Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги телевизионного сезона с генеральным директором компании "СТС-Медиа" Александром Роднянским


[ Радио Свобода: Программы... СМИ ]
[11-07-05]

Итоги телевизионного сезона с генеральным директором компании "СТС-Медиа" Александром Роднянским

Автор и ведущаяАнна Качкаева

Анна Качкаева: "Вести недели" были проникнуты сочувствием британцам. Сергей Брилев словом и картинкой подчеркнул и сдержанное достоинство людей, переживших трагедию в Лондоне, и уровень организации спасательных работ, и верность англичан гражданским свободам, и отсутствие паники, и умение с королевской пышностью, не убирая народ с улиц, чествовать своих ветеранов. Этому общему впечатлению не мешала суета около лидеров "восьмерки", которые озабоченно ходили по зеленым лужайкам, фотографировались на ступенях старинного замка, похлопывали друг друга по спинам, показывались перед камерами без пиджаков при галстуках, в смокингах, с дамами. Кадры развороченных вагонов метро, фотографии пропавших без вести и планы восьми самых обычных мужчин, мнящих себя хозяевами мира, смонтированные почти встык, наглядно демонстрировали уязвимость этого самого мира.

Программа "Время" в воскресенье. После половины сюжетов можно было бы сказать, что она становится приличной. Но финальные "кирпичи" по поводу Невзлина, Ходорковского, а потом и Касьянова, увы, такой возможности не дали. В первом случае точка зрения обвиняемой стороны отсутствовала как таковая. Космонавт Гречко, поставивший свою подпись под "письмом пятидесяти", одобряющем приговор Ходорковскому и Лебедеву, на всю страну защищал свое право подписанта от не названных сторонников Ходорковского. В случае с сюжетом о даче Касьянова Касьянов отсутствовал в сюжете по воле, видимо, собственной пресс-службы, хотя прием с недвижимостью известен: его блистательно использовал еще Сергей Доренко. В таких разоблачениях детали не важны, важен замах. И в данном случае открытие уголовного дела, о котором по телевизору объявляют после публикаций в газете, может означать одно из двух: либо из Касьянова делают политическую жертву, либо дают понять, где ему место.

На этом фоне Владимир Путин поражал своей публичной непосредственностью и лингвистическими умениями. Сначала Первый канал с гордостью показал, как по-школярски тщательно президент выговаривает английские слова в олимпийской презентации. А потом все новости не пропустили словосочетание "тырить газ" в отношении Украины. Употребление слова "тырить" в смысле "красть" словарь Даля приписывает исключительно "мазурикам", то есть карманным ворам, говорящим на "фене". Про глав государств в словаре ничего не написано. А уж зачем президенту великой страны, носителю одного из шести мировых языков старательно говорить в рекламном ролике на английском, известно, видимо, только его пиарщикам. Так вот политические события недели отразились в телевизоре.

Ну, а о вроде бы завершившемся телевизионном сезоне, о переменах на телевизионном рынке, о моде на нишевые каналы наш сегодняшний разговор с генеральным директором компании "СТС-Медиа" Александром Роднянским. Здравствуйте, Александр.

Александр Роднянский: Доброе утро!

Анна Качкаева: И вам, уважаемые слушатели, мы задаем вопрос простой: что вам было интересно смотреть на каналах СТС и "Домашний" в минувшем сезоне?

Александр, вы довольны сезоном?

Александр Роднянский: Это был интересный для нас сезон. Сказать доволен - означает взять на себя много столь не свойственной мне удовлетворенности, но в целом это было любопытно. Были для меня очень важные удачи в сезоне в целом, если говорить об отечественном телевизионном ландшафте как таковом.

Анна Качкаева: Давайте чуть об СТС и "Домашнем", а потом в целом.

Александр Роднянский: Ясно совершенно, что для СТС принципиальной удачей являются всегда попытки открытия новых телевизионных жанров, которые так или иначе существовали. Если существовали в России, то в неком таком зародышевом состоянии, или являются абсолютно новыми для российского зрителя. Таковым явился, конечно, первый успешный отечественный "ситком". Слово нерусское, прошу прощения заранее, но так уж называют жанр - комедия положений или комедия ситуация, который оказался необычайно успешным в виде телевизионного сериала "Моя прекрасная няня". Это очень важный опыт для всего российского телевидения, потому что оказалось, что юмор может быть не то, как у нас шутят в "Серебряной калоше", которая тоже, кстати, будет показана в эфире СТС в ближайшее время. Юмор не обязательно происходит от людей, рожденных петросянами, а может быть неким рефлексом окружающих нас разнообразных психологических подробностей, характеров и типов.

