Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

<a href="/programs/desc_russia.asp#letters">Ваши письма</a>


[ Радио Свобода: Программы: Россия ]
[28-01-05]

ВедущийАнатолий Стреляный


Пишет Наталья Борисовна Чечеватова из Москвы:

"Анатолий Иванович, дорогой, я в ужасе от того, что говорит Черномырдин, от того, как он вообще ведёт себя в Украине, просто в ужасе! Читаю в московской газете большое интервью с ним. "Лучше меня не задевать. Получите сразу". Газета вынесла это в заголовок. Она над ним издевается. А он не понимает, в каком свете выставляет себя, российскую власть. В каком свете - Россию. Вот как его описывает журналистка, дама или девушка, но глаз-алмаз: "Очень энергичный, слегка располневший, в клетчатом костюме, но при галстуке. И глаз у него еще играет". Анатолий Иванович, вы можете себе представить посла Российской империи в Париже: в клетчатом костюме, но при галстуке? Что же они делают с Россией, Анатолий Иванович? Вот как российский посол Черномырдин отзывается о стране пребывания, сидя в её столице: "Я переживаю из-за Украины. Два месяца накануне Нового года - без руля и ветрил". Это посол одной страны - о другой! Если перейти на его язык, то скажу так: "Да за одно это...", - и дальше о том, что положено вырвать за одно это высказывание. Между делом громит сербов. "Милошевича, - заявляет, - не просто не избрали - его еще и предали. Это, я считаю, низость". И опять об украинцах: "Хороший народ, добрый, нормальный. Но хитрят. Так и хочется сказать: смотрите, сами себя не перехитрите". Совершенно необразованный, некультурный человек пять лет руководил российским правительством, и вот уже четыре года представляет Россию в Украине. Он не только двух слов связать не может. Он двух мыслей не в состоянии связать! Украинские события, по его убеждению, готовились из-за океана. Ну, скажите, Анатолий Иванович, чем этот бред отличается от того, что вы читаете нам в письмах самых затурканных ваших слушателей? "Получите, - говорит, - сразу". Что - получите? Что это за язык? Янукович с его "козлами", Путин с его "сортирами", Черномырдин - они же говорят языком уличных подростков, языком зоны. Я испытываю унижение. Блатным языком они унижают Россию. Как это можно, Анатолий Иванович?! Вы можете представить себе царя, который пользуется этим языком, Сперанского, графа Витте..."

А Петра Великого, Наталья Борисовна, - могу. Вы употребили слово "бред". Здесь два бреда, две мании переплелись. Мания величия и мания преследования. Так оскорблены в своём "величии" американцами, такими маленькими чувствуют себя перед ними, что смотрят на них, как на богов. Так на своих богов смотрели обитатели "колыбели человечества". Всё на свете вершили, во всём были виноваты боги, главного звали Зевсом. Жил он со своими присными на Олимпе. Так и в мире Путина с Черномырдиным: боги живут в Америке, главный бог - в Белом доме. Решил убрать Милошевича: дунул - и нет Милошевича на троне, тут подключился бог предательства, и сербы отослали своего вождя в Гаагу.

О следующем письме не скажу, откуда оно и кто написал. Речь идёт о группе юных русских Кулибиных. В своём "заштатном" северном городке они создают нечто никому не нужное, но такое "наукоёмкое", что ими заинтересовались военные, и ребята вынуждены были подписать контракт с министерством обороны. "Они сделали это, - говорится в письме, - чтобы не попасть на два года в армию. А им интереснее работать для обычных потребителей, к примеру, тех же автомобилестроителей. Вот так - приятно и грустно - стало мне, когда я узнала эту историю, - пишет автор, молодая журналистка из местной газеты. - Приятно, потому что есть у нас в городе умные головы, которые знают себе цену. Грустно, потому что здесь настоящей цены им не дадут, а туда, где могут дать, их в ближайшее время не пустят".

