Спасибо, Константин. Добавлю, что на днях буквально министр финансов Алексей Кудрин обнаружил, что российская экономика перегрета. На минувшей неделе он заявил на конференции, которую организовал Российский Союз промышленников и предпринимателей, что "из-за высоких цен на нефть в стране слишком много денег". По мнению экспертов, таким образом, в финансовом ведомстве пытаются найти оправдание разогнавшейся инфляции. Как вам кажется, Александр Андреевич?

Александр Хандруев: Вот в чем дело, опять-таки здесь двойственность в позиции министра финансов. Он говорит о том, что экономика перегрета, и одновременно принимается решение часть стабилизационного фонда направить на повышение заработных плат и пенсий. Между тем, стабилизационный фонд сейчас играет очень важную роль в стерилизации избыточного денежного предложения. И если бы правительство и Центральный банк провели бы иную политику, а именно, вбросить деньги, в экономику направить, то это привело бы к еще большей инфляции. Поэтому нелогично, с одной стороны, говорить о перегреве экономики, а с другой стороны, точнее, другой рукой часть стабилизационного фонда направлять на повышение зарплат и пенсий. Это составит где-то порядка 350 миллиардов рублей, и по имеющимся оценкам, примерно 1,5 процента инфляции добавит нам.

А что касается предложений не скупать эти доллары, ну, давайте не будем скупать доллары, и тогда просто рубль по отношению к доллару понизится до 15-20 рублей за доллар, и наша вся экономика просто-напросто ляжет, она будет неконкурентоспособной.

Дмитрий Докучаев: Я бы добавил, если можно. Мне кажется, тут уместно говорить еще о такой, может быть, эфемерной, но и вполне конкретной вещи, как предпринимательский климат, как деловая активность в обществе. Я знаю цифры, что в 2003 году, когда цены на нефть уже были достаточно высокие, и поток нефтедолларов тек в страну, денежная масса в государстве выросла на 52 процента. При этом инфляция составила 12 процентов. А в прошлом году денежная масса выросла на 35 процентов, а инфляция осталась практически такой же. То есть экономика перестала усваивать деньги именно из-за плохого инвестиционного и предпринимательского климата, из-за испортившегося климата.

Елена Рыковцева: Спасибо, Дмитрий.

И у нас сразу два слушателя. Георгий из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Многообразны и трудноуловимы причины инфляции. Но, конечно, все ЖКХ в первую очередь боятся. Но ваш собеседник очень верно все-таки ущучил важную причину, что стали естественные монополии сильнее, чем правительство.

А вас могу обрадовать. Велосипедные трубки для спортивных велосипедов уже два года - и никакой инфляции. 180 рублей штука. Спасибо.

Елена Рыковцева: Какое счастье, Георгий! Действительно, хоть одна положительная новость за весь эфир. Игорь из Волгоградской области, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. До сих пор перечислялись факторы разгона инфляции, существующие и год, и два, и десять лет назад, вроде монополии и тому подобного. По-моему, сейчас, именно вот в этом году причины основные две: появление массы свободных денег у пенсионеров в связи с монетизацией добавочной массы, которая не гасится темпами экономического развития, вторая причина - они как раз замедлились, эти темпы. Ну и еще грядет реформа ЖКХ, что тоже увеличит, очевидно, инфляцию. Так что, прогноз довольно пессимистичный: 15 процентов в этом году - это еще в норме будет.

Елена Рыковцева: Игорь, спасибо. К концу года проверим ваш прогноз.

Сергей из Санкт-Петербурга вот что написал о регулировании цен: "В христианских странах Европы к Рождеству идут скидки практически на все, что лежит на полках. А в нашей России тенденции противоположные: чем больше народа идет в магазин, тем выше цена". Что думаете?

Александр Хандруев: Конечно, психологически, когда спрос заметно увеличивается, то у продавцов есть желание поднять цены. Но опять-таки все упирается в конкурентную среду. И даже слушатель говорил о реформе ЖКХ, что это, якобы, подтолкнет рост цен. Да, нельзя исключить, что на первом этапе, если это будет проведено так же непрофессионально, как монетизация льгот, возможен некий всплеск цен на услуги ЖКХ. Но реформирование, с точки зрения среднесрочной перспективы, конечно же, приведет к снижению цен на услуги ЖКХ.

