Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Победа "Единой России" в Белгородской области


[ Радио Свобода: Программы: Время политики ]
[17-10-05]

Победа "Единой России" в Белгородской области

ВедущийМихаил Соколов

Михаил Соколов: Партия "Единая Россия" одержала победу на выборах в думу Белгородской области, по одномандатным округам прошли 10 представителей партии. Кроме того из шести независимых кандидатов пять также являются сторонниками "Единой России", еще 11 мест дает набравший 53% голосов список партии. Во главе его стоял губернатор Евгений Савченко, который везде и всюду клялся в верности президенту Владимиру Путину.

Евгений Савченко: Политику президента я одобряю, поддерживаю и претворяю в жизнь.

Михаил Соколов: В таком результате вряд ли кто сомневался. Федеральное руководство "Единой России" поддержало список партии власти на выборах законодательного собрания Белгородчины, объявив, что под руководством губернатора Евгения Савченко и при поддержке партии область достигла "заметных успехов в экономическом, культурном и социальном развитии и является одной из самых стабильных и благополучных областей не только Черноземья, но и России".

Между тем кампания по выборам белгородской областной думы прошла в обстановке далекой от нормальной. Причина этого - противостояние между главой Белгородской области Евгением Савченко и корпорацией "Интеко", поддержавшей политических оппонентов губернатора.

Неделю назад, когда я был в Белгороде, новостью номер один было нападение на исполнительного директора компании "Интеко-Агро" Александра Анненкова: его зверски избили трое молодчиков. Бизнесмен чудом остался жив и прямо после операции из реанимации был вывезен в Москву. Александр Анненков являлся не только менеджером, но и одним из руководителей местной ячейки ЛДПР, а фирма "Интеко-Агро" финансировала единственную в регионе оппозиционную губернатору Евгению Савченко газету - "МК в Белгороде". Это был не единственный случай насилия, - объяснял мне Антон Морозов, начальник штаба ЛДПР...

Антон Морозов: У нас есть кандидат Чугреев, его дочку избили, сказали, чтобы не совался он на выборы. Избили нашего регионального координатора Лозу Сергея Николаевича. Он отъезжал от штаба на своей машине, двумя машинами его заблокировали, вытащили из своей машины, ударили по голове, били по почкам. Предупреждали, чтобы не проводил особой активности политической. Ну, а 9-го числа на нашего члена партии Анненкова было совершено покушение.

Михаил Соколов: Пресс-служба главы Белгородской области зачем-то опровергала нападения на членов ЛДПР и их близких.

В понедельник в Москве на адвоката "Интеко" Дмитрия Штейнберга напали в подъезде. Известный юрист умер в среду. Дмитрий Штейнберг вел юридическое сопровождение судебных споров "Интеко" с властями Белгородской области...

Один из хозяев фирмы "Интеко" Виктор Батурин объявил, что теперь опасается и за свою жизнь.

Напомню, что компания принадлежит супруге Юрия Лужкова Елене Батуриной, и уже несколько лет занимается агробизнесом в Белгородской области.

Губернатор Евгений Савченко сам пригласил "Интеко" в регион, затем компания Батуриных стала ввозить современную технику, покупать землю. Все были довольны. Затем отношения вскоре разладились.

Белгородские власти дали разрешение провести через земли, которые, как утверждает руководство "Интеко", уже фирмой куплены, железнодорожную ветку на Яковлевский рудник, который разрабатывает компания "Металл-групп", принадлежащая сыну Виктора Черномырдина. Компания Батуриных компенсации не получила и идет череда тяжб.

Главный редактор агентства "Бел.ру" Светлана Баранова скорее на стороне власти.

Светлана Баранова: Их принимали точно так же, как всех остальных инвесторов. Вы знаете, что здесь их много и всем в принципе создан довольно благоприятный микроклимат. Экономика региона развивается. И только жители Белгородской области знают, что, пойдя в магазин, нам совершенно не надо стоять в очереди за какими-то американскими окорочками. Действительно регион обеспечивает себя сам. Почему в исключительном положении оказалась "Интеко", к сожалению, мы ничего говорить точно не можем. Но то, что первые конфликтные позывы были со СМИ, допустим, все-таки можно сказать, что это были "Интеко". Когда появились статьи господина Караулова. Я как житель Белгородской области была возмущена не то, что необъективностью подачи, а просто во многом каким-то звучанием совершенно непроверенных, односторонних фактов, измышлений.

Михаил Соколов: Белгородские власти обвиняют фирму "Интеко" в агрессивной скупке земель для перепродажи, в обезземеливании крестьян, в невыполнении обязательств. Компания отвечает, что не может вкладывать деньги, если власти региона не оформляют ее землевладения.

Как считает лидер "Яблока" в Белгороде Николай Франк, в конфликте с "Интеко" власти в области показали себя как минимум недальновидными.

Николай Франк: Где-то что-то они не поделили. Потому что "Интеко" пришла в область, я не знаю, кто кого приглашал, но их очень здесь хорошо принимали, им помогали делать бизнес, скупать земли, им помогали скупать промышленные объекты, они здесь банк открыли - "Банк Москвы". То есть была такая обстановка всеобщего благоденствия. А потом на каком-то этапе это все лопнуло.

