Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как писать о России для читателей, которые не являются ее гражданами?


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[26-12-05]

Как писать о России для читателей, которые не являются ее гражданами?

ВедущаяЕлена Рыковцева

Елена Рыковцева: Наша программа выходит сегодня из Праги. В пражской студии - Марина Добушева, ответственный секретарь журнала "Русское слово". В московской студии - Дмитрий Бабич, обозреватель журнала "Russia Profile".

Хотя оба этих издания делают русские журналисты, они не рассчитаны на русских читателей в самой России. "Русское слово" покупают русские, которые живут и работают в Чехии. "Russia Profile" читают иностранцы, которые живут и работают в России. И мы попробуем разобраться, как именно эти издания пытаются объяснить своим читателям, что происходит в России, как в случае с "Russia Profile", и что происходит в России и Чехии, как это делает "Русское слово". А вам, уважаемые слушатели, мы задаем вопрос: что нужно и чего не нужно знать о России тем читателям, которые не являются ее гражданами? По сути, это будут ваши советы журналистам, которые у нас в гостях сегодня: как им следует трактовать события, которые происходят в России, для своей аудитории?

Марина, давайте для начала познакомим аудиторию с вашим изданием. Что это за журнал, "Русское слово", на кого он рассчитан?

Марина Добушева: Спасибо большое за слово, за русское слово - мне это особенно приятно.

Елена Рыковцева: Отвыкли что ли уже?

Марина Добушева: Ну, есть некоторые проблемы тех, кто живет и работает в Чехии, и нас часто корректоры упрекают в "чехизмах", которые проскакивают в нашей речи.

Елена Рыковцева: И в текстах, видимо.

Марина Добушева: Но само желание при организации журнала было именно то, чтобы это русское слово сохранить, потому что журнал этот учредили дети русских эмигрантов первой волны. В редакционный совет входят дети видных русских эмигрантов: генерала Белой армии Анатолия Киприяновича Кильчевского - прямой потомок Анатолий Розов; Иван Петрович Савицкий, сын очень видного историка, философа Петра Савицкого: Я считаю, что эти люди являются таким закладом (это чешское слово), основой этого журнала, потому что это люди, которые приехали в Прагу и явились русскими эмигрантами поневоле, но они сохранили русский язык для себя, для своих детей, и они всегда были объединены между собой. Очень много лет они встречались просто, пока у них не появилась возможность объединиться в официальную общественную гражданскую организацию, которая называется "Русская традиция". И уже впоследствии эта организация стала выпускать журнал "Русское слово", где смогла не только опубликовать мемуары этих видных эмигрантов, но этот журнал также пытается устанавливать связи с Россией, и это, пожалуй, очень ценно.

Елена Рыковцева: Да, это очень заметно.

Марина Добушева: Опять-таки это носит какую-то специфику, мы не можем следить за событиями в России на 100 процентов и порой даже не можем их комментировать. Наш материал немножко другой качественно - это поездки в Россию и свои какие-то больше эмоциональные переживания, чем аналитические.

Елена Рыковцева: Но, вы знаете, ощущение, что эти переживания носят очень теплый характер. Вот я увидела несколько материалов: Я купила вчера этот журнал, он продается в киосках, и, например, прочитала такие восторженные материалы о путешествиях на Байкал, в горы, все так красиво, радостно, празднично в России, по крайней мере, на страницах вашего журнала.

Марина Добушева: Это правда, потому что все впечатления о России у нас идут через призму эмигрантов:

Елена Рыковцева: Туристов теперь уже по сути.

Марина Добушева: Они в России теперь уже туристы, но эти люди родились в Праге - учредители этого журнала и члены редакционного совета. На Россию у них порой сверхэмоциональный взгляд. А путешествие на Байкал, о котором вы читали в последнем номере журнала, - это чехи, путешествующие на Байкал, которые предоставили материал об этом путешествии для нашего журнала.

Елена Рыковцева: И очень довольны.

Марина Добушева: Конечно, для них Россия - такая экзотика. Но она - экзотика и для нас, для русских. Для тех русских, которые живут в Праге, на Россию нет такого устоявшегося, твердого взгляда, и в этом, конечно, прелесть нашей прессы, потому что у нас нет никакой установки, у нас есть какая-то независимость экономическая. Потому что вся жизнь прошла в Праге, она сложилась в Праге, но это взгляд порой более глубокий.

Елена Рыковцева: То есть вы смотрите на Россию издалека, но даже глубже, может быть, чем россиянин, который там живет.

Марина Добушева: Да, потому что немножко другие задачи ставятся, они действительно более глубокие. И каждое впечатление даже для туриста - это поверхностное впечатление, а люди стараются для себя какую-то правду, какое-то обоснование собственных поступков, собственной судьбы найти в этих впечатлениях. И любой позитив, который идет из России, конечно, получает очень эмоциональную поддержку в нашем журнале.

