Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как прошла информационная кампания по выборам в Думу


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[05-12-05]

Как прошла информационная кампания по выборам в Думу

Ведущая Анна Качкаева

Анна Качкаева: "Реальная политика" Павловского все больше похожа на дешевый водевиль. Ведущий улыбается все глумливее, в разговоре с очередной пассионарной украинской дамой подхихикивает, закидывая голову, в духе профессионального конферансье провозглашает, что Путин вышел из тени, но герой на авансцену не выходит. Наконец, со ссылкой на классика рассказывает пошленький анекдот про двух дам, одна из которых ноги раздвигает, а другая - нет. Как более опытная, которая раздвигает, связана с Украиной, "Матерями Беслана" и Владимиром Рыжкова, интерпретации не поддается. Но чувство гадливости остается.

"Филолог по первому образованию", - так сказал о себе министр обороны Иванов в программе Алексея Пушкова "Постсриптум" и еще раз подчеркнул, что телевидение в принципе дебилизирует население. Пушков прямолинейно, с некоторым подобострастием поинтересовался: "А наша программа не дебилизирует?" "Ваша - нет", - одобрительно улыбнулся Иванов.

А в "Вестях недели" сделали целую подборку из материалов об активности новых назначенцев - Иванова, Медведева и Собянина. Какая-то ускоренная подготовка к чему-то. Медведева отправили в школу и регионы, Иванова - заботиться о жилье для офицеров. Путину можно теперь не выезжать из Кремля, теперь его доверенные назначенцы в кадрах федеральных каналов, видимо, будут склоняться над кроватками, мять в руках зерно, садиться за руль новых машин. Началась политическая страда. Их, как невест на выданье, даже поддержали цифровым лукавством - в "Вестях недели" озвучивали ответ на вопрос: кого из этих политиков вы знаете? Конечно же, Иванова, - ответил репрезентативный электорат, но и Собянин с Медведевым уже не чужие. Программа оставила стойкое ощущение низкого старта. Такие материалы появляются в канун предвыборных кампаний. Что это за проба сил - вопрос.

На этом фоне успешности начинающих публичных политиков трагически в своей безысходности смотрелся обычный, почти проходной сюжет в программе "Неделя". Однокомнатная квартира, хорошие работящие люди, средних лет отец, мать, старая бабушка и подросшая взрослая дочь с молодым мужем - тоже нормальный, работающий, не пьющий, мечтающий о будущем и детях. Молодая женщина, еле сдерживая слезы, рассказывала, как взяла кредит на покупку квартиры, вложила деньги, а строительная фирма разорилась. Осталась она с бумагами, несбыточной мечтой и односпальным матрасом, который расстилает себе и мужу на малогабаритной кухне. Вот такая была неделя в итоговых телевизионных программах.

А тема сегодняшней нашей программы "Смотрим телевизор" собственно актуальная - как прошла информационная кампания по выборам в Думу, как ее показывал телевизор, что вы, уважаемые слушатели и зрители, из этой кампании поняли, и насколько каналы и партии проявили активность?

И вопрос, который мы вам задаем: информационную кампанию в гордуму какой партии вы запомнили больше всего?

И я представляю гостей. Это Александр Рыклин, главный редактор интернет-журнала "Ежедневный журнал". И Арина Бородина, моя коллега, обозреватель газеты "Коммерсант", которая тоже пристально на сей предмет смотрела телевизор.

Прежде чем мы перейдем к разговору, наша рубрика об актуальном.

Час прессы. Что происходит?

Диктор: Владимир Путин впервые поздравил с днем рождения FM-радиостанцию. К 10-летию "Русского радио" глава государства прислал телеграмму. Профильное Министерство культуры и массовых коммуникаций тоже всерьез взялось за FM. Скоро в Москве заговорят четыре новые радиостанции. Впервые за время существования Федеральной конкурсной комиссии конкурс на частоты проводили два дня подряд. Еще одно новшество - конкурс с заранее объявленными тематическими концепциями: общественно-политическое радио, образовательное и литературно-драматическое радио.

29 ноября комиссия во главе с первым заместителем министра по культуре и массовым коммуникациям Леонидом Надировым выбрала победителей, рассмотрев 41 заявку соискателей. В результате частоты получили радиостанции "Говорит Москва" (92 мГц), "Лорнет" (94,4 мГц), "Классическое радио" (95,2мГц) и "Каравелла" (98,4 мГц). Радио "Говорит Москва" выиграло частоту в общественно-политическом формате, "Лорнет" - в литературно-драматическом формате, "Классическое радио" - в образовательном формате, а "Каравелла" - в свободном формате.

Эксперты радиорынка неоднозначно отнеслись к заранее объявленным форматам. Свободная, не спущенная сверху концепция содержания всегда предпочтительнее. Возможно, заранее предлагая форматы радиостанций, комиссия и стоящее за ней государство таким волевым образом пытается стимулировать развитие разговорных и социально-полезных форматов, которые невыгодно развивать коммерческим вещателям.

Анна Качкаева: Коллеги, ваши короткие впечатления об избирательной кампании. Начнем с Арины.