Но я вам хочу сказать, что все те доводы, которые администрация приводит, то, что я слышу, публично, например, молокозавод, я понимаю так: сегодня любой договор диктуется областными властями. Дума вырабатывает какие-то принципы договорные, на каких условиях, администрация контролирует, чтобы эти условия соблюдались в договоре. Договора заключены, зарегистрированы и на период оформления документа никаких вопросов не было. Проходит год-два, и возникают вопросы. В Волоконовке молокозавод, можно сказать, градообразующее предприятие. И вот единственная котельная на весь поселок на молокозаводе. Раз они хозяйство закрыли, значит своего скота нет, молока нет, они, получается, и завод прикрыли. Они хозяева, они исходят из своего личного интереса. Но договор должен был каким-то образом закрывать интересы поселка, интересы населения. Там надо было записать, что котельную мы не продаем или продаем на условиях, что в течение какого-то периода времени котельная не имеет права остановиться, не имеет права отказать в тепле, в горячей воде подключенным объектам. Этого ничего не было.

Почему люди не восстают? Что они людьми играют, как разменной картой? Я понимаю так: сегодня у нас в области одни строят себе капитализм. Даже председатель Аграрной партии, он возглавляет список, он в каждом выступлении говорит: а что, мы капитализм строим, надо понять. Но народ они бросили в социализм, лишив всей социальной базы. То есть предприятия ушли и аграрные, и промышленные в капитализм, а осталось пустое место. И хотят с этого пустого места, чтобы народ то же самое получал. Даже по вопросам "Интеко" они вовлекают туда всех: там детские сады выступают, медики, бывшие колхозники. Что они хотят? Власть должна обеспечить нормальные условия жизни для тех людей, которые на территории поселка живут. За счет чего? Они когда заключают договор, они должны заложить условия: вы закрываете предприятия, налогов не будет, вы должны какую-то помощь оказывать в каких-то размерах. Может быть это будет адресная помощь садику, школе, ремонт дорог - конкретно.

Михаил Соколов: Пресс-центр губернатора Белгородской области объявил недопустимым вмешательство коммерческой структуры "Интеко-Агро" и ее руководства в политическую жизнь региона и пригрозил, что "по высказываниям, содержащим признаки клеветы и оскорбления должностных лиц, затрагивающих деловую репутацию органов государственной власти, готовятся материалы для передачи в прокуратуру".

По мнению лидера белгородского "Яблока" Николая Франка, губернатор Евгений Савченко нервничал.

Николай Франк: Ему хочется переназначаться, и идут документы. По этим документам сегодня кандидатуру губернатора выдвигает партия-победитель. И наша будет первая, которая все это будет делать. Поэтому можно быть благообразным, но потерять ситуацию в областной думе. И предложат совсем другого человека.

Михаил Соколов: На вопрос о том, как прекратить конфликт с "Интеко", Евгений Савченко мне отвечал весьма уклончиво...

Евгений Савченко: Нормально работать на территории области, как все работают.

Михаил Соколов: Близкий губернатору депутат Государственной думы, член "Единой России" Андрей Скоч заметил...

Андрей Скоч: Естественно, когда два хозяйствующих субъекта как-то ссорятся и ругаются, они начинают включать все, что угодно, - черный пиар, предвыборную кампанию используют, телевидение, газеты, радио и так далее. Но практика показывает, что два хозяйствующих субъекта всегда находят какой-то компромисс. Найдется, допустим, какая-то третья сторона, которая скажет: хорошо я заплачу вам всем, и тебе, и тебе, сам это все куплю и все будет тихо и спокойно. Я информирован о том, что существует инициатива с третьей стороны, чтобы выкупить это, чтобы прекратить все споры.

Михаил Соколов: Но "Интеко" уходить и продавать свой бизнес не собирается. Так что противостояние вышло на политический уровень.

В выборах участвовала "Единая Россия", чей список возглавил губернатор Савченко. В нем были ведущие местные чиновники. Бывший мэр Белгорода, а ныне депутат думы Георгий Голиков заявлял в духе эпохи Брежнева.

Георгий Голиков: Всегда Белгородской области везло на первых руководителей. Это люди, которые работали неординарно всегда. И поэтому область всегда имела свою изюминку в социально-экономическом развитии. И я не боюсь сказать, что эту дальнейшую работу продолжил нынешний губернатор Савченко Евгений Степанович. Я знаю не понаслышке, чем гордится область. Это сегодня прежде всего уровень жизни, который сложился из газификации сто процентов. Сегодня президентская программа газификации в некоторых регионах по 17% всего лишь, по 20. Это уровень строительства дорог, это жилье, это развитие сегодня остальных и животноводческих комплексов.

