Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будет ли в наступающем 2006 году жизнь лучше?


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[25-11-05]

Будет ли в наступающем 2006 году жизнь лучше?

ВедущаяЕлена Рыковцева

Виктор Резунков: С нового 2006 года вступает в силу множество законов, и россиянам придется на себе, как эти законы работают. В средствах массовой информации ведущие политики страны уже объявили о том, к чему должны готовиться граждане в наступающем году. Какие же реформы можно ожидать россиянам и петербуржцам, в частности? Какие наиболее значимые события, как политические, так и экономические, ожидают нас в 2006 году? Об этом мы и поговорим сегодня.

В гостях Петербургской студии Радио Свобода депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Сергей Андреев и политический обозреватель "Новой газеты" Борис Вишневский.

Я предлагаю нашим радиослушателям также ответить на вопрос: как вы считаете, будете ли вы жить лучше в наступающем 2006 году?

Но в начале о том, что происходит в российских средствах массовой информации.

Виктор Резунков: Газета "Газета" на днях распространила заявление председателя Госсовета Чечни Тауса Джабраилова о том, что он подал в суд на "Новую газету". Возмущение его вызвала публикация специального корреспондента "Новой газеты" Анны Политковской "Зиндан для тайного голосования", в которой рассказывалось о конфликте истца с Кадыровым-сыном. Таус Джабраилов оценил нанесенный его чести и достоинству ущерб в 1 миллион долларов.

Мы связались с Анной Политковской по телефону. Доброе утро, Анна. Скажите, как обстоит дело? Вас уже вызвали в Басманный суд или нет?

Анна Политковская: Нет, еще не вызвали. Вчера наш юрист был там, интересовался. Ему сообщили, что иск такой существует, но отказались показать его, поскольку они сами его еще не подвергли той процедуре, которой подвергают всякие иски. Они должны его рассмотреть, принять решение, будет ли он принят сначала судом, а уж потом объяснят нам.

Виктор Резунков: Анна, скажите, мы все знаем, как осуществляется "басманное правосудие", вы беспокоитесь по поводу возможного решения суда не в вашу пользу?

Анна Политковская: Я не могу не беспокоиться, поскольку это "Новая газета", моя газета, которая получила такую фантастическую по сумме финансовую претензию. И, естественно, такая финансовая претензия, если Басманный суд пойдет на нее в случае принятия иска, - это серьезнейшая проблема для нашего издания.

Виктор Резунков: Анна, скажите, в своей статье вы описали совершенно коррумпированную чеченскую политическую элиту. Каким, по вашему мнению, станет новый парламент Чечни?

Анна Политковская: Я думаю, он станет никаким. Я не жду выборов в парламент ничего. Это будет просто одна из тех структур, которых и так достаточно, которой будут козырять в Европе, чтобы был очередной шанс сказать, что у нас все, как у людей, в частности в Чечне так же. Хотела бы отметить, что статья, которая вызвала столь негативную реакцию конкретного человека в Чеченской республике, все-таки не о конфликте Тауса Джабраилова и Рамзана Кадырова, о конфликте еще кого-нибудь с кем-нибудь. Это статья о предвыборной атмосфере в Чечне. И главный вопрос, на который мне предстояло ответить в ходе этой статьи: все ж таки будет этот парламент служить хоть чему-то? Вот это самое главное сегодня, что происходит в Чечне реально. Я попыталась немножечко отыскать это, не более того. Кто-то принял это на свой личный счет.

Виктор Резунков: Анна, я хотел бы вам задать вопрос несколько не по теме. Вы знаете, что вчера вечером от эфира отстранили ведущую телеканала "Ren-TV" Ольгу Романову. Что вы думаете по этому поводу?

Анна Политковская: Я думаю, что это позор нашего телевидения, и для нашей корпорации это позор, потому что сегодня не произошло ничего. Телевизионные каналы съели это отстранение, хотя Ольга является безусловным лидером журналистики телевизионной на сегодняшний день, поскольку ее программа информирует о том, о чем другие просто не информируют. К тому же это еще одно доказательство того, что корпорация согласна с условиями затыкания ртов журналистам, корпорация не делает ничего.

Виктор Резунков: Спасибо большое, Анна. Мы желаем вам всего самого наилучшего. Надеемся, что все-таки дело до суда не дойдет, а если дойдет, то "Новая газета" обязательно его выиграет.

Итак, вернемся к нашей главной теме. Что пишут газеты? В частности, какие заявления делают правительственные чиновники и эксперты относительно того, что произойдет в наступающем году в России. Давайте послушаем обзор, который подготовил корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: "Глава Минздрава России Михаил Зурабов на заседании правительства будет рассказывать об итогах прошедшего этапа монетизации", - пишут "Известия". При этом, по мнению газеты, в 2006 году социальный кризис повторится, на этот раз из-за повышения жилищно-коммунальных тарифов.

