Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Демократы и леворадикалы - за свободу TV. Никита Белых - новый лидер СПС?


[ Радио Свобода: Программы: Время политики ]
[23-05-05]

Демократы и леворадикалы - за свободу TV. Никита Белых - новый лидер СПС?

ВедущийМихаил Соколов

Михаил Соколов: На выборах в Магаданскую областную Думу региональный список "Единой России" поддержали почти 29 процентов избирателей. Но второе место с 20.5% заняла Российская партия пенсионеров, ее список возглавлял популярный местный политик - бывший депутат Государственной Думы Владимир Буткеев.

Список партии пенсионеров был лишен регистрации избирательной комиссией, и восстановлен в правах Верховным Судом России. Лидеры блока СПС и "Яблока", который был также не слишком законно лишен права на участие в выборах, призвали поддержать список Партии пенсионеров, выступавшей с оппозиционных позиций. На третьем месте в Магаданской области ЛДПР: почти 17 % голосовали за партию Жириновского, благодаря его визиту в Магадан, у довольно вяло проведших кампанию коммунистов -13 с половиной голосов.

Не слишком впечатляющие результаты "Единой России" на региональных выборах заставляют власти продолжать корректировку избирательного законодательства. 20 мая Государственная Дума в первом чтении проголосовала за введение единого дня выборов, что позволит доминирующей на телевидении партии власти вести из Москвы на регионы целенаправленные и скоординированные пропагандистские кампании. Также вводится ужесточение норм недостоверных подписей - всего 5%, что позволит не допускать к выборам партии, не представленные сейчас в Государственной Думе России.

С новыми критическими заявлениями в адрес Кремля выступил бывший вице-премьер России Михаил Касьянов. Он объявил о создании в стране симбиоза советского строя с элементами госкапитализма, разрушении демократии, о чем свидетельствует манипулирование судом в деле ЮКОСа и новый избирательный закон, фактически лишающий граждан права выбора.

Впервые за полтора десятилетия левые и демократические партии провели общий митинг. В акции протеста в Останкине за свободу слова на телевидении, отставив идеологические разногласия, участвовали политики из "Яблока", партии "Наш Выбор", Компартии, НБП.

Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: На митинг за свободу слова и против политической цензуры собрались представители самых разных политических партий и организаций. Рядом развивались флаги партий КПРФ и "Яблока", мирно беседовали представители НБП и молодежной "Родины". Стоял старичок с портретом Ленина, на котором написано "Бей буржуев", а рядом с ним женщина с фотографией Михаила Ходорковского и лозунгом "Свободу МБХ". Идеологические разногласия решили забыть хотя бы на время акции. Первый секретарь московского горкома КПРФ Владимир Улас.

Владимир Улас: Коммунистическая партия уже 14 лет под этим маховиком находится. Нас запрещали и шантажировали, против нас использовали всю мощь государственного аппарата, включая средства массовой информации, телевидение, бюджет, спецслужбы. Поэтому мы, более чем кто бы то ни было из присутствующих здесь, заинтересованы, чтобы общество было подлинно демократичным и свободным. А без свободных и независимых средств массовой информации это невозможно. Потому что мы ощущаем сегодня, что под шумок борьбы с терроризмом, под разговоры о выстраивании или об укреплении государственности фактически созданы условия авторитаризма в стране.

Любовь Чижова: Собравшись на Аллее Космонавтов возле метро ВДНХ, колона митингующих прошла по улице Академика Королева к телецентру. Часть людей выкрикивала лозунги, среди которых "Долой цензуру!" и "Путин, уходи!". Часть шла молча в повязках, которые закрывали людям рот и символизировали нынешнее состояние российского телевидения. Митинг у Останкино открыл лидер партии "Яблоко" Григорий Явлинский.

Григорий Явлинский: Без свободы не бывает справедливости. Без свободы слова не будет справедливости в нашей стране. А без свободы и справедливости не будет самостоятельной суверенной европейской России. Мы требуем выполнения конституции. Мы требуем отмены политической цензуры. Мы требуем народного общественного телевидения. Да - нашей свободе. Да - нашим правам. Да - нашей конституции. Нет - лжи. Да - свободе политических дискуссий. Нет - насилию и лжи на телевидении. За нашу свободу!

Любовь Чижова: Работники телецентра реагировали на митинг не слишком активно. Из окон на митингующих смотрели от силы человек пять. А митингующие поднимали вверх плакаты с перечеркнутым изображением ведущей программы "Время" на Первом канале Екатерины Андреевой. Я поговорила с участником митинга Леонидом Развозжаевым, который представляет, как он сказал, боевой авангард союза молодежи "За Родину".

