Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Основные тенденции развития Интернета в 2004 году


[ Радио Свобода: Программы: Интернет ]
[03-01-05]

Основные тенденции развития Интернета в 2004 году

Автор и ведущийАлександр Костинский

Александр Костинский: В первой передаче нового года мы обсуждаем основные тенденции развития Интернета в прошлом - 2004 году. Разговор пойдет о массовом широкополосном доступе, профессионализации кибер-преступности, о призывах к регулированию Интернета в России и о "блогах" - сети публичных Интернет-дневников со взаимными ссылками. В студии Радио "Свобода" мои коллеги: редактор программы "Образование" Владимир Губайловский и обозреватель научных новостей Александр Сергеев. Владимир Губайловский начинает разговор о кибер-преступности.

Владимир Губайловский: Я занимаюсь тем, что готовлю ежедневные новости хайтека, и обратил внимание на то, что наши новости больше и больше напоминают криминальную хронику. Потому что событий, которые связаны с самыми разными видами кибер-преступлений чрезвычайно много. Но именно в этом году действительно наблюдается такое явление как профессионализация кибер-преступности. Профессионализация в том смысле, что люди, которые занимаются самого разного рода кибер-мошенничеством и так далее, эти люди, действительно, не просто вбрасывают вирусы, (в этом году, безусловно было достаточно большое количество вирусных атак) они реально занимаются зарабатыванием денег. И формы этого зарабатывания довольно разнообразные. Например, такая форма как организация и поддержка так называемых "бот-нетов". "Бот" - это в переводе с английского языка "личинка овода". "Бот-нет" - это сети зараженных компьютеров, которые удаленно контролирует один человек. Эти сети, как правило, создаются путем спамовой рассылки, и в результате какое-то количество спамовых писем, которые содержат либо ссылку на зараженный сайт, либо зараженное вложение, какое-то количество троянских программ устанавливается на чужих компьютерах. Вот эти компьютеры, зараженные троянской программой, программой, которая удаленно администрируется, то есть подчиняется удаленному хозяину...

Александр Костинский: То есть хозяин отдает команду, и удаленный компьютер начинает работать?

Владимир Губайловский: Именно так. Такие компьютеры уже почти официально называют "электронными зомби". Хозяин отдает команду на атаку, как правило, это команда к началу распределенной DOS-атаки, то есть атаки для наработки на отказ.

Александр Костинский: То есть все эти зомби-компьютеры начинают одновременно запрашивать какой-то сайт?

Владимир Губайловский: Они начинают посылать к нему запросы, но сервер имеет конечные физические возможности, каналы имеют конечную пропускную способность, и сервер просто глохнет и рушится. Это называется DOS-атакой. И в этом году было судебное дело, когда одну американскую компанию, которая занимается таким полезным делом как спутниковое телевидение, обвинили в том, что она проплатила DOS-атаку, и сайты конкурентов были блокированы на протяжении нескольких дней. Люди, которые контролируют "бот-нет", постоянно пополняют число зомбированных компьютеров. В частности, пополняются обычно за счет домашних компьютеров, потому что компьютеры, которые стоят в корпорациях, корпоративные компьютеры, обычно, защищены межсетевыми экранами. И очень часто просто функционирование такой троянской программы невозможно. "Нью-Сайнтист" привел расценки на распределенную DOS-актаку.

Александр Костинский: И сколько стоит это "удовольствие"?

Владимир Губайловский: Это удовольствие стоит абсолютно недорого, от 500 до полутора тысяч долларов.

Александр Сергеев: Вариант преступлений, из современных, пошедших "в народ", это так называемый "фишинг". Что это такое? Если DOS-атаки чисто компьютерные преступления, в которые технически вовлечены только компьютеры, дается команда и пошла атака, то "фишинг" скорее атака не на компьютеры, а на человеческие мозги. Рассылается тот же самый спам с разнообразными какими-то предложениями, которые маскируются под вполне респектабельные коммерческие предложения, возможно даже от крупных организаций.

Александр Костинский: С просьбой ввести в Интернет-форму номер кредитной карточки.