Арина Бородина: Я не могу сказать, что я уж настолько пристально следила за последней кампанией по выборам в Мосгордуму, но у меня такое ощущение, что это была аккуратная кампания, не броская, не яркая. Но при этом, конечно, все равно телевидение пыталось, особенно федеральное, делать вид, что в общем-то, сбалансированно подавались все партии. Хотя если посмотреть более пристально, конечно, традиционный перекос в сторону партии власти и различные телевизионные методы.

Анна Качкаева: Ну, об этих ухищрениях мы сейчас с вами поговорим.

Арина Бородина: Да, это все присутствовало. Но, на мой взгляд, в некоторой меньшей пропорции, чем, например, это было в думскую кампанию 2003 года.

Анна Качкаева: Александр, ваши короткие впечатления.

Александр Рыклин: Ну, по-моему, абсолютно предсказуемо все было. Конечно, в телевизоре была партия "Единая Россия" в основном. Да, можно сказать, что в общем, там все было достаточно аккуратно, но тем не менее, как-то других партий мы особенно не наблюдали. Пожалуй, только можно исключить из этой истории скандал между "Родиной" и ЛДПР, который закончился снятием "Родины". Это освещалось, конечно. И то, в общем, достаточно ограниченно.

Анна Качкаева: Арина, я знаю, что вы тем не менее пристально смотрели за программной политикой каналов. Как она в этот раз отразилась на политической кампании?

Арина Бородина: Я вам хочу сказать, вы, видимо имеете в виду мою колонку, в которой я писала по поводу активной поддержки Станислава Говорухина. Заметим, правда, что это была кампания по довыборам в Государственную Думу по Университетскому округу, но тем не менее, это, конечно, было, на мой взгляд, самый яркий эпизод административной помощи кандидату, когда каналы вроде бы не посвящали никаких специальных сюжетов Станиславу Говорухину, основным конкурентом которого был ваш коллега Виктор Шендерович. Но тем не менее, сразу три фильма появляются в программной сетке каналов, это знаменитые хиты Станислава Сергеевича, "Место встречи..." безусловно, которое заканчивается в эфире Первого канала за двое суток до довыборов. Это фильмы "Благословите женщину" и "Ворошиловский стрелок", который и на НТВ появился и на канале "Россия". Я уже не говорю о появлении Говорухина за две недели до выборов в программе Владимира Познера в качестве "свежей головы". Тоже, видимо, так совпало.

Но я еще хотела вам сказать, что в пятницу, когда произошел самый громкий скандал в предвыборной кампании по поводу снятия "Родины" с марафона предвыборного, очень своеобразно освещали каналы этот сюжет. Дело в том, что такая у меня была возможность, я видела в этот день все выпуски вечерних новостей, это было очень странно. И особенно на НТВ. Эта новость была в десять вечера во втором выпуске программы под конец эфира. Ни в одной программе не было синхронов Дмитрия Рогозина, который сказал бы хоть что-то о том, что он думает по поводу решения суда. И только в единственной программе я заметила, причем это была московская программа "Вести-Москва", мы увидели синхрон от представителя штаба "Родина", который был в суде. Больше этого не было нигде. Была только короткая информация о том, что "Родина" снята с выборов. Вот такая вот стерильность. При этом никто же не может кинуть камень в телевидение, они же сообщили об этой новости. Хотя новость действительно очень громкая. И на том же Первом канале, где когда-то "Родину" породили...

Анна Качкаева: Да, да, да. Это контрастирует сильно с 2003 годом.

Арина Бородина: Это очень контрастирует, я с вами согласна, и это обращало на себя внимание.

Анна Качкаева: Мы помним, когда Рогозин появлялся и утром, и днем, и вечером на одном канале: от программы "Пока все дома" до...

Арина Бородина: Первый канал, конечно, имел прямое отношение к созданию "Родины" и сил своих программных и политических не щадил для того, чтобы как-то раскрутить лидеров партии Рогозина и саму партию. Ну, и вот теперь мы наблюдаем.

Александр Рыклин: На самом деле, мне кажется, более или менее понятна растерянность теленачальников, потому что, я думаю, не было просто прямых и своевременных инструкций из Кремля, как вести себя в этой ситуации, и теленачальники не знали, как это комментировать. Снятия "Родины" было в общем во многом неожиданно, в том числе для теленачальников. Конечно, для кого-то оно не было неожиданным, но, видимо, им не сказали и не сказали, что им нужно говорить в этой ситуации: давать слово Рогозину, не давать слово Рогозину. С другой стороны, я вполне могу себе представить, что эту тему решили не раздувать, потому что она итак была очень острая, власть боялась всяких выступлений, власть не знала, что будет говорить Рогозин, все-таки это не всегда известно точно. Я думаю, что вот так.

Арина Бородина: Понятно, что для них, конечно же, это было неожиданностью. Больше того, я думаю, что все-таки не неожиданность, а именно установка. Мы с Анной все-таки пристально в силу специфики работы следим за эфиром, в том числе информационным. И когда ты видишь, что совершенно идентично подается тема на трех каналах: на Первом, на "России" и на НТВ, уже о случайности говорить сложно. Это была явно спланированная такая тактика. Никаких синхронов Рогозина, даем информационные сообщения, никаких сюжетов и где-нибудь под конец программы.

