Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги телевизионного сезона подводят журналисты


[ Радио Свобода: Программы... СМИ ]
[27-06-05]

Итоги телевизионного сезона подводят журналисты

Автор и ведущаяАнна Качкаева

Анна Качкаева: Мы с вами продолжаем подводить итоги телевизионного сезона: те, кто делает телевидение, и те, кто его смотрит, критики, зрители - все мы пробуем понять, каким минувший телевизионный год был для страны и для самого телевидения, с чем были связаны успехи и провалы, какие телевизионные проекты и программы можно считать событием года.

Сегодня итоги сезона мы обсуждаем с моими коллегами, журналистами, пишущими о телевидении в разных изданиях. Сейчас по кругу буду представлять, нас сегодня много в студии. Это Ирина Петровская ("Известия"), Анфиса Воронина ("Ведомости"), Елена Афанасьева ("Эхо Москвы"), Александр Мельман ("Московский комсомолец"), Наталья Ростова ("Новая газета"), Евгений Кузин ("Известия"), Арина Бородина ("Коммерсант").

Итак, сезон стартовал с информационного сдерживания ужасов Беслана. В сентябре 2004 года президент Путин произнес фразу: "Власть, как мужчина, должна пытаться, а пресса, как женщина, должна сопротивляться". 36 телевизионных академиков в дня десятилетия ТЭФИ подписали декларацию о свободе слова и недопустимости цензуры. Телевидению в этом сезоне не пригодился Леонид Парфенов. Как никогда были активными разговоры о засилье насилия и необходимости цензуры. Советская история и военно-разведывательная тематика - самые модные темы сезона. Празднование Победы - безусловное торжество технологий и масштабных празднеств на нынешнем телевидении. Успех сетевых каналов, которые активно отнимали аудиторию у общефедеральных. Весной 2005 года заработал канал "Домашний". Со скандалом родилась патриотическая "Звезда". Объявлено о православно-общественном канале "Спас". Имидж России начнут улучшать англоязычные сотрудники канала "Russia today". Вот вкратце такой набросок событий нынешнего сезона, не содержательных, а скорее содержательно-индустриальных.

Итак, коллеги, кто начнет? Политический, идеологический, индустриальный пейзаж какой он? Каким он вырисовывается в нынешнем телевизионном сезоне? Анфиса Воронина, газета "Ведомости"? К нам еще присоединился Сергей Фомин, это журнал "Телефорум".

Анфиса Воронина: Я, наверное, начну с того, что более обширно изложу одну из тенденций, о которой Анна уже говорила. И если пытаться подводить политический и индустриальный итоги сезона, то скорее их следует искать в программной политике каналов. Я помню, мы с Анной разговаривали примерно год назад, она говорила о том, что попомните мое слово, в этом сезоне они будут играть с документальным кино. Так вот, с документальным кино собственно и играли многие участники телерынка, и не только с документальным кино, но и с общественно-политическим вещанием. И в освещении как раз основных политических событий я и вижу такую главную тенденцию, пожалуй, того, что происходило в последний год на нашем телевидении. Это то, как освещался Беслан. Это то, как освещалось дело ЮКОСа. И такой маленький штришок, который, пожалуй, только подчеркивает общую тенденцию, - это то, как у нас показывали выборы на Украине, и как это выглядело для российских зрителей.

Анна Качкаева: Как, Анфиса? Я бы хотела, чтобы вы были чуть поконкретнее. Как это как?

Анфиса Воронина: Возьмем, к примеру, историю с ЮКОСом, про которую наверняка, все помнят. Это были документальные фильмы (я - человек молодой и не помню традиций советской пропаганды), но то что я читала в учебниках, это было очень похоже. И на самом деле это было довольно страшно, потому что и то, что происходило без титров, хотя нам пытались объяснить, что это техническая ошибка, но, тем не менее, любого здравомыслящего человека это наводит на некоторые размышления, когда фильмы о десятках трупов, заказных убийствах и так далее выходят без подписи, - это такой звоночек, если уже не очень громкий звонок.

А то, что касается Беслана, все мы прекрасно помним, я по себе вспоминаю, что у нас в редакции был включен CNN. Это на самом деле стыдно, когда в стране происходит такое, а все профессиональное сообщество смотрит западную камеру, потому что только там идет полная картинка того, что происходит.

Анна Качкаева: Камера то была российская.

Анфиса Воронина: Но, тем не менее, в российский эфир это не шло, это перегоняли в Москву, и здесь это как-то нарезалось аккуратненько. Тем не менее, в эфир это шло отнюдь не по российским каналам. И с точки зрения профессии, как мне кажется, это стыдно. Хотя здесь раздавались разные голоса на эту тему.

Анна Качкаева: Кто-то еще готов? Наталья Ростова, "Новая газета".

Наталья Ростова: Я просто по поводу Беслана хотела сказать. Нам постоянно, может быть, со времен "Норд-Оста" говорили о том, что спецслужбы должны контролировать эфир. И вот, наконец, мы на Беслане увидели, как это происходит, когда спецслужбы дают задание, и журналисты эти задания выполняют. Таким образом, мы получаем 354 заложника в Беслане. Это просто невообразимые цифры. И для меня этот год начался как раз, как и для всех, наверное, это было настоящим шоком. Все, что происходило дальше, ну, что тут скажешь? Ну, это тенденция.

