Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какие услуги вам оказала власть? Гость студии - главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[08-09-05]

Какие услуги вам оказала власть? Гость студии - главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов

Ведущая Елена Рыковцева

Елена Рыковцева: "Левый президент" - под такой шапкой сегодняшняя "Новая газета" публикует комментарии к новой социальной политике Владимира Путина. Очень разные комментарии. В одном из них, например, говорится, что в этом президентском послании нет вещей, которые сами по себе могли бы стать объектом критики. "Это конкретные, разумные и своевременные поручения, каждый из которых в случае адекватного исполнения должно принести стране ощутимую пользу". Но вот будет ли исполнение адекватным, в этом редактор отдела экономики "Новой газеты" Алексей Полухин сомневается.

В другом материале газета уточняет, что "прежде, чем стать социал-демократом, наш президент был просто демократом. Особо хорошо эта роль удавалась ему во время зачитывания посланий". Самым либеральным и демократическим, - пишет газета, - стало послание, зачитанное в апреле нынешнего года, но, как известно, только практика - критерий истины. Исходя из этого сегодня, когда в ходу новая порция президентских инициатив, "Новая" решила проверить практикой некоторые тезисы предыдущего послания.

Диктор: "Право быть избранным или назначенным на государственные должности, как и возможность получить публичные услуги, публичную информацию, должны быть доступны в равной степени всем гражданам страны". Практика. Гражданин России Михаил Ходорковский в СИЗО "Матросская тишина", получив публичные услуги, напечатал статью "Левый поворот" и несколько заочных интервью в прессе, после чего был переведен из камеры на четверых в камеру на 11 заключенных, потеряв возможность смотреть телевизор и читать газеты.

"Российское государство, если оно хочет быть справедливым, обязано помогать нетрудоспособным и малоимущим гражданам, инвалидам, пенсионерам, сиротам с тем, чтобы жизнь таких людей была достойной, а основные блага были бы для них доступными". Практика. Пермский пенсионер Владимир Поздерин выиграл в областном суде дело о неправильно начисленных ему компенсациях за утраченные по Закону 122 льготы, против несправедливой монетизации, доказав расчетами нечестность местного законодательства, принятого во исполнение Федерального закона. Ответ властей - иски в Верховный суд России против самого обсчитанного.

"Свободное и справедливое общество не имеет внутренних границ, ограничений на передвижение, а оно само открыто для остального мира. Это дает гражданам нашей страны в полной мере пользоваться богатствами всей человеческой цивилизации, включая достижения образования, науки, мировой истории и культуры". Практика. В качестве реакции на "оранжевую" революцию в Украине российские власти предложили своим партнерам в Киеве с 1 января 2006 года перейти на взаимный въезд и выезд уже не по внутригосударственным, а по заграничным паспортам. Пока новые власти соседней славянской республики в одностороннем порядке открывали свои границы для граждан ЕС, наши правоохранительные органы де-факто предотвратили даже визит премьер-министра Юлии Тимошенко в Москву.

"Необходимым условием развития в стране демократии является создание эффективной правовой и политической системы. Потому мы будем двигаться вперед, учитывая наши собственные внутренние обстоятельства и в обязательном порядке опираясь на закон и конституционные гарантии". Практика. Самостоятельная российская модель суверенной демократии так прочно овладела массами в Кремле, что вслед за фактической назначаемостью губернатора любой из провинций последовала и другая уступка управленческой вертикали - отмена реформы местного самоуправления. Более того, отменены и мажоритарные выборы депутатов в федеральный парламент, отданный целиком на произвол партийных списков. Вряд ли устоит и такая гарантия как два президентских срока по четыре года подряд в одни руки, ибо идея продления полномочий президента и снятие календарных ограничений людьми, принимающими решения, практически принята к исполнению.

Елена Рыковцева: Сегодня специально для тех, кто хочет услышать что-то позитивное, мы задаем вопрос всей нашей аудитории: могли бы вы привести примеры обратные тем, что публикует "Новая газета", когда хорошие, правильные слова власти не расходились бы с ее делами?"

А те слушатели, которые таких дел не видят, могут просто присоединиться к беседе и задать вопросы нашему гостю, а это главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов.

Дмитрий, начну с последнего заключения, сделанного вашей газетой. Хотя номер вышел уже после того, как Владимир Путин твердо заверил иностранных экспертов, что не будет баллотироваться на третий срок, что он не будет менять Конституцию, вы продолжаете в этом сомневаться, твердить о третьем сроке. Почему сомневаетесь, ведь говорит же человек "Не буду"?

Дмитрий Муратов: Ну и хорошо.

