Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги 2005 года


[ Радио Свобода: Программы: Прессинг ]
[25-12-05]

Итоги 2005 года

ВедущиеВалерий Винокуров,Олег Винокуров, Дмитрий Морозов

В Предновогоднем выпуске "Прессинга" участвуют:
Двукратная олимпийская чемпионка Татьяна Логунова
Заслуженный тренер России Мария Максимова
Заслуженный тренер России Александр Рошаль
Заведующий кафедрой Института бизнеса и права, профессор Роберт Воскеричян
Участник олимпийских конгрессов, мастер спорта, доцент Юрий Теппер

Валерий Винокуров: В последнем выпуске "Прессинга" 2005 года мы подведем некоторые, именно некоторые итоги, потому что любой спортивный год столь насыщен событиями, что невозможно объять необъятное. На это не претендует и наш постоянный автор, историк и социолог спорта, участник олимпийских конгрессов Юрий Теппер.

Юрий Теппер: Подводить итоги года занятие рискованное. Известно, что подлинную цену дерзким решениям и достижениям назовет время. Пройдет десяток-другой лет, и обычным результатом станет некогда ошеломивший мировой рекорд, а герой арены может оказаться заурядным человеком, да еще, бывает, с сомнительной репутацией. Но сегодня они на слуху - рекорды, поступки первых лиц, спорт уходящего года. В минувшем году мир спорта все еще пожинал щедрые плоды афинской Олимпиады. Отлично организованный и лихо пропиаренный праздник в Греции резко повысил котировку Олимпийских игр. В начале нового века победа на мировых первенствах оставалась весьма значимой самоцелью. Ныне чемпионаты мира и кубковые соревнования становятся пристрелкой, пробой сил, обкаткой программы. И все это с ориентацией на предстоящее главное олимпийское соперничество. Потому преимущественно в олимпийском контексте оцениваются успехи китайских тяжелоатлетов, французских фехтовальщиков, неудачи российских спортивной и триумф художественной гимнастики. Вне зон олимпийского притяжения теряют вес даже впечатляющие рекорды. Журналисты не стали особо распространяться по поводу выдающегося достижения ямайского спринтера Асафы Пауэла. Новый мировой рекорд на стометровке - за 9,77 секунды. Специалисты в области спортивной науки поговорили о роли генетически обусловленных нейромышечных координаций, международная допинговая комиссия провела симпозиум по проблеме использования в спорте достижений генной инженерии. Вполне современная реакция на результат, претендующий на титул рекорда года.

В мире спорта многое меняется. Немолодые ветераны в былые времена всерьез готовились к олимпийским стартам и мировым чемпионатам. Их трудолюбие нередко вознаграждалось. Удачно ложилась карта в раскладе борьбы, возвращался звездный час и давила на психику молодых конкурентов харизма ветерана. Ныне без достижения предельной психофизической готовности успех невозможен. Но, помните Высоцкого: "Терпенью машины бывает предел"? Вот далеко не полный перечень знаменитых атлетов, заявивших в минувшем году о завершении спортивной карьеры. Навсегда расстались с большим спортом олимпионники Светлана Хоркина и Алексей Немов, двукратная чемпионка афинской Олимпиады британская легкоатлетка Келли Холмс, семикратная чемпионка мира в скоростном беге на коньках Моника Гарбрехт. Покинули ринг прославленные боксеры Виталий Кличко и Константин Дзю.

Из интервью Константина. "Несколько лет назад я сказал, что лучше умереть на ринге, чем уйти бесславно. Видимо, с тех пор моя позиция изменилась. Я не собираюсь умирать, потому что у меня есть дети. Теперь мне есть, что терять. Я знаю, что на свете есть вещи более важные, чем бокс". Вполне разумно своевременно уйти. Вот только что значит своевременно? "Уйти непобежденным означает не что иное, как уйти от поражения. Тот, кто спешит уйти из спорта, не завершив своих планов, не доказав философских концепций, тот не был настоящим спортсменом" - так утверждал великий спортсмен-олимпионник Евгений Гришин. Нынче уходящим титулованным спортсменам как правило не грозит потеря социального статуса и благополучия. Они уже свои люди в мире шоу-бизнеса, предпринимательства и политики.