Такая молодёжь, о которой рассказано в этом письме, была и в советское время, и ей приходилось ещё труднее. Печально, что и в нынешней России есть таланты, у которых такое же отношение к военным заботам их родины. Не верят они в её добрые намерения. "Внутренние эмигранты", как клеймили таких в советской печати. А в XIX веке, в 60-е годы, в литературном обиходе было слово "отщепенство", "отщепенцы". Сегодня "отщепенец", а завтра - "герой нашего времени".

Письмо из электронной почты, не знаю, откуда, скорее всего, из России: "Я простая домохозяйка, и мне, конечно, сложно во всём разобраться. Но я знаю, что с момента своего появления, и потом все 14 веков ислам не считался "террористической религией". Такой его объявили после 11 сентября 2001 года (когда террористы напали на США). США поддерживали талибов, чтобы ослабить Советский Союз. Когда он развалился, а талибы пришли к власти (при поддержке, кстати, большинства населения), то нетрудно догадаться, как сильно стал раздражать Афганистан Америку и Израиль. Но превентивные удары тогда еще не наносили, их просто никто не понял бы. После 11 сентября путь к Афганистану был открыт. Потом взялись за Ирак. Теперь качают оттуда нефть и устанавливают там "демократию".

Не одобряет эта слушательница и Западную Европу. Западная Европа, мол, всё хуже относится к своим мусульманам, поскольку "ислам, - как говорится в письме, - получает там широкое распространение; многие этнические европейцы переходят в эту религию, так что даже пустующие (за неимением прихожан) костелы перестраивают под мечети. Как это остановить? Думаю, немало людей ломали над этим головы. Помогло ли им 11 сентября? Несомненно. Исламофобия в Европе набирает обороты - людей с мусульманскими именами не берут на работу, запрещено носить хиджабы, снимают фильмы, оскорбляющие чувства любого мусульманина. В связи с этим, 11 сентября представляется мне чем-то наподобие игры в шашки: подставили одну фигуру, а съели десять. Я мусульманка, - так завершается письмо, - и я не приемлю то, что некоторые мусульмане взрывают себя, унося жизни невинных людей. Ислам это категорически запрещает, так поступают люди несведущие в исламе, обуянные жаждой мести или доведенные до отчаяния. Но почему убийство более тысячи невинных людей в Фалудже за одну только неделю допустимо? И сколько таких недель? И почему все молчат об этом? Аиша".

Итак, перед нами мусульманка-домохозяйка. Присмотримся к ней. Дело того стоит. Она интересуется тем, что происходит в мире. Политикой! У неё есть своё мнение. Она владеет компьютером, с его помощью излагает свои мысли на русском литературном языке - и по электронной почте посылает на американскую радиостанцию "Свобода". Стало быть, слушает её. И вот вопрос, в ответе на который, по-моему, вся суть того, что происходит в современном мусульманском мире и вокруг него. Похожа ли эта женщина на обычную мусульманку даже 60-70-х годов ХХ века, не говоря уже о днях Магомета? Похожа ли она на ту мусульманку, какой ей велят быть строгие толкователи Корана? Она, в сущности, уже больше американка, чем, скажем, чеченка или узбечка (не знаю, кто она по крови). Вот это и не нравится правовернейшим из её единоверцев. Вот это и наполняет их страшной тревогой и яростью. От этого и болят сердца "фундаменталистов" - тех, кто хочет, чтобы всё было незыблемо на фундаменте, заложенном тысячу четыреста лет назад. Аиша не хочет застыть, словно каменная баба степей, на этом фундаменте - и даже сама не знает, что не хочет. Она хочет быть американкой, и становится американкой в своём Хасавьюрте или Махачкале - и не знает этого. Но талибы всех стран знают это! Очень хорошо знают. Они знают, что компьютер - это Америка, что компьютер в доме - это Америка вдвойне, что домохозяйка Аиша, если она не только вытирает с него пыль, но и пользуется им, - не их человек, бесповоротно не их. И они хотят что-то с этим сделать. Они знают, что: уничтожить образец, стереть с лица земли пример, который притягивает Аишу, как магнит. Или хотя бы оторвать её от этого магнита, запереть её в четырёх стенах, занавесить паранджой. Получится у них? Конечно, нет. Почему? Всё дело в Аише. Ей не нравится та жизнь, которую ей навязывают. Ей нравится быть американкой. Сердце её уже американское, хотя умом она ещё ненавидит Америку. Так ведёт себя подросток - он бунтует против взрослого мира, но при этом незаметно для самого себя учится у него и со временем становится его частью. Разумеется, это не значит, что взрослый является ангелом и не совершает глупостей, а то и гадостей. Вот в чём дело, Аиша - не в Америке, а в вас. Вы первая, хотя не только вы, доводите до отчаяния тех, кто готовит террористов-смертников. Если бы не вы, если бы мусульманский мир не менялся, причём, всё быстрее, если бы его не влекло в сторону Запада, никаких смертников не было бы.