Михаил Соколов: В зале ДК "Энергомаш" Евгений Савченко перед несколькими сотнями заботливо пригнанными на предвыборное мероприятие "Единой России" студентов, маленький человечек, коротко стриженый, седоватый, глядя сквозь слушателей и не особенно обращая внимания на их реакцию, зачитывал ответы на вопросы, получал избранные записки, а вопросов в микрофон избежал. Сразу же Савченко дал зачин: против него устроен заговор.

Евгений Савченко: Сегодня на нас, на меня, на область льются ушаты грязи, включены все фекальные насосы для того, чтобы очернить и наши завоевания, для того, чтобы дискредитировать меня, для того, чтобы в глазах общественности показать, что Белгородчина на самом деле совершенно другая, что Белгородчина - это пространство, в котором очень плохо решаются социальные вопросы, пространство, в котором очень тяжело жить. Что пора уже на Белгородчине подумать о том, чтобы и власть сменить. Это технологи черного пиара добиваются своего. Их десятки и сотни сегодня заехали на Белгородчину. Не исключаю, что они присутствуют и в нашем зале. Тем более, пусть слушают, мы всегда готовы открыто со всеми разговаривать.

Михаил Соколов: Евгений Савченко везде и всюду докладывает, как хорошеет Белгород.

Евгений Савченко: Программа благоустройства - это наша одна из программ. Она рассчитана на семь лет. Пять лет уже прошло. Давайте вспомним город Белгород образца 1999 года, когда мы первый раз шли на выборы с господином Жириновским, который потерпел полное крушение в области. В городе Белгороде были очень узкие улицы, не было тротуаров, не было газонов, не было цветников. Сегодня Белгород - это широкие улицы. Мы видим совершенно новый облик города Белгорода.

Михаил Соколов: Весь город действительно вымощен плиткой. Недешево. За какие деньги? Как заметил лидер местного "Яблока" Николай Франк, вместо использования нормальных налоговых рычагов, в Белгороде сложилась непрозрачная практика поборов с бизнеса, при которой нельзя проследить, как тратятся деньги.

Николай Франк: У нас предприятия обложены оброком. Твое предприятие, тебе нужно дороги столько-то, сети какие-то - столько-то. Это было при советской власти, оно у нас и действует. Вы думаете, город меняет вид - это кто делает? Одним выгодно делать плитку. Список этот, вообще надо поинтересоваться, кому выгодно. Другим выгодно укладывать, а третьи рассчитываются. Вот он хочет открыть магазин, так вот территория, ты здания должен сделать внешний фасад, ты должен сделать тротуары, ты должны сделать карманы для машин, ты должен еще чего-то сделать. И это делает со своего кармана. Плюс говорят: мы начинаем то-то, то-то, вот с тебя десять тысяч, с тебя сто тысяч, с тебя миллион. То есть ситуация, она остается. И в принципе народ не возражает. Но бизнес средний, мелкий, он от этого плачет. Встретитесь с кем-то из этих людей, они вам расскажут, может быть даже конкретные цифры приведут и назовут, куда эти деньги перечисляются, через кого и как, какими методами. Но так оно и есть, и деваться некуда.

Идет партия "Единая Россия" на выборы, за несколько месяцев до начала кампании рассылают письма - по 20 тысяч рублей перечислите. Куда? Еще избирательного фонда нет, избирательного счета нет. Перечислить 20 тысяч. И люди знают, что если они не перечислят, то у них проблемы начнутся.

Михаил Соколов: Против журналиста Ольги Китовой за разоблачения коррупции во власти Белгородская прокуратура состряпала несколько уголовных дел, и только сейчас, после пяти лет тяжб, арестов и заключения в тюрьме, Ольга Китова полностью реабилитирована Верховным судом России. Забавно было бы посмотреть на дебаты бывшего депутата белгородской областной думы Ольги Китовой с губернатором. Но поскольку здесь власть не удостаивает противников диалогом, попробуем провести дебаты заочно. Губернатор Евгений Савченко уверен: в Белгородской области растет народонаселение. Ольга Китова отмечает:

Ольга Китова: Такой миф, который сам же продает господин Савченко, что он крупный хозяйственник, крепкий хозяйственник, Белгородская область процветает, это оазис в бедной обнищалой России и так далее. Это все вранье, наглое и грубое вранье. Его миф, который он скормил Кремлю и который Кремль, по-моему, проглотил и не подавился, что в вверенном его заботам крае жизнь процветает, развивается и население увеличивается. Вот родился полуторамиллионный гражданин - это было широко показано. С одной стороны, это все так, потому что действительно полуторамиллионный житель Белгородской области несколько лет назад появился на свет. Но все остальное неправда. Дело в том, что население Белгородской области увеличивается только механически за счет того, что приезжают люди из других областей. На самом деле в Белгородской области стремительное вымирание людей происходит. Ежегодно в Белгородской области вымирает людей ровно вдвое больше, чем рождается.

Михаил Соколов: Евгений Савченко говорит, что он заботится о селе.

