Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спорт. Cпортивная журналистика


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[27-08-05]

Спорт. Cпортивная журналистика

ВедущиеОлег Винокуров,Валерий Винокуров и Аркадий Ратнер

Валерий Винокуров: Разговор мы сегодня поведем о спортивной журналистике. Люди, которые сейчас находятся в студии, действительно с болью воспринимают падение уровня спортивной журналистики. Аркадий Ратнер, на протяжении 40 лет работая на Центральном телевидении, в спортивной редакции, уделял огромное внимание воспитанию кадров. Успешно или нет, уж как он сам к этому относится. Но, судя по тому, что сейчас творится в телекомментарии, думаю, что ему, наверное, не по себе. Но об этом вы можете судить и по его еженедельным телеобозрениям в программе "Прессинг". Олег Винокуров в качестве заместителя главного редактора еженедельника "Футбол" тоже много сил потратил на воспитание смены, хотя по возрасту, может быть, эта смена была с ним равна. Он создал, в частности, международный отдел в этом еженедельнике, а потом в качестве главного редактора журнала "Футбольная правда" много уделял этому внимание. О себе говорить подробно не буду, но просто очень много лет и сил я тоже положил на это дело. И все, выясняется, как бы бесполезно. Не знаю, коллеги, согласны вы со мной или нет?

Аркадий Ратнер: Да, сейчас, к сожалению, профессия спортивного комментатора на телевидении или спортивного репортера на радио стала, по-моему, мне кажется, самой доступной. Насколько я знаю, большинство людей - приходящие сразу после десятого класса и через полмесяца садящиеся к микрофону.

Олег Винокуров: Надо сказать, что не только мы, но и спортсмены тоже очень часто расстраиваются, когда узнают о каких-то ошибках или злом умысле, может быть, в некоторых случаях комментаторов. Вот как раз на днях мы совершенно неожиданно получили информацию от Татьяны Лысенко, мировой рекордсменки в метании молота, которая, как известно, на недавнем чемпионате мира в Хельсинки заняла третье место и вот, вернувшись оттуда, она вдруг узнала, что здесь комментаторы говорили про ее рекорд, который якобы не был засчитан. Впрочем, лучше предоставить слово самой спортсменке. С ней побеседовала Наталья Федотова.

Наталья Федотова: Татьяна, я слышала от Евгения, что вас возмущает то, как ведут репортажи комментаторы. Наши слушатели тоже очень часто обращают на это внимание, причем не столько на профессиональный уровень комментаторов, а именно на человеческий, на моральный.

Татьяна Лысенко: Да, я согласна, плохо ведут репортажи. Когда я метнула на чемпионате Москвы рекорд мира, все было официально засчитано. А по телевизору Богословская Ольга сказала, что рекорд не засчитали, сказала: сектор не стандартный, на стадионе шесть дорожек. Все это слова, потому что сектор соответствует всем стандартам. На чемпионате мира в Хельсинки я метала в таком же секторе, один к одному, только цвет сетки разный. Это было сказано до чемпионата мира, когда какие-то соревнования Гран-при проходили, и шла очередная трансляция соревнований. Домой я приехала, а мне все говорят: "Тебе рекорд мира не засчитали". Я говорю: "Как не засчитали?" Они говорят: "По телевизору сказали, что сектор не соответствует стандартам".

Наталья Федотова: Почему так происходит, ведь все-таки это ваши бывшие коллеги, люди, которые хорошо знают легкую атлетику, сами выступали? Почему они такое себе позволяют в эфире?

Татьяна Лысенко: Не знаю, почему и с чем это связано. Но я знаю, что Богословская - подруга Ольги.

Наталья Федотова: Ольги Кузенковой?

Татьяна Лысенко: Да. И, может, таким путем они хотели психологическим путем на меня давить. Я, честно говоря, не знаю, но иногда я даже слышала про себя, что я метаю в нестандартном секторе или еще что-то в этом роде.

Олег Винокуров: Вот видите, из этих слов Татьяны Лысенко вы можете понять, что и внутри российской сборной отношения непростые. Ну, а тему в беседе с Натальей Федотовой продолжил тренер Татьяны Лысенко Николай Белобородов.

