Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Егор Титов о Спартаке и об остальных. К итогам чемпионата мира по легкой атлетике. Татьяна Лысенко и Сергей Кирдяпкин рады медалям. Николай Белобородов и Виктор Чогин готовят их к новым стартам. Борис Лунин: размышления перед теннисным смотром в Нью-Йорке


[ Радио Свобода: Программы: Прессинг ]
[28-08-05]

Егор Титов о Спартаке и об остальных. К итогам чемпионата мира по легкой атлетике. Татьяна Лысенко и Сергей Кирдяпкин рады медалям. Николай Белобородов и Виктор Чогин готовят их к новым стартам. Борис Лунин: размышления перед теннисным смотром в Нью-Йорке

ВедущиеВалерий Винокуров,Олег Винокуров, Дмитрий Морозов

Валерий Винокуров: Футбол, легкая атлетика, теннис. Темы этого выпуска Прессинга. На минувшей неделе "Ливерпуль" уверенно выиграл Суперкубок Европы в матче с "ЦСКА". Наш корреспондент Александр Любимов был достоин чести вручать приз лучшему игроку этого матча, которым стал французский форвард "Ливерпуля" Джабриил Сиссе. Так что, свой короткий репортаж Александр посвятил именно этому событию. Тем более, что игру все, кто любит футбол, видели по телевидению. А ее содержание, откровенно говоря, полностью соответствовало выставочному характеру матча. Иными словами, в серьезном анализе не нуждается.

Александр Любимов: Вы когда-нибудь в своей жизни бегали по дорожке стадиона, заполненного почти до отказа? Нет? Если все-таки среди слушателей Радио Свобода такие найдутся, то вряд ли в ваших руках был кубок. Да, да. Именно кубок, именуемый "Carlsberg Man of the Match Supercup 2005. Когда последние поклонники футбола с билетами заполняли стадион, за несколько минут до разминки команд, мне посчастливилось побегать по дорожке стадиона с почетным призом. Перед каждым сектором мне нужно было остановиться, приподнять приз и толпа в этом секторе начинала реветь. Впечатление и ощущение, как сами понимаете, необыкновенные. После всего этого, когда мне нужно было отдать приз в руки организаторов, и я пришел в пресс-ложу, мы с коллегами из Москвы шутили: "Вот сейчас мы точно договоримся, кому будем вручать приз после матча". Все мнения сводились к одному: хорошо бы это был все-таки не Сиссе. По мнению специалистов, хорошо знающих французский язык, у него тяжело брать интервью. Но именно Сиссе было суждено изменить ход встречи. Итак, Суперкубок отправится в Ливерпуль, а мне пришлось отдать почетный кубок в руки Сиссе. А затем было все, как предполагалось, когда закончился матч. Игроки ЦСКА молча, очень быстро вышли из раздевалки, почти не отвечая на вопросы. Игроков "Ливерпуля" ждали очень долго, они выходили очень веселые, были готовы подолгу разговаривать со всеми журналистами. А вот Сиссе, действительно, пробежал, как будто он только что проиграл матч. Зато веселился (но скромно) наставник "Ливерпуля" Рафаэль Бенитес. По его словам, он предусмотрел, что, возможно, придется усиливать игру и что у ЦСКА короткая скамейка. И еще он очень верил Сиссе, который, как мы видели, не подвел. Что касается Валерия Газзаева, он держался молодцом. Единственное, много нелестных слов сказал в сторону арбитра.

Валерий Винокуров: Александр Любимов нарисовал неплохую картинку, но нельзя пройти мимо его сообщения о том, что Валерий Газзаев вновь критиковал арбитра. Просто любопытно, до каких пор это будет продолжаться. Когда команда "ЦСКА" не выигрывает международные ли матчи или матчи первенства России, Газзаев всегда обвиняет арбитров. Хотя сам, как тренер, постоянно допускает гораздо больше ошибок, нежели любой судья. Вот и на матч с "Ливерпулем", который голландский судья, к слову, провел едва ли не безошибочно, Газзаев избрал весьма примитивную тактику. Конечно, команда могла продержаться еще с десяток минут и вымучить таким способом победу. Но ведь она практически ничего, кроме насыщенной числом обороны, сопернику не противопоставила. Отбивалась, как могла, а по воротам "Ливерпуля" москвичи нанесли лишь три удара, против полутора десятка ударов по воротам Акинфиева. 60% времени мячом владели игравшие весьма посредственно ливерпудлианцы. Но и посредственной игры хватало для того, чтобы переигрывать соперника. Вот о чем стоило бы задуматься Газзаеву, вместо того, чтобы пенять на зеркало.