Леонид Развозжаев: По зову сердца принимаем участие, потому что мы озабочены тем состоянием дел, которое происходит сегодня в средствах массовой информации, особенно на государственных телеканалах. Нас возмущает то, что идет однобокая подача информации по всем вопросам, не освещается нормально деятельность оппозиционных структур, те предложения конструктивные, которые могут изменить социально-экономическое развитие России в лучшую сторону. Загнали всю оппозицию, загнали весь российский народ и пытаются накормить нас информационным фаст-фудом. Мы против этого, мы протестуем со всем нашим народом и пойдем до самого конца.

Любовь Чижова: На митинге выступила лидер партии "Наш выбор" Ирина Хакамада.

Ирина Хакамада: Мы не рабы, чтобы каждый день потреблять эту пропагандистскую баланду, которой нас кормят по всем каналам телевидения. Мы не рабы, чтобы спокойно наблюдать, как нами манипулируют, считая, что мы ничего не можем и поэтому с нами можно сделать все, что угодно. Я предлагаю акцию солидарности. Выключайте телевизор, когда вы знаете, что это пропаганда, а не информация, не смотрите эти передачи, и они не смогут зарабатывать эти бешеные деньги на своих рекламных бюджетах. Не покупайте газеты, в которых льется одна ложь, чернуха покупная, типа "Комсомольской правды", где печатают кого угодно, где дают что угодно, кроме одного - правды. Когда вся Россия покажет, что это Россия действительно свободных людей, и она никогда никому не поверит, пока сама не добьется этой свободы.

Любовь Чижова: В акции принял участие лидер Национал-большевистской партии Эдуард Лимонов. Он сказал, что сбылась его давняя мечта: под одними лозунгами стоят демократы и лево-радикалы.

Эдуард Лимонов: Ситуация со свободой слова чудовищная, безусловно, поскольку всю свободу слова забрала себе власть, Кремль, он пользуется всеми свободами, а мы вроде люди второго сорта, ничего нам не дают. Свою свободу отбирать, брать, не просить, не клянчить, а брать. Покажем свою силу и отберем. Речь идет о свободе телевидения и вообще о свободе СМИ, а это, конечно, важное дело в стране, где телевидение важнее христианства. Я ни на что от власти не надеюсь, ни на какие движения, просто это показатель силы. То, что все собрались вместе - одно это очень здорово, сам по себе факт, что мы вместе вышли, такие разные люди. Сбылась мечта, о чем я мечтал года два, наверное.

Михаил Соколов: Партия Союз правых сил в митинге за свободу слова участия официально не приняла. В "Останкино" выступал в личном качестве член политсовета СПС Иван Стариков, который находится в оппозиции к руководству партии. Правые не могут забыть о своих идеологических позициях, отстаивая принцип антикоммунизма.

Большинство политсовета СПС согласилось с тем, чтобы 28 мая на съезде партии предложить всем делегатам компромисс, между лояльной Кремлю группой Анатолия Чубайса и оппозиционерами, вроде Бориса Немцова и Ивана Старикова: избрать первым замом главы партии члена Правления РАО ЕЭС Леонида Гозмана, а лидером сделать как бы нейтральную фигуру - вице-губернатора Пермской области Никиту Белых.

Сегодня Никита Белых - гость программы "Время политики".

Никита Юрьевич, как и у кого возникла идея выдвинуть вас на пост лидера партии?

Никита Белых: Эта идея возникла у меня, и мою кандидатуру поддержали Егор Гайдар, Борис Немцов, в дальнейшем Анатолий Чубайс.

Михаил Соколов: То есть вы компромиссная фигура?

Никита Белых: Я считаю, что моя фигура в наибольшей степени отвечает тем задачам, которые стоят на сегодняшний день перед партией.

Михаил Соколов: Почему? Потому что вас мало кто знает?

Никита Белых: То обновление, о котором говорили и в партии, и в околопартийных структурах, не может происходить за счет тех лиц, которые уже давно находятся на политической арене, в московской или в питерской тусовке, поскольку за каждыми такими именами есть много и хорошего, и плохого. То есть о реальном обновлении в этом случае речь просто не пойдет.

Михаил Соколов: И вы будете такой ширмой, а за этой ширмой будут действовать люди, которых многие считают дискредитированными.

Никита Белых: Я устал по поводу ширмы и технического руководителя говорить. То есть время покажет, кто ширма, кто не ширма. Мне лишний раз с пеной у рта доказывать, что я на самом деле очень самостоятельный, если буду руководить, вы узнаете, какой я на самом деле классный специалист и менеджер, не буду говорить, время покажет.