Елена Рыковцева: А вы почему сомневаетесь?

Дмитрий Муратов: Возвращаясь к тем цитатам, которые сейчас были сделаны из номера газеты. Мне искренне понравилось то, что говорил Владимир Путин, собрав в Кремле весь истебльшмент, который почему-то называет себя элитой до сих пор. Я, правда, посмотрел на лица этих людей, многие из которых много богаче президента, которые на своих бизнес-государственных должностях овладели всеми потоками транспорта, нефти, зарубежных флотов. Мне показалось, что Путин был очень искренен в своих национальных проектах и программах, которые он предложил. А когда я смотрел на этих людей, мне вспоминался анекдот эпохи Бориса Николаевича Ельцина, когда Ельцин собрал людей, всю элиту - Совет Федерации, депутатов, министров - и сказал: "У вас уже все есть. Пора и о людях подумать". А из зала раздалось: "Да, душ по 200 было бы хорошо". Был такой старый анекдот, который приходит в голову, когда глядишь на это изобилие чиновных людей, каждый из которых пристроен к делу и бизнесу. Неслучайно по всем социологическим опросам самой богатой должностью считается после банкира государственный чиновник.

Елена Рыковцева: Им, наверное, скучно сидеть, когда им предлагают подумать о людях.

Дмитрий Муратов: Да. Они думают, типа - мы же яйца привезли, болельщиков мобилизовали на стадионах в Лондоне. А дальше с людьми делиться? Не знаю, получится ли у них или нет. Мне показалось, что после встречи с мамами погибших бесланских детишек что-то такое другое появилось в президенте. Если это что-то появится, закрепится как-то, я буду искренне этому рад.

Посмотрите, он же сделал для них все. Они стали богатыми, великими, им подчиняется вся страна. Они ездят с мигалками, с улюлюканьем, разгоняя все на свете.

Елена Рыковцева: Для своих чиновников, не для мам, конечно.

Дмитрий Муратов: Да, да. Они летают на частных самолетах. Вот вам, ребята, вертикаль. А как дело доходит до того, чтобы спасти лодку, правильно посчитать количество людей, которые должны получать монеты вместо льгот, а там на 5 миллионов людей ошиблись, или спасти детей в Беслане, оказывается, что вся эта жирная, могучая бизнесовая такая вертикаль абсолютно импотентна и абсолютно ни на что не способна. Именно с этим пониманием связано понимание президента и еще нескольких приличных людей, которые там все-таки есть, что пора опереться на людей. Срок заканчивается.

А если вы помните, когда-то года 3 назад была перепись населения. Там президент гражданин России Путин в графе "вид деятельности" указал "оказываю услуги населению". Я бы даже ваш вопрос слушателям переформулировал: "Вспомните, пожалуйста, какие услуги вам оказали?" Например, я не могу получит ИНН. Надо записываться и стоять с ночи. Абсолютно невозможно отвести ребенка в нормальную школу без поборов. Абсолютно не реанимирована и не восстановлена армия, которая является источником угрозы, как для призывников, так и для самого государства - самолеты падают, солдаты разбегаются, многие офицеры занимаются своими частными делами. Я не могу вспомнить ни одной существенной услуги, которую бы мне государство оказало. Качество услуг, которые предоставляет этот дом быта под названием "государство", кошмарное.

Елена Рыковцева: Может быть, слушатели вспомнят. Дмитрий, у меня начинает создаваться такое ощущение, что вы склоняетесь к теории доброго царя и злого окружения. Заметка в вашей газете про послание была ровно такая же, хотя писал другой автор. Мол, замечательное послание, придраться не к чему, но вот эти проклятые чиновники все испортят.

Дмитрий Муратов: Я вас сейчас еще больше огорошу. Вы знаете, мне страшно нравилась государственная программа, когда крестьянам земля давалась в собственность, люди наделялись дачными участками, они за ними закреплялись, гарантировалось на долгие годы социальное государство в области образования и здравоохранения. Эта программа была подписана в Государственном комитете чрезвычайного положения СССР. Замечательная программа. Вы в программе ГКЧП хоть строчку можете вычеркнуть? Нет. Только они в Москву привели танки. Они хотели это сделать так. Без людей их осчастливить.

Поэтому у меня к программе президента и к программе ГКЧП нет абсолютно никаких претензий. У меня претензии к тому, кто и как будет это осуществлять. Вот как?

Елена Рыковцева: Но есть ведь другие вещи. Можно заложить в программу и озвучить огромное количество льгот для тех, для других, для третьих. Но ведь вопрос в том, реально это или нереально.