По-иному сложилась жизнь многих отработавших свое советских олимпийцев. Почти незаметной осталась одна из утрат года - кончина великой советской гимнастки Полины Астаховой. Кончина преждевременная, во многом спровоцированная годами бедности и забвения. Что говорить? Спорт высших достижений весьма современен. Все труднее вырвать из потока хроники деяния категории fair play - поступки во имя принципов высокого спорта, в ущерб личным выгодам и амбициям. На свой страх и риск назову в этой номинации года Федерацию гимнастики Румынии. Решением совета мудрейших были дисквалифицированы все ушедшие в скандальный загул звезды румынской гимнастики, любимцы папарацци. Меняется, мутирует этика спорта.

"С одной стороны, мы учим бороться в секторе и на дорожке и, если можно так выразиться, воспитываем уличных бойцов. И при этом надеемся, что человек останется добрым и разовьет в себе лучшие человеческие качества. Но это две несовместимые вещи". Эти слова принадлежат лучшему российскому тренеру уходящего года Евгению Трофимову. Учителю и гуру лучшей спортсменки года Елены Исинбаевой. Слова-то оказались вещими. Одна из сенсаций года - тайно подготовленное решение рекордсменки мира перейти под крыло датчанина Петрова, бывшего тренера Сергея Бубки. Рыба ищет, где глубже? Новая цель оправдывает средства? Ладно! Подлинную цену достижениям и решениям назовет время.

Наверное, пришло время учредить номинацию "Лучший спортивный менеджмент года". Здесь на успех вполне мог бы претендовать футбольный клуб ЦСКА. Отдадим должное мастерству тренера Валерия Газзаева и игроков-победителей турнира на Кубок УЕФА. Вспомним с улыбкой обсуждение Госдумой предложение считать дату победы ЦСКА над португальским "Спортингом" ежегодно отмечаемым Днем российского футбола. И еще прислушаемся к мнению специалистов, утверждающих, что фундаментом успеха армейцев была высокопрофессиональная трансфертная политика клуба. Миры спорта разнообразны и по-разному значимы. Стоит хотя бы назвать проведение в минувшем году первенств мира по зимнему и летнему экстриму, отметить растущую популярность чемпионатов по восточным единоборствам. Пока что эти аспекты спортивной жизни планеты не оценивают мировые СМИ. Но пути спорта неисповедимы. Может, придет время, и оценкой таких событий мы начнем подводить итоги года.

Олег Винокуров: Возможно, вы ждете от нас обсуждения результатов различных соревнований. Однако именно этим программа "Прессинг" занималась на протяжении всего года. Но спортивная жизнь многогранна, и к итогам года можно отнести события, не менее для спортсменов важные, нежели победы и поражения на аренах борьбы. Двукратная олимпийская чемпионка по фехтованию на шпагах Татьяна Логунова недавно стала мамой. Ее дочке Ксюше скоро уже полгода, а Татьяна успела выйти на дорожку и начать подготовку к Олимпиаде в Пекине. Перед наступлением Нового года в семье Татьяны Логуновой, муж которой бывший баскетболист-профессионал, а ныне спортивный журналист Андрей Беляев, побывала наш корреспондент Елена Приходько.

Елена Приходько: В биографии двукратной олимпийской чемпионки есть весьма любопытный факт, неизвестный широкой общественности. Ее родители - профессиональные спортсмены. Папа занимался фехтованием, а мама велосипедным спортом. При этом семья Логуновых успела явить свету аж пятерых потомственных атлетов. Правда, Татьяна признает, что быть пятым ребенком в семье не так уж и легко. И это даже наложило определенный отпечаток на ее мировоззрение.

Татьяна Логунова: Я считаю, что пораньше хорошо родить, чтобы быть молодой мамой. У меня четыре старших брата, я пятая. Когда я ходила в школу или на спортивные занятия, меня спрашивали про мою маму: "Ты с бабушкой сегодня пришла?". И мне всегда хотелось, чтобы у меня была молодая мама, и чтобы я могла увидеть своего ребенка в будущем, когда он уже будет взрослым, его детей понянчить.

Елена Приходько: Что ж, династия Логуновых лишь обозначила свое вековое присутствие на олимпийском Олимпе. Ведь как признается Таня, со спортсменами ее сводит судьба. Так что и дети, видимо, пойдут по ее стопам. Кстати, со своим будущим супругом Андреем, она познакомилась случайно. И долгое время считала, что к спорту он не имеет никакого отношения.