Анна Качкаева: Арина, я помню, что в свое время в 2003 году вы брали такое знаковое интервью у Олега Борисовича Добродеева. Он их редко дает, когда дает, то они запоминаются. И там был такой вопрос: "Поддерживать всей мощью государственной медиа-корпорации сделанную не из чего партию "Единая Россия" - это нормально?" И он на этот ваш вопрос:

Арина Бородина: сказал: "Время рассудит".

Анна Качкаева: Да, очень философски ответил: "Время рассудит". Как вам кажется, время рассудило?

Арина Бородина: Я думаю, что время еще не рассудило. Мне бы хотелось дождаться кампании в Думу в 2007 году. К тому времени, я думаю, что Олег Борисович Добродеев еще будет возглавлять государственную корпорацию. Это просто была такая мини-репетиция сейчас. Ее нельзя, конечно, сравнивать с выборами 2003 года. Потому что тогда, конечно, в эфире говорили беззастенчивые совершенно, наглые вещи, манипуляция была очень сильной и на Первом канале, и на канале "Россия". Мы все помним эти сюжеты, направленные против КПРФ, и про дачи Зюганова на Кипре. Даже в такой респектабельной программе, как у Сергея Брилева "Вести недели", была масса сюжетов про "Единую Россию". Сейчас просто не та была по мощи кампания. Все-таки это были городские выборы, и страна немножко стала другая, и нас уже не удивляет с таким громадным отрывом победившая партия власти.

Мы видели сейчас выборы в Чечне. И в общем, не было никаких сомнений, что с таким же результатом и в Москве пройдет партия власти. Я думаю, что время, может быть, все расставит на свои места в 2007 году. Но мне бы очень хотелось ошибиться, конечно, я не буду заглядывать так далеко. Но есть ощущение, что все повторится снова, в том числе и в отношении действий, которые были под руководством Олега Борисовича Добродеева.

Анна Качкаева: Александр, а как вам кажется, почему была такой неяркой кампания коммунистов, например? Во всяком случае, на экране они не присутствовали вовсе.

Александр Рыклин: Ну, знаете, яркая - не яркая, а выступили в 2 раза лучше, чем в 2003 году.

Анна Качкаева: То есть это к разговору о том, что теперь, пожалуй, это не связано: телевизор и успешность.

Александр Рыклин: Нет, я не знаю, вы - телевизионные люди, вам виднее, конечно. На мой взгляд, это связано напрямую, потому что от телевизора зависит очень много. И от того, как часто человек появляется на экране, популярность его зависит напрямую. Так мне кажется. Но успех коммунистов я связываю немножко с другой историей. Просто это означает, что на сегодняшний день совершенно очевидно, что протестный электорат растет. Отчасти успех коммунистов связан со снятием партии "Родина". Так, навскидку процента 3-4 "Родина" им накинула. То, что коммунистов не было на экране, так это же понятно. Я думаю, уже властям было довольно давно очевидно, что основными соперниками "единороссов" окажутся коммунисты на этих выборах, а не демократы, как-то их чуть-чуть ужимали.

Кстати, очень характерная история. Демократов же тоже никуда не пускали, ни на какие каналы. Но вчера уже поближе к вечеру я вдруг на РТР увидел Ясина. По-моему, по Первому каналу был Чубайс.

Анна Качкаева: Ну, тут многие говорят, что лучше бы он не появлялся, демократы, во всяком случае.

Александр Рыклин: Большинство населения вообще про Чубайса говорит, что вообще бы лучше он не появлялся.

Анна Качкаева: Арина, а вы как объясняете очень аккуратную, практически действительно не завязанную на "ящик" агитацию коммунистов и успех?

Арина Бородина: Я думаю, что, во-первых, что касается "Единой России", мы не должны забывать, что прошел съезд прямо практически накануне выборов в Мосгордуму в Красноярске, который по полной программе в течение нескольких дней освещали все каналы. И это, конечно, я думаю, тоже сыграло дополнительной такой неофициальной рекламой этой партии.

Что касается коммунистов, вы знаете, я тоже соглашусь с тем, что, конечно же, за счет того, что снята была с выборов партия "Родина", несколько процентов выиграли коммунисты. Но вы знаете, дело в том, что они появлялись в эфире, очень действительно аккуратно, мелко, но они были в числе, в общей нарезке. Я больше того вам скажу, мне показалось, что довольно смешно где-то и очень сатирично показывали партию "Яблоко". Ну, тут, возможно, есть вопросы и к самой, возможно партии. А у коммунистов не было никаких таких действий в их рекламной кампании, за которые их можно было бы сейчас зацепить и показать их в каком-то откровенно негативном ключе. Надо отдать должное. Видимо, Коммунистическая партия тоже научилась извлекать ошибки из своих же прежних кампаний, из своих же прежних просчетов. Плюс ко всему, трудно сказать, мы не можем кого-то держать за руку, есть ощущение, что, возможно, Геннадий Андреевич Зюганов уловил такую разнарядку что ли власти, когда коммунисты должны быть на втором месте и в общем не сильно этой разнарядке сопротивлялся, понимая, что какие-то места в Мосгордуме его партия уже невольно обеспечила автоматически.

