Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спорт. Бюджеты хоккейных и футбольных клубов


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[24-12-05]

Спорт. Бюджеты хоккейных и футбольных клубов

Ведущие Олег Винокуров,Валерий Винокуров и Дмитрий Морозов

Валерий Винокуров: Сегодня в студии гость - заведующий кафедрой Института бизнеса и права, профессор Роберт Воскеричян.

В газете "Комсомольская правда" разворот посвящен проблеме, о которой вы даже можете судить по большому заголовку "До победы путь далек, зато полон кошелек". Речь идет о бюджетах хоккейных и футбольных клубов. На протяжении последних пяти лет, примерно с 1999 года эта проблема нас довольно-таки близко интересует. Как раз в нашей с Олегом книге "Наш мир - футбол", вышедшей после чемпионата мира во Франции, одной из важных проблем российского футбола мы посчитали именно проблему непонятных денег, которые в него приходят. И все эти пять лет тема прозрачности бюджета не сходит со страниц наших публикаций. И вот как бы лед тронулся, и вроде как бы одержана маленькая победа, потому что "Комсомольская правда" подсчитала бюджеты наших футбольных и хоккейных клубов.

Вопрос у меня сразу к нашему гостю. Роберт, название вашего Института бизнеса и права, по-моему, очень отвечает этой публикации: футбол и хоккей - бизнес, а также он должен соответствовать какому-то праву, то есть юридическим законам, налоговым законам. Вот цифры опубликованы среди хоккейных клубов. У магнитогорского "Металлурга" бюджет 26 миллионов долларов, у "Авангарда" - 30 миллионов, а у "Ак Барса" - 35.

А вот в футболе: "Спартак" - 50 миллионов долларов, "Динамо" - 45, "Локомотив" и ЦСКА - по 35. Так вот, мой первый к вам вопрос. Это и есть прозрачный бюджет?

Роберт Воскеричян: Нет, конечно. Прозрачный бюджет - это бюджет опубликованный, в котором ясно видны доходные статьи, расходные статьи, куда что тратится. Ничего этого нет. Еще одно важное замечание. Эти цифры недостоверны, потому что, как минимум, по некоторым позициям надо умножать на два эти бюджеты. Вот 26, вы сказали, у "Металлурга". Можно, конечно, много хорошего сказать о тренерских талантах Дейва Кинга, но можно с бюджетом в полтора раза меньшим сопротивляться против "Ак Барса".

Эти цифры недостоверны. Совершенно очевидно, что они занижены.

Валерий Винокуров: Но "Комсомолка" же пишет, что это она подсчитала. Она их ниоткуда не получала.

Роберт Воскеричян: Совершенно верно. Когда ни откуда не получаешь и пытаешься систематизировать то, что происходит в сфере бюджета клубов и хоккейных, и футбольных, значит, надо найти способ заменить, пусть это будет и не совсем точный метод. Я думаю, что метод может быть только один: смотреть, сколько было потрачено на трансферты, сколько денег ушло на покупку тех или иных игроков, и тогда все станет ясно. Вспомним прошлогодний шоппинг "Ак Барса". Это по минимальным оценкам миллионов 80. Московское "Динамо" футбольное сколько вы назвали?

Валерий Винокуров: 45 здесь написано.

Роберт Воскеричян: Это, как минимум, миллионов на пять меньше того, что было потрачено на покупку всех этих звездных игроков. А что, они ничего не ели, не получали премиальных, не летали? Что они, на автобусе или перекладных добирались? Очевидно, не соответствуют истине эти цифры. И не прозрачны, и не достоверны.

Валерий Винокуров: Ну, как исходные для обсуждения можно их использовать.

Роберт Воскеричян: Да, конечно. Спасибо, что дали возможность начать с чего-либо.

Валерий Винокуров: Я прочту заметку из этого разворота под рубрикой "Итого". "В нашем футболе и хоккее крутятся более полумиллиарда долларов. Сумма внушительная. Отчего же мы на международных турнирах так часто выступаем в роли мальчиков для битья? Во-первых, спортивной индустрии у нас нет как таковой, зато возникла система "кормления", когда главное - не заработать, а проесть. Из этого посыла сформировался перегретый рынок игроков. Наши футболисты, к примеру, явно не стоят тех бешеных денег, которые получают. Но парадокс. В скором времени они станут еще богаче, поскольку принят закон о лимите легионеров, и между клубами начнется финансовая война за доморощенных звезд, которые не в состоянии попасть по мячу. Зачем пахать на тренировках, когда жизнь и так удалась?

На Западе большую часть денег клубы зарабатывают сами за счет продажи билетов, сувениров и прав на трансляцию. Сумма продаж напрямую зависит от качества игры. Кто раскошелится на серое зрелище? У нас главная забота - выбить деньги из спонсора, педалируя на социальную значимость и личное честолюбие "денежного мешка". Поэтому у нас главный человек в спорте - не болельщик, а начальник. Основной вопрос - как отчитаться за съеденные деньги? Вкладывать в детский спорт? Отдачу жди через десять лет, когда спонсор будет проживать либо на Канарах, либо на Колыме. А результат нужен сейчас. Проще накупить на все деньги дорогостоящих "шабашников" и создать суперклуб на один сезон. Поэтому и спорт у нас получается одноразовый".

Роберт, здесь практически все проблемы, которые мы в течение года поднимаем. Но меня смущает здесь закон о лимите легионеров. Поскольку все газеты сейчас, в частности "Новые известия", пишут о новых приобретениях. И в "Зените", говорят, может появиться первый бразилец, зовут Адриано. Но, конечно, не тот, кто входит в состав сборной Бразилии и выступает за "Интер". ЦСКА купил 18-летнего бразильца Жо. Но попутно газета "Новые известия" опубликовала высказывание президента РФПЛ Заварзина и всех членов, они возмущены тем, что газеты публикуют непроверенные сведения о приобретениях и покупках игроков. Не будем вдаваться в этот конфликт, но факт, что, судя по всем публикациям, закон о лимите легионеров пока никак себя не проявил.

Тут "Комсомолка" опубликовала еще такую табличку, которая называется "Доходы отечественных спортсменов", версия журнала "Финанс". Здесь перечислены все российские спортсмены, которые многие находятся за рубежом. Самый большой доход - Мария Шарапова, теннис, 14,5 миллиона. Андрей Кириленко, баскетбол - 11 миллионов. Алексей Яшин, Хабибуллин, Ковальчук. То есть идут все, кто живет за границей. Но потом появляются уже ближе к нижней части таблицы Татьяна Лебедева, легкая атлетика - 1,2 миллиона долларов, Максим Сушинский, хоккей - видимо, один из самых высокооплачиваемых играющих в России спортсменов, - 1 миллион долларов. Александр Кержаков - 1 миллион, Дмитрий Аленичев - 1 миллион, Евгений Малкин, он пока еще играет в России - тоже миллион, Александр Королюк - миллион. Есть миллионеры, начиная с Татьяны Лебедевой, живущие в России.

По закону о налогообложении, если человек живет в какой-то стране не меньше, чем 186 дней, то он платит налог в этой стране. Следовательно, что толку, например, российскому спорту от того, что очень много зарабатывает Мария Шарапова, живущая в США, или Николай Давыденко, у него 1,63 миллиона долларов, он живет в Германии, и следовательно налоги платит там. Так же как Марат Сафин налоги платит в Монако. Если считать, что те спортсмены, которые много зарабатывают и живут в России, то ведь налоги они должны платить в России. Вот как вы считаете, раз такое опубликовано, платят они или нет?

Роберт Воскеричян: Я не знаю точно, платят или нет. Потому что для того, чтобы ответить точно, надо видеть ведомость. Естественно, я ее не мог видеть. Но как мы знаем, иногда бывает, что и продаются всякие диски с закрытыми сведениями о налогоплательщиках. По крайней мере, об этих налогоплательщиках ничего такого неизвестно, что они не платят налоги. Если эта сумма проводится официально, а налог подоходный в России не так уж и велик, 13%, я думаю, что проще отдать эти 13% и спать, что называется, спокойно. Думаю, что, скорее всего, платят, и, конечно же, платят в наш российский бюджет.

Валерий Винокуров: А вот когда возникают конфликтные ситуации, как было, например, в истории с Сычевым, там публикуется, что он расписывался за 5 или 10 тысяч рублей, а получал 20-30 тысяч долларов.

Роберт Воскеричян: Ну, за два года, которые прошли с момента этого конфликта, очень многие вещи изменились в российском футболе. И, соответственно, в этом смысле прозрачность появилась после уплаты подоходного налога и открытого объявления о том, сколько конкретно получает тот или иной игрок. И эти все цифры действительно реальны, в отличие от бюджета. Почему-то бюджеты скрываются, но зарплаты при этом - нет. Но это наша такая загадка.

Валерий Винокуров: Ну, тут "Комсомолку" еще надо похвалить за то, что она весь этот разворот опубликовала под рубрикой "Чужой карман".

Роберт Воскеричян: Считаем деньги в чужом кармане.

Валерий Винокуров: Да, считая и клубы, и спортсменов. Почему-то клубы находятся в более выгодном положении.

Роберт Воскеричян: Судя по этим цифрам, их расходы превышают доходы примерно в два раза.

А теперь я прочту, с чего "Комсомолка" начинает. Начинает она так: "Помните, в советские годы родился анекдот? Были у отца три сына, двое умных, а третий - футболист. Но времена, когда умники с высшим образованием потешались над ребятами, весь талант которых состоял в умении бить головой по мячу, канули в Лету. Сегодня единственный отпрыск, которым мог бы гордиться отец тех самых сыновей, это, безусловно, укротитель пятнистого мяча. Ведь это нехитрое искусство (укротители у нас еще те) приносит колоссальные доходы. Игрок средней руки получает около 20 тысяч долларов в месяц. Двум умным сыновьям, условно говоря, врачу и учителю, чтобы заработать эту сумму, нужно вкалывать шесть лет". Это "Комсомолка" хорошо подметила. "Как так получилось, что в стране, которая по уровню жизни уверенно соперничает с Зимбабве, появился такой оазис финансового благополучия, и на чем он зиждется? Найти ответы на этот вопрос не легче, чем отыскать грузчика, изъясняющегося исключительно на русском литературном языке. Область, где проистекают финансовые потоки, питающие отечественный футбол и хоккей, - это белое пятно, где не ступала нога ревизора-миссионера". Вот с этого начинает "Комсомольская правда".

Олег Винокуров: У нас есть звонок. Из Москвы Сергей Васильевич.

Слушатель: Я бы хотел кое-что прояснить относительно финансовой стороны этого вопроса. Я бы хотел напомнить, что сравнительно недавно такая громадная коммерческая фирма, как "Сибнефть", отказалась от спонсорства футбольного клуба ЦСКА. И в газете "Время новостей" были официально опубликованы данные о том, какой размер был установлен договором о спонсорстве между "Сибнефтью" и ЦСКА. Подписанный контракт на три года включал в себя сумму 54 миллиона долларов, то есть по 18 миллионов долларов ежегодно. "Лукойл" имеет спонсорский контракт со "Спартаком" на три года по 9 миллионов, то есть на половину суммы годового спонсорства "Сибнефти" по отношению к ЦСКА.

Олег Винокуров: Еще из Москвы слушатель Рашид.

Слушатель: Знаете, мне как-то вот, когда говорят о зарплате чужой, вот у спортсменов большая зарплата, по-моему, сравнили с врачами и учителями... Давайте вспомним наших великих спортсменов, которые в нищете свою жизнь закончили, которыми гордился весь мир. Все их знали: Стрельцов, Численко, а кем они закончили жизнь? Когда спортсмен 30 активной жизни, максимум, когда может что-то заработать, лучше бы его научить вкладывать эти деньги на будущее, чем считать. Ведь он не может всю жизнь, как врач или учитель, зарабатывать до 70 лет эту зарплату.

Валерий Винокуров: Рашид, вы правы. Тем более, что и примеры, которые привели, ну, даже если считать, что Стрельцов и Численко где-то сами были виноваты, то многие люди, которые ни в чем не были виноваты, такие как Лев Яшин или Игорь Нетто, я имею с точки зрения поведения в быту, закончили свой жизненный путь весьма не богатыми людьми. Но речь идет сейчас про некое несоответствие, про дикий разрыв. Тогда их заработки, в то время, когда они выступали, вполне соответствовали уровню жизни населения. Они были, может быть, чуть богаче, чем рядовой гражданин, но недостаточно богаты для того, чтобы обеспечить себя до конца дней. Но сейчас, конечно, разрыв, Рашид, очень большой, и вы поймите, что никто ни в коей мере не относится с неуважением к спортсменам. Речь идет о бюджете клубов и о результатах, соответствуют ли результаты этих команд таким деньгам?

А вот "Комсомолка", кстати, пишет, что бюджеты отечественных хоккейных клубов практически сравнялись с финансовыми возможностями команд НХЛ.

Роберт Воскеричян: Да, это правда. Но тут ситуация крайне запущенная и с прозрачностью бюджета, с чего мы начали, и с достоверностью цифр. Вот в двух газетах приводится зарплата Кавинаги: в одной - 2,2 миллиона, в другой - полтора.

Валерий Винокуров: Это в "Советском спорте" и в "Комсомолке" расходится. И бюджеты некоторых клубов расходятся.

Роберт Воскеричян: Но проблема даже не в этом. Проблема в том, что мы не должны забывать о тех сотнях и сотнях работяг, которые по замечательному высказыванию Фазиля Искандера годами месят глину российского футбола. Я имею в виду низшие дивизионы, где зарплата иногда и до тысячи долларов не дотягивает, а играют они примерно на том же уровне отдачи физических, нервных сил. Поэтому не нужно ничего уменьшать, не нужно ни у кого отнимать, необходимо повышать мастерство тех, кто получает средние по европейским меркам зарплаты, но они должны их отрабатывать. И главное, чтобы общий уровень футбола от вливания денег повышался. Мне кажется, это главное.

Валерий Винокуров: Что еще в прозрачность бюджета обязательно должно входить? Все должны знать цифры, которые идут на развитие инфраструктуры клуба, которые вкладываются в детские, юношеские школы, в молодежные команды и, в соответствии с требованиями УЕФА и ФИФА, в любительский спорт. Вот эти цифры и должны, по-моему, представлять из себя бюджет прозрачный, то, что называется прозрачным бюджетом.

XS
SM
MD
LG