Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какими качествами, прежде всего, должен обладать следующий президент России?


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[30-09-05]

Какими качествами, прежде всего, должен обладать следующий президент России?

ВедущийВиталий Портников

Виктор Резунков: Газета "Известия" опубликовала результаты социологических опросов россиян, проведенных социологами исследовательского холдинга "РАМИР-Мониторинг". Россиянам предложили ответить на два вопроса. Первый - какими качествами, прежде всего, должен обладать следующий президент России? И второй - поскольку Владимир Путин не будет участвовать в следующих президентских выборах, то кого из известных политиков вы могли бы предложить на пост президента в 2008 году? Ответы россиян на эти вопросы оказались любопытными и неожиданными для социологов, и не только для них.

И об этом мы сегодня поговорим в Петербургской студии Радио Свобода. У нас в гостях - заместитель главного редактора газеты "Дело" Даниил Коцюбинский.

А нашим слушателям я тоже предлагаю определить качества, которыми должен обладать следующий президент России, и назвать имя того известного политика, который, по вашему мнению, мог бы стать президентом, в случае, если Владимир Путин не будет участвовать в следующих президентских выборах.

Я предлагаю послушать обзор последних публикаций, который подготовил корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: "Известия" публикуют портрет следующего президента России, "нарисованный" россиянами с помощью компании "РАМИР-Мониторинг". Всего было названо 11 качеств. На первом месте профессионализм, затем близость к народу. Честность и ум назвали 34 и 32 процента опрошенных, соответственно. Справедливость и доброту - 16 и 5 процентов.

Среди возможных преемников лидирует Сергей Шойгу с 12 процентами. Затем идет Юрий Лужков с 10-тью, Владимир Жириновский с 9-тью и Геннадий Зюганов с 6 процентами.

При этом, пишут "Известия", социологические службы фиксируют очередной взлет рейтинга Владимира Путина. В ближайшее воскресенье на президентских выборах за Путина проголосовали бы 55 процентов россиян, считает ВЦИОМ.

Как пишет аналитическая интернет-газета "RBC Daily", по мнению ряда экспертов, Кремль остановился на варианте "Преемник", согласно которому Путин и его команда останутся в большой политике. По словам эксперта "Горбачев-Фонда" Андрея Рябова, Путину будет отведена роль российского Ден Сяопина, а институт, который позволит ему играть эту роль, будет чем-то вроде Военного совета Компартии Китая.

Политолог Сергей Марков считает, что у власти останется нынешняя команда либералов и чекистов.

Газета "Ведомости" пишет, что комиссия по подготовке проекта конституционного акта между Россией и Белоруссией решила, что президента у нового государства не будет, а будет Госсовет с двумя президентами, а значит, Владимир Путин не сможет продлить свои президентские полномочия. Хотя, считает газета, это решение может быть изменено лидерами двух стран.

Газеты пишут о том, что депутаты Законодательного собрания Приморского края отклонили инициативу одного из своих коллег об изменении Конституции в пользу третьего срока президента.

Как пишет "Независимая газета", губернатор Новгородской области Михаил Прусак призвал граждан России под знамена борьбы против ухода Путина со своего поста. Газета предполагает, что таким образом активизировалось окружение президента, озабоченное потерей своего влияния после ухода Путина в 2008 году.

Виктор Резунков: И у нас уже есть звонки от радиослушателей. Нина Павловна из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотела видеть президентом Григория Алексеевича Явлинского. Потому что считаю, что только он и его партия имеют четкую программу, нормальную, гуманную, умную во всех отношениях.

Виктор Резунков: Спасибо, Нина Павловна.

Валерий Петрович из Псковской области, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел видеть президентом Егора Тимуровича Гайдара. Он человек мужественный, глубоко порядочный, по моему мнению, и мудрый. По-моему, это самые лучшие качества, которые нам необходимы.

Виктор Резунков: Спасибо большое за ваше мнение.

Даниил, у меня к вам вопрос по сценарию. Окончательно ли можно считать, что Владимир Путин не будет участвовать в президентских выборах, и будет назначен преемник, каково ваше мнение?

Даниил Коцюбинский: Вы знаете, даже наиболее приближенные к кремлевским коридорам московские политологи на сегодняшний день не берутся говорить, какой именно из сценариев преодоления рубежа-2008 будет избран Кремлем. Но опять-таки никто и из них не сомневается, и никто из обычных граждан не сомневается в том, что по факту Путин все равно останется человеком номер один в этой системе.

И по-другому быть не может, потому что вся система, вся вертикаль, она нанизана на персону. Вытащи эту персону - и все посыплется. Слишком много на нем завязано и в плане имиджевом, да и, может быть, даже, что еще более важно, - в плане кланово-группировочном. В том числе и бизнес-интересы каким-то образом все структурированы вокруг него. Поэтому представить себе, что Путин действительно, как Диоклетиан, уйдет выращивать капусту... кстати сказать, Диоклетиан плохо закончил. Ему тоже казалось, что он все замечательно отладил, и вот он делит империю на две части, потом два преемника приходят. Но в итоге до него добрались, когда он отправился капусту выращивать. Я думаю, что Путин все эти примеры, если и не знает, то, по крайней мере, интуитивно просчитывает. Поэтому, конечно же, с моей точки зрения, он никуда не денется. И как он будет называться - это настолько безразлично. Будет ли он "великим кормчим", или "средним кормчим", или как-то иначе себя назовет, но факт тот, что он будет рулить до тех пор, пока ему позволять будет обстановка. А обстановка... пока что еще не известно, сколько будет позволять. Опять-таки здесь прогнозы невозможны.