Дмитрий Муратов: Вопрос только в том, что мы придумали какую-то свою собственную так называемую суверенную демократию, о которой говорит президент, которая понятно на что опирается. Опирается она на специальные службы. Это видно по бюджету, который сейчас внесен в Государственную Думу, или она опирается на людей, на их институты гражданского общества. Слово "гражданское общество" является уже ненавистным, по-моему, для всех наших государственных чиновников.

Короткий пример приведу. Президент в послании Федеральному Собранию наговорил массу вещей о необходимости демократии, равного доступа политических партий к электронных средствам массовой информации. Совсем такой демократический блок. Но при этом сказал фразу о том, что западные гранты иногда вмешиваются в политическую деятельность страны. Вот никого из этих партий из оппозиции к электронным средствам массовой информации по-прежнему не допустили. Уже 5 месяцев прошло после федерального собрания, а в Нижнем Новгороде на днях у маленькой правозащитной организации, которая занимается исследованием ситуации в Чечне, арестовали все счета. 12 тысяч евро у них было арестовано на счете, а сами они с пикета увезены в кутузку. Вот это чиновники слышат. А про то, что людям надо помочь, они не слышат.

Президент лично отвечает за эту систему, он взял управление на себя. Он взял странного человека Фрадкова. Он поназначал всех своих ребят, которых эшелонами сюда завозили из Санкт-Петербурга, хотя нельзя сказать, что они Санкт-Петербург до этого обиходили с нормальным менеджментом. Он несет теперь за это полную ответственность. На это будет интересно смотреть, а помогать в реализации этих программ, конечно, надо. Мы постоянно про это писали. Ребята, помогите учителям. Ребята, помогите этим, помогите тем.

Елена Рыковцева: Весь-то вопрос в чем: когда он эти слова произносит, он действительно в это верит? Вы сами только что сказали, что все проваливается. Зачем же говорить слова, когда человек знает, что дальше произойдет то-то, то-то и то-то. Он произнес слова про национальные каналы. Да, отвели этим партиям резервацию - какие-то 10 минут раз в несколько месяцев. Они немножечко появляются в этом телевизоре. Для галочки. На самом деле, конечно, ничего нет, потому что нет общественно-политических ток-шоу, нет дискуссий. Человек, когда это произносит, он же знает, что этого не будет. Либо, когда он заявил это это апреле, а теперь уже сентябрь, а этого не было, нужно же было что-то сделать, нужно спросить руководителей своих каналов, которые ходят в Кремль как на работу - почему этого не сделано? Получается, что с них не спрашивают. Значит не нужно было, не хотел человек, чтобы было так, чтобы было на национальных каналах разнообразие мнений.

Опять повторю: весь вопрос в том, о чем он думает в момент произнесения этой речи, верит или не верит сам себе?

Дмитрий Муратов: Думаю, что собака президента лабрадор Кони, главная героиня, понимает, когда хозяин говорит каким голосом. Я отнюдь не Кони и не психиатр. Я полагаю, что в ближайшее время будет какой-нибудь приборчик, такой детектор лжи, который с экрана телевизора улавливает - имел ли в виду руководитель страны или какой-нибудь партии то, что сказал на самом деле или нет. Будет такой индикатор - врет не врет. Но пока этого прибора нет, но мы работаем над ним. Остается только проверять практикой. Очень бы хотелось на эту практику посмотреть.

Елена Рыковцева: Слушаем звонки. Юрий из Петербурга.

Слушатель: Я понял ваш вопрос так - назовите мошенника, который не обещал бы лохам золотые горы.

Елена Рыковцева: И выполнил свое обещание.

Слушатель: Назовите мне хотя бы одну группу населения - учителя, врачи, пенсионеры, военные и даже олигархи, которым бы наш новоиспеченный Иудушка Головлев не обещал бы те самые золотые горы?

Елена Рыковцева: Спасибо. Георгий из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Как мы знаем, существует единственно правильный критерий, который никем не может быть опровергнут, - по делам их узнаете их. Лучше, наоборот, чтобы слова были неправильные, а дела очень правильные.

Второй момент. Восточная интересная пословица. Она гласит: "Ты сказал, я поверил. Ты повторил, я усомнился. Ты стал настаивать, я понял, что ты лжешь". А когда часто говорят одно и тоже и не выполняют, то это касается этой пословицы.

Елена Рыковцева: На пейджер нам написана Татьяна Федоровна из Санкт-Петербурга: "Спасибо за "Новую газету". Так держать".

Пишет слушатель Добрый: "Цены на ЖКХ взлетят, подорожает и все остальное. Возьмутся за налоги на имущество. Будем платить по рыночной стоимости - все это на втором сроке Путина. Дайте ему третий и многие останутся без штанов".