Анна Качкаева: Коллеги, видели ли вы дебаты?

Александр Рыклин: Я, к сожалению, не видел.

Анна Качкаева: А вы, Арина?

Арина Бородина: Я видела только очень немного. Я видела телеведущую, например, Яну Поплавскую на ТВЦ. И видела несколько раз, что собственно дебатов не было, что не приходил второй собеседник. Я просто по картинке иногда видела, что стоит только один кандидат, разговаривает с ведущим. Поэтому, к сожалению, тоже полной картины не могу вам представить.

Анна Качкаева: Я вот видела два вечера, когда дискутировали, дебатировали Арбатова и Попов, соответственно "Свободная Россия" и "Родина" и последний - Бунимович с Исаевым. В общем, надо сказать, что не ясно вообще, зачем были эти дебаты, вообще кому они были нужны. То есть формально, конечно, требования Центризбиркома выполнены, но всем было не ясно, зачем и по какому поводу вступать в дискуссию, потому что часть была уверена в торжестве и победе одной партии, которая, кстати, в дебатах предыдущей большой Думы не участвовала сознательно. "Яблочникам" со всеми остальными партиями и ЛДПРовцам, и коммунистам особенно спорить было не о чем, потому что они пытались поднять очень такие федеральные вопросы. И не ясно, какой формат этих дебатов в городскую думу. О чем надо говорить? О трубах, о ЖКХ, о пробках.

Арина Бородина: Ну, вот я и говорила, что партию "Яблоко" представляли немного городскими сумасшедшими в таких сюжетах, которые говорят именно о трубах, о коммунальных проблемах. Такими их представляли на экране.

Александр Рыклин: На самом деле, нам всем очевидно, что вот эта предвыборная кампания в Мосгордуму явно выходила за рамки всех этих региональных проблем. Не зря же говорили, что это по сути федеральная кампания, что это некий праймериз перед 2007 годом. Я отчасти разделяю такую точку зрения. На самом деле, и в этой связи, конечно, у партий реальных, конечно, были проблемы, как себя позиционировать, потому что, с одной стороны, вроде бы надо говорить о московских проблемах, а с другой стороны, понятно, что проблематика должна выходить за эти узкие рамки. Видимо, с этим связаны все эти проблемы.

Анна Качкаева: Арина, а как вам кажется, все-таки какая из партий, с точки зрения зрелища, образности, была наиболее запоминающейся?

Арина Бородина: С точки зрения потраченных средств на кампанию, официальных и неофициальных, это понятно, что "Единая Россия", ее слишком много в эфире было по тем или иным поводам. С точки зрения скандальности, конечно, партия "Родина", которая не дошла до выборов. И я хочу сказать, что вчера на канале "Россия" в программе Сергея Брилева критиковали канал ТВЦ, который мог бы не показывать этот нашумевший скандальный ролик. А вот все-таки канал-вещатель, дескать, даже посетовали, что даже не партия виновата, а канал-вещатель, который мог бы отказаться от ролика.

Александр Рыклин: То есть надо было снять ТВЦ.

Арина Бородина: Да, да. С этой точки зрения, конечно, "Родина" обратила на себя внимание. И как обиженная партия, я думаю, запомнится в этой кампании больше других партий. Про "Яблоко" я уже сказала, коммунисты, в общем-то, не запомнились особенно никак. А вот "Яблоко" во главе с Митрохиным почему-то у меня в голове, все, что я видела в этих нарезках, она выглядела несколько такими городскими сумасшедшими. Хотя вполне адекватные в общем-то были, наверное, действия.

Анна Качкаева: Николай из Курска, вы в эфире, здравствуйте.

Слушатель: Я хочу рассказать о "Единой России", в частности, как Платонов вел у Марианны Максимовской в "Неделе" за четыре недели еще до выборов, когда они в дебатах вместе встречались с Рогозиным. Рогозин, конечно, был на голову выше, но Платонов в конце сказал: "Ну, то, что вы все наговорили, мы вам этого ничего сделать не позволим". Рогозин переспросил: "Вы что, убьете нас?". "Ну, вы посмотрите". На это закончилось. Потом мне понравилось, как в ночь перед голосованием Пархоменко начал мочить "Единую Россию", и Платонов туда звонил, но не решался выйти в эфир. Маша Арбатова, по-моему, себя похоронила, выступая в дебатах и вообще за "Свободную Россию". Говорухин высветил все, что только можно высветить на всех каналах. И особенно постоянно подчеркивал Познер, что он не верующий человек и бессеребренник, это его продукт и он его продает. Значит, он его продает вместе с Говорухиным. "Яблоко", конечно, провело неплохо, лучше, чем в Думу. И тогда, когда они сражались со "Свободной Россией", конечно, оно было умнее. Но телевидение действительно хотело высветить таких вот непонятных людей, идеалистов таких. Я что хотел сказать. Кто руководит нашим телевидением? Допустим, взять Сенкевича. Буквально за три недели до выборов, когда танкеры спускали на воду, то сын Сенкевича назвал один танкер "Юрием Сенкевичем". Вы можете себе представить, человек, который нас учил, что нефть - это такая грязь, когда плыл с Хейердалом, тогда уже нефти было невпроворот. И вы можете себе представить, как будет тонуть этот танкер под именем "Юрий Сенкевич"?

