Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Касьянов как объект разоблачений. В студии Александр Хинштейн и Максим Гликин


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[07-07-05]

Михаил Касьянов как объект разоблачений. В студии Александр Хинштейн и Максим Гликин

Ведущая Елена Рыковцева

Елена Рыковцева: Сегодня мы возвращаемся к теме, которую обсуждали четыре месяца назад. Потому что вернулась сама тема.

Тогда, в конце февраля, на политической сцене вновь появился Михаил Касьянов. Он заявил, что недоволен нынешним политическим вектором и не исключил, что будет баллотироваться в президенты. Касьянов получил немедленный отпор на телевизионных каналах, прошел целый ряд крайне недружественных сюжетов. Причины вот этой острой реакции мы с вами пытались устанавливать в ходе программы "Час прессы", в которой тогда принимал участие один из критиков экс-премьера Глеб Павловский.

Но история на этом не закончилась, телевидение продолжало подавать персону Касьянова весьма пристрастно, и эту новую волну критики объясняли тем, что у Касьянова повысился личный рейтинг - с 2-х процентов до 3-х.

На минувшей неделе к телевидению присоединились газеты. С новым разоблачением Михаила Касьянова выступил обозреватель "Московского комсомольца" Александр Хинштейн. Давайте послушаем, как начиналась его статья под названием: "Как за копейки купить дачу Суслова: или многоходовая операция Михаила Касьянова".

Диктор: "После отставки Михаил Касьянов молчал ровно год. Он вышел к прессе лишь в минувшем феврале и сразу же накинулся с критикой на своего бывшего работодателя.

Один видный аналитик объяснил случившееся личными счетами. Дескать,

Касьянов обиделся на Путина, потому что Путин отобрал у него госдачу.

Это, конечно, не так. Во-первых, никто у Касьянова дачу не отбирал. Все

условности были соблюдены заранее, и президент специальным указом разрешил ему даже пробыть в резиденции еще год после отставки: до апреля 2005-го. А во-вторых, даже простившись с роскошной госдачей, без угла экс-премьер все равно не остался. Он просто переехал за соседний забор. В бывшую резиденцию великого аскета Михаила Суслова на самом берегу Москвы-реки, с территорией в одиннадцать с половиной гектаров и собственными пляжами.

По самым скромным подсчетам, все это богатство досталось современному аскету Касьянову в десятки раз ниже реальной цены. Правда, для того, чтобы заполучить его, экс-премьеру пришлось организовать масштабную комбинацию в лучших традициях залоговых аукционов 90-х, которая тянет сразу на пяток статей Уголовного кодекса...".

Елена Рыковцева: Александр Хинштейн - один из гостей нашей сегодняшней программы.

На следующий день после публикации в "Московском комсомольце" в качестве реакции на нее появилась статья в "Независимой газете". Послушаем фрагменты.

Диктор: Михаилу Касьянову грозит уголовное преследование. Если до сих пор фигурантами уголовных дел становились близкие экс-премьеру люди, то теперь в Генпрократуру ушел депутатский запрос, в котором значится имя самого Касьянова. В понедельник депутат-"единоросс" и журналист Александр Хинштейн выступил с разоблачением "масштабной комбинации", которая якобы позволила экс-премьеру в канун своей отставки приобрести через подставные фирмы и практически даром госдачу (теперь уже бывшую) в Троице-Лыково, а также помочь провести аналогичную сделку своему другу - "весьма известному олигарху", чье имя не называется. Александр Хинштейн не сомневается в уголовной перспективе материалов дела.

Татьяна Разбаш, пресс-секретарь экс-премьера, заявила корреспонденту "Независимой газеты": "Я уверена, что незаконных действий Михаил Михайлович не совершал ни будучи премьером, ни после того. Он что проповедует, так и поступает". В свою очередь, источник в Демократической партии России, которую, как ожидается, Михаил Касьянов вскоре возглавит, убежден: прямая зависимость между антикремлевской позицией Касьянова и активностью депутата Хинштейна очевидна. "Кто уши поднимает, тому сразу по ушам и дают, - отметил собеседник "Независимой газеты". - Если стул закачается под Путиным, то Хинштейн подаст запрос и на него".

Подобные запросы в последнее время стали пользоваться среди депутатов большой популярностью - напомним, что дело ЮКОСа тоже началось с запроса парламентария Владимира Юдина. Вопрос лишь в том - была ли то случайная инициатива или существует внятный социальный заказ на активную травлю Касьянова, который в последнее время всерьез примеривается к роли лидера демократической оппозиции? А

если такой заказ существует, то кому это понадобилось и как далеко готовы зайти его инициаторы?.

Елена Рыковцева: Редактор отдела политики "Независимой газеты" Максим Гликин тоже у нас в гостях сегодня.

И вопрос, который мы задаем сегодня нашей аудитории, примерно совпадает с тем, что ставит "Независимая газета". Если в прессе появляются разоблачения оппозиционных политиков, связываете ли вы такого рода вещи с личной инициативой журналиста, или вам видится за этим некий заказ? Насколько вы доверяете таким публикациям?

Александр, сначала теоретический вопрос вам задам, а потом уже практический - по самой публикации, по деталям. Теоретически: почему взялись писать сейчас? И почему так максимально громко постарались обставить эту публикацию? Ведь мало того, что она вышла, потом вы дали пресс-конференцию в "Аргументах и фактах", потом с вами было огромное интервью в "Аргументах и фактах", которое повторяло, по сути, эту публикацию, что в прессе очень редко бывает. Ну, возьмите и отошлите человека к статье. А вы в этом интервью еще раз очень подробно о ней говорили. С чем все это связано? Почему сейчас?

Александр Хинштейн: Я могу продолжить и добавить, что и в других центральных СМИ, и сегодня, в том числе, появились на эту же тему публикации, думаю, что и на телевидении вышли об этом репортажи, полагаю, что они будут еще.

А мне кажется, причина очень простая. Любой журналист, любое средство массовой информации в первую очередь заинтересовано рассказывать, писать, показывать то, что интересно обществу. Обществу интересна жизнь видных представителей этого общества, к каковым, без сомнения, относится и экс-премьер Михаил Касьянов. Поэтому аферы, организованные Касьяновым и его семьей, безусловно, относятся к разряду тех объектов, которые находятся в центре внимания общества.

Что касается повода, оснований и мотивов. Они очень простые. Довольно глупо говорить сегодня о том, что Касьянов выступает в качестве некой жертвы режима кремлевского, который пытается ему руками различного рода своих прислужников (вероятно, в том числе, и моими руками) мстить за его принципиальную оппозиционную позицию.

Давайте вспомним, кто есть и откуда пошел Михаил Михайлович Касьянов, как он стал премьер-министром. Если мы это вспомним, то мы с вами поймем, что за всю новейшую историю России у нас не было второго такого премьера по частоте обвинений в коррупции. Ни один другой руководитель правительства просто не стоит с Касьяновым рядом. Можно любые приводить примеры, и даже приснопамятного Виктора Степановича Черномырдина. Более того, если вы посмотрите старые газеты, поднимаете выпуски старых телепередач, в том числе и мои публикации, то вы увидите, что выпады, прямые обвинения Касьянова в коррупции, в причастности к коррупции появлялись еще тогда, когда он был в абсолютном порядке, задолго до неожиданного рождения в нем правосознания и оппозиционных устремлений, и даже задолго до того, когда он стал премьер-министром. То есть в бытность его простым и скромным министром финансов.