Дмитрий, все-таки вернусь к вопросу о третьем сроке. Он сказал: "Я не иду на третий срок. Я не буду менять Конситуцию". Вы лично верите в это?

Дмитрий Муратов: Но ведь президент сказал об этом уже трижды. А предыдущий слушатель привел какую-то любопытнейшую восточную поговорку.

Елена Рыковцева: А вы лично опять на вопрос не ответили.

Дмитрий Муратов: Я не психотерапевт, не хиромант. В России невозможно делать прогнозы. Вот это я вам заявляю со всей ответственностью. Проведите эксперимент. Возьмите подшивку любой хорошей газеты "Коммерсанта", "Известий" и пролистайте ее назад. Вы убедитесь, что ни один прогноз не сбывается. Нормальные газеты их уже не делают. Потому что прогноз - это когда в стране есть политика. Политика - это когда есть партии, есть заявленные лоббистские группы, есть равный доступ к средствам массовой информации. Вот когда политика определяет, тогда можно прогнозировать. У нас нельзя прогнозировать этого. Есть один или два человека, которые сбежались и решили сделать так.

Елена Рыковцева: Вы просто ставите крест на профессии политолога. Прогнозы их работа.

Дмитрий Муратов: В России я ставлю крест на профессии политолога. В России есть сервисная услуга под названием "политология". Одна из них обслуживает кремлевские взгляды, а другая - альтернативные кремлевские взгляды. Вот, собственно говоря, и все. Они вбрасывают доклады, они осваивают бюджетные массы, они ездят выбирать Януковича и поздравлять его устами президента со всеми выигрышами. Вот это я понимаю. Это сервисная услуга. Но никакой прогнозической политологии в стране нет. Я так думаю.

Елена Рыковцева: Ваш телевизионный обозреватель Наталья Ростова сегодня подметила в своей колонке удивительную вещь: главные каналы страны Первый, Второй и примкнувшая к ним НТВ, которые так бдительно следят за каждым шагом президента, отслеживают, говорят об этом, он не сходит с экранов и так далее, вдруг упустили совершенно из виду и не упомянули о встрече с иностранными экспертами, на которой он давал все те же обещания. Слушатели смогли узнать об этом только из эфира радиостанций, читатели газет смогли об этом прочитать, но главные каналы страны о том, что президент дал столь серьезные обещания, умолчали. Почему?

Дмитрий Муратов: Во-первых, REN-TV у себя в студии в программе "24" все это рассказало.

Елена Рыковцева: Это Наташа написала. REN-TV - да, ТВЦ, а вот Первый и РТР - ничего.

Дмитрий Муратов: Во-вторых, я полагаю, что к тому времени, когда программы были готовы к эфиру, мнение могло измениться.

Елена Рыковцева: Почему?

Дмитрий Муратов: Просто до всех каналов это успели довести, а у REN-TV была своя нормальная, как всегда профессиональная информация.

Елена Рыковцева: Изменилось в смысле: не надо это тиражировать?

Дмитрий Муратов: Лена, мы не один раз здесь уже говорили. Я эту фразу произносил, я ее еще раз произнесу. Она принадлежит нашему обозревателю Юле Латыниной, что из всех отраслей промышленности для действующей власти главным является телевидение. Они абсолютно уверены, что, производя некий эфирный продукт, они поднимают ВВП, рассказывают стране то, что она должна знать. Сказанное иностранным журналистам одно, а внутренний продукт может быть другим. Сделал это Путин или это сделали люди, которые не хотели, чтобы так жестко, так внятно, как он ответил Злобину на его вопрос "Останетесь ли вы на третий срок?"? Может быть, они искали для себя некий спасительный буфер - "нет, но..." А в этом ответе президента было просто "нет".

Посмотрите, встреча с матерями Беслана. Президент страны, бывший директор Федеральной службы безопасности, между прочим, говорит о том, что ему докладывали, что в школе 354 заложника. Он действительно не знал, что в школе людей в три раза больше.

Елена Рыковцева: Мы через год узнали о том, что он не знал.

Дмитрий Муратов: Он не знал. А знал ли он, как показали его речь в эфире этих каналов? Или существует класс, который он создал, и который манипулирует уже всем? Вот почему я не говорю, что царь добрый, а чиновники дурные. Потому что он сам, своими руками эшелонами ввозил сюда этот класс и давал им все карт-бланши.

Елена Рыковцева: Валентин из Рязани, слушаем вас.