Виктор Резунков: Давайте будем все-таки предполагать, что будет какой-то преемник...

Даниил Коцюбинский: Еще раз говорю, можно ли было считать, допустим, главой государства Михаила Ивановича Калинина или Якова Михайловича Свердлова, хотя сейчас такие попытки предпринимаются. Даже по телевизору показывают фильмы, что, оказывается, у нас ответственным за все ужасы Гражданской войны был не Ленин, а Свердлов, но это, конечно, глупости. Потому что в советской модели главой, диктатором был глава исполнительной власти. Действительно, может быть, вообще кто-то посторонний, как в Китае Ден Сяопин занимал формально какой-то незначительный пост, при этом оставаясь у руля.

Так же и здесь. Может быть, Путин не случайно... кстати сказать, я обратил внимание, и мне кажется, что никто из аналитиков как-то не подчеркнул этот момент, Путин, говоря о действиях правительства, все время использовал местоимение "мы". И он один раз даже сказал: "Мы собираемся открыть в Петербурге Школу менеджмента". То ли он так пошутил... Чтобы не подумали, что он о себе, как о Николае II, говорит, он сказал: "Мы - это правительство". Может быть, таким образом он какой-то сигнал запустил, связанный с тем, что он собирается пересесть в кресло премьера, притом, что формально президентом будет какой-то человек, стоящий в тени. Не знаю.

Я думаю, что они сами еще до конца не просчитали, потому что иначе какая-то утечка информации все-таки бы случилась. Они еще дискутируют на эту тему между собой. Но разные варианты все равно будут сводиться к одному и тому же результату - преемника фактического не будет. Будет формальный, возможно, преемник. А возможно, даже и его не будет.

Виктор Резунков: Хорошо.

Владимир из Москвы, пожалуйста. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, вот меня удивляет наивность некоторых наших политологов и очень короткая память россиян. Я внимательно слушал выступление президента, и вот буквально дословно: "Вносить существенные изменения в Конституцию считаю нецелесообразным". А не существенные?

Виктор Резунков: Он употребил слово "резких", "резкие изменения", да.

Слушатель: А не резкие, значит, можно? Вы понимаете, как говорится, что у трезвого на уме, то... сами понимаете, на языке. Оговорка. Ведь наш президент вышел из определенных спецслужб, возглавлял их, и имеет друзей оттуда. Если сейчас задать вопрос - хотите ли вы президентом оставить Владимира Владимировича Путина? - то большинство ответит "да". Потому что перед тем, как задают этот вопрос, требуют: имя, фамилия, отчество, адрес, вплоть до индекса, номер дома, квартиры и так далее. Понимаете, как легко. Спасибо.

Виктор Резунков: Спасибо, Владимир.

Социологи тоже отмечают такую особенность. ВЦИОМ последний провел опрос. Если бы выборы президента проходили в ближайшее время, отмечают социологи, и в них не принял бы участие президент России Владимир Путин, то выборы бы не состоялись. И количество проголосовавших против всех - 9 процентов - превысило бы количество голосов за кандидата-лидера - главу МЧС Сергея Шойгу.

Даниил Коцюбинский: Дело в том, что сейчас пытаться подсчитывать проценты, симпатии россиян к тем или иным персонам... я не знаю, зачем социологи этим занимаются. Потому что совершенно очевидно, что от народа в сегодняшней России как на выборах, так и в период между выборами, ничего не зависит. Даже если народ как-то и голосует по-своему... Скажем, на последних выборах в Думу, как мы знаем, за партию "Яблоко", по подсчетам коммунистов, было подано больше 5 процентов голосов, тем не менее, посчитано было, что "Яблоко" не проходит в Госдуму. То есть от народа не зависит ничего. Тем более, уж не зависят симпатии к персонам. Еще к партиям там как-то более инертна все-таки психология. А персоны... Ну вот не был Путин никем еще в июне 1999 года, а уже в августе он был кем-то, а уже спустя полгода он был безальтернативным преемником.

Поэтому искусство оболванивания нашего электората... да я думаю, что и любого электората в той системе информационно-политической, в которой мы существуем, оно уже достигло таких пределов, которые позволяют абсолютно любого человека сделать рейтинговым политиком, абсолютно любого, я подчеркиваю, независимо от его качеств. Это принято считать, что у Путина есть какая-то харизма, какая-то сексапильность, проникновенность взора, ну, в зависимости, конечно, еще от гендерных параметров электората. Но на самом деле, когда в июле, по-моему, он был впервые представлен как премьер-министр, для многих было шоком - до какой степени невзрачная фигура. Если сравнивали и с сушеной акулой, и с насекомым, с богомолом. То есть сравнения были самые уничижительные. Потом куда-то это все исчезло. И теперь он действительно такой вот харизматический. Это эффект телевидения, эффект промывки мозгов, в том числе промывки мозгов и просвещенной части электората - она тоже начинает зомбироваться, правда, против своей воли.