Николай Белобородов: Это для нас больная тема. Дело в том, что не одни мы переживаем, переживают в нашем городе. Мы приехали, многие здесь спрашивают: "Как, почему не засчитали мировой рекорд?" Мы оправдываемся: "Вроде засчитали". Хотелось бы, чтобы люди, которые говорили в прямом эфире, немножко следили за всем этим, потому что много неточностей. Такое ощущение, что к репортажу люди не готовы. Чтобы больше о людях говорили хорошее. Даже люди, которые заняли восьмое место, хотелось бы, чтобы о них тоже что-то говорили. Не говорили, что вот человек неудачно выступил, занял девятое или восьмое место. Каждый старался, каждый хотел. Но быть восьмым или даже двенадцатым в мире - это очень здорово. В это дело вложено много труда главного тренера, массажистов, врачей. И одним словом все взять и опустить, сломать - это очень легко.

Наталья Федотова: А как вы считаете, можно как-то с этим бороться, может быть, на официальном уровне? Какие-то претензии через главного тренера, через Федерацию легкой атлетики, потому что это действительно уже беспредел. И сколько может это дальше продолжаться?

Николай Белобородов: Понимаете, было первое впечатление, когда я ехал домой, хотелось встретить этого человека, выругать, потом немножко отошло, потому что каждый человек ошибается. Может быть, просто не хватило времени подготовиться к репортажу. Думал, может быть, редактору позвонить, чтобы их проконсультировали. Хотелось бы, чтобы они могли с нами больше общаться, расспрашивать, кто, откуда, как, чем дышит, как живет. Вот мой ученик попал в восьмерку, он счастлив, доволен, а все это выглядит так: вот в возрасте, ничего не добился. Смотрят родители, жены, дети - им не очень приятно. Я не думаю, что делают с какой-то злостью. Хотелось бы верить, что это просто невоспитанность какая-то.

Олег Винокуров: Вот так свою душу в беседах с Натальей Федотовой изливали Татьяна Лысенко, рекордсменка мировая в метании молота, и ее тренер Николай Белобородов.

И у нас на пейджер пришло на эту тему сообщение от Николая Петровича, который пишет: "Тягостные впечатления произвел комментарий последнего чемпионата мира из Хельсинки по легкой атлетике Ольги Богословской и особенно ее партнера. Полный непрофессионализм и беспомощность в оценках".

И вот у нас уже есть звонок. Не на эту ли тему звонит нам Андрей из Москвы?

Слушатель: Мне хотелось бы действительно насчет комментаторов сказать, что у нас в принципе очень мне не нравится то, что когда наши спортсмены неудачно выступают, тому пример зимняя олимпиада, то начинает о чем угодно говорить, только не о спорте, чернить эти соревнования, какие-то изыскивать штучки всякие. И вот это очень неприятно. Или бокс был, когда Константин Цзю проиграл последний бой, то комментатор говорил, что его соперник - англичанин все время нарушает правила. Как-то неприятно, какая-то непорядочность, необъективность.

Олег Винокуров: Еще звонок из Москвы. Михаил Васильевич.

Слушатель: По поводу спортивных журналистов и качества их репортажей. Особенно бросается в глаза именно тот репортаж, который вел Гусев, когда играл "Локомотив" с австрийцами. Там были такие перлы, я буквально дословно привожу: "Мне кажется, что Маминов не доверяет Лебеденко". Вы вдумайтесь в смысл этой фразы. Даже когда в жизни люди произносят такую фразу, уже кажется странным. А во время спортивного соревнования вообще какой-то абсурд. Самое страшное не то, что говорит Гусев, а самое страшное, что он плохо понимает смысл игры в футбол. Он говорит по принципу: что вижу, то и говорю.

