Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто станет преемником Владимира Путина?


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[29-07-05]

Кто станет преемником Владимира Путина?

ВедущийВиктор Резунков

Виктор Резунков: Чем ближе 2008 год, тем все чаще на страницах российских газет и журналов появляются статьи и аналитические исследования, посвященные главной проблеме, которую сейчас пытается решить власть, - проблеме преемника Владимира Путина. Кто им станет и будет ли он вообще? Существует ли среди российских политиков достойная кандидатура? Вопросы можно перечислять долго. Об этом мы и поговорим сегодня в Петербургской студии Радио Свобода.

У нас в гостях политический обозреватель газеты "Дело" Дмитрий Травин и главный редактор петербургских страниц "Новой газеты" Николай Донсков.

Я предлагаю слушателям также ответить на вопрос: видите ли вы среди российских политиков реального преемника Владимира Путина?

Мы еще не приступили к обсуждению, а у нас уже звонки. Николай из Московской области, пожалуйста.

Слушатель: Во-первых, я хочу сказать, что вы, Радио Свобода, и "Народное радио" только всю правду говорите. За это вам большое спасибо. Я и многие мои знакомые, которые приехали из Свердловска, там вообще крик души, жить невозможно, - в общем, все пришли к одному мнению: чтобы власть взяла левая оппозиция. Не важно кто: Рогозин, Глазьев - кто-нибудь из них. Потому что уже жить стало невозможно. И они там опрашивали всех людей, и все пришли к выводу: если будут честные выборы, победит левая оппозиция, если не будет фальсификаций. Даже те, кто были за "Единую Россию", за "Яблоко" сейчас говорят, что будут голосовать только за левую оппозицию. Потому что дальше отступать некуда.

Виктор Резунков: Я предлагаю послушать обзор российских газет, подготовленный корреспондентом Радио Свобода Дмитрием Казниным.

Дмитрий Казнин: Журнал "Newsweek" в статье "Уйти нельзя остаться" пишет, что из ближнего круга Владимира Путина на роль преемника в 2008 году не подходит никто. Написанная на основе анонимных комментариев кремлевских аналитиков статья утверждает, что Путин вошел сегодня в фазу, когда непредсказуемость его решений кажутся ему основным их достоинством. Тем не менее, среди возможных преемников главными остаются министр обороны Сергей Иванов и глава администрации президента Дмитрий Медведев, - считает "Newsweek". И Медведев, и идеолог нынешней власти Владислав Сурков публично выступили с идеей того, что если элиты России объединятся перед угрозой распада страны, традиция передачи власти мирным путем может быть продолжена.

"Путин может сделать преемников кого угодно. Проблема в том, что если Путин действительно уйдет, будет нужен популярный преемник", - цитирует журнал главу "Левада-центра" Юрия Леваду. "Это должен быть политик, способный своим авторитетом прикрыть уходящего лидера и обеспечить преемственность политического курса. Основная его миссия будет защитить капиталы элиты. И эта миссия, вероятнее всего, невыполнима. Сильный преемник придет со своей метлой, а слабый не удержит сложившийся статус кво", - заканчивает статью "Newsweek".

Доктор исторических наук Владимир Калашников в газете "Санкт-Петербургские ведомости" в статье "Операция "Уходящий президент"" пишет, что "режиссеры начавшейся уже в России предвыборной кампании очевидны: они сидят в Вашингтоне". По мнению Владимира Калашникова, "и история с НТВ, и арест Ходорковского, и многие другие знаковые события последних лет - не что иное, как отпор, данный Путиным Вашингтону". "В настоящее время в России идет апробация антипутинской программы, способной стать предвыборной платформой для кандидата в президенты, выгодного США. Этим кандидатом пока назначен Михаил Касьянов".

По мнению обозревателя газеты "Дело" Дмитрия Травина, "оранжевой" революции в России в ближайшее время не будет, так как ресурсов у власти пока хватает, оппозиции нет. Поэтому именно операция "преемник" приобретает особую остроту. "Сегодня уже очевидно, - пишет Дмитрий Травин, - что грызня в Кремле идет зверская, и что каждый "самый близкий друг" спит и видит, как бы всех остальных "самых близких друзей" отправить куда подальше. Поэтому операция "преемник" не может устраивать правящую группировку, так как группировок таких несколько. И всех Путин держит на равном удалении от себя. Только очень серьезная концентрация ресурсов при максимально жестком подавлении всяческого возможного сопротивления обеспечит какой-либо одной группировке реализацию плана "преемник"", - считает Дмитрий Травин.

Виктор Резунков: У нас звонки. Валентин из Рязани, пожалуйста.