Евгений Савченко: Мы понимаем, что все вытащить сразу село нельзя, мы наметили некоторые ориентиры. Это производство продукции животноводства, это зерно, это сахарная свекла. И вытаскиваем за эти звенья. Я думаю, что мы определенные успехи на сегодня ощущаем от такой политики. Белгородская область производит мяса больше, чем Воронежская, Курская, Липецкая, Тамбовская вместе взятые. Все это мы делаем ради того, чтобы организовывались новые рабочие места прежде всего, и прежде всего в сельской местности, и прежде всего для молодых.

Михаил Соколов: У Ольги Китовой иное мнение.

Ольга Китова: Сельское хозяйство он разрушил лично, потому что именно он был, четыре срока находится у власти, лет 14, наверное, уже задолго до прихода в Белгородскую область "Интеко", которую сам, кстати, привел. Ничего не осталось от колхозов, он их все разрушил. Люди остались с какими-то клочками земли без техники, без денег, без возможности, чтобы купить какую-то технику для обработки земли или семена купить. Людям созданы были господином Савченко, который руководит областью, такие условия, по бумаге они вроде бы считается, что они владеют куском земли, но на самом деле размежевания не проводится. Если человек вдруг хочет выделить свой участок земли, во-первых, его всячески запугивают и мешают, и человек в конце-концов отказывается. А если он стоит на своем, то это заканчивается тем, что ему находят где-нибудь такой кусок земли, на котором только общественный туалет можно ставить, больше с этой землей ничего нельзя сделать. Пока эта земля не размежевана, пока она не принадлежит действительно кому-то, она не имеет хозяина. И этим хозяином всей этой земли бесплатно, не вложив ни копейки, господин Савченко считал себя и в общем-то правильно делал, что считал себя этим хозяином.

И вдруг пришла новая компания. Когда я увидела животноводческий комплекс, который построила "Интеко", где шикарные европейские коровы, где доярка получает минимум четыреста долларов. Я знаю, что в других хозяйствах, которые разрушены и которые кое-как теплятся, зарплата доярки составляет от четырехсот рублей до в лучшем случае полутора тысяч рублей, то кто, извините, плохой хозяин, кто разрушает и кто вредит белгородцам - "Интеко" или губернатор?

Михаил Соколов: Губернатор Евгений Савченко выступает против ипотеки и рекламирует свои жилищные программы.

Евгений Савченко: Кто сказал, что мы сокращаем строительство жилого фонда в 2006 году? Мы наоборот, если переводить на квадратные метры, введем примерно 800 тысяч метров квадратных. Это раза в три, наверное, больше, чем Курская область примерно с таким же населением, это больше, чем Воронежская область. Мы в Белгороде придумали путь нашего жилищно-строительного кооператива, который работает по накопительной системе. Весь мир строит, а мы почему-то нет, а мы все доказываем, ищем какие-то совершенно иные пути, которые откровенно лоббируют банкиры. Ну не наши банкиры, а московские, естественно. Каждый из вас, в том числе студенты или ваши родители, могут принять участие в накоплении средств в течение пяти лет. Накопили сто тысяч, они получают триста тысяч рублей в этом кооперативе. Накопили триста тысяч, получают 900 тысяч рублей, то есть в три раза больше. На семь лет под один процент годовых. Вот наша система, вот наши льготы. Таких больше нигде в России я не видел.

Михаил Соколов: Ольга Китова подчеркивает, что рассказы губернатора об успехах его жилищных программ в Белгородской области просто мифотворчество.

Ольга Китова: Больше 100 тысяч, то есть это треть населения Белгорода, живет в общежитиях по 20, по 30, 40 лет и более, и у этих людей нет никакой надежды, что они когда-нибудь получат хотя бы самую маленькую, но отдельную квартирку. В Белгороде практически разрушена давным-давно вся промышленность. Допустим, завод "Энергомаш". На нем в лучшие советские времена работало примерно 17 тысяч человек. Теперь 2-3 тысячи если осталось, и то хорошо.

Михаил Соколов: Евгений Савченко на встрече со студентами Белгорода рассказывал, как он трогательно заботится них.

Евгений Савченко: Образование в Белгородской области должно быть конкурентоспособным. Обучать людей, чтобы тоже были конкурентоспособны завтра в нашем глобальном мире. За последние годы из областного бюджета, хотя это федеральная собственность, вложено более полутора миллиардов рублей. Бюджет области за последние годы составлял 8-12 миллиардов рублей. На днях, наверное, сдастся крытые воздушные теннисные корты, здесь шесть площадок теннисных кортов, на будущий год будут пристроены открытые площадки. Вводится у нас новый вид спорта - скейтборд. Им будем заниматься.

Михаил Соколов: Под присмотром педагогов и активистов студенты аплодировали. После встречи рассказывали, как, например, поступивших на бесплатные места, оплачиваемые из федерального бюджета, заставляют оказывать спонсорскую помощь некоему губернаторскому фонду. Поборы достигают колоссальных сумм в несколько тысяч долларов. Вопрошающим о коррупции в вузах Евгений Савченко посоветовал.

Евгений Савченко: Как поступить в институт, если нет денег? Если нет денег, надо иметь хорошую голову. А если кому-то взятку дали, скажите, кому вы дали по телефонам доверия, которые вы знаете.

