Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

<a href="/programs/desc_russia.asp#letters">Ваши письма</a>


[ Радио Свобода: Программы: Россия ]
[11-04-05]

ВедущийАнатолий Стреляный


Пишет давний наш слушатель, который называет себя Однодумом. "Отдаю вам должное, - пишет Однодум, - за то, что прямо заявили в своей последней передаче, что у бывших коммунистов было больше веры в "светлое будущее всего человечества", чем у нынешних попов - в Бога. Это не просто удачно и остроумно сказано, в этом-то вся беда! Церковь вроде как на коне. С Кремлём за спиной ведёт себя всё нахальнее, мракобеснее и... безбожнее. Словно не для них сказано: "Бог смотрит в сердце человеков", а к обрядам, партийным съездам (соборам) Он весьма равнодушен. Вот о чем надо писать и говорить, не ущемляя чувства искренне верующих. При всех прогрессивных переменах будущее России по-прежнему туманно и тревожно. Госцерковная идеология во многом не менее безбожна, чем "совковая", и так же фарисейски хитра. Церковно-обрядовое давно и наглухо заслонило божественно-свободное. Идейная неполноценность компенсируется монопольным "святоотеческим" рупором. (Скажите другими словами и точнее)", - обращается ко мне автор.

Поскольку это, в общем, моя обязанность, то скажу. Это о церковном начальстве. О том, что у него нет ничего за душой, кроме привилегий. Даёт их ему государственная власть. Главная привилегия - это привилегия на обслуживание верующих. Неправославных попов к ним стараются, по возможности, не допускать. Об этом и дальше в письме:

"Исторически не очень любимое в народе православие есть факт, а не былая выдумка госатеизма. Но с помощью традиции и власти оно явочным порядком закрепило за собой право на владение русским народом. "Меня гнали, и вас гнать будут",- предупреждал евангельский Христос. Сейчас в роли гонителей-фарисеев выступает как раз оно, государственное православие: клевещет на неугодных (потому что успешных в проповеди?) "сектантов", помещает пятидесятников, иеговистов, мормонов, кришнаитов, саентологов и многих других (конкурентов!) в одну кучу с уголовниками и сатанистами".

В этой куче - и сам автор. Он пишет:

"Горбачёвская "перестройка", потом гражданская война на юге сделали из меня своеобразного уличного проповедника, неожиданно успешного: меня поддерживают 95 процентов мимоходящих мусульман, атеистов и христиан. В своё время один товарищ майор мои речи очень остроумно назвал "бредом сивой кобылы", что, впрочем, не помешало ему и его коллегам допрашивать меня три дня, регулярно вспоминать нары и пятилетки и завести дело на "врага народа". Но Горбачев уже пришел к власти, и я не сел. "Скажи спасибо своему Богу, что не посадили, а материал был", - сказал майор спустя несколько лет, когда я, вдохновленный как бы предсказанным, пришел в "органы" за конфискованным "трахтатом".

Автор (он, напомню, называет себя Однодумом) мечтает о новом радио, новом телевидении:

"Tелевидение, казалось бы, самим Богом предназначенное для того, чтобы быть источником необходимейшей информации, средством обучения, воспитания, человеческого единения, во многом превратилось в откровенный и нечистый бизнес, заказной "пиар" и фабрику потребительских удовольствий, в "кормушку для черни" с насилием и ужасами. Да, Анатолий Иванович, - для черни, потому что народ наш ("великий русский") на самом деле часто бескультурен, агрессивен, звереет, спивается и деградирует".

В конце наш Однодум, словно пожалев о резкости своего письма, вспоминает апостола Павла: "Будьте кротки как голуби и мудры как змии" и высказывает надежду на "будущие реформы, очищение и духовное возрождение Русской православной церкви... НОВАЯ ВЕЛИКАЯ РОССИЯ НЕ СОСТОИТСЯ НА ОСНОВЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВОСЛАВНО-ЦЕРКОВНОГО ПАТРИОТИЗМА. Иное время, господа! Именно национальный интерес России требует высочайшей богобоязненности, то бишь государственной мудрости, что равно сейчас уважению прав и свобод самого маленького человека, многоязычного и многорелигиозного россиянина.