Слушатель: Вчера мы с Сатаровым выяснили, что к власти пришла контрреволюция. Это подтверждает приказы ДСП 174, 280, события в Башкирии и других местах, когда людей просто избивают. К тому же политическое пространство просто вытаптывается вокруг Путина. Мы видим это на примере Касьянова, на примере Ходорковского. Таким образом, речи о преемнике нормальном быть просто не может.

Виктор Резунков: У меня первый вопрос к Дмитрию Травину. В чем вообще основная проблема-2008, в чем проблема преемника Владимира Путина, на ваш взгляд?

Дмитрий Травин: Проблема состоит в том, что не просто сам Владимир Путин будет решать, остаться ему в Кремле или назначить какого-то преемника, или еще что-нибудь такое предпринять. Самая большая сложность всей этой истории в том, что решать будет та властная группировка, которая сегодня в Кремле находится. И в зависимости от того, в каком состоянии находится борьба между различными частями этой группировки, между различными близкими друзьями Путина, в зависимости от этого и получится определенный результат. Если явно доминирует одна какая-то группировка, допустим, условно ее называют группировкой Сечина-Суркова, достаточно близких людей президенту, то она может продавить решение о преемнике, и преемник станет представителем этой группировки. Но если в Кремле сегодня складывается более сложная ситуация, если различные группировки находятся в примерном состоянии равновесия, то каждая из группировок будет панически бояться поражения в этой борьбе. Если побеждает одна из группировок, она ставит своего человека, который очень близок к Путину, но этот новый человек может совсем быть не близок к представителям других группировок.

А мы ведь знаем, что сегодня произошли колоссальные перераспределения финансовых ресурсов в стране. У Ходорковского отняли многомиллиардную компанию, она сейчас там как-то делится, точнее делится не она, а делятся финансовые потоки, которые идут через отобранные части этой компании. Поэтому представители всех властных группировок очень боятся, что в случае если они проиграют в политической борьбе, не обязательно каким-то там "оранжевым", а тем, кто сегодня сидит в соседнем кремлевском кабинете, завтра эти люди могут оказаться в тюрьме, в эмиграции или просто могут оказаться политически отторгнуты от власти.

Таким образом, если между группировками существует примерное равновесие сил, то все будут стараться, чтобы Путин не ушел, потому что так или иначе Путин это равновесие обеспечивает. При Путине каждая группировка знает: хуже - лучше, нам достался ЮКОС или им достался ЮКОС, если им достался - нам достанется какая-то компенсация в несколько миллиардов долларов. Все группировки знают, что они в общем при "папе" находятся, "папа" за ними следит. Так что здесь возможны самые разные варианты. И в зависимости от того, как пойдет политическая борьба в 2005, 2006, 2007 годах, мы увидим соответствующий результат к концу 2007 - началу 2008 года.

Виктор Резунков: Людмила Александровна, Тверская область, пожалуйста.

Слушатель: Доброе утро, приветствую всех гостей и ведущего. Я хочу сказать, что если нам господин Путин достался как новогодний подарок в виде "темной лошадки", которую никто не знал. Второй раз он прошел к власти по ковровой дорожке безальтернативно, то я думаю, что и третий, и четвертый срок ему обеспечен. Хотя достойных преемников у нас очень много в России, но они, как обычно, не рвутся к власти.

Виктор Резунков: А вы можете назвать какого-нибудь достойного преемника?

Слушатель: Ну, я бы изначально, даже если бы не был осужден Ходорковский, даже его я могла бы видеть альтернативным президентом нашей страны. Что у нас, Сатаров плохой, Рыжков молодой? Разве мало у нас умных, хороших, порядочных людей? Их очень много, но они ведь не рвутся к власти. И если уж будет Путин отдавать власть, то он нам опять даст какой-нибудь подарок в виде "темной лошадки".

Виктор Резунков: Николай, у меня к вам такой вопрос. Недавно корреспондент "Новой газеты" Юлия Латынина написала очень интересную статью. Я процитирую маленький кусочек: "Внезапная эпидемия бешенства, поразившая российских националистов: то письмо против евреев напишут, то Чубайса взорвут, то чеченцев, - заставляет предположить, что имеет место некая скоординированная и весьма масштабная спецоперация. Цель операции проста - решить проблему третьего срока президента Путина". Вот как, по вашему мнению, насколько активизация, то о чем пишет Юлия, действительно, представляет сейчас угрозу и может быть инспирирована Кремлем?

Николай Донсков: Юлия высказывает одну из версий. Как версия она вполне имеет право на существование. Однако, утверждать это с полной очевидностью, во-первых, она сама не берется. Во-вторых, я бы тоже не стал. Безусловно, понятно, что эти настроения, которые, конечно, активно используются определенными кругами, реально существуют в нашем обществе. К сожалению, это так. И вот эти настроения, разумеется, играют свою роль в политической борьбе. Направлять их в какое-то русло общественного недовольства с тем, чтобы использовать это в противоборстве неких группировок, разумеется, это все происходит. Но говорить о том, что где-то там в кабинетах Кремля специально выращивается какое-то махровое фашистское отребье, наверное, это все-таки преувеличение. Еще раз повторяю, что эти настроения выращены, в частности, многолетней войной в Чечне, которая уже более десятка лет на сегодняшний день идет, и многими другими процессами, которые происходят не только в России, но и в мире.

