Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

<a href="/programs/desc_russia.asp#letters">Ваши письма</a>


[ Радио Свобода: Программы: Россия ]
[07-11-05]

ВедущийАнатолий Стреляный


Письмо из Петербурга: "Я постоянно слушаю вашу передачу, Анатолий Иванович. Это как глоток свежего воздуха. Из неё всё можно узнать о жизни больше, чем из новостей. А у нас в России всё жвачка, всё секрет, всё хайль, хайль, хайль! Тошно слушать и смотреть. Ущемлённое самолюбие, и больше ничего, ничего, ничего. Новиков Сергей Степанович".

Есть всё-таки ещё кое-что и кое-кто, Сергей Степанович. Есть люди, которые, как вы, близко к сердцу принимают это всё, есть люди, чьё национальное самолюбие тоже оскорблено, но - этими "хайлями". Всё ещё два национальных самолюбия в России. Одно можно назвать более звериным, другое - более человеческим. "Звериное" - это не моё слово. Выражение "звериный патриотизм" принадлежит одному русскому философу XIX века. Любить родину больше правды, больше Бога - это и есть звериный патриотизм.

Это было письмо из Петербурга. На конверте написано: "Санкт-Петербург". Так - в большинстве писем из этого города. Один слушатель (это такой народ, от которого ничто не укроется) подметил, что я никогда не говорю "Санкт-Петербург", а только "Петербург". Спрашивает: "Вы это случайно, Анатолий Иванович, или что-то имеете против "санкта"? Я тоже не считаю творение Петра Великого святым, но мне нравится говорить: "Санкт-Петербург". Помните ли вы, какие страсти кипели, когда зашёл разговор о переименовании Ленинграда и сразу после переименования? Где они теперь? А вот область оставили Ленинградской. Трусы и дешёвки, больше ничего не скажу", - пишет господин Володин, старый художник-любитель, мечтающий, по его словам, умереть с мольбертом на одной из набережных Невы.

Нет у меня предубеждения против приставки "санкт", господин Володин, - опускаю же я её в видах экономии времени, такая занудная мелочность, больше не буду. Творение царя Петра, конечно, не святое, но апостол Пётр, в честь которого оно названо, был, по решению его церкви, объявлен святым. Очень хорошо помню страсти, о которых вы пишете. Это было одно из настоящих революционных действий: переименовать город Ленинград без проволочки, без больших обсуждений, поставить перед фактом всех - и тех, кто возражал с болью, и тех, кто - со злобой, и тех, кто - из вредности. А "трусы и дешёвки"... это была политика. Политик должен считаться с настроениями избирателей. В этом смысле всякий политик в демократическом обществе "трус и дешёвка". Вернее, демократия делает всякого политика немножко "трусом и дешёвкой". Или - "множко".

Пишет господин Земсков из Воронежа: "Здравствуйте, Анатолий Иванович! Только недавно случайно узнал, что в путинской администрации после украинской Оранжевой революции, чья годовщина незаметно приблизилась, создано специальное подразделение для руководства российским проникновением в страны СНГ с целью предотвращения там "оранжевых" катаклизмов. Руководить этим подразделением назначен, оказывается, бывший интеллигентный человек (бич) Колеров. Вокруг него бичуют известные политические и околополитические шарлатаны. Прошу вас, кстати, не придавать этому слову отрицательного смысла. Это констатация. Есть наука и есть её противоположность - шарлатанство. Вы как-то говорили в одной из своих передач, что "шарлатан" - это вообще-то "знахарь". Или это не вы говорили? Кремлёвские "политтехнологи", которые делают путинскую "политику", отличаются от настоящих политиков, как знахари от врачей. С их слов можно сделать один из двух выводов. Мне не хотелось бы ошибиться, тем более, что я, как вы заметили, не люблю эту публику. Первый вывод характеризует их почти положительно. Они, если верить им, убедили Путина, что после украинской революции в страны СНГ надо идти проникать с добром, нести туда светлые русские идеалы - идеалы свободы и культуры. Таким образом создавать там "пятую колонну" России. Есть две точки зрения. Первая. Эти "бичи"-миллионеры действительно хотят нести добро, но понимают, что если так и скажут Путину, тот их прогонит, поэтому придумали для отвода глаз, что цель прежняя - имперская, только идти к ней лучше не напролом, а окольными путями. Другая точка зрения - им плевать на добро, идеал у них тот же, что и у Путина, имперско-чекистский, к нему они и стремятся, беря на вооружение американские методы мягкого проникновения. Скажите, Анатолий Иванович, какой вывод кажется вам ближе к истине?"