Александр Сергеев: С просьбой ввести ту или иную конфиденциальную информацию, в первую очередь, конечно же, кредитную карточку. Причем иногда используются крайне изощренные методы, не просят прямо - пришлите нам номер кредитной карточки. Нет, человека вовлекают в сложный диалог, в какое-то общение, в ходе которого он может получить полезную информацию. А потом, в конце концов, с него спрашивают номер кредитной карточки, после чего контакт прерывается, а кредитная карточка начинает использоваться в криминальных целях. Каким способом? Существуют целые сети так называемых "кардеров", то есть людей, которые получают теми или иными способами номера карточек и потом быстро используют их. Реже обналичивают, чаще производят с них покупки в Интернет-магазинах с доставкой в другую страну. Карточка украдена в одной стране, покупка делается в магазине в другой стране, доставка осуществляется в третью страну. Причем не конечному потребителю, а так называемому "дропу", человек, который согласился принять покупку из такого магазина. Причем часто он даже не в курсе, что эта вещь украдена. Просто мошенники договариваются, что - не будете ли вы любезны оказать нам за некоторую сумму некоторые услуги по доставке? Мы будем вам присылать, а вы переправляйте, таможенные проблемы или еще что-нибудь. После этого этот "дроп" передает купленные предметы курьеру, который доставляет все это в четвертую страну, например, в Россию. А там создается сайт и на сайте написано: покупайте у нас краденые вещи, они куплены по краденым кредитным карточкам, мы их продаем в три раза дешевле, чем они продаются в магазинах. Вот такой спам приходил неоднократно в течение этого года. Это был, на мой взгляд, первый случай, когда "кардеры" настолько открыто показали себя.

Александр Костинский: Итак, мы видим, что кибер-преступность стала профессиональной. И это говорит о том, что вместе с людьми, которые принесли свои деньги в Интернет-магизины (все время растет объем покупок через Интернет), туда пришли и бандиты. И, естественно, люди, которые занимаются грабежами, поняли, что эффективнее и не так опасно воровать через Интернет. И они вовлекают профессиональных хакеров в такую преступную деятельность.

Александр Сергеев: Здесь надо отметить важный момент. Собственно, кибер-преступления, попытка краж через Интернет, взломов с целью получения прибыли или заработка были и раньше. Но это было любительское воровство. То есть вдруг какой-то хакер надумал и решил, что он что-то украдет и заработает, это были единичные случаи. В этом году эти единичные случаи сменились вполне четко организованными профессионально действующими преступными сообществами, которые работают на этой территории, как работают на физической территории, сейчас появились группы, систематически работающие в Интернете.

Александр Костинский: Другая важнейшая тенденция 2004 года - массовое распространение широкополосного Интернета во всем мире, включая в Россию. Лидирует в этом технология ADSL.

Владимир Губайловский: Если совсем коротко говорить о том, что такое ADSL, переводится это - асимметричный доступ. Идея этого подключения заключается в том, что человек, который использует Интернет, он на входе получает очень большие объемы информации, а на выходе небольшие. То есть от него исходит в основном текстовая информация, электронные письма, какие-то запросы. Самая большая проблема подключения к Интернету - это, как и в любой связной проблеме, - проблема последней мили.

Александр Костинский: Как от широких каналов перейти прямо в дом, офис прямо к человеку.

Владимир Губайловский: Как от магистрального канала, который есть на самом деле, которых надо не очень много, дотянуть этот хвост прямо в квартиру.

Александр Костинский: Тут решили просто использовать телефонные кабели.

Владимир Губайловский: Да. В ADSL-модеме используется просто телефонная линия.

Александр Костинский: Причем, что очень важно - по телефону можно говорить, когда бродишь в Интернете.

Владимир Губайловский: Совершенно верно, линия оказывается свободной. При этом достаточно высокая скорость доступа. Фактически это скорость доступа выделенного канала. Идея очень простая - использовать в качестве последней мили уже существующие телефонные соединения.