Татьяна Логунова: Познакомились совсем случайно. Так как меня всегда судьба сводила со спортсменами, и мы не совпадали характерами, я стала рассматривать молодых людей, которые не относятся к спорту. Но когда все закрутилось, оказалось, что у нас очень много общих знакомых, связанных со спортом, и он сам спортсмен. И оказывается, когда в молодости мы были на некоторых соревнованиях, мы были в одни сроки в одних местах, просто не пересекались. Все-таки, все равно судьба свела.

Елена Приходько: В сборную России Таня попала еще в юном возрасте. А уже в 20 она стала героиней сиднейской Олимпиады. Тогда Логунова выиграла решающий поединок и принесла российской команде олимпийское золото. Потом было еще одно командное золото в Афинах. А затем - долгожданный отдых, связанный с рождением дочки, который спортсменка сейчас вспоминает с тоской в глазах.

Татьяна Логунова: Просто я настолько устала, что я первые три месяца лежала на диване, смотрела телевизор и кушала.

Андрей Беляев: У нее там медали с юниорских чемпионатов. Она фехтовала по двум - по трем возрастам - юниоры, кадеты и старшая сборная. С одного соревнования у нее по 4-5 медалей. За личные и за командные.

Татьяна Логунова: Я уж с 14-15 лет фехтовала во взрослой команде, на взрослых соревнованиях. С этими людьми до сих пор и видишься, и фехтуешь, и так это все надоедает, одно и то же каждый год, одни и те же соревнования, очень редко когда меняются страны и выступления. Так уже приелось, что я целый год ничего не делала, и мне так было хорошо. Сейчас все с начала надо начинать. И опять я вижу все эти лица, и я понимаю, что у нас уже в январе будут международные турниры. И никто и не успел соскучится, и я не успела соскучится.

Елена Приходько: Перед Олимпиадой в Афинах сильнейший фехтовальщик России Станислав Поздняков сказал, что относится к любимому занятию, как к работе - лишь это помогает ему после очередной олимпийской медали возвращаться в зал. Хотя что уж тут греха таить - для мужчины, отца семейства, фехтование сегодня не способ зарабатывания денег.

Татьяна Логунова: Он правильно говорил, что это работа. И я бы не сказала, что у нас фехтование денежный вид спорта. Здесь больше альтруисты. За идею. Чтобы Россия была первой. Если сравнивать денежные виды спорта, то у нас даже нет коммерческих турниров. Нам даже никаких денег не платят на этапах Кубка мира.

Елена Приходько: Не возникает в таком случае желания, как у многих спортсменов, получивших имя в спорте, пройти в федерацию, в руководство сборной?

Татьяна Логунова: Мысли всегда такие были. Просто туда никто не даст тебе пролезть.

Андрей Беляев: А я скажу. Старенькие не пускают, потому что у них уже связь друг с другом. Пока старое руководство, старые будут сидеть на промежуточных местах между самым высшим руководством и командами. А молодые, которые туда пролезают, это как милиция. Вроде хотят что-то изменить, а потом через год сами становятся такими же. Стали появляться молодые ребята, вроде надеемся, что они начнут что-то менять. Ничего. Потыркаются, а потом ... Головой биться об стену тоже не хочется. Фехтовальщики, как народ умный, они постучатся, постучатся, набьют шишки, раскроят череп, полежат в больнице и решают больше не ломиться головой. Потому что денег нет. Реальная зарплата раз в четыре года. Поздняков ведь сказал.

Татьяна Логунова: Нет, у нас сейчас есть президент федерации.

Андрей Беляев: Сейчас пытаются что-то возрождать, и все равно до половины не доходит.

Татьяна Логунова: Я в сборной России. Меня должен содержать Олимпийский комитет, Госкомспорт.

Андрей Беляев: Хорошо. Но никто не содержит.

Татьяна Логунова: Почему? Экипировку я получаю? Получаю. А федерация нам платит 150 долларов. Фехтование - не коммерческий вид спорта. И все.