Виктор Резунков: Я зачитаю некоторые сообщения, которые нам поступили на пейджер. Александр пишет: "Новый президент должен быть обязательно русским, православным, националистом, здоровым, не пьющим, желательно помоложе, не связанным с мировой закулисой, масонством и прочей швалью, не имеющим заграничных вкладов и собственности, и не отправляющим своих детей учиться за рубеж".

Дима пишет: "Президентом может быть любой, имеющий среднее образование, а качества не важны. Единственное требование - наличие семьи и детей в количестве не менее двух".

Сергей пишет: "Лидер государства должен обладать теми же качествами и работоспособностью, как и Владимир Путин".

"Алла Ивановна. Самым лучшим президентом мог стать Ходорковский - он разбирается в делах, хорошо работал. Он бы привел Россию в порядок".

Николай из Петербурга, пожалуйста, мы вас слушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, хотелось бы вот что уточнить. Уважаемый господин Зязиков переназначен президентом Ингушетии? Дело в том, что у меня есть реплика маленькая. Господин Зязиков во время Беслана очень, скажем так, недостойно себя повел - он уехал в Испанию, отключив мобильный телефон. Вот есть предложение будущему президенту. Если даже господин Зязиков не переназначен, то очень бы хотелось, чтобы таких переназначений просто не было. Я бы хотел еще подчеркнуть, что именно из-за таких назначений, а не из-за каких-то международных террористов, я подчеркиваю, однажды у нас взорвется Кавказ. Большое спасибо.

Виктор Резунков: Насколько мне известно, Зязиков, конечно, уже не президент Ингушетии.

И все-таки по кандидатурам. Меня интересует другой момент. И социологи на это обращают внимание. Сергей Шойгу - 12 процентов. Даниил, это традиционно? Все-таки к спасателям отношение трепетное у населения России. И недавно социологический опрос в Петербурге проводился среди молодежи, среди студентов - кого вы считаете героем в своей жизни, вообще героическим человеком? - и они назвали в первую очередь вот именно спасателей.

Даниил Коцюбинский: Это такая мирная чрезвычайщина. В России, в принципе, популярна чрезвычайщина. Всякие чрезвычайные меры воспринимаются как единственно эффективные. Ну а поскольку мы сейчас все-таки живем не в эпоху большого террора, а в эпоху каких-то больших катастроф, слава Богу на самом деле, потому что все-таки количество жертв меньше, то в этом смысле МЧС - это такое ВЧК мирного времени. И в этом смысле популярность Шойгу и популярность Путина, они коррелируют между собой. Путин - это такой Штирлиц во власти, Шойгу - эдакий Павка Корчагин. Хотя и здесь тоже, конечно, это миф про суперэффективность МЧС, про суперхаризматичного Шойгу или суперграмотного политика. Вспомните его высказывания довольно-таки дремучие с политической точки зрения. Поэтому если начать его рассматривать как-то более пристально, то мы увидим все того же... ну, все тот же номенклатурный тип, который мало чем отличается от других представителей той же самой плеяды, с позволения сказать.

Вообще, Виктор, я прошу прощения, я одну реплику себе позволю. Вот мне кажется, что особой интриги в нашем сегодняшнем обсуждении, к сожалению, нет. Потому что ясно, что бы ни было решено, решено будет за нас, что бы ни было решено, будет решено так, как это выгодно тем, кто уже сейчас стоит у власти. Понятно, что они этой властью не поделятся ни с кем. В лучшем случае, переоденутся в какие-то новые государственно-правовые одежды.

И единственное, что действительно составляет интригу обсуждения, могло бы составить - это вопрос о том, когда все это закончится и чем все это закончится, а не каким образом это все продолжится.

Виктор Резунков: Хорошо, Даниил, мы как раз об этом поговорим тоже. Я просто как раз не ставил себе целью найти какую-то интригу, чтобы ее всячески обсуждать. У меня просто так сложилось, что традиционно я слежу внимательно за ситуацией вокруг проблемы-2008. Она меняется с течением времени, поэтому интересно постоянно смотреть, как она видоизменяется. Рано или поздно она как-то будет решена, и это понятно.

Владимир Иванович из Москвы, пожалуйста, мы вас слушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я думаю, что президентом страны будет не силовик и не разрушитель, подобно Ельцину, или силовик, подобно Путину. А будет человек - экономист, который сможет возбудить в каждом гражданине Российской Федерации мотивацию быть гражданином нашей страны. Вопрос такого порядка. Страна на протяжении данного периода постоянно грабила народ, то есть забирала механизм мотивации - деньги. А вместо того, чтобы дать эти деньги, она взяла некую дубину. Мир от дубины давно ушел и решает проблемы только через деньги. Как только появится человек, который действительно заставит работать экономику от меня персонально, гражданина Российской Федерации, вот тот и будет президентом. Потому что на дубине держаться ничего не может. Это все временно. Спасибо за внимание.