Елена Рыковцева: Вообще, это спорный вопрос. Потому что есть такое суждение, что эмигранты, которые уехали, наоборот, даже радуются иногда, что хуже в России, плохо в России, и как-то это их немножко подпитывает, это помогает им преодолеть тоску, которую они испытывают.

Марина Добушева: Ну, есть абсолютно четкое разделение между волнами эмиграции. И в старой эмиграции есть монолит только в том, что они уехали, ожидая в России хороших перемен, и они их ждут до сих пор. То есть это психологически через поколение сохранилось - ожидание того, что Россия переменится, воспрянет.

Елена Рыковцева: Очень интересно то, что вы говорите. Дмитрий Бабич, я хотела бы узнать ваше мнение по поводу того, о чем сказала Марина, что есть разные поколения людей, уехавших из России, и разное отношение у них к тому, что происходит в России, с большей надеждой или, наоборот, с большим пессимизмом они смотрят, в зависимости от того, когда уехали. Что вы думаете об этом?

Дмитрий Бабич: Существуют разные поколения, но мне кажется все-таки, что раздел идет не по поколению, а по качеству людей. Действительно, эгоисты, люди, сосредоточенные прежде всего на собственных проблемах или, в крайнем случае, на собственной семье, действительно, испытывают некий психологический комфорт, когда узнают, что в России дела идут не очень хорошо, потому что это как бы оправдывает их решение. Пример был во время дефолта 1998 года: те, кто заходили тогда в русский Интернет, могли увидеть выражения типа "ага, наконец-то". Но мне кажется, что это все-таки меньшинство. Большинство, особенно те люди, которые пожили на Западе (обычно наши люди уезжают на Запад), посмотрели, успокоились в какой-то степени, и большинство, мне кажется, к России относятся позитивно. И есть даже люди, которые хотят помочь, хотя этому часто мешает просто недоверие к власти, которая существует в России, неверие в то, что их помощь будет с благодарностью принята и правильно использована.

Елена Рыковцева: Спасибо, Дмитрий. Марина, очень важный у меня к вам вопрос. Как финансируется ваш журнал?

Марина Добушева: Вопрос этот действительно важный. Важный потому, что источник финансирования журнала - это полученный грант от мэрии Праги.

Елена Рыковцева: То есть вы сидите на чешском бюджете, получается.

Марина Добушева: Это беспрецедентно, мне кажется, для русской эмиграции в том смысле, что, наконец, те материалы, которые были сосредоточены годами, если можно так выразиться, в области исторической сенсации, те мемуары, которые публикуются впервые, они все выходят в этом журнале. Потому что мы не думаем о рекламе, мы не думаем:

Елена Рыковцева: Будет ли коммерческий успех у этого журнала.

Марина Добушева: ... да-да, мы не думаем о многих компромиссных вещах. Поэтому то, каким журнал был основан, каким он был придуман, он сохраняется изо дня в день, от выпуска к выпуску свою миссию несет. Конечно, это с точки зрения чешского правительства так же беспрецедентно, как так акция, которую в начале века первый чехословацкий президент Масарик делал для русских, это называлось "Русская акция".

Елена Рыковцева: Мне это даже напоминает принцип Радио Свобода, если честно: не зависеть от "рыночных" тем, от "желтых" каких-то историй. То есть вы можете себе позволить темы, которых не может позволить себе коммерческая печать.

Марина Добушева: Абсолютно справедливо. Поэтому получается разговор по душам, и этот журнал выходит, конечно, без компромиссной "желтой" информации. И даже та информация, которую мы печатаем о Чехии, она носит иногда дискуссионный характер. Но мы можем себе это позволить, потому что есть доверие чешского правительства именно к той организации "Русская традиция", которая этот журнал учредила.

Елена Рыковцева: А вы можете обидные вещи для Чехии писать в своем журнале - для Чехии, которая вас финансирует?

Марина Добушева: Для этого у нас есть рубрика политическая "Наша гостиная", куда мы приглашаем и чешских министров, и ведем дискуссии о положении русских, об эмигрантской политике Чехии. Кстати, и по поводу прессы довольно острую дискуссию приходится вести с чешскими политиками, потому что опять-таки русская пресса и чешская пресса - это такой большой вопрос.

Елена Рыковцева: Мы немного позже поговорим об этом подробнее, это очень интересно. Дмитрий Бабич, я к вам теперь обращаюсь. Видите ли вы здесь аналогию какую-то с вашим журналом? Вас ведь тоже, по-моему, государство спонсирует, финансирует. Что похожего в ваших ситуациях?