И на этом фоне, разумеется, часть политиков, кстати, те, которые назывались нашим радиослушателем, Рогозин, Глазьев - они тоже активно используют вот эти националистические настроения. И как продемонстрировал наш слушатель, они пользуются популярностью во многих регионах. Вот это и есть пример использования этих настроений в своем личном политическом активе.

Виктор Резунков: Валентина Тихоновна из Екатеринбурга, пожалуйста.

Слушатель: Я без лишних комментариев сразу скажу: я вижу президентом Сатарова, Касьянова, даже Ходорковского. Почему говорю "даже", потому что он находится в тюрьме. А жить в таком триллере, в котором мы живем уже столько лет, сил никаких нет. И ни одного не вижу я из этой группировки путинской человека, чтобы кто-то пришел к власти. Если народ за кого-то из них проголосует, то я единственное могу сказать: так этому народу и надо! Пусть живет, как жил, это его проблемы.

Виктор Резунков: Кстати, Дмитрий, по поводу Михаила Касьянова. В частности, эта публикация Владимира Калашникова в газете "Санкт-Петербургские ведомости", в которой он говорит: "В настоящее время в России идет апробация антипутинской программы. (Мягко выражается, видимо, на самом деле он имел в виду сценарий "оранжевой революции"). И вот "кандидатом назначен выгодный США Михаил Касьянов".

Последние данные статистических результатов и опросов. Более половины россиян, 58% заявляют о своем безразличном отношении к бывшему премьеру Михаилу Касьянову, каждый десятый испытывает к нему положительные эмоции, а каждый шестой - отрицательные. Вот кандидатура Михаила Касьянова - что вы думаете по этому поводу?

Дмитрий Травин: Я думаю, социологические данные, которые вы привели, как раз опровергают ту точку зрения, что Касьянов назначен неким "оранжевым" лидером. Дело в том, что для того, чтобы назначить "оранжевого" лидера, надо иметь хотя бы приближение к революционной ситуации. В России ничего подобного нет, никакой "оранжевой революции" у нас в ближайшее время не будет. Я не говорю, хорошо это или плохо, просто не будет, это факт.

Я думаю, что вся история сегодняшняя с Касьяновым если кому-то и выгодна, то выгодна прежде всего Кремлю. Ну, давайте посмотрим. У Кремля после прошлых парламентских выборов сложилась очень неприятная ситуация. В парламенте у нас нет никаких правых, никаких либералов. Режим все время критикуют за то, что демократов совсем забили. Может быть, демократы сами слабы и не могут пробиться в парламент, но на общем фоне получается, что во всем виноват Кремль. Поэтому Кремль, конечно же, сегодня заинтересован в том, чтобы выдвинуть какого-то относительно правого, относительно либерального лидера, в то же время абсолютно управляемого, такого лидера, который всегда способен к переговорам с властью, который всегда учтет и свои интересы, и интересы своих партнеров. То есть если такому лидеру удастся объединить демократов, удастся провести их в парламент через семипроцентный барьер, а демократы то и пятипроцентного не могли преодолеть, если, скажем, с 8 процентами наши демократы во главе с Касьяновым смогут пройти в парламент, то Кремлю будет гораздо легче отбиваться от каких-то нападок со стороны Запада, показывая, что у нас существует оппозиция, правая, либеральная, это уважаемые люди. С одной стороны, никакой "оранжевой революции" они не могут устроить, а с другой стороны, они занимают свое место в политическом спектре страны.

И второе, если вдруг через какое-то время произойдет какая-то "оранжевая" или близкая к "оранжевой" революция, то, конечно же, Кремлю выгоднее заранее подготовить управляемого лидера для этой революции, для того чтобы мягко сместить акценты и сохранить власть той олигархии, которая сегодня существует. То есть это гораздо выгоднее, чем ждать, что вдруг улица выведет какого-то совершенно неуправляемого лидера, настроенного жестко антикремлевски, который начнет вдруг выяснять вдруг, а почему это у Ходорковского забрали многомиллиардное состояние, кто конкретно забрал, почему и кто сегодня разруливает финансовые потоки. Вот Касьянов этого узнавать не будет, с ним всегда можно договориться. А если какой-то человек с улицы придет, он может этим и заняться.

Виктор Резунков: Пожалуйста, Николай.