Анна Качкаева: Какая? Давайте все-таки попробуем сформулировать. Что это за тенденция?

Наталья Ростова: Огосударствление новостей, единая линия, отсутствие оппозиции в эфире. Какой канал ни посмотришь - -все одно и то же. И мы уже много лет подводим итоги в этой студии. И каждый год кажется, что уже не бывает хуже, но выясняется, что бывает. И, наверное, что ее можно сделать? Можно ввести прямую цензуру.

Анна Качкаева: Евгений Кузин, Александр Мельман, кто готов? Евгений Кузин, "Известия".

Евгений Кузин: Я бы не совсем согласился с Натальей, потому что, как мне кажется, не только каналы виноваты в том, что скучна политическая картина. Он скучна и в политической жизни. То есть я не могу, кроме Касьянова, вспомнить ни одного оппозиционера, которого бы, например, запрещали или не хотели показывать каналы, и который при этом хоть иногда создавал какие-то здравые поводы в сезоне. Поэтому не согласился бы, что тотально запретили. Я бы, наверное, назвал тенденцию разумным информированием граждан пока еще. Пока я не вижу, за исключением отдельных эпизодов, о которых говорила Анфиса, как то украинские выборы или ЮКОС, я не вижу жесткой пропаганды. Может быть, я не туда смотрю или стараюсь включать все-таки канал "Ren-TV" иногда, иногда "Третий канал", который в Москве пока еще себе позволяет говорить чуть больше или показывать чуть больше других лиц.

Анна Качкаева: Александр Мельман, "Московский комсомолец".

Александр Мельман: Сначала я хотел бы Жене немножко оппонировать. Вот ты говоришь, что кроме Касьянова, никого не было. Не было и Владимира Рыжкова, кроме канала "Ren-TV", не было Гарри Каспарова также. И, по-моему, это достаточно важно.

И теперь я бы хотел сказать Анфисе. Вот ты говоришь, что стыдно то, что показывали государственные каналы по Беслану. Вот я не понимаю, что стыдного, если, скажем, мы видели девочку Маргариту Симонян под пулями реально, в 100 метрах от штурма Беслана, я не понимаю, в чем тут бесстыдство тех журналистов, которые там работали? Да, они поставлены были в некоторые, достаточно жесткие рамки, но по-другому не могли. Но люди работали реально под пулями.

Я бы хотел сказать, если о тенденциях, то, действительно, сезон начался с того, что был Беслан, и то, что в эфир не вышли мэтры нашего телевидения Владимир Познер и Светлана Сорокина. И это очень важно, это очень показательно. А заканчивался сезон судом над террористом Нурпаши Кулаевым, который нашим же телевидением отведен куда-то там в пятый ряд информации, и это тоже достаточно важно. С точки зрения норм гражданского общества, это, естественно, ужасно, с точки зрения власти, это совершенно нормально. Здесь власть в своем праве, потому что она контролирует телевидение, она держится только на телевидении. Это пиар-власть телевизионная, и поэтому она поступает со своей точки зрения совершенно логично.

Анна Качкаева: Арина Бородина, газета "Коммерсант".

Арина Бородина: Я тоже хочу оппонировать, теперь уже Саше по поводу стыда за государственные каналы. Стыд за работу государственных каналов заключался в том, что в течение часа, с 13:00, как мы знаем, когда начался штурм, наши государственные каналы показывали фильм "Дама с попугаем" и "В мире приключений" на канале "Россия". Это первое. А что касается работы, кстати, когда сейчас ввели эту историю с BBC, которая широко обсуждалась на Свободе, на "Эхо Москвы" и в прессе, у меня была только одна претензия.

Анна Качкаева: Точность важнее скорости, напомню нашим слушателям, - это одна из главных краеугольных идей, заложенных в кодекс BBC.

Арина Бородина: У меня была только одна претензия. То, что журналисты государственных каналов называли цифру 354 заложника - да, это ужасно, но тут есть разные этические моменты. Но ничто не мешало этим же журналистам государственных каналов сослаться на свои данные, на данные иностранных телекомпаний, на данные родственников, как делается во всем мире. То есть вторая точка зрения не была приведена. Ничто не помешало НТВ утром следующего дня, 2 сентября сказать, что, как пишут российские газеты, перечислив их, что цифры заложников превышают 1000 человек. На государственных каналах этого не было. Это стыд и позор государственному телевидению, если говорим о Беслане.

А если говорить о тенденции политической, я, наверное, соглашусь отчасти с Натальей Ростовой, что все-таки засилье цензуры и что, особенно печально в этом сезоне, уже не только на государственных каналах, мы к этому привыкли, а засилье цензуры было на НТВ, это было во время событий на Украине. Например, цензурировали заявление Путина, когда были эти нелепые поздравления по exit-pool, это не прошло на НТВ, Цензурировали Касьянова. И, конечно, это чудовищное оформление истории с ЮКОСом, которое было отдано именно на откуп НТВ, а не государственным каналам, потому что если бы эти фильмы прошли по Первому каналу или по "России", я думаю, наверное, они бы произвели на нас на всех, в том числе и на продвинутого зрителя, наименьший эффект, потому что мы привыкли, что раз госканал, то чего тут говорить. На НТВ это имело особый эффект, поэтому всех нас это так возмутило. И вот сужение демократической, даже альтернативной площадки до невозможности.