Дмитрий Бабич: Немножко, мне кажется, разные ситуации, потому что в том журнале речь идет о России скорее для русских или людей, владеющих русским языком, живущих в Чехии. А у нас речь идет о том, чтобы рассказать о России тем людям, которые предпочитают получать информацию на английском, но о России уже немного хотя бы знают. То есть наш журнал рассчитан на круг специалистов по России:

Елена Рыковцева: Дмитрий, подождите, что значит - предпочитают получать информацию на английском? Они на другом языке просто не могут ее получить, у вас же для иностранцев журнал-то.

Дмитрий Бабич: Ну, у нас журнал выходит на английском, но многие наши читатели, я это точно знаю, немножко владеют русским языком и представляют себе реалии сегодняшней России. И здесь с этим связаны особенности нашего журнала. Мы не пытаемся говорить о России только приятное, мы всегда затрагиваем те темы, которые затрагивает западная пресса, когда говорит о России. Мы пишем и о похищениях людей в Чечне, и о проблемах нового избирательного законодательства, достаточно жесткого, и о нападениях на иностранных студентов. Не делается попытка создать такой благостный образ России, поскольку наши читатели - люди, как мы предполагаем, достаточно информированные.

Елена Рыковцева: Я правильно сказала, что вы из бюджета тоже финансируетесь, что вас финансирует государство?

Дмитрий Бабич: Это сложная система. Здесь не обойтись без англоязычного слова. Так как тут звучали чешские слова, придется взять слово из английского языка. Оно звучит как "аутсорсинг" - это передача некой частной компании, поручение частной компании за государственные деньги сделать определенную работу. Мы - те люди, которые работают в этом журнале, - являемся сотрудниками Издательского дома "Индепендент-медиа", и наш журнал издается Издательским домом "Индепендент-медиа" при финансовой поддержке РИА "Новости". РИА "Новости" это делает не так просто, а с целью того, чтобы придать журналу большую респектабельность, поскольку западные читатели всякий раз, когда открывают журнал, первый вопрос задают: "Кто вас финансирует и кто вас издает?" И тут задача - как можно сильнее отдалить журнал от, скажем так, его непосредственного источника финансирования, сделать его как можно более объективным.

Елена Рыковцева: По сути, частный издательский дом получил госзаказ, можно так сказать?

Дмитрий Бабич: Можно сказать и так. Кстати, к нам пришло очень интересное сообщение на пейджер. Только что говорили о президенте Масарике, и вот идет сообщение: "Можно вспомнить опыт первого президента Чехии, который очень интересовался Россией и считал, что нужно изучать ее, в том числе язык. Связано это, думаю, с тем, что часть России, очевидно, 70 процентов имеет восточный менталитет, а другая часть, начиная с границы бывшего Литовского княжества, - западный. Эва".

Елена Рыковцева: Любопытно.

Дмитрий Бабич: Вот такое интересное сообщение. Но, вы знаете, у меня, как у многих журналистов, врожденный дикий дух противоречия. Поэтому когда говорят "другая часть, начиная с границы бывшего Литовского княжества", насколько я помню, это Смоленск, а в Смоленске очень часто на выборах побеждают коммунисты. Поэтому я не стал бы так вот делить, что за Уралом живут люди с восточным менталитетом, а вот чем ближе к Бресту, там все сильнее и сильнее западный. Можно вспомнить Лукашенко, например.

Елена Рыковцева: Дмитрий, когда появился телеканал "Russia Today", который рассчитан на зарубежного зрителя, вся русская пресса хором сказала, что это канала пропагандистский, что раз он на деньги государства, значит, пропагандистский. Я уже спрашивала здесь, в Чехии, но что-то его не везде видно, хотя Марина говорит, что они уже выполняли какие-то работы для этого канала...

Марина Добушева: Одна из акций, которую готовило "Гражданское объединение", - "Общанске сдружине "Русская традиция" - это ежегодный гала-концерт оперных русских звезд, поющих на чешских сценах, он проходит в Муниципальном доме, это самая престижная концертная площадка в Чехии. И мы готовили для них сюжет.

Елена Рыковцева: Но это не значит, что вы этот канал видите.

Марина Добушева: К сожалению, мы не видели, как прошел этот сюжет, потому что мы его посылали только. Но мы хотели бы с этим каналом сотрудничать и что-то о себе сказать тоже.

Елена Рыковцева: Так вот, считается, что этот канал должен быть на 100 процентов пропагандистским, что он должен Россию подавать с хорошей стороны. В чем разница с вашим журналом здесь? Ведь вы же тоже на английском, тоже для иностранцев. Видите ли вы здесь разницу в задачах?

Дмитрий Бабич: Ну, разница хотя бы в том, что в случае с "Russia Today" такого аутсорсинга не было. "Russia Today" не скрывает, что это государственный канал.