Анна Качкаева: Мы сейчас про танкеры не будем.

Александр Рыклин: Да и Сенкевич сейчас, по-моему, уже не теленачальник.

Анна Качкаева: Нет, Сенкевич - теленачальник, возглавляет медиа-холдинг. Он давно уже повысился, холдингом газпромовским руководит. И я думаю, что не сам он называл именем своего отца этот танкер. Это все сложнее, но аллюзии возникают, разумеется. Григорий из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Да, наверное, наказ господина Рыклина не придется выполнять Лужкову с Думой по увеличению околотков, я имею в виду их размеров. Буйных становится все-таки меньше, чувствуется по голосованию. Буйных не прибавляется.

Александр Рыклин: А вы кого буйными числите?

Слушатель: Тех, кто протестует, кто выходит на антифашистские митинги, наверное, больше все-таки не будет. Мне так кажется.

Анна Качкаева: Это вы, Григорий, сделали вывод по количеству людей, явившихся на выборы что ли?

Слушатель: Нет, вообще по голосованию, так как все за "Единую Россию", особенно по одномандатным округам. А вопрос у меня следующий. Я так же смотрел, без звука я включал ТВЦ, там стоял один человек и даже ничего не говорил, а крутили ролики. Поэтому я хочу спросить, ваше мнение, вам не кажется, что здесь власть попыталась потренироваться особо даже без ТВ. Если говорят, что ТВ - самая главная ударная сила, без ТВ что можно еще использовать для того, чтобы повлиять на народ? Как вы считаете, могло такое быть?

Анна Качкаева: У меня есть вообще мысль такая, что в этой предвыборной кампании телевидение, наконец, стало просто телевидением. И другая мысль, если говорить о том, что чем меньше предвыборной кампании в телевидении, тем лучше решать очень многие задачи. И вот, кажется, этот принцип уловили довольно точно, во всяком случае на федеральных каналах выпячивали то, что можно, с точки зрения развлечения, я говорю о Говорухине, и очень минималистскими средствами рассказывали. А масштабов ТВЦ и "Вести-Москва" не хватило для того, чтобы развернуть серьезную кампанию. А дебаты - это проблема содержательная, и об этом надо будет еще думать, о чем эти дебаты.

Александр Рыклин: Ну, мне кажется, просто довольно очевидно, что власть рассматривает телевидение как инструмент и использует его в тех количествах и таким образом, как считает нужным на данный конкретный момент. Возможно, во время этой избирательной кампании властям показалось, что вот этот инструмент под названием "федеральные телеканалы" можно как-то чуть-чуть отложить в сторону, а взять какие-то другие. Это вовсе не означает, что, например, на выборах в 2007 году этот инструмент тоже будет лежать в стороне. Да как жизнь сложится, кто его знает.

Анна Качкаева: Но, тем не менее, вы были включены в этот процесс. А были ли какие-то в этой информационной кампании, помимо телевидения, использованы ресурсы, которых вы не наблюдали ранее, и они как-то креативно представлялись? Или это вопрос опять только денег?

Александр Рыклин: Да нет, по-моему, ничего там особенно такого выдумано не было. Мы не услышали никакой новой идеологии, никаких новых креативных мыслей.

Анна Качкаева: Ну, вот стишки раздавались иногда.

Александр Рыклин: Ну, это все смешно. Нет, деньги, деньги, конечно, деньги, несопоставимые деньги, потому что если раньше находились люди, которые поддерживали и СПС, и "Яблоко", то сейчас это действительно все проблема. А партия власти и представители партии власти... Понимаете, победа 15 человек в одномандатных округах, 100-процентный результат, ну это же о чем-то говорит. Я рассматриваю ситуацию с финансированием, там была разница на порядки, я думаю. По крайней мере, мне совершенно очевидно, что я как-то был встроен в предвыборную кампанию Шендеровича достаточно плотно, и все это воочию наблюдал, по нашим прикидкам, просто в десяток раз говорухинская сторона потратила денег больше. Это ведь только так говорится, что деньги не все решают. Конечно, не все решают. Но когда одна сторона имеет возможность расклеить и распространить 500 тысяч листовок, а другая - 50, когда одна сторона имеет возможность заклеить все метро стикерами... Мы посчитали примерно, только на стикеры в метро говорухинская сторона потратила около четверти миллиона долларов. А еще если учитывать, что административный ресурс, конечно, сделал свое дело, то, о чем мы уже здесь говорили, это реклама кинофильмов "Место встречи изменить нельзя", "Не хлебом единым". Кстати, очень смешные листовки кто-то стал распространять во время этой предвыборной кампании. Там было написано "Не хлебом единым", и был нарисован большой бутерброд с красной икрой. Я где-то увидел наклеенным и ужасно порадовался.