Второе очень важное обстоятельство. Мы начали исследовать ту зону, о которой долго мечтали, зону частной жизни. И в этом смысле, конечно, программа "Снимите это немедленно", которая имеет аналоги прежде всего в британском телевидении, откуда она к нам и пришла, которое подробно и тщательно исследует обстоятельства личных интересов, подробностей жизни индивидуальных семей и конкретных людей. Очень важно, что и в России программы образа жизни находят своего зрителя и становятся успешными. Это произошло. И для СТС очень важным, мы всегда боролись и боремся последние три года за преодоление такого маргинального статуса и репутационной ущербности, с которой мы начинали некоторое время тому назад. И посему "Жизнь прекрасна" - программа, в которой сочетаются замечательные традиции советского и российского телевидения с нашим СТСовским оптимистичным, живым и ироничным взглядом на жизнь. Мне показалось, вот это три удачи СТС в этом сезоне.

Что касательно "Домашнего", то это сам по себе продукт единый, цельный. Я бы не разрывал его на отдельные передачи. И это высказывание, претендующее на продолжение. Не просто на продолжение с точки зрения развития телевизионного канала. Понятно, что он будет развиваться и будет много любопытного и разнообразного. Но самое главное, на мой взгляд, первый в России опыт бескомпромиссного разговора на темы вроде бы сегментные, но интересующие, как мне представляется, огромное количество людей.

Анна Качкаева: И в этой связи очень любопытно. Этой программе немного времени, месяц, по-моему, она еще только выходит в эфир, "Нет проблем с доктором Курпатовым", я не знаю, попадали ли слушатели на эту программу, это, по сути дела, телевизионный психотерапевтический сеанс. Это разговор с обычными людьми об их проблемах, начиная от студента, который мучается, чтобы выбрать профессию, кончая мамой и сыном, которые ищут мужа совместно, а на самом деле надо сына освободить от обстоятельств помощи маме, чтобы он зажил собственной жизнью, и так далее. Довольно любопытный персонаж - профессиональный психотерапевт, как я понимаю.

Александр Роднянский: Да, очень известный.

Анна Качкаева: Очень известный, с большим количеством книг. Что это такое? Вы полагаете, что телевидение или общество дозрело до того, чтобы проводить психотерапевтические сеансы?

Александр Роднянский: Да я уверен. Я вообще считаю, исхожу из презумпции разумности аудитории. Для меня привычка многих наших телевизионных профессионалов, мною уважаемых коллег относиться к аудитории высокомерно мне представляется вредной, ведущей к более чем катастрофичным последствиям в самом телевизионном процессе как таковом. Поэтому я исхожу из того, что принципиально аудитория дозрела до того, чтобы анализировать и рефлексировать себя самое, причем не как некую совокупность телевизионных зрителей, а как отдельных людей. Потому что так или иначе я верю в то, что телевидение - это возможность идентифицировать, то есть сопоставить свой собственный психологический, личностный, человеческий, эмоциональный опыт с опытом других людей. И в этом смысле психотерапевтический сеанс, и не будем лукавить, не такой уж глубокий, это все-таки не медицинский процесс.

Анна Качкаева: Между шоу и уроком.

Александр Роднянский: Но все же без подставленных людей, не поставлено, не написан заранее сценарий. Естественное, живое общение известного очень психотерапевта, способного и неожиданного телевизионного персонажа, к которому, я думаю, будут привыкать не одну неделю и не один месяц. И все же очень любопытный. Я ловлю себя даже на том, что когда включаюсь в эту передачу, я невольно и очень спокойно погружаюсь в контексты человеческих проблем каждого из гостей этой программы. И для меня очень важно ощущение такой неторопливости, неспешности и неповерхностности вроде бы разговора, очень непривычной для нынешнего телевидения, которое в целом существует в таком клиповом формате.

Анна Качкаева: Как ни странно, почти год незамеченной просуществовала на канале ТВЦ такая программа для родителей "Солнечный круг". Это уже целая акция и вокруг этого существуют люди, целые бригады. И там тоже очень любопытный ведущий, непрофессиональный журналист, такой мужчина, который нужен детям в подростковом возрасте. Так бы я его определила как типаж и как характер. И это тоже неспешность разговора, попытка решить реальные проблемы реальных конкретных детей вплоть до того, чтобы отстоять квартиру сироты или устроить кого-то на работу, на кого родители и школа уже махнули рукой.

Как вам кажется, вот эти форматы - это демонстрация того, что телевидение чего-то стало понимать про разговор со страной, или это просто ваше желание как продюсера или желание Попцова и его продюсеров на канале все-таки эту социально-общественную тематику сохранять? То есть думать о душе - это случайность или все-таки мы наблюдаем рождение новой тенденции?