Виктор Резунков: Спасибо, Владимир Иванович. Да, по поводу экономиста мы еще тоже поговорим.

Но я бы хотел еще добавить, что я не согласен, Даниил, с вами по поводу Шойгу. Но мы еще поговорим об этом.

Константин из Москвы, пожалуйста, мы вас слушаем. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Вначале небольшое рассуждение по списку и президенту, а потом я скажу, кого бы я хотел видеть на посту президента. По президенту, с одной стороны, я считаю, что в связи с тем, что при президенте сделало его правительство с врачами - плевок половине врачей, особенно "скорой помощи", со стариками, пенсионерами, с детьми, с народом, в общем, там рейтинг должен быть нулевым. За исключением его чиновников и "Единой России". Всем известно, что партия "Единая Россия" - это партия крупных чиновников. И еще забыл, с бизнесом, самое главное. Это же надо додуматься - крупнейшую компанию разрушить. А с другой стороны, ничего удивительного, потому что его пиарят: Владимир Владимирович хороший, он сделал и то-то, и то-то. А народ наш никак не проснется и не поймет. Мы все голосуем за Зюганова, за прошлый век, за Жириновского демагога.

Виктор Резунков: Кого же, как вы считаете, можно будет назвать президентом?

Слушатель: Я хочу поддержать предыдущих выступавших - Григорий Алексеевич Явлинский.

Виктор Резунков: Спасибо, Константин.

Наталья Михайловна из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Качества президента: он должен быть интеллигентным, по определению Лихачева, умным, образованным и талантливым организатором. Вот меня смущает, современная власть КГБ завистливая, мстительная. Поэтому не опасно ли произносить имена наших кандидатов? Печальные примеры - Старовойтова, Ходорковский.

А мои кандидаты... я считаю, идеально было бы - президент Анатолий Борисович Чубайс, а премьер-министр Егор Тимурович Гайдар. Спасибо.

Виктор Резунков: Вот такая ситуация.

Даниил, возвратимся все-таки к Сергею Шойгу. Сергей Шойгу на самом деле не так прост, как он выглядит. МЧС, по данным экспертов, располагает огромным арсеналом всех видов современных вооружений для ведения малых войн по всей территории Российской Федерации, собственной системой спецсвязи и кодирования по всей стране, которая не подчиняется Федеральной службе охраны совсем. Бюджет МЧС, который, по некоторым данным, превышает бюджет Министерства обороны, имеет самое большое количество засекреченных статей. И вообще не поднимался вопрос даже до сих пор о том, чтобы рассекретить их. Численность частей МЧС, войск гражданской обороны - секретная информация. Общая численность только офицерского корпуса МЧС и его военизированных формирований, по оценкам экспертов, сопоставима с сухопутными войсками России, и вместе с пожарными превышает 1 миллион человек.

Даниил Коцюбинский: Нет, мы же тогда говорили о феномене популярности Шойгу, а не о его фактическом, так сказать, лице административно-политическом. Понятно, что вот то, о чем вы говорите, это все так и есть.

Другое дело, что, с моей точки зрения, это не означает, что у Шойгу есть какой-то самостоятельный политический ресурс. Он все равно человек команды, что ему скажут, то он и сделает, до тех пор, пока его терпят, он и находится на своей должности. Вот завтра Путин расхочет видеть Шойгу в должности министра - и все, и Шойгу отправится в какой-нибудь Совет обороны заседать, и так далее, или куда-нибудь еще послом, на Кипр.

А я, Виктор, если позволите, хотел бы все-таки отреагировать на многочисленные звонки наших слушателей. Дело в том, что они меня несказанно огорчают. И дело не в том, что я не симпатизирую тем политикам, которых в основном здесь называют - а это представители "яблочно"-СПСной политической линии. Дело в другом. Все-таки, к сожалению, даже демократический электорат, либеральный электорат, он ведется (я прошу прощения за несколько вульгарную терминологию) на разговоры о том, "кого вы хотите видеть следующим президентом". Кстати, и сам Явлинский в этом плане очень, мне кажется, неблаговидную роль играет. Потому что он тоже всячески подчеркивает, что спасти положение может только новый президент. Не новые правила игры политической, а новый президент, новая персона.

В нашей газете недавно было интервью с одним украинским политологом Погребинским, кажется, и он вот что говорил (я его цитирую): "Я беседую с Явлинским и говорю: "Григорий Алексеевич, почему же вы не скажете о том, что России нужна политическая реформа, нужен парламентаризм, так, как в Украине это произошло? Когда действительно от одной персоны перестает все зависеть, когда политический процесс становится политическим, а не административным". И Явлинский говорит: "Нет, а я буду говорить то, что я говорю". Потому что ему хочется, даже пускай в мечтах - он понимает, что он никогда уже не станет первым лицом в этом государстве, - но ему приятно воспоминание о том, что когда-то он им мог бы стать.

Конечно, я не преувеличиваю роль личности в истории. Естественно, общество само несет ответственность за то, каким вождям оно доверяет, кого оно куда генерирует, наверх. Но, тем не менее, конечно же, если бы хоть один из статусных демократических политиков заговорил о необходимости политической реформы... о том, о чем на Украине заговорил ни кто-нибудь, ни какой-то младореформатор, а Александр Мороз, лидер Социалистической партии, человек преклонных лет. Он явился локомотивом политической реформы. Потом уже все к нему прислушались. И в итоге она стала реальностью. И в итоге в Украине уже не будет отката в кучмовское прошлое, сколько бы сейчас там ни злорадствовали наши кремлевские молодцы. В Украине все равно будет очень драматичный, тяжелый, но европейской ориентации политический процесс.

В отличие от России, в которой будет процесс абсолютно евразийский, абсолютно закрытый, номенклатурный и для народа бессмысленный. И нам даже можно, в принципе, и не раскладывать эти пасьянсы - Явлинский, Чубайс, кто с кем. Сами понимаете, это даже звучит как-то... при всем моем уважении к позвонившим, это звучит немножко трагикомично - "кого бы вы хотели видеть?". Ну, я бы, может быть, хотел бы видеть собственного прадедушку президентом. Это примерно из той же серии. Да кого вам назначит фельдфебель, вот того и будете слушаться. И против этого надо выступать, чтобы от вас что-то зависело, а не чтобы вам преподнесли того, кого вы хотите.

Виктор Резунков: Спасибо, Даниил.

Владимир из Саратовской области, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Если говорить о личности, которая могла бы управлять страной Россией, то для блага российских народов это должен быть человек умный, образованный, интеллигентный и, главное, совестливый. То есть у него не должна левая нога оканчиваться лошадиным копытом, как у Мефистофеля.

А если говорить о персоналиях, то я вижу в этой роли... ну, скрепя сердце, конечно, потому что вы предлагаете знакомых политиков, но все же больше подходит Юрий Болдырев, Владимир Рыжков, Валерия Новодворская. Вы можете удивиться, но Михаил Горбачев, несомненно, извлекший уроки из прошлого, я полагаю, принес бы все-таки гораздо большую пользу, чем кто-либо из правящей сейчас обоймы.

Григорий Явлинский, так долго оберегавший с переменным успехом свою политическую невинность, все-таки рискует ее лишиться сближением с продажным СПС. Спасибо.

Виктор Резунков: Спасибо, Владимир.

Николай из Курска, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я как раз поддерживаю... мне тоже из всех кандидатов наиболее симпатичен Юрий Болдырев. И Явлинский тоже хорош, но ему нужно сделать выводы.

Я все-таки хочу сказать, что Европа и Штаты не зависят от личности президента. И что бы там ни происходило, у них все будет нормально. А вот мы почему-то зависим.

И нужно, конечно, вспомнить, что когда приходит волк-альфа в стаю, то остальные ничего не могут. Когда приходил наш волк-альфа, то, прежде всего, что нужно было? Убить другого волка-альфу. Или вот Шойгу... Сразу же началось дело о проверке финансового хозяйства. И он сразу же слег с сердечными приступами, если вы вспомните, и все остальное. А у остальных сразу же поменялись взгляды, на них уже невозможно смотреть. Они уже никто. Все остальные - никто. Потому что произошло подавление. Но сколько раз волк-альфа ни промахивается, все остальные молчат и не говорят ничего абсолютно, что "Акела промахнулся". Спасибо.

Виктор Резунков: Спасибо, Николай.

Михаил из Тульской области, пожалуйста. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я хотел бы задать вопрос Даниилу Коцюбинскому. Даниил, вы не скажете, сколько вам лет?

Даниил Коцюбинский: Мне 40 лет.

Слушатель: Я с вами целиком и полностью согласен. Дело не в личности, дело не в президенте. Дело в нас самих. И уж если переходить на персоналии, честно скажу, я бы хотел бы вас видеть президентом. Спасибо.

Даниил Коцюбинский: Спасибо. Но вот я беру самоотвод по той причине, о которой я уже сказал. Дело в том, что, с моей точки зрения, надо в первую очередь перейти... то есть, вернее, требовать от политической элиты смены правил игры. Правительство должно быть ответственно перед парламентом. Регионы должны быть автономны в ведении своих собственных хозяйственных и отчасти политических дел. Вертикаль власти должна быть сломана и сдана в металлолом. Президент должен перестать командовать... вообще, президентская ветвь власти должна быть упразднена. Ее нигде в мире нет.

Вот приводили пример Европы, Америки. Да, там есть президенты кое-где. Но президентской ветви власти нет нигде. А есть исполнительная вертикаль в том виде, в котором она есть. То есть те ведомства, которые подчиняются федеральному правительству - армия, внешняя политика и так далее - да, там есть какое-то подобие вертикали. Но там, извините, президенты не командуют ни местными парламентами, ни местными губернаторами, ни, тем более, местным обществом, местной общественной жизнью. Как это у нас происходит, где через "Единую Россию" и через движение "Наши" пытаются вообще выстроить все общество под какие-то знамена непонятной расцветки.

Поэтому, конечно же, еще раз повторяю, это обращение не столько даже к нашим радиослушателям, потому что они являются заложниками того, что им говорят политики, а это обращение к политикам, конечно же. Хотя я понимаю, что это тоже утопия - обращаться к политикам, которые сами себе на уме. Но кто-то из них должен говорить, вот хоть кто-то должен говорить о том, что, в принципе, все нынешнее устройство России, тысячелетнее, между прочим, надо отправить на свалку истории. И надо перейти к демократической модели структурирования власти, когда от одного человека не будет зависеть судьба всех остальных, когда этот человек, в свою очередь, будет зависеть от представительных учреждений, от судебной ветви власти, от прессы независимой.

Виктор Резунков: Виктория Викторовна из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотела видеть президентом Григория Алексеевича Явлинского.

По поводу новых правил игры, а не людей я бы хотела сказать, что новые правила игры должны устанавливать новые люди. Те люди, которые сейчас находятся у власти, новые правила игры устанавливать не будут. Это просто не в их интересах.

Даниил Коцюбинский: Я хотел бы сразу же возразить. Дело в том, что этот новый человек, которого вы назвали, он как раз ничего и не говорит о новых правилах игры - вот в чем беда. Он говорит о нравственных качествах, которые должны быть у лидера, и так далее.

Слушатель: Понимаете, во-первых, ему не дают возможности говорить. Его нет практически на телевидении. Периодически он появляется на радиостанции "Свобода". Правда, "Эхо Москвы" я не слушаю. А так его нигде не видно. То есть человек должен иметь возможность говорить о чем-то.

Виктор Резунков: Спасибо за ваше мнение.

Александр из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. С моей точки зрения, в первую очередь нет личности, которая могла бы стать президентом. Вот все правые политики, они, честно говоря, больше занимаются какой-то междусобойной возней, а не думают о реальных проблемах, которые есть в стране. И Путин, конечно, делает очень много ошибок. Но другого человека, который мог бы стать президентом не по его назначению, как это произошло при Ельцине, я просто не вижу. Это должна быть личность, которая могла бы взять на себя ответственность, могла бы, скажем, пойти на риск, а не мямлить что-то про себя. А кто? Ну, умные люди, которые с правой стороны, они хоть и умны, но такое впечатление, что они либо трусливы, либо как-то заботятся больше о деньгах, чем об интересах народа. Поэтому с моей точки зрения, не только в том проблема, что так политическая система построена, что подавляется оппозиция, но проблема и в том, что в оппозиции нет таких людей конкретных, которые могли бы стать президентом, в настоящий момент, насколько я могу видеть.

Виктор Резунков: Спасибо, Александр.

Как раз корреспондент Радио Свобода Александр Дядин вышел на улицы города и спросил у прохожих: если предположить, что Владимир Путин не будет участвовать в следующих президентских выборах, то кого из известных политиков вы могли бы предложить на пост президента в 2008 году?

- Сложно очень сказать. 2008 год еще очень нескоро, поэтому сейчас об этом говорить, конечно, рано еще. По крайней мере, такого кандидата яркого еще не видно.

- Я не вижу, если честно. Потому что если более-менее сильные люди и были, то все они были оттеснены. По крайней мере, на телевидении не на кого даже теперь и посмотреть. Получается, что всех сильных потихоньку отдалили. Он теперь самым лучшим оказался. Ну, может быть, если только Явлинский. И все.

- Затрудняюсь ответить. Не обращаю внимания, не слежу за политикой.

- Нет, абсолютно не вижу. И достойных нет, и не вижу никого вообще. И Путин - это тоже не вариант. Я вижу просто одну коррупцию кругом.

- Мне больше интересен как политик Путин, и я хотел бы, чтобы он дальше продолжил свой срок. А среди других пока никого кандидатом не могу назвать.

- Ой, я не знаю. Но я думаю, что будет достойный. Владимир Владимирович просто так не оставит.

- У меня есть только намеки - Белых, СПС, Никита Белых. Во-первых, он молод. Во-вторых, у него прогрессивные взгляды. И потом, в нем нет этого бандитского начала.

- Если честно, то нет. Даже очень жалко, что Путин отказывается. Потому что большие надежды на него все возлагают. Потому что на самом деле персонаж очень положительный. И нет, мне кажется, ему замены. Только если он сам кого-то себе ни подготовит потихоньку, кого мы не знаем.

- Я политикой не увлекаюсь, и не могу сказать, затрудняюсь.

- Мне не видится. Ни Путин, никто... Я просто об этом не думаю.

- Я думаю, что пусть новый человек займет его место. Только беда в том, что никто его не знает пока. И хочется, чтобы президент за оставшиеся три года такую кандидатуру выдвинул, ну и сделает ее значимой и видной народу политической фигурой. Есть варианты, конечно. И может быть, будет создан Союз с Белоруссией, и в этом случае он изберется якобы на третий срок, а на самом деле он будет уже президентом другого государства.

- Может быть, к тому времени у нас вырастет какой-то более прогрессивный и более деятельный человек, который бы занялся проблемами нашей экономики, возрождения, чтобы мы встали в ряд экономических держав. Но весьма сомнительно. Пока не видно на горизонте.

- Честно говоря, сейчас я не вижу, но, может быть, так же будет, как Путина выдвинули. Появится какой-то лидер.

- Пока я не вижу ни одного реального претендента, кто был бы достоин, к сожалению. Может быть, просто еще мы его не знаем. Я не скажу, что я в восторге от Путина, но больше я никого пока не вижу.

- Я думаю, что Россия может найти другого лидера. Восемь лет - это вполне достаточно. И поэтому я думаю, что не хорошо, когда один человек очень много времени руководит страной.

- Пожалуй, нет. Вы знаете, это очень тяжкий крест действительно. Кроме всяких сложных вопросов, много всяких искушений, которые на этом месте... Не знаю. Это очень сложно. Я бы никому не пожелала, и сама бы не хотела руководить страной.

- Даже не знаю. От нас мало что зависит. Толку-то?.. У нас в России больше половины людей никто закона-то не придерживается. Самые богатые люди у нас, самые бедные тоже у нас. Закон как-то мы обходим стороной - и нормально. Они своей жизнью живут, а мы - своей. Хотя говорят, что мы демократичная страна.

Виктор Резунков: Андрей из Москвы, пожалуйста, мы вас слушаем. Добрый день.

Слушатель: Добрый день, господа. Мне представляется, что в 2008 году весьма вероятен следующий вариант, в отличие от всех этих заумных слияний с Белоруссией и так далее. Проходит кто угодно. А кремлевская администрация, так сказать, спустя рукава пропускает кого угодно - от Ходорковского до Петросяна. Но дальше с новым президентом происходит какое-то ЧП, скажем, его вертолет цепляется за очередную высоковольтную линию, в достаточно короткий срок. И можно делать только ставки, через какое время это произойдет. А потом, не без изменения, разумеется, всякой Конституции, у ныне действующего президента возникает возможность вновь, так сказать, на пару сроков на "ура" пройти на очередных выборах. Вот и все. Спасибо за внимание.

Виктор Резунков: Спасибо, Андрей.

Сергей из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Мне очень понравилось предложение насчет Чубайса и Гайдара. Кроме плюсов этого предложения, я могу просто аргумент высказать тем, кто не хочет их видеть. Просто давайте их сделаем президентом и премьер-министром. Как считают, они же натворили много, пусть теперь исправляют.

Виктор Резунков: Спасибо, Сергей.

Даниил, у меня все-таки к вам такой вопрос. Вы пессимист в данном случае. Неужели так все уж совсем плохо?

Даниил Коцюбинский: В каком смысле пессимист? Я пытаюсь просто анализировать действительность, а не романтизировать ее. Я оптимист... скажем, я воинствующий пессимист. Потому что я исхожу из того, что все заканчивается когда-нибудь, ну, в том числе и наша жизнь, конечно. Но уж, по крайней мере, современность российская закончится быстрее, чем жизнь очень многих из тех, кто слушает эту программу, а может быть, даже и тех, кто в ней участвует.

Дело в том, что все-таки скорость проедания того ресурса - и административного, и политического, и нефтяного, и финансового, - который есть у нынешней команды, эта скорость очень высока. И они совершенно не инвестируют в будущее.

Советская власть ведь все-таки инвестировала в будущее - строила города какие-то, поворачивала реки (правда, слава Богу, не повернула) - в общем, каким-то образом она заботилась о том, чтобы когда-нибудь коммунизм был построен, ну, по-своему, конечно. Но, тем не менее, она инвестировала, она развивала образование, здравоохранение - были же все эти программы. Это ведь не миф.

А сейчас только проедание, и основанное исключительно на высоких ценах на нефть, которые, конечно же, закончатся тогда, когда мир вступит на новую ступень в развитии технологий энергосберегающих. Что уже было в 70-е годы, когда был первый кризис нефтяной такого рода. И, собственно, рано или поздно мы подойдем к этой ступени. Поэтому режим крякнется, говоря совсем бытовым языком.

И проблема-то вот в чем, что меня здесь настораживает. К сожалению, к этому моменту накопится очень много ненависти, и, конечно, режиму помогут пасть, помогут в первую очередь, конечно, исламские регионы, в которых ненависть копится просто в колоссальных масштабах. Я только что был на Северном Кавказе, в частности в Кабарде, и я был свидетелем того... правда, в основном они, конечно, ненавидят свое собственное начальство. Но ведь они пока еще надеются на то, что вот эта вертикальная система каким-то образом им плохих начальников поменяет на хороших. Примерно такие же иллюзии, как у многих из тех, кто сюда звонил, кто ожидает, что сейчас Путин назначит Гайдара с Явлинским или с Чубайсом хороводы водить правительственные. Но этого всего не будет. Ведь будут очередные Зязиковы, какие-то Ивановы, первые, вторые и третьи, и так далее. То есть это раздражение рано или поздно будет обращено против Кремля. И это один детонатор - исламские регионы, которые, конечно же, испытывают мощный прессинг со стороны федерального центра. И это не только Северный Кавказ, но и Поволжье.

И вторая сила - это, конечно, постепенно увеличивающееся количество обездоленных бюрократией людей. Вот через 10 минут в Петербурге начнется митинг около Смольного, в котором участвуют очередные несколько тысяч представителей малого бизнеса, которых местная власть пытается просто выкинуть на помойку. И в Петербурге под угрозой на сегодняшний день судьба 50 тысяч малых предпринимателей. Это делается по одной простой причине - что чиновники, почувствовавшие абсолютную полновластность своего положения, начинают подгребать все наличные ресурсы под себя, обездоливая все большее и большее количество людей. И, конечно же, потенциал ненависти становится все более значительным в обществе.

Что из этого проистечет? К сожалению, в условиях, когда элита не раскалывается, когда элита подобострастно ползает вокруг вот этого трона, взрыв может оказаться, естественно, не таким, каким он был в 1917 году, но, тем не менее, с очень большими издержками. И хотелось бы, конечно - вот в этом смысле я тоже, может быть, романтик - хотелось бы дождаться от нашей политической элиты какой-то цивилизованной бескомпромиссности, хотя бы от нескольких человек, чтобы на них общество могло ориентироваться, чтобы оно ориентировалось не на тех, кто в последний момент крикнет "Грабь награбленное!", "Бей!", "Долой!" и так далее. Потому что в последний момент, естественно, выскочат люди маргинальные и люди авантюристичные, за которыми никакого конструктива не последует.

Но то, что когда-нибудь будет взрыв, то, что эта система не сможет на тормозах спокойно вползти в светлое завтра, для меня это очевидно. Весь вопрос в том, каковы будут последствия этого взрыва - такие, как в Украине, то есть, в общем, сравнительно "оранжевые" и светлые, или какие-нибудь кроваво-красные, как это бывало в России уже не раз.

Виктор Резунков: Спасибо, Даниил.

Игорь из Волгоградской области, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Относительно вашего вопроса слушателям хотелось бы, конечно, помечтать и увидеть президентом Владимира Рыжкова - это оптимальная фигура для данного времени и в данных условиях. Но это, как говорится, мечты золотые. Потому что в наше время начинается новый брежневский застой со всесилием бюрократии, усилившейся коррупцией по всему спектру, ну, как было, только в некоторых частях еще и похуже.

И вопрос Даниилу. Скажите, с какими изданиями вы сотрудничаете, где вас можно почитать? И, может быть, у вас есть свой сайт?

Даниил Коцюбинский: Спасибо. Нет, сайта у меня персонального нет. Есть сайт газеты "Дело": www.idelo.ru. Можете посмотреть в интернете статьи, можете подписаться на газету в нашей редакции. Ну, я не хотел бы тратить время на рекламу своего издания.

Виктор, если позволите, я еще одну мысль выскажу, не дожидаясь вашего вопроса. Вот слушая, может быть, за исключением нескольких позвонивших, слушая подавляющее большинство тех, кто звонил в нашу студию, я, конечно, еще раз убедился в том, до какой степени Путин делает все правильно, исходя из своих собственных, ну, краткосрочных или среднесрочных интересов. Потому что убрав из телевизора вообще всех, заставив тех, кто остался в телевизоре, пресмыкаться ежедневно, ежесекундно и абсолютно потерять всякое подобие политической харизмы, политического достоинства, он сделал неизбежным в условиях вот такого стихийного монархизма нашего народа, когда люди, естественно, ждут всего только от первого лица, сделал неизбежным свой непотопляемый рейтинг. Ну, до тех пор, пока система не начнет давать какие-то институциональные сбои.

И в этом смысле обвинять его в том, что он ввел цензуру, обвинять его в том, что он загасил политическую оппозицию, превратил ее в какую-то карикатурную клоунаду, просто неразумно. Он действовал в соответствии с тем потенциалом монархическим, который есть у его электората, включая демократический электорат, к сожалению. Потому что ведь никто из позвонивших не сказал, в конце концов "Долой самодержавие!", как это в несколько гротескной форме говорит Лимонов, которому я, в принципе, идеологически не симпатизирую, но этот тезис его, безусловно, правильный. Безусловно, "Долой самодержавие!", безусловно, "Да здравствует парламентаризм!". Это альфа и омега европейской цивилизации.

Не может общество доверять человеку, оно может доверять только институциям, которые, в свою очередь, находятся в состоянии издержек и противовесов. Это не пустые слова. И для этого надо себе сказать, что, да, депутаты - это более надежная политическая сила, чем чиновники, какими бы ни казались нам депутаты отвратительными. Дело в том, что они нам потому и кажутся такими отвратительными, что они безвластны, что они изображают из себя представительную власть, коей не являются. Но если бы завтра даже этим же персонально депутатам (лучше, конечно, другим) поручено было бы формировать правительство, вы бы увидели, как они преобразились бы, как они посерьезнели бы, как они совершенно по-другому стали бы себя вести, и по-другому беседовать с избирателями, и по-другому оценивать деятельность первых лиц, за которых они уже несли бы непосредственную ответственность.

XS
SM
MD
LG