Слушатель: Хотел бы привести пример, когда дела не расходятся со словами. Президент заявил о том, что не будет баллотироваться на следующий срок. Для этого создан по существу автомат выборный с заданным результатом, который состоит из глухой системы ГАС-выборы, комплекса драконовских законов о выборах, подконтрольных средств массовой информации, системы антинародных судов и, самое главное, это выборные комиссии на местах, которые абсолютно подконтрольны этой вертикали власти. Последнее - это Закон о государственной службе, по которой депутатов можно просто назначать. Вот так.

Елена Рыковцева: Все понятно. Сергей из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Я живу довольно долго на свете, но примеров таких я назвать, конечно, не могу. Я внимательно изучил это последнее послание президента, не поленился. Я понял, что, во-первых, как говорится в одной пословице "жареный петух в одно место клюнул". Во-вторых, это настолько наивно для человека. Он последние 30 лет не был ни в одной нормальной поликлинике. У них свой стационар был. Он совершенно не понимает, что такое нормальная поликлиника. Дети никогда не ходили в нормальные школы. Человек он наивный. Думаю, что что-то там такое происходит, чего мы не знаем.

Елена Рыковцева: "Поставлена задача извести народ, оставить недра, проблемы рабочей силы в мире нет", - пишет нам Васильев Анатолий.

"Главный редактор "Новой газеты", благодарю вас за вашу газету, за всех журналистов, вас лично. Разделяю ваше мнение, что этот Путин ни одного слова правды не сказал, о третьем сроке врет открыто. Пусть уходит добровольно", - пишет Светлана. Дмитрий, по-моему, мнение вы так не формулировали, хотя Светлана его разделяет.

Дмитрий Муратов: Я думаю, что Светлана относится к одному народу, который не хочет, чтобы Путин оставался. Большинство народа относится к тому народу, который хочет, чтобы этот президент остался, поскольку реально на сегодняшний день никакой альтернативы ему не видят. В стране вообще живут несколько разных народов - московский народ, сельский народ, народ райцентров, народ, который поддерживает Путина, и народ, который поддерживает Каспарова, народ Явлинского, народ телевидения и народ газет. В этом смысле нет единой России.

В этом смысле, наверное, у интеллигенции есть своя серьезная вина. В 1991 году я прочитал чью-то замечательную мысль в "Известиях" о том, что победило меньшинство, которое могло показать большинству, каким образом можно было дальше продвигаться по демократичному пути развития, а вместо этого они начали делить дачи, посты, деньги и нефтепромыслы. В результате превратили замечательный институт демократии в русское ругательство. Теперь нам объясняет тот же Путин, что у нас специальная демократия, а не общемировая. В этом есть общая вина интеллигенции. Я в этом абсолютно уверен.

Когда сейчас говорят, что демократия для России не подходит, так мы же при демократии ни разу не жили! Без демократии жили тысячелетиями, а при демократии жили 2-3 года. Хватило, оказывается. Как спорить с этим, я не знаю. Мы просто газету, что называется, делаем.

Елена Рыковцева: А вы в "Комитете-2008" с самого начала?

Дмитрий Муратов: Я сейчас не вхожу в "Комитет-2008".

Елена Рыковцева: А почему? Разочаровались?

Дмитрий Муратов: Я честно сказал членам "Комитета-2008", что не буду комментировать свой уход из "Комитета-2008". Я не хлопал дверями.

Елена Рыковцева: Я не знала, что вы ушли.

Дмитрий Муратов: Это очень хорошо, значит я выполнил свое обещание не делать этого публично. Просто я понял, что демократические силы в рамках "Комитета-2008" объединиться, выдвинуть общую программу, общего лидера и общий список не могут. Для меня просто потерялся смысл быть в некоей политической тусовке и обладать вот этой андеграундной информацией.

С другой стороны, я вижу, что сейчас произошло. Для меня это оптимистическая вещь. Борис Надеждин, один из участников этого Комитета, планомерно работал в Подмосковье. Сейчас прошли выборы в Московской области. Там на своем областном уровне и СПС, и "Яблоко" и иные, как им кажется, человеческие, порядочные какие-то люди выдвигали по округам своих кандидатов. И добились там, несмотря на гигантское давление - местные штабы горели, по половине списка снимали, они сумели провести туда достаточно своих кандидатов. А вот в московскую тусовку я, к сожалению, больше не хожу, хотя со всеми поддерживаю замечательные отношения. Это люди, к которым я отношусь с высокой степенью уважения. Все у нас печатаются, публикуются. У нас открытая площадка.

Елена Рыковцева: Два звонка из Санкт-Петербурга. Олег, пожалуйста.