Елена Рыковцева: Александр, я не поленилась и подняла ваши публикации по Касьянову. Такой статьи, конечно, не было масштабной, как сейчас. Он у вас упоминался в контекстах каких-то, была история с вашим депутатским запросом с группой депутатов по поводу того, как уже экс-премьер Касьянов (уже на "экс-" вы напали) создал свой Фонд, и вы ставили вопрос, что там были за деньги. Вы подозревали, что это деньги Госкомрыболовства и вообще что-то не чисто с этим Фондом". Но это было уже после его отставки. Все-таки до отставки ничего такого особенного...

Александр Хинштейн: Не хочу вас упрекать в данном случае в...

Елена Рыковцева: А вы упрекайте.

Александр Хинштейн: Можно?

Елена Рыковцева: Можно.

Александр Хинштейн: Хорошо. В таком случае... тем не менее, не хочу упрекать вас в некотором отсутствии фундаментальности, но должен сказать, что давайте мы вспомним с вами хотя бы несколько историй.

Елена Рыковцева: Нет-нет, вы напомните о ваших историях, связанных с Касьяновым.

Александр Хинштейн: Лена, несколько историй, да, моих историй, связанных с Касьяновым. И давайте мы вспомним, например, историю с обслуживанием внешних долгов бывшего СССР, к которым Михаил Михайлович в бытность свою министром финансов имел самое непосредственное участие. Давайте мы вспомним с вами ситуацию вокруг скандально известного "Bank of New York", к которому тоже Михаил Михайлович Касьянов имел самое прямое отношение.

Елена Рыковцева: Ну, Александр, вы просто согласитесь, что не центральной фигурой в этих публикациях был Касьянов. Ну, согласитесь.

Александр Хинштейн: Михаил Михайлович был центральной фигурой в этих публикациях...

Елена Рыковцева: Да ладно.

Александр Хинштейн: ... одной из центральных.

Елена Рыковцева: Но одной из центральных, да.

Александр Хинштейн: Достаточно для этого зайти в интернет...

Елена Рыковцева: А вот теперь стал совсем центральной.

Александр Хинштейн: Прошу прощения... достаточно для этого зайти в интернет и поднять материалы того времени, в том числе и написанные мною, чтобы это увидеть.

Что касается этой конкретно взятой истории, то, как явствует из контекста, она имела место, то есть она произошла в последние месяцы политической жизни Касьянова на Олимпе. Объекты "Сосновка-1" и "Сосновка-3" были реализованы...

Елена Рыковцева: Да, Александр, пожалуйста, вот в деталях, не очень долго, но, тем не менее, конкретно, в чем смысл нарушений, допущенных Касьяновым. Потому что вы обвинили его в нарушении кучи статьей Уголовного кодекса и так далее. Вот, пожалуйста, какие он допустил нарушения? Что это была за история?

Александр Хинштейн: Я буду недолго, потому что, как писал мой любимый писатель Довлатов: "долго не кончать - это преимущество мужчин, а не оратора".

Елена Рыковцева: Очень красиво...

Александр Хинштейн: Ну, это не я, это вопрос к Сергею Довлатову.

Итак, чтобы сразу все-таки расставить точки над "i". Вся эта история имела место уже в последние дни бытности Касьянова премьер-министром. Соответственно, в 2002 и даже в 2003 году обвинений в причастности к этому очень нелицеприятному скандалу в адрес Касьянова просто не могло быть в силу отсутствия самого объекта. Итак, речь идет об отчуждении у государства двух уникальных (не побоюсь этого слова) объектов - так называемых гособъектов "Сосновка-1" и "Сосновка-3". Это комплексы дачного хозяйства, которые находятся в черте города Москвы, в уникальном месте - Троице-Лыково, это пределы МКАД, но по своим достоинствам и по всем преимуществам это, безусловно, самое элитное место столицы России. Эти объекты были за бесценок проданы аффилированным с Михаилом Михайловичем Касьяновым фирмам.

Елена Рыковцева: Так, и вот теперь мы остановимся. Потому что я тоже читала вашу статью, и здесь сразу возник вопрос. Когда эти фирмы были аффилированы с Михаилом Михайловичем Касьяновым, когда именно?

Александр Хинштейн: С того момента, как Михаил Михайлович Касьянов стал соучредителем фирмы "Арт-Групп", которая...

Елена Рыковцева: С какого момента он стал соучредителем фирмы "Арт-Групп"?

Александр Хинштейн: Он стал соучредителем фирмы "Арт-Групп" с момента ее образования. Это произошло 5 сентября 2003 года.

Елена Рыковцева: Александр, вот вы знаете, у меня другие данные. Я интересовалась. Оказывается, Михаил Касьянов купил акции этой фирмы в 2004 году в августе, после того, как сделка уже состоялась.

Александр Хинштейн: Лена, а можно сразу встречный вопрос? А как вы этим интересовались? Есть какие-то документы, подтверждающие вашу точку зрения?

Елена Рыковцева: Да, есть документы, но я их не видела, сразу говорю.

Александр Хинштейн: Очень хорошо.

Елена Рыковцева: А у вас есть документы, что он был соучредителем фирмы в 2003 году?

Александр Хинштейн: В данных Регистрационной палаты не говорится ни слова о том, что Касьянов приобрел эти акции в 2004 году.

Елена Рыковцева: Так, а что говорится?

Александр Хинштейн: В данных Регистрационной палаты указано о том, что "фирма "Арт-Групп", учрежденная по адресу: улица Профсоюзная, дом 126, - была учреждена 5 сентября 2003 года".

Елена Рыковцева: Правильно.

Александр Хинштейн: Продолжаю. "Учредителями, а точнее, соучредителями фирмы "Арт-Групп" являются два физических лица...

Елена Рыковцева: Касьянов и Касьянова. Саша, все правильно. Но в этих документах, которые перед вами лежат, не написано, когда именно они стали соучредителями этой фирмы. Правда?

Александр Хинштейн: Разговор называется "за рыбу деньги". Еще раз повторяю с самого начала. В официальных данных Регистрационной палаты - Федеральной регистрационной службы, как она называется сегодня, - указано, что "фирма "Арт-Групп" учреждена 5 сентября 2003 года".

Елена Рыковцева: Правильно. До того, как состоялась сделка по продаже этой дачи.

Александр Хинштейн: Михаил Михайлович Касьянов и его замечательная супруга Ирина Борисовна Касьянова являются учредителями этой фирмы. Они являлись учредителями с момента регистрации этой фирмы.

Елена Рыковцева: Александр, этого нет. Вот того, что "с момента...

Александр Хинштейн: Подождите, Лена. Если в данном случае Радио Свобода или конкретно вы тоже аффилированы с Михаилом Михайловичем Касьяновым...

Елена Рыковцева: Я никак не аффилирована.

Александр Хинштейн: Тогда у нас интересный с вами разговор. Я вам говорю: "Вот передо мной документ". Вы мне говорите: "Я документов не видела, но я убеждена в том, что это не так".

Елена Рыковцева: А я вам объясню, в чем дело.

Александр Хинштейн: У нас с вами разговор примерно как у Коперника с группой мудрецов, который им доказывает и говорит о том, что Земля круглая и вертится вокруг своей оси, а они говорят: "Мы этого не знаем и документов у нас на это нет. И вообще, мы не видели. Но мы твердо убеждены, что она стоит на семи черепахах, а венчает эту пирамиду слон".

Елена Рыковцева: Александр, теперь я расскажу, что я имею в виду. Вот тот документ, который перед вами, вот этот документ у меня есть. Он очень простой. Его легко получить через поисковую базу "Интегрум". Это действительно документ, который говорит о том, что вот эта фирма была образована в 2003 году...

Александр Хинштейн: Таких документов нет, сейчас для радиослушателей...