Пожалуй, ни тот, ни другой, господин Земсков. Им плевать и на демократию, и на имперский идеал. Совокупность всех обстоятельств показывает, что перед нами то, что на языке этих "бичей" называется бизнес-проектом. С интересом, кстати, обнаружил у вас слово "бич" - что-то давно его не встречал ни в обиходе, ни в литературе, уже думал, что оно окончательно вытеснено словом "бомж".

"Бывший интеллигентный человек", "бич" - это бездомный, опустившийся человек умственного труда. Часто это, как всегда на Руси, был человек со способностями. Целые колонии "бичей" были в портовых городах, на "ударных" стройках, обретались на птичьих правах в "общагах". Вы, как видно из вашего письма, придаёте новый смысл названию "бич". Это бывший интеллигентный человек, ставший большим хапугой. Он наживается на рекламном обслуживании власти и богатства. Он-то и создал нигде не зарегистрированную фирму под условным названием "Новая политика России в ближнем зарубежье". Создаётся "общак" из денег казны и добровольно-принудительных частных взносов. Львиная доля идёт учредителям "фирмы" и на "откаты" чиновникам и депутатам. На оставшиеся копейки создаётся что-то вроде Русского клуба где-нибудь в Астане. Внешне всё выглядит, как подражание американцам, но американские образовательные программы существуют не для того, чтобы под видом обучения украинцев или киргизов демократии "дерибанить" казну дяди Сэма.

С государственной точки зрения, дело, конечно, пустое, заведомо проигрышное, потому что шито белыми нитками. Врачи опираются на науку и клятву Гиппократа, а знахари - на доверчивость страждущих да на своё тщеславие. Правда, хороший врач, он обязательно и знахарь. Врач и знахарь в одном лице - это и есть настоящий, талантливый врач. Он должен одновременно и лечить, и околдовывать человека. Тогда лекарства удваивают а иногда и удесятеряют свою действенность.

Пишет господин Кукобака: "В июле 2002 года произошла авиакатастрофа в небе над Германией с многочисленными жертвами. Катастрофа произошла в результате ошибки швейцарской диспетчерской службы. Одним из пострадавших оказался осетин Виталий Калоев. У него погибли жена и двое детей. Через полтора года Калоев приезжает в Швейцарию, покупает нож, разыскивает и хладнокровно убивает отца троих детей - диспетчера, якобы виноватого в авиакатастрофе. "Якобы" - потому, что лишь тщательное расследование и суд должны были установить степень персональной виновности диспетчера. А самосуд, он даже среди диких племен Амазонии не приветствуется. Мотив преступления подлый. Мол, если пострадал я, то пусть и твоя семья пострадает. Убийство диспетчера подлое и по другой причине. Калоев не полуграмотный пастух и обоснованно надеялся, что наказан будет по минимуму. В Швейцарии, как и повсюду в Европе, смертная казнь отменена реально. В отличие от России, где казнь отменена на бумаге, а людей намеренно убивают при задержании, на следствии или после суда в тюрьмах. Попробовал бы Калоев так поступить в Турции или даже в Китае. Уверен, что там бы он свой "аффект" не проявил. По законам любой страны, - пишет господин Кукобака, - Калоев совершил тяжкое уголовное преступление, и швейцарский суд определил ему 8 лет лишения свободы. Многим в России этот приговор показался почему-то излишне жестоким. Но интересно другое. Почему это у человека, совершившего уголовное преступление, появилось столько защитников на родине, в том числе среди чиновников разного уровня? Не постеснялись организовать и демонстрацию перед швейцарским посольством в Москве, хотя сегодня даже школьникам известно, что в западных странах судебная система независима от исполнительной власти. Защитники Калоева, в оправдание его преступления, изобрели даже особый вид аффекта. По их версии, этот "аффект" может длиться месяцами и даже годами. Но я согласен принять их версию, что Калоев убил человека не из чувства подлой мести, а вследствие "вялотекущего аффекта", и потому заслуживает снисхождения. Правда, есть один неудобный вопрос к его защитникам. Как быть с близкими чеченцев, которых убивают умышленно? Если их дочери, сыновья или матери берутся за взрывчатку с целью справедливого возмездия, то почему не учитывается состояние "аффекта"? Давайте придерживаться одного стандарта. Ответьте, пожалуйста, господа многочисленные защитники Калоева!" - пишет господин Кукобака.