Елена Приходько: В такой ситуации, на мой взгляд, Логунову спасает детская непосредственность и одна несбывшаяся еще мечта. Татьяна еще ни разу не смогла завоевать золото Олимпиады в личном турнире. В Сиднее она стала четвертой, а в Афинах проиграла на еще более ранней стадии. Кстати, на чемпионатах мира Логуновой также не везло в личном зачете. Свою патологическую тягу к командным медалям сама спортсменка склонна списывать на собственный характер. А ее муж предостерегает: не становитесь не на пути.

Татьяна Логунова: Я компанейская и за команду просто готова всех убить и за своих друзей глотку грызть. И в личном готова, но все равно не так.

Андрей Беляев: Действительно, в личном она может фехтовать, фехтовать, а потом надоест и уйти. А за команду сумасшедшие вещи творила. По несколько уколов за несколько секунд отыгрывает. Притом, что шпаги могут полторы минуты фехтовать без уколов. Но это в команде. За друзей она пасть порвет.

Татьяна Логунова: Нос откушу.

Андрей Беляев: Так она очень хорошая, очень нежная, очень добрая, но если громыхнет, разворотит все, что есть.

Татьяна Логунова: Я спокойная. Меня надо довести.

Андрей Беляев: К родным и близким, к друзьям - добрый человек, который всегда придет на помощь, бросит свои дела, приедет, поможет, отвезет. Для недругов это фурия, это ядерная бомба, точечные бомбардировки которой разносят в пух и прах все. Она просто кого-то жалеет, поэтому сразу не убивает, дает помучиться. Но, в принципе, не дай Бог, если кто на дороге встанет.

Елена Приходько: Помимо всего прочего, Логунова признается, то выиграть медаль в личном зачете, кроме уже упомянутого чувства ответственности за командный результат, мешает такая черта, как максимализм. Она признает только финальные бои. Все остальное уже не для нее.

Татьяна Логунова: В Сиднее я одна единственная попала в финал, в четверку. И в полуфинале проиграла один укол на приоритете. А за третье место уже не смогла драться, потому что очень сильно расстроилась. Это был замечательный шанс, и теперь, может быть, даже его никогда не будет. Надо было брать все сразу в свои руки.

Елена Приходько: Прошло уже столько времени. Как сейчас изменилось отношение к таким поражениям?

Татьяна Логунова: Именно к одному поражению, в Сиднее. Мысли у меня еще все-таки такие, что я тогда могла бы. Может быть, в будущем будет, но до этого надо дожить.

Елена Приходько: А тебя еще не тянет в зал?

Татьяна Логунова: На самом деле, я уже тренируюсь и уже выступила. Но такого стремления у меня нет. Но надо.

Андрей Беляев: Турнир сильнейших в России. Третье место заняла.

Татьяна Логунова: Да, потренировавшись две недели два раза в неделю. Считай, четыре тренировки по полчаса. Завоевала третье место. За то время, что целый год ничего не делала вообще.

Елена Приходько: В фехтовании физическая форма, видимо, играет значительно меньшую роль, чем в других видах спорта. И, значит, поклонники женского фехтования в скором времени вновь увидят Татьяну Логунову со шпагой в руках.

Дмитрий Морозов: Одним из ярких событий уходящего года стала победа шахматистов сборной России в командном чемпионате мира. Этот турнир в наших программах подробно осветил заслуженный тренер России, главный редактор журнала "64-Шахматное обозрение" Александр Рошаль. Но поскольку этот турнир, как подчеркивали слушатели программы "Час прессы", освещался только в "Прессинге", мы попросили нашего эксперта рассказать об атмосфере этого соревнования.