Елена Рыковцева: Александр Андреевич, к вам, как к профессиональному банкиру, вопрос такой. Причинами инфляции газета "Ведомости" видит ухудшение инвестиционного климата, о чем уже гововрил Дмитрий, и замедление экономического роста на фоне растущего потребления. Население, подчеркивает газета, во многом из-за прошлогоднего банковского кризиса тратит все больше: норма сбережений снизилась с 7 процентов до 3,5 процента. Может это быть важной причиной, что деньги вброшены в потребление?

Александр Хандруев: Да, это одна из причин, хотя затем все-таки ситуация стала выправляться с начала этого года. Но, безусловно, июльский, августовский кризис доверия на рынке банковских услуг заставил или подтолкнул население деньги расходовать. Соответственно, увеличилась скорость обращения денег, и предложение денег стало избыточным.

Дмитрий Докучаев: Вы знаете, я, не будучи банкиром, все-таки не могу так спокойно слушать высказывания вроде тех, что наш слушатель Игорь, кажется, привел, о том, что у бабушек появилось слишком много денег, и вот теперь как бы инфляция разгоняется. Ну, помилуйте! Уж если у бабушек много денег, так чего тогда говорить всем остальным?! Ну, в конце концов, правительство и обязано каким-то образом повышать доходы, повышать жизненный уровень тех слоев населения, которые в наименьшей степени защищены. А говорить, дескать, "мы этого делать не будем, чтобы инфляция слишком не разогналась", ну, по-моему, это просто не исполнять свои обязанности правительства.

Елена Рыковцева: Вот у нас как раз на пейджере финансовый отчет пенсионеров Плоткиных из Москвы. "Мы диабетики, инвалиды первой группы. Продукты покупаем на оптовом рынке или в так называемой "Копейке". В центре, где мы живем, ничего нет. За два месяца куры подорожали на 20 рублей, индюшатина - больше чем на 50 процентов. Говядина нам просто не по карману. Остаются рыба и овощи. Не по карману так же очки, набойки на обувь и многое другое".

И мы слушаем из Санкт-Петербурга Николая. Здравствуйте, Николай.

Слушатель: Здравствуйте. Основной причиной инфляции я считаю сращивание бизнеса с властью. Ведь власть решает свои вопросы. И бизнес идет во власть только для того, чтобы решать свои вопросы. Осветите, пожалуйста, эту мысль.

Александр Хандруев: Ну, конечно, инфляция - это все-таки всегда комбинация собственно денежных, монетарных и так называемых немонетарных факторов. Вот если мы говорим как раз об инфляции, связанной с факторами, которые лежат за пределами компетенции Банка России, то вот как раз сращивание государства и монополии - это и есть вредоносная практика предоставления льгот избранным. У нас сейчас все олигархи равноудалены, но некоторые менее равноудалены...

Елена Рыковцева: Равнее удалены, чем все остальные.

И еще одну причину инфляции называет "Независимая газета".

Диктор: "Герман Греф объясняет высокие темпы инфляции ростом тарифов на услуги ЖКХ и цен на продовольственные товары. А Сергей Глазьев напоминает о прошлогоднем 30-процентном росте цен на оптовом рынке, который теперь "перекатывается на розничный рынок". Однако это явно не все. За кадром остаются десятки миллиардов рублей, вброшенных в первом квартале в экономику, дабы снять напряжение в обществе, вызванное не самым удачным началом социальной реформы. Всего же, по оценкам правительства, по итогам года на монетизацию и другие возросшие социальные выплаты будет потрачено около 400 миллиардов рублей. Таким образом, шансов на то, что к концу года темпы высокой инфляции замедлятся, практически нет, поскольку социальные выплаты идут прямиком на потребительский рынок, который чутко реагирует на повышение спроса ростом цен".

Елена Рыковцева: И я прошу Дмитрия Докучаева прокомментировать этот тезис. Вот такая неудачная реформа, которая потребовала больше денег, чем собиралась сэкономить.

Дмитрий Докучаев: Вы знаете, я бы все-таки вернулся к той идее, которую уже пытался тут высказать раньше. Я не думаю, что так уж много денег ходит сейчас в нашей экономике. Александр Андреевич довольно справедливо говорил о том, что Центральный банк следит за тем, чтобы денежная масса не разрасталась очень сильно.

Проблема в другом. Экономика, по идее, развивающаяся экономика, инвестиционно привлекательная экономика может абсорбировать эту денежную массу, впитать ее в себя, впитать в рост валового продукта. У нас же экономический рост замедлился. В связи с делом ЮКОСа, в связи с "наездом" государства на ряд коммерческих, крупных коммерческих структур, инвестиционный климат...