"По мнению руководителя Федерального агентства по строительству и ЖКХ Владимира Аверченко, - пишет "Московский комсомолец", - Россия находится перед критической чертой. И если сегодня не предпринять мер, то завтра мы рискуем остаться без воды и тепла". "Около 30% основных фондов ЖКХ полностью израсходовали свои ресурсы, износ жилищного фонда составил 45%, износ основных фондов в системе водоснабжения - 66%. В среднем тарифы на коммунальные услуги вырастут в начале 2006 года на 25%, причем в некоторых регионах власти уже исчерпали резервы платежеспособности граждан, и ситуация является критической", - пишет "МК".

"Тарифы на услуги телефонной связи в 2006 году вырастут на 20,5%. Инфляция в России в будущем году, - цитирует "Газета.Ру" вице-премьера Александра Жукова, - не должна превысить 8,5%". Рост цен на продовольственные товары ожидается в интервале 13-13,5%, на непродовольственные товары - до 5%. Платные услуги населению вырастут на 20%, наибольший прирост дадут тарифы на услуги ЖКХ.

"Как минимум на полгода, с 1 января на 1 июля 2006 года, перенесен старт налоговой амнистии, которую Владимир Путин декларировал в апреле 2005 года", - пишет газета "Известия". При этом право на амнистию получат только физ. лица.

Газета "Ведомости" приводит результаты интернет-опроса, проведенного компанией "РОМИР-мониторинг": 92% опрошенных россиян, пользующихся Интернетом, считают, что в России сегодня обогатиться достаточно легко, 8% из них избрали в качестве способа быстрого обогащения воровство. Представитель "РОМИР-мониторинга" Евгения Рубцова, мнение которой приводит "Ведомости", считает, что в начале 90-х таких было бы больше. Сейчас менталитет изменился, на первый план вышли цивилизованные пути. При этом 53% опрошенных в смысле обогащения на халяву - удачный брак (популярный ответ у женщин), карьера в органах госвласти (мужской ответ), а также наследство.

Виктор Резунков: У меня первый вопрос к Сергею Юрьевичу. Сергей Юрьевич, как раз вчера заседание правительства было. И сегодня газета "Известия" пишет, что 1 января начнется вторая волна замены льгот деньгами, имеется в виду льготы на жилищно-коммунальное хозяйство. Насколько, по вашему мнению, возможна новая волна протестов населения, как это было во время монетизации?

Сергей Андреев: В первую очередь, надо сказать, что у нас от социального пакета в городе отказалось 500 тысяч человек. Здесь сразу понятно стало, что не срабатывает реформа в области общих преобразований в рамках монетизации льгот. Во-вторых, вчера же на Законодательном собрании был принят за основу закон о повышении тарифов на водоснабжение. Это означает, что где-то на 15% только за воду, за канализацию, за подачу, очистку население будет платить больше, причем из своего кармана, это в тарифах заложено, не через бюджет. И, в-третьих, нас ждет эта радость с услугами ЖКХ, которая упирается в абсолютно неэффективную систему реформ так называемых, когда 47 государственных фирм подмяли весь этот рынок под себя, тащат на себя одеяло, имея право при этом коммерческой деятельности. То есть за те же услуги брать еще и дороже, по коммерческим расценкам. То есть вы приходите туда и говорите: поставьте мне новую трубу. Они говорят: трубы нет, но если вы заплатите по коммерческой цене, труба есть, но стоит она в два раза дороже. И люди платят, потому что им без трубы никуда или без батарей. Вот в такое положение ставят людей.

И в этой связи очень серьезно разбирался доктор экономических наук с системой ЖКХ в стране. Вот те цифры, которые нам называли недавно в вашей передаче - износ основных фондов. Ситуация серьезнее, если брать официальные отчеты. До 75% износ, каждые 500 метров аварии на магистральных уже трубопроводах. И в 5 раз больше средств тратится на то, чтобы аварии ликвидировать, чем на нормальное поддержание системы. То есть это экономический идиотизм. Мы на аварийку тратим в 5 раз больше, чем на поддержание и на замену.

В этой связи мы подошли к черте, когда кто-то должен за это экономически отвечать. То есть это берет на себя государство, оно централизованно меняет эти все системы, закладывая в свой бюджет эти деньги, и, получая или кредиты, или гарантии выдавая, то есть решая систему как систему. Если это делает бизнес, он делает только в рентабельных отраслях. И практически в с17 муниципальных советах всего в России из десятка тысяч на это пошли. Не выгодно бизнесу. Но есть еще безответный народ. Вот если сейчас на народ положить это все и устроить 100-процентную оплату коммунальных платежей от людей, да еще выселять за недоплату, вот тогда народ потянет.