Валерий Винокуров: А я вот хотел сказать про то, что Иоланда Чен вела репортаж с соревнований Золотой лиги или какого-то Гран-при и вернулась к чемпионату мира. И вот что она дословно сказала: "Спортсменки (это было в беге на 1500 метров) Чиженко и Соболева совершили чуть ли не спортивный подвиг, выбив из борьбы главную конкурентку россиянок Джамаль из Бахрейна". Она даже выразилась так: "Когда Соболева увидела, что она отстает, она толкнула спину Чиженко, чтобы Чиженко сбила Джамаль. Пускай дисквалифицировали Чиженко, пускай Соболева не попала в тройку призеров, но зато победили россиянки Томашова и Егорова. И поэтому тренеры должны снять шляпу перед Чиженко и Соболевой и еще материально их как-то отметить за то, что они позволили россиянкам выиграть и, нарушив правила, сбили конкурентку". Это просто, на мой взгляд, ни в какие ворота не лезет. Поэтому с Николаем Петровичем в данном случае я согласен.

Олег Винокуров: А у нас теперь звонок из Санкт-Петербурга. Антон.

Слушатель: Я просто "Ливерпуль" хочу поздравить с очередным Суперкубком. Все комментаторы говорят, что все в России болеют за московские команды. Я, кроме "Торпедо", ни за какие московские команды не болею. А по поводу комментатора того же матча, когда давал карточки англичанам, он был хороший судья, когда стал в другую сторону - значит, стал недостойным матча. По поводу руки, которой забил Сиссе якобы. Нужно ответить этим всем комментаторам то, что они отвечали "Зениту" по поводу того, когда Кержакова снесли на последней минуте с "Локомотивом". Не назначил судья пенальти - значит, не было. Не было руки, судья сказал, - значит, не было.

Валерий Винокуров: Мне бы хотелось, чтобы Аркадий Ратнер оценил два высказывания: по поводу того, что говорил Михаил Васильевич о комментарии Гусева, и то, что говорил Антон о вчерашнем комментарии.

Аркадий Ратнер: Ну, вы знаете, Валерий, я должен сказать вам, что уже десять лет я веду телевизионную рубрику в нашей передаче "Прессинг", и на эту тему, по-моему, уже сказано тысяча слов, в частности и о Гусеве. Это мой крест: я его привел на телевидение, предложил ему работать в нашей компании. Но случилось, что Гусев, к сожалению, не прогрессирует, а чувство завышенного, подчеркнутого, неприятного, скажем откровенно, патриотизма, который он культивирует, оставляет очень неприятный осадок. Примерно десять лет я каждую неделю только об этом и говорю.

Олег Винокуров: Звонит Николай из Санкт-Петербурга.

Слушатель: У меня к Аркадию Ратнеру два вопроса. Мне бы хотелось, чтобы он рассказал о том, существуют ли спортивные каналы, в частности в Европе, кроме канала "Евроспорт"? И второй вопрос: он все время ругает Дмитрия Губерниева на телеканале "Спорт" с завидным постоянством. Мне бы хотелось, чтобы он рассказал, именно почему по профессиональным качествам, а не только из-за патриотизма. И хотелось бы вот что еще отметить: телеканал "Спорт" является единственным общедоступным каналом на территории России, который еще что-то показывает в прямом эфире.

Валерий Винокуров: Понятно. Николай, я быстро отвечу на последний вопрос про канал "Спорт". Его неоднократно Аркадий Ратнер хвалил, когда канал того заслуживал, в телеобозрениях программы "Прессинг".

Аркадий Ратнер: В любой стране есть спортивные каналы, они платные, и именно на эти платные каналы выносятся самые интересные, самые дорогостоящие соревнования, которые проходят в мире.

Валерий Винокуров: Но надо добавить еще, отвечая Николаю, что там основные каналы тоже спорту уделяют огромное внимание. Потому что я смотрел чемпионат мира по легкой атлетике на канале "Би-Би-Си" в таких подробностях, как ни один спортивный канал, платный или бесплатный, не покажет.

