Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Три матча российских клубов в Кубке УЕФА: Комментарий Юрия Севидова. Экономика мировых шахмат


[ Радио Свобода: Программы: Прессинг ]
[04-12-05]

Три матча российских клубов в Кубке УЕФА: Комментарий Юрия Севидова. Экономика мировых шахмат

ВедущиеВалерий Винокуров,Олег Винокуров, Дмитрий Морозов

Валерий Винокуров: Тремя матчами Кубка УЕФА завершили сезон российские клубы. Об их последних в этом году выступлениях мы побеседовали с прекрасным в прошлом центрфорвардом Юрием Севидовым. В прошлое воскресенье Вы давали прогноз на оставшиеся последние матчи Кубка УЕФА для российских клубов. Насколько оправдались Ваши ожидания, насколько нет? Если да, то почему? Если нет, то почему?

Юрий Севидов: Надо сказать, что в какой-то мере ожидания оправдались. Я ожидал, что две наши команды пройдут дальше в весенний розыгрыш Кубка УЕФА. Но, откровенно говоря, не ожидал видеть там "Зенит", а ожидал видеть ЦСКА. Произошло наоборот. Я думал, что "Локомотив" пройдет "Маккаби". Все-таки "Маккаби" играет не очень здорово - в своем чемпионате он девятый или десятый. И игра показала, что класс "Локомотива" несовместим с классом "Маккаби". "Локомотив" довольно легко выиграл, набрал 7 очков и прошел. Это было довольно ожидаемо.

А вот то, что ЦСКА не прошел "Динамо"... Я ожидал тяжелой игры, но думал, что класс игры ЦСКА все-таки скажется. В последнее время ЦСКА и в чемпионате нашем играл не здорово, но выигрывал довольно легко, потому что игра поставлена, игра довольно разумная, все игроки знают, что они могут делать и чего они не могут делать. Отсюда игра идет приятная на взгляд. Есть возможность для импровизации таким звездам, как Карвальо и Вагнер. Я думал, что экономные футболисты ЦСКА, несмотря на усталость, обыграют "Динамо", потому что класс армейцев повыше.

Но надо сказать, что во многом помешало армейцам поле. Шел дождь, поле было очень тяжелое. Конечно, поле для обеих команд было неважное. Но "Динамо", на мой взгляд, за счет своей мотивации, за счет желания показать себя перед своими зрителями, превзошло на голову те возможности, которые имело. А ЦСКА выше головы не прыгнул в этой игре, сыграл не очень выразительно, не очень здорово и не так экономно, как хотелось бы. Для них, видимо, неожиданностью было то, что "Динамо" отлично использует оффсайдную ловушку, и ЦСКА очень часто попадался в нее. Из-за этого сорвались атак пятнадцать армейцев. А это, конечно, очень большой процент.

Что касается "Зенита", то конечно, в игре против "Бешикташа" надежд у петербуржцев было мало, но здесь, я думаю, помог тренер "Бешикташа" француз Тигана, который не поставил лучшего игрока Аилтона. Этот игрок забивал в Германии. Перед этим он забил 28 мячей, за последний год забил 11 мячей. Игрок с большим голевым чутьем. Но то, что его не было в составе, может быть, сказалось на действиях турецких футболистов, которые имели явное преимущество в игре и по голевым моментам. А вот поставить точку, забить мяч, фактически кроме одного мяча, они так и не смогли. Хотя моменты были. "Зенит", надо сказать, сыграл довольно рационально и, может быть, впервые мы увидели, что Петржела при счете 1:1 изменил своей атакующей тактике. Выпустил еще одного оборонительного хавбека. Я думаю, что именно это и сыграло большую роль. "Зенит" сумел удержать тот счет, который его устраивал, и та ничья, которой он добился, равноценна победе. "Зенит" прошел дальше, что очень здорово для Санкт-Петербурга. Впервые санкт-петербургская команда прошла в весенний розыгрыш европейских кубков. Это радует.

Валерий Винокуров: Чем можно объяснить, что команда ЦСКА вышла с явным уклоном на оборону и, только пропустив гол в последние 15 минут, стала перестраиваться - вышел Гусев, вышел Красич вместо игроков оборонительного плана?

Юрий Севидов: Тем что, все-таки, все звезды ЦСКА, за исключением Олича, были на месте и, наверное, они рассчитывали, что впереди они забьют малой кровью, потому что знали, что "Динамо" (Бухарест) пропускает много. Поэтому надеялись на это. А пропустить самим было ни к чему. Я думаю, что эта манера ЦСКА давно уже привилась команде. Они давно так играют. Приблизительно в такой же манере играет и "Челси". Они тоже играют в четыре защитника и в три оборонительных хавбека. Этой манеры придерживается и ЦСКА. Еще раз повторю, что не так экономно и не так здорово сыграли два лидера армейцев - Карвальо и Вагнер. Я думаю, что 10 дней отпуска, которые руководство ЦСКА дало им перед последней игрой с "Аланией", сыграли злую шутку с командой. На мой взгляд, Карвальо и Вагнер были не так быстры, как обычно. Поэтому много залезали вне игры, играли на самой последней точке. А если бы они брали хотя бы полметра-метр фору, чтобы не залезть вне игры, то легко бы убежали в том состоянии, в котором они были до этого отпуска. А после того как они приехали из Бразилии, они стали, на мой взгляд, несколько тяжелее. Отсюда и не так здорово сыграли, как хотелось бы.

Валерий Винокуров: Значит, все-таки, вот этот перерыв по окончании чемпионата России отрицательно сказался на армейцах?

Юрий Севидов: Я считаю, что да. Даже смотря по телевизору, когда крупным планом показывают Карвальо, у меня такое впечатление, что он немножко набрал веса. Во всяком случае, той скорости, которая была раньше, у него нет. Да, поле было тяжелое, мокрое, но он и весной на плохих полях показывал качественную игру и качественную скорость. А в этой игре этой скорости не было. Ни разу ни он, ни Вагнер не сыграли в простор, в убегание. Хотя возможности были, потому что "Динамо" выходило далеко к середине поля, делая вне игры, и возможности выскочить на простор были, но не было скорости, не было свежести.

Валерий Винокуров: Вообще, ситуация парадоксальная. У "Зенита" самая сильная группа, у "Локомотива" - вторая по силе, а у ЦСКА - самая слабая. И, в результате, получилось все наоборот.

Юрий Севидов: То везение, которое было весной у армейцев в том же кубке УЕФА, сейчас прекратилось. И я думаю, что ЦСКА не вышел не из-за того, что неудачно сыграл в Бухаресте, а потому, что неудачно сыграл дома с "Марселем". Когда первый тайм проиграли 0:2, у тех было два момента и два гола. А потом армейцы имели много моментов, не забили пенальти. Скорее всего, корень зла надо искать в той игре, там было огромное невезение. Я думаю, что футбольный Бог все-таки отплачивает, он поровну дает и везение, и невезение. А в данном случае ЦСКА откровенно не повезло. Хотя по классу команда выглядела так, что из этой группы она, конечно, должна была выходить.

Олег Винокуров: В субботней программе "Час прессы" слушатели просили сделать акцент на экономической составляющей мировых шахмат. Нашему эксперту Роберту Воскеричяну карты в руки.

Дмитрий Морозов: Роберт, можно ли подходить к шахматам, как к таким видам спорта, как футбол, баскетбол, хоккей - с точки зрения экономической эффективности, окупаемости - или у шахмат, как вы однажды выразились, "есть своя сумасшедшая специфика"?

Роберт Воскеричян: Да, я как-то раз выразился на счет сумасшедшей специфики. Действительно, специфика весьма существенная, если говорить более сдержанным языком. Конечно же, шахматы общим аршином не измерить. Это совершенно уникальная дисциплина, которая включает в себя и элементы спорта, и элементы искусства, и элементы точных наук. Чего там больше, а чего меньше - вопрос дискуссионный. Тем не менее, шахматы несут в себе, на мой взгляд, огромный экономический потенциал, огромные возможности для зарабатывания денег на благо как самой игры, так и шахматистов, прежде всего. В том числе и молодого поколения шахматистов.

Тем не менее, они сегодня влачат незавидное, жалкое существование. Один маленький пример. Всего одна цифра. Недавно в Аргентине завершился чемпионат мира, турнир, в котором одержал победу болгарский гроссмейстер Веселин Топалов. Второе место занял Вишванатан Ананд, а третье - Петр Свидлер. Топалов получил 340 000 долларов, Ананд - 200 000 долларов, и 140 000 долларов досталось бронзовому призеру Петру Свидлеру. Итого, призовой фонд составил 680 000 долларов.

Дмитрий Морозов: Это средний теннисный турнир.

Роберт Воскеричян: Или, можно сказать, это средняя месячная зарплата любого игрока основного состава "Челси". Да что там "Челси"! Недавно Филатов, президент футбольного клуба "Локомотив" (Москва), объясняя причины, по которым они Максима Бузникина сослали в Ростов-на-Дону, сказал, что они не могут платить 40 000 долларов в месяц игроку, который у них постоянно не проходит в основной состав. 40 000 умножить на 12, это получается 480 000 долларов. Всего на 200 000 меньше, чем те 680 000, которые мы озвучили. Назвав эти цифры, уже можно представить себе, в каком финансовом положении находится эта великая древняя игра.

Теперь попытаемся выяснить, почему же так случилось. Совершенно очевидно, что экономический потенциал шахмат огромен. И здесь я не делаю никакого открытия. Вспомним времена 30-летней давности. Это постфишеровская экономическая революция в шахматах, когда резко поднялись гонорары, и шахматное сообщество (сообщество гроссмейстеров), какое-то время ведомое безусловным лидером Робертом Фишером, смогло так самоорганизоваться, что даже в тех непростых условиях (противостояние сверхдержав, холодная война), они могли зарабатывать. Даже советские гроссмейстеры могли зарабатывать. Спасский, в частности, получил (не без помощи Фишера), свой полноценный гонорар в те годы, когда об этом и мечтать никто не мог.

А сегодня - цифра в 680 000. И, пожалуй, всё. Это самая крупная из всех, которые были реально выплачены гроссмейстерам за участие в турнире. Я имею в виду недавний аргентинский чемпионат. Другой пример. Недавно я в одной из газет прочитал, что Владимир Крамник участвовал в промоакции какой-то крупной швейцарской часовой фирмы. Был организован сеанс одновременной игры на следующих условиях: если кто-то сможет у Крамника выиграть партию, он получит в подарок часы из белого золота 750-й пробы. Естественно, никто не выиграл. Но Крамник свел несколько партий в ничью. В том числе со своим другом, знакомым английским лордом, одновременно мужем одной из самых красивых женщин в мире Натальи Водяновой. В довесок я добавлю, что вел весь этот паноптикум небезызвестный Андрей Малахов. Вы представляете, прямой наследник Стейница, вот этот человек...

Да, все говорят, что он должен был играть в Аргентине, если хотел доказать свое преимущество. Он этого не сделал. Я могу согласиться с тем, что спортивный принцип был нарушен самим Крамником. Но если строго, формально подходить к этому делу, наследник по прямой - это Владимир Крамник. Он чемпион мира по той версии, которая существовала более 100 лет.

Дмитрий Морозов: Но ради денег он разменялся на это.

Роберт Воскеричян: Не судите, да не судимы будете. Видимо, он вынужден как-то поддерживать тот уровень жизни, к которому он привык как чемпион мира. Вы представляете, он участвует в этом фактическом балагане. Вот примерно суть того, чем вынуждены заниматься выдающиеся гроссмейстеры для того, чтобы как-то поддержать свой уровень жизни. Теперь о том, какие попытки предпринимаются для того, чтобы как-то выйти из этого положения. По существу, никаких. Например, есть такая структура Universal Event Promoution . Та структура, которая, как бельмо на глазу у президента ФИДЕ, у многих чиновников, у вице-президента Макропулоса, который постоянно ее ругает по поводу и без повода. Предложение UEP было довольно простым. Повести матч между Крамником и Топаловым - каждому по 500 000 долларов. Естественно, ничего не вышло. Потому что сторона Топалова заявила, что они уже чемпионы, они рискуют, поэтому к этим 500 000, которые они принимают, нужно еще добавить миллион. Тут свой голос подала ФИДЕ: "А мы? Еще 300 000". В UEP (это немецкая маркетинговая компания, которая работает в области спорта и зрелищ) посчитали и сказали, что им это не выгодно. И перестали на эту тему говорить.

ФИДЕ время от времени тоже всевозможные предложения высказывает. Например, вот такое предложение. Если вы хотите играть с чемпионом мира, допустим, с Топаловым (сегодня официально считается, что это Топалов), вы должны сами набрать призовой фонд и у вас должен быть рейтинг (то, что мы когда-то называли коэффициентом), не менее 2700. И вот тогда вы можете играть. Балаган похуже того, что я рассказывал со швейцарскими часами. От рейтинга 2700 очень приличное количество шахматистов далеко отстояло бы, если бы они шли по спортивному принципу. Что получается? Найти богатых спонсоров и можно играть?

Есть и другие предложения у ФИДЕ. Если вы хотите участвовать в матче-реванше, вы выставляете гарантию в миллион долларов. Если вы проигрываете, то 20% от этой суммы отходят ФИДЕ, а если выигрываете, получаете призовые, то вся сумма отходит ФИДЕ. О чем это говорит? Что в отсутствие реальных денег, в отсутствие нормального финансирования, даже такая уважаемая организация, как Международная Федерация Шахмат превращается в обычную контору "Рога и копыта", которая на все идет лишь бы заработать деньги.

Дмитрий Морозов: По сути, она таковой давно и является.

Роберт Воскеричян: Видимо, так. Но понимаете, в чем дело? Другой-то нет.

Дмитрий Морозов: Непроворотливый менеджмент.

Роберт Воскеричян: Насчет менеджмента сейчас отдельно поговорим. Всем же понятно, что шахматы не могут быть таким же зрелищем, как футбол и баскетбол. Это не телегеничный вид спорта. Двое мужчин или женщин сидят за столом, думают, чешут лоб. Какая может быть картинка? Они решают искусственно это дело усложнить, внести какую-то искусственную интригу. Название какое-то - "нокаут система". Отсталость только в боксерские трусы игроков переодеть, и после того, как на шахматной доске они выстроят отношения, еще и на ринг их отправить. Это не путь для шахмат. А путь для шахмат, в принципе, уже известен, понятен. Но для того, чтобы им заниматься, вы правильно сказали, менеджмент должен быть соответствующий. И я думаю, что у верхушки ФИДЕ должно быть осознание того, чем они занимаются, что это за дисциплина, и в каком направлении она должна развиваться. Надо признать, что это эксклюзивный, элитный, престижный вид спорта. И направление его развития должно быть такое, что это нечто вечное, камерное, не для простых, а для особых людей. Не нужно искать возможность нажиться на премиальном фонде или на рекламных отчислениях. Это ничего не даст. Учитывая, что это не просто спорт, а наука, связанная с точными дисциплинами, где надо искать спонсоров?

Дмитрий Морозов: На Ближнем Востоке?

Роберт Воскеричян: Нет. Кстати, по поводу Ближнего Востока я вам чуть попозже скажу. Надо искать спонсоров среди производителей компьютерного оборудования и среди производителей софта и интернет компаний. Вот два направления, которыми они должны заниматься ежедневно, еженощно, постоянно. И тогда придет успех. Потому что для компании уровня IBM или "Хьюлет-Паккард" нет нужды через участие в шахматах рекламировать свою продукцию и расширять сбыт. Им нужно это делать, но не через шахматы. Через шахматы они могут провести какую-то имиджевую, даже не рекламную, а пиар-акцию. Потому что они действуют на глобальном рынке, им нужно как-то выделиться. И как же это сделать, если не через такие возможности, которые дают шахматы? ФИДЕ законно обладает правом объявлять чемпиона мира и как бренд стоит многие десятки миллионов долларов. Если ФИДЕ подумает немножко, на какое-то время продаст коммерческие права и, скажем, будет называться "Чемпионат мира "Хьюлет-Паккард"" или "Чемпионат мира IBM". Я думаю, что там можно заработать деньги, которые перекроют все то, о чем мы сейчас говорили - часы, ширпотреб. Вы сказали про арабских шейхов. Вы, кстати говоря, недалеки от истины. Есть очень серьезное направление: борьба человек-машина. Имеется в виду вычислительная машина. Соответственно, машина - это железо, необходим софт. Разные были программы, и Каспаров играл.

Дмитрий Морозов: И проигрывал.

Роберт Воскеричян: И проигрывал, и выигрывал. Сейчас есть очень мощная программа, которая называется "Гидра". Права на нее купили арабские шейхи. Вот здесь уже можно подключать производителей софта и интернет компании. Вот с ними надо работать, потому что на этом рынке крутятся баснословные деньги. Кто мог подумать 10 лет назад, что обычный поисковик "Гугл" сегодня забьет "Майкрософт"? Лет через 10 они смогут, наверное, проводить межпланетные турниры на зависть Остапу Бендеру. Но для этого нужно понимать, где ты находишься, кто ты есть, чем тебе надо заниматься. Я не готов сейчас критиковать Илюмжинова. Если бы кто-то мог сделать это лучше, то его уже давно подвинули бы. За пределами России у него, по сути, особой поддержки нет. Он сегодня один из немногих, кто хоть что-то вносит в шахматное движение (я имею в виду деньги). И, соответственно, у него довольно мощные позиции. Другое дело, что если он хочет удержаться на этих позициях, то ему нужно думать, с кем дружить. А дружить надо именно с такими компаниями, о которых мы только что говорили. Иначе, если ничего не делать, то ничего и не получится. В конце концов, сиюминутные заработки станут системой, и о шахматах будут говорить, как о чем-то таком, как домино или нарды, чемпионаты по которым проводятся в сквериках или кабаках.

Дмитрий Морозов: Да, да. Пляжный футбол...

Роберт Воскеричян: К этому все идет. Поэтому есть ли есть в шахматной общественности люди, которые это понимают, и для которых судьба шахмат достаточно важная вещь... Существуют шахматные СМИ, есть федерация. Возглавляет ее, по-моему, вице-премьер Жуков. То есть эта дисциплина не обделена государственным и общественным вниманием. Наша задача простая - говорить об этом.

XS
SM
MD
LG