Анна Качкаева: Михаил из Санкт-Петербурга, вы в эфире.

Слушатель: Хотел сказать, что честно говоря, результатами этих выборов я удивлен. Вы все сейчас говорите, что "Единая Россия" победила. Но двоякие очень ощущения, потому что 47%, что все было заклеено, давление. 47% - очень маленькая цифра, скажем так. Вы посмотрите на Назарбаева - 90%.

Анна Качкаева: Есть куда расти.

Слушатель: Вот это я понимаю, вот это да! А 47% при таком навале - маловато будет.

Александр Рыклин: Я готов вам сразу ответить на ваш вопрос. То, что вы говорите, называется туркменизацией, это уже просто такой политологический термин. Но мы еще не готовы к такому. Мы же все-таки хотим в "Восьмерку".

Слушатель: Бежим к этому, по-моему.

Александр Рыклин: Нет, мы хотим в "Восьмерку", мы хотим в Европу, и чай с английской королевой. А когда 88-90%, уже к английской королеве не пускают, там знаете, ценз такой.

Слушатель: К этому стремится наша партия любимая. Но дело в том, что немножко пессимистически. Это с одной стороны, хорошо, что народ, где может получить информацию, Москва, высокий уровень образования, люди немножечко думают головой. Но дело в том, вот вы говорите 2007 год. Это будет вся Россия, а в России, в глубинке, где два канала показывает, а где и вообще телевизоров нет, где будут приезжать агитаторы, там будет, наверное, совершенно другой расклад. Вот мы к 90% и придем.

Александр Рыклин: Давайте доживем.

Анна Качкаева: Все-таки так пессимистично не стоит рассуждать, потому что от вас тоже кое-что зависит.

Александр Рыклин: А может получиться так, что ваш прогноз покажется нам в 2007 году оптимистичным.

Анна Качкаева: Все может быть.

Владимир Иванович из Москвы, мы вас слушаем.

Слушатель: На фоне в профессиональном отношении выстроенный плакат и голоса, которые заняла "Единая Россия", - ну, это полнейшее поражение. За счет народных денег самовосхваляться и получить такой минус - это, конечно, первый симптом к развалу этой партии. Хотя это не партия, но это как бы партия. Партия - это когда она преследует одну цель - улучшение жизни народа. А если народ все нищает, а самодостаточная так сказать партия толстеет, жиреет, так какие это выборы? Это полнейший фарс.

Анна Качкаева: Я прочту несколько сообщений с пейджера. Георгий из Санкт-Петербурга нам говорит: "Всегда больше всех с большим отрывом показывали Жириновского". Нет, это не так. "А он что, является героем нашего времени?" Он просто очень форматный для телевизора человек, такой персонажный, когда понимает рамки, чувствует время, всегда готов провоцировать, с харизмой. Поэтому его телевидение любит и всегда будет любить.

Вот еще мнение, что запомнился Жириновский с его криками об угрозе с юга.

"Картинки показали, что все партии друг друга стоят. Демократы - непрактичные люди, демагоги. Партия власти опять начала петь безобразные песни о величии России, имея в виду русских", - Владимир из Санкт-Петербурга.

"А Говорухина и не нужно было особо рекламировать, он и так бы победил, потому что его любит народ, тем более, на фоне тех пигмеев, рядом с которыми он баллотировался. Даже слов нет, что он победил бы и без раскрутки", - Саша. Очень бы хотелось, чтобы Саша вступил с нами в диалог. И я бы тогда задала вопрос: тогда зачем такие средства, усилия и деньги были потрачены на Говорухина?

Александр Рыклин: Вот именно.

Анна Качкаева: Александр: "По результатам выборов Москва вступила в категорию реакционных городов. А голосование 20% за коммунистов - просто позорище".

Александр Рыклин: Вы знаете, я бы сказал так, позорище - не голосование 20% за коммунистов. Меня гораздо больше удручает 11% демократов. Вот это на самом деле результат совершенно чудовищный, он требует еще своего осмысления, он требует каких-то совершенно серьезных выводов, новых подходов, новых лиц. Я думаю, что этот разговор еще впереди, он только начинается. Но вот этот результат действительно удручающий, он очень серьезный, повторю, я думаю, что не за горами какие-то серьезные перемены на нашем демократическом фронте. Иначе просто не получается, иначе ничего не выстраивается.

Анна Качкаева: Госпожа Федотова из Санкт-Петербурга спрашивает: "Что такое синхрон? Нельзя ли говорить по-русски?" Можно, синхрон - просто очень короткое обозначение того, что мне сейчас придется пересказывать в четырех словах. Это звуковой фрагмент в сюжете новостном, который передает речь, такой кусочек короткого интервью. На профессиональном языке это означает синхрон.

"На листовках КПРФ разве что не было лозунга "Москва - москвичам!", это главный протестный термин сегодняшнего дня и мнение, кстати, многих москвичей. Представители диаспоры захватили все хлебные места, не оставив москвичам ничего. Вот это и есть возможные корни успеха КПРФ". Ну, они на этой площадке, по-моему, не очень играли.