Николай Донсков: Дмитрий все правильно, конечно, говорит. И исходя из этой логики, Кремль должен был сейчас выбросить лозунг: "Руки прочь от Михаила Касьянова!", однако он такого лозунга почему-то не выбросил, и, наоборот, происходит дискредитация Михаила Касьянова посредством претензий с этой дачей. Мне кажется все-таки, властные круги (Дмитрий немного переоценивает дальновидность, прозорливость властных кругов) действуют крайне неуклюже. И, как мне представляется, вот эта история с Касьяновым очень напоминает то, что происходило в 1999 году перед первым избранием Владимира Путина, когда все потенциальные кандидаты на пост президента заранее дискредитировались. Примаков, Лужков - всем были предъявлены определенные обвинения, это не доходило, естественно, до предъявления каких-то судебных претензий или претензий в плане уголовных дел Генпрокуратурой, но, по крайней мере, в средствах массовой информации полноводный поток компромата лился на всех потенциальных кандидатов. И это, безусловно, сыграло свою роль, когда никому не известный доселе кандидат вдруг оказался самым первым, самым недостижимым по своим электоральным результатам.

Безусловно, Михаил Касьянов был бы выгоден, но этот шаг крайне нелогичен (я имею в виду предъявление к нему претензий). Наоборот, тогда надо было тихо и спокойно продолжать с ним договариваться. Либо этот процесс оборвался, процесс договоренностей. И это свидетельствует о неуклюжести и о дальновидности властей, о том, что их действия, как правильно пишет "Newsweek", непредсказуемы.

Виктор Резунков: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, Петр Кузьмич из Москвы, вы в эфире.

Слушатель: Я по поводу Суркова. Его уже давно считают "серым кардиналом" Кремля, идеологом, обладающим таким гибким, хитрым и изворотливым мышлением. Даже вот Геворкян говорила, что у него даже интеллект значительно выше, чем у прочих кремлевцев. Может быть, он, поскольку отличается хитростью и недогматическим мышлением, если займет этот пост, в дальнейшем смягчит полицейщину. И в то же время он устроит окружение, потому что сохранит все награбленные средства. И для населения будет легче: прямая полицейщина сменится на более мягкую политику.

Виктор Резунков: Кто-нибудь хочет прокомментировать?

Николай Донсков: Конечно, можно бесчисленное количество возможных преемников называть, в том числе и Владислава Суркова, и Дмитрия Медведева, и прочих. Мне очень спорным представился, я невольно усмехнулся, последний тезис, что прямолинейная полицейщина сменится что, ласковой полицейщиной? Это будет лучше? Вряд ли это будет лучше. Я думаю, что полицейщина в любом своем проявлении должна смениться нормальным демократическим процессом. Но сегодня, конечно, говорить об этом не приходится, к сожалению, но тем не менее, хотелось, чтобы страна эволюционно продвигалась к этому, хотя это очень тяжелый путь. И не знаю, когда это может произойти в России.

Виктор Резунков: Существует такое мнение у политологов, что Сурков готовит "Наших", например, под свои какие-то проекты далеко идущие.

Давайте послушаем, что еще пишут по поводу преемника Владимира Путина российские газеты. Обзор корреспондента Радио Свобода Дмитрия Казнина.

Дмитрий Казнин: "Никакой операции "преемник" не будет, - пишет в своей статье обозреватель "Новой газеты" Юлия Латынина, - поскольку любой проект, который предусматривает, что после 2008 года президентом России будет не Владимир Путин, противоречит основному инстинкту политической психологии: авторитарную власть не выпускают из рук". Все слухи насчет 2008 года исходят из Кремля. Этому, по мнению Юлии Латыниной, есть три причины. "Во-первых, слухи - это одна из основных видов деятельности КГБ. Люди должны обсуждать слухи, а не собственные мысли. Во-вторых, слухами в первую очередь проявляют своих, потому что ни среди кого так не сильна шпиономания, как среди шпионов. И в-третьих, - пишет Юлия Латынина, - никакого точного решения у президента на этот счет еще нет. А пока решение не принято, каждый обладатель "вертушки" должен показать, что он в курсе. Есть просто закон власти - авторитарную власть не отдают никому, даже безликим друзьям, особенно безликим друзьям", - заканчивает свою статью Юлия Латынина.

"Аналитики рассматривают три основных варианта развития событий, - пишет в газете "Санкт-петербургский курьер" политолог Валерий Островский. - Первый - изменение Конституции под Путина, чтобы президент смог пойти на третий срок. Хотя сам Путин не раз отвергал такой вариант. Второй - избрание слабого президента, выполняющего декоративные функции, при котором будет сильный премьер-министр, скорее всего, сам Путин. Но стоит признать, что такая конструкция неустойчива из-за того, что она породит вероятность двоевластия", - пишет Валерий Островский. "И третий вариант - избрание слабого президента только парламентом и избрание тем же парламентом сильного премьера. Отличие от второго варианта состоит в том, что для его реализации требуется изменение Конституции", - считает Валерий Островский.

