Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

<a href="/programs/desc_russia.asp#letters">Ваши письма</a>


[ Радио Свобода: Программы: Россия ]
[11-03-05]

ВедущийАнатолий Стреляный


Из села Козацкого Конотопского района Сумской области пишет Григорий Степанович Здолбников: "Есть товарищ у меня тут, в селе - Иван Григорьевич. Очень не любит "оранжевых". Говорит, из космоса зомбируют наш народ. И в Верховном Совете выступают такие же Иваны. Не понимают, что их время уже прошло".

У меня тоже есть такие приятели в моём селе, Григорий Степанович. Слово "зомбировать" для них как подарок. Это люди, верящие в колдовство. Им нравится верить в колдунов и колдуний, в то, что те насылают порчу и всё такое. Но они стесняются своей веры. Их бабки не стеснялись, а седовласые внуки уже стесняются. Вот и выручает их слово "зомбировать". Сказать с парламентской трибуны, что американцы колдуют, конечно, хочется, но не можется, а "зомбируют" - это сказать и хочется, и можется. И "космос" к месту: научное слово, не то, что "небо" или "небеса".

Господин Бродин переслал нам своё открытое письмо одному российскому телеведущему. Многие слушатели "Свободы" пишут нам о своих претензиях к известным российским телевизионным журналистам, хотят общаться с ними через нас, коль не получается иначе. Такое посредничество не по нашей части, но из письма господина Бродина я возьму несколько строк: "Вы говорите, что Россия уже свыше десяти лет находится в чудовищном кризисе и лично Вы не знаете, как из него выкарабкиваться. К счастью, большинство трудоспособного населения не страдают комплексами аналогичного типа - в новых рыночных условиях они упрямо, целенаправленно и деловито вкалывают, вытаскивая страну из коммунистической трясины".

Бодрым настроением остановили меня эти строки господина Бродина. Большая редкость в почте радио "Свобода".

В следующем письме читаю такой отзыв о другом телевизионном человеке:

"Его пещерный параноидальный антиамериканизм вкупе с не сходящей с лица сардонической ухмылкой и лихорадочным блеском глаз заставляет усомниться в устойчивости его психики и предположить наличие серьёзного психического расстройства. Нельзя не беспокоиться за здоровье общества, кумирами которого являются личности, подобные бесноватому..." - имя и фамилия.

Мне кажется, не стоит преувеличивать вредоносность таких лиц. Этот малый - человек злой, увлечённо злой, болезненно злой. А злых в народе не любят, об этом точно сказано у Василия Шукшина. А кого не любят, того и слушают вполуха. Хуже другое: это всё кремлёвская команда, кремлёвская пропаганда, и как таковая она, конечно, не поднимает Россию в мировом общественном мнении.

Из посёлка "Советское" Советского района Саратовской области пишет Владимир Павлович Ильяшенко: "Плохо будет Европе, если она продала Украину и собирается отделаться от ковбойских США. Хорошо хоть, что это понимает "Малая Антанта" - Чехия, Словакия, Венгрия, Польша, Словения, Румыния, досыта нахлебавшиеся красной похлёбки... Я не имел счастья родиться в Украине. Мама моя - русская, а батька - из Донецкой Константиновки, Царство ему небесное. Но пробуждение Украины - праздник и для нас с мамой. Она сказала: "Я горжусь, что вышла за украинца!" А я горжусь Украиной, Божьей страной, стоящей на коленях только перед Господом". Дальше Владимир Павлович выражает свои чувства стихами:

Море плещется на Майдане -
То волнуются украинцы,
Дорогие мои кияне,
Христиане, странноприимцы
".

А в другом письме, страшно неразборчивом (человек явно не был спокоен, и свою фамилию написал неразборчиво) - в этом письме читаю: "Где Украина, где страна, где армия, где бесплатное лечение, образование, даже отняли льготы, не говоря об остальном. Чтоб вас всех с вашими единомышленниками в России и Украине поразила молния!"