Следующее письмо - сплошное проклятие, сразу и не скажешь, на чью голову. Пожалуй, на все - на все головы, которые не похожи на голову автора, учительницы из Ижевска. Радищевское выражение "пиявки ненасытные" употреблено четыре раза, и впервые я встречаю слово "пиявка" в мужском роде: "пиявец". У женщины хорошее чувство языка, не случайно она преподаёт русскую литературу. "Пияв" звучало бы хуже, хотя, пожалуй, серьёзнее, так сказать. Прилеплено оно, между прочим, к чувашскому президенту - явно наугад, по-моему. Было бы натяжкой, если бы я сказал примерно так: "Мы удивляемся, почему современный человек с высшим образованием обзывает, проклинает другого человека - ведь он должен знать, что ведёт себя, как дикарь". В действительности мало кто этому удивляется. Мы всё ещё очень близки к глубокой древности. Там оскорбления, проклятия, поношения имели, правда, более прямой смысл, магический смысл. Люди верили, что, назвав соседа гадом, можно превратить его в самого настоящего гада, в нечто ползучее, в змею (если, конечно, вложил в название всю душу). Или в "пиявку" либо "пиявца". Это был род колдовства. С течением времени эта вера ослабела, перебралась в "подкорку", осталась как привычка, которая даёт себя знать в минуты раздражения, обиды, злости.

Согласно самым последним исследованиям, примерно половина жителей России на кого-то злятся, кого-то ненавидят: больше всех - евреев, кавказцев и Березовского-Гусинского с Чубайсом. Один российский журналист в связи с этим обратил внимание на вторую половину жителей России, на тех, кто благожелателен к окружающему миру, не боится его, а значит, не смотрит, на кого бы озлобиться. Кто-то назовёт их по-настоящему вменяемыми; я бы назвал их светлыми, людьми без мути в голове, без язвы в сердце. Таков - каждый второй житель России. Это огромное достижение, это великий дар Божий, это победа из побед. Ведь за последние сто лет ни на один день не прекращалась в России пропаганда ненависти. Ненавидь помещиков и капиталистов, ненавидь кулаков, ненавидь "троцкистов", ненавидь всякого, кого объявят "врагом народа", ненавидь Америку, ненавидь "перестройку" и Горбачёва, ненавидь "дерьмократию" и Ельцина, ненавидь "олигархов". Люди это слушают, и каждый второй пропускает мимо ушей. А мы говорим, что чудес не бывает.