Елена Рыковцева: В связи с последним обещанием заместителя прокурора Колесникова, что ЮКОС - это совсем не последние, что список все шире и шире.

Дмитрий Докучаев: Да. Инвестиционный климат, очевидно, ухудшился. Поэтому экономика перестала воспринимать деньги. Они действительно являются той массой, которая угрожает инфляции, которая не способствует экономическому росту, а разгоняет цены. Вот в этом, на мой взгляд, главная беда.

Елена Рыковцева: Александр Андреевич, к вам вопрос пришел на пейджер. "Поясните, - просит вас Владимир из Санкт-Петербурга, - какую долю в структуре цены товаров народного потребления занимают откупы от административного рэкета? Как покупка более дорогого чиновника способствует конкурентному подавлению более слабых субъектов рынка?".

Я добавлю цифру, которую увидела в газетах. Что-то около 33 миллиардов долларов за последний год вложено в чиновников в качестве взяток.

Александр Хандруев: Федеральная служба статистики при подсчете индекса потребительских цен не ведет вот такого рода учета. Но вы знаете, что проводились опросы, исследования Фондом "Индем", кажется, которые показали, что более 30 миллиардов долларов идут на взятки. Ну а по большому-то счету, когда, видимо, мы говорим о коррупции, это всегда сращивание власти и бизнеса, это всегда протекционизм по отношению к избранным группам. И в этом плане я говорил, и всегда буду говорить, что монополия - это всегда зло. И только конкурентная среда способна изменить ситуацию на рынке товаров и услуг.

Елена Рыковцева: И вот какие причины инфляции указывает нам Дмитрий по пейджеру. "Причины инфляции - это государственная политика против развития производственного сектора как главного, капитальных вложений в промышленность, создание конкуренции, нет никакой экономики, кроме сырьевой, нефтяные деньги никуда не вкладываются. Спасти нас могут только люди с большим опытом хозяйственной работы и совестью".

Итак, Дмитрий нас плавно переводит уже к мерам по борьбе с инфляцией, что может спасти. Существуют ли вообще эти меры? Вот газета "Время новостей" подчеркивала, что на этой знаменитой встрече с Путиным, когда Путин озаботился темпами роста инфляции, он не задал Грефу самого интригующего вопроса: за счет каких мер правительство рассчитывает обуздать инфляцию.

Газета тут же уточнила, что "единственная мера, которой активно (пока что активно) пользуется российское правительство, - это стерилизация денежной массы через стабилизационный фонд. Однако "нельзя сказать, чтобы она давала большие результаты". Обычному человеку не очень понятен смысл вот этой меры. Пожалуйста, объясните еще раз, что значит "стерилизация денежной массы через стабилизационный фонд" - мера, которую использует правительство.

Александр Хандруев: Сейчас государство получает очень большие доходы от продажи валютной выручки. И те деньги, которые идут в бюджет, можно было бы направить на текущее потребление. То есть повысить заработную плату бюджетникам еще больше, пенсии увеличить, разного рода выплаты компенсационные поднять. Но это означало бы вываливание денег в экономику. И сейчас стабилизационный фонд, который почти достиг 1 триллиона рублей, действительно, выполняет очень важную функцию стерилизации избыточного предложения денег. Я не боюсь быть непопулярным, и у меня однозначная позиция, что стабилизационный фонд сейчас ни в коем случае ни на что тратить нельзя.

Елена Рыковцева: Дмитрий, не знаю, боитесь ли вы быть непопулярным. Но вот газета "Мир новостей", наверное, о том же пишет. "Единственная мера, которую пока что может предложить Минфин в борьбе с инфляцией, - замораживать все нефтяные сверхдоходы в стабилизационном фонде и сокращать бюджетные расходы". Как вы оцениваете эту меру?

Дмитрий Докучаев: Я могу здесь только согласиться с Александром Андреевичем. Действительно, стабилизационный фонд, если уж он создан, и, действительно, играет такую роль стерилизатора, его трогать ни в коем случае нельзя.

Но я хочу сказать и о том, почему, возможно, Путин в беседе с Грефом не добрался до этих самых мер. У меня такое ощущение, что для нашего правительства борьба с инфляцией, в общем, не является приоритетной задачей. Ну, не выполняем мы год за годом планы по инфляции, ну и не выполняем. Намечаем 8,5, получаем 10. А будет к концу года 11,5, тоже не беда. И так, понимаете, каждый год. Прежде всего, чтобы бороться с инфляцией, нужна, как мне представляется, политическая воля всех ветвей власти. Борьба с инфляцией должна быть объявлена одним из главных, если ни главнейшим приоритетом нашей экономической политики. Ведь инфляция бьет по кошельку, по карману каждого из нас. Справиться с ней - это помочь каждому гражданину страны.

