Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор Ходорковскому


[ Радио Свобода: Программы... СМИ ]
[06-06-05]

Приговор Ходорковскому

Автор и ведущаяАнна Качкаева

Анна Качкаева: Приговор Ходорковскому - главная тема субботних и воскресных итоговых программ. Прокурор Колесников на НТВ был откровенен: сказал, что это не последний процесс над олигархами и к слову вспомнил, что в Китае предпринимателей расстреливают. Владимир Соловьев, который в первые 20 минут программы, когда в споре сошлись Гайдар, Нарочницкая, Павловский, играл роль модератора, от ведения интервью с Колесниковым почти устранился, был деликатен и давал выговориться. Внушительный Колесников разошелся, давил не только массой тела, размахивал руками, нависал над ведущим и трогал его. Публика такому задору аплодировала.

На фоне соловьевских вечеров и "К барьеру!" все остальное выглядело пресно. В язвительно-интеллектуальной "Неделе" политические полемисты Рогозин и Рыжков пожимали друг другу руки, потому что в оценках вредности приговора они сходятся. Познеру дали сохранить лицо: яростных противников в студии не было, поэтому "Времена" смотрелись респектабельной посиделкой. Иезуитски отстраненными выглядели "Вести недели", которую подперли непрерываемым на рекламу монологом Солженицына на тему "Демократии в России не было и нет". Надо отдать должное Владимиру Соловьеву: это действительно находка нынешнего бесплотного телевидения. Соловьев - блестящий манипулятор с прекрасной реакцией. И только Соловьеву можно произнести человеческое: "Ходорковского-то жалко", чтобы в ответ получить ожидаемое: "Мы не должны поддаваться жалости", - отчеканил Павловский. Такие вот времена.

Все эти страсти никоим образом не касаются обитателей "Дома-2" или шоу "Большой брат". Канал ТНТ любопытным образом оказался своеобразной резервацией для молодых людей, которые живут в реалити-действительности, видимо, какой-то моделью жизни для тех, кто на это "застеколье" смотрит. Пройдя через скандальное шоу "Голод" и закрыв пошловатые "Окна", канал ТНТ нарвался на скандал с шоу "Дом", который депутаты Мосгордумы объявили публичным. О том, что же такое канал ТНТ сегодня, чем считать реалити-формат: параллельным миром, учебником жизни или ее имитацией, - обо всем об этом мы разговариваем с вами и с моим гостем в студии - генеральным директором ТНТ Романом Петренко.

Здравствуйте, Роман.

Роман Петренко: Здравствуйте.

Анна Качкаева: Вот моих двое слушателей, им по 23 года, они прислали письмо, где написали: "Не ругайте программу "Дом". Лучше поговорите о ней как о площадке для сценариев и моделей жизни". Вы как директор коммерческого успешного канала думали о проекте в таком контексте - в контексте сценариев?

Роман Петренко: Аня, если ты поможешь мне, что конкретно ты имеешь в виду?

Анна Качкаева: Они живут в этом пространстве, имитируют любовь, создают быт, чего-то пробуют. Можно ли считать, что это некий сценарий жизненный, который ребята для себя определяют, а те, кто на них смотрит, пытаются ему следовать?

Роман Петренко: Я хотел сказать, что в "Доме-2" мы имеем на выходе два видеопотока по 24 часа, то есть на выходе из 48 часов мы монтируем 45 минут. Поэтому внутри программы очень много всего, что остается за кадром. Что мы монтируем в один единый сценарий - это историю любви. И вы знаете, лозунг программы - "Построй свою любовь". Поэтому за кадром остается очень много, то что укладывается в нашу концепцию, - это все то, что касается отношений. Поэтому многим, например, телезрителям кажется: ну как так, что они целый день только этим занимаются? Нет, не целый день, просто все остальное по сценарию не входит в этот фильм. Они несколько часов в день работают на стройке, вы видите, что даже объем строительного материала, который входит в программу, ограничивается тремя-двумя минутами за программу. Поэтому сейчас мы реализуем сценарий "Построй свою любовь".

Анна Качкаева: Я поэтому и говорю: построй свою любовь так, как это делают в шоу "Дом-2"?

Роман Петренко: Ты знаешь, мне кажется, самый большой вопрос, на который, несмотря на самую большую человеческую продвинутость, человечество не нашло ответа, - это как женщине понять мужчину, как мужчине понять женщину. Это все равно два обитателя разных планет. Вы знаете такое выражение: "Начиталась романов" - от этого люди становятся несчастливее. Мы показываем развитие отношений такими абсолютно, как они проходят на самом деле. И мы видим, что пары создаются и разбиваются, иногда двухнедельное совместное проживание является абсолютно непреодолимым испытанием. И зритель "Дома-2" получает абсолютно уникальную возможность, которую он не может получить в реальной жизни, потому что ему, наверное, нужно было бы перепробовать 100 партнеров для того, чтобы понять: а что же им (девочкам) нужно, или что же они (мальчики) от нас хотят.

Анна Качкаева: В том числе, значит, вы соглашаетесь с тем, что они симулируют любовь, а не строят ее? Иногда.

Роман Петренко: Иногда некоторые участники, безусловно.

Анна Качкаева: Вам, уважаемые слушатели, вопрос: какие сценарии жизни, по-вашему, предлагают реальные телевизионные шоу?

А на Западе есть похожие на ваши каналы, которые бы специализировались только на реалити?

Роман Петренко: Есть каналы, есть канал, который по подписке распространяется, называется "Реалити-ТВ". Но нашего варианта нет ни у кого, потому что мы - достаточно большой эфирный канал всеобщего доступа, и у нас все-таки специализация не 100% реалити.

Анна Качкаева: Это такая сквозная история.

Роман Петренко: Да, сейчас у нас два часа реалити в прайм-тайме, то есть это достаточно много. "Реалити-ТВ" - есть такой канал, который весь состоит из реалити. Он на самом деле состоит в основном из старых подержанных уже реалити, взятых со всех каналов. В чистом виде такого, что делаем мы, нигде нет пока.

Анна Качкаева: А как вы для себя определяете аудиторию вашего канала? Рейтинги подросли, мы видим по цифрам, что вы устойчиво к четвертому, пятому месту подбираетесь, после трех больших каналов и СТС. Кто вас смотрит?

Роман Петренко: Нас смотрят те люди, которых мы избрали изначально нашей целевой аудиторией. Это люди от 15 или 16 до 35 лет. Это не означает, что нас не смотрят моложе и не смотрят старше, но сердечник приходится, наверное, от 16 до 27 где-то лет. Это связано с тем, что мы видим, что интерес к реалити очень сильно ослабевает и практически полностью падает после 35 лет, то есть это тема сама по себе молодежная.

Анна Качкаева: На канале существовали "Окна". Вы их закрыли из-за некоторой пошлости?

Роман Петренко: Мы начали серьезную перестройку три года назад, "Окна" был единственный рейтинговый продукт, который был популярным. Но главная причина, из-за которой мы его закрыли за три года существования на ТНТ и за четыре года вообще существования такой телепрограммы, как "Окна", ее рейтинг, ее популярность серьезно упала. Это была главная причина. Вторая причина - это то, что это немножко мешало нам создавать целостное лицо канала, которое мы сейчас продолжаем создавать, потому что "Окна" из всего продукта, что мы предлагали, была единственная не молодежная история.

Анна Качкаева: То есть все-таки реалити оказалось некоторым учебником жизни в том смысле, что 35-летнему уже не нужно искать подходов к девочкам и мальчикам, выстраивать некие отношения, пытаться разговаривать на особо сленге. Я послушала разговор и отчасти понимаю возмущение очень многих взрослых людей, которым за 35, от того, что они слышат. Но, с другой стороны, я слышу и то, как разговаривают на улицах или в компаниях 16-20-летние. В общем, этот язык действительно не сильно отличается от языка Эллочки-людоедки. Они на каком-то особом языке разговаривают. Вы полагаете, это нормально, что телевидение ретранслирует эту среду и этот язык, и в общем эту субкультуру? Оно ведь учит тем самым.

Роман Петренко: Безусловно, возмущение есть: что вы показываете, как они разговаривают: Я просто хочу сказать, что в мире вообще, а в России тем более есть большая доля ханжества. Человек не готов видеть по телевизору ту реальность, которая его окружает. Я вам могу сказать, что если вы смотрели криминальные боевики, там воры в законе слышали, на каком языке разговаривают? Они не ругаются матом. Я считаю, что сценарист пишет абсолютно другой язык, на котором общается вор, нежели тот, на котором он реально общается. Это и есть ханжество: есть реальность, а есть телевидение. Или тот язык, которым пишутся газеты, это совсем другой язык. Поэтому для реалити, безусловно, присущ свой язык - этот тот язык, на котором реально общаются люди. Более того, мы с вами знаем, что язык - очень ситуационная штука. Например, сейчас мы с вами общаемся на одном языке, дома со своими детьми или любимыми мы можем общаться на другом языке. Тот язык, на котором они общаются, это их реальные язык, язык молодежного общения. Я не вижу в этом проблемы, я считаю, что это нормально.

Анна Качкаева: Мосгордума. Я знаю, что вокруг истории этой было много шума. Напомню нашим слушателям, что в конце мая депутаты комиссии по здравоохранению и охране общественного здоровья в Мосгордуме подготовили обращение к Генпрокурору Владимиру Устинову, в котором потребовали "закрыть телепроект "Дом-2. Построй свою любовь" и привлечь ведущую этой программы Ксению Собчак к уголовной ответственности. По их мнению, реалити-шоу "эксплуатирует интерес к сексу, наносит вред нравственному развитию молодежи", а госпожа Собчак участвует в "организации занятий проституцией, сводничестве, сутенерстве и сексуальной эксплуатации людей". Все это цитаты из этого письма.

Дело еще не успокоилось, а продолжается, как я понимаю.

Роман Петренко: Продолжается.

Анна Качкаева: Расскажите.

Роман Петренко: Мы у себя решили вообще не упоминать Мосгордуму и отдельных депутатов. Зачем делать дополнительный пиар? Да, было обращение в судебные инстанции с обвинениями, которые вы только что зачитали. Наши юристы проанализировали все, это абсолютно беспочвенные обвинения. Ни за одним этим обвинением практически нет никакого фактического материала. Поэтому я даже считаю, что комментировать здесь особо нечего.

Анна Качкаева: Но, тем не менее, все-таки слова, которые употреблены в этом письме, об "имитации любви", о "вступлении в половую связь из прагматических целей" - потому что дом могут получить - ссоры, интриги и скандалы - это тоже все из разряда ханжества?

Роман Петренко: Я могу сказать, я не знаю, откуда обвинители наши знают, что кто-то там вступает в сексуальные отношения, потому что этого ни разу не было показано в эфире.

Анна Качкаева: Да, это правда. Наши слушатели помнят наверняка бурные дискуссии в связи с проектом "За стеклом", в "Доме" просто деликатная съемка.

Роман Петренко: Я думаю, что это просто, наверное, бурная фантазия. Нашим обвинителям привиделось, что люди вступают в отношения сексуальные, тем более за деньги. Как вы знаете, в "Доме-2" деньги, которые выдаются, это приз зрительских симпатий. В конце, когда это шоу закончится, кстати, когда оно закончится, никто пока не знает, мы не спешим заканчивать это шоу, этот дом должен достаться одной из пар. Какой из пар достанется этот дом, решат зрители методом SMS-голосований. Таким образом, если кого-то и стоит здесь обвинять в организации занятия вступления в половые отношения за деньги, - это телезрителей, потому что с их решения выдается приз. Более того, нигде не написано, что телезритель должен голосовать за самую сексуально активную пару. То есть вы видите абсолютно беспочвенное обвинение, наполовину навеянное какими-то фантазиями.

Анна Качкаева: Кстати, с SMS, это такая очень для меня интересная и требующая разбора тема. Я то подозреваю, что все равно это иллюзия реального влияния. И это, прежде всего, большие деньги, треть из которых, если не половина, остается на канале.

Роман Петренко: Да, я, кстати, давно озаботился тем, что нужно действительно рассказать нашим телезрителям, что мы зарабатываем на этом деньги, мы получаем чуть больше, чем одну треть. Во всем мире это один из таких законных источников доходов телеканала, потому что жизнь стоит дорого, шоу стоит тоже очень дорого. Поэтому в принципе два источника доходов телеканала сейчас - это прямая реклама и SMS. Иллюзии никакой нет, абсолютно все честно. Все SMS регистрируются, их можно даже проверить, сделать аудиторскую, например, проверку, то есть все по честному. Если в этом был твой вопрос.

Анна Качкаева: В этом в том числе, потому что я знаю, что с одного телефона можно и 20, и 30 раз голосовать, хотя, конечно, это право людей, но тем не менее. Это к разговору о том, что действительно и кто выигрывает. Просто в зрелище времяпрепровождения молодежи я вижу воплощение некой нынешней идеи телевизионной развлекательности, которая вся устремлена на эксплуатацию, если угодно, насилия, секса, тщеславия - всей той низменной человеческой природы. И шоу, так или иначе ,этому способствует. Этому способствует и "сериальность шоу", когда на самом интересном месте прерывается, и "непредсказуемость сюжета", и " вуайеризм" - подглядывание, это и скрытая сексуальность, которая там все равно присутствует. Поэтому я так настойчиво и добиваюсь от вас, Роман, а вы отдаете себе ответственность в том, что это все равно учебник жизни?

Роман Петренко: Безусловно. Я могу сказать, что вообще, все, что человек смотрит, читает или слушает, удовлетворяет его трем потребностям. Первая потребность - это развлечение, это когда мне просто хорошо от того, что я вижу или слышу, мне просто хорошо, я нормально провожу время. Второе - это получение полезной информации, это то, что вы говорите учебник жизни. А третье - это любопытство, когда я просто сижу и смотрю, потому что мне хочется узнать, чем это все закончится. Вот три причины, по которым человек либо читает, слушает или смотрит. Других нет. Все эти три причины у нас мы стараемся, безусловно, использовать.

Анна Качкаева: В чем вы со мной не согласны?

Роман Петренко: Я вообще считаю, что нет низменной природы у человека. У человека все гармонично сосуществует, и духовное, и животное начала. И это нормально, человек обретает духовную гармонию только тогда, когда он понимает, из чего он все-таки состоит. Вторая часть твоего вопроса-комментария связана с тем, что вы все делаете деньги на негативе. Я могу сказать негатив в широком смысле слова - насилие, преступность все меньше и меньше. Сейчас скоро мы будем закрывать нашу программу "Цена любви". Это как бы документальная программа о криминале, то есть о преступлениях, совершенных на почве любви. Мы просто видим, что на телевидении хорошего настроения можно гораздо больше заработать, потому что, безусловно, у истории убийства есть абсолютно смертельная притягательность, когда человеку хочется залезть в мозги преступнику и понять, зачем же он убил. Но потом остается послевкусие, послевкусие нехорошее. Послевкусие не дает приходить человеку на эту программу еще раз и еще раз. Послевкусие после позитива хорошее. И если о жанрах говорить, то в реалити "Дом-2" мы считаем жанр это скорее комедия, "Большой брат" - это скорее драма.

Анна Качкаева: Я прочту несколько сообщений с пейджера. Дима нам пишет: "Философ Дарида сказал, что дело в том, что понимать нечего, ведь понимание нужно индивиду, а не общине. "Дом-2" - блестящая иллюстрация этого, что мне как интеллигентному человеку может быть полезным в шоу "Дом-2"? Сплетни и игры под одеялом или хождение в туалет? Меня это не интересует. Так что же полезного я могу оттуда взять?" Я не про полезность, я просто интересуюсь, как вам кажется, есть ли там какие-то реальные сценарии жизни?

Еще один наш слушатель пишет: "Чем интересны реалити-шоу? Они преодолевают монолог, который заполнил все наши средства массовой информации, а диалог всегда интереснее. В нем зреет и индивид, и молодежь. Молодежь к этому состоянию ближе, они не закоснели в монологе, как взрослые, поэтому интересны".

Мнение Олега Борисовича : "Меня удивляет инфантилизм телевидения, отсутствие обсуждения будущего страны, обсуждение, коррупция, разрушение свободы и правосудия. Главное, что там делают эти девочки и мальчики в общей группе? Все нас оглупляете вы".

Людмила Петровна вам возражает, Роман: "Перестаньте вещать о реальности. Когда я работала над докторской и летала в Читу на ГОК, который строили зэки, в моем присутствии они не матерились. Один раз топнула ногой - и ни слова мата. Реальность в России строят женщины". Забавная такая реплика.

"У нас ТНТ был с первого дня, несколько месяцев назад исчез, все инстанции сваливают друг на друга. Подскажите, куда и к кому обратиться". Это, кстати, уже не первый раз спрашивают. То есть по пути нашего разговора у вас появятся новые зрители. Комментируйте эти реплики.

Роман Петренко: Я хотел поблагодарить слушателей, тех, которые поддерживают идею реалити в телевидении. Вот здесь жалоба прозвучала: чему учит телевидение. Я хотел бы такую крамольную мысль внести, что уже давно прошла эпоха, когда было два канала, и у каждого из них была конкретная политико-агитационная цель. Сейчас телевидение действительно достаточно широкое, и в общем, чем дальше - тем шире оно становится. Мы - канал, который избрал свою нишу. Три года назад было осознано, что нет места на рынке уже для телеканала, который клонирует Первый канал и "Россию". Поэтому нам, для того чтобы выжить, нам пришлось заниматься той нишей, которой не занимался еще никто, и поэтому сейчас мы не заменяем собой другие каналы, мы дополняем. Мы - канал, у которого нет новостей, мы - уникальный канал, у которого есть реалити в большом объеме. Для информационного образования есть другие каналы. У нас жизненное образование.

Анна Качкаева: Людмила Петровна вам возражает: "Очень удобно управлять матерящимися, неграмотными, религиозными. Трудно править образованными".

"Анна, я почти уверен, - пишет еще один слушатель, - проект "Дом-2" создан даже не ради прибыли, а по заказу с целью развратить общество, особенно молодежь. Это связано с переменами строя в стране с социализма на капитализм".

Роман Петренко: Очень интересно. Меня всегда поражало, у нас в обществе есть много с чем бороться. Поборники морали в основном наезжают на секс. Секс - это святое, то, где берет начало жизнь. И какой такой ущерб может испытать общество от того, что население станет немного более раскрепощенным в сексуальном и отношенческом плане? Мы можем сравнить разные абсолютно общества на планете: от полного запрета упоминания до полной раскрепощенности и сравнить состояние общества. Я уверен, что мы увидим прямую зависимость: чем более раскрепощенное общество, в том числе и в плане отношений между полами, тем лучше оно живет.

Анна Качкаева: Дима нам пишет: "Пора преодолеть просвещенческие иллюзии. СМИ не могут быть учебником жизни, они шире, это сама жизнь. И каждый выбирает свое". Наша аудитория сейчас по две стороны баррикад: одни придерживаются мнения Димы и не ждут от реалити-шоу ничего другого, как некого отражения жизни.

Другие пишут приблизительно так: "Очень хочется высказаться по поводу "Дома-2". Передача пошлейшая, глупейшая, оскорбительная для нормального, мыслящего, интеллигентного человека. Она дебилизирует молодежь".

Давайте послушаем, что думают наши слушатели. По телефону Владимир Сергеевич из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Животное в человеке постоянно вступает в конфликт с человеческим, возникает психологический диссонанс. Эти психологические диссонансы удерживают культуру. Хотите, называйте это совесть, хотите - стыд. Но всегда есть спрос на что-нибудь грязненькое, чтобы сняло этот диссонанс. Вот то, что показывает телевидение в погоне за спросом, этот спрос удовлетворяет телевидение, опуская человека до уровня животного.

Анна Качкаева: Надежда Аркадьевна из Москвы, вы в эфире.

Слушатель: Что же вы так на "Окна" нападаете? Блестящая была передача. И то, что был маленький рейтинг, - это абсолютная неправда. Рейтинг был очень большой.

Анна Качкаева: Надежда Аркадьевна, тут сидит генеральный директор канала, он точно знает, какие были рейтинги и почему он закрыл эту программу.

Слушатель: Блестящие были истории. Единственная программа была, которую можно было смотреть. Но то, что более бездарный "Дом-2" захватил канал, я не удивляюсь. Потому что в "Окнах" никакой пошлости не было.

Анна Качкаева: Да, но только они были все придуманные, их разыгрывали актеры. Там с реальной жизнью все сложнее.

Роман Петренко: Я об этом не говорил.

Анна Качкаева: Это я говорю.

Роман Петренко: Игорь из Одинцово, мы вас слушаем.

Слушатель: Мне 50 лет, я считаю, молодежный канал - это ниша для молодежи. Пускай, ради Бога, мне нравится, что есть выбор у молодежи. Но ответьте мне на такой вопрос, сколько регионов, областей могут принимать ваш канал? И вот такой риторический вопрос. Как можно смотреть, например, дочка президента вчера венчалась на греческом острове в Эгейском море, дочь Путина, а наш человек ни за что сидит с тремя малолетними детьми, дали 9 лет по самые уши.

Анна Качкаева: Это риторический вопрос. А канал ТНТ - это одна из крупнейших российских телесетей.

Роман Петренко: Мы сейчас охватываем около 700 городов, есть мы и во Владивостоке, и в Калининграде, это если с запада на восток. То есть мы есть почти везде. В Одинцово тоже должно быть, надо подкрутить антенну, и вы сможете принимать.

Анна Качкаева: Санкт-Петербург, Нина Ивановна, мы вас слушаем.

Слушатель: Меня удивляет разговор о раскрепощенности в сексе. Да пусть он сходит, посмотрит в зоопарке, очень раскрепощенный секс. Платят деньги, занимаются безобразиями там, ничем не занимаются умным. Духовного там ничего нет. Все это было перенято из Америки: "Последний герой". Американцы платят деньги, развращайте наш народ, опускайте его до низшего уровня животного.

Роман Петренко: Я хотел сказать, что академик известный на свое 75-летие сказал, что первые 25 лет жизни - самые неплодотворные, потому что инстинкты реально мешают творчеству. Вторые 25 лет жизни - уже легче, но инстинкты по-прежнему мешают творчеству, третьи 25- инстинкты уже почти не мешают, и самые плодотворные - это четвертые 25, потому что инстинкты совсем уже не стоят на пути к творчеству. Дело в том, что человек действительно состоит из двух частей: из человеческого и животного. Насчет секса, чтобы меня поняли правильно, я не собираюсь доводить страну до чего-то. "Дом-2", по нынешним меркам, достаточно пуританская программа в плане показа секса. Я просто сказал о своем собственном отношении. Я действительно не вижу, как раскрепощенность в отношении между полами, какой ущерб может нанести обществу? Скорее всего, его не будет, особенно если мы посмотрим на разные в этом плане общества, которые существуют на земле.

Анна Качкаева: У телевизионных реалити-шоу есть прародители. Философия золотых клеток, стеклянных зверинцев и зазеркалья исследована в сказках, рассказах, романах писателей разных времен и народов. О предшественниках, немного истории.

Диктор: "Его мысли ударялись о стекло, оглушая его резкими неприятными звуками. И вместо внятных слов, которые прежде вещал его внутренний голос, он слышал только глухой гул безумия". Это слова из сказки "Золотой горшок", написанные Гоффманом болше 100 лет назад. Автор "Щелкунчика" написал и эту сказку о студенте Ансельме, закупоренном в стеклянный сосуд. Юноша в стеклянной тюрьме осознает миражность свободы, а товарищи по несчастью из других банок, стоящих на полке, вполне благополучны и считают, что он сошел с ума. У Гоффмана стеклянной банкой ограничены ограниченные люди. У Оруэлла в романе "1984" главный герой чувствует себя несвободным в мире, где за ним следит "большой брат", а герои замятинского романа "Мы" уже не замечают, что они заточены, они - просто нумера. "Мы" - это апофеоз подглядывания и тотального контроля. Потом персонажей, возникающих в огромных телевизорах во всю стену, опишет Рей Бредбери. В романе "451 градус по Фаренгейту" их назовут родственниками. Они, как тараторящая свора обезьян, возводят между настоящими родственниками стеклянную стену. Не случайно один из героев романа называет жизнь со страстями в телевизоре универсальной жвачкой.

Тема жизни и смерти под телекамерами в настоящее жутковатое зрелище превратили кинематографисты. "Бегущий человек" со Шварценеггером, "Шоу Трумэна" с Джимом Кэрри, "Подсматривающий", "Прямой репортаж о смерти" - вот лишь несколько знаменитых лент, снятых в последние 30 лет ХХ века. Самое знаменитое шоу-наблюдение "Большой брат" вышло в эфир в Нидерландах в 1999 году. Его локальные версии показывают более чем в 20 странах, создатель формата реал-ТВ - Джон Демо говорит, что идею шоу подсказал не только Оруэлл, но и статья в научном проекте "Биосфера" - своеобразные мини-модели Земли, замкнутые системой из стекла и стали. После серии скандалов и миллионных призов, миллиардных рекламных сборов, шумных общественных дискуссий, психиатрической лечебницы для одного из участников польской версии шоу, разбежавшихся персонажей версии датского телевидения, лицензионного "застеколья" на ТВ-6 в России эффект новизны от "Большого брата" прошел. Но реальное ТВ по-прежнему остается одним из самых увлекательных зрелищ.

Анна Качкаева: Вот такая история предшественников того, что мы называем форматом реальных шоу. И все-таки, Роман, я знаю, что и вы, в отличие от того же "Дома-2", за "Большим братом" наблюдаете. Это естественное такое человеческое желание посмотреть за этими людьми, которые сознательно себя ограничивают и от свободы, и от выбора. Но зачем в этом шоу столько унижения ?

Роман Петренко: Какое там унижение?

Анна Качкаева: Ну, например, скованные наручниками люди, которых заставляют жить в этих наручниках некоторое количество времени. Они в итоге не выдерживают, потому что они все-таки люди. И там один даже грузинский герой, полоснув себя по руке, сбежал из вашего шоу. Армейская история - подчиняться, когда из человека вылезает не лучшее, а худшее. Ради чего это унижение?

Роман Петренко: Я не вижу там очень много унижений. Там, безусловно, есть некомфортные какие-то вещи. Есть такая теория, психологи говорят, что человек развивается только в зоне дискомфорта. Там, где у него зона комфорта, он не развивается. Если человека нагрузить штангой, он начнет развиваться, но это зона дискомфорта. Все испытания, которые мы даем нашим участникам, это катализатор всех процессов. Какие процессы существуют в шоу "Большой брат"? На самом деле, абсолютно те же, которые протекают в любом обществе. Это три вида выживания. Физическое. Вообще, весь кинематограф и вся наша жизнь построена на трех видах выживания. Первый базовый - это физическое выживание. Просто чтобы выжить физически, нужно получать достаточно пищи и чтобы тебя не загрыз какой-нибудь динозавр. Второе - это социальное выживание. То, что мы видим, - это социальное выживание, когда в группе людей, у которых есть одна цель, которые друг другу конкуренты, и которым нужно прожить бок о бок в замкнутом пространстве три месяца, которые зависят друг от друга в плане общения, развлечения и досуга, - это социальное выживание. В каждом социуме мы видим, что есть люди, которые стараются стать лидерами. У них может это не получиться. И третий вид выживания. Это так называемое выживание вида. Человеку, чтобы выжить как вид, нужно размножиться. Понятно, что эти три вида выживания в принципе определяют все наше поведение, как социальное, так и биологическое. За этим мы можем наблюдать в шоу "Большой брат".

Анна Качкаева: Галина из Москвы пишет: "Секс в том виде, в каком вы показываете его по телевидению, уничтожает мораль. С деторождением это не имеет ничего общего, а только лишь с распространением венерических заболеваний". Действительно, например, реклама презервативов или аккуратности половых взаимоотношений в шоу не обсуждается, что тоже довольно странно, уж если говорить о том, что это все равно некая социализация молодых людей. "Человек уникален, и разные доморощенные моралисты хотят представить человека заурядным и даже сравнивают с животным и хотят дрессировать, это неправильно", - пишет нам Дима.

"Анна, есть ли там реальные сцены жизни? Да, есть, но сыграно плохо. Когда люди не знают, что находятся под наблюдением, они ведут себя еще хуже. Александр Добрый".

Роман Петренко: Так это не сыграно, это и есть жизнь.

Анна Качкаева: Уже хуже некуда, под камерами они так себя и ведут. Я хочу сослаться на Ирину Петровскую, которая в пятницу посвятила "Большому брату" целую свою традиционную колонку. Она называется "Рабы - мы?". И Ирина высказывает вот какую мысль: "Возможно, в других странах, где свобода и личное достоинство возведены в культ и впитаны людьми буквально с молоком матери, "Большой брат" - экзотическая штучка, страшилка, позволяющая участникам и зрителям ощутить весь ужас несвободы и тотального контроля. Возвращаясь в реальность, западный зритель может с облегчением вздохнуть: слава тебе, Господи, это всего лишь шоу, рабы не мы. Мы же с детства пребываем в реалиях этого, извините, реалити-шоу. Нам бы, напротив, самоуважения и уважения к другим поучиться, а не наслаждаться зрелищем унижения себе подобных. А телевизор, что бы нам ни говорили, все равно учит и воспитывает. "Большой брат" всегда прав, безоговорочно подчиняйтесь, и тебе воздастся, воспитывает он. "Человек - раб, потому что свобода трудна, а рабство легко", - утверждает Бердяев. Это же доказывает и наше телевидение", - заключает Петровская.

Роман Петренко: Но я могу сказать, что от одного и того же прочитанного абзаца у трех разных людей возможны три разных вывода. Поэтому, я считаю, что Ирина Петровская, которую я очень люблю и уважаю, делает такой вывод. Я, например, от просмотра сделал бы другой вывод. Более того, например, участники в разговорах между собой говорят, что здесь мы научились ценить свободу. Такая фраза там прозвучала.

Анна Качкаева: "Может быть, - пишет Савельева, - что реальный сценарий жизни под взгляды телекамер невозможно показать. Ведь это все-таки шоу об инстинктах человека, которые механически осуществляются. Плюс сценические решения. Такие шоу для неразвитого вкуса и зарабатывания денег".

"Как не стыдно, позвонил слушатель и сказал по поводу свадьбы дочери Путина. Вы же знаете, что это "утка". Почему вы не опровергли? Слушатель к вам теряет уважение". Но, во-первых, я про это слышала, но не знаю, правда, это или нет, поэтому нечего ни опровергать, ни подтверждать не могу. Это было мнение слушателя и только.

Теперь по поводу нелюбви к Ксении Собчак. "Она ведет очень развратную, вульгарную передачу". Видимо, образ ведущей очень сильно не помог программе "Дом-2". Или помог?

Роман Петренко: Я не думаю, потому что, смотрите, "Дом-2" - это самая успешная молодежная программа на телевидении. Нас смотрят десяток миллионов молодежи ежедневно. Более того, формат этого шоу приобретен такими монстрами, как "Сони коламбиа тристар" и другая мировая большая компания, которая сейчас пока не хочет называться по каким-то коммерческим соображениям. Шоу гиперуспешное. Безусловно, Собчак тоже помогла, потому что она хорошо ведет, она сама - часть этой среды.

Анна Качкаева: Санкт-Петербург, Галина Алексеевна, мы вас слушаем.

Слушатель: Такая ситуация, вы спрашиваете относительно тематики реалити-шоу. Обратитесь в институт педагогический, академию Герцена, к любому старшекласснику, сможет ли он подсказать нормальную и хорошую тему для ваших реалити-шоу. Очень хорошая передача "Розыгрыш", ее мы смотрим семьей. Ксения Собчак там выдала такую скабрезность, кичилась тем, что она Собчак. Это ужасно. Мы "Дом-2" не смотрим. Мне кажется, что это насаждает не то, что нужно. А вот "Розыгрыш" - это хорошая передача.

Анна Качкаева: Дима нам пишет: "Если человек духовно не в себе, ему участвовать в этом шоу полезно. Человек развивается только в зоне дискомфорта. Ваш гость прав. А человек стремится к комфорту, и в этом противоречие". Целая философская дискуссия на сей счет.

Скажите, Роман, коротко, вы не собираетесь отказываться от форматов реалити-шоу?

Роман Петренко: Да, мы будем продолжать. Мы в этом успешны, и более того, похоже, что мы делаем новое слово в мировом реалити-бизнесе. Потому что нами уже интересуются крупнейшие киты, в том числе из Голливуда.

Анна Качкаева: А будут ли какие-то документальные проекты? Не реалити как таковые, а документальные наблюдения, фильмы, драмы?

Роман Петренко: Реалити по сути это документальное кино. Вот то, что мы делаем, это документальное кино. Мы сейчас пытались пока осваивать жанр, который называем заморским словом "докью соуп". Это комбинация документального кино и мыльного сериала. Мы сняли несколько проектов пилотных. Похоже, что не получается с этим. Не получается сложить в интересную историю.

Анна Качкаева: С реальностью и моралью, видимо, будут экспериментировать долго.

XS
SM
MD
LG