Письмо Романа Бодрова из Московской области. Читаю: "Так что же такое "монетизация" льгот? Циничная афера, цель которой - раз и навсегда сбросить бремя заботы государства обо всех "халявщиках" в лице безбилетников-льготников? Или же это не до конца продуманное решение, основанное на искреннем желании облегчить им жизнь? Судя по выступлениям новоиспеченных министров Зурабова и Кудрина, а также введенного ими в заблуждение ВВП, все выглядит вполне пристойно и понятно. Так чем же недовольны льготники, ведь им дают деньги? А тем, что через полгода, учитывая даже официальный 8-процентный уровень инфляции, от этих денег останется только пшик. А ведь инфляция выше, чем нам говорят, - она составляет где-то 12 процентов (цены на промтовары и продовольствие растут еженедельно, в нашей стране лишь они реально и свободны). А коммунальные услуги, цены на которые поднимают тогда, когда это нужно государству в лице кудриных, зурабовых и чубайсов, окончательно загонят малообеспеченные слои в долговые ямы, выход из которых уже наметился. Куда? А туда - в неблагоустроенное, ветхое жилье барачного типа или дома престарелых. Квартиры же будут изымать за долги. Ежемесячная плата только за проживание в приватизированной однокомнатной квартире сегодня обходится порядка 650 рублей. Теперь приплюсуйте растущие, как на дрожжах, расценки на электричество, на газ, плюс плата за воду и вывоз мусора. Получается больше тысячи рублей только с 1-комнатной квартиры. При пенсии в 2 тысячи остается где-то по 30 рублей на день, которых не хватит даже на скудное пропитание, не говоря уже о лекарствах. То есть, льготники понимают, что, промолчи они сегодня, завтра они лишатся даже той мизерной, 50-процнтной скидки, которая позволяет им хоть впроголодь доживать оставшиеся дни. Инфляция все съест. Убейте, - пишет Бодров, - не верю, что господа министры не понимают, что творят. Прикрываясь заботой о льготниках, они пытаются перекрыть остатки кислорода ветеранам и инвалидам, чтобы не заживались! Сегодня, кажется, не получилось. Нельзя в канун 60-летия Победы, помпезное празднование которой намечено на 9 мая, разгонять стариков дубинками. Не демократично, да и Запад не так поймет. Что ж потерпите, господа министры, еще пару годков, под вашим мудрым руководством они и так не заживутся. А пока засуньте свои прожекты куда-нибудь поглубже до более подходящего момента и не добивайте тех, кого не добили фашисты и коммунисты. Роман БОДРОВ, ветеран труда, Московская область".

Господин Бодров, как мы слышали, грешит на министров, которые ввели в заблуждение ВВП, то есть, Путина. Могу себе представить встречу этого слушателя с автором следующего письма:

"Ну, что, седовласые да лысые мои братья-славяне, доголосовались за своего Путина? У него, как у Брежнева, главный враг - Америка и прочие иноземные супостаты. Так что и вы теперь должны винить не его, а Буша в том, что у вас отняли ваши жалкие льготы. Что же вы против Путина катите бочку-то? Разве не указал он вам правильный адрес? Почему перекрываете Волоколамское шоссе? Идите к американскому посольству - оно ведь и в том будет виновато, что вас за воду и топливо заставят платить столько, сколько это добро стоит по вашей бесхозяйственности, и тогда вам мало не покажется. Дураки вы, дураки, мои сограждане и сверстники. Ах, какие же вы дураки! Единственное, чем вы ещё можете оправдать своё пустое существование, будет знаете что? "Оранжевую метлу" в руки, и очистить ею Кремль от этих неумёх и лгунов. Как ни странно, это в ваших силах, хотя с вас и сыпется порох. Ветеран войны и труда, кавалер и прочая".

Такое же настроение и в следующем письме: "Наверное, со мной не согласится много молодежи и людей среднего возраста, а пенсионеры - почти все. Все же идея монетизации льгот правильная, может быть, единственная правильная идея за все 5 лет правления Путина. Правда, не спорю, получилось, "как всегда", то есть, по-идиотски. Вот в этом всё дело. Наша политическая система доведена до абсурда: никакого гласного обсуждения важнейшего дела не было. А почему? Какова была все эти годы логика нашей власти, и какой была логика тех "льготников", которые сегодня вышли на улицу? Вначале пришли за чеченцами. Потом за НТВ. Затем настала очередь ЮКОСа и думских партий, в первую очередь, либеральных. И льготники в большинстве своем все эти мере молчаливо одобряли. А теперь настала и их очередь. А далее могло быть и еще "круче". Уже этой весной собирались начать призыв студентов на двухлетнюю "отсидку". Получается, что старики, возможно, спасли студенчество от армии-зоны. Помните высказывание немецкого пастора Нимёллера: "Сначала они (гитлеровцы) пришли за социалистами, и я молчал, потому что я не социалист. Потом они пришли за членами профсоюзов, и я молчал, потому что не состоял в профсоюзе. Потом пришли за евреями, и я молчал, потому что я не еврей. Потом пришли за мной, но уже некому было что-то сказать". Очень хочется напомнить это высказывание всем радиослушателям".