Михаил Соколов: Журналист Ольга Китова считает, что Белгородская область стала территорией дичайшей коррупции.

Ольга Китова: Я была первым и последним журналистом, которая в результате расследования разоблачила, допустим, то, как господин Савченко украл белгородский хладокомбинат. Представьте: мощное, динамично развивающееся, едва ли не единственное богатое мощное предприятие в городе Белгороде. Более 70% акций у государства, то есть это наша собственность. Прекрасные дивиденды, прекрасная прибыль, которая идет постоянно в нищую казну. И вдруг совершенно случайно я узнаю о том, что, оказывается, мы уже не можем этой прибылью распоряжаться, это уже вообще не деньги бюджета, а оказывается, что это предприятие продано и представьте куда - на Виргинские Британские острова в подставную компанию, в оффшорную зону. Это вообще как все называется? Причем уставной фонд этой фирмы, которая якобы купила это предприятие у Белгородской области, там что-то миллионов десять рублей составлял. Естественно, что такого рода сделку мог благословить сам губернатор и скорее всего он сам себе и продал. Интересна позиция прокурора области Кондрашова, которого я теребила, который закрыл на все глаза.

Или то, что господин Савченко, допустим, семь лет разрешал не платить стойлинскому ГОКу налоги. Все разворовывается, причем настолько нагло и именно начиная с господина губернатора. Его команда, она проросла по всей области как раковая опухоль, не осталось, я думаю, ни одного белгородца, который не был бы ею наказан и обобран. Когда людям по три, по четыре года не платили детские пособия - как вас это нравится?

Михаил Соколов: Так резко, как Ольга Китова, никто в Белгороде не выступает. Компартия указывает на антисоциальную политику губернатора, на повышение тарифов жилищно-коммунального хозяйства на 40%. Первый секретарь обкома КП РФ Сергей Демченко говорит:

Сергей Демченко: Сегодня мы находимся в прямой оппозиции, мы не согласны со стратегической линией, которую проводит администрация. Мы против повсеместной, сплошной капитализации Белгородской области. Администрация Белгородской области так же должна участвовать в рыночных отношениях. Сброс государственной собственности в частные руки - это чревато тяжелыми для области последствиями, и они уже наступили. Мы не согласны с тем, что перерабатывающая сельскохозяйственная продукция продана в частные руки, причем за пределами области. Социальная политика, проводимая в области, неправильна. Почему, скажем, нет региональных добавок, субсидий для малоимущих. А есть для этого возможности? Есть. У нас в области добывается около 40% железной руды всей России, своя сталь. Был мощный агропромышленный комплекс.

Михаил Соколов: Сергей Демченко указывает, что белгородская власть на выборах беззастенчиво использовала административный ресурс.

Сергей Демченко: Административный ресурс на территории Белгородской области отработан филигранно и, главное, безнаказанно. Все государственные служащие, начальники управлений администрации губернатора, все служащие органов местного самоуправления работают на "Единую Россию". Созданы бригады из работников ЖКХ и из работников администрации, подключена милиция к этому делу. Ващенко, коммунист наш, проходя мимо районного отделения милиции, где делали разбор, и начальник дает указание: срывать все партии, кроме "Единой России". В штабе даже избирательном областном все работники аппарата губернатора. Помещение нам не предоставляют. Везем на машине зарегистрированную газету "Слово коммуниста", останавливают: "Куда везешь, что везешь?". "Вот листовки, агитационные материалы". "Да нет, подожди, мы сейчас будем проверять". Два часа держат его на посту. Приезжает подполковник, позвонили мы туда: "Ага, выходные данные есть, ну езжайте". В Губкине приехали наши с агитационными материалами, поднялись все: "А вы оплатили этот агитационный материал?". А милиция держит 4 часа! Мы что, живем в полицейском государстве?! Разве так можно?

Михаил Соколов: Тем не менее, на выборах компартия набрала около 18% голосов и подтвердила свое влияние. Умеренно критиковала власть и "Родина". Начальник штаба этой партии сообщил, что она пытались поставить вопрос об административном ресурсе на созданном властями комитете "За честные выборы".

Геннадий Бухалов: Для нас сейчас это в основном партия "Единая Россия". Но в виду того, что возглавляет партию "Единая Россия", партийный список губернатор, то вроде как получается, и он тоже "Единая Россия". Мы не воспринимаем их методы и стиль ведения выборной кампании.

Михаил Соколов: А что вас смущает?

Геннадий Бухалов: Нас смущает то, что ей позволено нарушать буквально все статьи законов. У нас есть организация, в ней координационный совет "За честные выборы". И на прошлом заседании координационного совета, когда стали партии выступать и говорить, что, мол, нарушаются там-то, там-то, вплоть до преследования обыкновенных агитаторов, которые распространяют листовки. Когда их забирает милиция, куда-то вывозит и потом выбрасывает из машины или выпускают из машины, когда отбирается, когда людей выгоняют с улицы. Люди говорили-говорили, а потом встал представитель "Единой России", говорит: "Что вы к нам пристаете? Мы есть власть. Мы уверены, что если, например, "Родина" или КПРФ придет к власти, они будут поступать так же". У меня сложилась ассоциация, что они думают, что люди приходят к власти для того, чтобы нарушать закон. Не для того, чтобы соблюдать и жить по закону, а как бы получить право жить по беззаконию. Вот это, конечно, убивает наповал, как говорится.