А мы, помимо того, что мы - сотрудники частной компании, у нас есть редакционный совет, в который входят, в том числе, и американцы (например, Леон Арон), и оппозиционно настроенные россияне (например, Елена Немировская), которые избирают нашего главного редактора и которые в случае, если журнал будет необъективным, просто откажутся от того, чтобы входить в этот редакционный совет, и в этом случае журнал просто, судя по всему, либо прекратит свое существование, либо его будет издавать кто-то другой. Но что касается "Russia Today", это, кстати, интересный момент, дело в том, что мы на нашем сайте сотрудничаем с Джонсоном. Есть такое интернет-издание "Джонсонс лист", где составляется список самых различных текстов о России:

Елена Рыковцева: Это рейтинг лучших публикаций о России на английском языке, этот рейтинг составляет Джонсон, да.

Дмитрий Бабич: По всему миру. И там недавно я читал отклики на "Russia Today", поскольку, естественно, все специалисты по России просто с нетерпением ждали выхода этого канала. И, вы знаете, первые отклики - такие удивленно-позитивные, то есть ожидали увидеть откровенную пропаганду, а увидели нечто все-таки немножко другое.

Елена Рыковцева: Ну, это уже не удивляет, учитывая то, как вы объяснили нам разницу между вами и этим каналом.

Дмитрий Бабич: Я не могу говорить за канал "Russia Today", но первые отклики на журнал - удивленно-положительные, как часто вообще это бывает с иностранцами, когда они начинают получать информацию, грубо говоря, из более или менее новых источников о России. Поскольку, в принципе, дело в том, что та информация, которую дает о России западная пресса, она уже много лет почти исключительно негативная. И большой вопрос - как на это реагировать? Если на это реагировать, просто говоря, что "все, что мы говорили, ерунда, а вот мы вам сейчас расскажем, как на самом деле", - результат будет обратный желаемому. Ни один человек никогда не согласится, что он полностью неправ. А вот если давать еще больше информации, то есть "то, что вам говорят, это правда, но вот еще и еще факты", - то это может вызвать позитивную реакцию, в том числе, удивленно-позитивную.

Елена Рыковцева: Спасибо, Дмитрий. Послушаем Владимира из Саратовской области. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я обращаюсь в основном к уважаемому редактору российского журнала для Чехии. Вы меня подвигли на этот звонок своим упоминанием о том, что занимаетесь сейчас вопросами исторических сенсаций, в том числе и достаточно острых. Не могли бы вы сказать адрес вашей редакции, чтобы можно было в порядке дискуссии подбросить вам очень интересную тему?

Елена Рыковцева: Спасибо, Владимир. Марина, как писать в журнал "Русское слово"? Мы уже говорили с Мариной, что нет смысла писать по электронной почте, потому что с кодировками проблемы. Люди из России пишут по-русски и тут не могут они что-то перекодировать. Поэтому, Марина, пожалуйста, ваш почтовый адрес, чтобы люди письма написали.

Марина Добушева: Во-первых, спасибо за интерес к журналу. Мне это очень приятно. И я знаю, что те люди, кому журнал хоть раз попадал в руки, обычно пишут в журнал. И таких респондентов из России у нас очень много.

Адрес журнала "Русское слово": Каменицка... Вы можете написать латинскими буквами так, как слышите, потому что это легкое слово. Номер дома - 42, почтовый индекс - 17000, Прага, 7.

Елена Рыковцева: Закончили с почтовыми деталями. И продолжаем наш разговор. Дмитрий Бабич только что говорил о том, что есть разница во взгляде на события в России зарубежной прессы, которая, как он считает, пишет только негативное, и у журнала, в котором он работает, где есть объективность и другой взгляд. И даже иностранцы это оценили. В частности, Джонсон.

И, Марина, тот же вопрос к вам. Есть ли какие-то отличия во взгляде на Россию у русскоязычной прессы, которая выходит в Праге, и у чешской прессы? И что это за отличия, если они есть?

Марина Добушева: Я думаю, да, они есть. Русскоязычная пресса в Праге представлена, кстати, не очень большим выбором. Это в основном газета еженедельная "Информ-Прага", которая берет как раз на себя, судя по названию, какую-то информационную миссию и помещает новости из России, и новости из Чехии, старается держать какой-то уровень. Но они пользуются перепечатками, не делают свои новости в основном.

Елена Рыковцева: Собственных корреспондентов в Москве у них нет?

Марина Добушева: Нет, к сожалению. И я могу сказать, что с РИА "Новости" сотрудничают все издания - это газета "Информ-Прага", а также и наш журнал, мы тоже берем от РИА "Новости" какую-то информацию или, по крайней мере, стараемся держать руку на пульсе.

Елена Рыковцева: Пусть не обижается Дмитрий Бабич, но тогда это довольно односторонняя информация. РИА "Новости" - это государственное агентство.

Марина Добушева: Да. Но мы делаем какую-то корректировку в связи с тем, что чувствуем, знаем и ощущаем сами.