Автор следующего письма живёт в Белоруссии, работает, как он пишет, в частном секторе, бывает в Польше и других странах Европейского Союза, в России и Украине. "В последнее время по делам своего хозяина я встречаюсь с предпринимателями из Луцка, Ровно, Львова. Они очень политизированы, все за Ющенко, за Украину. У них хватает душевной энергии не только на бизнес, а на все эти украинские национально-политические дела. Белорусских же предпринимателей ничто не интересует, кроме бизнеса. Надо сказать, кстати, они очень гибко приспособились вести дела в неблагоприятных условиях Лукашенко. Но мимоходом, без большого чувства, они возмущаются американцами, сочувствуют российской армии в Чечне. Пусть всуе, на досуге, мимоходом, но они такие же имперцы, как россияне". Установив эту разницу между украинцами с одной стороны и белорусами и русскими - с другой, автор берётся ответить на вопрос: "Почему в России ельцинский номенклатурно-олигархический капитализм сменился властью службиста Путина, а такой же режим Кучмы в Украине сменил прозападный демократ Ющенко? Скажу просто. Глубинно Украина была такой же колонией Москвы, какими были все страны центра и востока Европы от Эстонии до Болгарии. Россия же после 1991 года стала просто усечённой империей. По всем законам посткоммунистического развития Украина обязана была сейчас наверстать то, что в девяностые годы свершилось в новых десяти членах Европейского Союза. Что значит "наверстать"? А то, что украинские долларовые миллионеры, как и любые люди дела от Таллина до Мадрида, от Софии до Рейкьявика, не захотели терпеть диктат долларовых миллиардеров, которые хотели продолжать властвовать не по-европейски, а по-русски". Автор этого письма намерен разочаровать тех, кто с радостью готов встретить весть об "оранжевой" революции в России, и успокоить тех, кто боится её, как напасти. "Очень сложно ожидать, что украинское дело повторится в России, - пишет он. - Конечно, до лукашенковского абсурда там не дойдёт, но каких-то чешских моделей я тоже не вижу на горизонте. Постимперские обиды - не личные прихоти де Голля во Франции или Путина в России. Они основаны на чувствах миллионов. Да, вот такой он, ершистый и весь из острых углов, простой русский сегодня: не любит чеченцев, не любит американцев, не считает Крым и Донбасс заграницей. С избранием Ющенко окончательно сформировалась украинская нация. Теперь она начнёт торопливо делать то, что новые члены ЕС делали все девяностые годы. Россия к этому придёт лет через двадцать. Но и после этого судья российского районного суда ещё долго не будет честно судить без строгого надзора сверху. Да ведь и дела он будет разбирать не скучных немцев, а плутов, шельм и пройдох из Ростова и Подольска: могут миллион зелёных на лапу положить, а могут из пистолета свинцом да порохом возле дома дунуть в затылок. Такова жизнь, Анатолий Иванович!"

Я привык думать, что Украина всё-таки не была колонией, во всяком случае - классической, так сказать. Но "оранжевая" революция, кажется, требует вернуться к этому вопросу. Вернусь не только я - должны будут вернуться и многие в России. Так может начаться новая глава в её истории, между прочим.

И опять - в подтверждение наблюдений автора предыдущего письма - краткое, размашистое, с неразборчивой подписью: "Америка от Украины отстоит на пять с половиной тысяч километров, а вон как интересуется её делами. А для нас Украина ближний сосед и страна СНГ, так что нечего упрекать нас в нашей заинтересованности и вмешательстве. Хватит нам нравоучений со стороны ОБСЕ, радио "Свобода" и Америки. Занимайтесь лучше Кипром!"