Александр Сергеев: Надо отметить, что цифровая информация, которая передается по Интернету, в этом случае передается по тому же кабелю, что и идет телефонный разговор, но в другом частотном диапазоне, и поэтому они друг другу не мешают. Радиоприемник можно настроить на ту или другую частоту, точно так же в телефонном кабеле можно принимать и передавать сигнал на низкой частоте, на которой передается голосовая информация, а можно на наборе высоких частот, где идет цифровая информация, они друг другу не мешают.

Владимир Губайловский: В этом году рост широкополосных подключений составил 50%.

Александр Костинский: То есть вырос на 50%.

Владимир Губайловский: Да, в целом по миру. И достиг порядка 50 миллионов подключений.

Александр Костинский: Это огромная величина.

Владимир Губайловский: Это очень много. То есть это огромный процент пользователей Интернета перешел на широкую полосу. Надо сказать, что в основном даже в Соединенных Штатах это ADSL-доступ, тот самый "Стрим", который у нас сейчас распространяется в Москве.

Александр Костинский: "Стрим" - это название услуги, а вообще это технология ADSL. То есть оказалось, что использовать имеющиеся каналы и дешевле, и быстрее. Причем цены совсем низкие.

Владимир Губайловский: Немецкий провайдер "Т-онлайн" предоставил два гигабайта трафика в месяц за четыре евро. Это очень дешево.

Александр Костинский: Человеку, который не качает фильмы и музыку, два гигабайта заведомо хватит. А это всего 6 долларов получается?

Владимир Губайловский: Этот объем можно выбрать только одним способом - если вы начинаете слушать Интернет-радио или смотреть Интернет-телевидение.

Александр Костинский: Еще один важнейший для России сюжет - это постоянные призывы влиятельных чиновников регулировать Интернет и вводить в нем цензуру. Владимир Губайловский следил за этим процессом.

Владимир Губайловский: Периодически кто-то из высоких наших начальников. Например, министр иностранных дел Сергей Лавров приходит и говорит, что Интернет - это очень плохо, потому что мы никак не можем выловить сайт "Кавказ-Центр" и заставить его замолчать, поэтому давайте мы будем контролировать весь Интернет. Юрий Лужков периодически выступает со статьями в "Известиях", где он постоянно рассказывает о том, что Интернет - это очень плохо, его необходимо немедленно "урегулировать".

Александр Костинский: Между этими призывами он поехал энергично регулировать дела в Украине.

Владимир Губайловский: Министр образования Фурсенко выступил на форуме в Японии и сказал, что Интернет очень плохо действует на подрастающее поколение и надо подрастающее поколение от Интернета уберечь. Потом он, как с ним часто бывает, сказал, что его неправильно поняли. Министр связи Рейман выступил с любопытным заявлением. Он сказал, что не надо никакого специального закона для регулирования Интернета, Интернет должен регулироваться законом о СМИ. Но ясно, что Интернет-сайты, если и СМИ, то уж очень специфические.

Александр Костинский: Полтора или два миллиона личных страниц на "Народ.Ру" - это два миллиона СМИ?

Александр Сергеев: На самом деле вопрос о том, являются ли Интернет-сайты СМИ, может ли регулироваться каждый сайт как СМИ - это вопрос достаточно серьезный. То есть ничто не мешает взять и принять такой закон. И после этого прежде, чем ты зарегистрируешь следующую страничку, чтобы выложить свое резюме, тебе нужно будет пройти регистрацию как СМИ, например, ты же массово информируешь о своем резюме. Такой абсурдный закон может быть принят, и это приведет к очень серьезным последствиям для Интернета. В частности, результат будет простой - люди просто начнут выводить ресурсы за пределы России, из зоны РУ или, по крайней мере, из хостинга в России, это приведет к очень серьезным последствиям для российских хостеров, то есть для бизнеса Интернет-провайдеров. Просто в Америке таких ограничений нет, можно разместить там все.

Александр Костинский: Такое впечатление, что российские власти до сих пор просто не понимают, что такое Интернет.