И тут мы видим, что государство полностью отказывается от своих гарантий. Оно не хочет этим заниматься, бизнес привлекать оно не считает нужным. И мы оказываемся перед тем, что населению будут даны вот эти 100-процентные платежи, а потом их начнут увеличивать в абсолютном объеме. Вы не думайте, что 100% - это все, дошли, будете платить 100%, и это навсегда. Нет, как только цены на топливо полезут вверх, вместе с ними эти 100% тоже полезут вверх.

И я пришел к выводу, что в этом смысле, если у нас не произойдет социальных революционных преобразований, нам ситуацию эту не изменить, потому что дальше ехать некуда. И просто не платить люди не могут, ведь они живут в домах, и это же неправильно. Значит, нужно менять подход. А поскольку у государственных чиновников подход сугубо коммерческий теперь, и людей расценивают как корову, которую можно доить, но не кормить, значит, мы окажемся действительно перед серьезнейшим социальным взрывом. И самый приятный сюрприз нас ждет 20 примерно января, потому что 10-го числа народ проснется, 11-го выйдет из состояния праздников, а 20-го получит маленькие розовые квитанции, в которых будет написана примерно в полтора раза большая сумма по услугам ЖКХ, которая до сих пор их как бы не волнует. Вот гром грянул в прошлом году, абсолютно такой же, я предполагаю, грянет сейчас.

И многие партии политические, уже зная заранее эту ситуацию, начинают подталкивать народ к необоснованным бунтам, чтобы эти бунты потом погасила власть, а потом уже властвовала и прикрутила все гайки. Тут надо быть аккуратным и понимать, к чему это может привести. В этой связи несомненным является новая волна народных протестов.

Виктор Резунков: Борис, у меня к вам вопрос. Тут данные такие, что, например, рост цен на продовольственные товары ожидаются в интервале 13-13,5%, на непродовольственные товары - 5%, платные услуги населению вырастут на 20%. За газ Россия в 2006 году будет платить в среднем на 11% больше, за бензин тоже такие же цены. Это много или мало? Или это все нормально вполне в русле происходящего?

Борис Вишневский: На мой взгляд, это абсолютно не нормально. И вообще, мне бы хотелось спросить у тех, кто нас слушает, а что, остались какие-то еще услуги, оказываемые государством, за которые мы не платим? По-моему, уже бесплатных то услуг не осталось. За все то, что на самом деле мы должны получать, не платя, поскольку уже все заплатили или в виде квартплаты, или в виде налогов, нам приходится платить дополнительно. Думаю, каждый, кто имел дело с нашим жилкомхозом, может рассказать много историй такого рода. Я их сам тоже много могу рассказать, как моя семья была поставлена перед абсолютно свободным выбором: или подождать несколько месяцев, пока нам отремонтируют трубу, или заплатить сейчас самим и жить в нормальных условиях. Думаю, что не трудно догадаться, что мы выбрали, как и другие поступали бы в такой же ситуации.

Во-первых, категорически неправильным является какое-то всеобщее убеждение, что мы только с 1 января следующего года будем платить так называемые 100% за жилищно-коммунальные услуги. Мы уже с этого года плати эти 100%. Еще в прошлом году федеральное правительство утвердило стандарты оплаты этих услуг в размере 100%, как они пишут, от фактических затрат. Значит, это уже лукавство и лицемерие, поскольку нам предлагается платить 100% неизвестно от чего. Никто толком не оценивал эти затраты. Нормального аудита наших и коммунальных, и жилищных монополистов почти не проводится. И если завтра они скажут, что эти затраты у них выросли еще вдвое по каким-то неизвестным нам причинам, то значит, и эти 100% автоматически поднимутся до неизвестных величин.

На самом деле, нас ждет более неприятная вещь со следующего года. В законах, которые принимались еще два года назад, была заложена такая мина замедленного действия. Мина следующая: до сих пор и по федеральному закону, и по региональным законам, скажем Санкт-Петербурга, и федеральные, и региональные льготники платили 50% за жилищно-коммунальные услуги, теперь и эту систему льгот предлагается, как любят говорить у нас в правительстве, монетизировать и сказать, что вместо этого будут или субсидии, или деньги. Но как рассчитают эти субсидии, что называется, с трех раз можно угадать, думаю, что хватит одного. Так же, как рассчитывали те льготы, которые получили наши старики при монетизации с 1 января этого года. То есть в таких расчетах наше государство ошибается только в одну сторону, причем не 2 и не 3 раза, а обычно в 5-7, как, собственно, мы уже все видели. И вот после того, как люди увидят, что и с этими их льготами провели такую замечательную операцию, я тоже думаю, что они вполне могут выйти на улицы. Но если когда от них отняли, скажем, в Питере льготы на проезд в общественном транспорте, их все-таки по городским масштабам вышло не очень много, там 5-10 тысяч человек. То тут, думаю, масштаб может оказаться и больше.