"Потому что, - вторит этому слушателю автор следующего письма, - Россия - это грозная стихия, землетрясение пополам с наводнением, это Армагеддон, это Апокалипсис, призванный испепелить ваш насквозь прогнивший Запад, это Божье наказание для всяких нечестивых, - перечисляет их. - Католиков, реформистов, иеговистов, сайентистов. Вам остаётся только молить Всевышнего о прощении за всё то зло, которое вы причинили православной матушке-России. Но не будет вам прощения, слишком велики ваши прегрешения. И вы обречены на вечный страх перед Россией, вы будете дрожать, взирая на Восток и ожидая справедливого возмездия. Бойтесь!!!"

Хорошо, что после такого письма можно прочитать вот такое - его прислала на "Свободу" наша давняя слушательница из Москвы. Я нашёл в нём такое место: "Во время своих путешествий по ближнему Подмосковью я познакомилась с лесником. Вот человек, с которым удивительно легко общаться. Он сохранил в себе лучшие черты сельского жителя. Он пропитан лесом, просеками, тропинками, травами и цветами. По характеру своей работы он постоянно осматривает верхушки деревьев и попутно смотрит на небо. Я тоже решила, что надо чаще поглядывать на небо, и внимательно, как этот лесник, чего и вам желаю для доброго здоровья и светлого настроения".

Господин Чекавцев из Москвы вспоминает давно минувшее: "Во время первых и последних в РСФСР демократических выборов советов я активно работал в Клубе избирателей. Наш Черёмушкинский район стал одним из двух районов Москвы, где демократы одержали полную победу. Потом я бывал на заседаниях этого новоизбранного районного совета и мог видеть, что представляет собою российский интеллигентский парламентаризм. Кое-кто из депутатов тут же объявил себя независимым, остальные принялись делиться на фракции. Каждый из них по отдельности был умным человеком, интересным собеседником, но во что они превращались, когда собирались вместе! По любому вопросу стремился выступить каждый. Друг друга при этом не слышали. Разумеется, опорой демократии могла бы стать наша нарождавшаяся буржуазия. Но она оказалась едва ли не более трусливой, чем буржуазия царской России и так же продолжает заискивать перед бюрократией и делиться с нею прибылью. Снова стала актуальной оценка, данная сто лет назад социал-демократами: Россия страдает не столько от капитализма, сколько от недостатка капитализма, от недостаточно свободного, не стеснённого бюрократией, его развития".

Автор почему-то не называет Ленина, который как раз и дал эту замечательную оценку в споре с народниками. Вообще, только в споре с ними он и говорил что-то толковое. Какой горячий был спор, и как злободневно звучит сейчас! Не от капитализма страдает Россия, а от недостатка капитализма.

"В демократическое движение меня толкнула, - пишет далее господин Чеканцев, - чудовищная глупость коммунистической пропаганды. А теперь вот приходится наблюдать, как глупость и невежество торжествуют уже буквально повсюду. Надо отдать должное коммунистам: они поддерживали культ науки. Какие издания тогда были самыми популярными? "Наука и жизнь", "Техника - молодёжи", "Знание - сила". А что читают люди сейчас? На одни заголовки статей, когда едешь в метро, смотреть противно. Газеты, радио, телевидение откровенно ориентируются на самые тёмные слои, как бы говоря: "Мы такие же, как вы, ни в коем случае не лучше и не умнее вас!" В моде астрология, мистика, "энергетика", православие и прочий бред сивой кобылы. Не нужно ни логики, ни доказательств, ни экспериментов - знай, плети что взбредёт в голову. Надо только время от времени повторять слова "метафизический", "эзотерический", и можно прослыть в широких кругах домохозяек очень учёным человеком и даже философом. Все скопом обратились к боженьке и выставляют свою религиозность (чего как раз господин Иисус из Назарета настоятельно не рекомендовал)".