Слушатель: В конце октября Владимир Владимирович выступал по телевидению в прямом эфире и очень удивился, что российским гражданам при приезде в Москву нужно зарегистрироваться в течение трех дней. Владимир Владимирович пообещал, что он исправит эту ситуацию, и сдержал слово. В конце декабря срок регистрации в Москве российским гражданам был продлен до трех месяцев.

Елена Рыковцева: Точно, по крайней мере, украинским гражданам российская власть оказала услугу.

Слушатель: Таким образом, Владимир Владимирович предоставил российским гражданам свободу.

Елена Рыковцева: Украинским.

Слушатель: Российским. Михаил Фрадков внес изменения в правила регистрации, где установил три месяца. Таким образом, Владимир Владимирович предоставил российским гражданам свободу передвижения по собственной стране, поскольку раньше главным занятием московской милиции в течение 10 лет было ловить приезжих.

Елена Рыковцева: Спасибо, Олег. Все же началось с обещания украинским гражданам, которое пришлось перенести и на российских. Но вы правы, дело хорошее. Спасибо украинским выборам. Евгения Иосифовна, слушаем вас.

Слушатель: Я хотела бы обратиться к поведению президента во время встречи с матерями Беслана. Меня возмутило, что никто ему не посмел задать вопрос: "Кто же вам дал право, президент, в течение года эти кровоточащие материнские сердца держать в таком напряжении? Почему вы в течение года не разобрались и не ответили людям? Кто вам дал такое право?"

Второе. Я как гражданка России требуют от президента Путина разработать подробнейший план его личных действий во время очередного, не дай бог, террористического акта такого же, какой произошел в Беслане. Пусть он этот личный план обнародует, чтобы мы жили спокойно и за себя, и за наших детей, и за наших внуков. Кто-нибудь способен на это у нас в стране?

Дмитрий Муратов: На вопрос - кто дал президенту такое право? - я вам сейчас прямо так и отвечу - российский народ.

Елена Рыковцева: Который его выбрал.

Дмитрий Муратов: Правящая партия, которая не дает возможности никаким иным партиям в Государственной Думе альтернативных путей подхода к безопасности страны. Мы дали право, с нас очень серьезный спрос.

Елена Рыковцева: Добавлю по поводу матерей Беслана. Все-таки судить о поведении президента нужно в первую очередь им. Насколько я поняла, пресса пыталась выудить, вытянуть из матерей Беслана реакцию на эту встречу. Ведь почти три часа они разговаривали. Но очень сложно давалась журналистам эта информация. Не слишком хотели матери об этом говорить. Они были очень сдержанны. Что там было на самом деле, что между ними произошло, толком даже газетчикам узнать не удалось.

Дмитрий Муратов: Не так. Мы со многими из них говорили. У нас в Беслане постоянно работает корреспондентский пункт. Там очень высокая степень доверия бесланцев к "Новой газете". С нашими журналистами очень откровенно говорят мамы погибших детей и бывшие заложники. Мне кажется, что даже в своем горе они оказались высоко достойны.

Елена Рыковцева: У вас я этих подробностей о встрече тоже не читала.

Дмитрий Муратов: Они не стали устраивать некое политическое действие. Они действительно хотят знать причины, по которым погибли их дети. Они задали президенту тяжелейшие вопросы. В частности, вопрос по использованию танков и огнеметов "Шмель" в то время, когда в школе номер 1 находились заложники. До этого нам мозги пудрили, как идиотам, какой-то замгенпрокурора местный Шепель по фамилии о том, что он проводил испытания гранатомета "Шмель" и деревянный дом не загорелся. После встречи президента с матерями туда приехала бригада Генеральной прокуратуры, заново назначены все экспертизы. Таких издевательских слов, какие произнес Шепель, там, естественно, больше не повторится. Я полагаю, что сейчас это расследование пойдет куда более серьезно. Оно будет служить не для сокрытия фактов, а для их вскрывания. У меня есть такая уверенность. Там просто заново начинается расследование.

Елена Рыковцева: Нам звонит Новосибирск, Михаил.

Слушатель: В Новосибирске со 2 сентября прекращено вещание Радио Свобода на УКВ частотах. А вот отключение от FM-диапазона произошло гораздо раньше. Теперь мы вас слушаем на коротких волнах.

Елена Рыковцева: Наверное, с партнерами у нас там что-то не сложилось.

Слушатель: Многоуважаемый господин Муратов. В Новосибирске вместо двух номеров в неделю, выходит полномера, в лучшем случае две трети, а бывает, что не выходит вообще. Это, по-моему, дискриминация. Думаю, что не только я хочу читать любимую газету в полном объеме. Господин Муратов, помогите нам, пожалуйста. Я ведь беспокоюсь, что за "Новую" - у нее ведь нет коротких волн.