Александр Роднянский: Я думаю, что не случайность, и было бы опять же таки неправильным и по меньшей мере несправедливым взять на себя ответственность за появление более-менее спокойных, претендующих на исследование человеческого поведения программ в эфире. Это естественный процесс, поскольку телевидение так или иначе реализует множественность человеческих, соответственно зрительских, предпочтений, вкусов и отношений в эфире, должно реализовать. И по мере технологического развития, которое позволяет, как это происходит в печатном медиа, реализовывать эти предпочтения в разнообразных телевизионных форматах, то есть в разнообразных телевизионных каналах. Вот представьте себе, 20 лет назад мы жили в условиях существования трех телевизионных каналов, ну, четырех, если включать региональные. Вот сегодня совершенно спокойно существуем, причем я говорю только об эфирном телевидении, я не говорю о "Космос-ТВ", об "НТВ-плюс", то есть о платном телевидении, не говорю о кабельных каналах, спутниковых и прочих доступных благодаря техническим новшествам. Я говорю только об эфирном свободном телевидении. Мы сегодня в Москве получаем 20 телевизионных каналов, а в Екатеринбурге, например, 22. Чтобы не было ощущения, что Москва в этом смысле исключение. И в этом смысле совершенно очевидно, что телевизионные каналы разные диверсифицируют или растаскивают, фрагментируют аудиторию по вкусам и предпочтениям. И среди этих вкусов и предпочтений бесспорно, я отдаю себе в этом отчет, что есть огромное количество людей, которые заинтересованы в серьезном, неспешном, глубоком разговоре на личностные, человеческие, семейные темы. Поскольку для них они являются предпочтительными, важными или, если хотите, даже фоновыми, если мы говорим о способе диалога с аудиторией. Поскольку так или иначе телевидение может вступать в диалог по-разному, может быть аттракционом, может быть политическим инструментом, может быть познавательным каналом получения информации, а может быть и способом непосредственного диалога о том, как строить собственную жизнь в деталях и подробностях.

Анна Качкаева: Если правомерно говорить о том, что можно уже сейчас, в нынешних технологических и содержательных концепциях телевизионных проводить параллель между качеством вещания и качеством народа (во всяком случае такие мысли ученые и эксперты произносят и транслируют), то как бы вы сформулировали нынешнее состояние телевидения российского?

Александр Роднянский: Ну, оно очень неровное. По качеству я бы не стал приуменьшать и искать слова и экивоки для того, чтобы сформулировать, что по профессиональному, технологическому качеству российское телевидение, бесспорно, одно из лучших в Европе. Постоянная такая направленность на события, бутиковость российского телевидения, если хотите, наличие эксклюзивных проектов в том количестве, в котором они выходят в эфир каждый год, делают российское телевидение с профессиональной точки зрения одним из лидирующих в мире. Поверьте мне, я за этим слежу регулярно, постоянно и ничем другим не занимаюсь фактически.

С другой стороны, если говорить о телевидении как о способе понимания мира и отношения с аудиторией, об объеме получения разнообразной, пусть противоречивой, но тем не менее, полноценной информации, способной дать возможность зрителю делать собственные выводы, то, конечно, существуют естественные проблемы, которыми вы занимаетесь значительно чаще, чем я, в эфире Радио Свобода в том числе. И в этом смысле российское телевидение находится на таком постоянном распутье. Наличие блистательных художественных проектов, я имею в виду фильмов, сериалов, очень необычных открытий, в том числе телевизионных форматов, новых и невиданных ранее, причем в большом количестве, несмотря на общий стон, который раздается по поводу скучности:

Анна Качкаева: Нет, о сериалах и документальном кино в этом году никаких стонов как раз не раздается.

Александр Роднянский: Я вот ехал к вам, слушал некое другое радио, и там, как это принято уже долгие годы, стонали по поводу того, что новый сезон не принес ничего нового. Что неправда, было очень много, причем на многих каналах, что приятно, и это очевидно.

С другой стороны, конечно, продолжение такого как бы, я бы сказал, плоского понимания мира, выраженного в желании подменить политику политтехнологией, используя телевизионные каналы только лишь для создания виртуального, необходимого тем или иным участникам политического или общественного процесса мира, конечно, обедняет телевидение. И мне кажется неоправданным, потому что смело можно доверять аудитории и делать это в живой, полноценной дискуссионной форме.

Анна Качкаева: Александр, правильно ли я вас понимаю, что создавая так называемое оптимистическое пространство, вы так выражаетесь по поводу канала СТС и канала "Домашний", вы формируете тем самым некую единую этическую систему для своих зрителей. Означает ли это, что вы будете расширять ее каким-то образом? То ли набором каналов, то ли набором проектов? Или все-таки есть потолок у вашего телевидения?