Олег Винокуров: В последнем туре чемпионата России "Спартак" с крупным счетом выиграл у "Алании". После чего, наш корреспондент Игорь Швейцер побеседовал с капитаном спартаковцев Егором Титовым, который, кстати, приглашен в сборную России.

Игорь Швейцер: Егор, со стороны показалось, что победа далась "Спартаку" легко. Так ли это?

Егор Титов: Не знаю, устал ужасно. Игра была не совсем легкая. Забили два мяча. Тем более, повезло, что две желтые карточки получил защитник. И все. После 2:0 уже все стало ясно. У меня не было такой самоцели забить. Хотя у меня есть бонус за 10 очков набранных, то есть гол плюс пас. У меня уже 9 сегодня стало. Так что осталось одно очко.

Игорь Швейцер: Многие считают, что борьба за чемпионство уже окончена, и "Локомотив" в ней победил. Вы согласны?

Егор Титов: Конечно, нет. Сейчас у "Локомотива" три выезда. Терять очки будут. Им играть еще в УЕФА. Норвежцы - это не тот соперник, с которым можно играть неудачно. Естественно, они будут играть суббота и среда, график будет очень плотный, будем надеяться, что они будут терять очки. Хотя, это, наверное, неправильно. Сейчас у нас еще будут матчи с не самыми сильными соперниками - "Терек" и "Томь". Поэтому если мы наберем 6 очков: У "Терека" тоже сейчас, можно сказать, последний шанс. Цепляться будут за премьер-лигу. Будем надеяться, что возьмем очки. Потом у нас будут ЦСКА, "Зенит", "Крылья Советов". Я думаю, если мы наберем хорошие очки, то уже реально будем в этой тройке.

Игорь Швейцер: Егор, вы всегда очень хорошо оцениваете качество игры, вы можете сказать, то сейчас уже команда достигала какого-то уровня, который позволит бороться за чемпионство?

Егор Титов: Я думаю, нет. Даже игра с "Динамо" была не супер какая-то. Мы сыграли удачно, кураж даже был какой-то. Болельщиков было много наших. Сегодня был футбол немножко другой. "Алания" это не "Динамо", конечно. Пытались закрыться сзади. Но у них не получилось. Говорю еще раз, что это удаление очень быстро сыграло свою роль. Конечно, аппетит приходит во время еды. Хотелось бы быть и первыми. Если будет такой шанс. Хотелось бы, чтобы матч с "Локомотивом" решал что-нибудь в последнем туре. Если так будет, это будет украшение всего чемпионата.

Игорь Швейцер: В каком состоянии сейчас находятся российские команды? В виду того, что даже попавшие в кубок УЕФА играют не лучшим образом. Что сейчас происходит с футболом? Вот "Зенит", "ЦСКА", "Локомотив" - все далеки от какой-то формы. С чем в это связываете?

Егор Титов: Я бы так не сказал. Если смотреть по игре, тот же Питер. В первом тайме уже должен бы быть счет. Но не забивают. По игре обыгрываем всех по моментам, но потом, в конце, это уже наша болезнь российского футбола - расслабляемся, и забивают нам. "Локомотив", тот же "Зенит". Если бы мне сказали, лет пять назад, что эта команда будет играть в УЕФА, я бы не поверил бы. Я бы не впадал в эйфорию и, опять же, у меня нет панического настроения. Очки нам, в принципе, нужны, и в десятке мы просто обязаны быть.

Игорь Швейцер: Вы считаете, что все идет по плану, что это нормальное состояние?

Егор Титов: Конечно.

Игорь Швейцер: То, что Россия без Лиги чемпионов это тоже нормально?

Егор Титов: Это, конечно, плохо. Но у нас есть такой шанс. Если будем играть в двойке, то будем играть в Лиге чемпионов. Я имею в виду "Спартак".

Олег Винокуров: Если Титов окажется хорошим прогнозистом, то финиш чемпионата России может быть очень интересным. Претендентов на призовые места будет избыток. Впрочем, как заметил недавно Юрий Севидов, нельзя интригу в турнире принимать за повышение класса игры российских клубов.