Тогда и католические папы к нам в гости пожалуют, и проблемы с зарубежной русской церковью легко утрясутся, а, главное, возможно, не будет такого массового оттока православного нестарого люда в другие церкви и веры".

До сих пор ничем не удивило меня это письмо. А последний десяток слов, признаться, прозвучал так, словно из уст совсем другого человека - более обычного, честно говоря. Об "оттоке" сказано так, словно нет ни малейшей нужды объяснять, почему это, собственно, беда. Мне кажется, всякий, кто попытается объяснить это со всей серьёзностью, очень быстро обнаружит, что у него не хватает доводов. Ну, почему, в самом деле, плохо, если молодой человек, разочаровавшись в одной церкви или вере, перешёл в другую? Разве у него нет такого права? И разве церковь не отделена от государства? Плохо было бы, если бы он не имел такой возможности. Ещё хуже, просто ужасно - если бы ему за переход из православных, скажем, в баптисты пришлось терпеть лишения. А пока у него есть свобода выбора и пока его не преследуют, беспокоиться, по-моему, не о чем. Я знаю, что мне скажут, и с каким негодованием. Русь, мол, до тех пор Русь, пока она православная. К счастью, это не соответствует действительности. Значительная, очень даже значительная часть Руси не была православной даже в самое "православное" время, и от этого не переставала быть Русью. Она не переставала быть Русью даже в большевистское безбожное столетие. Так что, даст Бог, не перестанет быть Русью и в обозримом будущем.

Перехожу к следующему письму.

"Пишет вам Олег. Мне 45 лет. Вы так умеете все объяснить, что не ответите ли на вопрос? В последнее время все чаще говорят о пустых полках в магазинах до распада СССР. В анонсе телесериала "Брежнев" показывают падающую в обморок продавщицу продуктового магазина, а за ней пустые полки. Вы старше меня и не должны забыть, что и как происходило на самом деле. Полки начали пустеть в 1989 году - да, это кризисный и переломный год. Но до этого, а тем более, во времена Брежнева полки магазинов были полны товаров. Я до 1987 года регулярно бывал в деревне Егорьевского района - это не Москва. Там был обычный сельмаг. В продаже всегда были крупы, сахар, консервы, масло, сласти, печенье, спиртное, колбаса - в общем, все обыденные товары. Правда, надо отметить, что там не было икры, семги, дорогих колбас, ветчины, буженины и т.п. Но это сильно не расстраивало жителей и нас, москвичей. Питались - дай Бог сегодня каждому. Видимо, кто-то переписывает историю и пытается внушить молодежи, что прошедшее время было кошмаром. Не только я, но и мои ровесники это замечают. Почему так происходит? Кстати, сейчас на самом деле труднее найти нормальную вареную колбасу, чем во времена Брежнева. Парадокс: колбасы много и колбасы нет (натуральная колбаса - большой дефицит). Надеюсь на честный ответ".

Я, Олег, тоже иногда замечаю за собой: если говорится что-то, что мне хочется слышать, значит, это - честная речь. Что нравится, то и честно. Я начал ездить по Советскому Союзу в 1956 году. Ездил много - не проходило месяца, чтобы где-нибудь не побывал: от Кубани до Архангельска, от Таллина до Владивостока. Несколько раз в год бывал в родном селе. И всюду слышал одно, один народный клич: "Товару и порядку!" Давно я не читал ничего такого печального, как ваш перечень: крупы, сахар, творог, консервы, масло, сласти, печенье, спиртное, колбаса. В нём, кстати, нет овощей и фруктов, и правильно, что нет. А вообще, предлагаю вам одну вещь. В ближайший выходной сходите в ближайшую библиотеку. Возьмите статистические сборники - советские сборники. Они, конечно, врали, но сами понимаете, в какую сторону. Посмотрите душевое потребление продуктов питания за брежневские годы - за те самые, которые, как говорит вам ваша память, были полны товаров. С первого до последнего. Если будет охота, сравните с какой-нибудь западной страной. После этого напишите мне.