Александр Рошаль: Прежде всего, давайте на минуточку решим, почему они играли в Беэр-Шеве. В Беэр-Шеве есть шахматный клуб, который возглавляет некогда наиболее удачливый директор Ленинградского Шахматного клуба. Мы его знали как Леню Леванта. Здесь он Ильяхи Левант. В 1973 году он этот шахматный клуб открыл в городе Беэр-Шеве, четвертом по значимости и по населению городе Израиля. Так вот, очень интересно, что на открытии чемпионата присутствовал президент страны Моше Кацав, который в своей речи, как и все другие выступающие, говорил об огромном вкладе пришельца из российской земли Леванта в дело шахмат, и не только в Беэр-Шеве, но и в Израиле. Забавная обстановка была там, когда один из организаторов решил поприветствовать на ломанном русском языке сидевших за столом представителей команд. Он говорит: "Я к вам обращусь сейчас на русском языке". Как по команде, все, за исключением китайцев и кубинцев, сняли наушники, которые предназначены были для перевода. Они им были больше не нужны - если вы хотите с нами говорить по-русски, мы все понимаем по-русски. Вот в составе команды США только русскоговорящие шахматисты и тренер наш - Боря Пастовский, который недавно туда переехал, по-английски не слишком говорит, и я всегда шучу, что англоязычных не берут, потому что тренер не говорит по-английски. Украина - само собой, Армения - тоже все русскоговорящие, ну а Израиль и Грузия, по определению. Когда я сказал: по определению, Грузия - это понятно. А вот по определению Израиль - тоже любопытная картина, когда гроссмейстер Эренбург с фамилией нам понятной и знаменитой, правда, этого зовут Сергей, он запасной в команде Израиля. Вот он приходит на игры, сейчас, правда, он был в штатском, но его приятель, который с ним все время ходит, международный мастер из Екатеринбурга, он при оружии, при автомате, в форме. "Я, - говорит, - сегодня отслужил свое, меня отпустили поиграть в шахматы. Но я должен ехать в форме, тогда бесплатный проезд". И вот он сидит там, а около него лежит автомат.

Представляете картинка - садимся мы в автобус, а там обращается кто-то к водителю автобуса и говорит ему по-русски: "Поедем туда-то, вы меня там не забудьте остановить". Тот немножко туповато на него посмотрел. Оказалось, что это один из немногих случаев, когда водитель не говорит по-русски. Он ему второй раз говорит, в третий раз уже зло: "Я тебе русским языком сказал: останови вот там вот".

А в зале оценки идут довольно забавные. Разговор идет примерно такой: "Слушай, - говорит человек с ружьем, - а у нашего-то лучше". Я думаю, какой же это "наш"? Оказывается, россиянин. Они защищают Израиль, но многие болеют за свою бывшую родину. От обстановки, от этого антуража отрешиться никак нельзя было, поскольку в зале очень часто мы слышали это боление, был комментаторский кинозальчик, в котором было всегда полно народу. И местный гроссмейстер Голод из Украины, и Сосонко из Голландии, но тоже из Ленинграда, комментировали партии для зрителей. И когда однажды спросили: "А как мы будем комментировать: на русском, английском, иврите?". Ха, русский язык смял все остальные! И периодически какие-то переводы были на иврите, когда кто-то поднимал руку и говорил, что живет в демократической стране и требует, чтобы ему объяснили на иврите. На него шикали. Но вот такие семитские, а не антисемитские выходки там периодически случались.

Валерий Винокуров: В течение года мы не раз говорили о такой проблеме, как отъезд российских тренеров по разным видам спорта за рубеж. И вот у нас в гостях побывала заслуженный тренер России по синхронному плаванию Мария Максимова. Ее исповедь - именно исповедь человека увлеченного и с непростой судьбой - записала наш молодой автор Юлия Кузнецова.

Мария Максимова: Хотела бы коснуться вопроса востребованности тренеров за рубежом, и как эта возможность предоставляется. Наверное, для того, чтобы тебя приглашали, нужно каким-то образом себя проявить. И первая моя работа - это был 95-й год, когда я работала в составе национальной команды, готовила техническую программу. Программа была на музыку Артемьева из фильма "Урга". Первый раз мы попробовали техническую программу сделать такой, чтобы она не была похожа на исполнение отдельных технических элементов, а мы попытались сделать какой-то образ даже в короткой программе. И программа получилась. Потому что, во-первых, непосредственно музыка нас сразу потянула - Птицы. Было очень красивое диагональное начало программы, и публика увидела, что 8 спортсменок, и это не спортсменки, это птицы. И, наверное, эта работа была для меня отправным моментом, после определенных больших перипетий, которые были, когда я в течение восьми лет не работала в составе национальной команды в связи с тем, что одна из моих спортсменок осталась во время соревнований в Испании.

И вот эта большая работа, наверное, сделала свое, и большинство специалистов стали стараться каким-то образом проконсультироваться у меня, приехать в институт на стажировку или пригласить меня на короткий сбор. Когда в 98-м году наша команда впервые стала чемпионом мира, где я уже работала над длинной программой, я вдруг почувствовала успех победы за двадцать лет работы в синхронном плавании. Как бы с нуля до чемпионата мира. И я почувствовала, что я, наверное, сделаю временно стоп, отдам все свои долги, которые у меня накопились перед институтом, где я работала, где мне дали возможность открыть специализацию по синхронному плаванию, подготовить большое количество методических материалов.

