Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Павел Колобков о своей очередной победе в чемпионате мира. Юрий Севидов об очередной неудаче футбольной сборной. Всегда ли деньги приносят спорту пользу?


[ Радио Свобода: Программы: Прессинг ]
[16-10-05]

Павел Колобков о своей очередной победе в чемпионате мира. Юрий Севидов об очередной неудаче футбольной сборной. Всегда ли деньги приносят спорту пользу?

ВедущиеВалерий Винокуров,Олег Винокуров, Дмитрий Морозов

Валерий Винокуров: На чемпионате мира по фехтованию сборная России завоевала две золотые медали. И обе благодаря самым опытным мастерам Павлу Колобкову и Станиславу Позднякову, чей возраст постоянно коробит тех, кто хочет искусственно омолаживать команду. Колобкова, например, после победы в личном первенстве вообще отправили в Москву, и шпажисты в его отсутствии заняли лишь пятое место. Поздняков же в личных соревнованиях занял второе место, но зато привел к победе свою команду саблистов. Послушайте, что сказал о своей победе Павел Колобков в беседе с Еленой Приходько.

Павел Колобков: Каждая новая победа по-своему дорога, она всегда разная, каждый раз это преодоление собственной слабости, усталости. Это преодоление не только себя, это преодоление противника. Поэтому я счастлив, что выиграл первый свой чемпионат мира в 21 год, что я и через 15 лет смог выиграть свой четвертый чемпионат мира. Опять же, они все разные, и все мне дороги. Я не делю свои результаты и победы на важные и не очень важные. Для меня они все очень дороги, и дороги по-своему. Первая победа сама по себе дорога. Это первый этап моей карьеры. Эта победа заставила меня поверить в себя, в свои собственные силы. А последняя победа важна тем, то я доказал самому себе и всем вокруг, что человек и в 36 лет может выступать на очень высоком уровне и показывать высокие результаты. Возраст - это состояние души человека. Я доказал себе, что эпитет "ветеран" ко мне не подходит.

Я ставлю себе на любых соревнованиях цель не просто попасть в тройку или выиграть, а как можно дальше пройти по турнирной сетке. Если бы я с самого начала ставил задачу победить, наверное, ничего бы не было. Поэтому основная задача - показать наилучшее фехтование именно в данный, конкретный момент времени и в конкретном бою. О первом месте я не думал до начала соревнований. Конечно, это мечта и желание любого спортсмена. Если бы этого не было, не было бы смысла участвовать в соревнованиях.

Я очень много работал, тяжело готовился и, все-таки, по своему опыту, по своим спортивным, фехтовальным качествам я, как мне кажется, вполне достоин этого результата. Хотя, прежде всего, фехтование, все-таки, вид спорта, в котором очень много решает случайность, планеты, звезды. Настолько все это тонко и очень сложно. Показывать достаточно долго стабильный результат и все время находитmся наверху вообще невозможно.

Елена Приходько: История с красной карточкой и замерами оружия. Как вы думаете, это какая-то спланированная акция против сборной России?

Павел Колобков: Дело было не в этом. Это позиция Международной Организации Фехтования. Для меня необъяснимая. К сожалению, как я считаю, некоторые пункты правил придумывают люди, которые не очень понимают фехтование и ищут проблему там, где ее нет. Да, формально судья мог дать желтую, красную карточку. Но если строго к этому подходить, то красные карточки можно было раздавать любому противнику, буквально после каждого нанесенного укола. Почему в этот момент он дал мне красную карточку? Я думаю, потому, что не очень разбирается в фехтовании. Таким вмешательством в ход поединка он просто портит фехтование. Судья был из Египта, не из самой фехтовальной страны. Ничего предвзятого не было. Просто такие судьи очень боятся ошибиться. Они понимают, что за ними наблюдают, и совершают некоторые тактические глупости.

Елена Приходько: Будем надеяться, что вы еще какое-то время нас будете радовать своими успехами.

Павел Колобков: Я сейчас стараюсь далеко не планировать. Я занимаюсь фехтованием, пока получаю от этого радость. Пока я получаю радость, я остаюсь на дорожке. Как только я почувствую, что это мне не доставляет никакого удовольствия, я закончу. Сейчас время для переосмысления того, что произошло, и того, что меня ждет впереди. Поэтому, я даже сейчас не могу сказать, буду я фехтовать или не буду.

Олег Винокуров: Плохая игра футболистов сборной России в Братиславе и в итоге лишь третье место в весьма слабой отборочной группе стали темой беседы знаменитого в прошлом центрфорварда Юрия Севидова с нашим автором Игорем Швейцером.

Игорь Швейцер: Как вы считаете, то, что случилось со сборной России, эта неудача в Словакии - это неудача сиюминутная или это результат долгой, кропотливой, если можно так выразиться, работы? "Работы" в кавычках, само собой.

Юрий Севидов: Я думаю, что правильнее будет второе - результат вот этой долгой "работы", которая подрывала и сборную, и наш футбол в целом. Конечно, наш чемпионат сравнительно молодой. Всего прошло 14 лет, как страна поменялась, поменялись и многие команды, и совсем все стало по-другому. Но многие болельщики сравнивают еще чемпионат России с чемпионатом СССР, и ясно, что чемпионат России не выглядит на этом фоне лучшим. Поскольку чемпионат молодой, надо все заново делать. Мы упустили детский и юношеский футбол. И сейчас, конечно, пожинаем плоды этого. Но и локальные ошибки в сборной тоже были. Команда, которая в отборочном турнире пропускает 7 мячей в одной игре, не достойна выхода в чемпионат мира. И, собственно говоря, это нас и сгубило. Те 7 мячей в Португалии, они нам и аукнулись.

Игорь Швейцер: Вы, как и многие эксперты, говорите, что аукнулись 7 мячей. Не кажется ли вам, что если откинуть 7 мячей, то сборная, что при Ярцеве, что при Семине, в общем-то, показывала, в целом, не очень хорошего качества игру, и именно это предопределило в итоге такой исход? Даже если бы она прошла Словакию, вы думаете, что с Испанией были бы какие-то шансы?

Юрий Севидов: Вы абсолютно правы. Дело в том, что две игры мы не сыграли так, как надо было сыграть. Это игру со Словакией дома, и игру с Португалией дома. Мы их обязаны обыгрывать. И Португалию, несмотря на то, что они вице-чемпионы Европы. Здесь они играли безобразно. Я думаю, что если бы мы были в полном составе в ту игру, мы, наверное, все-таки, бы выиграли. Но то, что мы не обыграли словаков дома... При счете 1:0 не забил пенальти Каряка. Наверное, другая была бы обстановка. Но все-таки, если отбросить эмоции, в целом мы выступили на том уровне, на котором должны были выступить. Мы со словаками набрали одинаковое количество очков. Нас подвела только разность. Я считаю, что для молодого чемпионата это не так уж и плохо. Мы со Словакией одинаково молодые чемпионаты. У них тоже чехословацкий чемпионат распался. Молодые команды, видимо, идем где-то нога в ногу. Хотя, в очной встрече, особенно в игре в Братиславе, они смотрелись лучше, чем мы.

Игорь Швейцер: Но ведь российский футбол по своему благосостоянию со словацким да и с любым другим восточно-европейским просто не сравнить. В чем же причина слабой и невыразительной игры представителей этого довольно богатого чемпионата?

Юрий Севидов: Говорить богатого неправильно. То, что у нас есть большие деньги, и большие деньги в премьер-лиге, это еще не значит, что у нас богатый футбол. У нас совершенно нет детского футбола. Нет денег, нет полей, нет тренеров, которые бы работали с молодежью. Настоящих тренеров, которые сами были игроками и прошли большую школу. Они туда не идут потому, что там нет больших денег. Поэтому говорить, что он богатый, неправильно. У нас просто много денег идет на премьер-лигу. Но там уже готовые игроки. Они получают, конечно, завышенную зарплату, но я не против этой завышенной зарплаты. Главное, чтобы люди отдавались, играли с огоньком. А этого огонька за эти деньги, конечно, не видно. И то, что искусственно поднята заработная плата на уровне легионеров, которые, конечно, выше по своему мастерству... Я имею в виду тех легионеров, которые делают погоду в нашем чемпионате. Но у нас очень много и мусора легионерского. С этим надо бороться, в первую очередь. Я думаю, что Семин абсолютно прав, когда говорит, что из 50-60 игроков, которые играют в премьер-лиге, очень тяжело выбрать даже 25 игроков. Это почти что половина россиян, которые играют в премьер-лиге. А если брать даже с молодежной командой, то в молодежную команду, в последнюю игру, играло 7 человек выходцев из первой группы. Что вообще беда. Неужели до 23 лет в молодежном составе у нас нет в премьер-лиге 11 человек? Это смешно. Я думаю, что именно в этом, в первую очередь, есть закавыка в нашем футболе.

Игорь Швейцер: Вы еще упомянули имя главного тренера сборной России Юрия Семина. Какова его роль в этой неудаче, и стоит ли ему дальше работать со сборной?

Юрий Севидов: Семин провел 7 игр за сборную. Ни одну игру не проиграл. Это показатель. И потом, я уверен, что если бы Семин, с самого начала цикла, был тренером сборной, то, может быть, мы вполне могли бы бороться за первое место. Я больше чем уверен, что она не была бы такой безвольной, и 7 штук бы она не пропускала. А то, что получилось, то и получилось. Конечно, за тот период времени, когда он был приглашен в сборную в пожарном порядке, у него просто не было времени. У него не было даже того цикла, который был у Ярцева перед чемпионатом Европы. Когда было три недели тренировок, когда можно было что-то сделать. У него этого времени и близко не было. Просто гасил пожар, и все. Я думаю, что в целом неплохо выступили, но игра в Братиславе, конечно, стоит особняком. Наши сыграли ее просто плохо. Особенно в тактическом отношении. Здесь говорить можно много, почему провалились. Но я думаю, что, в первую очередь, провалились с составом средней линии. Те люди, которые вышли в средней линии, играть за сборную не должны. Во всяком случае, так, как они играли, это, конечно, не годится никуда. И потом я вам скажу, что, естественно, если бы у него было время, он бы выбрал лучших. Но человек тоже находится в цейтноте. Когда человек в цейтноте, на кого он надеется? Вы в жизни на кого надеетесь, в первую очередь? На близких, на друзей. Так он надеется, наверное, на тех людей, которых он знает, которые проверены. Но, в данном случае, уже после игры, можно сказать, что с Лоськовым он не угадал здорово. Этот игрок тормозил всю игру. И его длинные пасы в 50-60 метров полностью были добычей словацких защитников - они были ни к чему в этой игре. А с другой стороны, до игры он, наверное, думал и рассчитывал на него по-другому. Он человек, все-таки, проверенный. Я думаю, что это естественно.

Игорь Швейцер: А нападающие? Он сделал ставку на питерский дуэт, который выглядел менее агрессивно, чем Павлюченко и Кириченко в Москве.

Юрий Севидов: В той игре, которая складывается, играть с налета, играть между центром поля и штрафной ни Кириченко, ни Павлюченко не умеют совершенно. Бесспорно. Кириченко хорош в штрафной, когда он хорошо чувствует ворота, хорошо чувствует вратаря. Здесь он может забить - голевое чутье хорошее. А вот играть с разгона... Он не обладает ни приличной дистанционной скоростью, ни дриблингом. Играть с разгона он просто не умеет. В этом плане такой же и Павлюченко, который, правда, пытается играть в розыгрыш, но, в основном, все под себя готовить. Там игра была только разгона. Это было вполне очевидно, потому что в самой штрафной мяч был очень мало. И те нападающие, которые там были - Аршавин и Кержаков - получали мяч, откровенно говоря, все время спиной к воротам. Потому что медленно мяч приносили, очень медленно. Лоськов пока помнет его, несколько касаний, потом сделает на 50 метров пас длинный. Конечно, там уже 7-8 человек народу, всё перехватывалось и все было очень сложно. Я бы винил, в данном случае, больше среднюю линию, чем нападающих. Хотя, конечно, нападающие тоже должны брать на себя. Если у Аршавина три или четыре раза все-таки получился этот номер, он брал на себя, обыгрывал двоих-троих, какую-то агрессию создавал, то у Кержакова не получилось абсолютно. И в то же время, я хотел показать на пример Виттека из Словакии. Тоже 23 года, он одногодка Кержакова. Он один затерзал наших пятерых защитников, просто затерзал. Он шесть или семь раз бил из выгодных позиций, а сколько он еще создавал и отдавал! Вот, наверное, там тоже открываться было особенно некуда, тоже дыр было мало, и все-таки он находил эти моменты. Это уже игрок другого класса. Мы много говорим о том, что Кержаков может уехать и где-то заиграет. А я в этом очень сомневаюсь. Потому что с его открыванием это очень сложно. Ведь он пропадает по 15 по 20 минут, не может найти позицию, где получить мяч и создать, чтобы была острота.

Игорь Швейцер: Что же в итоге делать Российскому футбольному союзу, как можно оценить эти итоги и какие выводы можно сделать?

Юрий Севидов: Плачевных выводов нельзя ни в коем случае делать. Футбол, все-таки, дело веселое. И унывать ни в коем случае нельзя. Да, то, что мы не попадаем на чемпионат мира, отбрасывает нас на несколько лет назад. Но при условии хорошей работы, при условии не лени наших тренеров (потому что они, по-моему, больше любят на диване смотреть по телевизору матчи, чем ездить)... Ездит, по-моему, один Семин по всей Европе, смотрит лучшие матчи и учится, а остальные лежат на диване и говорят: "Мы это видели". А на диване что-нибудь увидеть очень сложно. Надо колесить по Европе, смотреть лучшие матчи, делать выводы, делать анализ. Я думаю, что надо работать и работать в основном с детским футболом. Потому что вот я смотрел молодежную, она произвела на меня удручающее впечатление. Видно, что и там-то звездочек нет, и брать оттуда тоже некого. Вот и получается, что надо работать с 14-15-летними ребятами. Сейчас чувствуется сдвиг в футболе. В Москве стали появляться интернаты при различных клубах. Так что, я думаю, сдвиг должен быть. И потом приход Мутко, это энергичный человек, это не Колосков, который в основном был за границей и оттуда руководил футболом. Я думаю, что это, как Ленин и революция, это никуда не годится.

Олег Винокуров: В субботу в программе "Час прессы: спорт" значительное место занял разговор о статье в журнале "Ньюсуик", оценивающей деятельность Романа Абрамовича как угрозу мировому футболу. Конечно, столь важная тема не прошла мимо внимания нашего экономического эксперта Роберта Воскеричяна.

Дмитрий Морозов: В двух словах напомню: Роману Абрамовичу приписывают владение несколькими футбольными клубами. Причем, не самыми последними. И в этом вопросе главной является политико-экономическая составляющая. В чем она состоит?

Роберт Воскеричян: Действительно, резонанс большой, и все стрелы выпускаются именно в Романа Абрамовича. Где-то называют это имя, где-то нет. По сути, некоторые факты называются правильно, а фактически, выводы делаются неправильные. То есть, в общем и целом, пафос понятен. В футболе появился новый человек с большими финансовыми возможностями. Давайте, чтобы быть более конкретными, ближе к тексту, что называется. Учитывая, что значительная часть статей разбиралась на субботней передаче "Час прессы. Спорт", я выберу те моменты, которые, на мой взгляд, достойны того, чтобы на них обратить особенно пристальное внимание. Вот, что пишет Александр Иванский по поводу целей Романа Абрамовича. Какие цели он, якобы, перед собой ставит. "Цель - глобальная: победа в бизнесе, связанном с главной игрой на планете. Тем, кто связан с этим бизнесом, остается лишь вяло протестовать. Это ему не нефть. Все может кончиться всемирной футбольной катастрофой". С чем я не согласен? Я не согласен с демонизацией Абрамовича. Разве что кровь христианских младенцев он не пьет. А так все ему уже приписали.

Я хочу сразу расставить акценты. Я очень негативно отношусь к его деятельности и, самое главное, к манере, в которой он действует, и вовсе не собираюсь выступать в качестве его защитника. Я только пытаюсь выступить в качестве защитника объективности и, если угодно, правды. Это очень серьезный, очень мощный, нахрапистый бизнесмен. Цели, которые он перед собой ставит, с нравственной, с моральной точки зрения, с точки зрения многомиллионной армии любителей футбола, конечно же, расходятся с их представлениями о том, как должен развиваться футбол. Но, с точки зрения закона, он все делает правильно. И именно поэтому они переходят на эмоции и демонизируют эту фигуру. Несомненно, незаурядную фигуру.

Дальше. "Кроме времени, у Абрамовича появилось лишних 13 миллиардов долларов, которые, как выразился один футбольный функционер, нависли над мировым футболом". Мягко говоря, не факт, что все 13 миллиардов долларов принадлежат лично Роману Аркадьевичу. Второй момент - далеко не факт, что та часть суммы, которая реально принадлежит Абрамовичу, будет полностью потрачена на футбол и на все эти проекты. У страха глаза велики. Противореча сам себе, Александр Иванский говорит, что расходы Абрамовича идут по нисходящей. И это действительно так. Если в первый сезон он потратил примерно 175 миллионов фунтов, то в этом году он обошелся суммой в три раза меньшей. Более того, есть очень известный Брайан Стерджис, аналитик британской компании "Спорт инвестор", на которого ссылается Александр Иванский, и тот совершенно четко, на основе анализа статистических данных, говорит: ""Челси" для Абрамовича скорее бизнес, чем игрушка, и "Челси" лишь витрина того бизнеса, который за два года охватил почти весь футбольный мир". То есть сначала, если мы помним, Абрамовича называли слоном в посудной лавке, который ничего не понимает, тратит деньги, которых непонятно откуда у него столько взялось, и так далее. Сейчас они признают, что он действует как настоящий бизнесмен. То есть, собирается получить прибыль. В данном случае, он собирается получить прибыль от футбольной деятельности.

Дальше - больше. Александр Иванский поднимается до высот экономического анализа и делает экономическое открытие, что, якобы, Роман Абрамович строит вертикально интегрированную футбольную компанию по аналогии с тем нефтяным бизнесом, которым он занимался до продажи "Сибнефти" "Газпрому". Абсолютная неправда. Никакой вертикально интегрированной компании не строится. Низший уровень вертикальной линии - это бразильский "Коринтиас", который дает как бы сырье - нефть, или, в аналогии с футболом, это талантливые футболисты. Футбольным НПЗ должен стать ПСВ "Энтховен". В общем, короче говоря, если следовать этой концепции, то через 10 лет все клубы Абрамовича, если это его клубы, будут заполнены бразильцами, которые прошли через "Коринтиас".

Дмитрий Морозов: А вы не согласны с этим?

Роберт Воскеричян: Это физически невозможно. Как можно пропустить такое количество звезд через "Коринтиас", потом через ПСВ, потом во всех 10-ти клубах, которые ему приписывают? Это нереально.

Дмитрий Морозов: Имеет ли решающее значение: 13 ли миллиардов нависли над мировым футболом, 5 ли миллиардов? Идет захват футбольного рынка.

Роберт Воскеричян: Абрамович не вертикально интегрированную футбольную империю строит, а сеть. Это сетевой бизнес, и у него клубы везде будут. И все это он юридически грамотно оформляет. Мое отношение, если вы хотите узнать, негативное. Потому, что это ограничивает конкуренцию. Мы сегодня находимся на переломном этапе от той парадигмы развития, которую футбол прошел более чем за 100 лет к сегодняшнему дню. Абрамович оказался просто на острие вот этого противостояния. Мои догадки подтверждает вышедшая, буквально через несколько дней в газете "Ведомости" в переводе с английского языка статья, опубликованная в "Файнэншл Таймс". К сожалению, вынужден обильно цитировать статью Йозефа Блаттера по поводу всех этих проблем. Блаттер - это один из столпов мировой не только футбольной иерархии, это чиновник уровня генсека ООН по влиянию и по финансовым потокам, которые он контролирует.