И еще я коротко подведу, если мы говорим о политических итогах, что особенно меня огорчило именно опять в эфире НТВ, который, я все же считаю, по-прежнему пытается пока максимально представить разные точки зрения, вот эта тенденция подмены понятий. Она наиболее ярко проявилась в программах Соловьева, когда вроде бы мы видим талантливого шоу-мэна, безусловно, который пытается представить объективную картину актуальных политических событий, на самом деле, если внимательно вслушиваться в тексты, в вопросы, в монтаж, который потом ты видишь, происходит подмена понятий. И я об этом писала в газету "Известия", где подводились тоже итоги сезона. Смещение от жанра ток-шоу в шоу, то есть в том числе от политического в шоу как развлекательное.

Наталья Ростова: Еще хотела сказать буквально одну реплику в ответ Саше. Стыд и позор государственных каналов как раз в том, что журналистов отправили в Беслан, и они действительно были под пулями и под пулями выдавали ложь. Вот это стыд и позор. Зачем рисковали жизнями журналистов?

Анна Качкаева: Ирина Петровская, газета "Известия".

Ирина Петровская: Ну, если опять же плясать от Беслана, то сейчас Анна Качкаева привела цитату президента, что задача власти:

Анна Качкаева: Власть, как мужчина, должна пытаться, а пресса, как женщина, должна сопротивляться.

Ирина Петровская: Так вот именно события в Беслане и их отражение показали, что женщина немножечко посопротивлялась во время "Норд-Оста", а уже дальше она расслабилась и в дальнейшем получала удовольствия. Это такая общая тенденция, о чем бы мы ни говорили. Потом начинаются имитационные процессы, потому что президент имитирует озабоченность состоянием свободы слова и говорит государственным каналам, что они должны разнообразить палитру мнений, представленных партий и так далее. Каналы делают вид, что они становятся свободными, то есть они начинают приглашать опять же в кавычках оппозиционных деятелей типа Жириновского, Рогозина, а потом обсуждают у себя в эфире проблему: есть ли свобода слова в России? И так, если подумать, страна и телевидение, которое обсуждает проблему: есть ли свобода слова в России, - безусловно, свободно. Потому что иначе эта проблема не обсуждалась бы. Хотя при этом дискредитируются основные понятия того, что составляет свободу слова и демократические СМИ. Когда нам показывают людей, которые, совершенно ясно, что понимают под свободой слова исключительно право собственного лидера или себя самого выступать в эфире. Вообще, мне кажется, этот сезон символизирует переход к такому (Анфиса сказала, я - человек молодой, не помню традиции советской пропаганды, я человек молодой, но помню традиции советского телевидения) застойному периоду при явном усилении пропагандистского начала в информации, при жестком контролировании общественно-политического вещания, но при этом начинается расцвет кино, документального кино, художественного, сериального кино, появляются какие-то художественные проекты. Так, между прочим, было и в то время, которое Анфиса не помнит, а я так едва-едва, но помню, когда было культурное телевидение. До сих пор мы вспоминаем, что это вошло в Золотой фонд нашего советского телевидения. Конечно, информацию и пропаганду вспоминают с ужасом, а это, в общем, позитивный момент. Так что если искать позитив, то вот он в этом, когда чего-то отсекают, по закону, где-то убыло - где-то прибыло. В этом секторе художественно-сериально-культурно-документальном прибывает. Другого просто выхода нет у каналов, чтобы совсем уж не терять свое лицо.

Анна Качкаева: Елена Афанасьева, "Эхо Москвы".

Елена Афанасьева: Для меня очень важно сейчас сказать о том, что в этом сезоне индустрия не существовала как индустрия, не было тех попыток, которые случались 2-3 года назад. Общими объединенными усилиями, понимая, что конкуренция в каких-то важных вещах должна отступать на второй план, и есть интересы индустрии собственно, начальники и руководители объединялись, пытались действовать в структурах таких, как индустриальные комитеты и как медиа-комитет. Очень показательно, что сезон начался с развала медиа-комитета, раскола, который пытался несколько раз провести тендер по выбору измерителя телевизионного, который поставляет на рынок основные данные, то есть рейтинги, на основе которых делится реклама и деньги. Но суть даже в том, что не смогли участники рынка основные согласованно довести этот процесс до конца. Случившийся в сентябре раскол, когда половина практически участников медиа-комитета его покинула, вторая половина выбрала другого измерителя, который так и не начал работать, а в общем-то, индустрия раскололась, очень показателен. Снова показывается, что все принятие решения ушло в подковерную стадию. И никаких попыток даже делать что-то самим в этом сезоне не наблюдалось, потому что подписание Хартии, случившееся в стенах Думы, несколько недель назад - это уже была скорее такая имитация и последняя точка процесса, произошедшего намного раньше.

Очень важной, по-моему, была история с так и не завершившейся продажей "Ren-TV", когда государство так и не знает, нужно ли оставлять последнюю форточку, можно ли еще для выпуска пара создавать небольшой плацдарм и позволять свободу слова на одном отдельно взятом канале либо все-таки надо все окончательно гайки закрутить. Все уже страшно улыбаются и смотрят на пейджер. Давайте, я дам слово Ане.