Владимир Губайловский: Здесь я хотел сказать о Михаиле Сеславинском, руководителе федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Он наиболее жестко высказался против регулирования Интернета. Он сказал буквально так: "Это мировоззренческая позиция. Это был бы другой выбор для развития нашей страны. У нас не будет как в Китае", - сказал Сеславинский. А что происходит в Китае? Там происходят вещи очень серьезные.

Александр Костинский: Слава богу, что не сказал как в Северной Корее. Там, по-моему, два Интернет-канала, один у любимого руководителя, а второй еще где-то. То есть все-таки нас с Китаем сравнивают, где деньги платят за то, что кто-то на кого-то "стучит" по Интернету.

Владимир Губайловский: Это китайская программа началась как раз в июле 2004, программа, по борьбе с порнографическими и религиозными сайтами.

Александр Костинский: Это небось "фулуньгуновцев" вылавливают (оздоровительная гимнастика Фулуньгун не была одобрена компартией Китая)?

Владимир Губайловский: Они там много кого вылавливают. В принципе до 240 долларов можно получить, если пользователь написал жалобу, жалоба эта подтвердилась, сайт оказался порнографическим, сайт закрывают, этому человеку с благодарностью дают 240 долларов. Таким образом, они закрыли порядка 1200 сайтов. Но это не самая, на самом деле, жесткая штука, которую придумали китайцы. Они фактически заставляют крупные поисковые компании фильтровать свои новостные сайты.

Александр Костинский: Они даже Google, по-моему, заставили, китайский Google фильтровать новости.

Владимир Губайловский: Google-News, который выходит на китайском языке, он вынужден был опускать какое-то количество критических материалов в адрес китайского правительства. Это тоже политика.

Александр Костинский: Cеславинский сказал, что у нас такого не будет.

Александр Сергеев: Вообще говоря, надо здесь отметить очень важный момент. До сих пор в Интернет-сообществе была такая идея, мол, Интернет не просто свободная среда, а что его принципиально невозможно зарегулировать, закрыть, ограничить и так далее. Так вот, надо отметить, что этот миф. На сегодняшний день стало очевидно, что если государство решит регулировать Интернет и закрыть определенные вещи, то, конечно, сто процентов совсем закрыть нельзя, но ограничить так, что это станет недоступно большинству, вполне можно. Мы сейчас пользуемся свободой Интернета и очень не хотелось бы ее потерять. Чтобы предотвратить эту опасность, а она есть, нужно, прежде всего осознать, что она есть эта опасность, а то очень многие относятся к этому несерьезно. Мол, что там Интернет, какое там правительство, ничего они не смогут закрыть, а мы все в Америку свалим по Интернету. Ничего подобного. Закроются шлюзы, установят на границах фильтры, заставят всех провайдеров фильтровать и - вперед, будет Китай, будет Северная Корея, все, что угодно. Это вопрос о том, что свобода обеспечена не технически, а именно на уровне государственной политики, на уровне сопротивления общественности, гражданского общества.

Александр Костинский: Да, Владимир, и кто же решил у нас спор об Интернете? У нас как всегда должен придти президент и сказать решающее слово.

Владимир Путин: "Мне бы очень не хотелось, чтобы под предлогом борьбы с криминалом мы сделали бы какие-то шаги, которые ограничили свободу распространения информации в Интернете. Это самый демократический способ распространения информации. Поэтому я бы к возможности ограничения распространения информации в Интернете отнесся бы очень аккуратно".

Владимир Губайловский: Надо сказать, что после того, как прозвучали эти слова президента, некоторые чиновники вдруг почему-то очень резко поменяли свою точку зрения на Интернет.

Александр Костинский: Интересно, почему?

Владимир Губайловский: Александр Соколов, министр культуры, называл Интернет "стоглавой гидрой, которая вышла из-под контроля".

Александр Костинский: Культурный, художественный образ.

Владимир Губайловский: "Вэб-Планета" отреагировала очень язвительным замечанием: "Зевс тебе в помощь, Геракл ты наш", - написал обозреватель "Вэб-Планеты". Соколов, главное, высказался непосредственно перед пресс-конференцией Путина. И буквально через пару дней он сказал, что нет, его опять неправильно поняли.