Валерий Винокуров: Подведение итогов чемпионата мира по легкой атлетике мы начнем с беседы Натальи Федотовой с мировой рекордсменкой по метанию молота Татьяной Лысенко и ее тренером Николаем Белобородовым. Из первых же слов их разговора вам станет понятно, почему из всех героинь чемпионата мы выбрали именно Татьяну.

Наталья Федотова: У вас очень много поклонников. По крайней мере, вся мужская часть спортивной редакции Радио Свобода. Наши мужчины считают, что вы совершенно внешне не похожи на метательницу молота. Девушка - почти как манекенщица, а такую тяжелую штуку кидает. Как у вас так получается?

Татьяна Лысенко: Я не знаю. Метаю и все. А то, что худая: Не то, что я диету соблюдаю. Природа, наверное, такая. Я даже пытаюсь поправиться. Если бы 5 килограмм добавить - не помешали бы.

Наталья Федотова: Какие у вас еще в этом сезоне планы, где вы будете выступать, и на что еще надеетесь?

Татьяна Лысенко: Я поеду сейчас на Гран при в Словакию, 3-го и 4-го будет финал золотой лиги Гран при молот в Венгрии, тоже такой серьезный старт, где нужно метать и выигрывать. Там будет 8 человек сильнейших в мире.

Наталья Федотова: А кого вы считает самой опасной соперницей?

Татьяна Лысенко: Кузенкову.

Наталья Федотова: Почему в последнее время рекорды в легкой атлетике так долго утверждают? Насколько я знаю, иногда может пройти и полгода?

Татьяна Лысенко: Даже не знаю. Просто пока все контроли пройдут.

Наталья Федотова: Трудно было выступать на этом чемпионате мира? Не помешала ли вам погода? Вообще, какая там была обстановка?

Татьяна Лысенко: Погода мне не помешала. Волновались все, все были в одинаковых условиях. На погоду не надо обращать внимание. Всех трусило, у всех был мандраж.

Наталья Федотова: А как вы считаете, сможете ли вы обыграть Ольгу Кузенкову в ближайшее время?

Татьяна Лысенко: Буду стараться, конечно. Можно, пользуясь случаем, поблагодарить обслуживающий персонал, массажистов, врачей, главного тренера. Моего тренера Николая Николаевича Белобородова.

Наталья Федотова: Николай, расскажите немножко о планах на этот сезон и о вашей ученице. Сколько вы с ней работаете, как вы с ней работаете? Что нам от нее можно ждать дальше?

Николай Белобородов: Работаем мы с ней 6 лет. Взял я ее в 99-м году, когда она заканчивала школу. Она до этого занималась баскетболом. Я ее уговорил прийти в молот, сказал, что это интереснее и лучше. Обманул таким образом. Может и не зря. Мы добились, может, и не больших успехов за 6 лет работы. Планы у нас провести сейчас недельные старты за эту неделю, а потом опять готовиться к новому сезону, к новым результатам. Набирать массу, набирать вес и опять дальше в молот. Килограмм 10 не мешало бы набрать. Чтобы в зеркале смотрелась такая метательная машинка. А, в общем-то, она такая быстрая, может, ей и не надо. Хоть мы и ставим цель набрать массу, но массу мышечную, не жировую. То есть то, что принесет успех и поможет.

Наталья Федотова: А как вы считаете, 80 метров - это в ближайшее время достижимо для Татьяны?

Николай Белобородов: Да, конечно. Мы себе очень высокую планку ставим. Я не говорю, что это будет в этом году или в следующем, но через три-четыре года будут метать женщины на 80 метров. Легкая атлетика - это такой хороший вид спорта, его надо любить и много освещать. Мы, может быть, не умеем много говорить, но, хотелось бы, чтобы больше занимались в стране легкой атлетикой, чтобы дети шли туда. Это, все-таки, лучше, чем в подъездах курить или где-то болтаться. А сколько спортивных школ, сколько людей смотрели легкую атлетику? Главный тренер был там, президент, все были там, все переживали. Они хотели, чтобы все выступили хорошо. Массажисты у нас в час ночи ложились и уже в 6-7 утра вставали и шли на стадион. Вы представляете, какой объем работы был произведен? Все друг друга поздравляли. У команды никаких проблем не было. Провожали нас все, встречали, поздравляли. Все было по-честному. Они сделали максимально. Все, что можно было, они нам помогали. Какие-то соревнования переносили, именно для лучшего показа результатов. Никакого давления на русских или русские на кого-то, такого я не видел. Люди должны давать интервью, потому что мы стесняемся, иногда боимся. А это популяризация вида спорта, люди должны знать, нужно рассказывать о себе. Мы любим всех, пусть нас все любят.

Валерий Винокуров: Весьма важным нам кажется то, что в беседе с Натальей Федотовой мировая рекордсменка Татьяна Лысенко и ее тренер Николай Белобородов очень высоко оценили качество организации чемпионата мира в Хельсинки.

Олег Винокуров: А мы продолжим подведение итогов мирового форума легкоатлетов репортажем Игоря Телина из Саранска, где живет единственный обладатель золотой медали чемпиона мира в российской мужской команде. Голос Сергея Кирдяпкина и его тренера Виктора Чогина вы сейчас услышите.

Игорь Телин: На дистанции 50 километров подопечные центра олимпийской подготовки Сергей Кирдяпкин и Алексей Воеводин завоевали золото и серебро. Спортсмены повторили успех трехмесячной давности на кубке Европы в венгерском Мишкольце. С одной лишь разницей, что на этот раз первым финишировал Кирдяпкин.

Сергей Кирдяпкин: Готовились на этот результат, мы не показали каких-то сверх минут, секунд. Мы готовились на это время, на этот результат, и его показали. И его хватило, чтобы выиграть чемпионат мира.

Игорь Телин: О том, как проходил заход в Хельсинки. На дистанции 50 километров стартовали трое подопечных Саранского тренера Виктора Чогина: Кирдяпкин, Воеводин и Владимир Канайкин. Как позже признался тренер, он рассчитывал на победу именно Володи, являющегося лидером сезона в мире. После 10-го километра лидировала российская тройка. В 10-ти секундах сзади шагали китайцы. Но вскоре ситуация изменилась. Канайкину судьи стали выдавать предупреждение за неправильный стиль ходьбы. По словам тренера саранских спортсменов Виктора Чогина рефери не могли позволить того, чтобы весь пьедестал почета заняли россияне. Мишенью, которую готовили на дисквалификацию, избрали Канайкина.

Виктор Чогин: Три места русским не отдали бы в любом случае. Они решили, что самый высокий результат был у него и, наверное, может быть, в техническом плане он немножко не так смотрится, как Кирдяпкин с Воеводиным. Я не хочу сказать, что он идет плохо. Он идет хорошо. Что вытворяли там китайцы и итальянец, который был третьим - очень плохо шли в техническом плане. Но, тем не менее, ни одного замечания.

Игорь Телин: После получения первых предупреждений Чогин посоветовал Канайкину пропустить вперед двух китайцев, но держаться строго за ними. Однако судьи все-таки дисквалифицировали Канайкина. Тем временем Кирдяпкин ушел вперед, с каждым километром наращивая преимущество. Было видно, что у него еще много сил, чего явно нельзя было сказать о Воеводине. Но, к счастью, его преследователей силы покидали еще быстрее, и они отставали от второго места все дальше. А лидер продолжал уходить от преследователей. Казалось, даже жаркое солнце не действует на Кирдяпкина, и он продолжал идти к своей победе.

Сергей Кирдяпкин: Когда на стадион стали заходить, хотя там отрыв был три минуты, все равно, там такая гора при входе, когда я забирался на эту гору, я уже понял, что сейчас я зайду на стадион, и все, я выиграл.

Игорь Телин: На стадионе Кирдяпкин победно вскинул руки, и создавалось впечатление, что он в состоянии пройти еще несколько кругов. С полотном российского флага Сергей дождался серебряного финиша Алексея Воеводина, и уже вместе они совершили круг почета по стадиону.

Виктор Чогин: Я считаю, что это успех всей Мордовии. Наша Мордовия растит героев нации. Единственная золотая медаль мужская - это Мордовия, спортивная ходьба 50 километров. Все остальное пока женская команда. У нас женщины сильные русские, а мужик только один сильный.

Игорь Телин: Сергей Кирдяпкин стал 15-м чемпионом мира, взращенным в стенах саранского центра олимпийской подготовки. Тут имеются в виду и юниорские чемпионаты. В настоящее время Мордовия располагает пятью ходоками, потенциально способными победить в ходьбе на 50 километров на предстоящей Олимпиаде в Пекине: Кирдяпкиным, Воеводиным, Канайкиным, Нижегородовым и Потеминым. Последовательность, в которой обозначены фамилии претендентов, весьма относительна - завоевать олимпийское золото способен каждый.

Олег Винокуров: Наш корреспондент в Саранске Игорь Терин рассказал о самой надежной части мужской легкоатлетической сборной России - о скороходах.

Валерий Винокуров: На предстоящей неделе одним из главных событий станет открытый чемпионат США по теннису. В преддверии этого события наш молодой корреспондент Юлия Кузнецова встретилась с известнейшим тренером Борисом Луниным, воспитавшим в свое время Евгения Кафельникова и сравнительно недавно Елену Бовину. Как вы сейчас убедитесь, разговор получился весьма развернутым. Речь шла вообще о ситуации, сложившейся в российском теннисе.

Юлия Кузнецова: Насколько мне известно, Борис Сергеевич, ваши коллеги считают вас творческой натурой, называют профессором тенниса. И кто как не вы могли бы рассказать нам о современной подготовке юных спортсменов. Что изменилось за последние годы, на ваш взгляд?

Борис Лунин: Жизнь идет вперед, наша жизнь очень меняется. Если вспоминать старые добрые времена, когда существовали специализированные спортивные школы, подготовка была спланирована по-другому. Это были специализированные группы, куда отбирались дети, и занятия все проходили бесплатно. На сегодняшний день все изменилось, занятия стали, в основном, индивидуальные и естественно, при современной жизни, платные. Все что на сегодняшний день мы имеем в теннисе, - подвиги прошлого. Это система подготовки теннисистов, которая существовала, вырастила звезд сегодняшнего дня - Мыскина, Сафин, Андреев, Южный. На сегодняшний день новых молодых имен мало, они не такой величины, как девочки. Та же Дементьева. Я считаю, что мы отошли в худшую сторону. Но, насколько я знаю, сейчас снова ставится вопрос о возрождении этих спортивных школ, где дети могли бы заниматься бесплатно, и можно было бы выбирать из большого количества детей. Потому что сегодня этот круг очень ограничен - не все родители платежеспособны. Теннис - очень дорогой вид спорта. Если лет 10 назад еще можно было найти спонсоров, людей которые не жалели денег на вкладывание в юные дарования, то сегодня это уходит в сторону. И тренерам и спортсменам стало очень тяжело находить людей, которые с охотой могли бы помочь молодым спортсменам. Также можно говорить и о тренерских кадрах. Очень много достаточно сильных тренеров уехало за рубеж, и я считаю, что сегодня в России дефицит хороших тренеров. В основном работает молодежь, у которой не получился спортивный результат, и они начинают работать с детьми. Но работать с детьми - это само сложное. Им кажется, что они играют, знают всю азбуку тенниса, знают, как научить. Но это совершенно разные вещи - играть и учить. И сегодняшняя молодежь не хочет учиться у старшего тренерского поколения, они считают, что они уже все умеют. И в основном, честно говоря, на первый план вышли деньги, которые определяют нашу сегодняшнюю жизнь не только в теннисе, но и во всех областях. Главная задача - заработать, чувствовать себя в этой жизни уютно. Поэтому я думаю, что на ближайшие годы перспективы у наших теннисистов не очень высокие. Несмотря на то, что мы выиграли Кубок Дэвиса, Кубок Федерации. Это старая гвардия, старая школа, которая нас спасает. Нужно снова возрождать теннис - Федерация тенниса России должна в этом вопросе помогать и тренерским кадрам, и детям. Отбирать лучших детей в России, создавать специализированные школы, где можно было бы собрать и лучших детей, и лучших тренеров, для того чтобы в дальнейшем успехи наших теннисистов были на том же уровне, на каком они сейчас находятся.

Юлия Кузнецова: Борис Сергеевич, я знаю, что вы в данный момент практикуете. Сейчас вы находитесь на сборах. Расскажите, пожалуйста, какие ваши планы?

Борис Лунин: Годы бегут так быстро, так все проходит незаметно, я не заметил, как стал пенсионером. Я не могу сказать, что очень много практикую, но совсем от дел не отошел. Где-то помогаю, где-то кого-то обучаю. На каком-то конкретном месте я сейчас не работаю, хотя участвую в тренировочных процессах. Я не могу сказать, что я не востребованный человек. Но мало мне предложений поступает. Я сам вынужден находить площадки, сам благоустраиваться, находить учеников. Хотя считаю, что еще мог бы принести пользу российскому теннису. Но у нас на сегодняшний день нет такой общей направленности, ни в Федерации, ни в общественных органах на то, чтобы усилить развитие тенниса в России. Хотя желающих и детей, и взрослых очень много. Люди стремятся играть в теннис. Строится множество площадок. Но нет организованности в этом вопросе.

Юлия Кузнецова: Я знаю, что у вас очень много учеников работает за границей, которые с удовольствием бы пригласили вас к себе.

Борис Лунин: Я никогда, честно говоря, не считал себя особенным патриотом, но так в жизни сложилось, что кто считал себя патриотом, тот уехал. А я считал, что я такой обычный. Я был в Америке, был во Франции. Америка меня вообще не привлекает, хотя у меня там очень много учеников работает. Видимо, возраст, другой уклад жизни. Европа мне ближе, Европу я люблю, я работал в Европе. Месяц, два, максимум три. Потом меня тянуло назад, и я уезжал. Поэтому у меня этот вопрос так никогда не стоял: уехать и не возвращаться. Хотя таких возможностей было предостаточно.

Юлия Кузнецова: Поддерживают ли отношения с вами ваши звездные дети? Такие, как Женя Кафельников? Скажем, внук Бориса Ельцина? Ни для кого не секрет, что вы долго с ним занимались и практически растили его.

Борис Лунин: Я могу сказать одно. Что с Женей я виделся недавно на Кубке Дэвиса. Я не могу жаловаться на то, что ко мне плохо относятся. Везде полно моих ребят. И когда я прихожу, и они меня видят, меня просто поражает их теплое отношение. Я всегда, когда это вижу, говорю себе, что значит, я не зря работал, значит, я не такой уж плохой, если меня помнят и с душой относятся.

Валерий Винокуров: Вот если бы каждый тренер вслед за Борисом Сергеевичем Луниным мог так тепло отозваться о своих учениках. Отдадим должное и молодой журналистке Юлии Кузнецовой, которая посетила занятия одного из старейших тренеров, стоявшего у истоков развития отечественного тенниса.

Олег Винокуров: С тех пор как российский спорт стал официально профессиональным, в жизни спортсменов большую роль играют их агенты. Вы слышали в нашей программе беседы с легкоатлетами и их тренерами. Однако и в этом виде спорта не последнее слово принадлежит личным агентам спортсменов. Об этих людях и пойдет речь в беседе с нашим экономическим экспертом Робертом Воскеричяном.

Дмитрий Морозов: В легкой атлетике частенько возникает случай, когда спортсмен, руководствуясь теми или иными соображениями, в одних соревнованиях принимает участие, в других не принимает участие. Естественно, не единолично спортсмен принимает подобного рода решения, ему помогает, оказывает консультации его агент, помощник.

Роберт Воскеричян: Вы затронули очень интересную и глубокую тему. Эта тема связана с так называемыми агентами. Хотя агент - это не единственное название той профессии, которой занимаются многие известные в спортивном мире люди. Это может быть агент, промоутер, импресарио даже, если это связано с какими-то видами спорта, которые граничат с искусством, например, фигурное катание или художественная гимнастика. Но, в общем и целом, смысл этой профессии в том, чтобы взять на себя те заботы, которыми спортсмен не может заниматься в силу своей занятости своим видом спорта.

Дмитрий Морозов: Бытовые, рутинные вопросы?