Анна Качкаева: Все это в одном русле приблизительно. Вера нам пишет, что "федеральная пресса антироссийская. Это вы собраны Качкаевой в этой студии для судилища над госТВ России. Стыд и позор не телевидению, а вам за службу Ходорковскому, Березовскому и США". Это чтобы все до кучи и всем мало не казалось.

Но другие наши слушатели пишут о том, что они благодарят Швыдкого за выпуски "Культурной революции". Это к разговору о том, что нашим слушателям показалось важным в этом сезоне.

Вообще, много говорят о канале "Культура", о фильмах и разговорах. Это перекликается с ириниными подведениями итогов.

"Жизнь прекрасна", это на СТС. Трансляция "Россия молодая" с Долиной и Началовой. Это концерт в День независимости. И дальше просто хотят, чтобы мы поговорили о рейтинговости о телевидении терроризма, но просто мы не успеем этого сделать.

Вот еще благодарят Телевидение вечных ценностей ТВЦ "за утверждение в стране государственно-патриотической идеологии, верность историческому наследию и национальным интересам России".

У нас есть три минуты, чтобы Арина попыталась (весь год Арина в газете "Коммерсант" следила за конкурентной борьбой в программировании каналов, как вот эти самые рейтинги и доли отражались на общем содержании) сделать какой-то общий вывод по поводу того, как все-таки программная конкуренция развивалась?

Арина Бородина: Если говорить об этой части сферы телевидения, то программирование по-прежнему играет ключевую роль между раскладом сил каналов на рынке. В этом сезоне произошло действительно заметное событие, которое очень порадовало канал "Россия" и очень огорчило Первый канал. Потому что под конец сезона, с апреля месяца канал "Россия" вырвался вперед и по стране в целом, и по столице, и тем самым низвергнул с пьедестала многолетнего лидера - Первый канал. Можно вырвались вперед сетевики, особенно в столице, вы это говорили, перечисляя общие итоги. Это касается СТС и "Ren-TV". Два формата, безусловно, сыграли здесь роль. Это тоже тенденция сезона, когда один формат определяет увеличение аудитории в целом, это "Моя прекрасная няня" на СТС и комедийный сериал "Солдаты" на "Ren-TV".

Что касается показателей, то если посмотреть десятку популярных проектов в столице и в России, во-первых, они очень идентичны. В течение сезона несколько раз всего отличались эти пристрастия. И отрадно для меня, что в Москве все-таки больше смотрят информацию и общественно-политические и документальные проекты, по России стабильным рекордсменом являются мыльные стосерийные оперы "Кармелита" и "Исцеление любовью", они просто зашкаливают, рейтинги их высоки. К сожалению, пока альтернативы им нет. Что касается итоговой истории, то меня порадовало, что у нас идет спад популярности "Кривого зеркала", это заметно, потому что основной поставщик рейтинга двух госканалов.

Анна Качкаева: Именно поэтому, видимо, его выдвинули уже на ТЭФИ.

Арина Бородина: И таким образом, у нас остаются сериалы и художественные фильмы. Отечественный кинематограф пользуется невероятной популярностью. И фильм "Водитель для Веры" тому подтверждение, 45% - доля аудитории, это очень большие показатели. И сериальный формат, о котором в том числе говорила Ирина. Действительно, получили расцвет, в том числе качественный. В этом смысле сериал "Штрафбат" я считаю уникальным форматом, с точки зрения разных показателей. Здесь высокие рейтинги и хорошее качество, и большой общественный резонанс.

Анна Качкаева: Итак, короткий итог первой части программы ясный, и мы с коллегами это все подтвердили, что на телевизионном рынке сезона 2005 года удивительным образом уживались две тенденции. Как сформулировала Ирина Петровская, позднесоветский застой-расцвет, культуры много, идеологии тоже. С одной стороны, под прямой государственный контроль перешли все общефедеральные каналы, установилась авторитарная модель управления информационно-политическим вещанием, когда информационные потоки радикально контролируются, темы и участники немногочисленных дискуссионных программ согласовываются, проводится информационное сопровождение идеологических кампаний и судебных процессов. С другой, достижения, не связанные с политическими медиа-активами, измеряются во вполне рыночных категориях. Резко вырос рынок и качество российских сериалов и кино, Голливуд заинтересовался продюсируемым Первым каналом фильмом "Ночной дозор". Впервые в истории российского телевидения формат реалити-шоу "Дом-2", который депутаты Мосгордумы требовали закрыть за безнравственность, куплен компанией "Сони пикчерз". Первая российская медиа-компания "Рамблер" разместила свои акции на иностранной бирже. Впечатляют успехи канала СТС-медиа, где появился канал частных ценностей под названием "Домашний". Происходит естественная фрагментация аудитории, деполитизация, развиваются новые технические способы распространения телевидения. Доля аудитории специализированных телеканалов, как во всем мире, неуклонно растет.

И теперь мы можем перейти, собственно, к разговору о том, а чем же особенно этот сезон отличался в смысле содержания? Хотя по виду моих коллег я уже вижу, что тема эта их не сильно радует. Разнообразие было невелико.

Елена Афанасьева, "Эхо Москвы", итак, главные содержательные тенденции этого сезона.

Елена Афанасьева: Главные содержательные тенденции - отсутствие тенденций. В сезоне не было каких-то ярких прорывов, идей направления развития. Не один проект не показал именно тенденцию развития телевидения и не стал каким-то открытием. Было много, достаточно много отдельных качественных проектов, которые делались собственно в узких рамках своего жанра. Это были сериалы, как сказала Арина, "Штрафбат" и несколько еще военных сериалов на канале "Россия", на Первом очень качественный сериал "Гибель империи" и "Дети Арбата" и еще несколько работ. Плюс "Моя прекрасная няня", плюс "Исторические хроники" Николая Сванидзе, отдельная качественная документальная линейка в канале "Новый день" на Первом, поиски жанра в документалистике и формы, и содержания. Плюс еще несколько проектов. Все они отдельные, как в маленькой своей коробочке. Сделаны качественно, сделаны хорошо, нашли своего зрителя, не представляют, кроме документалистики, никакой тенденции.

Интерес с точки зрения развития представляло исключительно документальное кино, о чем мы с вами, коллеги, в конце прошлого сезона говорили, что единственное развитие возможно именно в этой сфере. Оно и случилось. Документалистика стала образной, яркой и почти нашла ту форму, когда даже перехлестывает в этой форме через край, все каналы используют реконструкцию, воссоздание исторических событий, имитируя их под хронику так, что зритель часто путает, хроника это или нет, и иногда даже злится. Очень много документалистики исторической, раскапывающей какие-то правды, вплоть до поиска, извините, спермы на белье Кирова, как это делал Пиманов в своей программе. То есть есть, конечно, перегибы, но в целом документалистика развивается интересно. Кроме исторической документалистики, есть то, что мне хотелось бы назвать жанром "скрещение научно-популярного кино и новой яркой телевизионной подачи".

Что касается каких-то других форм чисто телевизионных, их не было. Не случайно сезон начался с того, что выходили "Фабрика звезд-5", "Последний герой"-4 или 5, "Народный артист-3" - порядковые номера. Не случайно каналы от этих форматов отказались. Но, как мы помним в прошлом году, они за них схватились уже буквально в августе, вспомнив, что ничего нового не нашли, и снова кинулись делать дубли.

Анна Качкаева: Ну, вот наш один слушатель и пишет нам, что "показателем улучшения вкуса стало уменьшение доли на всех каналах программ типа "Фактор страха", "Естественный отбор", "Последний герой" и появление подготовленных фестивалей и лучших песен и ежедневного субботнего вечера на "России".

Ирина Петровская: Про песни не скажу. Я скажу, что есть определенная тенденция хотя бы в том, что те же самые сериалы уходят от криминальной составляющей неизбежной, которая главенствовала в течение многих сезонов, нескольких, как минимум, сезонов. И тенденция в том, что мало того, что создается качественное сериальное кино, но оно еще обращается к хорошим художественным произведениям или к сценариям, которые позволяют создать нормальное кино. Мне кажется, в этом сезоне можно говорить об этом как о тенденции. И "Гибель империи", и "Штрафбат", и "Дети Арбата" - это все было на основе просто хорошей литературно-драматургической основы.

Документальное направление. То, что мы называем документальным кино, это совершено другое. То, что мы видим на каналах, - это не документальное кино. Это просто журналистика, основанная на фактах, чаще всего исторических. Что тоже тенденция, потому что документалистика в принципе обращается к сегодняшнему дню, когда сегодняшний день или закрыт, или у людей нет желания и возможностей к нему обращаться, тогда идут в историю. И в этом направлении есть какие-то замечательные вещи, такие как "Исторические хроники" Николая Сванидзе. Опять же это не документальное кино, это очень хорошо сделанная документально-историческая программа. А есть, разумеется, развесистая клюква вроде обращения к частной жизни бывших вождей, рассказы про их любовниц, жен, детей и так далее. Но вот как таковое документальное кино мы могли видеть в редчайшие моменты, в частности, например, это трилогия Сергея Мирошниченко "Русский крест" с Георгием Жженовым, потому что документальное кино как искусство предполагает и образность, и использование своего языка, и углубленное внимание к конкретному человеку или к конкретному явлению.

Анна Качкаева: Сергей Фомин, журнал "Телефорум".

Сергей Фомин: По поводу документального кино хочу заметить, что все-таки на канале ТВЦ, который отметил слушатель, прошел фестиваль "Настоящее документальное кино", где показывалось 24 фильма.

Анна Качкаева: Это и есть собственно документальное кино.

Сергей Фомин: Есть современная российская документалистика именно сегодняшнего дня. А по поводу документалистики историчпеской, очень хочется отметить уникальный, по-моему, проект опять же на канале ТВЦ Виктора Правдюка "Вторая мировая. Русская версия", кстати, без всяких реконструкций, с использованием только документов и исторической хроники сверх подробно рассказывается о событиях, начиная с 1935 по 1945 год. Это уже идет в формате даже не документального сериала, а уже почти перехлестывает на размер художественного. Потому что вот на этой неделе будет конец 1942 года, а это 30-я серия. Значит, всего должно быть серий 60 или 70. И такого у нас еще не было. Говорят, что он делал 12 лет этот фильм.

Анна Качкаева: Сергей, продолжайте еще о каких-то тенденциях, которые вам кажутся важными в содержании нынешнего сезона.

Сергей Фомин: Как ни странно, нужно развести юмористические и развлекательные программы, появилась такая здоровая тенденция от стандарта "Кривого зеркала", который захлестнул все, вдруг как раз на специализированных маленьких каналах перешли к более естественному, нормальному, здоровому юмору. Например, такая дорогая передача, которая, правда, использует форму английской программы, которая шла в прошлом году под названием "Скейт-шоу", но все-таки то смешные маленькие истории, абсурдные, но там есть.

Анна Качкаева: "Комеди-клаб"?

Сергей Фомин: Нет. "Дорогая передача", маленькие сценочки, вполне смешные, не натужные и без подложного смеха. Кстати, по поводу развлекательных несчастных программ, того же "Кривого зеркала" и "Аншлага", я как-то не очень могу себе представить, как можно верить новостям и всяким острополитическим программам на тех каналах, которые вечером показывают вот такие "Кривые зеркала". Просто канал сам себя дискредитирует.

Анна Качкаева: Если он некий образ мира транслирует.

Елена Афанасьева: Можно по поводу юмора добавить? Арина сказала, что, слава Богу, наконец, появилась тенденция к сокращению рейтинга, то есть интереса зрителей к "Кривым зеркалам", а я с упорством, достойным лучшего применения, повторю то, о чем писала в одном из рейтингов в "Известиях", которые мы с вами каждый месяц публиковали, что если даже в советские времена заклятые враги - СССР и США - садились за стол переговоров, сокращали стратегические вооружения, то уж грех нашим начальникам хоть как-то не сесть за стол переговоров, в первую очередь, я имею в виду руководителей Первого канала и ВГТРК, и не договориться о паритетном сокращении количества этого убогого юмора, вот этих "Кривых зеркал" и "Аншлагов". Потому что люди, делающие телевидение своими руками, должны все-таки понимать, что чем больше стоит в их эфире "Кривых зеркал", тем меньше у них шансов развивать телевидение нормально. Потому что зритель, выращенный на этих программах, нормальное телевидение воспринимать уже не умеет, его не научили.

Анна Качкаева: Георгий из Санкт-Петербурга не согласен с нами по поводу темы военной и пишет, что в перечисленных телеканалах главное, по меньшей мере, пропагандирование безнравственности, охаивание всего советского, особенно фильмы о войне, где ложь пропагандируется, потому что победили вроде как не умением, а числом".

Нравится некоторым из наших слушателей Михаил Кожухов, Алексей Пиманов, господин Соловьев. "Жаль, что не успеем посмотреть все документальное кино".

Аноним пишет, что сезон вам нравится, и вы называете его удачным. А то, что у нас хоровое исполнение и мы хороним этот сезон, вы считаете это не доводом, а истерической реакцией на успех тех, кому завидуете. Видите ли, у нас другая работа просто, нам завидовать кому-то совершенно необязательно.

Валентин из Рязани, вы в эфире. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. На первое место вышел этот монстр рейтинг. Все ведущие и артисты говорят: не лезьте в наши дела, наше дело - рейтинг. На втором месте я бы определил разговоры о патриотизме, разговоры паркетных патриотов. А в действительности, патриотов мало очень показывают. Полностью заглушили прямые передачи оппозиционеров. Не слышу ничего о преступности приказа 174 и 870 по Благовещенску и другим местам, где их применяли. Совершенно нет. Ну, и напоследок хотел бы сказать об этих комиках и юморе. Опять лезет вперед эта комедия положений. Надоело.

Анна Качкаева: Благодарю вас, Валентин. Александр Мельман, "Московский комсомолец"

Александр Мельман: Я бы хотел сказать к тому, что Арина заключала в конце первой части. Я хотел бы поблагодарить Первый канал за поражение в итоговой сетке турнирной таблицы. Это впервые.

Арина Бородина: Там не итоговое, там есть снижение в конце сезона.

Александр Мельман: Даже снижение в конце сезона. Такая тенденция, что все-таки канал "Россия" практически догнал Первый канал. Я бы хотел поблагодарить именно Первый канал. Мне кажется, это как в шахматах, жертва фигуры за качество. Мне кажется, именно Первый канал в этом сезоне поставил в основном на то, что называется качественное телевидение. Это касается и сериалов, и дневного ток-шоу малаховского. И в чем-то даже юмор, я не имею в виду "Кривое зеркало". И мне кажется, продюсеры Первого канала знали, что они идут на риск, что рискуют, и мастерство этих людей достаточно для того, чтобы они спокойно по-прежнему тянули это первое место, и они пошли, тем не менее, на это, хотели поднять, как мне кажется, зрителя до некоторого более высокого уровня. Можно здесь пенять на зрителя, можно говорить, что канал "Россия" воспользовался моментом, но тем не менее, я бы хотел поблагодарить Первый канал.

Что касается канала "Россия", для меня важен был очень фильм Тодоровского "Мой сводный брат Франкенштейн". Мне кажется, это в тему и политического, и художественного вещания. Мне кажется, это очень важно, что на государственном канале появился именно такой фильм о Чечне, хотя слово "Чечня" там ни разу не называется. Мне кажется, очень важно, что на канале "Россия" есть Жванецкий, который, как бы он ни хотел любить власть, все равно у него не получается. Это такая лакмусовая бумажка нашей жизни. И, конечно, важен Сванидзе.

Еще хотелось бы отметить достойную работу Марианны Максимовской, которая очень достойно просто делает свое дело. Кроме того, что это другой взгляд политического телевидения, необходимый в этом спектре, это качественная очень в принципе программа.

Анна Качкаева: Арина Бородина, "Коммерсант".

Арина Бородина: Я хотела, если говорить о содержательном итоге сезона, отметить программу "Жизнь прекрасна" Михаила Швыдкого и его новой соведущей Лены Перовой. Ловлю себя на мысли, если говорю в данном случае о себе, что это вошло в привычку смотреть, что в общем за последнее время бывает редко, когда какую-то программу смотришь циклово. Очень жизнеутверждающий проект, но более того, вы знаете, я надеюсь он будет продолжать свое существование дальше, он имеет еще одно значение. На неполитическом канале СТС, на самом деле, очень много в этой программе и политических каких-то смысловых вещей. Может быть, я просто их вижу. Потому что две недели назад там участвовала советник президента Джахан Поллыева, которая, кстати сказать, замечательно пела. Это какие-то новые горизонты открылись. Но, тем не менее, я считаю, просто представить ее на каком-то другом канале, в каком-либо другом формате, наверное, было бы невозможно. Вот этот проект мне бы хотелось отметить.

И особая благодарность Первому каналу за проект "Гибель империи", я здесь соглашусь с Сашей, я писала тоже об этом в своей колонке. То, что канал попытался разрушить стереотип и не опускать зрителя до какой-то планки, показывая более простые и более популярные вещи, - это заслуживает большого уважения, хотя высоких рейтингов сериал не собрал. И, конечно, отмечу сериал "Штрафбат", мы о нем уже говорили, потому что это тоже событие. Это очень любопытно, когда сами начальники отмечают среди своих проектов действительно достойные работы, как работы Сергея Мирошниченко "Русский крест", они же не отмечают "Кривое зеркало", которое помогает им вырваться вперед, а отмечают именно качественные программы, которые приносят меньший рейтинг.

Кстати сказать, "Русский крест" собрал очень неплохие цифры. Радует, что все-таки в сезоне качественные проекты адекватно оцениваются аудиторией. И как бы мы ни относились к рейтингам, они действительно очень относительные и нельзя все мерить рейтингом, но все-таки они позволяют отмечать некоторые тенденции. И радует, что все-таки зритель реагирует на хорошее качество, хотя бы какой-то процент аудитории.

Ирина Петровская: Одна фраза, в продолжение того, что ты говоришь, что у провалов тоже были высокие рейтинги. Если мы возьмем, например, "Московскую сагу", которую большинство и критиков, и зрителей все-таки оценили как неудачную работу, но рейтинги были совершенно фантастические. И уж совсем провал "Звезда эпохи" на Первом канале тоже посмотрело огромное количество людей, эту действительно клюкву по мотивам жизни Серовой и Симонова. Вызвало дикое возмущение, но, тем не менее, смотрели, плевали и возмущались. А рейтинг был.

Арина Бородина: Она маленькая ремарка. Константин Эрнст в перечислении своих сериалов Первого канала "Звезда эпохи" не назвал. Это, кстати, говорит о многом.

Ирина Петровская: Но поражение от победы ты сам не должен отличать.

Елена Афанасьева: Я бы хотела добавить еще один сериал, который мы забыли, - это "Диверсанты", очень качественная работа, собравшая самые высокие рейтинги среди сериальной продукции в этом сезоне.

А сказать хотела об одной тенденции, о которой мы не сказали. Это о тесной связи телевидения и кино, которая появилась именно в этом сезоне. То есть началось это в прошлом июле с "Ночного дозора", зимой продолжилось "Турецким гамбитом" и лишний раз показало, что для современного кино важнейшим из всех искусств является телевидение. Мы видели следом вышедший, например, "Статский советник", который по сути сделан на том же романе Акунина, но не имел пиар-поддержки Первого канала, это не была продукция Первого канала, и собрал намного меньше зрителей и интереса аудитории, чем это было с продукцией Первого канала.

Арина Бородина: Мы еще будем видеть в следующем сезоне отголоски этих промоушнов. Мы увидим и "Турецкий гамбит" в сериальной версии, "Бой с тенью" широко разрекламированный.

Елена Афанасьева: Да, и "Ночной дозор".

Арина Бородина: И "Жмурки".

Анна Качкаева: Александр из Москвы, вы в эфире.

Слушатель: Хотелось отметить работу "Третьего канала" и канала "Московия", по ТВЦ передача Млечина и по "Московии" это "Русский взгляд" Ивана Демидова и "Выводы", потому что, наконец-то, появились национальные программы именно с упором на национальные интересы Российской Федерации, России как государства. И вообще, уклон канала в сторону государственности и общей цельной политики единого государства Россия.

Второе, канал "Культура" порадовал целой серией исторических программ, тоже связанных непосредственно с историей России как единого целого государства, с Русской православной церковью, религией и так далее. Больная мораль некоторых наших журналистов разочаровала, потому что, обвиняя власть, допустим, в Беслане, почему-то все забывают о тех людях, кто делал этот Беслан и кто непосредственно захватывал детей в заложники. И еще один момент тот, что многие журналисты забывают, что кинокамера и микрофон убивают иногда не чуть не хуже пулемета. Если вспомним момент захвата больницы в Буденновске, то там благодаря журналистам где-то четверть жертв была. Потому что террористы смотрели по телевизору, как двигаются наши войска и антитеррористические подразделения.

Анна Качкаева: Благодарю вас, Александр.

Вот еще пишут наши радиослушатели из Санкт-Петербурга: "Прорыв в музыкальном вещании "Ежедневный субботний вечер" на "России" с Началовой и Басковым, нашими достойными исполнителями, принимающими эстафету высокого звучания русской песни".

"Основная сегодняшняя идея телеканала заключается в том, что, как сказал Михаил Швыдкой, русский фашизм страшнее немецкого, и патриотизм - прибежище негодяев. Надо было бы этого министра без культуры привлечь к уголовной ответственности", - так считает Дмитрий.

"Спасибо за гостей, - пишет нам Александр Добрый, - но, по-моему, их слишком много. Вам не тесно?" Нет, спасибо, Александр, что вы о нас беспокоитесь, нам не тесно.

"Когда смотришь сегодняшние мерзкие каналы, приходишь к выводу, что если бы и Сталин был в чем-то виноват, то только в том, что он был когда-то очень добрый", - это мнение господина Федорова.

Уважаемые коллеги, короткий блиц. Если есть мысли и соображения по поводу персон, событий, программ?

Ирина Петровская: Сходу к блицу я не готова. Я могу сказать о худшем, то есть даже не о худшем, а о самом большом разочаровании сезона - это канале НТВ, который провалил большинство проектов, которые запустил. Самый показательный пример - "Короткие встречи", как угадали, короче не бывает. Встреча, действительно, была крайне коротка. И так далее, все программы, которые затевались, потом немедленно отступали. Это уже другая история, но тоже на НТВ, загубили "Школу злословия", погоняли по сетке, и потом просто она ушла и вроде как никто и не заметил. Мне кажется, каналу НТВ в следующем сезоне особенно следует задуматься над тем, чтобы, наверное, возвращаться к той аудитории, которая у них была, а не искать ту, которая давно на СТС и на ТНТ сидит.

Анфиса Воронина: Я, на самом деле, скажу всего лишь одну короткую реплику по поводу тенденции сезона или события сезона. Если в прошлом году мы говорили о стерилизации общественно-политического вещания, то сейчас можно говорить о том, что оно полностью дистиллировано.

Елена Афанасьева: Реплика одна только. Я хочу горячо поддержать Сашину идею, не знаю было это в подсознании телевизионных начальников или нет, но очень хотелось, чтобы оно у них проявилось. Если хоть кто-то в следующем сезоне попробует жертвовать рейтингами, можно играть в короткую, можно играть в долгую, пожертвовать короткими рейтингами, которые появляются за счет длинного "мыла", а попробовать все-таки развивать телевидение, то через пару сезонов это все-таки даст свои плоды.

Евгений Кузин: Я бы назвал "Профессию: репортер" на НТВ и "Истории в деталях" на СТС, которые мне лично очень нравятся. Отметил бы эксперименты в юморе "Комеди клаб" на ТНТ и пусть и неудавшийся на СТС "В субботу вечером". Она просто несколько раз меняла название. И эксперименты с информационным вещанием Третьего канала, который пытается найти форму постоянного информирования о жизни города.

Сергей Фомин: Я бы хотел отметить такую ободряющую тенденцию, как появление телеканала "Домашний" хотя бы просто потому, что там все находится в пределах хорошего вкуса. И слава Богу, что можно что-то придумать, что не раздражает зрителя.

Александр Мельман: Что касается фамилий, это Светлана Сорокина и Владимир Соловьев. Если немножко поиграть фамилиями, то Сорокина не поет в неволе, а господин Соловьев в неволе очень прекрасно выступает.

Арина Бородина: Повторюсь, для меня потрясение сезона - сериал "Гибель империи". Я соглашусь с Леной, если Первый канал будет рисковать и все-таки перейдет к новым форматам в новом сезоне, я буду это приветствовать. И провал сезона - появление Дмитрия Диброва с программой "Я готов на все".

Анна Качкаева: Как и остальные реинкарнированные сотоварищи.

Арина Бородина: Очень жаль талантливого Диброва, но канал понимал, на что он шел. Они переоценили свои возможности. И также отмечу "Профессия: репортер", фильм Александра Зиненко и работу Вадима Такменева, которого считаю на сегодняшний день одним из самых ярких репортеров на телевидении.

Анна Качкаева: Ну, а я коротко скажу, что, в общем и целом, отдельных красочек в нынешнем телевизионном сезоне как будто бы добавилось, но воздуха по-прежнему не хватает. Мы закончили подводить итоги телевизионного сезона 2004-2005.

XS
SM
MD
LG