Михаил Соколов: "Родина" получила на выборах в Белгородской области около 6,5%, что для первого раза неплохо.

Открытым противником Савченко объявила себя ЛДПР. Партия Жириновского выдвигала своих кандидатов по нескольким одномандатным округам и не скрывала своей связи с компанией "Интеко".

Говорит начальник ЛДПР в Белгороде Антон Морозов.

Антон Морозов: Область очень богатая. По недавно принятому закону 40% таможенных платежей остается в местном бюджете. Учитывая, что это пограничная область с Украиной, здесь огромный товарооборот через границу, то денег, конечно, очень много в местном бюджете. Но тут создана некая система такая феодальная, то есть когда есть правитель. То есть никакой демократии. МВД, прокуратура, силовые структуры, не говоря о гражданских структурах государственной власти, они все подчиняются одному человеку. То есть выполняют все его капризы, как он захотел, так оно и будет.

Яркий пример связан с компанией "Интеко". Когда компания "Интеко" пришла сюда из Москвы осваивать, вкладывать деньги в сельское хозяйство, казалось бы, бизнес, такой в который мало кто вкладывается, когда все олигархи обычно вкладывают в нефть, газ, металл, добычу чего-то, а тут они решили вложиться в сельское хозяйство. Приобрели на законных основаниях паи у колхозников, земли начали осваивать, строить современные предприятия. И вдруг по этим землям начали тащить железную дорогу. То есть, не имея никаких юридических оснований на это, потому что якобы надо осваивать Яковлевский рудник. Хорошо, ты договорись, заключи какой-то договор аренды на эти земли, где дорога идет. При этом бездействие полное правоохранительных структур. Прокуратура бездействует, несмотря на постоянные обращения. И Савченко говорит: "Я тут хозяин, как я сказал, так и будет".

Конечно, те времена прошли, мы живем в демократическом государстве, правовом государстве. Поэтому все операции, которые совершаются, должны быть в рамках правового поля. А тут правового поля вообще нет никакого. То есть есть власть хозяина одного. И поэтому они так очень ревностно относятся к тому, что приходит некая мощная политическая сила, которая может составить им конкуренцию, и прикладывают максимальные усилия для того, чтобы нас не пускать сюда в область, не пускать в Заксобрание, не пускать наших депутатов. Боятся потерять свой лакомый кусок - Белгородская область.

Михаил Соколов: Как и Партия пенсионеров в Белгороде, ЛДПР сначала была не допущена к выборам. Якобы за опоздание к регистрации. Но Жириновский оказался упорен и Верховный Суд России своим решением в четверг обязал облизбирком зарегистрировать список ЛДПР. Владимир Жириновский должен был прибыть в Белгород. А Евгений Савченко так напутствовал оппонента.

Евгений Савченко: Заново слышать от Жириновского такой понос словесный, и ничего там толкового. Не верьте никому. Это просто обещания, пустые обещания. А чем они заканчиваются? Они заканчиваются очень быстро разочарованием.

Михаил Соколов: Но кампания оппозиции, конечно, была скомкана. ЛДПР набрала около 7% голосов, гораздо меньше, чем раньше. Впрочем, против нее работала вся государственная машина Белгородчины. Губернатор Евгений Савченко публично заявлял, что он за честные выборы, после чего уверял народ, что все средства хороши, когда он от имени президента борется с пришлыми олигарами.

Евгений Савченко: Образовался некий альянс олигархическо-политический. Господин Жириновский его здесь очень активно представляет. А у них задача одна - у них задача сегодня прибрать к рукам нашу область, сменить власть, то есть завоевать большинство в думе областной и, естественно, таким образом сменить власть, всю исполнительную ветвь власти.

Михаил Соколов: Вполне привычно "Единая Россия" монополизировала информационное пространство. В новостях "Вестей" - 3 сюжета про губернатора и "Единую Россию" и ничего о других. Телеведущий, пытаясь не засмеяться, ежедневно зачитывал с экрана послесловие: "От других участников выборов информации не поступало". Избирателей успешно запугали, считает лидер белгородского "Яблока" Николай Франк.