В связи с этим прочитаю уж и письмо от господина Скачкова из Харькова. Он убеждённый противник нового украинского президента и особенно - его команды. "Уважаемый Анатолий Иванович. В моих глазах вы зарекомендовали себя непредвзятым человеком, хотя в нашем, украинском, случае, демонстрировали её несколько, на мой взгляд, суетливо. Но главное - суть. В ходе президентской кампании вы не склонялись ни на чью сторону, поклёвывали обоих кандидатов. В то же время вы открыто приветствовали Оранжевую революцию, что не помешало вам сразу же в пух и прах разнести супругу нового президента за варварский вкус. Тогда уж выскажитесь и о том, что господин-товарищ Зинченко, глава администрации нового президента (она теперь секретариат - не в лоб, так по лбу), прежде чем занять кабинет своего предшественника, некогда лучшего друга и однопартийца, а потом - врага и политического противника Медведчука, освятил его (не Медведчука, а бывший кабинет Медведчука) посредством приглашения православных попов. Была освящена и остальная часть помещения. Господин Зинченко - недавний товарищ, он из последних комсомольских вождей Украины, потом - социал-демократ, что тоже недалеко от товарища. Теперь он освящает кабинет и хвастается этим на весь мир. Вот вам, Анатолий Иванович, и Оранжевая революция, вот вам и пополнение Евросоюза!"

Принимаю ваш упрёк в суетливости, господин Скачков, спасибо за письмо. Не мы с вами придумали, что все революции выше своих вождей. Не нами установлено, что революции выносят наверх не лучших, по сравнению с теми, кого погружают, а худших. Не мы с вами установили и третий закон всех революций: революция обязательно делает откат, но откатная волна не возвращает общество на прежнее место, а затухает в некотором отдалении от прежних порядков и мерзостей; между тем, что было, и тем, что стало, остаётся зазор, и в этом зазоре умещаются все необратимые перемены, все новые порядки и, естественно, новые мерзости. Да, и не мы с вами придумали пословицу: у кого крест снаружи, тот всех хуже. Можно добавить: во всяком случае, всех пошлее. А для пошляков революция - звёздный час.

Автор следующего письма осуждает радио "Свобода" за то, что мы не ограничиваемся разговорами только о главном, с его точки зрения, - о политике и экономике: "Какой процент населения России, по-вашему, интересуется кино, театром, спортивными зрелищами и прочей "культурой" и сколько человек ради такого "искусства" радио "Свобода" ловить будут? Пока вы всякую ерунду собираете в свои передачи, мы тут за жириновских-путиных глосуем, вертикальную демократию строим, обороноспособность укрепляем - вам угрозу создаём".

Есть капля горькой правды в этом письме, надо признать.

"Коренной петербуржец Антон" (так он подписался) не желает простить нам, что мы не сообщили об открытии в Петербурге уникального сооружения - моста длиной в 2800 метров, высотой пилонов в 120 и шириной пролётов в 380 метров. "Мост имеет высоту над водой в 30 метров и так далее, и тому подобное, - пишет Антон, подчёркивая этим "и так далее, и тому подобное", что у моста есть и другие достоинства, среди которых и то, что он второй такой в России (первый - через Обь). "Президент Путин лично принял участие в открытии уникального моста, - читаю в письме. - Напрашивается вопрос: неужели столь важное событие никак не заинтересовало коллектив радио "Свобода"? Стоит ли после всего этого восхищаться правдивостью (без компромиссов) радио "Свобода"?

Спасибо за письмо, Антон. Вот и я не знал, что в Петербурге теперь есть такой замечательный мост. Хорошо, что узнают об этом и те из наших слушателей, что тоже оставались в неведении. Пусть и с опозданием узнают, но в данном случае, по-моему, это не так уж страшно. Мост ведь будет стоять долго.