А вот по поводу чешской прессы...

Елена Рыковцева: Отличия взгляда.

Марина Добушева: Для нас был настоящий бой в тот период, когда готовился тематический номер, посвященный 60-летию Победы. Я могу сказать, что этот номер, как через лакмусовую бумажку проявил и наше отношение особо эмоциональное к тому, что писала чешская пресса. Я могу сказать, что некоторые чешские газеты призывали не праздновать Победу, потому что...

Елена Рыковцева: В самой Чехии, да?

Марина Добушева: В самой Чехии. И это такой лозунг, призыв, который несся из стран Прибалтики, бывших советских стран Прибалтики - Латвия, Литва и Эстония. И Германия. И также его подхватили, к сожалению, чешские журналисты.

Елена Рыковцева: То есть не праздновать по тем же причинам, по которым не хотели праздновать и в Прибалтике - что это было не освобождение, а оккупация. То же самое, да?

Марина Добушева: Да, абсолютно то же самое. И вот в этот момент мы поняли, что... с чешской прессой мы вынуждены были вести даже агрессивную дискуссию. И идея тематического номера у нас сложилась сама собой, и часто из споров с журналистами чешской прессы. Мы на целый тематический номер отважились только потому, что...

Елена Рыковцева: То есть просто эпатаж тогда получается, - целый номер посвятить 60-летию Победы вот на таком фоне. Так получается?

Марина Добушева: Да-да. Но в этом моменте нас очень хорошо поддержало посольство Российской Федерации. Кстати, с этого номера началось наше сотрудничество и, можно сказать, взаимопонимание и поддержка.

Елена Рыковцева: А как ваши чешские спонсоры отнеслись к тому, что вы пошли, в общем, поперек этого информационного потока?

Марина Добушева: Ну, надо сказать, что комиссия по национальным меньшинствам мэрии Праги отличается довольно прогрессивными взглядами, я бы сказала.

Елена Рыковцева: Толерантностью.

Марина Добушева: Да, и толерантностью, как все чешское общество. Но именно эта комиссия... хотя, может быть, вы услышите в этом какой-то юмор даже лингвистический - комиссия по национальным меньшинствам. И когда я только приехала в Прагу, мне это очень резало слух. И я уточняла всегда: "Что, граждане сверхдержав - тоже меньшинства?". Они говорили: "Да, вы тут меньшинства. Но вы должны это ощутить и защищать отсюда свою большую родину, великую родину".

Елена Рыковцева: И не обижаться на слово "меньшинства", да?

Марина Добушева: Да, не обижаться на это слово. Ну, мы преодолели этот нюанс.

И надо сказать, что именно в дни празднования 60-летия Победы мы поняли, насколько можем расходиться во взглядах.

Елена Рыковцева: Дмитрий Бабич, хотя дело, конечно, прошлое, но у вас была такая проблема, что вы тоже шли в своем номере, посвященном Победе, - наверняка у вас был такой номер - поперек течения информационного, которое существовало тогда в западной прессе?

Дмитрий Бабич: Вы знаете, мы не шли поперек течения, прямо скажу. Потому что, как я уже сказал, разговаривать с людьми, в том числе и с западными людьми, по принципу "все, что тебе говорят, - ерунда, а сейчас я тебе скажу, как на самом деле" контрпродуктивно.

Мы в нашем номере шли как бы вместе и в то же время немножко в сторону. Мы не пытались убедить наших западных читателей в том, что "Красная Армия все делала правильно, и не было никаких репрессий, и отвяжитесь от нас со всеми вопросами насчет Прибалтики и насчет действий российской армии в Берлине и на оккупированной территории Германии", нет. Но мы старались дать все факты. Мы, например, побольше рассказывали о том, что же на самом деле Гитлер планировал сделать в тех же балтийских странах. Латыши считались расово полноценными, а литовцы считались расово неполноценными. И какая судьба их ждала бы в случае победы Гитлера, равно как и поляков, предсказать нетрудно - просто физическое, скорее всего, истребление. И на фоне этого при всех своих жутких ужасах сталинских репрессий, послевоенный период смотрится все-таки по-другому. То есть действия советской армии... мы не пытаемся их полностью обелить, но мы пытаемся показать, какая же на самом деле ужасная была альтернатива.

Кстати, пришло интересное сообщение на пейджер.

Елена Рыковцева: Вы у нас сегодня как почтальон, Дмитрий.

Дмитрий Бабич: Пишут насчет того, как нужно освещать события в России. "Знать надо (очевидно, западным читателям) абсолютно все - экономика, политика, жизнь обычных граждан. Трактовать объективно и правдиво. Тем более что не сегодня-завтра мы окажемся в полной изоляции", - Майоровы, Москва.

Елена Рыковцева: Вот так!

Дмитрий Бабич: Мне кажется, что интересное сообщение. И здесь люди поймали действительно серьезную опасность. Опасность состоит в том, что... вот против чего, так сказать, действительно, мы точно должны бороться - мы точно должны бороться против того, чтобы у западных, скажем так, людей вообще полностью исчезла всякая надежда на демократизацию в России. Ну, например, такое отношение существует на Западе в отношении Китая или в отношении сегодняшнего Ирана. То есть предполагается, что с этими странами уже ничего не поделаешь - они диктатуры, диктатурами и останутся.

А в России... это интересная вещь, я ее слышал недавно от бывшего, кстати, австрийского посла в СССР, он сказал так: "Вы, я знаю, обижаетесь на нашу критику, что мы говорим, что у вас мало демократии, но вы можете ее рассматривать и как комплимент. Китай мы за это уже не критикуем. Мы там просто ни на что не рассчитываем. А в России, если мы критикуем, значит, мы еще на что-то надеемся".

Елена Рыковцева: Александр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, я, конечно, вот тему слушаю, и у меня прямо уши и глаза раскрылись - совершенно замечательная журналистская работа.

Я когда по Белоруссии проезжал, видел там церкви, которые были построены еще Гитлером. Он вообще разрешил работу церковную. Он много чего хорошего сделал. А вот для Германии - дорог сколько настроил, и людям жилось хорошо. Так что, конечно, можно положительное где угодно найти.

Ну а для Марины... Я сам иногда бываю за границей. Вы знаете, проходит где-то два-три месяца - и начинает вытесняться из памяти все отрицательное, мерзости нашей российской действительности, и вспоминается только самое хорошее, красивое, лубочное, палеховское. Вот об этом и надо писать. Все равно люди будут читать то, что им хочется. И надо им давать вот такие красивые картинки о русской жизни. Любить Россию очень хорошо на большом расстоянии от нее. А внутри России, конечно, это очень трудно. Спасибо.

Елена Рыковцева: Александр, спасибо вам за звонок.

Марина, вы сказали, что русская пресса в Праге, в Чехии - это в основном перепечатки. По какому принципу они выбирают эти перепечатки - про плохое, про хорошее? Какой-то принцип существует подбора того, чего перепечатывают из русских газет, если у них нет своей информации о России? Что они берут? Ну, кроме РИА "Новости", кроме агентств, конечно. Материалы из каких газет? Что за принцип?

Марина Добушева: Ну, к сожалению, та газета, которую я упомянула - "Информ-Прага", от которой мы ждем адекватности ее названия и информации, которой не хватает, это газета частная, и поэтому в зависимости от взглядов руководства меняется тенденция подбора материалов там. Но мы не опираемся на эту газету - нет такой возможности. Стараемся брать все-таки широкий спектр - те газеты на русском языке, которые продаются в Чехии.

Елена Рыковцева: Русские газеты, которые выходят в России?

Марина Добушева: Да-да.

Елена Рыковцева: Вроде "Известий", которые я видела, и я их уже купила.

Марина Добушева: "Аргументы и факты", "Известия", да.

Елена Рыковцева: Ага, то есть вы просто предпочитаете русские газеты.

Правильно ли понимаю, что ситуация состоит в том, что русский, который живет в Праге и не очень владеет чешским языком, ему нужно купить русскоязычную газету, скорее для того, чтобы понять, что в Чехии делается?

Марина Добушева: Абсолютно справедливо, к сожалению.

Хотя без этих русских газет частных, которые есть в Чехии, тоже трудно было бы сориентироваться, но, скорее, в других вещах - где и что купить - более практичная информация. Но по поводу информации из России, конечно, читателю, который не владеет чешским языком, опорой являются все-таки российские газеты, которые тут продаются.

Елена Рыковцева: Спасибо, Марина.

Слушаем звонки. Александр Селинский из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. В отличие от другого Александра, мракобеса, который только что звонил...

Елена Рыковцева: Давайте друг друга не обижать.

Слушатель: Я из Санкт-Петербурга, мне 38 лет. Просто любите Россию по-своему, странной любовью. Это будет даже лучше, чем то, что вам предлагают некоторые - рисовать лубочные картинки.

Но я хочу поговорить с вами о спорте. Есть ли у вас спортивная составляющая в газете, в частности футбольная и хоккейная?

Елена Рыковцева: Александр, вы не отключайтесь, чтобы было понятно, почему вы это спрашиваете. Марина, у вас есть или нет?

Марина Добушева: Да-да. Хотя спорт - это не наша приоритетная тема. У нас есть корреспондент свой, который готовит интервью и материалы о чехах, которые играют за российские футбольные и хоккейные клубы, и наоборот.

Елена Рыковцева: Александр, и теперь объясните, почему вы это спрашивали.

Слушатель: Дело в том, что хочется и спорта немножко.

Елена Рыковцева: Но вы же все равно этот журнал не прочитаете.

Слушатель: А есть ли у вас корреспонденты в России, непосредственно в Петербурге?

Марина Добушева: Нет. Но мы открыты для контактов. Пожалуйста, если вы хотели бы нам предложить что-то о чешско-русских спортивных связях, конечно, это тоже интересный материал.

Елена Рыковцева: Александр, у вас есть такая информация?

Слушатель: Я хочу вам предложить... у нас есть корреспондент Иван Житков. Я думаю, что он, в принципе, мог бы и с вами тоже сотрудничать. Он хорошо говорит по-чешски.

Елена Рыковцева: Александр, спасибо вам огромное. Вы, наверное, записали адрес, который диктовала Марина. И, пожалуйста, Иван пусть напишет. Никаких же нет в этом проблем. Вот мы уже трудоустройством тут занялись по ходу эфира. Вадим из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Судя по объяснениям о планах немцев в отношении прибалтов, то мне кажется, что к созданию журнала Дмитрия Бабича приложил руку Глеб Павловский. Это совершенно бесспорно. Чтобы дать такую отдушину и показать, что в России тоже есть свободная пресса.

И у меня вопрос к обоим гостям. Как вы освещаете, как вы разъясняете... вот НАТО, например, то, что прибалты в НАТО, то, что Чехия член НАТО? Вот НАТО - это угроза для России? У нас так боятся НАТО и Павловские, и Пушковы, Леонтьевы.

Елена Рыковцева: Дмитрий, пожалуйста, поскольку вам, по сути, два вопроса - комментарий по поводу того, что вы говорили, и вопрос по НАТО.

Дмитрий Бабич: Насчет НАТО. Мы НАТО не рассматриваем как противника. По счастью, и наше официальное руководство (я имею в виду страну) не рассматривает НАТО как противника, и говорило об этом несколько раз. Но если поглубже немножко брать эту проблему, обратите внимание, что сейчас у России лучше складываются отношения с НАТО, со старой западной организацией, чем с новыми западными организациями, такими как ОБСЕ, Евросоюз и другие. Вот это тревожная ситуация - чем новее, чем моложе западная организация, международная, тем, как правило, больше она уделяет внимания вопросам прав человека, демократии, и тем труднее российскому правительству на эти вопросы отвечать.

Но, вы знаете, мне пришло сообщение, которое я поставил бы вообще эпиграфом к своему журналистскому творчеству. "Бабич, читайте все сообщения, да побыстрее. Я уверен, у вас получится".

Елена Рыковцева: Дмитрий, только не уходите от ответа про Павловского. Руку прикладывал к вашему журналу Глеб Павловский?

Дмитрий Бабич: Скажу коротко - нет. Потому что мне после этого обязательно нужно прочесть следующее сообщение, которое пришло, чтобы не разочаровать Доброго. Сообщение такое: "Добрый день. Мне кажется, задача всех туристов, жителей демократических стран, тем более журналистов, живущих здесь, понять самим и рассказать своим друзьям и читателям, что Россия снова уходит от свободы и демократии по пути к "империи зла", - подпись "Елена, пенсионерка".

Елена Рыковцева: Ага, вот мы об этом еще ничего не говорили.

Дмитрий Бабич: Вы знаете, я могу вам сказать, такое письмо легко может появиться в нашем журнале.

Елена Рыковцева: Хорошо. Марина, чтобы Вадиму все-таки ответить: НАТО - это пугало или не пугало здесь?

Марина Добушева: Чехия вошла и в Евросоюз - это новая организация. И абсолютно правильно определили, что пока она новая - она борется за права человека особенно активно. Вошла и в НАТО. Но если соотнести Чехию с Россией... не знаю, никакой угрозы я не вижу. Хотя у меня был буквально вчера очень забавный диалог с молодым человеком, студентом, русским, из Москвы, который учится в Праге. И он мне с тревогой сказал: "Мне надо возвращаться в Москву". Я говорю: "Почему вдруг твои планы нарушаются? Ты же учишься". Он хороший студент и учится на "отлично", и у него сложная специальность. А он говорит: "Надо же ехать в Москву, возвращаться и Россию защищать. На нее ведь все сейчас будут нападать". Вот молодое поколение так понимает, что от России сейчас все пытаются оторвать кусочек, и ему нужно вернуться, и вступить там в армию, защищать Россию.

Елена Рыковцева: Ничего себе!

И теперь, Марина, важный вопрос на пейджер задала все-таки Елена, пенсионерка. Мы совсем об этом не говорили. Не все в порядке в современной России, не все благополучно со свободами, с правами человека, свободой прессы. Вы что-то об этом пишете? Или у вас все вот так празднично...

Марина Добушева: Не совсем лубок. И, действительно, я на этот серьезный вопрос отвечу. Я говорила в начале передачи, что, конечно, Россия для нас, русских, - это страна, из которой мы уже уехали, и она выглядит, на наш взгляд, довольно романтично. И больше мы это связываем с какими-то надеждами.

Елена Рыковцева: Вы это говорили, я помню.

Марина Добушева: И также я говорила, что многие наши сотрудники, журналисты, бывая в России, в Санкт-Петербурге и в Москве, возвращаются со своими путевыми заметками. И, конечно, мы их публикуем. И в эти путевые заметки входят и страшные переходы метро, которые они описывают, а также их родственники, которые находятся не в Москве. А Москва сейчас привлекательна, например, для чехов, о чем мы тоже пишем, как экономическая зона. Конечно, для чехов Москва - это Клондайк. Они едут, они пытаются установить связи. И наши слушатели сейчас говорили... спасибо тому автору, который на пейджер прислал сообщение о Масарике. Действительно, Масарик уважал и любил, пропагандировал русскую культуру, помогал русским. Но этих волн в Чехии было несколько. И сейчас мы находимся в эпицентре такой новой волны, когда в чешских школах вводится русский язык. И прогрессивная молодежь понимает как это манок, как призыв к действию, и начинают учить русский язык только потому, что Москва для них - это вся Россия. В Москве происходит бизнес. А вот те читатели нашего журнала, которые побывали за пределами, в каком-нибудь городе Курске, где они вынуждены были устраивать родственников в больницу и видели, какой это контраст, вот такие путевые заметки с болью у нас появляются в журнале.

Елена Рыковцева: Да, можно себе представить.

Иван Петрович из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Очень интересная тема и интересные гости. Большое спасибо.

Я никогда не был коммунистом, не состою в партиях. Выступаю здесь в роли системного аналитика сейчас, как эксперт. Пришлось побывать на Западе, причем на бытовом уровне, а не как турист. В чем колоссальная ошибка что ли, может быть, и тенденция, может быть, прием в современной западной журналистике, да и нашей тоже. Это когда какое-то событие, явление вырывается из контекста, и его мерят мерками сегодняшнего дня, а не мерками того времени, тех нравов что ли, тех методов, которые действовали во времена тех событий.

Елена Рыковцева: Например, Иван Петрович?

Слушатель: Та же Чехословакия времен правления Гитлера в Германии, ведь она занимала центральное положение. И можно с уверенностью сказать, что Второй мировой войны не было бы, если бы Гитлеру не дали захватить Чехословакию. Но дело-то в том, что это был что ли антигений очень искусный человек в политике и, наверное, в знании психологии людей своего времени. Что он сделал. Он пообещал Польше и Венгрии по куску чехословацкой территории. И Польша поэтому не пропустила или, вернее, не дала согласие на проход советских войск для защиты Чехословакии. А Англия убеждала Чехословакию, что ей тоже не надо принимать советскую помощь, потому что Англия сделает все для того, чтобы защитить ее от Гитлера. Тогда Сталин предложил чехам послать несколько авиасоединений через Румынию. И первое авиасоединение численностью в 550 самолетов он конкретно предлагал.

Елена Рыковцева: Иван Петрович, вы простите, пожалуйста, что я вас перебиваю. Но, тем не менее, каким образом не учитываются или должны учитываться эти события современной прессой? Вы просто ближе к делу, пожалуйста.

Слушатель: Вот это и было спусковым крючком ко Второй мировой войне - Мюнхен, а не соглашение Молотова - Риббентропа.

Елена Рыковцева: Спасибо.

Дмитрий Бабич, коротко прокомментируйте, учитывает пресса, что вот это было спусковым механизмом, а не акт Молотова - Риббентропа, на который все обращают внимание, как правило?

Дмитрий Бабич: Я думаю, что это учитывается. Но мне кажется, что и то, и другое было спусковыми крючками. То есть мы постепенно сползали в эту пропасть, и в итоге рухнули в нее. И это урок, мне кажется, для всех - и для немцев, и для чехов, и для русских, что ни в коем случае нельзя, когда надвигается большая опасность, когда какое-то государство (в том случае нацистская Германия), что называется, срывается с цепи, вспоминать о старых обидах, бояться друг друга и не видеть как бы главного противника. Это до сих пор нам нужно всем помнить.

Елена Рыковцева: Спасибо, Дмитрий.

Мы успеваем послушать Юрия из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Юрий.

Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, те, кто живет за рубежом, должны знать, что гайдаровская Россия, которая стремилась к демократии и к объединению с Западом, сегодня сползает очень быстро в путинский "совок". Поэтому возвращаться сюда нужно с большой опаской.

Елена Рыковцева: Спасибо, Юрий.

Марина, ваш ответ Юрию.

Марина Добушева: Спасибо за предупреждение.

XS
SM
MD
LG