Елена Рыковцева: Александр Андреевич, от того, что ее объявят приоритетом, что-то изменится?

Александр Хандруев: Нет, я хочу здесь полностью согласиться с Дмитрием. Это очень ценная мысль, что, действительно, борьба с инфляцией еще не стала главной задачей для всех ветвей власти.

Елена Рыковцева: Ну, хорошо, назовут ее главной задачей, и что?

Александр Хандруев: Минуточку. Вот ведет заседание правительства премьер-министр господин Фрадков. Выступает Фетисов, председатель Госкомитета по спорту. И он ему говорит: "Давайте, стройте спортивные сооружения, развивайте. А то мы все про инфляцию говорим, про стабилизацию. Ничего. Сейчас надо здоровье повышать". Понимаете, это святая задача для денежных властей, а это прежде всего Минфин, Центральный банк, обеспечить стабильность и устойчивость национальной денежной единицы. Без этого не будет долговременного экономического роста, не будет притока инвестиций. И когда, допустим, идет вопрос о монетизации льгот, и Дума принимает популистские решения, и каждый хочет быть приятным обществу за счет того, что увеличивается инфляция... Что такое инфляция? Это худший вид принудительного займа. Это прежде всего от бедных людей и пенсионеров изымают их крохи, какие-то деньги. Поэтому я полностью с Дмитрием согласен.

Елена Рыковцева: Александр из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Не обсуждалась еще вот какая причина. Инфляцию мы поняли как однозначное зло, как чуму. Но это ведь не так. Есть группы, которые заинтересованы в высокой инфляции. В частности, банковская система, которая дает процентную годовую ставку, даже Центробанк, ниже инфляции. То есть если в это вдуматься, то гражданин, чтобы сохранить деньги, получает процент в 11-12,5, при инфляции 13 процентов. Таким образом, есть другие секторы, которые крайне заинтересованы в высокой инфляции. Если бы все не были заинтересованы, то эту проблему мы бы решили. Вот хотелось бы, чтобы вы на эту тему поговорили.

Елена Рыковцева: Обязательно. Александр Андреевич, это вам вопрос, безусловно.

Александр Хандруев: Да. Но очень коротко. Это уже классическое определение, что в инфляции всегда заинтересованы должники, потому что они будут отдавать свои долги уже обесцененными деньгами.

Елена Рыковцева: А это не так?

Александр Хандруев: Это так.

Елена Рыковцева: Из Москвы Виктор, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот в разговоре принимают участие экономисты, специалисты. И такая тенденция прослеживается, что в основном все говорят о счетно-финансовых методах инфляции, а в основном-то все проблемы от отсутствия производства, прежде всего от отсутствия малого бизнеса. И для производства характерны факторы производства, прежде всего банковский процент, который в России, в общем-то, средневековый, стоимость телефонных переговоров, которая в 6 раз дороже, чем в Америке, стоимость найма недвижимости, и совершенное отсутствие содействия бизнесу. Ну, например, в Египте можно компьютеры собирать и ввозить бесплатно все необходимое для сбора.

Елена Рыковцева: Виктор, спасибо. Понятно ваше мнение. Пусть Дмитрий Докучаев его оценит.

Дмитрий Докучаев: Ну, в общем, я не во всем могу согласиться с нашим слушателем, но сама постановка вопроса мне кажется достаточно справедливой. Если бы развивалось производство, если бы был соответствующий инвестиционный, промышленный климат, конечно, деньги, что называется, не гуляли бы по просторам страны и не давили бы так сильно на наши кошельки. Они вкладывались бы в производство.

Что касается нюансов, то, наверно, насчет банковского процента, я думаю, Александр Андреевич более четко скажет и объяснит нашему слушателю.

Александр Хандруев: По большому-то счету, банковский процент как раз в России не такой уж большой. Сейчас рублевые ставки, если не брать кредиты населению, а только предприятиям, где-то порядка 18-20 процентов. Смотрите, инфляция в расчете на год - больше 10 процентов, к этому надо прибавить еще так называемую маржу - где-то 3-4 процента, и оценка риска заемщика. Вот вам и будет где-то примерно 18 процентов. Как раз предприниматели не слишком-то жалуются на то, что кредит очень высокий.