Николай Франк: Когда пошла последняя неделя, в конце прошлой недели, эта неделя, идут ролики: 43 год, кованые сапоги, фашисты, марши фашистские. А потом показано, что был задуман весь этот спектакль, и это было начало, а теперь это финиш. И мы идем, идем. Чем ближе финиш, мы будем по городу ходить, маршировать сапогами и прямо в избирательные участки. Ситуация аналогичная, что надо спасать Россию, надо спасать Белгородскую область, а заодно губернатора, "Единую Россию". Во-первых, они получили, никто не считает время в эфире. Оно идет, сплошные передачи, идут знамена "Единой России", отдельные представители, где губернатора, где члены исполкома, где кандидаты в депутаты. И все это идет, идет как новости, потому что событие они создали, повод. И как бы не вопрос выборов, а вопрос - жить или не жить. После каждой передачи пишут: "Другой информации о других партиях не было". Это как бы отписка средств массовой информации, что они никого не ущемляют. Когда вопрос идет о деньгах, мы же обязаны все передачи оплатить. Что такое два с половиной миллиона? Там уже сотни миллионов вложено. Выступает человек, а у меня денег нет уже.

Михаил Соколов: Единственная оппозиционная газета - "Московский комсомолец в Белгороде". Журналист Марина Кузнецова подчеркивает.

Марина Кузнецова: Все издания Белгородской области поливают такой грязью "Интеко", какой даже не снилось Савченко. То есть мы все-таки стараемся объективно более-менее оценивать ситуацию. Но все остальные, сколько это районных газет, областных газет - это огромное количество, все телевидение ему подчиняется. Причем это однобоко, субъективно. Нас обвиняют в том, что мы чуть ли не фашисты, мы предали. А мы не видим, в чем мы виноваты, мы стараемся говорить правду.

Михаил Соколов: С "Московским комсомольцем" обошлись просто: тираж одного из последних номеров без решения суда был захвачен милицией и исчез. Объясняет главный редактор "МК в Белгороде" Александр Калуцкий...

Александр Калуцкий: 29 сентября тираж нашей газеты, который везла машина из типографии в Белгород, взяли практически в окружение работники ГАИ и откомандировали в четвертый отдел милиции города Белгорода. Из неофициальных источников мы узнали, что газета была сожжена. Правда, сейчас это опровергается. Изымаются статьи Ольги Китовой и изымаются статьи, которые рассказывают правду. Опять-таки, я повторяю, ни на кого мы не клевещем и никогда это делать не будем. Мы работаем только по фактам, которые у нас есть. И наша задача не клеветать на кого-то, а именно рассказывать правду. Вот именно эти статьи изымаются.

Михаил Соколов: В четверг Центризбирком принял решение: тираж "МК в Белгороде" был арестован незаконно, а вот цветную - вкладку "Молочные новости" посчитали все же незаконной агитацией.

Последние предвыборные дни журналисты "Московского комсомольца в Белгороде" испытывали давление. Говорит Александр Калуцкий.

Александр Калуцкий: В принципе я в журналистике уже 17 лет, и задача у меня всегда была одна: людям пытаться говорить правду. Конечно, мы сейчас ощущаем на себе давление, и нашим журналистам угрожают, нашего издателя Александра Анненкова избили просто-напросто, издателя газеты "Московский комсомолец в Белгороде", он сейчас в Москве в реанимации. Одна из версий - в том числе из-за того, что он эту газету издавал. Пусть следствие разбирается, не будем делать скоропалительных выводов, но слишком много совпадений. Поэтому мы чувствуем себя не очень уютно здесь, постоянно какое-то давление ощущаем. Телефоны наши прослушиваются, иногда появляются какие-то машины около нашего офиса, которые отсматривают, кто выходит, кто заходит. Давление такое мы ощущаем.

Михаил Соколов: Такого шума на региональных выборах давно не было: глава концерна "Интеко" Елена Батурина обращается к президенту России. Депутаты Думы отправляют в Белгород комиссию, созданную всеми партиями на паритетных началах. В Белгород поехал и заместитель генерального прокурора России Николай Савченко.

По его распоряжению уголовное дело по факту причинения тяжкого вреда здоровью Александра Анненкова было передано из Белгородского УВД, чьи следователи ничего не делали неделю, для расследования в следственное управление при следственном комитете МВД России по Центральному федеральному округу. Прокурор так же взял под контроль то самое несуществующее, по мнению пресс-службы белгородского губернатора, дело об избиении координатора ЛДПР в регионе Сергея Лозы.

В России создана система вотчин, кормлений и вторжение одного регионального клана в сферу управления другого сразу приводит к кризису. Фирма Батуриных почувствовала себя свободной от феодальной присяги белгородскому губернатору. "Интеко", строя передовой капитализм, повела себя как нормальный собственник, защищающий собственные интересы. Мне вот подумалось: а если бы в Москве, зайдя на какой-нибудь монополизированный рынок, к примеру, строительный, какая-нибудь белгородская фирма разорвала отношения с мэром-сюзереном или стала бы угрожать бизнес-интересам муниципальной бюрократии, да еще завела бы газету "Белгород в Москве" и стала бы рассказывать свою правду о том, какие порядки в столице завели обитатели генерал-губернаторского дома на Тверской. Долго бы такая фирма продержалась?

Но пока что факт: на зачищенной от критиков Савченко земле Белгородчины именно благодаря конфликту бизнес-интересов появляется что-то похожее на гражданское общество, и пресса поднимает острые вопросы. Но сроку ему отведено, только пока идет спор губернатора Савченко и структур, за которыми незримо стоит Юрий Лужков. Белгородские журналисты понимают, что стоит Лужкову и Савченко помириться, и их свободомыслие закончится. Александр Калуцкий живет надеждами.