Александр Костинский: Вообще, оказывается, понять наших новых министров не так-то просто.

Александр Сергеев: Касательно количества глав у гидры можно очень долго спорить. На сегодняшний день можно сказать, что их не сто, а много миллионов. На сегодня каждый может стать такой головой, заведя себе собственную страницу, а еще лучше личный ежедневный журнал.

Александр Костинский: Сейчас мы поговорим о другом важнейшем явлении, которое ярко проявилось в 2004 году - о блогах, которые, кстати, замечательно себя проявили во время последнего страшного стихийного бедствия в Юго-Восточной Азии.

Александр Сергеев: Термин "блог" появился как сокращение от другого тоже сокращенного слова "вэб-лог", то есть вэб-протокол или вэб-дневник. Это сетевой журнал. Его обычно ведет один человек, оставляя в нем записи, датированные текущим моментом, Блог представляет собой ленту персональных новостей. Тематика может быть любая. Человек может выбрать либо узкую тематику, либо описывает свою жизнь, либо свои наблюдения, либо еще какие-то факты. Как правило, при этом даются ссылки на другие сетевые источники. "Блогов" существует очень много, на сегодняшний день их миллионы. При этом некоторые из них особенно популярны и у них посещаемость составляет миллионы человек в день.

Александр Костинский: То есть частный дневник, который читают миллионы.

Александр Сергеев: Скажем, не всегда частный дневник, бывают такие "блоги", которые ведутся небольшой группой. Например, есть такой блог, называется "Слэш.Дот" - это блог, посвященный компьютерным новостям, особенно в области свободного программного обеспечения, но не только. Вот этот блог настолько популярен, настолько широко известен, по сути дела это СМИ, Интернет-СМИ. Он настолько популярен, что появился такой термин "Слэш-Дот эффект".

Александр Костинский: То есть "блоги" - это очень важное явление. Кто флагман "блогописания"? Вы назвали "Слэш-Дот", есть же "Живой журнал".

Александр Сергеев: Это, конечно, "Живой журнал" - это система персональных "блогов", очень обширная, в ней сейчас несколько сотен тысяч пользователей.

Александр Костинский: Надо подчеркнуть, что это мировой журнал. Есть и русская часть, очень известный "Живой журнал".

Александр Сергеев: Есть "Лив-Интернет" русский, который именно в России сделан, а есть "Лайф-Джорнал" и в нем русское коммьюнити. Что еще тут нужно заметить касательно "блогов". На самом деле они появились не в этом году, а несколько лет назад. И надо сказать, что первое массовое проявление "блогов" - это были события 11 сентября 2001 года, когда основная информация о катастрофе в Нью-Йорке шла именно через "блоги". Потом при всех крупных катастрофах "блоги" активизировались. И вот сейчас при этом цунами сработал тот же самый эффект. То есть этот феномен на самом деле очень интересен и наводит по ассоциации на такую мысль, которую высказали несколько лет назад о новом социальном явлении, которое стало распространяться - это так называемые "умные толпы". Это большие массы людей, не знакомые друг с другом, но сорганизованные через электронные средства коммуникации, будь это "блоги" или электронная почта, система коротких сообщений в мобильной связи (SMS).

Александр Костинский: Какое-то противоречие - "умные толпы". Есть умные люди ("поэты") и есть "толпы", а теперь - умные толпы.

Александр Сергеев: Ситуация такая: если мы возьмем газ, в нем атомы, молекулы движутся беспорядочно, сталкиваются как попало. Если температура снижается, происходит затвердевание, образуется кристалл. Там атомы все относительно друг друга выстроены, за счет того, что они локально друг с другом связаны, образуется целый кристалл, образуется большой крупномасштабный порядок. Примерно такие же вещи происходят и с большими сообществами людей, организуемых через локальные взаимосвязи, каждый каждому что-то сообщил.

Александр Костинский: Остается надеяться только на действительно "умные толпы". Что-то похожее на это мы видели на Майданi незалежностi (Площади независимости) в Киеве. Спасибо, Владимир Губайловский и Александ Сергеев.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG