Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сложности и перспективы российских борцов: Бувайсар Сайтиев верит в будущее, а Алексей Мишин переживает неудачу; Что ждет велосипедистов - Александр Гусятников о расширении программы; Создан очередной профсоюз - теперь футбольный


[ Радио Свобода: Программы: Прессинг ]
[09-10-05]

Сложности и перспективы российских борцов: Бувайсар Сайтиев верит в будущее, а Алексей Мишин переживает неудачу; Что ждет велосипедистов - Александр Гусятников о расширении программы; Создан очередной профсоюз - теперь футбольный

ВедущиеВалерий Винокуров,Олег Винокуров, Дмитрий Морозов

Валерий Винокуров: В предыдущем выпуске "Прессинга" мы говорили о проходившем в Будапеште чемпионате мира по борьбе. Итоги же первенства подвели уже по ходу недели. Напомним, что первое общекомандное место заняла сборная России, завоевавшая пять золотых медалей. Из них четыре на счету борцов вольного стиля (все титулы завоевали мужчины), и лишь одна высшая награда в активе мастеров греко-римской борьбы. В которой, кстати, не обошлось без конфликтов, обид и недопонимания, связанного с применением некоторых правил, имеющих сложную и неоднозначную трактовку. Такой конфликт, например, возник вокруг российского борца Алексея Мишина. Подробнее об этом - наш корреспондент в Самаре Игорь Телин и его собеседники.

Игорь Телин: Олимпийского чемпиона Алексея Мишина судьи чемпионата мира по греко-римской борьбе, прошедшего в столице Венгрии, совершенно бесцеремонным образом лишили законной золотой медали - таково мнение известного российского борца, возглавляющего сейчас мордовскую республиканскую школу борьбы, чемпиона Европы Геннадия Атмакина.

Геннадий Атмакин: Это говорит о том, что на сегодняшний день можно сделать чемпионом мира кого угодно. Я считаю, что поражения, как такового, не было. По сегодняшним правилам, судьи решают стать тебе чемпионом мира или не стать. Я считаю, что медаль Лешкину просто забрали.

Игорь Телин: Как развивались события. На пути к финалу саранский спортсмен, выступающий в весовой категорий до 84 килограммов, провел пять схваток, из которых всякий раз неизменно выходил победителем. Один за другим были повержены борцы из Туниса, Кубы, Турции, Польши и Украины, среди которых были и чемпионы континентальных первенств и мира. В решающем поединке Алексею Мишину противостоял Алим Селимов из Белоруссии, заметно уступающий в классе мордовскому борцу. С самого начала заключительной схватки Мишин не стал терять времени даром: первый период он выиграл вчистую со счетом 4:1. Проявив себя максимально активно в стартовом отрезке, мордовский борец строго придерживался тактической установки тренера Александра Тараканова и ждал наступательных действий от соперника. Однако Алим Селимов при счете 1:0 во втором периоде не в свою пользу не спешил что-то делать. И тут на помощь белорусскому спортсмену пришли судьи. Буквально за несколько секунд до конца второго периода они усмотрели нарушение со стороны Мишина и отдали один балл Селимову. При ничейном счете 1:1 победа в этом раунде досталась белорусскому борцу, поскольку по новым правилам, выигрывает тот, кто последним взял очки.

В третьем периоде Алексей Мишин, в активе которого немало наград, но нет только "золота" мира, твердо решил снять все вопросы о победителе и провел свой коронный бросок, который всегда поощряется тремя очками. Как оказалось, только не на этом чемпионате. Судьи выставили ему два балла. Селимов же совершенно не мог ничего поделать с Мишиным. Опять за считанные секунды до конца третьего раунда фиксируется нарушение: Мишин зацепил соперника и ему выставляют штрафные баллы. Счет вновь ничейный - 2:2 и победителем в последнем периоде признается опять-таки белорусский спортсмен. Комментарий Геннадия Атмакина.

Геннадий Атмакин: За 8-10 секунд судьи решили, что он просто защитился ногой неправильно, и дали два технических действия. И, по последнему действию, дали победу белорусу. Хотя за весь поединок он сделал только одно техническое действие сам. Он взял один бал, единственный балл. А Алексей сам взял пять. А получается так, что общий счет у них 7:4, а отдали победу Селимову.

Игорь Телин: Вот что рассказал сам Алексей Мишин на своей пресс-конференции по возвращении в Саранск.

Алексей Мишин: В финале мы бросали, не стояли. Просто получилось так, что последний бросок судьи начали оценивать в два балла. И они знали, что последние 30 секунд я стою и ничего не делаю, и победа идет, поэтому они уже начали придираться к тому, что я якобы зацепил за ногу, дали два балла и человек без единственного приема, который ни одного приема не сделал, стал чемпионом мира.

Игорь Телин: Это уже вторая в карьере Алексея Мишина серебряная медаль мировых первенств. Итог будапештского чемпионата тренер спортсмена Александр Тараканов назвал неудачным для Алексея.

Александр Тараканов: Да, вторая серебряная медаль это хорошо. Но лично Алексея и меня она не устраивала и не устраивает. То есть, в душе есть определенный осадок, как ножом по сердцу полоснули.

Игорь Телин: Сам же Алексей заявил, что главная его мечта сейчас - снова встретиться с белорусским спортсменом на борцовском ковре и взять реванш. Полный и безусловный.

Алексей Мишин: Так было, допустим, с Вархамяном, когда я в 2001 проиграл на чемпионате мира. Я сказал, что все равно у него выиграю. Это произошло на олимпиаде 2004 года. Я не буду обещать, громких слов говорить. Но единственное, если где-то попадусь, разборка будет по-мужски, не будет никаких поблажек. Дай Бог получится положить на лопатки и доказать миру, что тот финал был просто ошибкой.

Игорь Телин: Если по новым правилам, - сказал в завершение Алексей, - приходится бороться не только с соперником, но и с судьями, то буду проводить схватки так, чтобы не оставлять шансов ни тем, ни другим.

Наталья Федотова: В вольной борьбе ситуаций, подобных той, о которой рассказывал наш корреспондент в Саранске Игорь Телин, не было. Четыре золотые награды россиян доказали, что они по-прежнему являются лидерами в этом виде спорта. А один из лидеров сборной России - теперь уже шестикратный чемпион мира Бувайсар Сайтиев - побывал в нашей студии. Послушайте продолжение разговора с ним.

Олег Винокуров: Вы представляете один из очень важных с олимпийской точки зрения видов спорта. Вид спорта, который принято называть медалоемким и, может быть, в какой-то момент он может выйти на главные, с точки зрения набора медалей, позиции, потому, что в других медалоемких видах спорта у России дела не очень хорошо обстоят. В плавании, в первую очередь, в гимнастике, в легкой атлетике тоже могло бы быть получше. А что в борьбе?

Бувайсар Сайтиев: Федерация Борьбы России - одна из самых тяжелых в управлении организаций. Люди очень разные, яркие. Во время формирования состава команды на любой чемпионат мира у нас там очень серьезные бывают разногласия. К счастью, до сих пор мирным путем все решается. В плане деятельности по развитию деятельности в стране, расширения географии, у нас дела немножко хромают. У нас ярко выраженные лидеры - Дагестан, Осетия, Красноярск. Тогда как в советское время у нас география борьбы в России была пошире. Пытается Федерация решать эти вопросы. Президент Федерации Михаил Мамиашвили имеет очень серьезные позиции в Международной Федерации Борьбы - он член бюро ФИЛА. Наталья Ярыгина, вдова покойного Ивана Сергеевича Ярыгина, возглавляет женскую борьбу в Международной Федерации и тоже является членом бюро ФИЛА. То есть, в международной Федерации наша Федерация имеет определенный солидный вес. Внутри страны сегодня у нас продолжается конфликт руководства Федерации борьбы Дагестана с руководством Федерации борьбы России. Я думаю, этот конфликт тоже будет исчерпан. То есть, это рабочие моменты, а так, по результатам можно судить, что неплохо идут у нас дела.

Олег Винокуров: В Афинах было 3 золотых медали?

Бувайсар Сайтиев: 3 золота, 2 бронзы.

Олег Винокуров: Олимпиада следующая еще далековато, но вот этот результат, что это? Максимум, или можно стремиться к большему?

Бувайсар Сайтиев: В Сиднее было 4, в Атланте было 3. В Афинах было из 7-ми 3 золота, 2 бронзы. Эти 2 бронзы были теми, про которые всеми признавалось, что это должны были быть 2 золота. Это была неожиданность.

Олег Винокуров: Значит, перспективы нормальные?

Бувайсар Сайтиев: Да, вид спорта очень перспективный. База в стране для развития этого вида спорта очень хорошая, очень крепкая. Все основания имеем надеяться на то, что у нас еще очень долго этот вид спорта будет давать результаты. Единственное нам кажется (наверное, это всем кажется), что мы находимся в тени более популярных видов спорта, в плане освещения нашего вида спорта. Наверное, мы имеем основания это предполагать.

Олег Винокуров: Хорошо, будем рассчитывать на лучшие перспективы и надеемся, что Вы то сами примете участие в осуществлении этих планов и перспектив?

Бувайсар Сайтиев: Я, находясь на сборе подготовки к чемпионату мира, узнал, что включен в состав советников президента в общественном фонде при президенте. Это очень меня обрадовало. Представитель нашего вида спорта таким образом отмечен. Это хорошо, это здорово.

Олег Винокуров: Эта работа не помешает Вашим спортивным достижениям? Вы не собираетесь карьеру заканчивать?

Бувайсар Сайтиев: Я не думаю, чтобы кому-то хотелось, чтобы эта работа мешала моей основной работе. Если смогу, если будут силы, в этом плане: У меня проходит турнир моего имени, очень хороший, солидный турнир. Кое-какую работу я в этом плане веду.

Олег Винокуров: Отлично, это значит, что в будущем Вы еще не раз будете нашим гостем.

Бувайсар Сайтиев: Я надеюсь. Очень приятно у вас.

Валерий Винокуров: В последнее время слушатели не раз спрашивали нас, почему такое внимание мы уделяем спортивным профсоюзам. Прежде всего, потому, что права человека - одно из магистральных направлений работы Радио "Свобода". А в спорте кто отстаивает права спортсменов, работников физкультуры и туризма? Естественно, профсоюзы. Должны отстаивать. Вот удается им это или нет, и о том, какие создаются новые профсоюзы, мы сейчас поговорим с нашим экономическим экспертом Робертом Воскеричяном.

Роберт Воскеричян: На прошлой неделе мы беседовали о хоккейном профсоюзе. В этот раз поговорим о профсоюзе футболистов, тренеров и агентов. Так он назывался еще примерно месяц назад. Сейчас стыдливо убрали последнее слово, и он называется Профсоюз футболистов и тренеров.

Валерий Винокуров: То есть, права агентов решили не защищать?

Роберт Воскеричян: Я думаю, что сделали это по другой причине, и мы об этом поговорим чуть позже. Этот профсоюз более многочислен. Если в хоккейном профсоюзе от 150 до 200 членов, по разным оценкам, то в футбольном уже чуть более 300. Футбольный профсоюз имеет несколько существенных отличий по сравнению с хоккейным. Если хоккейный возглавляет известный спортивный функционер, работавший со сборной России и с омским "Авангардом", бизнесмен Анатолий Бардин, то с футбольным получилось все довольно интересно. Председателем профсоюза был избран Андрей Аршавин. Мы все знаем, что он здорово играет в футбол, и этого не отнять у парня. Но, знаете ли, поставить на одну доску человека, который имеет огромный опыт работы в спорте (я имею в виду Бардина), и молодого, почти юношу, Аршавина, невозможно.

Валерий Винокуров: Он, вероятно, генерал на свадьбе.

Роберт Воскеричян: Может быть, на свадьбе, может быть, какие-то представительские функции. Это первый вопрос, первая вещь, которая бросается в глаза, когда оцениваешь футбольный профсоюз. Второе - это то, что и послужило, видимо, причиной этого стыдливого изъятия слова агент из названия профсоюза. Изначально этот профсоюз создавался агентами. Примерно за полгода до организации этого профсоюза была создана Всероссийская ассоциация футбольных агентов. Каковых, напомню нашим радиослушателям, сегодня примерно 30. То, что раньше называлось агенты ФИФА, сейчас это национальный уровень, агенты РФС.

Валерий Винокуров: Совсем недавно их было, по-моему, 16-18 человек.

Роберт Воскеричян: А сейчас уже около 30-ти. И резонно возникает вопрос. Если эти 5 человек, которые создали профсоюз футболистов и тренеров, а что же делают остальные 25 агентов? Это первый вопрос.

Валерий Винокуров: Значит, этот профсоюз создали 5 агентов?

Роберт Воскеричян: И те футболисты, с которыми они работают. Поэтому, моментально наросла членская база. До 300 человек.

Валерий Винокуров: Тут интересный напрашивается вывод. Значит, пяти агентам права принадлежат примерно на 300 футболистов?

Роберт Воскеричян: Возможно. Мы можем ошибаться в ту или иную сторону, но порядок цифр примерно такой. Это еще один нюанс, о котором стоит сказать. Далее, мы знаем, что в стране уже есть футбольный профсоюз, который создал Вагиз Хидиятуллин. И там не обошлось без агентов. Александр Еленский помогал, известный футбольный агент. И, тем не менее, этот профсоюз признан ФИФА. И, самое главное, Вагиз Хидиятуллин как председатель профсоюза входит в палату по разрешению споров. То есть, это тот основной вид деятельности, который берет на себя новый профсоюз.

Валерий Винокуров: Это то, о чем я и сказал, - защищать права футболистов и тренеров в палате по ведению споров.

Роберт Воскеричян: Справедливости ради стоит отметить, что количество профсоюзов не ограничено, и ФИФА признает все профсоюзы, которые организованы в соответствии с национальным законодательством. Но, как мне представляется, изначально идея создания этого профсоюза заключалась в другом. Заключалась в облегчении конкурентной борьбы между агентами и отсечении тех агентов, или не лицензированных агентов, которых мы называем жучками от футбольного бизнеса. Цель вполне приемлемая. Но надо было об этом так и заявить. Если бы они остановились на Ассоциации российских агентов и ничего больше бы не создавали, тогда можно было бы понять. Но сейчас, создав на базе агентского пула, назовем вещи своими именами, профсоюз, тем самым породили несколько очень серьезных вопросов. Первый вопрос: куда деваться остальным 25-ти агентам, которые, допустим, может быть, и вошли бы во вновь созданный профсоюз, но почему-то не входят. Например, почему там нет такого известного агента, как Константин Сарсания?

Валерий Винокуров: Если воспользоваться теми цифрами, о которых мы только что говорили, то этим 25-ти агентам, не вошедшим, принадлежит, наверное, значительно больше тысячи футболистов?

Роберт Воскеричян: Конечно, это первая мысль, которая приходит в голову. Речь идет о конкурентной борьбе среди агентов. Мы не можем с большой долей точности говорить об этом, но в прессе неоднократно писалось о противостоянии между игроками питерского "Зенита", которые сотрудничают с разными агентами. Вот один из этих агентов, Павел Андреев, который создал и Ассоциацию и, впоследствии, на базе Ассоциации агентов, профсоюз. А другая половина игроков "Зенита", почти половина, - это игроки, имеющие агентские контракты с Константином Сарсанией. Вот вам первый конфликт интересов, о котором мы только что говорили.

Валерий Винокуров: Самое главное: в каких отношениях этот профсоюз будет с профсоюзом Хидиятуллина? Ни в каких, да?

Роберт Воскеричян: Они его, по-моему, игнорируют. Более того, из того, что появляется в открытой печати, можно сделать вывод, что они считают его недееспособным. То есть, он на бумаге есть, а фактически его нет. Я думаю, что они где-то правы. Потому что, к сожалению, не нашлось у футболистов, в то время, когда организовывался профсоюз Хидиятуллина, возможности заплатить 100 долларов членского взноса, чтобы войти в профсоюз.