Аркадий Ратнер: Николай из Санкт-Петербурга спрашивал, почему я так предвзято отношусь к комментатору Губерниеву, и просил дать оценку его творчеству. Я не могу его особенно высоко или низко оценивать, потому что как комментатор он выступает не так часто. На будущей неделе будет чемпионат мира по гребле на байдаркам и каноэ из Хорватии на канале "Спорт", чемпионат мира из Японии по академической гребле. Там, видимо, Губерниев как бывший гребец проявит свои индивидуальные комментаторские и журналистские качества. Мы сможем это через неделю или две оценить. Что же касается его репортажей с чемпионата мира по плаванию, где он вел прыжки в воду, и где он проявил себя абсолютным не специалистом, это неоднократно обсуждалось уже, там он просто исполнял обязанности акына: он перечислял все то, что он видел на экране, то, что видели мы с вами. Что же касается его вообще работы, то я после той его работы, когда он ввел в заблуждение несколько миллионов зрителей, обманывая их просто, что вообще не имеет прецедента ни в спортивной, ни в политической журналистике, объявляя, что Москва еще продолжает борьбу за право быть столицей Олимпийских игр 2012 года, когда по всем каналам другим, по всем радиоканалам, в Интернете уже было объявлено, что 50 или 40 минут назад Москва провалилась. После этого всерьез говорить о комментаторе и разбирать его работу, даже профессиональную, просто не хочется.

Валерий Винокуров: Я два слова добавлю. Дмитрий Губерниев вел репортажи о соревнованиях по биатлону. И поскольку в этом виде спорта я достаточно неплохо разбираюсь, я просто понял, что он не понимает абсолютно ничего ни в гонке, ни в стрельбе, а ведет репортажи о соревнованиях по биатлону.

Олег Винокуров: А какие вообще профессиональные качества есть у человека, если он объясняет, что мы лучше всех, мы- чемпионы, потому что мы - россияне. Нормальный бы человек объяснил: мы лучше всех, потому что сальто вперед прыгуны делают лучше всех, поэтому мы - чемпионы, или биатлонисты лучше всех владеют техникой подъема в гору, поэтому мы - лучшие. Но раз объясняется, что мы - лучшие, потому что мы - россияне...

Аркадий Ратнер: ...не нужно проводить чемпионатов мира вообще.

Олег Винокуров: Алексей Федорович из Москвы нам позвонил.

Слушатель: Я - профессиональный спортсмен и тренер. Я сейчас лечу в Корею на Всекорейские игры, так вот я хочу вам сказать, когда я смотрю по телевидению спортивные передачи, я просто выключаю звук. Потому что уровень этих комментаторов приблизительно как активистов пионерских или комсомольских работников.

Олег Винокуров: Александр из Санкт-Петербурга позвонил.

Слушатель: Я бы хотел вернуться к истории с Ольгой Богословской, которая была озвучена в начале программы. Возможно ли вам какой-то комментарий от нее получить, потому что это в принципе было бы интересно, что она думает. Еще я хотел бы узнать, не приходилось ли вам слышать комментарии нашего петербургского комментатора Геннадия Орлова, потому что, по-моему, он дальше намного ушел в плане различных ляпов, чем комментаторы московские.

Валерий Винокуров: Геннадия Орлова мы знаем очень давно и всегда слушали и относились к его комментариям в общем и целом положительно. Хотя ляпы, конечно, бывали, как и у других. В последнее время, конечно, не слушаем.

Аркадий Ратнер: Безусловно, Геннадий Орлов был долгое время одним из лучших комментаторов в стране. И я думаю, что если сейчас уже немолодой человек, может быть, он допускает действительно какие-то ошибки, или что-то у него не складывается. Я знаю, у него очень трудно складывались отношения с нынешним президентом Российской Федерации футбола господином Мутко, когда он руководил "Зенитом", он его всячески как-то оттирал в сторону от репортажей. Возможно, какая-то есть психологическая травма. Но я думаю, что имя Орлова в списке футбольных комментаторов далеко не на последнем месте.

Валерий Винокуров: А что касается пригласить Ольгу Богословскую, то тут уж, извините, Александр, она работает на своем канале, мы - на своем. И приглашать ее для того, чтобы она здесь оправдывалась или что-то такое говорила, - это даже как-то неэтично. Единственное, что полностью я согласен с мнением Николая Петровича, который крайне низко оценивает качество ее работы. С точки зрения журналистики, оно просто на нижайшем уровне. А ее взгляды я не разбираю. Это Татьяне Лысенко и ее тренеру, видимо, виднее.