Следующее письмо: "Я слушатель радио "Свобода" со школьного возраста. А мой жизненный путь - сорок лет в России и 10 лет в Германии. Слава Богу, есть работа по специальности, и хватает на все необходимое. Говорят что я неплохо "интегрировался". Но меня всё время волнует, что происходит в России. Там друзья и родственники. Я так и остался русским (даже советским) человеком по языку и культуре. Но я еще и еврей. Мои дедушки и бабушки когда-то ходили в синагогу. Я с интересом слушаю передачи "Свободы", в которых выступают слушатели в живом эфире. В последнее время я замечаю, что стало больше антисемитских высказываний. Ведущие всегда дают им достойный отпор. Спасибо им за это!!! (Здесь три восклицательных знака, хотя за что "спасибо"-то?) Но все равно становиться больно на сердце. Откуда эта ненависть? Почему эти люди видят в евреях причину своих бед? Наверное, я правильно сделал, что уехал из России и что мой ребенок и мои близкие со мной. В Германии они чувствует себя лучше. Я, по крайней мере, в этом убеждаюсь каждый день. Но для меня эмиграция - большое испытание. Каждый день я говорю на немецком языке, но он не стал для меня родным. Я получил немецкое гражданство, но не чувствую себя немецким гражданином. Все время думаю о России. Ностальгия? Каждое утро сначала слушаю новости по радио "Свобода" и потом уже - по местному радио. Стоило ли из-за страха погромов уезжать из России? А может быть, это судьба? С уважением, Марк, бывший москвич, живущий теперь в Бонне".

Говоря о том, почему в Англии нет враждебности к евреям, Черчилль сказал: потому что англичане не считают, что они глупее евреев. Если бы каждый из россиян вовремя зарубил себе на носу это высказывание, то автор этого письма не уехал бы из России. То же и насчёт американцев. Обижаешься на них, подозреваешь их в разных кознях - значит, считаешь, что они умнее тебя. И это, между прочим, так и есть, если не можешь потрясти своей головой, чтобы колёсики в ней стали на свои места.

"Слушаю очередную вашу передачу, Анатолий Иванович, - читаю в следующем письме, - и что же? Бредовый сон становится явью - народ уже рвется в бой. Я имею в виду - с Украиной и за Украину. Так что времени остается все меньше. Хорошо, что вы вспомнили Михал Юрьича Лермонтова. Отдельное спасибо за это. Вот был человек! Сказал, как припечатал: "И вы, - говорит, - мундиры голубые, и ты, - говорит, - послушный им народ". Так оно и есть. Что же касается зависимости настоящего от будущего (вы упомянули эту теорию), то я провел все утро за чтением "Британики" (Британской энциклопедии) на эту тему. Выяснилось, что да, есть в теологии такая теория, так называемый "телеологический аргумент". Но вещь это весьма извилистая и к реальной жизни отношения почти не имеющая. Гипотеза же прямой связи "от прошлого к будущему" куда как очевиднее, и, главное, важнее для практики. Можно спорить о деталях, но согласитесь, что даже сравнительная летопись последних событий в России и Украине показывает, что теория работает: потомки казаков и махновцев бунтуют (к счастью, мирно), а потомки крепостных молчат в тряпку. Кстати, когда ВВС давала описание последних украинских событий, то начинала свой рассказ с середины семнадцатого века, и это правильно. Так что предлагаю все дальнейшее обсуждение вести в рамках "прямой" гипотезы. А обсуждать по-моему, есть что. Интересно, дойдут ли украинцы до логического конца и станут ли возвращать собственность, ту, что после семнадцатого года была отнята? И когда уберут макеты Ульянова с площадей? Даешь, так сказать, Илловайск - Илловайским. Представляете, как приятно было бы харьковчанам прогуливаться по проспекту, например, имени генерала Врангеля или генерала Май-Маевского? А там, глядишь, и снова англичане с бельгийцами в Донбасс потянутся, чья столица до известных беспорядков называлась, как известно, Юзовкой. Вот вам и инвестиции, и рабочие места. В заключение, Анатолий Иванович, не могу отказать себе в удовольствии процитировать моего любимого Алексея Константиновича Толстого".

Автор полностью приводит знаменитое толстовское стихотворение "Чужое горе". Сквозь лесную чащу едет при луне богатырь. "Он в остром шеломе, в кольчатой броне" - поэтому ничего не боится. Но вот кто-то прыгает ему за спину. Оказывается, это Горе князя Ярослава - горе страшных усобиц. "В Софийском соборе спит киевский князь", а горе его живо. Затем "опять кто-то прыг на коня и на ухо шепчет: "Вези ж и меня, я, витязь, татарское горе!" Татарщина оказывается у витязя за спиной, она проклятая. Его коню уже тяжело, он начинает спотыкаться, "а тут кто-то сызнова прыг за седло!" - "Ивана Васильича горе!", Грозного.