Бывший крупный акционер ЮКОСа Леонид Невзлин в интервью журналу "Newsweek" заявил, что видит два варианта смены власти в России в 2008 году. Один - нереалистичный: Путин и его окружение выберут преемника не из своих и смирятся с его самостоятельностью. Второй вариант - назначение преемника из окружения Путина, но его, по мнению Леонида Невзлина, сможет победить любой оппозиционный кандидат. "Власть в России становится все слабее, и революция в России произойдет сразу после революции в Белоруссии, - считает Невзлин. - И операцию "преемник" в 2008 году повторить будет очень сложно".

Виктор Резунков: Михаил из Москвы, мы вас слушаем.

Слушатель: Мы уже как-то, сами того не замечая, участвуем в конспирологии глобальной. А мне кажется, ничего не остается, как твердить однообразно о гражданском обществе, о нормальной политической борьбе, о нормальном политическом поле. Если же в 2008 году все так уверены, и интеллектуалы, и политики, что будет опять нечто, изобретенное, гомункул, то тогда действительно он и будет. Знаете, как великий Розанов говорил: "Какова действительность? А ни какова. Как мы о ней думаем, такова она и осуществляется". Я думаю, что тяжелая работа - гражданское общество, нормальный социальный процесс, но ведь вас слушают миллионы, давайте говорить об этом.

Николай Донсков: Я и согласен, и не согласен с радиослушателем. Понятно, естественно, все эти слухи, все эти обсуждения виртуальных кремлевских проектов инспирируются, разумеется, с той целью, чтобы вовлечь и отвлечь граждан от реальных проблем. Кстати, неслучайно это происходит в августе, поскольку август, как известно, у нас по традиции месяц повышенной политической активности.

А не согласен я вот с чем: твердить, конечно, надо о гражданском обществе и демократии, но не надо делать это однообразно, как прозвучало. Надо делать это настойчиво, но разнообразно. Вот именно на однообразии, на прошлых недостатках, которые переходят, к сожалению, в настоящее и будущее, невозможность либеральных и демократических сил договориться между собой, к сожалению, на этом постоянно эти силы ловят. И сегодня ситуация такова, что эти силы, к сожалению, находятся в очень сложном тупиковом положении именно из-за этой однообразности. Поэтому это надо ломать, ломать стереотипы, искать новые подходы.

Виктор Резунков: Я бы хотел зачитать несколько пейджинговых сообщений.

Татьяна пишет: "Не рано ли говорить о преемнике Путина? Надо сначала провести выборы в Государственную Думу по партийным спискам. А вот та партия, которая наберет преобладающее большинство голосов, и будет выдвигать своего кандидата". Дмитрий, как вам нравится такая концепция?

Дмитрий Травин: Я думаю, что сегодня нам надо говорить в основном не о конкретных фигурах, которые могут быть выдвинуты в 2008 году, потому что тот разговор, который сегодня идет в российской прессе, мне все больше начинает напоминать гадания начала 80-х годов при взгляде на Мавзолей. Вот как там стояли партийные лидеры, и кто из них может при кончине очередного партийного лидера сдвинуться немножко ближе к центру? Были разговоры о том, что Сурков - человек умный, может быть, он демократизирует ситуацию, а может быть, кто-то другой что-то там сделает. Я уверяю, что Путин или Сергей Иванов - люди тоже очень умные, очень образованные, у них знание языков и так далее. Но ситуация зависит не от того, что захочет тот или иной политический лидер. И, к сожалению, сегодня в России она также мало зависит от того, что захочет гражданское общество, которого, к сожалению, у нас нет. Его надо создавать, но мы его не создадим от того, что будем постоянно твердить о том, что давайте гражданское общество создавать.

Сегодня ситуация зависит, прежде всего, от того, как складываются отношения в различных элитных группировках, не только кремлевских. Ситуация зависит от того, что хочет бизнес, что хотят региональные губернаторы, их приближенные, что хочет армия, что хотят правые, что хотят левые. Сегодня кажется, что многие из них бессильны, но на самом деле при малейшем изменении ситуации те, кто сегодня бессильны, могут оказаться гораздо более сильными и могут начать оказывать давление на Кремль. Поэтому я думаю, что мы, в отличие от политиков, должны просто заниматься реальным анализом ситуации.

И вот здесь мы видим, что ситуация альтернативна. Я вот здесь не согласен с некоторыми аналитиками, которые говорят, что все ясно, Путин никто не отдаст власть, все ясно, авторитарный режим никогда не передает власть в следующие руки. Это неверно, при Ельцине у нас был бесспорно авторитарный режим, просто более мягкий, допускающий какие-то элементы свободы слова. Ельцин отдал власть в другие руки, и оказалось, что это руки более жесткие. Так что мы в России сегодня имеем пример существенных изменений авторитарного режима.

Есть, как мне кажется, три ключевых варианта, по одному из которых пойдет Россия. Вариант первый. Путин не отдает власть для того, чтобы сохранить равновесие между группировками, которые его окружают.

Вариант второй. Одна из группировок резко прорывается к власти, и тогда вполне возможно, Путин передаст власть кому-то из руководителей этой группировки. Может быть, им окажется Сурков.

Вариант третий, который, может быть, больше всего понравится Западу и одновременно в какой-то степени сохранит баланс сил между группировками. Это вариант, который сегодня очень часто обсуждается, - изменение Конституции и переход от президентской республики к парламентской. При парламентской республике Путин может лично возглавить партию власти. Кстати, не исключено, что Сурков вот это движение "Наши" раскручивает для того, чтобы партия власти из партии явно марионеточной, которой является "Единая Россия", превратилась в партию, имеющую опору среди масс. Так вот, Путин может возглавить к 2007 году партию власти, победить на выборах и сохранить свою власть в качестве премьер-министра. Я напомню, что в Европе многие премьер-министры или канцлеры германские сохраняли свою власть очень долго, более десятилетия. И это нормальная практика для демократических стран. Таким образом, если Кремль пойдет по такого рода развитию событий, то окажется, что он выбьет у Запада возможность как-то критиковать Кремль и в то же время сохранит свои позиции, позиции достигнутые за первые два президентских срока Путина. Так что это очень возможный вариант.

Виктор Резунков: Анна Григорьевна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Где логика? Ваши слушатели в основном против Путина и говорят, что нужно выбрать Сатарова, Касьянова и Ходорковского, но при этом говорят, что мы живем в ужасном триллере. Но ужасный триллер то сделали Касьянов, Сатаров и Ходорковский. И Путин ничего не делает, ничего не исправляет, только пугает. Мне кажется, что те люди, которые привыкли воровать, они просто в ужасе, что вдруг Путин перестанет говорить и запретит воровать. Сатаров чем лучше Путина? Путина то не было при Сатарове, Сатаров все это воровство начал.

Виктор Резунков: Ну, так сказать, конечно, нельзя.

Дима пишет: "Всегда новый вождь проводить свои революции. А в контрреволюции находятся все бесправные граждане. Впрочем, и Путин входит в их число. Значит, и он против себя работает. Надо только ждать результата".

Елена пишет: "Так что же у нас нереальные открытые честные выборы, а только назначение преемника?"

Добрый пишет: "Я не вижу достойных преемников, которые у кормушки власти. Нам нужен человек, который не морочит голову народу и реально позаботился бы о возрождении".

Александр: "Надоели и олигархи, и Путин, и вся нынешняя тусовка. Жду - не дождусь, когда Батька двинет с Запада свои дивизии на Москву".

Без подписи: "Считаю, что преемником может стать тот человек, который не побоится сказать народу, что он прекратит войну в Чечне. Вижу Бабурина на этом посту".

Вера Леонидовна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Я - не человек с улицы, я - гражданин России. И исходя из этих позиций, хотела бы, чтобы в нашей стране выполнялся основной принцип демократии. Мы должны выбирать из людей, которые станут кандидатами в президенты. Я не хочу называть фамилии, потому что у меня будет время узнать. И хотелось бы обратиться с таким же предложением к нашим гражданам: у нас будет время, чтобы позаботиться и узнать, кто этот человек, что стоит за ним. Есть критерии по выбору президента России достойного. Если возвращаться к терминологии вашего уважаемого гостя, откуда наш президент, и не является ли он человеком с улицы?

Дмитрий Травин: Во всяком случае, наш президент человеком с улицы точно не является. Человек с улицы в Кремль у нас никогда не попадает. Разве уж произойдет какая-то невероятная "оранжевая" революция. Обобщая вот это выступление и некоторые предыдущие, я бы сказал: и при Ельцине-Сатарове и при Путине-Суркове у нас существует вполне авторитарный режим, который, конечно, управляет выборами, в который не приходят люди случайные, с улицы. И бесспорно, если человеку из столицы или из провинции не нравится та жизнь, в которой он живет, то это есть следствие и тех действий, которые предпринимались в 90-е годы, и тех действий, которые предпринимаются сейчас. Но разница в чем? В 90-е годы мы строили рыночную экономику, и мы понемножку, пусть с ограничениями, приближались к свободе. Мы не могли сразу добиться богатства, но мы создавали условия для того, чтобы жить в цивилизованном обществе. Если кому-то не нравится цивилизованное общество, то тогда, конечно, ему не нравятся всякие там сатаровы, и так далее. При Путине мы ограничивали рыночную экономику, мы ограничивали демократию, мы опять двигались в обратную сторону. И если кому-то нравится вот такой режим, вот такое движение к отказу от тех базисных основ, которые существуют в рыночном, цивилизованном, демократическом обществе, то ему должен нравиться путинский режим, вне зависимости от того, что человек сегодня живет на маленький доход. Вот это основа для выборов при голосовании, которое будет в 2007 году в Думу или в 2008 президента.

Виктор Резунков: Георгий из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Год назад у Путина был рейтинг на президентских выборах 70 с небольшим процентов. Сейчас он рухнул до 24 процентов, если верить "Левада-центру". Если продолжить этот график, то в следующем году рейтинг Путина будет нулевой или стремиться к таковому. У меня вопрос: каковы вообще его шансы выйти на третий срок? Я уж не говорю о шансах преемника. По-моему, они тоже нулевые.

Николай Донсков: Тут, мне кажется, слушатель немного перепутал электоральный рейтинг и рейтинг доверия, потому что речь идет об опросе: "Доверяете ли вы?". Это отнюдь не вопрос: "Проголосуете ли вы?". Так вот, на вопрос: "Проголосуете ли вы?", по крайней мере, больше половины населения отвечают утвердительно по поводу Путина. Так что говорить о том, что сейчас 20% - рейтинг электоральный, невозможно. Тем более, невозможно говорить о том, что он станет нулевым через два года. Это просто преувеличение, но право радиослушателя считать так, как он считает, хотя никакой реальной почвы сейчас под этим нет.

Виктор Резунков: Елена из Томска, пожалуйста.

Слушатель: Лично для себя я, как гражданка своей страны, желала бы видеть такого человека, как Ходорковский. Потому что он - единственный, кто не побоялся ответить за свои слова. Много ему приписывают различных грехов, но, по крайней мере, он единственный, кто сделал серьезный поступок. И если человек за несколько лет смог сделать компанию нефтяную, которая вышла на мировой уровень, то наша страна нуждается именно в таком человеке.

Виктор Резунков: Когда я готовился к нашей передаче, я попросил корреспондента Радио Свобода Александра Дядина выйти на улицы Санкт-Петербурга и задать горожанам вопрос: видите ли вы среди российских политиков реального преемника Владимира Путина? Вот что ему отвечали горожане.

- Сегодня не вижу, надеюсь, что не силовики.

- Трудно сказать. Мне кажется, может быть, Явлинский. Может, к тому году еще какая-то фигура появится. А пока из того, что есть, только не силовики. По крайней мере, из двух зол выбираешь меньшее. Если пойдет такая традиция, то это вообще неизвестно во что выльется. А то уже такая тенденция намечается. Так что думаю, что пока нет.

- Пока нет. В преемники никого не вижу. Ну, если и есть достойные, то во всяком случае они не заметны. Может быть, они и есть. Но я не вижу, кроме него. А потом эти частые смены - тоже смысла от них нет никакого, если власть будет меняться так часто.

Александр Дядин: Но он восемь лет уже будет к тому времени.

- Но для такой страны огромной восемь лет - это небольшой срок.

- Нет, и его не надо. Наверное, кто-нибудь из силовиков, дожмут. Не знаю, кто-нибудь появится.

- Нет, затрудняюсь ответить. Из тех людей, кто сейчас, в принципе, вариантов нет. Может, за три года кандидатура подыщется. Если будет такой вариант, поверю в того, кого предложит Владимир Владимирович.

- Кроме него, он - наш земляк, я даже не могу представить другого кого-то. Либералов не хочется, коммунистов не хочется. Путин вроде обещает и пенсию прибавить, и зарплату бюджетникам поднять, но пока обещаниями одними живем. Другого трудно представить. Вот я лично не вижу никого, такой фигуры, как он.

- Никого. А он меня устраивает.

- Нет, не вижу. Жириновского можно: прямолинейный, говорит правильно. Если президент - только он.

- Нет. Если честно, я об этом не задумывалась. Дело в том, что у меня другие проблемы, я больше думаю о ребенке, о том, что с ним будет в дальнейшем. Я понимаю, что это взаимосвязано, и тем не менее, я не могу ответить на этот вопрос. Я не вижу пока никого, кто бы его мог заменить. Вариантов нет.

- Такое впечатление, что реальные конкуренты как-то не могут себя проявить. Касьянов вряд ли подходит для этой должности, тем более, что у него еще скандалы какие-то. Он, по-моему, представлял всегда какие-то группировки и работал не на Россию, а на себя. Вообще говоря, нужны какие-то довольно жесткие меры. Дальше разговоров дело нигде не идет. Ничего реального в плане искоренения коррупции, взяточничества не сделано. Совершенно не понятно, за кого голосовать.