Олег Винокуров: Илья из Москвы у нас на связи.

Слушатель: Во-первых, хочу поблагодарить, что вернулись к этой теме. Не случайно так много звонков. Это действительно, наверное, самая интересная тема. Но вот по поводу профессионального уровня журналистов когда мы говорим, я думаю, что правильнее говорить все-таки еще и о том, как себя ведут в этом плане руководители каналов "Спорт", Первого канала, которого, по-моему, уже можно назвать врагом спорта.

Олег Винокуров: Что наш обозреватель Аркадий Ратнер и делает периодически.

Слушатель: Потому что сами подумайте, когда Губерниев говорил о том, что мы - самые лучшие, кто с этим не согласен, тот может выключить телевизор. Я думаю, что вряд ли существует какой-то иностранный канал, где журналист может такое сказать и еще хотя бы один день проработать на этом канале. Потому что комментатор вообще не может призывать телезрителей выключить телевизор, иначе его просто тут же уволят. И еще: к сожалению, игроки "Локомотива" не услышали призыва в прошлом выпуске "Прессинга": "Не позорьтесь, мужики!", прозвучавшего в песне Тимура Шаова. Явно они не слушают ни Тимура Шаова, ни воскресный "Прессинг". Но я хочу сказать, что опозорились еще и руководители Первого канала и те, кто организовывал трансляцию, потому что единственный гол был забит в тот момент, когда шел повтор предыдущего момента. В результате чего я терялся в догадках: то ли я уже тронулся умом, то ли игроки венского "Рапида", потому что они упустили выгодный момент, показывают повтор, и вдруг они обнимаются. Думаю, наверное, я, потому что они не могли сразу все рехнуться. Оказалось, что за это время забили гол, а Гусев молчит, как партизан, выдерживает паузу.

Валерий Винокуров: Илья, значит, рехнулись не вы, рехнулся режиссер программы, комментатор программы. Так что вы не переживайте.

Слушатель: Это изощренный садизм просто. Полтора часа смотреть матч, чтобы единственный гол, который решил исход двухматчевого противостояния, видеть в записи.

Олег Винокуров: Теперь у нас звонок тоже из Москвы, Александр.

Слушатель: Был такой комментатор в 60-70-х годах Ян Спарре. Он с Озеровым вместе вел репортажи с чемпионатов мира по хоккею. Можно о нем рассказать?

Валерий Винокуров: Сейчас попросим Аркадия Ратнера, который непосредственно с ним работал.

Аркадий Ратнер: Я с Яном Яновичем очень долго работал, до дня его смерти. Он умер где-то в середине - конце 70-х годов. Он был действительно первым, это исторический факт. Не Озеров был первым телевизионным комментатором, а первым телевизионным комментатором был Ян Спарре. Надо отдать должное Яну Спарре, он из спортивной семьи, его отец был известный штангист и чемпион СССР, и человек широкого кругозора в понимании спорта. Я прошу прощения в память об умершем человеке, но он был человеком не очень высокой грамотности с точки зрения русского языка, но понимание Яном видов спорта, причем совершенно разных, было на очень высоком уровне. И я думаю, что первый хоккейный и футбольный репортажи, которые он вел на телевидении, это, конечно, историческое событие, они зафиксированы в книге истории телевидения. А где-то в середине 70-х годов он скончался, подъехав ко Дворцу спорта "Лужники". Он выходил из машины, когда его постиг сердечный удар.

Валерий Винокуров: Я добавлю, он вообще был очень мужественный человек, потому что в юные годы он потерял ногу, на костылях передвигался всю жизнь, без ноги на спортивные соревнования, сами понимаете, это тяжелая нагрузка, даже просто забраться в комментаторскую кабину было тяжело. Ян в этом смысле был вообще каким-то образцом дисциплинированности в работе телекомментатора.

Александр, второй вопрос у вас был.