Роберт Воскеричян: Даже не бытовые. Бытовые вопросы спортсмен решает очень легко, потому что большинство сегодня зарабатывают достаточные для этого деньги. Имеется в виду вся сторона спортивного бизнеса, связанная с контрактами, рекламными контрактами. С организацией соревнований. В легкой атлетике нет понятия агент, потому что там нет игроков. В других видах спорта они присутствуют. Например, бокс. Там тоже промоутеры, и там тоже достаточно четкая система. Как живет профессиональный бокс? За счет того, что организуются бои, естественно, сбор от билетов, естественно, и это самое главное, телевизионные контракты. Вот это все, все мелочи, это все должен предусмотреть промоутер. За эти труды они берут в среднем 25%. Есть больше, есть меньше. Например, Роман Кармазин, наш знаменитый боксер, который, по одной из версий, стал чемпионом мира месяц назад, работает с Доном Кингом. Этот человек-легенда в мире бокса выпестовал десятки выдающихся боксеров. И он работает с Кармазиным. И Кармазин не всегда даже доволен его поведением. В частности, известен случай, когда Дон Кинг пожалел 700 долларов и не купил заранее чемпионский пояс. И объяснил довольно интересно: "Я не был уверен, что ты станешь чемпионом. Зачем же мне тратить 700 долларов?". Но Дон Кинг, в отличие от своего бывшего подопечного Майка Тайсона, который заработал десятки миллионов долларов, а теперь спустил и сейчас в долгах, он который берет 25% комиссию, тоже сопоставимое состояние имеет. А ведь таких как Тайсон, у него был не один! Но, тем не менее, без него ни одно крупное событие в мире бокса не происходит. Пусть Кармазин и не доволен, но ему в каком-то смысле повезло, что у него такой агент, который эффективен и успешен. Его подопечные боксеры - у них всегда хорошие бои и контракты, хорошая реклама. Есть агенты и в игровых видах спорта. Самое их главное поле деятельности - это игровые виды спорта. Например, хоккей. Почти у каждого более или менее серьезного хоккеиста есть свой агент. Мы не будем сейчас называть их фамилии.

Последняя история, связанная с хоккейным агентом, произошла в российской суперлиге, известный скандал вокруг Михаила Гробовского. Напомню нашим радиослушателям, что суть дела в том, что Гробовский должен был выступать за московское "Динамо", а у него оказался какой-то дополнительный контракт с "Ак Барсом". Каким-то образом агента, кстати, достаточно молодого человека, ему около 30-ти лет, склонили к тому, чтобы те бумаги, которые у него были с подписью Гробовского : суть в том, что агент проявил себя непоследовательно, и в итоге был крупный скандал. К счастью, разрешилась полюбовно. То есть, у наших агентов пока еще квалификация низкая. И кончено же, основную пищу для анализа деятельности агентов дает профессиональный футбол. Это огромное поле для анализа, для рассмотрения, изучения всех нюансов.

Немножко истории. Понятие агентской деятельности неразрывно связано с профессиональным футболом. Мы знаем, что родоначальники футбола англичане и профессиональный футбол тоже родился в Англии. В 1885 году английская лига перешла на профессиональные рельсы. То есть, официально можно было платить деньги футболистам за игру. И через 6 лет, в 1891 году, есть историческое свидетельство о первом бизнес-предложении, касающемся агентского бизнеса. В газете "Атлетик ньюс" некто Джон Кэмпбелл из Ливерпуля дал следующее объявление. "Предлагаю предоставить нескольких хороших скромных парней для маленького клуба не самого высокого класса". Джон Кэмпбелл не был агентом, потому что тогда не было статуса лицензированного агента лиги или международной федерации. Тогда и международной федерации не существовало. Пользуясь нашей сегодняшней терминологией, Джон Кэмпбелл был жучок. Что такое жучок? Есть классическое определение Олега Ивановича Романцева, которое он дал году в 1999 в газете "Спорт экспресс". Жучок - нелицензированный агент ФИФА. А сейчас ФИФА передала все эти полномочия национальным федерациям. Сегодня это агент РФС или агент Чешского футбольного союза, или Словацкой футбольной федерации. И получив статус агента национальной федерации, автоматически ты можешь работать с любым игроком в любой стране мира, где есть национальная футбольная федерация, входящая в ФИФА.

Дмитрий Морозов: И как получить лицензию агента?