Я получила должность профессора кафедры плавания. И в этот момент меня очень хорошо поддержал институт. И я ушла из национальной команды, потому что, может быть, мне очень хотелось, чтобы медаль чемпионов мира осталась. Я очень боялась, что вдруг мы не станем на Олимпиаде чемпионами. Может быть, я тогда сделала ошибку, уйдя из национальной команды. Какой-то период я просто-напросто работала на кафедре, работала со спортсменками МГФСО, делала небольшие выезды на небольшие постановки. И когда у меня уже опыт работы приобрелся, когда я почувствовала, что могу работать с другими национальными командами, у меня преодолелся страх общения, то есть, я могла разговаривать, не стесняясь, что допущу какую-то ошибку во французском языке, потому что в школе я учила немецкий язык.

Я даже себе позволила настолько дерзкую одну выходку, когда однажды наша федерация выбирала, кто поедет на международную конференцию делать доклад о хореографии в синхронном плавании, я, услышав, что туда поедет один специалист, который работает на радио, обиделась и сказала, что мы работаем с утра до ночи, по 8 часов, а на конференции в Канаде будет нас представлять специалист радио. Мы же тоже имеем, что рассказать для международных судей. Мне сказали: "Марья Николаевна, это надо на английском языке". Я ответила: "Хоть на китайском". Он говорит: "Ловлю на слове. Готовьте тезисы". И вот я, не зная английского языка, 4 месяца готовила тезисы на английском языке и делала доклад на английском языке. Когда я закончила доклад, я чувствовала, что схожу с ума. Потому что по шесть часов в день я читала один и тот же текст на английском языке.

И когда я этот барьер тоже преодолела, я поняла, что все возможно в этой жизни, если ты хочешь. И я стала работать с национальными командами. И на сегодняшний день у меня очень много приглашений. Но я выбираю работу только с теми командами, которые для меня интересны. Для меня безумно интересна всегда была Франция. Но только в этом году я в первый раз получила от французской команды приглашение. Хотя я работала с Виржини Дидье. Мне интересны творческие коллективы с хорошей техникой. И поскольку я сейчас не работаю с национальной командой России, я не имею права стоять без работы. Я теряю профессию, я теряю свой тренинг.

Во-первых, я хочу, чтобы я всегда была в тонусе, тем более, что возраст уже заставляет каждый день делать постановочную зарядку. Я хочу, чтобы наш вид спорта стал еще более красивым, и чтобы наши трибуны заполнялись так же, как на фигурном катании, на художественной гимнастике. Поэтому я считаю, что я должна сделать все, чтобы наш вид спорта остался олимпийским, чтобы красоту пластики воды и движений спортсменки почувствовали все присутствующие на трибунах, и чтобы этот вид спорта не потерял свой статус. Вот это основные проблемы. Поэтому я принимаю предложения, но я стараюсь сделать это так, чтобы команда, с которой я работаю, не могла создать определенные неудобства для национальной команды России. И я когда поступает предложение, я смотрю, на каком месте в данный момент команда. Если это команда интересная, но она занимает пятое место или шестое - я с удовольствием с ней работаю. И если эта команда поднимается, как поднялась команда Испании (она начинала с седьмого места и поднялась сейчас до второго), то, значит, я сделала что-то хорошее для этой команды, и я подняла свой престиж, и я с удовольствием могу взять новую команду для работы.

На сегодняшний день из самых приятных моментов - это моя работа с Виржини Дидье, о которой я не могу не сказать. Это необыкновенно одаренная спортсменка, это девочка, которая обладает большим запасом движений, она чувствует движения. Я с ней работала две программы. Они абсолютно разноплановые. Одна программа была "Черная пантера", которая была построена на совершенно не свойственных для воды движениях - такие цепкие, кошачьи движения. А вторая программа называлась "Падший ангел". Мы попробовали сделать эксперимент и построить эту программу на контрасте. Спортсменка постаралась раскрыть необыкновенно контрастный образ Роксаны и ангела. Я считаю, что Виржини с этим справилась, и я безумно боялась, что эту программу не поймут. Потому что на многих конференциях, на которых я выступала, я говорила, что надо очень бережно относиться к музыке. Очень часто девочки берут "Реквием" Верди. Я говорила, что не надо на воде брать такие библейские сюжеты. И вдруг я сама пошла на такую программу. Я довольна этой работой, и то, что Виржини стала чемпионкой мира, она вполне заслужила.

Но эту программу с Виржини Дидье я начала только после того, как Ольга Брусникина закончила. Я не хочу создавать конкуренцию и дискомфорт для российских спортсменов. Я все-таки человек российский, и я очень рада, что наши спортсменки сейчас занимают лидирующее положение в синхронном плавании, но, тем не менее, они должны ощущать дыхание соперников в спину. Когда соперник к ним приближается, я ухожу немножко в тень, и наши тренеры начинают еще больше работать. Конкуренция - это великое дело. Когда мы начинали синхронное плавание, была только команда "Буревестника" и команда "Труда". И вот была тренер Барбиер, и была тренер Максимова. 8 человек в моей команде и 8 человек в ее команде - это были две национальные команды. И если какой-то элемент придумывала команда "Труда", то мы должны были в ответ на следующий день придумать равноценное движение. И эта борьба привела к тому, что мы подняли в стране синхронное плавание.

Я работаю с зарубежными спортсменами для тренинга, чтобы я все время находилась в тонусе, я работаю, чтобы в какой-то степени подхлестнуть нашу национальную команду, чтобы они всегда были первыми, я этого искренне хочу, и я хочу, чтобы красота нашего вида спорта продолжалась. Сколько у меня есть сил, столько я буду биться за олимпийское золото. За то, чтобы наш вид спорта был олимпийским, и чтобы наши спортсменки были золотыми. Это мое кредо.

Олег Винокуров: Одним из последних событий уходящего года были выборы президента Олимпийского комитета России. Увы, столь пусты оказались программы кандидатов с точки зрения экономики, что наш эксперт профессор Роберт Воскеричян с трудом выискивал зерна среди плевел.

Дмитрий Морозов: Что касается организационной стороны, пресса уже достаточно внимания уделила этому. Но есть же еще и экономическая сторона вопроса. Какова она?

Роберт Воскеричян: Да, конечно. Я бы сказал, должна быть. К сожалению, ее почти не было. Хотя, конечно, что-то мы найдем и обсудим. Но вот одно из самых главных отличий этих выборов от выборов в каких-то крупных федерациях, допустим, в Российском футбольном союзе: там тематика, связанная с экономикой, с финансами, со спонсорами, была очень ярко и подробно представлена, причем всеми сторонами. То есть, там было о чем говорить и что анализировать. Здесь, к сожалению, ничего этого мы почти не увидели. Да и сами эти выборы происходили по очень странному сценарию. Все громогласно заявляли, что будет открытая борьба, будет настоящая демократия. И Тягачев это говорил, и многие другие люди. Но вроде борьба была, были два непримиримых претендента, один из которых получил около 200 голосов, а другая 18.

Внешне, да. Но помимо выборов и голосов, должна быть какая-то борьба концепций, борьба программ. И в том числе в этих программах самых мощный блок, который, собственно говоря, подпитывает всю деятельность олимпийского комитета - это экономический и финансовый блок. К сожалению, почти ничего не было. Если опять вернемся к футбольным выборам в апреле уходящего года, где мы видели аргументы и одной, и другой стороны, то здесь аргументы сводились со стороны Родниной к тому, что Тягачев во время Олимпиады в Афинах 10 дней не появлялся в русском доме, там, где принимала гостей российская делегация. А Тягачев примерно в этом же стиле ответил Родниной, что когда та находилась в Америке, то она, якобы, допустила "нелицеприятные высказывания в адрес нашей страны".

Я не знаю, допустила или нет, но этот уровень дискуссии показывает, о чем идет речь. У Михаила Жванецкого есть знаменитая фраза: "Что может сказать о немецкой классической философии мужчина без прописки?". Теперь к экономике. Здесь тоже неразбериха. Если посмотреть официальные цифры, то они были озвучены в выступлении Тягачева. И они достаточно достоверны. Доходная часть бюджета примерно 29 миллионов долларов. Из них 19-20 миллионов - это деньги спонсоров. А расходная часть бюджета - 31 миллион долларов. Соответственно, дефицит примерно 2 миллиона долларов. И этот дефицит будет покрываться за счет, может быть, государственной помощи. Но это единственные достоверные цифры, которые удалось выудить среди огромного многообразия публикаций.