Мы слышали, что чеченское возмездие он назвал справедливым. В письме это слово выделено, чтобы мы не сочли его случайным. Для этого слушателя есть большая разница между тем самосудом, что устроил над швейцарцем осетин Калоев, и теми самосудами, что устраивают в российских городах чеченцы, потерявшие своих близких. А разницы-то нет! Мне даже не хочется говорить "по-моему". По-любому нет. Самосуд, он и для "племён Амазонии" самосуд. Месть, она любая - подлая, если употребить слово нашего слушателя. Самое печальное в этой истории - пикет возле посольства Швейцарии в Москве. В прошлой передаче мы говорили о толпе - о том, что это за животное такое. Защита Калоева толпой организована властью. Использовать толпу - последнее дело, последнее, но, к сожалению, обычное. Устроили спектакль. На горе и преступлении делают рекламу власти, сбивают с толку отечественную толпу. Это называется цинизмом. Ничего святого. Пропаганда вместо политики. Спектакли вместо работы. Делом заняты за кулисами, и сами называют это дело "дерибаном".

Пишет господин Музыченко: "Послушал вашу последнюю передачу. Одной из тем в ней было использованием Черномырдиным слова "морда". Подозреваю, что вы неправильно раскрутили эту тему. Я расцениваю использование этого слова Черномырдиным перед журналистами, как тонкость высказывания. Дело в том, что у "морды" есть кой-какие "ноги".

Автор имеет в виду поистине черномырдинское поведение не кого-нибудь, а самого президента Украины Виктора Ющенко. За несколько недель до Черномырдина он говорил о морде одного украинского журналиста, который посмел задеть его, ющенковского, сына. Девятнадцатилетний студент, по словам отца, зарабатывает столько, что может позволить себе образ жизни "золотой молодёжи". Журналисты выяснили, что парень действительно числится соучредителем двух фирм, одна из которых, по отчётам, убыточная. После этого малого стали называть Сыном Бога, а упомянутый журналист взял себе псевдоним Морда. Так теперь и подписывает свои статьи: Сергей Морда.

Возвращаюсь к письму господина Музыченко: "Таким образом, ваш комментарий следовало бы отнести к "любимцу западной (то есть, мировой) демократии" президенту Украины Ющенко. Похоже, это-то и подчеркнул Черномырдин в обращении к журналистам. По-моему, это хороший пример того, как журналисты (да и не только) могут (возможно, и не специально) использовать высказывания или даже цитирования кого-либо в "нужном" смысле. Хочется всё же думать, что это был просто ваш журналистский протык. Хотя, возможно, правы вы, а не я. Но думаю, что, по крайней мере с Черномырдиным журналистам следует быть осторожнее. Виктор Музыченко".