Александр Роднянский: Что значит моего телевидения? Если говорить в практических терминах, то компания "СТС-Медиа" на данном этапе создала и оперирует двумя телевизионными каналами СТС и "Домашний". И в рамках обоих каналов, поверьте, есть еще куда расти, развиваться и выстраивать их в совершенно очевидном направлении, которое задано условиями или правилами игры, которые сейчас принято называть брендом, то есть системой характеристик, формирующих отношение аудитории с телевизионным каналом как с собеседником. И в этом смысле оптимистическим пространством я бы не стал называть сегмент зрительских интересов. Я бы сформулировал это значительно шире как систему действительно этических норм и правил поведения, очень современных, созданных не нами, то есть не телевизионными профессионалами и не журналистами, а созданных прежде всего изменившимися обстоятельствами времени. И вот среди тех, кто реагирует на вызов нового времени, то есть на то обстоятельство, что изменились правила, привычки и характеры, решение многих бытовых, социальных, каких угодно проблем, просто иначе это люди делают, чем делали десять лет тому назад. И одним из возможных ответов на эти вызовы времени является то, что мы пытаемся делать на канале СТС и "Домашний". В этом смысле мы можем двигаться совершенно разными направлениями, добавлять новые телевизионные каналы тоже, тематические, и развиваться в уже ныне существующих.

Анна Качкаева: А вот что нам пишут на пейджер. Владимир из Санкт-Петербурга считает, что ""Домашний" - самый плохой канал, а СТС - хороший только в ночное время".

Олег Борисович пишет, что "вообще-то, оба пустоватые: для кроликов в нарядной клетке, когда горит дом. Правда, на СТС смотрю фильмы в 21:00".

"Роднянскому. Живем в районе Кунцево, у нас только шесть каналов, очень хотим смотреть СТС и "Домашний", надеемся на ваши действия в этом направлении. Нинель".

"Большая удача на канале "Домашний" появление доктора Курпатова", - пишет Наталья. - Кроме пользы получаю эстетическое удовольствие от интеллигентного доктора и его пациентов. Мы от этого уже отвыкли".

"Очень понравился американский фильм "Миротворец", напомнил китайские военные фильмы 70-х годов, под паленую водочку хорошо смотрится", - Владимир.

"Мне нравится, когда на "Домашнем" занимаются трудом, делая табуретки или кухни, одевая простенькие переднички и прикидываясь такими близкими к народу". - Добрый.

"Путин виноват перед интеллигенцией успехами в дзюдо, горных лыжах, православии, популярностью в стране. Теперь виновен знанием английского. Вы не вправе упрекать его словом "тырить". У вас его зовут Вованом Питерским". Не знаю, кто это у нас его так зовет.

Николай: "От пошлости и безвкусицы на каналах СТС и "Домашний" портится настроение и становится плохо, поэтому не смотрю".

Просит показать до конца "Украденные сердца" Мария Ивановна.

Ну, вот такой разброс мнений. Есть у вас какой-то комментарий?

Александр Роднянский: Это естественный разброс мнений, и он должен быть. Это для меня как бы более чем естественное состояние дел и реакция аудитории. Я бы сказал, что для телевидения было бы странно и неестественно, если бы существовала единая позиция. Только в случае, если она негативная, она бывает оправдана.

Анна Качкаева: В данном случае, нет. И это означает, что все-таки у канала появился такой взрослый зритель, хотя вы и сами расширили свою аудиторию в этом сезоне - все те, кто до 55.

Александр Роднянский: Если говорить об СТС, конечно. Единственное, что я не согласен в отношении пошлости и так далее. Вот уж в чем не обвинишь точно канал "Домашний" с первой секунды - это в том, что там возможно какое бы то ни было. Это принципиально респектабельный канал.

Анна Качкаева: И вполне консервативный.

Александр Роднянский: И он очень консервативный. Там очень многие вещи даже не принимаются к рассмотрению в силу того, что они могут восприниматься как полемичные для концепции канала. А из СТС, мне кажется, вымыто все то, что в свое время давало основания для какой-то части зрителей подозревать его в плоскости и пошлости. Это для нас принципиальные моменты, и мы никогда не допустим вот такого понимания каналов. Можно говорить о том, что скучные, пустоватые. Я понимаю многих зрителей, у которых есть такого рода претензии. Но вот это для меня вещь неприемлемая в целом.

Анна Качкаева: Александр, мне интересно еще ваше мнение. Я тут прочитала одно любопытное исследование, которое к телевидению, казалось бы, не имеет прямого отношения и называется оно "Деконструкция классической русской литературы" - собственно, о идее того (это продолжение мыслей Лотмана и Бахтина), что переворачивание, пародирование западных литературных норм, вот этого антитрадиция, она в традиции русской литературы. У меня такой ощущение, что отношение к юмору на телевидении - это тоже какая-то своеобразная антитрадиция. Вы как-нибудь себе, запуская новый юмористический проект на ваших каналах, объясняете популярность? Не так плоско: народ дурной, хочет отдыхать, смотрит Петросяна со Степаненко, причем это опять бесконечное переодевание, бесконечное пародирование, "Кривые зеркала" - это тоже пародирование юмора. С чем это связано? Почему который уже сезон такая популярность этих форматов?

Александр Роднянский: Мне кажется, популярность очевидна. Ответа два: первое, это традиция смеяться над собой, у нас в целом злой юмор на самом деле. Злой, потому что мы постоянно должны в качестве жертвы иметь определенный психологический тип: либо этнический, но это нечасто в эфире появляется, либо некий бытовой. А второй причиной является отсутствие альтернативного юмора. У нас же принципиальная разница с западным телевидением, с точки зрения юмора, состоит в источниках этого юмора. Скажем, для западного телевидения источником юмора являются события сегодняшнего дня, как правило. Почему так популярны "Шоу позднего вечера", которые, кстати, выходят не так поздно вечером в нашем понимании, в 10 часов, 10:30? Поскольку именно в этом шоу можно отпародировать, это скорее, не юмор, а то, что у нас называется словом "стеб", можно отстебаться, пошутить, поиронизировать и посмеяться над неудачным высказыванием политика, над проигрышем любимой команды, над теми или иными удачными или не слишком шагами общественно известных людей. В этом смысле источниками юмора является непосредственно социальная, политическая и общественная сферы жизни.

Анна Качкаева: И почему-то на российском телевидении это не приживается.

Александр Роднянский: А у нас оно бы прижилось. Я убежден совершенно в том, что: Например, в "Моей прекрасной няне" огромным элементом успеха сериала явилось все-таки наличие контекстов с собственной жизнью, не просто вспоминаемые фамилии: от Пугачевой до президента страны, а вот смешки по поводу того, о чем смеются в троллейбусах, трамваях, на улицах, в офисах и в тех местах, где общаются, встречаются, болтают. Это очень важно, поскольку юмор экранный в России каким-то образом очень далек от юмора бытового. Мы смеемся по разным поводам и в разных местах. Экранный юмор у нас - это способ посидеть у телевизора, ни в коем случае не пообщаться, не посмеяться, не отреагировать на то, что происходит рядом. И в этом смысле, мне кажется, у нас огромные ресурсы развития телевидения, связанного с юмором, иронией и стебом. Просто мы к этому приступаем достаточно осторожно в силу того, что у нас не было такой традиции. Все-таки традиции того, что называется stand up comedy, выходящего на сцену человека, который говорит о том, что интересует всех, но говорит необыкновенно иронично, умно и стебно, во многом этим объяснялся успех в свое время Задорнова.

Анна Качкаева: Но прежде Райкина.

Александр Роднянский: Ну, Райкина, естественно, собственно говоря отца stand up comedy в России. Но в целом я боюсь, что двинулись в значительно большей степени в линию Петросяна. В ней ничего плохого нет, если бы она не была столь доминирующей. Поэтому все и критикуют телевидение, связанное с юмором, потому что это "Аншлаг", "Кривое зеркало", и вот такой вот Петросян. С другой стороны, есть телевидение, созданное Масляковым, то есть КВН. Это милые, остроумные, интеллигентные ребята, якобы импровизирующие на сцене. И действительно, в случае, когда КВН был долгое время острым, это было абсолютно фантастической и ничем не сопоставимой по своему значению части телевизионного программирования, если хотите. Потому что именно там были рождены многие персонажи, которые дальше двинулись в разные стороны и работают везде, кстати сказать. И ту же "Мою прекрасную няню" делали люди, прошедшие школу КВН. То есть сказать, что у нас с юмором напряженно в телевидении, было бы неправдой. Но я думаю, что есть огромный объем и ресурс, связанный, прежде всего, с серьезным, как ни странно, разговором о жизни.

Анна Качкаева: Вот в том то и дело. И мне кажется, что успех "Няни", не знаю, согласитесь ли вы со мной, еще и в том, что идея, особенно телевидения, становится материальной, когда она воплощается в образе. У юмора тоже нет образа. Вот у веселой "Няни", милой, позитивной, появился образ. А еще у чего-то, что вы говорите об отношении к жизни, о стране - нет образов.

Александр Роднянский: У нас, к сожалению, в юморе доминирует такой жанр, если хотите, гротеска. Мы все время усиливаем. Персонажи, над которыми привыкли смеяться в скетчах отечественные зрители, ничего общего с обстоятельствами окружающей нас жизни не имеют. Вот это, кстати сказать, кардинальное отличие нашего телевидения от любого западного. Поскольку в комедиях положений действуют узнаваемые характеры, как в "Няне". Эти характеры могут существовать где-то рядом. Они просто концентрированное количество шуток и реприз, то есть иронии на минуту общения в значительной степени больше, чем это происходит в жизни, но обстоятельства, в которых существуют опознаваемые характеры, кардинально отличаются даже от таких удачных форматов телевизионных, как "Городок", где все-таки персонажи гротескные. Это как бы от буфа идет. И в этом смысле, конечно, у нас телевидение достаточно плоское, то есть однообразное. Мне представляется, что есть возможность для развития.

Анна Качкаева: Да, для разговоров и для развития. Евгений из Воронежа, мы вас слушаем, вы в эфире.

Слушатель: СТС у нас идет, а "Домашнего" еще нет. Я смотрю только фильмы в 21 час. По телевидению показывали, что девочку убили в Штатах. Девочку эту купили за большие деньги, вывезли, и что случилось - пусть разбирается суд. За торговлю детьми у нас людей судят, а когда государство этим занимается - почему-то все молчат.

Анна Качкаева: То есть как это молчат? Трое суток об этом говорили, причем говорили как раз не с точки зрения того, насколько государство к этому всерьез или не всерьез относится, а именно обличая американскую систему. Трагедия чудовищная, конечно. Но вчера произошло просто необычное: в программе "Время" все-таки напомнили гражданам России, что ежегодно в стране от рук настоящих родителей гибнет три тысячи детей, и в отличие от американского законодательства, в России за насилие над детьми предусмотрен только штраф, а не тюремное заключение. Но бессмысленно даже говорить в оправдание что-нибудь. Любое убийство детей чудовищно. Другое дело, что тема эта настолько серьезна, что она бы как раз была достойна серьезного разговора в больших разговорных программах. На канале Александра вряд ли такие программы могут появиться, но на государственных, общенациональных каналах это могло бы стать целой акцией, чтобы, наконец, в такой большой стране всерьез заговорить об увеличивающемся количестве сирот.

Юрий из Москвы, мы вас слушаем.

Слушатель: Большое спасибо господину Роднянскому за "Няню". И хотел бы еще отметить доктора Курпатова. Чем? Человек, по-моему, мое такое впечатление, работает честно, в отличие от многих, я не буду называть.

Анна Качкаева: То есть вы благодарны Александру, что, как вам кажется, он работает честно.

Александр Роднянский: Нет, доктор Курпатов.

Анна Качкаева: А, за Курпатова.

Слушатель: Да, Курпатов. Но с Роднянским, по-моему, все в порядке. Ну, и маленькую ложечку дегтя. Когда смотришь фильмы, вот этот громаднейший лейбл с "Домашним" налезает иногда на физиономии актеров. Ну что это? Иногда ловишь себя на мысли, лезет он в глаза. Вот если бы в два раза его как-нибудь ужать, это было бы великолепно.

Александр Роднянский: Мы это понимаем. Это изменится, конечно.

Анна Качкаева: И я понимаю, что это специально сделано, чтобы привлечь внимание отчасти, или нет?

Александр Роднянский: В известном смысле, это было сделано с самого начала, скорее, не то что специально, но с желанием зафиксировать в сознании аудитории, что появился такой канал "Домашний". И мы уже оставили на несколько месяцев, чтобы не дергаться и не производить впечатление хаотических действующих телевизионных непрофессиональных людей. Но, естественно, мы видим эти ошибки и, естественно, их исправим в ближайшее время.

Анна Качкаева: "На канале "Домашний" слишком много рекламы, много ведущих "сэконд хэнд", и вообще, канал для легендарной блондинки из анекдотов", - Лаврентий Павлович нам пишет.

Александр Роднянский: Не знаю анекдотов.

Анна Качкаева: Про блондинок много анекдотов, что имел в виду наш слушатель?

"Интереснее всего были выпуски "Жизнь прекрасна" с участием Лещенко, Кобзона, Бабкиной. Хотелось, чтобы программа выходила по вечерам. Смотрим "Полезное утро" и советские фильмы на "Домашнем", - из Санкт-Петербурга наш слушатель вам написал.

"Ваш логотип, как бельмо на глазу, большой и раздражительный. Когда вы его уберете?"

"Я вышел из детского возраста, - пишет нам Иван Петрович, - но считаю лучшей на всем телевидении программу "Самый умный". А что касается "Няни", простите, но это все-такт очень пошло".

"Господин Роднянский, нельзя ли для "Книжных новостей" установить одно и то же время?", - Виктор Владимирович. Это на "Домашнем"?

Александр Роднянский: Идут у нас в рамках "Полезного утра" "Книжные новости". Да, можно, конечно.

Анна Качкаева: Большое спасибо каналу СТС за программу "Самый умный", - пишет Павел.

"Не нравится на "Домашнем", что нет обсуждений насущных проблем и политики. Как будто об этом не говорят на кухне наши граждане. Варите свои супы". Судя по всему, иронизирует.

Роман из Ленинградской области, вы в эфире.

Слушатель: Очень хорошо, что у вас направленность на семью и на программы для семьи. Это ценно, это здорово. Хотелось бы предложить вам, чтобы было меньше психологов, псевдонаучные, на самом деле, мнения. Если вы говорите о семье, то пусть выступают какие-то люди, у которых были хорошие семьи, они рассказывали бы о своем опыте, и вообще, больше было бы такого рода обсуждений. У вас есть обсуждения в эфире, это хорошо. Пусть этого будет больше, и пусть это будут реальные обсуждения, без всякого менторства.

Александр Роднянский: Спасибо. Мы надеемся, во всяком случае, всячески старались избежать менторства и дидактики. Это главный враг всего того телевидения, к которому мы имеем отношение, это дидактика. А если речь идет о наличии экспертов или об отсутствии экспертов в пользу появления живых людей, ну что ж, может быть и так. Но мне представляется наличие людей, профессионально занимающихся теми или иными психологическими проблемами жизни семьи, важно любопытно. Другое дело, вероятно, баланс. Но будем думать.

Анна Качкаева: Виктор из Москвы, вы в эфире, здравствуйте.

Слушатель: У меня вопрос к Роднянскому. Я слышал, что у вас есть взаимодействие с ленинградским режиссером Юрием Маминым. Так ли это? И когда будет результат?

Александр Роднянский: Ну, мы вообще, очень активны во всем, что касается киноиндустрии. Мы производим огромное количество сериалов, об этом я сегодня не говорил, но мне кажется, это очевидно по эфиру. Еще более будет очевидно в наступающем сезоне. И мы производим активно очень кино для проката в кинотеатрах. Что же касается Юрия Борисовича Мамина, то мы делали вместе сериал "Русские страшилки". Юрий Борисович сделал для нас, и он прошел в эфире. Сейчас у нас нового проекта нет. А в Питере у нас несколько проектов есть. В этом году вышел фильм с нашим участием замечательного режиссера Александра Сокурова "Солнце", он был показан у нас в эфире 9 мая. И вот сейчас заканчивается производство фильм дебютанта Антонова, он называется "Полумгла", он будет готов буквально через пару месяцев. Это я говорю только о проектах, которые мы производим в Питере. Еще одна молодежная, романтическая история называется "Питер-FM", тоже девочка-режиссер - дебютант, Бычкова.

Анна Качкаева: "Господин Роднянский на своих каналах выстраивает изолированный, гламурный мирок для маргинально устроенных и озабоченных только внутри этих стен проблемами. Неплохая изоляция, красивость преподносимых идей пуста и неубедительна. Эти каналы я не смотрю". - Валерий.

Александр Роднянский: Единственное слово "маргинальный". С остальными я спорить не буду, потому что мнение уважаемого зрителя. Слово "маргинальный" по отношению к телевизионным каналам, которые совокупно в хорошие дни имеют 14% аудитории в целом по России, а в плохие - 12 или 11, то это назвать маргинальным трудно. Это уже, извините, мейнстрим. Это означает, что огромное количество людей интересуется тем мирком или миром, в котором эти каналы заинтересованы и с которым пытаются общаться.

Анна Качкаева: "На канале "Домашний" смотрю советские фильмы, "Домашнее чтение" и "Ручная работа", все это нравится", - пишет нам Елена.

Тут опять неподписанное сообщение, но не могу не прочесть. "Господа контролеры российского телевидения из американского окопа, вас оскорбило слово "тырить"? (не знаю, нас не оскорбило) Шендеровича, которого объявили на "Свободе" совестью нации (не знаю, не объявляли, по-моему, никогда Шендеровича совестью нации, я думаю, что он бы посмеялся над этим.), не уточняя какой, хвастался, что мог "схреначить ГБ". По словарю Даля к какому жулью вы отнесете свою "совесть"?" А причем здесь совесть? Я говорю о русском языке. Шендерович, видимо, тоже.