Валерий Винокуров: Не возможности, конечно, а желания.

Роберт Воскеричян: Конечно. Я утрирую немножко. А что касается нового профсоюза, то там все очень здорово. Членские взносы - 2% от заработка. Если годовой заработок более 250 000 долларов, тогда фиксированная сумма - 140 000 рублей. Кстати, говоря о хоккейном профсоюзе Бардина, там 1% от заработка, строго, вне зависимости от суммы годового заработка. То есть, это гораздо более богатая организация, чем все те профсоюзы, которые создавались до того.

Валерий Винокуров: Тут очень важный вопрос у меня возникает. В каких отношениях эти профсоюзы - и хоккейный, и футбольный - будут с профсоюзом, который возглавляет Павел Рожков? Это профсоюз работников физической культуры, спорта и туризма.

Роберт Воскеричян: Сегодня у них нет никаких отношений. Это первое. И второе, нет никаких данных, свидетельствующих о том, что они пытаются наладить отношения. Я думаю, что им просто невыгодно входить в какую-то крупную федерацию, потому что экономически, даже судя по тем цифрам, которые только что я назвал, они намного богаче этого профсоюза. Потому что сегодня это 300 человек, а завтра еще пара-тройка агентов войдет, и будут 1000 футболистов. И там денег будет более чем достаточно. Я даже больше скажу. С точки зрения голой экономики, создатели этого профсоюза замахнулись на очень интересное дело. Они могут с помощью взносов, со временем, в течение года-двух, аккумулировать такие средства, которые им позволят не обращаться к банкам за получением кредитов. То есть, они еще и со временем, используют финансовую базу профсоюза, смогут наращивать масштабы собственного агентского бизнеса.

Валерий Винокуров: Роберт, мы начали с того, что объяснили слушателям: профсоюзы созданы для защиты прав спортсменов. В это число тех, кого надо защищать, входят пенсионеры-спортсмены? То есть, хоккеисты и футболисты, давно завершившие свою карьеру и сейчас как раз нуждающиеся в помощи?

Роберт Воскеричян: Во-первых, должны входить. Во-вторых, здесь разница между подходом хоккейного, бардинского профсоюза и футбольного. В футбольном очень прагматичный, даже, с налетом цинизма, подход. Мы занимаемся только правами футболистов. Я бы даже добавил, правами наших футболистов, то есть тех, кто имеет с нами агентские соглашения. Это голый бизнес, я бы сказал. Что касается хоккейного профсоюза, то они, во-первых, очень активно ставят вопрос о том, что при продаже игроков какая-то часть денег должна тратиться на поддержку хоккейных ветеранов и на поддержку детских тренеров, которые долгие годы работают, выращивают таланты и, в итоге, к концу жизни, оказываются в крайне сложном материальном положении. То есть, обязывать их никто не может, но добровольно пока на себя взял такую функцию только хоккейный профсоюз.

Валерий Винокуров: Будем надеяться, что и футбольный профсоюз, о котором с некоторой долей скепсиса рассказал наш экономический эксперт Роберт Воскеричян, все-таки, подумает о тех людях, которые когда-то воспитывали этих футболистов, ныне членов различных футбольных профсоюзов.

Наталья Федотова: Во время чемпионата мира по шоссейным велогонкам у нас в программе неоднократно принимал участие президент Федерации велоспорта Александр Гусятников. Сегодня в беседе с Еленой Приходько он, подводя итоги, заглядывает и в будущее.

Елена Приходько: Не обидно Вам, что российских молодых велосипедистов, казалось бы, очень перспективных, берут, в основном, зовут в западные велогруппы только на роль грегари. Как с этим бороться? Или так и надо, чтобы сначала были грегари, а потом, может быть, в лидеры выходили?

Александр Гусятников: В общем-то, да. Когда не имеешь своей профессиональной хорошей команды, наша задача пристроить спортсменов куда-то, в какие-либо хорошие команды Запада. Но, естественно, не всех спортсменов удается пристроить так, чтобы к ним относились по-отечески. Вы знаете, что основная задача - получить определенную работу от спортсмена. А что будет дальше, это никого не интересует. В редкой команде относятся так, как относились к Денису Меньшову в "Банесто". Из которого сделали лидера. Или так, как два года выкатывали Владимира Карпеца, опять же, в "Банесто". Вот из этих двух спортсменов у нас вырастили хороших лидеров. И еще есть у нас ряд хороших, талантливых ребят, которые, я бы сказал, выживают, и я думаю, что выживут. Конечно, таких спортсменов у нас немало рождается, но выживает, естественно, намного меньше.

Как бы то ни было, работа ведется, команда боеспособна и, в общем-то, сейчас очень приятно видеть, что происходит смена поколений. Уходят такие наши известные спортсмены, как Павел Тонков, заканчивает выступать Дмитрий Конышев, но на смену приходят хорошие, задорные, мощные ребята, которые уже сейчас показали, насколько красиво они могут бороться с сильнейшими странами, с сильнейшими гонщиками мира. И вот на чемпионате мира сейчас они продемонстрировали хорошую тактику, хорошую борьбу. Редко, когда мы видели именно вот такую задорную работу, которую продемонстрировали они сейчас в Мадриде.

Конечно, таких выступлений, которые были у нас спортсмены до 23-х лет, таких мало у нас бывает годов. Выиграл индивидуальную гонку на время Михаил Игнатьев из Санкт-Петербурга. Видно, что работа есть. Хотелось бы, чтобы она была еще лучше, и хватало финансов для всего, не только для проведения учебно-тренировочного процесса, но и чтобы хватало на научное обеспечение подготовки спортсменов, на развитие комплексной научной группы и на развитие профессионального спорта. Чтобы у нас были свои команды, куда потом могли бы уходить эти спортсмены и уже достойно представлять нашу Россию не только на чемпионатах мира, но и в гран-туре, на "Тур де Франс", "Джиро д'Италия", "Вуэльта". Вот сейчас обратил внимание еще один велосипедист на свой любимый вид спорта, это Олег Тиньков. Он хочет создать команду, которая будет называться "Рестораны Тинькофф".

Елена Приходько: А каковы ее шансы присоединиться к ведущим гонкам мира?

Александр Гусятников: Пока говорить о ведущих гонках рано. Дай Бог, чтобы она прожила годик как континентальная команда, потом, возможно, перерастет в континентальную профессиональную, а потом, может быть, и можно говорить о про-туре. Нужно укомплектовать ее соответствующим образом. Для того чтобы выступать в протуре, нужно собрать спортсменов уровня Меньшова, Карпеца, Гусева, Колобнева, Иванова, к ним подставить молодежь, которая будет тянуться, учиться.

Елена Приходько: Все-таки, велоспорт, один из самых тяжелых видов спорта, и роль медицины, научных разработок здесь очень велика. В России у вас есть поддержка в этом плане? Какие-то, может быть, центры, которые работают вместе с вашей Федерацией?

Александр Гусятников: Конечно, не хватает нам. Хотя в свое время наша наука не отставала от Запада и наши методики, тренировки были довольно-таки перспективными. На сегодняшний день, мы что-то совместно с Федеральным агентском по физической культуре пытаемся сделать в этом направлении. У нас уже создана научно комплексная группа, без этого не будет любого спортивного айсберга. А вершина - это победа на чемпионатах мира, на Олимпийских играх. Конечно, если оценить наши медали, которые завоевала Федерация велосипедного спорта в Афинах, то это, хорошее выступление. Если сравнить с тем финансированием, которое было у российских велосипедистов и, например, у французов, то это в десятки раз меньше. Та же Испания имеет три команды в про-туре, это бюджет уже 40 миллионов евро в год, да плюс еще 6-7 просто профессиональных команд, это еще 20. Вот и получается, что под 100 миллионов евро вкладывается в год в велосипедный спорт в Испании. И вдруг приезжает команда России, которая, в общей сложности, со всеми клубами, тратит, наверное, 2 миллиона, и завоевывает намного больше медалей, чем они.

XS
SM
MD
LG