Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

<a href="/programs/desc_russia.asp#letters">Ваши письма</a>


[ Радио Свобода: Программы: Россия ]
[12-09-05]

ВедущийАнатолий Стреляный


"Пишем к вам с огромной надеждой, что наша беда не останется без внимания! Краевой суд Красноярска отказал нам в признании права собственности на дом в связи с приобретательской давностью (дом куплен дедом моего мужа в 1968 году в посёлке Коркино). В 2004 году жители поселка были переселены в новые благоустроенные дома в городе Красноярске, так как наш поселок расположен в санитарной зоне КРАЗа и подлежал снесению. На данный момент в официально "СНЕСЕННОМ" Коркино проживают около 20 человек (8 дворов), без электричества, питьевой воды. Наша семья судится с апреля прошлого года. Только в августе текущего года мы получили твердый отказ, хотя более чем достаточно документов, подтверждающих наше право собственности. В письме перечислены восемь документов. Отказ краевого суда мотивирован тем, что они не могут "признать право собственности на самовольную постройку на не отведенном для этих целей месте". Но земли в Коркино в 50-60 годах никто официально не отводил, о чем имеются свидетельские показания в суде и о чем прекрасно осведомлены власти. Зимой мы пытались недельной голодовкой привлечь к себе хоть какое-нибудь внимание городских чиновников, и все без толку. Краевые СМИ, находясь под давлением властей, или отказываются рассказывать о нас, или освещают все таким образом, как угодно власть имущим. Подскажите, пожалуйста, что нам делать в сложившейся ситуации. Как нам дальше существовать в поселке, которого официально нет? Заранее благодарна вам. От имени всех "оставшихся в живых" из посёлка Коркино, Людмила С.".

Почему-то не указана фамилия. Мне кажется, Людмила, наилучший совет вам может дать местный юрист, который досконально знает вашу историю. А общественный интерес это письмо, по-моему, представляет потому, что показывает, как люди в России становятся "бомжами" - один из путей в "бомжи". Кое-где они начинают объединяться. Насколько мы знаем, объединяются они пока что, в основном, для облегчения своего страшного и необычного быта. Организованной борьбы за крышу над головой ещё не видно. Это исключительно сложная проблема, но, по-моему, не беспредельно сложная. Просто у общества до неё ещё не дошли руки. Я говорю не о властях. Главная сила в этом случае, как и в большинстве подобных - всё-таки общество. А оно пребывает в зачаточном состоянии. Большинству людей - каждому в отдельности - живётся так трудно, что у них - у каждого в отдельности - нет душевных сил оглядеться вокруг себя и попробовать что-то сделать для объединения, для превращения в общество. Бедняки редко объединяются во что-то (или лучше сказать: для чего-то), что может по-настоящему им помочь. Бедняков обычно объединяют, а объединители часто такие, что лучше бы их не было. Кому беда, а кому мать родна - можно сказать о них, немного переиначив известную поговорку: кому война, а кому мать родна.

Невзгоды этих людей, кажется, невозможно преувеличить, а всё-таки есть слушатели, которым это удаётся. Один из них пишет просто чёрт знает что - и с полной уверенностью, что пишет правду: "В Москве к юбилеям по приказу властей, чтобы оборванцы не портили внешний вид города, "бомжей" и беспризорных детей отлавливают, отвозят на поезде в лес за 200 километров и выбрасывают на мороз. В Москву возвращаются единицы".

Вот письмо, из которого возьму только одно предложение: "Недалёк день, когда за милиционерами начнут охотиться, как на Кавказе". Тоже, конечно, преувеличение, но направление общественных настроений выражено верно. В этих словах усматривается и ключ к улучшению дел. Пока за бандитов в милицейской одежде не возьмётся само население, они не переведутся.

"Если бы вы только знали, Анатолий Иванович, - читаю в следующем письме, - как надоели ваши "самопровозглашённые" политологи, письма которых вы всё читаете и читаете перед микрофоном радио "Свобода"! И не видно конца ни им, ни, извините на грубом слове, вам".