И только полной экономической неквалификацией нашего правительства, на мой взгляд, можно объяснить то, что оно будет идти на эти шаги. Вдумайтесь, каждый, кто читает газеты, смотрит телевизор, прекрасно знают, что федеральный бюджет чуть не лопается от денег. У нас Стабилизационный фонд - 75 миллиардов долларов и профицит бюджета где-то 27 миллиардов долларов. И при этом нет денег ни на что. Вот такого не бывает. Не бывает, чтобы в семье нормальной в какую-то кубышку откладывались огромные деньги, и при этом бы и дети питались бы впроголодь и ходили бы в обносках, и у стариков бы не было лекарств. Если кто-то увидел бы такую семью, то тех родителей, которые так ведут хозяйство, надо бы лишать было родительских прав. Так вот и власть надо лишать родительских прав. А лишать ее можно только одним путем - надо ее менять.

Виктор Резунков: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Поскольку мы обсуждаем вызовы 2006 года, я считаю, что главный вызов - это свобода слова. А все остальное - следствие. Если не будет, о чем говорить на телевидении, то в принципе ЖКХ на Радио Свобода - это будет капля в море. Хочу сказать про "Ren-TV". Вы не считаете ли, что "Ren-TV", в частности Орджоникидзе, бросил вызов академикам ТЭФИ?

Борис Вишневский: Я думаю, что этот вызов брошен не академикам ТЭФИ. Этот вызов брошен обществу. Я совершенно согласен, что если невозможно будет о наших проблемах где-то более-менее нормально и открыто говорить, то мы даже не узнаем, что происходит в стране, мы даже не узнаем, против чего надо протестовать, и на что мы можем повлиять. Но ничего удивительного-то нет. Ибо прекрасно известно, кто купил контрольный пакет акций "Ren-TV". Их купила "Северсталь". Это компания, которая абсолютно лояльна власти, и, конечно, она будет делать так, как им нужно.

Но что меня действительно удивляет - это то, что совершенно не работает та самая профессиональная солидарность, о которой так много говорили. Но она и в Санкт-Петербурге не работает. Когда у нас одного из журналистов с нашего питерского радиоканала выгнали только за то, что он зачитал в эфире сообщение информагентства о мнении оппозиционного депутата о том, что Владимиру Владимировичу Путину хватило бы и двух сроков, не надо ему третьего, то практически никто, кроме "Новой газеты", думаю, что Радио Свободы, "Эхо Петербурга", не возмутился. Остальные все проглотили. Ну, когда с ними так же поступят, будет то же самое.

Виктор Резунков: Есть что-нибудь добавить?

Сергей Андреев: Маленький нюанс. "Северсталь" будет теперь покупать все акции "Пятого канала" - нашего городского телевидения. Это так называемый стратегический инвестор, он внесен в перечень стратегических инвесторов городских, то есть ему будут оказывать определенные услуги от города, преференции и так далее. То есть "Пятый канал" наш, который сейчас хочет получить федеральную частоту, тоже подвергнется примерно той же процедуре усекновения собственного мнения.

Виктор Резунков: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, Сергей, вы в эфире.

Слушатель: Могу поделиться своими наблюдениями. В следующем году, я думаю, будет расти сумма взяток, которые мелкие предприниматели и просто граждане платят. Думаю, где-то в полтора-два раза возрастет. И еще, конечно, самое плохое - это в Питере рост наркомании среди малолетних. Это какая-то фантастика, потому что такого не было никогда. И самое интересное, что никто этим не интересуется. Когда говорят о вреде пива, чуть ли не универсамы собирались закрывать. Но как только говорят о шаговой доступности наркотиков от каждой школы, почему-то наша общественность сразу замыкается в себе и переходит на шепот. Практически с шестого класса сейчас начинают потреблять, 70% мальчиков в старших классах просто сидят уже на наркотиках, и девочки тоже не меньше.

Виктор Резунков: Да, это очень тяжелая ситуация. Сергей Юрьевич, пожалуйста.

Сергей Андреев: Тут два мероприятия намечаются на эту тему системных. Правительство приняло решение, вносит закон в собрание о борьбе с малолетней наркоманией. Но самым неприятным здесь является то, что 7-12 получателей бюджетных средств, каждый по своей линии ведет свою работу. Медицинские учреждения - по-своему, школы - по-своему, ГУИН - по-своему. Координация работы в принципе предусмотрена, но единого центра нет. Если бы это был один кулак, если бы эти деньги были где-то в одном месте, и кто-то по армейски, централизованно повел бы здесь наступление, я бы все понял.