И едут они на коне вчетвером,

И ломится конская сила.

"Эх, - думает витязь, - мне б из лесу вон
Да в поле скакать на просторе!
И как я без боя попался в полон?
Чужое, вишь, горе тащить осужден,
Чужое, прошедшее горе!

Эти стихи написаны в 1866 году. Сегодняшний русский витязь едет на своём коне уже не вчетвером, а, по крайней мере, вшестером. Ленин со Сталиным у него за спиной. В этом письме упомянут "Михал Юрьич" Лермонтов. Не уверен я, что надо было так сокращать его имя-отчество. Человек-то был совсем молодой, двадцати шести лет погиб. Но и "Миша" было бы не совсем уместно. Лучше всего, по-моему, просто: Михаил Юрьевич. Я, конечно, не в обиде за него на автора письма. У него, наверное, перед глазами стоял, как живой, Максим Максимыч, простая душа.

Один слушатель предлагает нам любопытный и полезный тест, очень, по его словам, легкий. Читаю: "Перед вами две цитаты из разных писаний. Если вы поймете, что и там, и там речь идет совершенно об одном и том же, всё о-кей. "Если бы я владел знанием, то шел бы по большой дороге. Единственная вещь, которой я боюсь, - это узкие тропинки. Большая дорога совершенно ровная, но народ любит тропинки" (Дао дэ цзин). "Входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их" (Библия).

Автор назвал свой тест очень лёгким, а для меня он оказался не таким уж лёгким. Кстати, "по-библейски" сказано у Некрасова:

Не иди просторною
Дорогой торною:
Страстей раба
По ней громадная
К соблазну жадная
Идёт толпа.

А противоречия между китайским указателем в сторону "большой дороги" и библейским - в сторону "узкого пути" нет, наверное, потому что библейский "узкий путь" имеет в виду вывести человека туда же - на "большую дорогу".

Следующее письмо: "Сейчас по телевидению показывают Горбачёва, который открыто поносит "царя Бориса". Я помню, какое раздражение и ненависть он сам вызывал в своё время. Невозможно было понять, о чем он говорит. Я тогда его сравнивал с человеком, бегущим впереди паровоза и думающим только о том, как бы не быть раздавленным. Теперь мой взгляд переменился, у меня сложился образ первопроходца, в общем-то прогрессивного человека. Теперешний президент, в отличие от Горбачёва, говорит очень правильно и грамотно. Мне даже жаль его, я буду его вспоминать как правильно говорящего, но ничего не делающего. Вернее, делающего то, что в стране стало трудно дышать, не то что жить. Люди под воздействием безальтернативного телевидения мыслят штампами. Антисемитизмом, антиамериканизмом, шовинизмом, клерикализмом заражены ранее вполне интеллигентные люди. Есть ещё, конечно, нормальные, но их на два порядка меньше тех, антисоветчиков, которые меня окружали и помогали жить во время коммунизма. Демократы размышляют, можно ли встать рядом с "нацболами". Удивительное дело, Анатолий Иванович, я, ранее антисоветчик, теперь готов даже за Зюганова голосовать, лишь бы не Путин". Не уживается этот человек не только с Путиным. "Меня, - пишет он, - выгнал с работы мой бывший сослуживец, который стал начальником, а я среди своих высказывался о его решениях очень язвительно. Например, у нас внедрили новейшую технологию ITIL. Представителем фирмы Hewlet Paccard был молодой парень Илья. Он рекомендовал называть хозяином процесса "должностное лицо". Я так и назвал своего начальника: "хозяин ларька", так как бред применения современных технологий к административно-бюрократической системе был виден всем".