Александр Рыклин: Да нет, конечно.

Анна Качкаева: Это как раз Рогозин с Жириновским.

Александр Рыклин: Это "Родина", это ЛДПР. Я бы хотел согласиться с одним из наших радиослушателей. Дело в том, что, конечно же, такая победа КПРФ означает, это, конечно, голоса от "Единой России", это, конечно, тот протестный электорат, который разочаровался в партии власти и не нашел себе никого другого, кроме коммунистов.

Анна Качкаева: Вот Раиса Николаевна из Москвы вам вторит: "Несмотря на все препоны цензурные, обливание грязью, КПРФ заняла второе почетное место. А если бы им такой же административный ресурс и такие же финансы, как у "Единой России", то он бы заняли первое. Но это впереди".

Александр Рыклин: Если так дальше пойдет, то я не исключаю, что такой административный ресурс будет у КПРФ когда-нибудь в России. Просто не хотелось бы до этого дожить.

Анна Качкаева: Ольга и Павел пишут: "Мы так рады, что Шендерович проиграл. Хоть мы и были в этом уверены, но все равно очень рады". Не понятно, правда, почему.

Александр Рыклин: Рады - и рады. Что ж я могу поделать?

Анна Качкаева: "Все близкие голосовали за "Яблоко", а телевидение не смотрели. Программы знаем в общем, сплошное это все вранье", - Ирина. Говорит, что весь подъезд голосовал за "Яблоко".

Александр Рыклин: Ну, если б все подъезды в Москве голосовали так, как ваш, сегодня мы бы имели совершенно другой результат.

Анна Качкаева: Вера Георгиевна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я телевизор не смотрела последнее время, потому что все время работала в участке наблюдателем. Я хочу сказать, что в нашем округе выиграла, конечно, "Единая Россия", но не с таким разгромным счетом - всего 32%.

Александр Рыклин: Это вы в Центральном округе живете?

Слушатель: А у коммунистов было 22%, а у "яблочников" - 20% на нашем конкретном участке. Нас, наблюдателей, вчера продержали на участке 2180 до трех утра. Это они подтасовывали голоса для Платонова. У нас на участке выиграл Губенко. А подтасовывали для Платонова.

Анна Качкаева: Вера Георгиевна, если вы были наблюдателем, как же при вас что-то подтасовывали?

Слушатель: А очень просто. Там была машинка электронная, первый бюллетень напечатали, где по партиям, а второй не стали печатать, сказали, что машинка сломалась, ушли в территориально-избирательный орган якобы с диском и уже принесли напечатанные не знаю где протоколы. И потом эти протоколы нам до трех часов ночи не давали.

Анна Качкаева: Вы акт-то подписали?

Слушатель: Ну, какие акты?

Александр Рыклин: Вы - наблюдатель от какой партии?

Слушатель: Я от КПРФ.

Анна Качкаева: А вы акт составили, если вы наблюдатель от партии, что вынесли ящик, потом принесли что-то?

Слушатель: Нет, а кому? Я там одна, от Шендеровича была девочка 18 лет и три наблюдателя от "Единой России". Как я могу им что-то говорить? Я не могу одна делать.

Анна Качкаева: Понятно, Вера Георгиевна, я думаю, что там все-таки были люди, которые, надо полагать, акт все-таки составили, если то, о чем вы говорите, было.

Александр Рыклин: На самом деле, я ни секунды не сомневаюсь в правдивости слов нашей радиослушательницы, потому что очевидно, что нарушений было много, нарушения были глобальные. Еще с утра, например, по Солнцеву нам известно, что туда привезли несколько грузовиков солдат, которые, естественно, не были там прописаны. Было много нарушений, но на самом деле, ведь если мы возвращаемся к теме телевидения, наша власть идет сегодня к тому, чтобы обходиться без нарушений. Если мы вспомним голосование в советские времена, то ведь не нужны были тогда никакие особенные подтасовки уже во время выборов. Просто общественное сознание, общественное мнение было выстроено таким образом, что люди просто голосовали как надо. Ведь к этому же все идет, чтобы просто в сознании людей укоренилась мысль: нужно голосовать за "Единую Россию", остальное бесполезно, бессмысленно. Вот есть сила, есть власть, они олицетворяют собой высшую власть, их все любят, вот за них и голосовать. Вот в этом заключается основная политическая идея нынешних властей и выстраивание политической системы ровно под это.

Анна Качкаева: Дмитрий нам приводит пример, что "одна огромная растяжка "Единой России" на фасаде гостинице "Россия" стоит половину избирательного бюджета "Яблока". Откуда такие деньги, не нужно гадать".

Игорь Ильич сообщает, что "агитационную работу за рекламные ролики сделали передачи типа "Аншлаг" и "Кривое зеркало", и дальше добавилась фальсификация на выборах".

Владимир из Московской области, вы в эфире.