Наконец, появилось в почте радио "Свобода" письмо в защиту президента Путина, и письмо, на мой взгляд, дельное - скажу об этом сразу, тем более, что не могу полностью с ним согласиться. "Хочу сказать о ваших последних уколах в адрес Путина, - пишет Анатолий Михайлович. Фамилию не называет, письмо пришло по электронной почте. - Ведь он делает то, что и должен делать президент: продолжает экономические реформы так, как может их проводить подчиненный ему госаппарат, как допускает выбравший его народ. В конце концов, не трогал бы он Ходорковского и компанию - "съели" бы они его еще в 2004 году. Не согласен я, Анатолий Иванович, и с упреками в адрес Путина по украинскому вопросу. Давайте подумаем. Что было бы, избери президент иную линию? Сейчас Россия его жалеет как совершившего ошибку. А тогда его не жалели бы, а упрекали бы. Беда в том, что у него не нашлось экспертов, которые могли бы посоветовать ему что-то другое. Да и защищал он в Украине не ставленника российского, а лишь стабильность российскую, которая могла быть потревожена духом протестующих украинцев. Главное же, замечаю я, - продолжает Анатолий Михайлович, - нашего Президента средства массовой информации (кроме телевидения) травят, как зайца. Помните это выражение про государя-императора, за которым охотились террористы-прогрессисты тогдашние? Травят его они, а создают впечатление, и успешно, что он их травит. Так травит, что жертв что-то почти не видно.

Президент наш, по-моему, фигура не менее трагичная, чем Столыпин. Опять, как 90 лет назад, времени на реформы не хватает, опять реформатору мешают нетерпеливые и неумелые властолюбцы. И, как двести лет назад, что-то, кроме правителей, почти не видно у нас европейцев... И опять грезят о новой революции, коя может лишь погубить то, что строится. Врут, как врали нам декабристы, народники, эсеры, кадеты, большевики, демшиза. Я об этих правозащитничках и либераст-коммунистах. Вы об этом почему-то ни слова. С уважением, Анатолий Михайлович".

Это письмо написано в обычае бескорыстного, то есть, идейного верноподданичества. В России был обычай такого верноподданичества, и сильный обычай, он донес до нас немало серьёзных имён. Подобно самым твёрдым из тех людей, Анатолий Михайлович не уважает ни одной из российских партий, кроме "партии власти". А "партия власти" в России до сих пор одна. Это - чиновничество, бюрократия. С чем можно согласиться из того, что написал Анатолий Михайлович? Можно согласиться, что Путин так грубо вмешался в украинские дела, потому что этого хотело молчаливое российское большинство. Не решился пойти против течения. Можно было бы даже согласиться, что он и рад был бы делать что-то лучше, да не с кем - до чего-то лучшего не дорос ни народ, ни упомянутая "партия власти". Мне трудно оправдать, Анатолий Михайлович, одно ваше "почти". Одно-единственное. Вы сказали, что почти не видно жертв путинской травли в среде журналистов. Значит, и вы признаёте, что жертвы всё-таки есть. А в стране с демократической конституцией их не должно быть. Ни одной. Я знаю вашу точку зрения. Вы скажете, что это пустяк. Но такие пустяки в конце концов и приводят к революциям.

Следующее письмо очень большое - правда, написано на машинке, спасибо автору, пусть, однако, не обижается (он, кстати, не подписался), что прочитаю из него совсем мало: "Если бы наши правозащитники болели за наш народ, то вместо того, чтобы критиковать с утра до ночи всех подряд да валить Путина, получили бы за эти десятилетия юридическое образование и укрепили нашу судебную систему, взяв на себя ответственность за решение конкретных жизненно-важных вопросов, оздоровили бы эту систему по всем статьям!"

Я рад случаю ещё раз (это - второй или третий раз за десять лет) сказать, что предъявлять претензии правозащитникам можно только по неосведомлённости. Правозащитники никому ничего не должны. Это не должность, не профессия, не политика. Это сугубо добровольная общественная работа, общественное служение. Считаешь, что они плохие, что они делают что-то не то и не так - становись сам хорошим правозащитником и делай всё так, как надо.

XS
SM
MD
LG