Вторая часть заключается в том, что разрешена вот эта доза десятикратная Фрадковым. Мы отправили через собрание к нему запрос, к Путину уже обратились уменьшить эту дозу. Что означает "в десятикратном размере увеличенная доза, которую можно иметь в кармане"? Это восстановление дилерской распространительской сети. То есть теперь те же мальчики и девочки, которые торгуют этим в школах, имеют право появляться там, сбывать наркотики, возвращаться в притон, снова забирать. Если бы этого шага не было сделано, то им было бы подсудно там появляться, их можно было бы брать, административно или уголовно наказывать. Теперь - нет. И кому это на руку - понятно.

Во-вторых, Госдума отменила несколько запретительных актов, в том числе в Уголовном кодексе, сейчас даже крупное преступление не несет наказания как изъятие имущества, то есть конфискации не предусмотрено. И наркобароны могут свои пару лет отсидеть, выкупиться оттуда и опять вернуться в свои дворцы. И вот здесь я лично обратился в Федеральную службу по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, чтобы в моем округе они почистили эти притоны. Причем по мнению жителей, просто называется адрес, начинаются следственные мероприятия, оформляется как обыск, потом через окна, двери входит спецназ в эти притоны, потому что милиция, как правило, в деле: взяли - отпустили, так вот спецназ начал вышибать двери, забирать людей и доводить дело до суда. И вот такого рода действия показывают, что некомфортно в моем округе, предположим, создавать эти наркопритоны: могут войти через окна с автоматами. И они уходят из округа. Условно, был бы я губернатор, я бы из города их точно так же выдавил, потому что если милиция не работает, есть специальные службы. Вот то, что сейчас предполагается. Но это капля в море.

Виктор Резунков: То есть вывод можно сделать такой, что в 2006 году ситуация будет также ухудшаться?

Сергей Андреев: Наркотрафик сейчас в размере примерно 100 тонн героина двинулся этой тропой на Европу через Россию. Это сведения официальные. Что нам ждать - понятно.

Виктор Резунков: Владимир Иванович, мы вас слушаем.

Слушатель: Я бы хотел высказать свое мнение по поводу повышения тарифов на жилье с позиции системы денег и системы платежа. Деньги сами в себе включают элемент определения экономической активности, в первую очередь демилитаризацию между людьми, второе - это система кредита, то есть система доверия не только финансового, но и политического.

Виктор Резунков: Я бы тоже хотел подвести маленький такой итог. Следовательно, получается: в следующем году люди не смогут платить за квартиру. Что, будут выселять людей?

Сергей Андреев: Теперь такая практика принята. Я понимаю, что если злостных, десятилетних неплательщиков можно вот таким образом выкинуть на улицу, то попробуйте выкинуть на улицу десятки тысяч человек. И вот я очень боюсь коллективного отказа от платежей. Это действительно будет неправильно, это скособочит всю систему, не позволит вести текущие ремонты. А с другой стороны, зажимать людей дальше власть просто не имеет права.

Что может быть выходом? Сейчас я внес поправку в закон о тарифах на водоснабжение. На уровне инфляции, пожалуйста, кладите это бремя на плечи населения. Вот на 8% заявили, хотя это вранье, никогда 8% инфляции у нас нет и не предполагается. Но раз уж официально заявили, вот на 8% граждане и могут повысить оплату ЖКХ. А все остальное давайте-ка за счет бюджета. Друзья мои, будем закладывать строчку и гасить эти платежи. Если сами прошляпили выше 8%, если власть глупа, компенсирует сама власть. Простой способ, я думаю, он применим везде.

Виктор Резунков: Борис Лазаревич, пожалуйста.

Борис Вишневский: Если говорить о водоснабжении, к сожалению, в свое время был принят закон о целевой программе строительства юго-западных очистных сооружений. И в этом законе, к моему глубочайшему сожалению, было записано открытым текстом, что все тарифы на водоснабжение и канализацию должны устанавливаться с учетом выполнения основных мероприятий, которые в эту программу заложены. То есть в законе заранее уже записали, что все строительство ЮЗОС и оплата всех кредитов, которые взяли на строительство, будут оплачены за счет увеличения тарифов. Вот мне представляется, что такие законы с такими формулировками нельзя принимать ни в коем случае.

Сейчас, кстати, обсуждается закон еще один о реконструкции сетей теплоснабжения на Петроградской стороне, тоже целевая программа. И в ней записана та же самая строчка. Я уже предупредил депутатов от Петроградской стороны и всех остальных, что надо во что бы то ни стало из закона эту норму исключать, на втором чтении это можно будет сделать, иначе те, кто живет на Петроградской стороне, за всю эту реконструкцию тоже заплатят из собственного кармана.