Александр Калуцкий: Мы с "Интеко" работаем 8 месяцев, уже девятый месяц идет. Знаете, я верю этой компании и моя вера зиждется не на какой-то интуиции, а на фактах - эта компания своих людей не бросает. Это компания, которая платит людям достойные зарплаты, которая делает достойный бизнес. Да, мы когда пришли сюда, наш проект, наша редакция пришла сюда в полном составе, то есть от прежнего учредителя сюда пришли, конечно, были сомнения. Но чем больше работаем с этой компанией, тем больше утверждаемся в мысли, что это порядочнейшая компания. Я думаю, что все будет хорошо.

Михаил Соколов: Оппоненты Евгения Савченко не надеются победить на этих выборах. Их задача была, говорили собеседники, нанести губернатору максимальный ущерб, сделать переназначение проблематичным. Депутат думы Андрей Скоч называет это местью.

Андрей Скоч: Если спор приобрел политическую окраску, значит, естественно, один из оппонентов наверняка имеет планы свержения губернатора, чтобы поменять на какого-нибудь своего ставленника, просто хотя бы отомстить. Это в бизнесе принято - обидеться и отомстить. Это вещь, она менее коммерческая, она более эмоциональная. Кто-то обиделся, кто-то просто обиделся эмоционально и включился. Сейчас у него пар выйдет и потом здравый смысл возьмет верх, будут переговоры, и все это успокоится.

Михаил Соколов: Враги Савченко пытаются убедить Кремль в том, что сохранять губернатора на своем посту для власти опасно. И напоминают, что в январе этого года на площади Белгорода выходило более 10 000 человек. Евгений Савченко подчеркивает лояльность Владимиру Путину.

Евгений Савченко: Белгородчина на выборах президента Российской Федерации в марте прошлого года тоже отдала большинство голосов, голосовали 55%. Плохо, конечно, хуже, чем другие регионы, но 55% голосовали за президента. То есть большинство.

Михаил Соколов: А Ольга Китова так интерпретирует тот же факт.

Ольга Китова: Белгородская область заняла при голосовании по числу голосов, отданных Владимиру Путину, самое последнее, 89-е место по России. Люди мстят президенту за то, что он держит здесь Савченко.

Михаил Соколов: Как считают эксперты, арбитром в этом споре будет администрация президента. К своей выгоде. Перед выборами Кремль решениями Верховного суда и Центризбиркома несколько приструнил белгородского губернатора. Результаты голосования за "Единую Россию" позволяют Евгению Савченко теперь требовать, как минимум, возможности править до конца своего срока, то есть бессменно - 15-й и 16-й год.

Евгений Савченко: Формировать новую исполнительную власть в нашей области будет теперь в соответствии с действующим законодательством областная дума. И мне далеко небезразлично от того, кто придет после меня, кто будет проводить какой курс. Я хочу, чтобы то доброе и хорошее, что делается на территории и города Белгорода, и всей Белгородчины, было продолжено. Хотя срок моих полномочий истекает еще в мае 2008 года.

Михаил Соколов: Возможно, Кремль попробует развести губернатора и "Интеко" по своим углам ринга. Путинской власти вряд ли необходимо, чтобы где-либо на просторах России на деньги бизнеса укреплялась хоть в чем-то независимая от вертикали власти политика.

На выборах мэра Нижнего Новгорода победил нынешний глава города единоросс Вадим Булавинов, который набрал 75% голосов. Рассказывает Олег Родин.

Олег Родин: Выборы мэра Нижнего Новгорода завершились победой действующего главы администрации Вадима Булавинова с рекордно высоким результатом, по предварительным данным, более 77% голосов избирателей, принимавших участие в голосовании. Десятикратно меньше голосов получил кандидат от КПРФ Николай Рябов. Нижегородские политологи считают, что у Булавинова не было достойных соперников, а с ним нижегородцы связывают определенные надежды. Об этом заявил в частности Андрей Дахин.

Андрей Дахин: Сегодня у жителей города появилось реальное ощущение, что поезд, в который они на прошлых выборах, позапрошлых садились, им говорили, что сейчас поедем. Но вдруг никто никуда не ехал, выходили опять и все та же станция: "На платформе говорят - это город Ленинград". А сейчас все чувствуют, что поезд все-таки тронулся. И поэтому, я думаю, что это главное обстоятельство, которое обеспечило такой результат.

Олег Родин: Естественно, сработал и административный ресурс. По всему городу красовались яркие плакаты с призывом "Выбираем мэра" и внушительным портретом Вадима Булавинова.

Михаил Соколов: В Чебоксарах на выборах мэра победил действующий глава города Николай Емельянов - 70% голосов.

Прошли так же муниципальные выборы в Татарстане, Удмуртии, республике Коми, республике Алтай. Их результаты мы проанализируем в следующих передачах.

XS
SM
MD
LG