Михаил Соколов: Предстоит внести в устав СПС поправку о том, что председатель и его зам избираются парой. То есть у партии будет председатель, вице-председатель. На этот пост выдвинут Леонид Гозман. И резко против этой конструкции часть членов партии выступает, в частности, член политсовета Иван Стариков. Но он считает, что Леонида Гозмана, человека не столь популярного в партии, продают в нагрузку к вам.

Никита Белых: Я считаю, что та конструкция, которая предложена, она на сегодняшний день является оптимальной. При этом как у любой демократической партии, у членов партии могут быть другие мнения на этот счет.

Михаил Соколов: Справедливо ли будет сказать, что есть в партии крыло, которое ориентировано на Анатолия Чубайса, его представляет Леонид Гозман, а вы представляете другую часть партии, более близкую к взглядам Бориса Немцова, например?

Никита Белых: Не думаю, что такой разговор о крыльях является корректным. Безусловно, есть сторонники разных идей, разных подходов. Я же все-таки рассматриваю себя как фигуру самостоятельную, а не представляющую интересы того или иного крыла или того или иного члена федерального политического совета.

Михаил Соколов: А с Сергеем Кириенко вы сохраняете свои отношения, все-таки вы выходец из "Новой силы"?

Никита Белых: Я, к сожалению, не могу похвастать особо длительным или особо плотным общением с Сергеем Владиленовичем. Я действительно вступал в "Новую силу", когда руководителем был Сергей Кириенко.

Михаил Соколов: Да, он бывших комсомольцев собирал, я помню.

Никита Белых: Я не попал в "комсомольский призыв", я вступал по Интернету, руководствуясь исключительно собственными убеждениями и уважительным отношением к фигуре Сергея Владиленовича. "Новая сила" на тот момент больше соответствовала моим представлениям о том, как необходимо развиваться. Те принципы, которые исповедовала "Новая сила", для меня, молодого, начинающего предпринимателя и политика были более комфортны.

Михаил Соколов: То есть технократы?

Никита Белых: Называйте, как хотите.

Михаил Соколов: Вы сказали об обновлении. Все-таки в чем должно быть обновление партии Союз правых сил?

Никита Белых: Усиление региональной работы и вообще усиление влияния региональной политики в общей политике партии. Новые подходы и учет тех ошибок в рамках электоральных процессов, которые нам предстоит в 2007 году пережить. И еще попытка объединения демократических сил.

Михаил Соколов: Если говорить о региональных выборах, на которых Союз правых сил кое-где выступал достаточно удачно, все эти удачи связаны были прежде всего с изменением лица партии, то есть сдвигом в сторону такого либерал-популизма, вплоть до того, что ваши агитаторы говорили, что Чубайс в вашей партии не состоит.

Никита Белых: Надо максимально руководствоваться эффективностью мероприятий. В то же время, безусловно, существует та грань, которую переходить нельзя. То есть, во всяком случае, отказываться от тех людей, которые сделали очень много для партии, даже если они непопулярны среди электората, будь Чубайс или Гайдар, ни в коем случае нельзя.

Михаил Соколов: Вы уже несколько раз говорили о том, что партия СПС идеологическая, она не может находиться в оппозиции к Владимиру Путину, президенту России.

Никита Белых: Я говорил, что мы не можем строить свою политику, руководствуясь исключительно нашим отношением к Владимиру Путину. Мы не можем в основу своей идеологии класть наши отношения к конкретной персоне.

Михаил Соколов: Владимир Путин - это определенный курс, определенный набор решений.

Никита Белых: Вы считаете, что этот набор решений логичен, последователен и прогнозируем? Я считаю, что это не так. Поэтому говорить о том, как мы будем относиться к тем или иным действиям, на мой взгляд, было бы очень смело.

Михаил Соколов: Просто есть уже принятые решения. Вот выборность губернаторов, например, отмененная, вы за или против?

Никита Белых: Против отмены выборности губернаторов. Избрание первого лица региона должно происходить на основе волеизъявления жителей этого региона.

Михаил Соколов: Кстати говоря, в Пермской области, насколько я понимаю, не отменен конституционный закон о том, что выборы губернатора должны состояться этого объединенного субъекта в декабре 2005 года. А с другой стороны, есть федеральный закон.

Никита Белых: Пока такое противоречие существует, фракция Союз правых сил на ближайшем заседании Законодательного собрания поставит этот вопрос о проведении референдума по определению того, какой все-таки механизм должен быть задействован. Если говорить о практических действиях, я предполагаю, что в ближайшее время Государственная дума постарается коллизию федерального законодательства решить.