Елена Рыковцева: Есть такие документы, и я вам сейчас их покажу. Но дело в том, что там не указано, когда именно они стали учредителями этой фирмы. Уважаемые слушатели, вот почему у нас такая дискуссия происходит. Потому что, по моим данным, которые я получила, Касьянов стал...

Александр Хинштейн: А каким образом? Вот я депутат Государственной Думы. В соответствии с законом я вправе запросить любой государственный орган, который обязан в 30-дневный срок ответить мне на те конкретные вопросы, которые я ставлю, и предоставить документальное подтверждение. Понятно, каким образом я получаю официально документы. Теперь мне интересно узнать, каким образом вы, журналист радиостанции "Свобода", в течение двух суток, - а у нас скандал начался в понедельник, сегодня четверг, - в течение двух суток сумели получить некие документы, которые, по вашей точке зрения, опровергают мою позицию. Более того, вы только что сами признались, что документов этих не видели.

Елена Рыковцева: Нет, еще раз. Я не видела документа о том, что в 2004 году он купил эти акции. А вот этот первый ваш документ, он есть, но там не написано, когда он стал...

Специально для читателей сайта - документ из архивов регистрационной палаты, найденный в поисковой базе Интегрум

Наименование полное ЮЛ:
Общество с ограниченной ответственностью 'Арт-груп'
Наименование сокращенное ЮЛ:ООО 'Арт-груп'
Дата начала действия:05.09.2003
Дата окончания действия:01.01.3002
Адрес: 117321, Город Москва, Улица Профсоюзная, Дом 126
Регистрационный_номер: 1037728043308
Дата_Регистрации: 05.09.2003
Аффилированное ФизЛицо:Буюрис Дмитрий Михайлович
Вид_аффилированности: Лицо, предоставившее адрес
Аффилированное ЮрЛицо: Закрытое акционерное общество 'РЕГЕНС'
Вид_аффилированности: Учредитель

Александр Хинштейн: Лена, да откуда вы знаете, на чем я основываюсь? Вы так уверенно рассуждаете.

Елена Рыковцева: Давайте сейчас этот разговор закончим, потому что он бесплодный. И тогда в последний раз спрашиваю четко, Александр, есть ли у вас документ о том, что Михаил Касьянов стал соучредителем фирмы "Арт-груп", которая купила эту дачу Суслова, в 2003 году? В этом документе должно быть написано, что он учредил эту фирму в 2003 году. Есть такое?

Александр Хинштейн: Лена, ваш вопрос изначально некорректен, потому что не существует такой...

Елена Рыковцева: А, вот!.. Потому что не существует.

Александр Хинштейн: Нет, если вы меня сейчас в эфире пытаетесь на чем-то поймать или подловить, то это абсолютно бесперспективное занятие. Потому что я твердо убежден в той позиции, которая...

Елена Рыковцева: Очень перспективное.

Александр Хинштейн: Совершенно бесперспективная.

Максим Гликин: Можно я в сторону уведу этот разговор?

Елена Рыковцева: Давайте.

Максим Гликин: На самом деле можно точно так же в этом эфире бесконечно рассуждать о том, что было с квартирой Собчака, друга и учителя нашего великого кормчего нынешнего. Я не думаю, что "единоросс" будет, конечно, сейчас об этом рассуждать. А тогда, кстати, можно было, я помню еще те благословенные времена, когда точно так же в эфирах, подолгу обсуждали, что там Нарусова, ныне сенатор, и дочка, звездная девушка Собчак Ксении, что там она получала, не получала, и все вот эти истории - бесконечно можно было... И никто толком ничего не мог доказать.

Точно так же можно бесконечно говорить о Станкевиче и его мелкой какой-то авантюре, я тоже помню всю эту историю.

Александр Хинштейн: Не об авантюре, а о взятке.

Максим Гликин: Взятке, да.

Дело-то не в этом. Если немножко подняться выше над этой историей...

Елена Рыковцева: Максим, мы выше поднимемся обязательно...

Максим Гликин: Просто одно замечание. Ясно ведь одно, когда чиновник, или бывший чиновник, слабеет, когда Акела уже промахнулся, он уже вне власти, тут его все добивают, показывают и говорят: "Ребята, смотрите, там какую-то мелкую квартирку... вот этот Собчак, он демократ, он великий, но он квартирку-то вот эту... Сейчас мы его к ногтю". Все понимают суть происходящего. И какой смысл копаться в этом...

Елена Рыковцева: Максим, объясню, почему есть смысл копаться. Потому что если установить какие-то вещи, что, например, Касьянов вошел в состав компании, которая купила вот эту дачу, о которой пишет Александр, после того, как уже покупка этой дачи состоялась этой фирмой, это совсем другая история.

Максим Гликин: Да вошел, допустим...

Елена Рыковцева: И после этого рушится...

Максим Гликин: ... ну, спер он эту дачу, допустим.

Елена Рыковцева: Нет. Весь вопрос: "спер или не спер?".

Максим Гликин: Он спер на миллион, а на сколько миллиардов сперли те, кто... эта "Байкалфинансгрупп", которая взяла "Юганскнефтегаз"?.. Да несравнимые цифры. Если дача - это только то, что инкриминировать Касьянову, это же смех! Смех и грех! Миллиардная афера...

Александр Хинштейн: Я понял. Очень интересная логика. По этой логике примерно так. Представьте себе судебное заседание. Слушается дело по обвинению некоего гражданина "X" в том, что он, например, ограбил старушку и украл у нее сумку, в которой находилась пенсия. И адвокат, выступая на суде, говорит: "Ваша Честь, уважаемые господа присяжные заседатели, как вы можете судить моего подзащитного - человека без паспорта, с низшим образованием, страдающего с самого рождения, у которого папа алкоголик, а мама проститутка, за то, что он украл какие-то жалкие 600 рублей?! В то время, когда олигархи разворовали всю нашу огромную Отчизну. А вот компания (о которой сейчас упомянул мой собеседник) украла у государства "Юганскнефтегаз".

Давайте мы не будем заниматься подменой понятий. Давайте мы будем разбираться в каждом конкретном случае отдельно.

Елена Рыковцева: Я должна объяснить слушателям некоторые вещи. Почему я настаиваю на деталях? Кстати, вот Александр спросил меня, откуда мне известны эти детали. Он депутат, и он не знает. Очень просто. Я не знаю, звонил ли Александр в пресс-службу Касьянова. Я позвонила. Вышла статья. Я звоню в пресс-службу и говорю: "Уважаемые господа, имеет ли отношение Михаил Михайлович Касьянов вот к этой даче?". Они говорят: "Имеет. Только это не дача, это бизнес-центр строится". Я их спрашиваю: "А когда он стал...

(Александр Хинштейн смеется)

Елена Рыковцева: Нет, вы не смейтесь. Я вам просто пересказываю свой диалог.

Александр Хинштейн: Я понимаю. Можно дальше не продолжать. Понятно, что они вам ответят.

Елена Рыковцева: Стоп.

Александр Хинштейн: Да понятно, что они ответили вам.

Елена Рыковцева: Вы даже не даете мне рассказать, что мне ответили. Потому что сами вы не звонили.

Потом я говорю: "Когда, в какой момент Михаил Михайлович стал владельцем или получил права на этот дом приемов?". Мне говорят: "В августе 2004 года". Оказалось, он купил акции вот этой фирмы "Арт-груп", которая прошла все эти конкурсы, которые вы инкриминируете Касьянову, и вот он купил у них этот дом, эту дачу, понимаете, уже после. Вот в чем дело. И если исходить из этого, - почему я настаиваю на датах, - то рушится вся ваша концепция. А концепция...

Александр Хинштейн: Лена, давайте будем говорить так: не вы настаиваете, а настаивает на этом пресс-служба Касьянова.

Елена Рыковцева: Я закончу...

Александр Хинштейн: Вы ведь там не работаете?

Елена Рыковцева: Не работаю. Я пересказываю. А концепция состоит ваша в том...

Александр Хинштейн: Лена, вопрос сразу, навскидку. А почему вы безапелляционно, безоговорочно верите словам пресс-службы Касьянова, которая заинтересована в том, чтобы "отмазывать" Касьянова?

Елена Рыковцева: Объясню почему. Потому что они мне безапелляционно говорят, что он стал владельцем в августе 2004, а когда я вас спрашиваю, есть ли у вас доказательства, что в августе 2003...

Александр Хинштейн: Я вам отвечаю, что да, есть.

Елена Рыковцева: Вы мне не ответили. Вот у нас из-за этого...

Александр Хинштейн: Приехали!.. Я вам отвечаю: да, есть.

Елена Рыковцева: Максим, вы свидетель. Александр же не ответил, что в 2003 году, железно совершенно, он стал...

Максим Гликин: И это будет бесконечно. Почему мы должны устраивать суд, судебное заседание...

Александр Хинштейн: Пусть Генеральная прокуратура разбирается.

Максим Гликин: Пускай разбирается. Вопрос ведь не об этом на самом деле. А о чем сегодняшний разговор...

Елена Рыковцева: Вопрос: есть ли с чем разбираться Генпрокуратуре?

Максим Гликин: Лена, мы не выясним это в этой студии. Вопрос не об этом. Почему появляются такие публикации? - вот об этом. Почему появляется это дело, эта публикация? - вот вопрос. А вопрос вовсе не о том, есть криминал или нет. Мы не ответим на этот вопрос. Для этого требуется суд. Мы сейчас не выложим перед радиослушателями...

Елена Рыковцева: Но вот Александр считает, что есть криминал. И почему я все время говорю о датах, потому что криминал, с точки зрения Александра (я цитирую его статью), состоит в том, что "по закону госслужащий не вправе учреждать коммерческие структуры", а он учредил, с точки зрения Александра.

Александр Хинштейн: Лена, бросьте. Это лишь одна из претензий, предъявляемых Касьянову. У меня все-таки неизгладимое чувство возникает, что вы все-таки работаете в пресс-службе Касьянова. Потому что как-то вы с таким жаром и горячностью защищаете его... Что, собственно, с другой стороны, и не удивительно, если учесть, что Радио Свобода финансируется на американские деньги, а Касьянов - это человек, которого сегодня Америка прочит на роль лидера российской оппозиции. При этом мне очень жалко оппозицию, у которой лидер по кличке "Миша-Два процента".

Максим Гликин: Я хочу защитить Лену и сказать о некоторых впечатлениях, что "Единая Россия" вся работает в пресс-службе или просто в неких службах администрации президента.

Елена Рыковцева: Да меня не надо защищать. Я сижу и веселюсь.

Александр Хинштейн: В таком случае, я хочу напомнить вам о том... я не знаю, где работает "Единая Россия", я лично депутат не от "Единой России", а от 122-го избирательного округа Нижегородской области...

Максим Гликин: Вы член фракции.

Александр Хинштейн: А газета, в которой вы имеете честь, или несчастье, уж не знаю, работать, принадлежит Борису Абрамовичу Березовскому.

Максим Гликин: Этого никто не скрывает.

Александр Хинштейн: Абсолютно. Поэтому с точки зрения чистоты происхождения, что называется, думаю, что здесь у меня есть определенные форы перед вами. Это первое.

Максим Гликин: Это почему же?

Александр Хинштейн: Потому что уж лучше работать, извините меня, как вы говорите...

Максим Гликин: В Кремле, чем в Лондоне.

Александр Хинштейн: Чем на Березовского, да, конечно. Более того, моя позиция в отношении Березовского, если мы касаемся этого вопроса, она неизменна, начиная с 1998 года - с того момента, как последовательно и настойчиво я доказываю вредоносную роль, которую сыграл этот гражданин во многих процессах, происходящих внутри России. Напоминаю вам, что я добивался возбуждения трех уголовных дел. Напоминаю вам, что Березовский травил меня, что меня сажали в тюрьму, что я был вынужден скрываться, в тот период, когда страной правил еще предыдущий президент. Обвинять меня сегодня в том, что, так сказать, я работаю где-то на кремлевских задворках и выношу за ними грязные горшки, по меньшей мере глупо. Я занимал и продолжаю занимать всегда одну и ту же позицию.

Максим Гликин: Про грязные горшки мы не говорили.

Александр Хинштейн: Ничего смешного нет.

Елена Рыковцева: Да, ничего смешного нет.

Александр Хинштейн: Я занимал всегда одну и ту же последовательную позицию. Не важна политическая составляющая, не важны взгляды и настроения субъекта, а важно, что именно он совершил. Если ты совершил преступление или правонарушение - будь любезен, отвечай за него. Вы сейчас походя... ну, это в духе Бориса Абрамовича и его "птенцов", кидаете обвинения и говорите: "Ну, "единороссу", конечно, неудобно говорить про дачи Собчака, эти все квартиры, и они вообще появились после того только, когда Собчака не стало". У вас короткая память. Я напоминаю вам, что весь скандал с квартирой Собчака появился в тот момент, когда Анатолий Александрович был мэром города Санкт-Петербург.

Елена Рыковцева: Нам звонит Михаил из Москвы. Пожалуйста, вам слово.

Слушатель: Здравствуйте. Сегодня исключительно интересный у вас гость. Вы знаете, он классик, он лучше, чем Жириновский, он даже больше, чем Жириновский - он Хинштейн. Дело в том, что, Александр, вы не обижайтесь, все, что вы пишите в вашей газете, может быть, это и интересно на уровне Пионерской организации имени Ленина, но ваша газета давно уже неинтересна стране. Это первое.

Второе. Заказ вашей газете делал, мне кажется, сам, наверное, Михаил Касьянов, потому что вы ему делаете такую рекламу, и вся страна будет голосовать за него, и он станет, собственно из-за вас, президентом. Так что вы напрасно... Вы подумайте, что вы делаете. Пожалуйста, ответьте на вопрос.

Елена Рыковцева: Михаил, спасибо.

Я по поводу газеты "Московский комсомолец" сразу, резко вступаюсь и говорю, что категорически против, не согласна. И вы Александр, пожалуйста, теперь на вопрос: зачем вы делаете рекламу такую Касьянову бешеную, чтобы его считали обиженным, чтобы за него голосовали.

Александр Хинштейн: Первое. Видимо, выступавший товарищ говорит от имени всех жителей Москвы и жителей Подмосковья, а также от приезжих сюда гастарбайтеров из Молдавии, Киргизии и Украины.

Елена Рыковцева: Почему?..

Александр Хинштейн: Потому что он говорит, что газета никому не интересна.

Елена Рыковцева: Я уже сказала, что мы это не обсуждаем.

Александр Хинштейн: Опустим.

Честно говоря, это новая трактовка - о том, что это инициатива самого Михаила Михайловича. Я о ней не слышал. Но, отвечая на ваш вопрос, товарищ, говорю вам, что вряд ли Михаил Михайлович даже в результате вот всей этой серии разоблачений и поднятой шумихи, даже вряд ли после этого он станет президентом. У нас судимых президентами не избирают.

Максим Гликин: Вот так, ради этого все это и делается. Ведь о чем речь-то. Нашли статью, действительно, осудят человека, дадут, наверное, не реальный срок, скорее, условный, посмотрим, - и все.

Александр Хинштейн: Мы не кровожадные: три года условно - и хватит с него.

Елена Рыковцева: Я рассказ Александра Хинштейна прервала, потому что у меня была одна информация, у него - другая. Но я все-таки хочу, Александр, чтобы вы коротко закончили: что же вы именно инкриминируете Михаилу Касьянову. Мы договариваемся, что я буду прерывать, только если у меня будет уточняющий вопрос по ходу, потому что обо всей информации, которая у меня была, я вам уже рассказала. Вот что ему инкриминируют? Что могут ему инкриминировать, с вашей точки зрения, в Генпрокуратуре после вашей статьи?

Александр Хинштейн: Ну, я, во-первых, не рассказал о том, что же произошло с объектами "Сосновка-1" и "Сосновка-3", если позволите, я кратко все-таки напомню радиослушателям, о чем идет речь.

Елена Рыковцева: Да, конечно.

Александр Хинштейн: Итак, Михаил Михайлович Касьянов в бытность премьер-министром своим распоряжением, как председатель правительства, передал эти объекты государственной собственности, находящиеся в элитнейшем, в самом престижном месте Москвы - в Троице-Лыково - Министерству государственного имущества для последующей передачи подведомственному Мингосимуществу Федеральному государственному унитарному предприятию "ВПК-Инвест". "ВПК-Инвест" с согласия правительства выставила эти объекты на торги и продала их по заниженным ценам.

Что же продали они, и кому продали они, и как продали они? - вот это те три вопроса, которые и являются альфой и омегой нашей истории.

Елена Рыковцева: Вот то, что продали по заниженным ценам. Это к Касьянову какое-то отношение имеет? Я имею в виду чисто юридически.

Александр Хинштейн: А дело в том, что по закону гособственность продается на аукционах, на открытых торгах. Так вот, я категорически настаиваю на том, что торгов не было, а была фикция, была абсолютная профанация в духе залоговых аукционов 90-х годов.

Елена Рыковцева: Если будет установлено, что это профанация, это будет иметь отношение к Касьянову?

Александр Хинштейн: Да, безусловно.

Елена Рыковцева: Разве он проводил этот аукцион?

Александр Хинштейн: А я отвечаю. Потому что во главе этой пирамиды стоял Касьянов. Я не знаю, был ли он идеологом этой аферы или же ему подсказали...

Максим Гликин: Так тогда уже президент. Берем выше. Во главе пирамиды стоит президент.

Александр Хинштейн: Причем здесь президент?.. Президент продавал "Сосновку" что ли?!

Максим Гликин: Во главе исполнительной власти стоит президент.

Александр Хинштейн: Товарищи, вы что, спите здесь, в радиостудии?!

Максим Гликин: Минуточку! Кто стоит во главе исполнительной власти нашей страны? Если вы говорите, что "во главе всей пирамиды стоит Касьянов...

Александр Хинштейн: Вас, по-моему, Борис Абрамович зомбирует.

Максим Гликин: Во главе пирамиды стоит не Касьянов, а президент, он выше, чем Касьянов.

Александр Хинштейн: Товарищ, пирамид много. В Египте тоже пирамиды есть...

Максим Гликин: Значит, две пирамиды у нас в стране?..

Елена Рыковцева: Можно я сформулирую вопрос? Несет ли премьер-министр страны личную ответственность за каждый из аукционов, который проводит ФГУП или Минимущество?

Александр Хинштейн: Что же вы меня пытаетесь все время поймать на чем-то?! Один мне пирамиды какие-то... специалист по геометрии.

Елена Рыковцева: Нет, почему? Я спрашиваю. Саша, вы скажите, "да" или "нет" - лично он юридически может...

Александр Хинштейн: Я продолжаю свой рассказ. Я имею в виду пирамиду этой аферы. Во главе этой пирамиды, повторяю, стоит Михаил Михайлович Касьянов. Итак, конкурса не было, была профанация. К конкурсу, как к первому, так и ко второму, были допущены исключительно аффилированные друг с другом фирмы. Фирмы, учрежденные в одно время, по одним и тем же адресам, возглавляемые общими руководителями и другими лицами, главными бухгалтерами. Других потенциальных участников, желающих купить эти объекты, к конкурсу просто не допустили, поскольку обязательные по закону объявления в СМИ о назначении конкурса (а оно должно быть опубликовано за 45 суток), они были размещены в журналах, тираж которых не попал к читателям.

Елена Рыковцева: То есть не то что не допустили, но просто не прочитали, не смогли прочитать?

Александр Хинштейн: Формально все было вроде бы соблюдено. То есть в материалах аукциона есть журнал под названием "Жилье и реформа", где стоит объявление о том, что тогда-то и тогда-то состоится продажа такого-то объекта. Но дело в том, что, повторяю, журнал этот не попал к читателям. И, соответственно, с тем же успехом они могли это написать на вырванном из тетрадки листке и повесить у себя где-то в районе зоны отдыха премьер-министра в Белом доме. Такая же ситуация была с объектом "Сосновка-3". Поэтому не было никакой разницы, кто из трех фирм приобретет что первый, что второй объект. Фирмы были, повторяю, абсолютно друг с другом аффилированы.

Давайте я чуть-чуть конкретизирую. Итак, в конкурсе по продаже "Сосновка-1" принимали участие три струкутры - фирма "Арт-Групп", фирма "Амелия", фирма "Кристар-Инвест". Фирма "Арт-Групп" и фирма "Амелия" учреждены в один и тот же день - 5 сентября уже позапрошлого года, по одному и тому же адресу: улица Профсоюзная, дом 126, - главным бухгалтером и там, и там числится один и тот же человек по фамилии Чумиков. Фирма "Кристар-Инвест" - третий участник этой веселой компании. Ее учредителем выступает некая фирма "Назар", которая учреждена по уже названному мною адресу: улица Профсоюзная, дом 126. Не буду рассказывать в деталях по объекту "Сосновка-3" - то же самое.

Елена Рыковцева: А почему вы не называете фамилию олигарха, в интересах которого вроде бы был проведен этот конкурс, который якобы друг Касьянова?

Александр Хинштейн: Почему не называю?..

Елена Рыковцева: Тут не написано.

Александр Хинштейн: У вас устаревшая информация.

Елена Рыковцева: Нет, я "МК" читаю. "новым собственником "Сосновки-3" (это второй объект, который мы обсуждаем), как говорят, стал уже не Касьянов, а его друг...".

Александр Хинштейн: Лена, вы хотите узнать, почему я не называю, или хотите услышать эту фамилию?

Елена Рыковцева: Давайте, говорите фамилию.

Александр Хинштейн: Это Михаил Маратович Фридман.

Елена Рыковцева: Понятно.

Александр Хинштейн: Председатель совета директоров "Альфа-Банка".

Максим Гликин: А вы называли его раньше?

Елена Рыковцева: Нет, в газете не было. Первый раз называет.

Александр Хинштейн: В газете "Аргументы и факты", в большом интервью, которое опубликовано во вчерашнем номере, фамилия Михаила Маратовича указала, даже его фотография помещена.

Елена Рыковцева: А почему сразу в газете не назвали... А, боялись, что он засудит "МК"!

Максим Гликин: Так он мог "МК" засудить, а так "АиФ". Все-таки родную газету нельзя ставить под удар.

Елена Рыковцева: Точно.

Александр Хинштейн: Мы разберемся сами как-нибудь, без малотиражных изданий.

Елена Рыковцева: Без обид только, пожалуйста.

Итак, конкурс был проведен среди фирм, которые, вы считаете, были совершенно не случайными. Вы считаете, что другие фирмы не могли принять участие. И что дальше?..

Александр Хинштейн: Не я так считаю. Об этом говорят факты. Итак, стоимость объекта составила 11 миллионов 100 рублей ровно. Сразу после этого между бывшим арендатором этого объекта - нефтяной компанией "Эвихон" - Министерством государственного имущества и третьим участником нашей культурной программы - фирмой "Арт-Групп", фирмой, напоминаю, учрежденной Михаилом Михайловичем и его супругой...

Елена Рыковцева: Тут мы с вами расходимся, но...

Александр Хинштейн: Мы не с вами спорим, а спорим с пресс-службой Касьянова.

Елена Рыковцева: Хорошо.

Александр Хинштейн: Хочу напомнить... Кстати, извините, что немножко в другую сторону уведу, просто очень памятные события 1996 года, когда мы опубликовали распечатку разговоров между Анатолием Борисовичем Чубайсом и господином Илюшиным, на тот момент первым советником президента страны. Знаменитая запись ныне уже о коробке из Белого дома, от которой Чубайс сразу после задержания активистов открещивался, а на этой записи все было наоборот. То он рассказывал о том, как спасти людей, и произносил там известную фразу: "Ну, мы же сами этих ребят послали коробки с долларами таскать". И после того, как вышла эта запись, Анатолий Борисович точно так же, как сегодня пресс-служба Касьянова, - ну, правда, сам, в отличие от Михаила Михайловича, - на все экраны вышел и сказал, что "это полная ложь и клевета, и такой записи не было, это компиляция, это проделки спецслужб...

Максим Гликин: И чем закончилось уголовное дело...

Александр Хинштейн: И точно так же, как и вы сейчас...

Максим Гликин: ... оно лопнуло.

Александр Хинштейн: Можно продолжать? Вы понимаете, разница наша в чем?.. Я делаю новости, а вы эти новости транслируете.

Так вот, после этого было сделано в рамках уголовного дела заключение...

Елена Рыковцева: Вы сейчас про какое дело, про Чубайса?

Александр Хинштейн: Про Чубайса. Заключение экспертизы, согласно которой голоса на представленной кассете - той самой, которую мы опубликовали, принадлежали господам Чубайсу и Илюшину. И документ на эту тему тогда подписал лично Генеральный прокурор Скуратов. Таким образом, на сегодняшний день неоспоримо доказано, что это был голос Чубайса и голос Илюшина. То, о чем говорят сейчас, что прекратили дело уголовное, - вопрос не ко мне. Дело прекратили потому, что, извините, декриминализировали тогда статью Уголовного кодекса, которая им предъявлялась, 162 "Незаконные валютные операции" - только поэтому. А при том, что всякий раз, когда ты ловишь за руку кого-либо - заворовавшегося, обнаглевшего чиновника, тут же поднимается хай и крик...

Елена Рыковцева: Ну, это же естественно.

Александр Хинштейн: "Это политика, это заказ, это ложь, это диффамация, это клевета...".

Елена Рыковцева: Саша, давайте продолжим.

Александр Хинштейн: Продолжаю. Итак, между, повторяю, фирмой "Арт-Групп", учрежденной Касьяновым, Мингосимуществом и нефтяной компанией "Эвихон", которая выступала ранее арендатором объекта "Сосновка-1", заключается допсоглашение. И по этому соглашению все права на аренду этого объекта, в том числе и на землю... а там, я хочу заметить для радиослушателей, 11,5 гектаров земли, это, к слову говоря, для защитников Михаила Михайловича, этого честного и несчастного, сирого, убогого, так сказать, субъекта. Так вот, они заключают соглашение, по которому фирме "Арт-Групп" передаются все права на аренду этого объекта. Стоимость переуступки прав составила по документам 720 тысяч долларов. А теперь простой и нехитрый подсчет. Рыночная стоимость одной сотки земли в этом замечательном районе Москвы, по самым скромным подсчетам, составляет 25 тысяч долларов. По самым скромным, потому что реально - 50. Ну, Михаил Михайлович премьер - ему 50 процентов, как детям и милиционерам. 11,5 гектаров умножаем на 25 тысяч долларов за сотку. Сколько получается?..

Елена Рыковцева: Понятно. Продали дешево.

Александр Хинштейн: Получается порядка 8 миллионов долларов. Не считая стоимости недвижимости, инфраструктуры, энергетики, газификации, канализации, подъездных путей, берегоукрепления.

Елена Рыковцева: Так, вы назвали слово "взятка". Взятка где была? В какой момент? Кто давал?

Александр Хинштейн: Я не утверждаю в настоящий момент о том, что...

Елена Рыковцева: Вы пишете: "Простым мошенничеством или подлогом Касьянову уже не отделаться. Здесь уже пахнет взяткой". Кому? За что?

Александр Хинштейн: А вы предыдущий абзац прочитайте, пожалуйста.

Елена Рыковцева: "И если то, о чем я пишу, подтвердится, это будет"... Вот видите - "если".

Александр Хинштейн: Да, на сегодняшний день у нас нет доказательств.

Елена Рыковцева: А почему же нельзя сначала разобраться, была ли взятка, а потом писать? Вы знаете, так же можно все время писать: "Если подтвердится...".

Александр Хинштейн: Товарищи, вы все что ли на службе у Касьянова состоите? Или что, ЦРУ вам доплачивает? Я не понимаю, что у вас за тональность-то?!

Елена Рыковцева: Александр, это очень простые вопросы.

Александр Хинштейн: Да никаких простых вопросов здесь нет. Есть "Миша-Два процента", недолгое время работавший председателем правительства страны.

Максим Гликин: Значит, будет взятка.

Александр Хинштейн: Подождите вы! Что ж вы такие вот... Я не знаю, может быть, у вас какие-то другие взгляды, может быть, вам все это нравится. Ну, нет вопросов. Давайте каждый в землю зароет...

Максим Гликин: Был бы человек, а взятка найдется.

Елена Рыковцева: Ваша правда. Александр, вот вся ваша статья, видите, она у меня изрисована вопросами и подчеркиваниями. Я сама рисовала, никакая пресс-служба мне не помогала.

Александр Хинштейн: Я надеюсь.

Елена Рыковцева: Потому что вы пишите: "Фирма Амелия"...

Александр Хинштейн: Да причем здесь наличие или отсутствие взятки?! Это же не главное. А главное другое.

Елена Рыковцева: Ничего себе!..

Максим Гликин: Так написано же слово "взятка". Так отвечайте за слова.

Елена Рыковцева: Посмотрите, я посчитала, вы ему...

Александр Хинштейн: Да у вас в паспорте написано, что вы гражданин России, а вы себя ведете как американский шпион. Это ж не аргумент.

Елена Рыковцева: Три статьи Уголовного кодекса я уже насчитала в этой вашей публикации, которые вы инкриминируете...

Александр Хинштейн: Там пять статьей.

Елена Рыковцева: Поэтому мы и спрашиваем: где состав преступления?

Александр Хинштейн: А что смешного-то, я не понимаю.

Елена Рыковцева: Смешно то, что мы спрашиваем вас, где состав преступления, а вы говорите, "Я ставлю вопрос, если...".

Максим Гликин: Кто кому взятки давал: Фридман - Касьянову, или наоборот, Касьянов - Фридману? Мне просто интересно.

Александр Хинштейн: Да путь прокуратура разбирается.

Елена Рыковцева: Все понятно.

Александр Хинштейн: Идите в прокуратуру и задавайте вопросы, со своими заокеанскими хозяевами.

Елена Рыковцева: Я напомню, что у вас в гостях обозреватель газеты "Московский комсомолец" Александр Хинштейн и редактор отдела политики "Независимой газеты" Максим Гликин.

Александр Хинштейн: Независимой от Березовского.

Елена Рыковцева: Ну, хорошо. Он ее продает, кстати.

Александр Хинштейн: Да она просто никому не нужна. Да никто и не купит. Кому они нужны-то?!

Елена Рыковцева: Я вам даже скажу, кто ее купит. И мы переходим к диалогу со слушателями. Все, между собой поговорили.

Артур из Санкт-Петербурга, пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу задать пару вопросов. Первый вопрос такой. Поскольку раз уж Александр Хинштейн специализируется на особняках, на таких вещах, то, может быть, он и писал (я, может быть, просто пропустил) об особняке Зурабова, например, оформленном на его жену. Может быть, он и об этом писал, может быть, он и это расследовал. Потому что, мне кажется, пинать мертвого льва - это гораздо проще, чем такими вещами заниматься.

Второй вопрос вообще простой. Вы говорите о том, что Касьянов коррупционер, что он "два процента" - это было известно еще в 1999 году, когда "Bank of New York" был, и так далее. Так вопрос такой. Почему же если даже подозрения были о таких вещах, почему же президент Путин назначил его премьером? И почему дорогая и любимая "Единая Россия" не выразила за все это время ему недоверие?

Елена Рыковцева: Артур, понятен ваш вопрос. Александр, пожалуйста.

Александр Хинштейн: Я начну со второго вопроса, потому что первый гораздо проще. Мне трудно отвечать за президента и за "Единую Россию" в целом, я привык отвечать за себя. То есть я могу вам сказать, что моя точка зрения в отношении Касьянова не менялась, она неизменна на протяжении всех последних лет.

Что касается первого вопроса, писал ли Хинштейн о даче Зурабова. Мне приятно, что даже до далекого, провинциального Санкт-Петербурга дошли, так сказать, мои выступления на эту тему. Хочу заметить, что Хинштейн не просто писал на эту тему, а Хинштейн был инициатором вообще этой темы. И Хинштейн эту тему, кстати, и раскопал, и поднял. Ну, не вина Хинштейна в том, что, к сожалению, они успели переоформить постфактум документы.

Елена Рыковцева: Тут даже Максим Гликин соглашается.

Александр Хинштейн: И на сегодняшний день эту дачу отобрать у Юлии Зурабовой, жены Михаила Юрьевича, не удалось. Вопрос не ко мне. Прокуратура отозвала иск в результате того, что администрация Истринского района успела переоформить все документы.

Максим Гликин: А потому что он действующий чиновник. А вот Касьянов не действующий. Я думаю...

Александр Хинштейн: Но согласитесь, это же вопрос не ко мне. Правда?

Елена Рыковцева: Владимир Сергеевич из Санкт-Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, никто не может быть признан преступником, иначе чем по приговору суда. Второе. На мой взгляд, существует определенный круг лиц, допущенных к владению всех четырех властей, я повторяю, четырех. Эти люди связаны между собой определенным стереотипом отношений. Никого, не заглатившего крючок, в свой круг они не допустят. И можно клевать кого угодно, выпавшего из этого круга, но не задевать саму систему. Это мой комментарий.

А вопрос у меня такой. Какова норма прибыли на рынке инвестиций для вложений в покупку любой из этих четырех властей? Понимаете?

Елена Рыковцева: Нет, не понимаем.

Слушатель: Я думаю, что эта цифра очень велика, она, по крайней мере, сотни процентов годовых. И никто не станет вкладывать деньги ни в какое производство при такой сверхдоходности покупки любой из этих властей.

Елена Рыковцева: Нина Алексеевна из Подмосковья, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотела бы сказать о том, что Хинштейн разоблачал Рушайло и магазин "Гранд" в Подмосковье. Там было столько открыто преступников, но ни одного не поймали и не осудили. И Рушайло сидит сейчас под левой рукой у Путина. Так я хочу сказать, что он приписывает сейчас работу на Америку как раз ведущей, а забыл он, наверное, потому что по молодости не помнит, что в начале 30-х годов приписывали людям "японских шпионов", "германских шпионов", и людей этих всех расстреляли, которые не были виновны. Почему-то он любит разоблачать... Правильно товарищ сказал, что он второй Жириновский и, может быть, даже в кубе.

Елена Рыковцева: Нина Алексеевна, он на самом деле приписывает правильно мне работу на американской радиостанции. Другое дело, что наша радиостанция к Касьянову не имеет никакого отношения. Я думаю и даже уверена, что его пресс-службе совершенно не выгодно и не хотелось бы, чтобы Александр Хинштейн сидел в эфире нашей радиостанции и продолжал разоблачать Касьянова. То есть это уже абсолютно моя личная инициатива его пригласить с его статьей и с ним спорить.

Максим Гликин: Это в духе "теории заговоров", что страна окружена врагами. Вся Америка, вся Англия, весь Израиль, Япония - все заодно - все ненавидят нас и толкают...

Александр Хинштейн: Но это действительно так.

Елена Рыковцева: Давайте, чтобы быть справедливыми к людям, которые пишут на пейджер, почитаем сообщения.

Александр Хинштейн: Лена, я прошу прощения. Прежде чем почитаем, опять же для чистоты эксперимента, несмотря на то, что вопрос слушательница не задала, тем не менее, она некое суждение высказала. Значит, по поводу Рушайло и по поводу "Гранда". Я так понимаю, что речь идет о знаменитом ныне скандале с контрабандой, "Тремя китами".

Начну по поводу Рушайло. Опять же вопрос не ко мне: почему Владимир Борисович до настоящего времени не уволен с государственной службы и продолжает, пусть и не на непыльной, и на мало решающей должности, но находиться. Моя совесть чиста - я сделал достаточно для того, чтобы этого не произошло. Хочу напомнить, что по моим выступлениям из руководства МВД после того, как Рушайло был все же отправлен в отставку, были уволены десятки высокопоставленных генералов, а помощник Рушайло генерал-лейтенант Орлов, некогда фактически правитель МВД, пятый год находится в бегах.

Что касается магазина "Три кита", "Гранд", мебельного скандала, контрабанды, господина Зуева, который за этим стоял, то вот что могу по этому поводу сказать. Уголовные дела не прекращены - раз. Второе. Мне удалось добиться того, что господин Зуев перестал быть депутатом Московской областной Думы, после моих публикаций, после моих выступлений. Обманутый и на выборах, так сказать, кинутый действующий депутат сумел дойти до Верховного суда...

Елена Рыковцева: То есть какой-то результат был все-таки.

Александр Хинштейн: Да. Зуев перестал быть депутатом Мособлдумы. Поэтому я не считаю, что победы там не было.

Максим Гликин: А следователь, который вел это дело, перестал быть следователем...

Александр Хинштейн: Неправда. У вас неверная информация. Паша Зайцев по-прежнему работает в Следственном комитете УВД. Читайте мои публикации - там все написано.

Елена Рыковцева: Послушаем Павла из Ивановской области. Потом пейджер почитаю. Павел, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот чудные дела твои, Господи! Я все-таки удивляюсь. Потому что насколько я помню, ваша радиостанция в бытность Касьянова премьером в путинском правительстве кляла его почем зря. Так же и вся демократическая пресса, включая и "Независимую газету". И "Миша-Два процента" - это пошло с вашей... Видите, я очень хорошо слушаю вашу радиостанцию, и амнезией не страдаю.

Елена Рыковцева: Павел, и что?..

Слушатель: Вот у меня такой вопрос. Из чего вдруг вы так воспылали любовью к Михаилу Михайловичу?

Елена Рыковцева: Павел, на вопрос отвечаю. Никакой любви... Я его в глаза не видела, хотя, конечно, очень стыдно признаваться в этом...

Александр Хинштейн: Кстати, он симпатичный. Вы это зря...

Елена Рыковцева: Симпатичный безумно. Стыдно признаваться, и хорошего в этом нет.

Александр Хинштейн: Ну и познакомьтесь.

Елена Рыковцева: Но у меня действительно появились вопросы к этой публикации. Поэтому пригласила Александра, чтобы разобраться и задала эти вопросы.

Александр Хинштейн: А почему вы Касьянова не пригласили и не задаете ему вопросы? "Михаил Михайлович... "Павел Андреевич, вы шпион?".

Елена Рыковцева: Александр, он не пойдет.

Олег Вахрушев: Вот видите как!..

Елена Рыковцева: Он уже один раз не ходил. Я его звала на ту программу, где у нас был Павловский - не ходил. Вот он пока в эфир не ходит - это правда.

Александр Хинштейн: Кстати говоря, слушатель Павел из Ивановской области (спасибо вам!) очень четко уловил те тенденции, которые в воздухе носятся, но которых почему-то читающая и слушающая интеллигенция не замечает. Стоит только человеку любому - пусть то "Миша-Два процента" или любой казнокрад - вдруг резко встать в ряды оппозиции, он уже любимый герой. Да если даже Чикатило подпишет манифест, или подписал бы - его уже нет, о том, что Путин исчадье ада, а Кремль надо разрушить, Радио Свобода, "Независимая газета" и прочие СМИ стали бы его...

Елена Рыковцева: Нет, Чикатило не надо сравнивать с Касьяновым, с Березовским и так далее.

Александр Хинштейн: ... как героя режима и как жертву судебной ошибки.

Елена Рыковцева: Нет, неправда.

Александр Хинштейн: Ну как?! Березовский - лидер оппозиции. Да о чем вы говорите?! Литвиненко, преступник уголовный...

Максим Гликин: Была сказана фраза в самом начале этого разговора, что народ интересуют подвиги сильных мира сего. Так вот, наш больше интересовал Касьянов и все эти люди, когда они в правительстве. Они вершат судьбы страны, они нас волнуют. А вот такую прессу, которая разоблачает, их волнуют не столько они, сколько оппозиционеры. Потому что эти дела - они востребованы.

Александр Хинштейн: Да это вас волнует, потому что вы находитесь на содержании у понятных господ.

Елена Рыковцева: Хорошо.

Александр пишет: "Задолго до своего премьерства Касьянов получил кличку "Мистер "два процента". Такие клички без причины не прилипают". Максим, пожалуйста, как вы ответите Александру? Без причин не может быть такой клички.

Максим Гликин: Господи! Да я могу столько вспомнить кличек... Можно сделать целую таблицу кличек всех знаменитых наших деятелей.

Александр Хинштейн: Какая у президента кличка, скажите?

Максим Гликин: Не буду я оскорблять действующего президента.

Александр Хинштейн: Да нет у него клички.

Максим Гликин: Я не буду говорить о президенте.

Александр Хинштейн: То есть боитесь. То есть для вассалов Березовского есть свои границы допустимого.

Максим Гликин: Мы до суда людей ни в чем не обвиняем и не пишем слово "взятка", если взятка не доказана, в отличие от "МК".

Александр Хинштейн: Да вы вообще ничего не пишете, вы просто переписываете чужие заметки. Поэтому у вас тираж - 3 тысячи.

Елена Рыковцева: По поводу "два процента" ответ Максима Гликина, что "мало ли у кого какие клички".

"Власть вся, за редким исключением, одним миром мазана. Это садисты к большинству народа. Это меньшевики, которых не интересует судьба России", - пишет Армен.

От семьи Вороновых: "Касьянову мы не симпатизируем, но Хинштейну не верим абсолютно. Пусть он извинится за грубую шутку, которая только что прозвучала в эфире". Не будет он извиниться, он на Довлатова ссылается. "Сначала Ходорковский, теперь, не дай Бог, Касьянов... Дорогие соотечественники, не называйте никаких имен, не губите заранее. Как говорится, расслабьтесь", - пишет нам Ирина из Москвы.

"Касьянов не катит - это понятно. Гораздо интереснее, кто готовил все эти аферы. Отсутствие законов в полном беззаконии начала 90-х, а еще раньше в 19-ом, 29-ом и так далее. Разбираться-то надо с главными, а не с Касьяновым", - пишет Геннадий Васильевич. Примерно об этом говорил Максим Гликин.

"Сколько долларов ведущая получила от Касьянова, чтобы так рьяно защищать этого проходимца? Когда будет суд, он решит все", - Нина Михайловна пишет.

Максим Гликин: Кстати, а можно спросить: а сколько депутат "Единой России" получает помимо своих депутатских? Этот вопрос всегда всех волнует. Вот человек сидит в студии, давайте его спросим. Вы помимо депутатских от партии родной, как член фракции "Единая России", хоть что-нибудь получаете? Или больше ничего "Единая Россия" не дает депутатам?

Александр Хинштейн: Конечно, получаю. Любовь.

Максим Гликин: И все? Деньгами, материально?

Александр Хинштейн: Да вы что?.. Это только Березовский доплачивает своим агентам. Вы знаете, я понимаю, что для вас это немножко, может быть, предмет зависти. Я, кроме того, что депутат, и у меня неплохая депутатская зарплата, я достаточно высокооплачиваемый журналист...

Елена Рыковцева: А вы на что, Максим, намекали-то?

Максим Гликин: Я спрашиваю. Вот многие говорили, кстати, сами депутаты, что депутатам фракции...

Александр Хинштейн: Кто например?

Максим Гликин: Я сейчас не буду поднимать публикации...

Александр Хинштейн: Вот видите как... Вот видите, в чем наша разница.

Максим Гликин: Да говорила Слиска, но не про "Единую Россию", а про другую... сколько стоит место в ЛДПР. Она говорила буквально, лидер вашей партии.

Александр Хинштейн: Вы уже совсем запутались. То есть, иными словами, сколько я получаю от партии, или от фракции, для того, чтобы купить место в ЛДПР что ли?

Максим Гликин: Да Семаго говорил про это.

Александр Хинштейн: Подождите, еще раз. То есть вопрос такой: сколько депутат Хинштейн получает от своей фракции, чтобы купить место в ЛДПР? Так?

Максим Гликин: Нет. Я говорю, что все места во фракции, они стоят денег.

Александр Хинштейн: Серьезно?!

Максим Гликин: Я спрашиваю, вы согласны с этим?

Александр Хинштейн: Товарищ, у меня такое чувство, что вы в анабиозе лежите и периодически из него... Я депутат по одномандатному округу. Какое место во фракции, вы чего?..

Елена Рыковцева: Людмила Петровна из Санкт-Петербурга, давайте мы вас послушаем в заключение программы. Скажите что-нибудь такое, чтобы всех это помирило, что ли.

Слушатель: Добрый день. Я хочу сказать, что господину Хинштейну я не верю. Не верю потому, что чувствую всей душой... Кстати, мне 79 лет. И чувствую всей душой, всем своим сердцем, что он нехороший человек. Очень плохой. Я бы другие слова могла сказать, но я не хочу...

Елена Рыковцева: Людмила Петровна, наверное, не самые примиряющие слова в заключение программы, но приходится завершать на них.

XS
SM
MD
LG