Роберт Воскеричян: Попозже мы об этом очень подробно поговорим. Я бы хотел продолжить тему английского футбола. Потому что они, как родоначальники футбола, дали нам все наиболее яркие и положительные и отрицательные примеры агентского бизнеса. Итак, мы знаем, что в 1891 году появились первые агенты. Дальше шло по возрастающей. Интересно, как росли зарплаты. После того, как появились агенты и, соответственно, появились люди, которые могли работать в пользу игроков, защищая их интересы перед клубами. Потому что клубы длительное время, на протяжении почти всего 20 века были просто фактически всевластны по отношению к игрокам. Игроки не могли по большому счету клуб покинуть, потому что тогда они теряли большие деньги. Клубы могли всё, а игроки почти ничего. В 1901 году потолок зарплат, установленный английской ассоциацией футбола - 4 фунта в неделю. В 1910 году - 5 фунтов в неделю. В 1920 году - 9 фунтов в неделю. А к началу 60-х годов - 20 фунтов в неделю. Всего-навсего. А теперь сравните, какие зарплаты сегодня. 100 000 фунтов в неделю, 120 - 140 тысяч это самые большие. Но 50 тысяч - это средняя зарплата для звезд уровня английской премьер лиги. Тем более, если это легионер, который играет за сборную другой страны. Теперь посмотрим, как росли трансфертные суммы. Первым футболистом, которого купил другой клуб, быль Альф Коммон из команды "Сандерленд". Так вот, этот Альф Коммон перешел из "Сандерленда" в "Мидлсбро" за 1000 фунтов. Хотя надо сделать одну оговорку. 1000 фунтов, по моим оценкам, это примерно 50 000 долларов сегодняшних.

Дмитрий Морозов: Это в каком году?

Роберт Воскеричян: Это 1905 год. Дальше. В течение почти полувека, послевоенные контракты - 20-25 тысяч фунтов максимальные были. В 1958 году впервые была достигнута сумма в 100 000 фунтов. Это за трансферт Дениса Лоу из "Манчестер Сити" в "Торино" итальянцы заплатили. Первый миллион в 1979 году - Тревор Френсис за миллион перешел "Бирмингема" в "Нотингем Форест". И сейчас какие контракты вы знаете - 50-55 миллионов долларов за наиболее выдающихся игроков. Теперь нам бы выяснить, с чего это вдруг до середины 60-годов такая плавная динамика и вдруг:

Дмитрий Морозов: За сто лет с 50 тысяч фунтов до 50 миллионов долларов. Потрясающе.

Роберт Воскеричян: Здесь сыграли свою роль агенты и игроки, которые в противостоянии с клубами добились того, что агент и игрок могли получать часть отчислений от продажи игрока в другой клуб, смогли настоять на том, чтобы был рост зарплат. Это произошло после января 1961 года, когда впервые в истории профессионального футбола вообще произошла массовая всеобщая забастовка футболистов. В середине 50-х годов был создан профсоюз, уже появились к тому времени лицензированные агенты и они все вместе устроили забастовку, чтобы заставить клубы: Ведь деньги-то небольшие были - 20 фунтов в неделю - это называлась зарплата. Трансферт в 1958 году 100 тысяч за Дениса Лоу, который был великим футболистом. Конечно, нельзя сравнивать игрока середины 50-х и начала 21 века. Но уровень таланта можно же оценить. И эта забастовка положила начало бурному росту. После этого траты так резко пошли вверх, что уже клубы завопили, что называется. Невозможно было платить такие деньги. Однако я не могу не процитировать одного агента и двух известных тренеров. Что они говорили по поводу агентского бизнеса? Что говорит один из самых знаменитых агентов англичанин Эрик Холл? Он говорит следующее: "Когда я работаю со своим клиентом, для меня не существует никаких моральных норм. В их интересах (то есть в интересах клиентов) я пойду на сделку с самим дьяволом". А вот, что говорит известный в свое время тренер команды "Уимблдон" конца 80-х годов Боб Голд: "Раньше самое большое влияние на футболистов оказывали их жены. Теперь - агенты". Но больше всего меня впечатлило то, что сказал знаменитый Грэм Тэйлор (впоследствии, после того, как он это сказал, он еще какое-то время работал тренером соборной Англии по футболу). "Агенты ничего не делают для блага футбола. Поставить бы из всех к стенке, и из пулемета: А заодно и кое-кого из бухгалтеров и стряпчих". Конечно же, согласиться с этим нельзя. Я думаю, что он пошутил, но шутка достаточно неудачная, на мой взгляд, потому что тут уже чересчур эмоции перехлестывают. Но суть проблемы эти цитаты достаточно ярко демонстрируют.

Дмитрий Морозов: Продолжение разговора с нашим экспертом в области экономики большого сорта Робертом Воскеричаном о роли спортивных агентов слушайте в следующем выпуске программы Прессинг через неделею.

XS
SM
MD
LG