И последнее. Я скажу, может быть, одну немножко неожиданную вещь. Я бы согласился с тем, чтобы вообще никаких льгот на оплату жилищно-коммунальных услуг быть не должно, в том числе для ветеранов. Но с одним простым условием: вы им установите те пенсии, на которые можно нормально жить, они не просили бы никакие льготы. Если в бюджете страны денег много, пусть пенсии будут такими, чтобы люди могли нормально бы платить за квартиру и не просить себе вот эти льготы сохранить. Тогда, наверное, этих проблем бы не было. Но государство же на это не идет, оно и пенсии платит нищенские, и льготы отнимает, то есть ставит людей по сути в безвыходное положение.

Виктор Резунков: Юрий из Санкт-Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Самое печальное, что нас ждет в будущем году, даже несмотря на все ужасы ЖКХ, это все-таки полная информационная блокада населения, полная монополия наших властей на средства массовой информации. Возвращение в "совок" происходит очень быстрыми темпами, и это меня беспокоит больше всего.

Виктор Резунков: Коли возникла тема Санкт-Петербурга, давайте послушаем, какие, возможно, прогнозы делаются через средства массовой информации.

Дмитрий Казнин: "В Санкт-Петербурге Комитет по управлению городским имуществом с 1 января 2006 года намерен значительно поднять ставки сдаваемых в аренду помещений, что может заставить многих предпринимателей свернуть свой бизнес", - пишет газета "Деловой Петербург". В пригородах арендная плата увеличится в 5-7 раз, что разорит большинство мелких предпринимателей. Из-за повышения арендной платы вырастут и цены на услуги. Представители малого и среднего бизнеса за последний год уже много раз устраивали пикеты и митинги, пытаясь спорить с городской властью, ущемляющей их права. Продолжатся, по словам представителя Ассоциации малого и среднего бизнеса Петербурга, такие выступления и в 2006 году.

Как пишет информационный сайт "Фонтанка", правительство Санкт-Петербурга приняло законопроект "О тарифах и ставках на коммунальные услуги, водоснабжение и канализацию на 2006 год", предусматривающий рост тарифов для населения на соответствующие услуги на 15%.

"Из 237 тысяч семей, проживающих в коммуналках, квартиры должны получить в 2005-2006 годах примерно тысяча семей, - пишет сайт "Нева-стройка", - и это в самом лучшем случае, так как в 2004 году, например, таких семей было всего 250".

В 2006 году в Санкт-Петербурге будет увеличен налог на недвижимость на 13,5%. Как пишет "Коммерсант", Валентина Матвиенко, вернувшаяся из Москвы, рассказала, о чем она беседовала там с Владимиром Путиным. Речь шла о строительстве Кольцевой дороги, которая, по объективным и субъективным причинам, затягивается, о строительстве дамбы, где в очередной раз будет изменена схема управления строительными работами. Также Владимир Путин интересовался строительством здания Государственного архива. Как сообщают городские СМИ, архив переедет в новое здание уже в конце 2005 - начале 2006 года.

Виктор Резунков: Большое количество, судя по всему, мелких бизнесменов обанкротятся в связи с повышением арендной платы. Так ли это, Сергей Юрьевич?

Сергей Андреев: Уверен, что они не обанкротятся, а просто уйдут в тень. И это обсуждалось в присутствии господина Бланка, который возглавляет соответствующий комитет. И Бланк сказал: "Заплатите налоги и спите спокойно". Вот эту сказку, которую рассказывают нам, начиная от правительства Яковлева, эту присказку, которая полностью перечеркивает малый и средний бизнес как категорию серьезных налогоплательщиков, мы слышим постоянно. Я поднял архив, сейчас до 35% бюджета насыщается в Московской области, в самой Москве именно за счет малого и среднего бизнеса. Не "Газпром", не эти все гиганты, которые основной, казалось бы, должны давать доход в Москве, - нет, это вот те самые мелкие и средние люди, которым просто комплекс программ, принятых в Москве, позволяет легально существовать и легально участвовать в городских проектах.

У нас все наоборот. У нас им закручивают арендную ставку, выдавливают, помещения продают. Причем то, что называется коррупционной емкостью, мне достаточно хорошо известно. Это входные билеты на эти помещения стоят уже такие суммы прямо в карманы чиновникам, что только "мама, не горюй". Я вам больше скажу. У нас принят закон о новой методике перечисления арендной платы, с 2007 года начнется просто вакханалия. 1 миллион 200 тысяч квадратных метров, которые находятся в льготном использовании, будут изъяты арендными ставками, выросшими от 3 до 10 раз, и проданы, естественно, с молотка. Сами понимаем, кому и как это будет выгодно. Под нож попала уже и почта федеральная. Они тоже арендуют, сейчас им ставки задирают с нуля практически до единицы, это до 100%. Они говорят, что мы в первый же год закроем 26 отделений, а граждане пусть ходят получать свои пенсии через 5 кварталов. И вот эта политика Куги, изничтожая все, что дышит, что живет, я уж не говорю про людей, но это уничтожает и доходы города.