Дмитрий Муратов: Спасибо большое. Мы издаем газету в Новосибирске с нашими партнерами. Она там действительно выходит один раз в неделю. Там выходят не все материалы московского выпуска, поскольку она ограничена в своем объеме. Часть полос редактор новосибирского выпуска Наталья Копылова ставит из местных новостей. У нас мало в каком регионе выходит аутентичный федеральный выпуск. Мы стараемся дать слово местным новостям.

Мы на сайт выкладываем все содержание номера бесплатно. Кроме того, у нас есть масса замечательнейших материалов, которые просто не входят в номер. Мы дополнительную услугу оказываем читателю. Там же есть форум наш, где вы с журналистами можете обсудить абсолютно все, что происходит как в газете, так и вокруг ее публикаций.

Снимаю сейчас с себя часть вины. Для того чтобы московский выпуск газеты доставить в Новосибирск, вам придется выложить около тысячи рублей. У нас самая дорогая почта в мире. У нас доставка газеты стоит в 2-3 раза дороже, чем ее производство и все силы, которые на нее затрачены. Больше того, она дойдет к вам не на следующий день, до Самары, до которой 900 с лишним километров, понедельничный номер доходит в пятницу. Это просто один из способов почтовой цензуры. Я тут посмотрел, как во времена Наполеона работала почта. Так они до Саудовской Аравии за 4 дня из Франции почту доставляли. А у нас она сейчас самолетами и поездами до Самары доходит почти за 5 суток.

Елена Рыковцева: И ничего не сделаешь.

Дмитрий Муратов: И ничего мы с этой монополией сделать не можем. Поэтому мы хотим с начала ноября запустить эксперимент. У нас будет два раза в неделю газета выходить на бумажном носителе, а в промежутке, как ежедневная газета, она будет выходить он-лайн. Мы хотим совместить бумажный и электронный выпуски.

Елена Рыковцева: Николай из Курской области, слушаем вас.

Слушатель: Хочу заступиться за нашего президента. Хочу сказать, что он выполнил услуги, что обещал.

Елена Рыковцева: Давайте сначала послушаем сообщение от Елены, чтобы вы заступились за президента после того, что я прочитаю. "Громадное спасибо, что пригласили Дмитрия Муратова. Являясь подписчиком его "Новой газеты", пропагандирую ее. Есть пословица: "Глаза - зеркало души". Посмотрите в глаза нашему президенту, они ледяные. Ему на нас наплевать". А теперь заступайтесь.

Слушатель: Так получилось, что, придя к власти, у нас сразу же образовался "Курск". Он пообещал достать подводников, разобраться. Он это сделал. Но дело в том, чтобы не остаться с носом, "Курску" взяли и этот носик подрезали. А сейчас торчат уши или аппендицит, и будут его резать, наверное, в Беслане, чтобы не было перитонитов. Вопрос такого порядка. Сколько еще раз должен промахнуться Акела, чтобы стая решила, что пора менять?

У нас отобрали вклады и многие другие вещи, единственное, что у нас может быть останется, что передать по наследству нашим внукам - нынешнюю власть. Она пришла надолго. Я думаю, что уходить она не собирается, ей некуда.

Дмитрий Муратов: Я не знаю, что на это ответить. Это же не вопрос, это мнение человека, я его уважаю.

Я просто думаю над звонком из Новосибирска, когда ваш слушатель посетовал, что у "Новой газеты" нет своей радиочастоты. Вот напишем мы на Радио Свобода письмо с просьбой дать нам полчаса в неделю с тем, чтобы мы с нашими журналистами обсуждали здесь номер.

Елена Рыковцева: У меня есть такое подозрение, что вам их даже и дадут.

Дмитрий Муратов: Вот тогда мы Новосибирску и поможем.

Елена Рыковцева: Тогда переброшу вам вопрос из другой нашей программы, но он касался вашей газеты. Мы как-то обсуждали газетный рынок. Очень взволнованный пришел пейджер, что "мы очень волнуемся и очень боимся, что купят "Новую газету" для того, чтобы закрыть". Что у вас там с этим? Не собираются ли вас купить, чтобы закрыть?

Дмитрий Муратов: Я сейчас скажу вам всю правду, всю коммерческую правду. Ну кто же нас таких купит? Но мы же не яйца Фаберже!

Елена Рыковцева: Вот и написала как раз слушательница, что именно таких вас и купят и тут же прикроют.