Бред-то бред, но и я не знаю, долго ли удалось бы мне терпеть бывшего сослуживца, который, оказавшись у меня в подчинении, стал бы мстить мне, отзываясь обо мне "очень язвительно". О Путине - сколько угодно, а вот обо мне - дело другое. Дело не в самолюбии. Дело - в деле. Начальника, который позволяет кому-то из подчинённых открыто язвить на свой счёт, никто не будет слушаться. Дело развалится, и люди потеряют рабочие места. Новейшие технологии, к счастью или несчастью, не меняют природу человека. Не видно, чтобы меняли. Одному хочется работать и расти по службе, а у другого - своё удовольствие: чтобы его отовсюду выгоняли "за правду".

Из Подмосковья пишет господин Кукобака: "Депутаты Госдумы хотят переименовать улицу перед посольством Польши в Москве. Решили дать ей имя генерала Муравьёва, прозванного "вешателем" за особую жестокость к полякам, боровшимся в девятнадцатом веке за независимость своей страны. Он, кстати, перевешал немало и русских людей, недовольных самодержавием. Так русские законодатели решили отомстить полякам за то, что те назвали именем Джохара Дудаева одну из площадей в Варшаве. Я бы посоветовал улицу перед посольством Польши в Москве назвать именем Адольфа Гитлера. Это точнее соответствовало бы логике наших законодателей. Ведь этот немецкий ефрейтор убил поляков больше, чем русский генерал. А простым русским людям я бы посоветовал призадуматься. Есть сильное подозрение, что под маской русских "патриотов" в Государственной Думе развелось слишком много лиц, содействующих межнациональной розни, а значит и развалу России. Их-то стараниями и возводятся памятники палачам. Разве могут чеченцы, как и другие народы Кавказа, жить в государстве, где возрождают памятники Сталину - палачу не только чеченского народа? Можно ли уважать государственную церковь, если главный поп России объявляет "святым" царя, прозванного русским народом "кровавым"? Вызывает, кстати, удивление, что украинцы до сих пор не потребовали, по примеру Грузии, скорейшей ликвидации русской военной базы в Севастополе. Этот колониальный анклав - главная угроза суверенитету Украины. Подтверждают сей факт и сами депутаты Госдумы своими дискуссиями о "воссоздании" Советского Союза", - пишет господин Кукобака.

Да, а что касается родимых пятен социализма, от которых хотел бы избавить Украину автор одного из предыдущих писем, то придётся, пожалуй, ещё подождать. Только что правительство объявило, что будет скупать дешёвое мясо и продавать в особых магазинах, чтобы сбить цены, которые стали сильно "кусаться". Госпожа Тимошенко клеймит "спекулянтов" и прочих "прилипал", обещает с ними "разобраться". Социализм, как видим. Социализм начинается там, где начинают охоту на "спекулянтов". А заканчивается всё равно у пустых прилавков. Это хорошо знают те из наших слушателей, у кого не отшибло память. Лучшее мясо уйдёт, естественно, туда, где ему и место, - на свободный рынок. А обрезки останутся в особых магазинах, и за ними выстроится очередь, и ругать она будет, понятно, не пани Юлию, а "прилипал". Она, по её словам, нашлёт на них контролеров. Те тоже не святым духом питаются, так что придётся и за ними надзирать, а контролеры контролеров тоже не постники. Так что мясо будут есть те, кто и до сих пор ел, а кто не ел, тот и не будет есть, разве что станет больше зарабатывать. А если так будет продолжаться, то опять соберётся Майдан и вернет Кучму, который хоть и не до конца вытащил его из социализма, но все свои десять лет, как мог, старался вытащить.

Последнее на сегодня письмо: "Здравствуйте, Анатолий Иванович! Правильно делает Радио "Свобода", что критикует социализм и восхваляет развитой капитализм, а кто думает наоборот, у того ума нет. При социализме для меня был плюс только один: гораздо чаще можно было на таски ездить. Все остальное при социализме - это минус: колбасные очереди, колбасные электрички, в школе нужно было учить и писать всякие байки про Ленина. Поэтому, чтобы жизнь людей достигла международного уровня, нужен развитой капитализм. При развитом капитализме даже дворники обедают в ресторанах. Поэтому правильно поступили Горбачев и Ельцин, что развалили СССР. Надеюсь, что все республики бывшего СССР с трудом, но станут свободными, а не закрытыми, и когда все страны мира станут демократическими, только тогда жизнь на Земле станет хорошей и мирной".

Вот именно, дорогой: с трудом, с большим трудом.

XS
SM
MD
LG