Дмитрий Докучаев: И тут, наверное, последовательность другая. То есть будет снижаться инфляция, наверняка будет снижаться и банковский процент, а не наоборот.

Александр Хандруев: Безусловно.

Елена Рыковцева: "В нашей стране цены поднимают искусственно, особенно на бензин. И почему наше правительство и президент не могут дать по рукам этим монополистам? Как жить на пенсию в 1450 рублей?!", - риторический вопрос задает Нина Николаевна.

И предлагаю послушать еще об одном способе борьбы с инфляцией. Только что сообщила о нем "Российская газета".

Диктор: "Пытаясь побороть инфляцию, Россия резко облегчила режим ввоза в страну говядины. Премьер Михаил Фрадков подписал постановление правительства о резком снижении таможенных пошлин на импортное мясо.

Причин такого шага, по мнению наших собеседников в Министерстве экономического развития и торговли, две. Во-первых, Россия демонстрирует свою добрую волю Америке накануне решающего раунда переговоров о присоединении к ВТО. Вторая причина важнее. Вопрос, заданный президентом Российской Федерации министру экономического развития и торговли Герману Грефу об инфляции, предполагает какой-то ответ. К сожалению, для аграриев ответ может заключаться только в том, что квотирование мяса - главный источник инфляции. Президент уже выражал недовольство этим фактом. "Вы обещали, что мясо от квотирования не будет дорожать, но оно дорожает", - говорил с месяц назад Владимир Путин господину Гордееву. Господин Гордеев в ответ указал на другую причину инфляции - бензин. Но, видимо, этот аргумент не произвел должного впечатления. Очевидно, правительство принимает пожарные меры по борьбе с инфляцией любой ценой, а что от этих мер есть еще и положительный внешнеполитический эффект - даже хорошо".

Елена Рыковцева: Как вы оцениваете, Александр Андреевич, эту меру?

Александр Хандруев: Я думаю, если она не конъюнктурная, а долговременная, очень позитивно. Кстати, мы об этом сейчас уже говорили как раз.

Елена Рыковцева: То есть вы хотите сказать, что если инфляция в стране снизится - быстренько повысят таможенные пошлины на ввоз мяса из-за рубежа?

Александр Хандруев: Нет. Вот в чем дело. Может быть так, что как только, допустим, дела с НДС пойдут лучше, у нас опять возобладают протекционистские настроения.

Дмитрий Докучаев: Но все равно, мне кажется, тут мы говорим об отдельных каких-то группах товаров. Складывается такое ощущение, что по одному товару принимаются какие-то меры экстренные, а в это время по другому, наоборот, они упускаются - и цена на него растет. Все-таки причина там не конкретно в говядине, не конкретно в зерне, и даже не конкретно в бензине, как мне кажется, мы выяснили уже в процессе нашего обмена мнениями.

Елена Рыковцева: "Господа, как вам не понять, как снизить инфляцию?! Надо Сталина найти и поставить у власти - и не будет никакой инфляции, и будет снижения цен", - пишет Владимир из Санкт-Петербурга. Что молчите?

Дмитрий Докучаев: Что, это требует каких-то комментариев? Я думаю, еще много чего тогда не будет, например, миллионов 20 народа, если уж вспоминать сталинские времена.

Елена Рыковцева: "Один слушатель сказал, что бабушкины доходы повышают инфляцию. Пусть перед собой положит 2,5 тысячи рублей, и попробует прожить на эти деньги в месяц", - Татьяна Михайловна, пенсионерка, советует.

"Единственный рецепт лечения экономики - ввести денежную единицу и превратить ее в электронную. Экономический кризис во всем мире".

Александр Хандруев: Вы знаете, мировой опыт показывает, что те страны, которые экспериментировали с введением новых валют - Аргентина этим отличалась, она вводила и аустраль, и вводила песо - все заканчивалось одним - усилением инфляции.

Дмитрий Докучаев: Один из методов борьбы с инфляцией (и это уже звучало в нашем сегодняшнем разговоре) - это определенная экономическая стабильность. Если совершать какие-то резкие движения, не знаю, отказываться вдруг от привычной нам валюты и принимать какую-то новую, я боюсь, что результат будет не положительный, а наоборот, разрушительный.

Елена Рыковцева: Посмотрите, какой оптимистичный прогноз дал ваш, видимо, бывший коллега, глава Центробанка России Сергей Игнатьев. "В ближайшие месяцы возможно резкое замедление инфляции, а в целом можно добиться, чтобы она не превысила 8 процентов в конце года". Вот с таким прогнозом он выступил буквально на днях, на 14-ом Международном банковском конгрессе.