Ну, это я вам, почтенный, могу обещать твёрдо: "конец им виден скорый", не говоря уж обо мне. Видит Бог, у меня невольно и, кажется, невпопад вырвалась строка Анны Ахматовой. "Конец им виден скорый" - это она сказала о войнах и чуме: "Что войны, что чума? Конец им виден скорый". А дальше так: "Но как нам быть с тем ужасом, который был бегом времени когда-то наречён!". И ещё одна строка: "Всего прочнее на земле печаль и долговечней - царственное слово". Не "царское", конечно, она имела в виду, а именно "царственное" - величественное в своей точности и красоте.

Что касается тех наших слушателей, которых автор письма называет "самопровозглашёнными" политологами, то мне их писания в целом читать интереснее, чем статьи - я хотел сказать: настоящих или профессиональных, а скажу осторожнее - платных политологов, платных исследователей политической жизни. Дело в том, что первые - это избиратели, это то, что даже они определяют мерзким словом "электорат", а "электорат", как клиент, всегда прав. Он, а не платные политологи, принимает окончательные и бесповоротные решения по всем общественным вопросам. Он! - несмотря на то, что неустанно ноет: нас не слушают, с нами не считаются.

"Самопровозглашённый" политолог - человек обычно смелый, бестрепетный, глубочайше уверенный в себе. Он не только описывает сущее, но точно знает должное, ещё точнее - как всё исправить и наладить. Причём, очень быстро, без большого труда, но с применением большой силы или какого-то особого знания. Быстрота, краткие сроки и особое знание. Один лесной инженер, например, прислал статью о том, как улучшить работу леспромхозов. Надо, в частности, пишет он, чтобы "деньги на перевозку рабочих в лес, на доставку ГСМ (что значит "горюче-смазочные материалы"), обед, освещение места работы и т.п. каждый рабочий давал отдельно из своего кармана - это важно для искоренения коллективизма". Для полного же изменения "менталитета работников леспромхозов достаточно ознакомить их с моей статьёй", - пишет он. Человек не ожидает, что его могут спросить, что ему мешает устроить громкую читку своей статьи где-нибудь на таёжной поляне и посмотреть, как изменится менталитет слушателей.

"Россия, - пишет в своём сочинении под названием "К гражданам России" господин Пешнин, - способна в течение ближайших нескольких лет не только разрешить все свои основные проблемы, но и помочь миру разобраться в клубке противоречий нынешней цивилизации". Для этого, по его мнению, надо за несколько суток покончить с частной собственностью и уволить всех чиновников. "Россия, - продолжает он, - вполне в состоянии не только вернуть себе все прежние братские народы, но и привлечь новые, совершенно не задаваясь подобной целью. Всё, что для этого требуется, - создать хорошую, интересную, настоящую жизнь". За несколько, как мы слышали, лет. Зачем России возвращать себе все прежние "братские народы", господин Пешнин не объясняет.

Или вот такое соображение: "Любую тоталитарную, номенклатурную страну можно превратить в демократическую, трансформировав рабов, пресмыкающихся перед господином, в свободных людей. Став жить лучше и почувствовав, что процветание зависит от них, люди никогда не позволят вернуться к тоталитаризму. Местный терроризм исчезнет через месяц, международный - через два месяца. Только для этого нужно обратиться к народу, а не к власти. Ленин это понимал".

Почему я придаю значение таким письмам? По ним видно, почему фюреры всех народов и времён любят обещать им, народам, самые скорые решения всех вопросов - причём, называют точные сроки: месяц, год (как Юлия Тимошенко - украинцам), ну, на худой конец десять лет, в течение которых упомянутый Ленин обещал построить коммунизм в России. Он, кстати, понимал и другое - то, например, что народную оголтелость трудно превзойти даже ему с его большевиками. Так и говорил, когда его упрекали в свирепости, в решимости не оставить камня на камне от жизни, складывавшейся веками: "Масса в сто раз радикальнее нас".