Михаил Соколов: Вы поддерживаете эту кампанию, которая начата вашим коллегой по партии Борисом Надеждиным, попытки провести региональные референдумы по выборности, получить отказы и потом судиться за установление выборности?

Никита Белых: Я считаю, что инициатива, которую начал Борис Борисович, она абсолютно правильная. И само стремление поставить вопрос именно в таком контексте - эта идея правильная и имеет право на существование.

Михаил Соколов: Опять же реальная политика Владимира Путина: ряд регионов был принужден к объединению. Пермская область первой провела такую кампанию, поглотив Коми-Пермяцкий округ или поглощая сейчас. Я уже слышал, что ряд людей недовольны тем, как это произошло, поскольку обещания центра не выполняются. Это так или нет?

Никита Белых: Во-первых, что касается объединения Коми-Пермяцкого автономного округа и Пермской области - это процесс естественный и закономерный. На самом деле то разделение, которое в свое время произошло, оно было неестественным. То есть мы всегда жили на одной территории, мы всегда себя считали единым народом.

Михаил Соколов: А как насчет национальных интересов коми-пермяков, их культуры умирающей, языка и так далее?

Никита Белых: Умирающая культура коми-пермяков никак не связана с существованием в составе Пермского края или самостоятельным существованием. Мы делаем все для того, чтобы самобытность коми-пермяцкой культуры существовала, достаточно активно взаимодействуем и сотрудничаем с другими финно-угорских народов, и с Венгрией, и с Финляндией. Поэтому объединение, которое происходит сейчас в Пермский край, я считаю это совершенно нормальным, естественным явлением. Референдум, который происходил по этому вопросу, показал всеобщую поддержку этого процесса. Причем в Коми-Пермяцком автономном округе даже большую, чем в Пермской области. Поэтому могу говорить достаточно уверено, поскольку в качестве депутата Законодательного собрания Пермской области я участвовал и в подготовке референдума, и в ряде процессов, связанных с объединением. Другое дело, что те преференции и дополнительные экономические стимулы, которые были обещаны для поддержки этого процесса, здесь у нас могут быть претензии к федеральному правительству, они не в полной мере реализованы или реализуются. Но это совсем другая история. Мы никогда не говорили об объединении субъектов как сугубо экономическом проекте, за счет которого мы хотим получить дополнительные деньги из федерального бюджета или какие-то дополнительные политические, административные, финансовые преференции.

Михаил Соколов: Никита Юрьевич, еще один вопрос. Дело ЮКОСа, ситуация с судебной системой - это не повод быть в оппозиции у власти? Как может в сфере бизнеса крупного, среднего, мелкого, поддерживать такого лидера и такую политику, которая бизнеса, собственно, боится и стареется уничтожить крупные независимые финансово-промышленные структуры?

Никита Белых: В этой части мы, безусловно, находимся в оппозиции президенту. Я напомню, что первым, практически единственным человеком, кто публично высказал свое отношение к заключению под стражу господина Ходорковского, был Анатолий Борисович Чубайс. Мы всегда негативно относились и к этому процессу, и к тому, как сейчас государство относится к бизнесу. Все-таки мы находимся скорее в оппозиции, хотя нельзя не признать, что некоторые действия в части работы по стабилизационному фонду, налоговой системе не могут нами однозначно восприниматься как негативные.

Михаил Соколов: А вы считаете правительство Михаила Фрадкова дееспособным вообще, после монетизации, после административной реформы провальной, по мнению многих экспертов?

Никита Белых: Правительство Фрадкова недостаточно эффективно работает.

Михаил Соколов: Эрозия той идеологии, которая была в 90 годы у власти, которая происходит на наших глазах, и празднование 9 мая это показало, заявление о том, что развал СССР - это трагедия для российского народа и, скажем, нарастание прославления Сталина, в этом вопросе какова будет ваша позиция?

Никита Белых: Что касается прославления Сталина, однозначно негативно относимся. И мы уже делали заявление от федерального политического совета после выступления господина Грызлова, который назвал деятельность Сталина и вообще Сталина выдающейся политической фигурой, в работе которого случались перегибы.

Я напомню, что у нас было заявление, где мы заявили о том, что называть преступления перегибами само по себе является преступлением.

Что касается отношения к распаду Союза, то мы считаем, что есть основания для более тесного взаимодействия на сегодняшний день независимых государств. То есть мы должны признавать их независимость. Каким-то образом не готов я сейчас формулировать идеи либеральной империи.