Слушатель: Вы знаете, я в прошлом году смотрел финал Кубка Англии, комментировал Александр Елагин. И вот после этого я так заинтересовался английским футболом, с таким интересом я теперь все время его смотрю. Но вот Александр Елагин куда-то пропал.

Олег Винокуров: А как же пропал? Он на Первом канале теперь появляется. Я в паре с Гусевым их слышал. Один раз он вел какой-то репортаж. Так что слушайте на Первом канале.

Аркадий Ратнер: Я думаю, не только за счет того, что Елагин вел хорошо репортаж, за счет того, что английский футбол - блестящий футбол, и он вам понравился.

Олег Винокуров: Это да, хотя Елагин создает такую атмосферу. Он же вообще артист.

Валерий Винокуров: Он по темпераменту мне лично напоминает Вадима Синявского.

Олег Винокуров: Артистическая личность. А теперь у нас из Омска звонок. Григорий.

Слушатель: Я хочу высказать мнение, вступая в полемику с предшествующим Александром. На самом деле, на Западе комментаторы намного свободнее ведут себя, чем это принято у нас, и высказывают мнения не только ура-патриотического содержания, но и просто не так тщательно подбирают слова зачастую. И я восхищаюсь мужеством наших работников, журналистов, которые освещают спортивные события, потому что говорить о нашем футболе и относиться к этому трепетно - это значит, свои нервы, свое здоровье гробить.

Валерий Винокуров: Григорий, я единственное вынужден уточнить. Во-первых, это говорил Илья, и он совершенно не хотел сказать, что западные телекомментаторы скованы в выражениях. Он одну деталь, очень верную подметил: нельзя призывать зрителей не смотреть тот канал, на котором ты работаешь. Вот что говорил Илья. Но в принципе вы очень хорошую мысль провели, такую тонкую.

Олег Винокуров: И вновь из Москвы у нас звонок, Иван.

Слушатель: У меня будет вопрос, но сначала короткая реплика по поводу канала "Спорт". С некоторых пор, когда они разбирают очередной футбольный тур, они перестали приглашать специалистов. Там ведет журналист Будников. Мне совершенно не интересно, что скажет по поводу футбола Будников, мне нужны высказывания специалистов. Но почему-то теперь они перестали приглашать. Вторая реплика. Комментатор должен быть человеком культуры, он должен, во-первых, быть грамотным. Вот, например, почему употребляют комментаторы слово "пенка"? "Ох, какая пенка! Вратарь пропустил". Я тоже говорю это выражение, но у себя на кухне. Нужна гармония. И вопрос такой у меня: вот Виктор Балашов, известный диктор, он говорил, что рядом со звукорежиссером раньше сидел еще один человек, который контролировал с карандашом в руках, правильно говорит человек или нет. В этом плане, скажите, пожалуйста, существует ли союз спортивных журналистов, вот за эти вещи чтобы наказывали?

Валерий Винокуров: Сперва насчет того, что не приглашают. Дело в том, что довольно неохотно ходят туда специалисты. Вот вы сказали, что Будников не приглашает, он пытается приглашать, но не все соглашаются идти.

Аркадий Ратнер: Валерий, я думаю, что вообще разграничение - журналист и специалист, которое часто практикуется, - это неправильно. Ведь если бы наш слушатель слушал в качестве ведущего "Футбольного обозрения", которое ведет Будников, слушал бы Николая Озерова, наверное, ему не нужно было еще других специалистов. Просто другое дело, что Будников - начинающий человек, он не пользуется большим авторитетом. Конечно, приглашения украсили бы его передачу, но я категорически против того, чтобы делить журналистов и специалистов на две разные группы.

Валерий Винокуров: Вот вы сейчас, Аркадий, высказали точку зрения, которую отстаивал знаменитый тренер Виктор Александрович Маслов. Он приходил к нам и говорил: "Да что это такое пишут? Участвовали журналисты и специалисты. Да больших специалистов, чем хорошие журналисты, я вообще не знаю". Это Виктор Александрович Маслов так темпераментно в кабинете у Льва Ивановича Филатова высказывался.

Олег Винокуров: Владимир Алексеевич нам позвонил.