Слушатель: Печальные итоги этих выборов. В чем они заключаются? Это то, что демократы не вели агрессивную агитационную борьбу, потому что им навязали вечно оправдывающихся демократов за прошлые ошибки. И причем "Единая Россия" очень ловко это использовала, во всех бедах она винила предыдущие их депутатские полномочия, что якобы они ничего не реализовали. А сейчас как бы "Единая Россия" исправляет их ошибки. Но другой печальный итог, что опять таки ненавязчивый административный ресурс помог "Единой России" без идеологии опять занять лидирующее положение. И второй печальный итог, что активность населения падает. Какая бы информационная борьба ни шла, но население видит, как бы люди ни пытались свою позицию отстаивать, все равно бесполезно.

Анна Качкаева: Елена из Москвы, вы в эфире.

Слушатель: Я не видела федеральных программ и очень сочувствую вам, потому что вы их обязаны смотреть. Смотреть их, по-моему, совершенно невозможно. Но я видела Третий канал, и впечатление он произвел на меня ужасающее. То, что он сервильный, мы знали всегда. Но он был просто, простите за выражение, холуйским.

Анна Качкаева: В чем это выражалось?

Слушатель: Выражалось это во многом. Например, появилась некая партия, странно, что на это никто не обратил внимание, "Свободная Россия" с пожилой дамой по имени Маша Арбатова:

Анна Качкаева: Она на вас будет очень обижена.

Слушатель: Это мне совершенно без разницы. :которая с наглой улыбкой сидела и молчала, когда показывали их безобразный, с моей точки зрения, хулиганский ролик против "Яблока", где черви вылезают из яблока, и Явлинский говорит: "Ешьте, ешьте". Ради этого ролика, по-моему, и создана была эта партия. Где, откуда она взялась, я никогда раньше о ней не слышала? Куда она делась?

Анна Качкаева: Она никуда не делась, она почти 2% набрала. Они себя как раз очень ярко представляли, что они ни от кого не зависят, независимы, без олигархов и так далее.

Слушатель: Вполне может быть. Но тем не менее, себя они не пропагандировали, они просто четко стреляли в Явлинского.

Анна Качкаева: А это тоже принцип кампании от противного.

Слушатель: Не знаю, я такой принцип видела впервые, когда партия создана для того, чтобы убивать другую партию.

Александр Рыклин: Ой, вы знаете, я готов с вами поспорить. Если вы помните, партия "Родина"...

Слушатель: Второе, что я хочу сказать. Партия "Единая Россия" в принципе выиграла до начала выборов, потому что когда шли еще так называемые дискуссии, я мельком застала дискуссию человека с очень уважаемой фамилией Москвин-Тарханов с каким-то представителем "зеленых", и Тарханов разговаривал с ним, как хозяин с наемным работником, сама интонация, все, что он говорил, было бездарно, лживо. Он говорил, что мы не знали, что митинг 4 числа будет таким, и поэтому он был, вот этот марш фашистов, но 27-го мы же запретили митинг. И люди, которые не следят за событиями, точно были уверены, что должен был быть второй митинг фашистов.

Анна Качкаева: Елена, собственно, вы ответили на наш вопрос сегодняшний. То есть вам запомнились агрессивные информационные кампании. И в итоге партия, о которой мы не знали еще месяц назад, набрала 2%.

Слушатель: Она мне запомнилась с отвращением. Если она еще когда-нибудь будет принимать участие в выборах, то я думаю, что больше 2%, которые она набрала сейчас, она никогда не наберет.

Александр Рыклин: Вы же уже сами сказали, что она создавалась не для того, чтобы самой набирать проценты, а для того, чтобы откусывать их от других. Ну, так собственно, эта задача, может быть, была решена.

Анна Качкаева: Александр, вы напомните историю с "Родиной".

Александр Рыклин: Мы же помним, что на самом деле "Родина" создавалась не для того, чтобы существовать в каком-то автономном режиме, а для того, чтобы не дать голоса коммунистам. И селезневская партия создавалась для того, чтобы отъедать голоса у коммунистов. Так что, в общем-то, это совершенно не новый прием, он уже известен и обкатывался у нас тут.

Анна Качкаева: Да. Просто я полагаю, что во всей этой в общем довольно пресной кампании вот эти два ролика и стали (один ролик новой партии, другой - рогозинский ролик, на котором он подскользнулся, как на арбузной корке) предметом серьезного обсуждения. Более ничего никто не обсуждал. Это опять к разговору о том, что концептуально, смыслово по телевизору обсудить, видимо, почти ничего невозможно.

Александр Рыклин: С рогозинским роликом все очень сложно, неоднозначно в том смысле, что он совершенно однозначный по сути, но вот то, зачем нам его пускали в эфир, и зачем Рогозин этот ролик снял, это для меня совершенно не понятно. У меня есть большие сомнения по этому поводу. Я, честно говоря, вполне могу себе представить, что Рогозин, например, знал, что за этот ролик его снимут с предвыборной кампании.

Анна Качкаева: Да, канал, конечно, мог и проконсультироваться. А не давать такой очевидно провокативный ролик в эфир. Я думаю, что поводы, чтобы обсуждать следующие информационные кампании, еще все-таки будут. Не много, но все-таки будут.

Александр Рыклин: Будем надеяться.

XS
SM
MD
LG