Александр Хандруев: В Санкт-Петербурге, где я тоже был.

Елена Рыковцева: Да. "Таким образом, - комментирует "Российская газета", - к борьбе с инфляцией подключились главы всех ветвей нашей экономической власти". Она имеет в виду Грефа, Кудрина, Игнатьева. "Правда, каждый из них предлагает свои меры борьбы с инфляцией и, соответственно, выделяет свои проблемы. Так, для Сергея Игнатьева, - подчеркивает газета, - на данном временном отрезке стоит задача избежать резкого повышения реального эффективного курса рубля".

Александр Хандруев: Ну, борьба с инфляцией действительно - это основная задача, я бы сказал, миссия Центрального банка. И, в общем-то, основания для оптимизма есть. Можно ожидать, что в летние месяцы инфляция резко пойдет вниз, потому что, повторяю, с начала года денежная база и денежная масса увеличились очень незначительно. Поэтому будем надеяться на лучшее.

А что касается реального эффективного курса рубля, то, действительно, это, как говорится, бес попутал, когда Центральный банк начал одновременно в прошлом году бороться и с инфляцией, и поддерживать отечественных производителей тем, что не допускал укрепления курса рубля. Вот этот конфликт целей, он и был одной из причин всплеска инфляции в стране.

Дмитрий Докучаев: Я тоже считаю, что Центробанк сейчас очень многое делает для того, чтобы обуздать инфляцию, но, к сожалению, не все проблемы инфляционные можно решить монетаристскими методами, мы об этом тоже говорили, что с естественными монополиями Центробанку не справиться, и с улучшением предпринимательского климата тоже Центробанк в одиночку не совладает.

Елена Рыковцева: Мы слушаем Александра из Москвы. Александр, здравствуйте.

Слушатель: Основная причина инфляции, на мой взгляд, - это отделение так называемых государственных чиновников от населения. Если бы государственные чиновники не оперировали только инфляционными процентами, всеми статистическими данными, а задумывались о перспективе обеспечения работой и получением собственного производства того же мяса, дорог, которые не строят, особенно в Московской области, ну, не только в Московской области, а по всем направлениям в России, в основном решают по принципу, который был 200 или 300 лет тому назад: дураки и дороги, - еще Гоголь об этом говорил, что основная причина - это отсутствие дорог...

Елена Рыковцева: Понятно. Ту причину, которую вы называете, мы уловили.

И я хочу получить короткий комментарий у гостей на такой отчаянный текст Игоря Потоцкого, это эксперт "Деловой России" (может быть, слушатели помнят его по НТВ, он вел программу "Большие деньги"). Он написал так в "Ведомостях": "За несколько десятилетий уже можно было привыкнуть к тому, что мы постоянно катаемся на одних и тех же инфляционных качелях: дешевая нефть- инфляция издержек, дорогая- инфляция спроса. Но как череде российских правительств удалось выстроить качели, у которых обе половинки синхронно движутся вверх? У нас же и реальный курс рубля, и инфляция растут одновременно. Это то, чего не может быть в природе. По определению. Но ведь есть. Потому что у нас есть две экономики - экспортная, у которой проблема обильных валютных поступлений. И не экспортная, у которой проблема растущих тарифов. Одна обеспечивает рост реального курса рубля, другая- инфляции. И ничего, уживаются".

Что скажете?

Александр Хандруев: Я думаю, что в целом можно согласиться.

Дмитрий Докучаев: Я тоже так думаю. Но как раз это возвращает нас к идее того, что борьба с инфляцией должна быть объявлена главным приоритетом. Тогда можно принимать определенные политические решения, чтобы нарушить синхронность движения вот тех качелей, о которых говорил эксперт "Деловой России".

Александр Хандруев: Полностью согласен. И это, наверное, главное, что было сегодня в передаче.

Елена Рыковцева: "Единственный шанс уложиться в рамки поставленной президентом 10-процентной задачи - это "правильно" посчитать. Росстат способность к нужному счету неоднократно демонстрировал. Всем еще памятна история, когда в конце прошлого года у нас неожиданно резко подрос ВВП, хотя никаких предпосылок к этому не было. Так что статистика - великая сила в руках чиновника". Вот гарантированный рецепт борьбы с инфляцией по версии "Независимой газеты".

XS
SM
MD
LG