Что касается Ирины Константиновны Родниной, то единственная цифра среди этого потока обвинений в адрес Тягачева в недостаточном рвении и усердии, не знаю, откуда она ее взяла, что 109 миллионов долларов, из которых только 9 миллионов долларов приносит деятельность Олимпийского комитета (поиск спонсоров, продажа рекламных прав), а 100 миллионов - это помощь государства. Я думаю, что эти цифры не вполне достоверны, хотя это было интервью в газете "Советский спорт". Я не знаю, может быть, какие-то есть статьи, которые господин Тягачев не вынес на обсуждение во время выборов. Но не думаю, что разница была примерно в 60-65 миллионов долларов. Поэтому у Родниной посыл был такой, что не надо искать никаких спонсоров, государство и так дает много денег, надо эти деньги просто правильно тратить.

Но все знают, как правильно тратить. Этим мы никого не удивим. Если бы было предложение, как зарабатывать дополнительные деньги, это было бы уже совсем другое. Хотя предложения, связанные с тем, как правильно тратить, тоже весьма экстравагантные. Может быть, на нее подействовало длительное пребывание в США, где у многих людей уже есть личные психоаналитики. Возможно, это действительно востребованная услуга, и я ничего не хочу сказать в адрес тех, кто пользуется их услугами. Но это не нормально для претендента на пост председателя Олимпийского комитета предложить эти деньги тратить на услуги психологов, психоаналитиков. Я все читал, читал и думал, в чем причина, зачем нужны психоаналитики? Оказывается, Роднина проанализировала выступления российских спортсменов, и там очень много четвертых и пятых мест. То есть, буквально в полушаге, в полусекунде от бронзы или от серебра. Из этого она делает вывод, что проблема не в том, что плохо тренируются или чего-то не хватает, а проблема в психологическом состоянии, в духе победителей.

Дмитрий Морозов: Так недалеко дойти до магов и колдунов.

Роберт Воскеричян: В данном случае это же беспомощно такие рецепты давать. Я согласен с ней, когда она критикует Тягачева и вообще новое руководство Олимпийского комитета, в том, что они на широкую ногу жили - в русском доме были приемы, вино и шампанское текло рекой, черная икра, красная икра. Возможно, нужно было быть поскромнее. Но лучше черной икрой угощать гостей, чем тратить на непонятного психоаналитика, который с пятого места спортсменам поможет перейти на третье или на второе. В общем, экономики практически не было. Там один маленький сюжет был, который мог перевести все это дело в область экономики, в область денег, в область финансирования большого спорта, в область финансирования российского олимпийского движения. Я имею в виду, что там, среди массы кандидатур, была кандидатура Владимира Лисина.

Этот человек возглавляет федерацию стрелкового спорта, он владелец одного из крупнейших металлургических комбинатов в мире - Новолипецкого комбината. Он выставил свою кандидатуру. Я думаю, там имел место административный ресурс, потому что он как-то без комментариев снял свою кандидатуру и, в итоге, как мы знаем, победил Тягачев. Я думаю, что Лисин и как человек, мягко говоря, не бедный и как, самое главное, человек, который доказал свою эффективность и в большом бизнесе, и в управлении такой непростой федерацией, как федерация стрелкового спорта, мог бы быть полезен на этом поприще. Но что случилось, то случилось. Правда, могу заметить, что один представитель большого бизнеса попал в Олимпийский комитет. Это господин Федорычев, который занял весьма интересую должность вице-президента без права голоса. Это что-то типа министра без портфеля.

Что я могу сказать? Зачем ему право голоса? За него будут голосовать его деньги. Может быть, присутствие такого крупного и не бесталанного бизнесмена как-то приведет в порядок расстроенный механизм Олимпийского комитета. Нам только остается в преддверии Нового Года надеяться на чудо, потому что все, что мы видели, все, о чем мы говорили, ни на какой оптимистический лад, к сожалению, не настраивает.

XS
SM
MD
LG