Слушатель: Я хочу спросить следующее: вот, например, в советские времена об искусстве говорили во всеуслышание люди, в искусстве не сведущие. А вот в спорте всегда ли хорошо комментируют люди, знающие спорт, ведь тонкости всякого дела - дело тонкое?

Валерий Винокуров: Владимир Алексеевич, ну тут вы сами все правильно сказали, что вовсе совсем не обязательно, что человек, который, например, играл в футбол, будет хорошо оценивать или правильно оценивать футбольную игру. Если бы все игроки - футболисты, баскетболисты - прекрасно бы разбирались, тогда они бы все становились прекрасными тренерами. Человек может всю жизнь заниматься тем или иным видом спорта, но вовсе не обязательно, что он в качестве журналиста глубоко может проанализировать или оценить то или иное событие в этом виде спорта.

Олег Винокуров: Но вот и на пейджер у нас тоже такие же есть сообщения. Алексей пишет: "Кажется, что комментаторы все время боятся, что их обвинят в непатриотизме".

Валерий Винокуров: Наверное, так и есть.

Олег Винокуров: Возможно. Вот слушатель, который начал свое послание так: "Вам часто пишет слушатель по фамилии Добрый. Разрешите представиться, моя фамилия Злой". Но не знаю, шутка это или нет. Вот он написал: "В прошлую субботу матч команд "Динамо" - "Спартак" по телевидению комментировал Сергей Юран. Сергей был хорошим футболистом, но на роль комментатора он явно не тянет. Его речь далеко от московских и МХАТовских образцов".

Валерий Винокуров: Вот на эту тему Аркадий Ратнер мне даже по телефону что-то говорил, потому что я не знал, что Юран ведет, потому что я смотрю всегда без звука. Прав ли слушатель?

Аркадий Ратнер: Это вообще тенденция на канале "Спорт" совершенно неправильная. У них уже есть комментаторы, нельзя сказать, что они блестящие, но квалификация у них есть. Предположим, тот же Илья Казаков, худо ли бедно, ведет репортажи. Но почему с ним постоянно сидит Никонов? И Вадим Никонов, известный футболист, постоянно его поправляет. Казаков пытается что-то возразить Никонову, и получается не репортаж, а какой-то конферанс вокруг футбольного матча.

Валерий Винокуров: Ну, насчет понимания Ильи Казакова тоже разные могут быть точки зрения.

Олег Винокуров: Вот сообщение на пейджер. Игорь Степанович, когда, видимо, речь шла про Гусева, написал нам: "Хочу вспомнить недостойную историю с выдуманной Гусевым историей про якобы выкрикиваемые стадионом речевки "Сталинград". Вот уж позор - так позор!" Это во время матча Россия - Германия вспоминался матч СССР - ФРГ 1955 года.

Олег Винокуров: Нам звонит Александр из Нижегородской области.

Слушатель: Я хотел бы поблагодарить радиослушателя, который спросил про Яна Спарре, я застал его. А я хотел бы вас спросить о судьбе Игоря Соколова. Наверное, вы знаете, художник у нас был такой.

Валерий Винокуров: Да, Александр, знаю. К сожалению, Игоря тоже нет сейчас в живых. Он был изумительный художник и, к сожалению, очень больной человек. У него была болезнь горла, он с трубкой в горле жил и работал. Но тоже был и мужественный человек, и талантливый, и просто как человек прекрасный. Александр, спасибо, что вы вспомнили, я просто тронут, что вы вспомнили такого художника, который на протяжении многих лет иллюстрировал наши книги и еженедельники "Футбол". И прекрасные шаржи на журналистов и на всех знаменитых футболистов рисовал.

Давайте подведем итог. У нас практически не было положительных примеров в программе, хотя я хотел начать ее с положительного примера. Статья от 12 августа в газете "Спорт-Экспресс" Павла Стрижевского называлась "Игра в переговоры". Он там высказывал свою точку зрения по поводу вот этого конфликта НХЛ с европейскими федерациями и все вперед прекрасно предугадал и предусмотрел. То есть журналисты есть очень хорошие. К сожалению, у них мало, видимо, места для публикаций.

XS
SM
MD
LG