Господин Музыченко, как видим, представляет Черномырдина человеком, которого может так возмутить грубость президента страны его пребывания, что он озаботился подысканием способа тонко упрекнуть его в этом. Ну, что ж, "стань таким, как я хочу" - не зря говорится. Не скрою, мне бы тоже понравилось, если бы Черномырдин был человеком, которого огорчает грубость Ющенко (явно природная грубость, она долго скрывалась, и обнаружилась только на самой вершине власти). Ющенко уже несколько раз был назван украинским Путиным. Я вдаваться в это не буду - слушатели Русской службы всё-таки не могут так хорошо знать украинскую жизнь, чтобы составить своё мнение. Скажу только, что, к величайшему изумлению и негодованию своих бывших поклонников, Ющенко оказался похожим на Путина именно грубостью. Тем не менее, заметного цензурного давления в Украине нет: говорят, это потому, что и власти в обычном смысле слова нет, на что я отвечаю: наверное, уже и не будет. Власти в обычном российском смысле слова в Украине уже никогда не будет. Придётся признать в этом заслугу и Виктора Ющенко. Господин Земсков из Воронежа, как мы слышали, написал, что годовщина Оранжевой революции "незаметно приблизилась", а по моему ощущению она налетела.

"Информация теперь льётся на нас таким потоком, - пишет господин Герасимчук из Киева, - что сносит мозги начисто. Тут сравнение даже с ураганом Катрина не представляется уместным. Особенно меня раздражают политологи, которые претендуют думать за меня. Да леший с ними. Я наблюдаю физический закон: чем больше пропаганды, тем меньше её эффект. Вчера наблюдал такую картину. Я ехал в направлении Фастова. На вокзальной площади большая группа людей раздавала газеты. Сунули и мне, я сложил и положил её в сумку, потому что спешил. По пути смотрю, что большинство попутчиков, взглянув, выбрасывают эти газеты в мусорник или (о, Европа!) просто под ноги. В электричке эту же газетку тётя, сидящая рядом, настойчиво предложила соседке напротив. Та, пробежав взглядом пару строчек, сказала: "Цього я читати не хочу". Это была "Народная оппозиция" Наталии Витренко. Трудно без отвращения всё это читать. Я подумал, что если это по заказу, то сделано очень неумными людьми. Или наоборот, умными, потому что рвотные таблетки выпускают тоже с какой-то целью".

Прерву письмо господина Герасимчука, чтобы сказать российскому слушателю, кто такая Витренко. Это украинская смесь Зюганова, Лимонова, Жириновского, Лукашенко и, если кто ещё её помнит, Нины Андреевой.

"А, самое важное, - пишет Герасимчук, - что оставшийся в живых народ Украины научился во многом разбираться самостоятельно без комиссаров, политработников и прочих помощников в мыслительном процессе.

Меня восхищают не лидеры Майдана, а сам Майдан, и я хочу, чтобы во что бы то ни было он остался в исторической памяти моего народа. Что касается лидеров, то я ещё 23 октября прошлого года, будучи на митинге возле ЦВК, вспомнил, как, по описанию Светония, римский народ восторженно приветствовал восхождение Тиберия, а буквально через четыре года все кричали "Тиберия - в Тибр!". А время тогда бежало не так стремительно, как сейчас".

Ещё одно письмо из Санкт-Петербурга: "В 1998-99 годах я жил в комнате-даче в посёлке Солнечном под Ленинградом. Мне её тогда давали как льготнику, поскольку я фронтовик, и других таких там не было, только видимость, что ветераны, а фактически тыловые крысы да гэбешники. Мой сосед был махровый коммунист и махровый кагэбешник, который работал в отделе кадров дома КГБ на Литейном проспекте. Так этот кагэбэшник мне рассказывал, что за все годы СССР КГБ знал все банды воров и громил, но их не трогали, а использовали в своих целях - убить кого-то чужими руками и прочие дела. Этот кагэбешник до сих пор знает все фамилии прибалтийцев, которых он тысячами отправлял в скотских вагонах в Сибирь. И он даже сейчас получает льготную пенсию. А вот настоящую фамилию этого кагэбэшника, скрывающегося под липовой фамилией Захаров, вы можете узнать сами. Он жил или и сейчас живёт летом на даче номер (номер указан) в посёлке Солнечном. С Финляндского вокзала ехать 30 минут. Подошлите к нему скрытого корреспондента. Путин подыгрывает этой российской заразе", - пишет ветеран Самохвалов.