Михаил Соколов: Как вы, кстати, относитесь к этому тезису Чубайса, идее экономической экспансии России на постсоветском пространстве?

Никита Белых: Я считаю приемлемым такой подход.

Михаил Соколов: Тем не менее, избиратели как-то вас не поняли.

Никита Белых: Плохо объясняли избирателям. Я вообще считаю, что результаты 2003 года носили как объективный, так и субъективный характер. Мы постоянно смешиваем вопросы кризиса идеологии, с которой шли правые на выборы в декабре 2003 года, и как эта идеология вносилась и как строилась избирательная кампания. На мой взгляд, как человек, который руководил региональной избирательной кампанией в одном из субъектов федерации, вторая часть была более существенной. При нормальной организации процессов 5% набрать по стране было не вопрос.

Мы в Перми набрали около 9%, и то, я считаю, что мы недостаточно четко работали. Я знаю те ошибки, которые мы допустили именно в техническом плане при подготовке к выборам 2003 года. Если бы они не были допущены, то для нас нормальным результатом была бы цифра порядка 12% по региону.

Михаил Соколов: Но у вас, наверное, была несколько иная информационная ситуация в регионе, чем в целом по России. Возможно ли, вообще вести нормальную политическую деятельность сейчас, когда электронные средства массовой информации основные находятся в руках государства, в руках государственной партии власти?

Никита Белых: Безусловно, нас ситуация, которая складывается в информационном пространстве, не устраивает. Но поднимать руки, говорить, что в таких условиях мы не готовы работать и поэтому не собираемся заниматься политической деятельностью и идти на выборы в 2007, а в дальнейшем в 2008 году, было бы смешно. Мы будем работать в тех условиях, которые созданы. И если нам удастся как-то повлиять на изменения этих условий, мы, конечно, повлияем. Сегодня ориентируюсь на то, что работать придется в жесткой информационной блокаде, и мы будем работать в тех условиях, которые существуют объективно.

Да, это будет определять в какой-то мере изменение тактических подходов, но не считаю ситуацию безнадежной. То есть в противном случае я бы на пошел на выборы председателя федерального политического совета, если бы не считал, что даже в таких условиях мы можем достойно выступить на выборах в 2007 году.

Михаил Соколов: Ряд демократических лидеров, например, Григорий Явлинский и Ирина Хакамада считают, что возможны совместные действия с левыми, коммунистами даже, например, по вопросу свободы слова на телевидении. Леонид Гозман, ваш "дядька" или вице-председатель потенциальный партии категорически против действий вместе с левыми. Ваша позиция?

Никита Белых: У нас достаточно много, во всяком случае ,значительно больше тем для объединения усилий с демократическим флангом. Сначала мы должны в этой части разобраться. На сегодняшний день я не готов говорить о взаимодействии с левыми силами, с левыми партиями. "Дядьку" в данном случае я поддерживаю.

У нас в регионе мы проводим без левых проекты, связанные с честными выборами и контролем со стороны общественности за тем, как происходят выборные процессы.

Михаил Соколов: А вы по-прежнему рассчитываете на то, что в условиях фрагментации демократического фланга возможно ли, тем не менее, какое-то объединение в 2007 году и с "Яблоком", и с обновленной Республиканской партией Владимира Рыжкова?

Никита Белых: Я не склонен давать какие-то категорические оценки. Я считаю, что слишком много внимания уделяется процессам, происходящим на федеральном уровне и совершенно упускаются процессы, идущие на уровне региональном. Несмотря на то, что на федеральном уровне СПС и "Яблоко" не могут договориться, у нас в регионе подписано соглашение о совместной работе с "Яблоком". Я считаю, что можно экстраполировать эту деятельность и на другие регионы. Если деятельность эта на региональном уровне покажет свою эффективность, а у нас она показывает свою эффективность, то вопрос об объединении на федеральном уровне можем снова рассматривать.

Михаил Соколов: У вас какой-то deadline есть для того, чтобы завершить объединительный процесс?

Никита Белых: Я думаю, август-сентябрь 2006 года.

Михаил Соколов: А если нет, тогда что будет?

Никита Белых: Идем самостоятельно.

Михаил Соколов: С вашим лидерством или вы будете ждать, возможно, прихода Михаила Касьянова?

Никита Белых: Вопросы лидерства в партии и лидерства в списке - совершенно различные, на мой взгляд, темы. То есть руководство партии и олицетворение ее на выборах - задачи несколько разные. Если люди готовы будут голосовать именно за эти персоны, то в этом случае возможно появление списке тех людей, которые на сегодняшний день в руководстве партии не состоят.

XS
SM
MD
LG