Вот, что пишет этот человек. Он почти ругается. "Футбол сегодня - это многомиллиардная индустрия. К сожалению, деньги обрушиваются на нее бессистемно. Что приводит к очень вредным последствиям. Пришло время действовать, перестать впадать в крайности и помочь спорту защитить его корни". Какой пафос! "Отдельные удачливые клубы сегодня богаты, как никогда. Это вызывает обеспокоенность, поскольку слишком часто источником этих денег становятся обеспеченные люди, не имеющие давнего интереса к игре и исторической связи с ней. Явившись в мир этого спорта, казалось бы, из ниоткуда, они начинают швырять в игру деньги в порнографических количествах. Они не понимают, что для футбола его низовые корни важнее идолопоклонничества. Радость и надежда, которую эта игра дает массам, важнее фальшивой славы, достающейся предсказуемому набору избранных. Уважение к другим важнее тяги к наживе". По-моему, Салтыков-Щедрин сказал, что уж больно много кричит о патриотизме, видать, проворовался. "Столь же неприемлема картина, когда полуобразованные, сквернословящие юноши, играющие в футбол за 100 000 фунтов стерлингов в неделю, могут держать в заложниках весь свой клуб, пока им не повысят плату, к примеру, до 120 000 фунтов. Это просто безумие для любого игрока зарабатывать по 6-8 миллионов фунтов в год, в то время как годовой бюджет некоторых клубов, выступающих в лиге чемпионов, может быть в два-три раза меньше. Какая логика, какое право, какая необходимость могут объяснить, что молодой человек, не достигший 30-ти лет, получает в месяц столько, сколько его отец, да и большинство болельщиков, не могли бы заработать за 10 лет"? Прямо вот сейчас добавить: куда смотрит милиция, или куда смотрит школа? И будет такой пассаж из воспитательных статей советских времени. Да, действительно, если говорить объективно, разрыв большой. Они получают непомерные деньги. Но мне кажется, пафос господина Блаттера несколько иной. Никаких розовых оттенков нет у меня, когда я наблюдаю за действиями Абрамовича. Но то же самое касается и Блаттера. Они оба прожженные дельцы. Еще неизвестно, кто кого круче. Зная, примерно, ауру, которая есть вокруг Блаттера, читать это просто смешно. Мы понимаем, что речь идет о том, что пришел новый молодой волк, который съест, в конце концов, этого старого волка.

Дмитрий Морозов: То есть, они просто в Абрамовиче видят конкурента?

Роберт Воскеричян: Просто они видят угрозу в Абрамовиче и в тех деньгах, которые могут прийти. Не то, что нефтяные сумасшедшие деньги - об этом речь не идет. По-моему, Абрамович нащупал модель, как перевернуть это дело, найти какого-нибудь мощного партнера, крупную медийную компанию, и тогда ФИФА окажется на обочине. Те деньги, которые придут, условно говоря, с Абрамовичем, потому что за Абрамовичем подтянутся и другие люди. Если Абрамович покажет, что эта бизнес-модель приносит деньги, я вас уверяю, деньги притекут из пенсионных фондов, из инвест-фондов, из страховых компаний, из банков. А тогда зачем нужен Блаттер и его организация, которую только ленивые не критикуют?

Дмитрий Морозов: Да, но пока Блаттер представляет официальную организацию.

Роберт Воскеричян: Да, он представляет официальную организацию, но он иногда проговаривается. Во-первых, он переходит на личности, хотя он не называет фамилию и имя Романа Абрамовича. Он говорит следующее: "Безграничные финансовые возможности позволили кучке владельцев клубов захватить клубный футбол, забрасывая нескольких элитных игроков невероятными суммами денег. Действительно, какой интерес следить за соревнованием в лиге чемпионов, результат которой можно с уверенностью предугадать уже после первых пяти игр?"

Дмитрий Морозов: То, о чем пишет и "Ньюсуик"?

Роберт Воскеричян: Да. "Хорошо ли это для футбола отнимать у болельщиков удовольствие от игры, взвинчивая цены на билеты на игру их команды?". Да, "Челси" поднял цены. Более того, они даже извинились, но объяснили, почему поднимают цены на билеты. Вместо того, чтобы предъявлять аргументы и находить точки соприкосновения, потому что совсем международную федерацию вывести на обочину невозможно, потому что футбол имеет еще и определенную национальную составляющую - игры сборных... Но это должен делать человек, который имеет гораздо больше уважения и влияния в мире и среди мировой общественности, нежели Йозеф Блаттер, при всем уважении к его многолетнему служению футболу. Он сделал все что мог. Но сегодня пришли другие люди, и чтобы совладать с ними и бороться с теми негативными явлениями, которые привносит деятельность Абрамовича, нужен совершенно иной класс мировой футбольной бюрократии.

XS
SM
MD
LG