"Добрый день, уважаемые сотрудники радио "Свобода"! Мыслей много, и сказать хочется о многом, но вот главное. В послевоенные годы, в тяжёлые годы для страны, мы, мальчишки и девчонки, бегали в кино. Билеты были по символическим ценам. Очень много было летних кинотеатров - это прелесть. А какие шли фильмы! "Первый бал", "Секрет актрисы", "Весенний вальс", "Таинственный беглец", "Индийская гробница", "Большой вальс", "Сети шпионажа", "Андалузские ночи", "Утраченные грёзы", "Великий Карузо", "Роз Мари", "Двойная игра", "Весенние дни". Это были чудесные музыкальные фильмы без секса и жестокости. Что стало с великим Голливудом? Почему сейчас на экранах какие-то космические войны, мафии, убийства? Эти фильмы зомбируют молодёжь, она становится озлобленной и тупой. Мир тупеет. Перечисленные фильмы оставили в наших душах хорошее, доброе, и мы хотели бы это передать своим внукам, но нет этих видеокассет в продаже. Всё забыто! Разве можно забывать такое? Как повернуть мозги режиссёров к прекрасному, доброму? С уважением супруги Толоконников Владислав Сергеевич и Толоконникова Людмила Кирилловна".

Завидую я супругам Толоконниковым, честное слово - завидую! Вон сколько кинокартин они перечислили. И наверняка все их хорошо помнят, до последнего кусочка, часто пересказывают друг другу за чаем, выключив телевизор. На самом деле фильмов было мало, поэтому каждый и становился событием для измученных детей и взрослых. Люди не были перекормлены зрелищами. Всё подолгу смаковалось. Летние кинотеатры - действительно прелесть. Это замечательное американское изобретение. Большая удача, что в Советском Союзе его не отвергли, не осудили как явление растленной буржуазной культуры - как тот же джаз. Дело не в мозгах режиссёров, Людмила Кирилловна и Владислав Сергеевич. Дело в мозгах зрителей. Людям показывают то, что они охотнее всего смотрят. Кстати, в своё время как раз любимые фильмы вашего детства серьёзная публика третировала как пошлые, сделанные на потребу тёмной зрительской массы. А Голливуд действительно был и остаётся великим. К сожалению, вы могли смотреть не лучшие его создания. Лучшие были и остаются слишком дорогими для советского, а теперь и российского проката. Это очень печально. Люди в России смотрят худшее, смотрят мусор, и думают, что это и есть Америка и вообще Запад. Это то же самое, как если бы на Западе о русском оперном искусстве судили по опере "Малая земля" (по-моему, была такая - по книге Брежнева).

В прошлой передаче "Ваших писем" говорилось об опасности "путинизации" Украины. Имелось в виду отношение новой украинской власти к предпринимательскому классу, о том, что ему не позволяют стать независимым от бюрократии. В связи с этим - письмо из Черкасской области: "Гавелизации" не произойдет точно, а вот для путинизации подготовлена почва давно. Кто помнит, украинские коммунисты вместе с гэдээровскими партайгеноссами были самыми ортодоксальными, самыми правоверными. Они Горбачева сразу разглядели как могильщика коммунистического (бес)порядка. Но, будучи "слухняными" и закостенелыми, с кукишем в кармане голосовали за все, что говорил и делал Горби. Есть версия, что он - сын украинки-кулачки. Умирая, оставила его в одной кубанской семье. И для охоты на Ходорковского почва подготовлена. Она всегда, собственно, была готова - преуспевать в нищей стране и опасно, и глупо. Как и быть умным - печально".

О "путинизации" России высказывается господин Плешаков:

"Господа! Сколько можно вдалбливать вам, что к демократическому капитализму перейти можно только через государственный капитализм, теневой по своей сути. Зачатки его (в виде "цеховиков") появились уже при социализме. Ничего другого и не могло получиться. Он и получился у нас, но захватил всю полноту власти и стал бесконтрольным из-за самоустранения Горбачёва. Госкапитализм был в своё время в США, но так скоротечно (всего лет тридцать), что историки его даже не заметили. И во всех других странах он либо был, либо имеется сейчас. Почему бы не сопоставить? Государство - надо, наконец, понять - это не абстракция, а люди: чиновники, бюрократия. При госкапитализме только они могут быть "законными" капиталистами. Остальные капиталисты (частные) в любой момент могут быть раскулачены, что и демонстрируется на примере Ходорковского. Для госкапитализма характерно, что большая часть собственности принадлежит государству или полностью, или частично, в виде акций. Это исключительно удобно для чиновников: они могут уходить от налогов, брать взятки, монополизировать что хотят, лоббировать свои интересы другими способами. Всё это типично для госкапитализма. Хватить наивничать! Эта наивность, считающая происходящее недоразумением, небезобидна". Дальше автор составил довольно тяжёлое предложение, прочитаю его медленно: "Незнание тенденции развития любого госкапитализма к фашистскому террору (фактически уже имеющему место в России в виде убийств и взрывов) опасно своим недоумённым выжидательным непротивлением".

Как видим, с одной стороны, господин Плешаков считает нынешний порядок вещей в России неизбежным, а с другой - призывает с ним бороться. Правильно, по-моему, делает. Неизбежный - не значит вечный. А раз не вечный, значит, можно что-то делать, чтобы он быстрее себя изжил. Что, на мой взгляд, вечно, так это определённый заряд наивности в народе. Немалая часть людей всегда будет считать происходящее недоразумением, уклонением от высокого образца, от некоего завета. Эта часть всегда будет завидовать сильным мира сего или поносить их без зависти (что, по-моему, практически невозможно, но легко соглашусь и с тем, кто уверен, что очень даже возможно, - пусть себе утешается). Эта часть всегда будет требовать справедливости, то есть, "раскулачивания", обуздания, наказания "пиявок ненасытных". Обличители, проповедники, как известно, тоже своего не упускают, но и это не так уж плохо: если все правдолюбцы будут не только вещать, но и жить по правде, они вымрут от истощения, и кто же тогда будет беспокоить и пугать богачей? Кто будет подстрекать против них толпу, тем самым вынуждая их орудовать потише?

Ольга Файницкая прислала свой стихотворный отзыв на нынешнюю украинскую политику Кремля. Боюсь, не все поймут этот отзыв.
Россия и Украина
Ванюха, только из тюрьмы - и вновь за старое?
Все та же грубость, и все та же страсть к инцесту.
Но у сестры есть право стать чужой невестой
И монстров больше не плодить с тобой на пару.

Итак, некий Ванюха отбыл срок за изнасилование сестры. Сестра рожала от него уродов. По отбытии срока он принялся за старое. Стихотворение увещевает его, говоря, что сестра, наконец, имеет право свободно выбрать себе человека и больше не рожать от братца уродов. Имеются в виду трудные отношения Украины и России в прошлом, подавление Россией украинства, обрусение украинцев. Обрусевших украинцев автор и называет уродливыми плодами принудительного близкородственного скрещивания. Обычно добавляют, что обрусение - это и прививка деспотизма, евразийской привычки к несвободе.

Здесь есть о чём говорить, и очень серьёзно, но спокойный и дельный разговор начнётся не скоро. Пока что его способны вести единицы с обеих сторон. Остальные не разговаривают, а сражаются друг с другом. Мне, между прочим, не кажется, что главное тут - слышать друг друга, честно спорить и договариваться. Слышать надо третью сторону, а третья сторона - это наука, строгие факты и непредвзятые выводы из них. Мне, например, кажется более-менее правильным следующий вывод. Без России не было бы Украины как Украины. Не выстояла бы. Ополячилась бы, отуречилась бы. Без Украины не было бы России как империи. Не сложилась бы. Их союз, однако, не был братским. Союз не был - и не мог быть - союзом равных. Равенство - дело будущего. Но это будет равенство, скорее всего, не союза, а двусторонних отношений. На пути к равенству Украина упрочит своё украинство, а Россия окончательно смирится с потерей имперства.

Поставлю точку над i. На такое стихотворение, какое я прочитал, имеет право, по-моему, только человек, принадлежащий к российской политической нации. Так жестоко обличать можно только своих. Потому что "жестоко" и "справедливо" - разные слова, часто противоположные по смыслу. Такая жестокость к своим, то есть, к себе, понятна и простительна. И только к своим, только к себе!

Иногда кажется, что в России уже не осталось людей, которые помнят о существовании ленинского мавзолея, а оказывается, нет, есть даже такие, что ещё раздумывают, что с ним делать, беспокоят власть своими предложениями. Господин Россовский Евгений Семёнович из Москвы предлагает отдать мумию Центральному комитету Компартии Российской Федерации. В конце своего большого письма он помещает выдуманную им речь Ленина, воскресшего специально для произнесения этой речи: "Открывается крышка стеклянного гроба, и Владимир Ильич оттуда произносит: "И в самом деле, лежу я тут, на Красной площади, как бельмо на глазу. То здесь рок-концерты дают, то голосистые итальянки выступают. Как мой юбилей - никто не поднимается на трибуну моего мавзолея, всё вокруг да около. Прав Россовский (то есть, я): нужно отдать меня и мавзолей моим так называемым единомышленникам, профукавшим великую державу и дело, которому я посвятил свою жизнь".

Последнее на сегодня письмо: "Мы, истинные патриоты-офицеры российской армии, создали "Союз офицеров России" и просим вашу радиостанцию опубликовать наши требования к президенту Путину. Первое. Отставка всего правительства и его кремлёвской банды советников. Второе. Грефа, Зурабова, Чубайса и им подобных - дальше, надеюсь, понятно. Третье. Все природные богатства должны принадлежать народу и государству, а не кучке путинских бандитов, которые грабят народ и государство, доведя до нищеты и разорения, а сами бесятся от жира, и запретить вывоз капитала за границу. Четвёртое. Бесплатное образование, - и так далее; бесплатным должно быть почти всё. Пятое. Отмена грабительских налогов с населения и оплат коммунальных услуг, а также грабительской автогражданки, на которой наживаются путинские бандиты. Шестое. Снизить цены на газ, нефтепродукты, - в общем, на всё. Седьмое. Создать на конкурсной основе из лучших умов России народное правительство, которое выведет страну из нищеты", - и ещё из чего-то, слово неразборчивое. В этом же пункте утверждается, что за "отданный недавно китайцам остров" на счёт Путина было переведено 500 миллионов долларов, и ставится вопрос: "За сколько миллионов он продаст острова японцам, кровью завоёванные народом?" На остальные пункты у меня не хватит времени. Снизить зарплату чиновникам, которые "жируют, а народ голодает", "отправить в отставку всех продажных генералов", очистить милицию, которая "сплошь забита бандитами в форме". В конце - главное: "В случае невыполнения наших требований мы оставляем за собой право на применение силы. На реализацию даём ему полгода". (Вспомните наш сегодняшний разговор о пристрастии народных трибунов к точным и кратким срокам устранения всех и всяческих недостатков.) "Если до этого времени не будет никаких изменений, то мы нанесём удар по Кремлю и всем правительственным учреждениям не только в Москве, но и во всех крупных городах и по их престижным особнякам. И ни один не уйдёт от возмездия. "Союз офицеров России".

Ясно, что такого союза не существует, но людей, готовых в него вступить, много. Ещё больше тех, кто приветствовал бы такой союз. Я обратил внимание на пункт седьмой этого "ультиматума": создать правительство из лучших умов России. Дорогой сочинитель этого и остальных пунктов! От правительства из действительно лучших умов вам бы не поздоровилось. Оно попыталось бы урезонить вас миром, а не получилось бы, так вас поместили бы в клетку (я говорю о той, что в суде), а потом - за колючую проволоку. Ваш ультиматум требует, по существу, превратить Россию в страну бессудных расправ и конфискаций - во что-то, чем она уже не раз была и от чего ужасно страдала. Похожие письма и листовки появлялись, кстати, даже в сталинское время. Часто их писали мальчишки - посылали в Кремль, в редакции газет. Оттуда они поступали в КГБ. Находили почти всех, а недостающих хватали наугад.

XS
SM
MD
LG