Наверное, я не должен был читать последних слов из этого письма: могут усмотреть в них почти прямой призыв к бунту, но когда всё так зажато, как сегодня в России, то и обычная демонстрация кажется бунтом. Да и является. В Украине не было бунта как такового, было проявление недовольства, мощное, но мирное, вызывающе мирное. Но когда перед тем всё было зажато так, что директора заводов открыто говорили людям, за кого голосовать, чтобы не потерять работу, то понятно, что неподчинение и выглядело бунтом, и было бунтом. Но тут уж радио "Свобода" ни при чём.

"Уважаемый Анатолий Иванович. Разрешите задать вам вопросы, которые волнуют меня уже много лет. Первый. Ваше отношение к принятию закона о люстрации? Почему через это прошли почти все посткоммунистические страны Восточной Европы и Балтии, а мы и не говорим об этом? Ведь сколько стукачей "честно" смотрят в глаза тем, на кого "стучали" в институтах, на работе, в жизни! Это и сотрудники КГБ, которые не занимались внешней деятельностью, а расправлялись с инакомыслящими, а теперь занимают руководящие должности. Разве мы не имеем права "знать их имена", чтобы все в дальнейшем были уверены в том, что зло всё равно будет наказано! Второй вопрос. Когда же наша страна пройдёт через ПОКАЯНИЕ? Или вы считаете, что России это не надо или невозможно? Почему, по вашему мнению, эти темы практически не затрагиваются в российских СМИ и даже на радио "Свобода"? С уважением Игорь Петров, врач".

Я оставил имя, но заменил фамилию этого слушателя, чтобы высказаться без оглядки на личность. Слово "люстрация", кстати, часто звучит сейчас в Украине: спорят, стоит ли подвергнуть люстрации побеждённых "кучмистов". Люстрация - значит, очищение государственной службы от нежелательных лиц прежней власти. Так вот, ответ на первый вопрос господина Петрова я нахожу в том, что он сам не определился, у него самого нет полной ясности в этом щекотливом деле. Он, например, разделяет бывших "гэбэшников" на "чистых", то есть тех, кто занимался "внешней, - как он пишет, - деятельностью", и "нечистых" - тех, кто расправлялся, пользуясь помощью "стукачей", с "родными", отечественными инакомыслящими. Для самих инакомыслящих они - два сапога пара. Одни боролись за коммунизм во всём мире изнутри, мучили своих соотечественников, другие - снаружи, там сеяли заразу. Но слишком мало было в стране инакомыслящих, да не просто инакомыслящих, а мстительных инакомыслящих, и способных при том навязать свою мстительность обществу. Второй вопрос врача Петрова ещё труднее: когда же Россия "пройдёт через покаяние?" Как мы слышали, в том, что этого до сих пор не случилось, господин Петров считает виноватыми и нас, Русскую службу радио "Свобода". "Или вы, - пишет он - считаете, что России это не надо или невозможно?" Не знаю, господин Петров. Не представляю я себе, как бы мы стали "поднимать эту тему", если она не поднимается в душе наших слушателей и "властителей" их дум. Да и вы - что бы вы сказали обо мне, если бы я начал вдруг приставать к России с призывом: "Покайся!"? "Ты, собственно, кто такой, чтобы читать нам проповеди?" - сказали бы вы, и правильно сделали бы. Конечно, жанр обличительного увещевания, гневной проповеди - старейший, почтеннейший. В этом жанре выступали ещё юродивые на Руси, хотя и они подражали - не кому иному, как самому Иисусу Христу. В русской литературе мы знаем помянутого сегодня Радищева ("Пиявки ненасытные!.."), в украинской - Григория Саввича Сковороду. Вот как появятся современные такие - может, и на радио "Свобода" найдётся для них микрофон.

XS
SM
MD
LG