Виктор Резунков: То есть итог тоже можно маленький подвести, что мелким бизнесменам и средним в 2006 году в Санкт-Петербурге, как минимум, придется очень несладко.

Сергей Андреев: В легальной сфере - да.

Виктор Резунков: Станислав, мы вас слушаем.

Слушатель: Станислав, подполковник запаса, предприниматель из Санкт-Петербурга. Я услышал мысль одного из ваших гостей, что надо менять власть. А вот я живу в Санкт-Петербурге, мне 44 года, я недавно ушел в отставку, сейчас занимаюсь средним предпринимательством. И я хочу сказать, что мне великолепно живется, я не хочу менять власть. И мне нравится все, помимо петербургских властей. И куда нам деваться, которые поддерживают Путина? Нас-то большинство. Может быть, господам, которым Путин не нравится, уехать куда-нибудь? Что нам-то делать, которых большинство и которых устраивает эта власть?

Виктор Резунков: А вы уверены, что большинство поддерживает Путина?

Слушатель: Даже побольше среднего. Никто меня не зажимает, и никаких взяток я никогда в жизни не давал.

Виктор Резунков: А чем же вам не нравится петербургская власть?

Слушатель: Мне госпожа Матвиенко очень неприятна.

Виктор Резунков: А чем?

Слушатель: Ну, мы встречались еще давно, вообще, как она к власти пришла, предположим, как Яковлева убрали у нас. Если бы она по-честному пришла, когда ее на прошлых выборах прокатили петербуржцы, тогда я бы понял, что за нее большинство, а так-то она на волне пришла из Москвы.

Виктор Резунков: Она - тоже друг Путина. У Бориса есть вопрос к вам, Станислав.

Борис Вишневский: Станислав, я, насколько помню, как раз именно Владимир Владимирович Путин, которого вы так поддерживаете, который вам так нравится, он то Валентину Ивановну к нам сюда и прислал, он-то Яковлева отсюда и убрал. И он как раз сделал все, чтобы эта неприятная вам женщина стала у нас губернатором. Какая-то нестыковочка получается. А что касается, что вы никаких притеснений не ощущаете, так вы сами сказали, что вы предприниматель еще начинающий. К сожалению большому, вы это все еще почувствуете на себе, все еще впереди.

Мне, конечно, очень радостно, что есть люди, которые взяток не дают, у которых все хорошо. Только не понимаю, почему они озабочены вопросом: а что же делать тем, кто поддерживает Путина? Ничего им не делать, жить как жили. Если человека все устраивает, так ничего ему в своей жизни менять и не надо. Но ведь он же сам сказал, что Матвиенко то не нравится, и питерская власть не нравится. Правда, должен лишний раз напомнить, что питерскую власть, губернатора, даже если она не нравится, теперь даже сменить нельзя никак, ибо выборов губернаторов у нас, как известно, нет, их отняли. Может быть, когда-нибудь все-таки их удастся восстановить.

А что до малого и среднего бизнеса, объяснение очень простое. Наша городская власть лоббирует интересы бизнеса очень крупного. Вот для этого и давят малый и средний, для этого изгоняют отовсюду, с остановок, метро и прочих мест, для этого увеличивают ставки арендной платы, так чтобы сами отказались от бизнеса или ушли в тень. Зачем? Все же совершенно понятно. Чистая экономика. Думаю, Сергей Юрьевич как доктор экономических наук вывод подтвердит, что малый и средний бизнес давят именно затем, чтобы легче себя чувствовал крупный, чтобы был избавлен от конкуренции.

Виктор Резунков: Вот Владимир из Санкт-Петербурга задает вопрос Сергею Юрьевичу Андрееву: "Может ли наше Законодательное собрание Санкт-Петербурга поставить вопрос о доверии президенту Российской Федерации?"

Сергей Андреев: Как субъект законодательной инициативы может отправить подобного рода предложение в Госдуму. А ставить вопрос о доверии имеет право только Госдума. Там этот вопрос предусмотрен и по факту геноцида. Ну, например, какие-то народности, какой-то субъект Федерации перестает существовать, или какая-то группа населения, например, у нас 33% нищих, ниже черты бедности. Вот это люди, которым, наверное, не очень нравится власть Владимира Владимировича Путина. Вот тогда по факту геноцида. Попытка такая была по отношению к Ельцину предпринята. Вы знаете, ничем она не закончилась. Ельцин прямо сказал Госдуме: "Законы-то вы принимаете, я их только подписываю, следствием которых является геноцид". Есть такие формулы, они существует и в Конституцию заложены, но само Законодательное собрание такой вопрос поставить права не имеет.

Виктор Резунков: Николай, здравствуйте, мы вас слушаем.

Слушатель: На примере Андрея Михайловича Макарова, депутата и человека, можно наблюдать, как все меняется и деградируется. Сейчас он закон пропихивает о некоммерческих организациях. Вчера выступал в "К барьеру!", проиграл Хакамаде. И цинизм был настолько виден. Что хочет власть? Она полностью закрывает окна, зашторивает, как в купе когда сидишь, смотришь на экране телевизора, и все. Как будто остального за окном уже и не существует ничего. В среду, когда выступала Ольга Романова, она сказала, что руководство отставило программу о Светлане Беридзе. И удивительно, что Орджоникидзе не дал обелить честное имя погибшей женщины под колесами "Фольксвагена", в котором сидел человек и думал: "Что же я, тварь дрожащая или право имею?", даже не затормозив на перекрестке. Я хочу сказать, что те люди, которые выступают против детского пособия в 2 доллара в месяц на детей, они у нас в стране являются экстремистами. И сейчас если ты провозглашаешь такой лозунг, что Россия не может держаться на коррупции, это тоже лозунг к свержению строя, потому что даже министр внутренних дел 1991-1992 годов выступает и говорит, что давать взятки - это национальная традиция России, и эту красивую традицию нужно сохранить. Ваше мнение.

Виктор Резунков: Кстати, такое мнение существует. Что вы думаете?

Сергей Андреев: Вы знаете, посмотрел я отчеты, которые идут по взяткам, коррупционной емкости. Они уже примерно эквивалентны объему бюджета страны. Примерно столько же денег, более 120 миллиардов долларов, причем эту цифру называл сам Грызлов, когда еще был министром МВД, это деньги, которые хранятся в чулках у населения, выведены из оборота, хранятся в валюте, которыми осуществляется та самая теневая экономика. И гражданам до государства уже дела нет, потому что они ведут свои расчеты по совершенно иным не налоговым схемам. Вот то, что касается коррупции. Если так, то эти добрые традиции просто выводят государство за грань управляющей организации. И куда прикатимся, если все придет в хаос? А вот вопрос теневой экономики, которая эквивалентна объему обычной экономики, - это вопрос катастрофы. Потому что не более 20% можно иметь в теневом обороте, чтобы экономика страны был подконтрольна. У нас уже 100%. И если так, дальше пойдет только хуже.

Последнее замечание. Посчитал я, и у нас есть возможность впрыснуть в экономику страны ежегодно еще три с половиной бюджета - суммы, которые получаются за счет рационального использования добываемых средств, вложить их в прорывные технологии и получать действительно империю, державу, мощнейшую страну со всеми социальными функциями. Раз этого не делается, я полагаю, это не глупость, это не дурь экономическая, это целенаправленная политика, осуществляемая руками нашего уважаемого правительства.

Виктор Резунков: Я опять подведу маленький итог. Прогноз на 2006 год: уровень коррумпированности будет увеличиваться, соответственно, объем взяток будет тоже увеличиваться.

Сергей Андреев: Безусловно, следом.

Борис Вишневский: Мы ведь хорошо, что наше правительство делает с теми средствами, которое оно получает. Где хранится наш Стабилизационный фонд? Он хранится в ценных бумагах за океаном. Если кто-нибудь из радиослушателей мне скажет, что он верит в то, что это сделано просто так и абсолютно бескорыстно, мне очень интересно потом с ним поговорить. Так же, как интересно было бы поговорить с тем из радиослушателей, кто верил с самого начала, что сына нашего министра обороны, который сбил насмерть эту женщину Светлану Беридзе, будут за это судить. Изначально, к сожалению, было понятно, что он ответственности избежит, что бы он ни сделал.

И в чем самая серьезная проблема? Что такая дискуссия, как сейчас, на наших госканалах физически невозможна, что граждане не видят альтернативных точек зрения. Власть делает все, чтобы ее неконкурентоспособная позиция по решению ключевых проблем страны, города не подвергалась бы сомнению и оспариванию нигде. Мне журналисты с наших госканалов говорят открыто: "Мы бы тебя с удовольствием позвали в нашу передачу, но это будет наша последняя передача, потому что после этого мы работать на этом канале уже не будем". Вот что страшно. Не то, что меня там нет, а то, что не звучит альтернатива, что нет спора, и граждане даже не знают, что той политике, которую проводит власть, альтернатива существует.

Виктор Резунков: Очень много пришло пейджинговых сообщений. Очень сильно волнует наших радиослушателей судьба Ольги Романовой. Галина Георгиевна из Москвы пишет: "Вчера у меня был самый печальный день, когда отстранили Ольгу Романову. Единственная надежда только на Радио Свобода. Только следите за тем, чтобы вас не глушили. В Северо-восточном округе каждый вечер глушат. Дай Бог здоровья Ольге Романовой, она устроится к вам на Радио Свобода".

XS
SM
MD
LG