Дмитрий Муратов: Нет, никаких подобных сделок не предлагается и не намечается.

Елена Рыковцева: Вы живете, существуете сами.

"Владимир Путин и вся его чиновничья рать оказали мне услугу. Приняли законы, благодаря которым мое участие в выборах парламентских и президентских стало бессмысленным, а выборы губернаторов и все остальные просто отменили", - так иронично пишет Борис из Санкт-Петербурга.

"Качественные услуги - это беспощадное понижение жизненного уровня пенсионеров", - Владимир из Санкт-Петербурга в том же духе.

"Единственное обещание, которое власть неизменно выполняет всегда - это, когда она обещает отключить горячую воду", - пишет Мария Филипповна из Санкт-Петербурга. Чистая правда.

"Господину Путину, его словам не верю", - Иванов так пишет.

Александр Васильевич из Ленинградской области. Мы вас слушаем.

Слушатель: Путин заявляет, что он нанят народом. Но на самом деле получается, что мало кто соединяет Путина с властью, то есть власть - это одно, Путин - это совершенно другое. Почему это получается? Получается это, как я понимаю, из-за того, что Путина в 1999 году предложил Рогозин, в 2000 выдвинула "Единая Россия", поддержал "Союз правых сил". На многих стульях он сидел. После этого СПС отошел. Его место заняли вернувшиеся олигархи и террористы, я имею в виду старшего и младшего Кадыровых. Получается, что, когда он сидит на этих стульях, он всем удобен, а, с другой стороны, он никому ничего не делает.

Елена Рыковцева: Александр Васильевич, вам какую услугу власть оказала?

Слушатель: Мне лично власть эта услуг никаких не оказала, кроме того, что они делают все плохо для народа. Но самое страшное то, что они дурачат народ. Получается, что Путин у нас просто лицо фирмы, хозяева которой меняются. Ведь предлагают и заявляют совершенно другие люди.

Елена Рыковцева: "Президент Путин оказал мне услугу - он ликвидировал (замочил) единственный общероссийский независимый частный телевизионный канал (бывший НТВ), благодаря чему включать телевизор считаю бессмысленным", - пишет Борис из Санкт-Петербурга.

Дмитрий Муратов: Все-таки услуга оказана - идет экономия электроэнергии.

Елена Рыковцева: Да. Светлана: "Верят Путину люди, не научившиеся думать, читать, анализировать. Покорность, которую внушил им еще КГБ, люди, которые были когда прикормлены. Он сделал много зла. Его правительство напоминает банду".

"Совершенно ясно, что Путин не будет избираться на третий срок, но при этом все рычаги власти в стране останутся у него. Президентом станет какой-нибудь Тютькин, а Путин будет премьер-министром, пересидит 4 года, сохраняя власть, а потом снова будет избираться. За 5 лет своего царствования он построил из России огромную потемкинскую деревню". Николай Петрович.

"Мне 82 года, участник войны. Путин сказал, что мы имеем право на машину "Ока". Я прошла на комиссию, но там сказали, что у меня такой возраст, что я не имею право водить машину. К 60-летию Победы мне ничего не дали", - пишет Ирина Фадеевна Михайлова.

Дмитрий Муратов: Напишите нам, пожалуйста. Мы напечатаем ваше письмо. У нас было много обращений от ветеранов. Были обращения с машинами. Мы писали в местные органы власти. У нас есть такое право. Кодекс административных правонарушений дает нам право добиваться любого ответа от чиновника. Мы постараемся для вас это сделать.

Елена Рыковцева: Людмила из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Если наш президент слушаем ваше радио, то у меня к нему такой вопрос.

Дмитрий Муратов: Он его читает.

Слушатель: Думает ли он об инвалидах, которых с каждым годом все больше и больше в нашей стране? Я не знаю какой, но, наверное, большой процент молодых еще трудоспособных людей стали инвалидами по вине врачей. Я не против того, чтобы им повышались оклады, но думаю, что этого мало.

Елена Рыковцева: Дмитрий, слушатель задает вопрос: "Как нам поступить, чтобы Путин знал, что делается в стране? Как я могу достучаться до президента?" Рецепт.

Дмитрий Муратов: На выборы ходить. Вы извините за цинизм, но только так. Не все ведь зависит от власти. 9 сентября в 21 час на Пресненской набережной проводим огромную веселую акцию "Новой газеты" с нашими партнерами под названием "Я пропускаю пешеходов". Мы очень хотим, чтобы машины останавливались перед пешеходами, как в нормальных европейских странах. Самим хоть как-то приблизить Европу. Приходите в 9 часов вечера 9 сентября.

XS
SM
MD
LG