Аркадий, вы в эфире.

Слушатель: Я бы хотел задать вот такой вопрос. Нельзя ли возродить на каком-нибудь из каналов, например на СТС, так называемый институт дикторства. Я смотрю последнее время очень мало телевидение, потому что оно стало не живое, а механическое. Если вспомнить раньше наше телевидение, то перед началом передачи объявлял диктор, какая будет передача, заканчивалась передача, он опять же объявлял: вы смотрели. Было очень приятно это слышать, а сейчас это все идет механически.

Александр Роднянский: Я очень согласен, я всегда говорил о механистичности отечественного телевидения. Но единственное, мне жаль, что вы не обратили внимания, что "Домашний" именно на дикторах и на ведущих дня построен. И там приглашают к просмотру того или иного фильма или сериала и обязательно говорят: "Спасибо за то, что вы посмотрели". Я надеюсь, что это будут делать еще более громко. Но в отношении того формата, в котором существует отечественное телевидение, лишенное такого живого идентификатора, коммуникатора, то есть ведущих любимых, хозяев эфира, это, конечно, очевидно. Я думаю, что время придет. И может быть, даже на каком-то из каналов - лидеров возродится эта любимая многими зрителями традиция.

Анна Качкаева: И никто не будет пинать телевидение за то, что это возвращение советского стиля.

Александр Роднянский: А мне кажется, что в данном случае речь идет о характере диалога с аудиторией. Важно же, какие слова ты говоришь. Советскость проявляется не в наличии ведущих дня или дикторов, как говорил только что зритель, а в том, что он объявляет, какие передачи.

Анна Качкаева: Александр, и еще, может быть, совсем немножко от ваших каналов, потому что мне любопытна ваша точка зрения на то, что собственно происходит с телевизионным рынком в последние несколько месяцев. Такое ощущение, что какие-то подвижки все равно происходят и в связи с покупкой "Ren-TV", и в последние месяцы с объявлением о канале "Звезда", кстати, тоже нишевом, и "Спас", который нам обещают. Как вы думаете, что это все за знаки на телевизионном рынке?

Александр Роднянский: Вы такой лукавый вопрос задаете. С одной стороны, такой естественный процесс создания новых и новых каналов, их будет все больше и больше. И ничего удивительного, что среди этих каналов появляется канал православный или канал военно-патриотический, я не вижу. Другое дело, единственное, что меня беспокоит, это наличие равных условий конкуренции. Вот это принципиальный момент. Чтобы в создании тех или иных каналов не осуществляли помощь органы государственной власти, если речь особенно идет о каналах частных, но называющих себя военно-патриотическими. Что меня еще смущает? Что слово "патриотический" абсолютно монополизировано, если хотите, приватизировано приставкой "военно-". У нас нет "мирно-патриотических" каналов, у нас слово "патриотический" всегда связано с погонами, звездочками и военными. Никоим образом не умаляя и не приуменьшая роль всего, что было сделано армией, и делается, вероятно, в отношении патриотического воспитания, мне кажется, что сегодня уместно как раз было бы говорить о мирно-патриотических телевизионных каналах. И кстати, я думаю, что в известном смысле и "Домашний" может быть таким мирно-патриотическим каналом современного россиянина, в котором не говорят о том, как служить в армии.

Анна Качкаева: А в общем, могут, наверное, и поговорить.

Александр Роднянский: Могут. И никоим образом это не является признаком непатриотичности. Я бы даже сказал наоборот, поскольку речь идет о той же самой жизни, о том, как существовать в сегодняшней стране, в которой родился, живешь и собираешься жить и хочешь, чтобы она и ты процветали. Это очень важно. Главная тенденция их появления - это развитие двух факторов: падение совокупной доли аудитории каналов - привычных лидеров. Это естественный процесс, характерный для всех телевизионных каналов мира. И появление каналов тематических, претендующих все в большей и большей степени на внимание сегментной группы аудитории. А с другой стороны, конечно, баланс между частным и государственным. В данном случае он, конечно, качается все в большей степени в сторону государственного фактора. Плохо или хорошо это - посмотрим.

Анна Качкаева: Мы заканчиваем разговор с Александром Роднянским. Я думаю, он появится в нашей студии в начале нового телевизионного сезона, чтобы поговорить о тенденциях.

И Лидия Ивановна в конце нам написала, что "Доктор Курпатов на вашем канале очень вовремя, потому что огромное число людей нуждается в человеческом разговоре". Вот, может быть, в человеческом разговоре, наконец, почувствует потребность и все российское телевидение. И его станет в эфире нового сезона больше.

XS
SM
MD
LG