Он набивал себе цену в ваших глазах, господин Самохвалов. Есть такой способ: изображать себя особо осведомлённым, допущенным к большим казённым секретам, к большим людям, к большим тайным делам, выдумывать всякие страсти. И живёт он, конечно, под своей фамилией, пусть не врёт, что она у него служебная. Конечно, КГБ использовал бандитов (кого он не использовал!), но совсем не так широко, как рассказывал вам этот кадровик, иначе всё давно было бы известно. В годы массовых расправ, когда счёт шёл на миллионы, это делалось руками обычного личного состава карательных органов, как их тогда называли. А в сравнительно спокойные времена, после смерти Сталина и вплоть до смерти Андропова, КГБ существовал скорее в виде огородного пугала, чем смертоносной машины. Это пугало, в сущности, изнывало от безделья, вертелось на шесте и размахивало рукавами вхолостую. Писали горы пустопорожних рапортов, справок и докладов, собирали миллионы пустопорожних доносов, заводили множество осведомителей, сообщавших всякие пустяки. А вот тому, что старикан, если жив, помнит фамилии всех, кого отправил в Сибирь, поверить можно. Такая профессиональная память встречается. Есть учителя, которые помнят фамилии всех своих учеников за десятки лет.

Закончу сегодня выдержкой из письма Ивана Богдановича: "Ты, ублюдок, если у тебя есть дочка или внучка лет двенадцати-пятнадцати, возьми газеты, - дальше идёт длинный перечень похабных российских газет и журналов, - и прочитай ей вместо сказок на ночь, и потом объясни слушателям, почему ты так рьяно защищаешь эту свободу слова, распущенность, пошлость".

В твоём письме, Иван, дюжина газет и журналов, названий которых я не слышал, не говоря уже о том, чтобы рассматривать их и читать. А ты, как я понимаю, рассматривал и читал, и не удивлюсь, если с годами, как водится, будешь рассматривать и читать всё охотнее, всё мечтательнее. Что касается свободы слова, то что-то давненько не приходилось мне её защищать - наши слушатели перестали на неё нападать. Те, во всяком случае, что нам пишут. Дело не в свободе слова, Иван, а в том, что человек, и ты это знаешь по себе, как и всяк из нас, не может совсем обходиться без распущенности, без скабрёзности, без чего-то хоть маленько срамного. Не было телевидения, не было газет (по крайней мере, в широком обиходе), а срамные частушки были, распевались по самым глухим деревням, и срамные сказки рассказывались про попадью да попову дочку, и прибаутки выговаривались про ту штучку, которая "не лужа - достанется и мужу".

Прислали байку, понять которую смогут, к сожалению, только люди, имеющие дело с компьютерами. "Однажды... Среди прочего, пришлось объяснять священнику про Ctrl-Alt-Del. Он просил разъяснить смысл каждой клавиши. "Иначе, - сказал он, - я эти бессмысленные буквы никак не смогу запомнить". Я подробно рассказал. Он подумал немного, пробормотав: "Контроль альтернативный удалить, суть - иное управление пресечь...", а затем просиял и резюмировал: "Восстановить единоначалие! Теперь уж вовек не забуду".

Слышал, Иван Богданович? В компьютере можно и бывает крайне необходимо восстановить единоначалие, а в жизни, коль с ним уж покончено, восстановить его почти невозможно и не нужно. Невозможно, потому что не нужно.

XS
SM
MD
LG