Виктор Резунков: Вот так отвечали петербуржцы корреспонденту Радио Свобода Александру Дядину.

Игорь Александрович из Московской области, пожалуйста.

Слушатель: У меня очень простой вопрос: у вас в передаче неоднократно используется понятие "цивилизованное общество". Причем это некий такой априорно позитивный образ. Но он ни разу не был строго определен и расшифрован. Объясните, пожалуйста, что такое цивилизованное общество, каким набором признаков оно должно обладать, каким набором признаков оно не должно обладать? И объясните, пожалуйста, почему жесткая авторитарная власть не вписывается в понятие "цивилизованное общество", если я правильно понимаю контекст разговора?

Дмитрий Травин: Объясню в двух словах, чтобы долго не растекаться мыслью по древу. Цивилизованное общество сегодня это общество с демократической системой управления, с рыночной экономикой, с соблюдением прав человека. Авторитарная власть сюда не вполне вписывается. При определенных условиях авторитарная власть может способствовать развитию общества, но мы по опыту собственной страны знаем, что при других условиях эта власть приводит к тому, что миллионы людей оказываются репрессированы, создаются слишком плохие условия для развития экономики. Вместо нормального повышения благосостояния людей мы начинаем заниматься милитаризацией и так далее. Так что, думаю, здесь нет особых дискуссий по поводу того, что такое цивилизованное общество.

А вот я в ходе нашей сегодняшней программы обратил внимание на одну вещь. Давайте попробуем это вместе проанализировать. Когда звонят наши радиослушатели, заинтересованные в анализе политического процесса и имеющие свое мнение, понятно, что звонят нам заинтересованные, безразличные не звонят. Практически все называют какие-то имена возможных политических лидеров страны. Вначале позвонил слушатель, который сказал: Глазьев, Рогозин, обязательно левые, они победят, и так далее. Потом звонило несколько человек, которые называли имена правых: Ходорковский, Сатаров, Рыжков, Касьянов. То есть люди имеют свое видение ситуации. Вышел ваш корреспондент на улицу и стал спрашивать не тех, кто заранее отполитизирован и готов рассуждать, а людей случайных, которые думают о проблемах своего ребенка или о проблемах, как заработать дополнительные деньги. Практически никто не смог назвать всерьез какого-то имени. Там Жириновский звучал, Явлинского нехотя назвали. Но понятно, что Явлинский уже шансов не имеет. Это очень хорошо отличается на политической ситуации в стране. Очень узкая политизированная часть общества на самом деле прекрасно видит, что у Путина может быть преемник из числа левых или правых, достаточно умных, образованных людей, жестких, энергичных людей. Основная масса, которая, собственно, и делает выбор, которая приходит на выборы и определяет, кто станет президентом, до последнего момента говорит: "Мы ничего не знаем, вроде Путина нам показывают по телевизору, он может. А кого нам не покажут по Первому каналу, так значит, его как бы и не существует для нас".

Вспомним, как стал президентом Путин. За несколько месяцев до его назначения преемником про Путина вообще никто не знал. Может быть, у нас в Питере знали, поскольку он отсюда. И тоже смотрели: "Ну, а кто кроме Ельцина может быть? Вроде Примаков, потом Примакова убрали. Непонятно кто дальше". И вдруг Путина стали быстро раскручивать. Буквально за пару месяцев его раскрутили с помощью ведущих телеканалов и с помощью того, что внимание было приковано к его жесткой позиции по отношению к Чечне и Дагестану. И вдруг оказалось, что есть у нас президент. Вот так будет и в 2008 году. Любого нам раскрутят, если мы, как говорил правильно радиослушатель, не станем, наконец, гражданским обществом и не начнем действительно соображать, не просто глядя в экран Первого канала, а по существу вопроса.

Виктор Резунков: Антон из Санкт-Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Неплохим президентом был бы Лебедь, если бы его не убили чекисты. По поводу кандидатов, пожалуйста: любой чекист в чине выше майора, но ростом должен быть ниже Путина.

Николай Донсков: Замечательный комментарий.

Виктор Резунков: У нас программа подходит к концу, и я бы хотел попросить вкратце подвести итоги.

Николай Донсков: Я бы хотел продолжить эту невеселую мысль, которую высказал мой коллега Дмитрий Травин. Действительно, наше общество, судя по опросу на улице, готово к тому, чтобы им был предъявлен некий преемник, за которого проголосуют, и он будет избран на ура. К сожалению, таково состояние общества. И сколько бы мы сейчас ни говорили, и ни обсуждали кандидатуры, это ничего не изменит. Мы должны естественно пытаться менять что-то в себе и находить новые способы взгляда на этот мир и повышать свою собственную критичность и активность.

XS
SM
MD
LG