Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем знаменателен минувший год на телевидении. Сериал "Мастер и Маргарита" - первые впечатления критиков и зрителей


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[26-12-05]

Чем знаменателен минувший год на телевидении. Сериал "Мастер и Маргарита" - первые впечатления критиков и зрителей

Ведущая Анна Качкаева

Анна Качкаева: Телевидение переодевается: около логотипов телевизионных каналов начинают появляться еловые веточки, снежинки и шарики. Межпрограммка украшается фигуристками, дедами морозами, снегурочками и собаками разных пород. Эфир всех каналов уже расцвечен анонсами предстоящих новогодних ночей.

На "России" традиционный "Голубой огонек", 45-й по счету у Кобзона и самый спокойный - у Баскова. Басков обещает, что в новогоднюю ночь не появится нигде, кроме как на "Голубом огоньке". Алла Пугачева запустит "Песню года" на НТВ. "Первый скорый" - рабочее название музыкального фильма главного канал страны, пассажиров новогоднего поезда - известных киноартистов и музыкантов занесет в маленький городок, и в привокзальных декорациях, например, случайно встретятся и вспомнят былое герои "Иронии судьбы", а молодежь перетанцует, перепоет и переиграет эпизоды из всеми любимых культовых картин: и зарубежных, и старых советских. "Ночь в стиле детства" предлагает зрителям СТС: взрослые звезды полежат в детских кроватках, покидаются подушками и попоют детские песенки, в том числе с собственными детьми. Лица канала появятся в образах из мультфильма про Винни-Пуха, Винни-Пух, разумеется, - Михаил Швыдкой. На военно-патриотической "Звезде" Новый год на тему разведки, но выпивать и поздравлять все равно будут. На "Ren-TV" под елкой родятся щенки: всякие страсти и между участниками проекта "Двое у елки, не считая собаки" будут разворачиваться вокруг собачки Джульки, кобеля Ромео и перспективных щенков. Говорят, что даже для одного из каналов записали программы с родителями и родственниками лабрадора Конни - главной собаки наступающего года, но в эфир давать передумали, вдруг хозяину не понравится. Президент, как всегда, поздравит страну ровно в полночь по 12 каналам.

Вот так после новогоднего анонса будем вспоминать сегодня все-таки, как прошел и чем знаменателен минувший год на телевидении. Вы знаете, что телевизионный год мы обычно заканчиваем летом, тогда же и подводим его итоги. Сегодня такие промежуточные и календарные - за 2005. И о главных телевизионных событиях года мы разговариваем с моими коллегами: Ариной Бородиной из газеты "Коммерсант", Александром Мельманом, который работает и пишет про телевизор в "Московском комсомольце" и Сергеем Варшавчиком, обозревателем "Независимой газеты".

Во второй части программы, когда к нам присоединится наш театральный и кинокритик Марина Тимашева, мы поговорим о главной сериальной премьере уходящего года, о подарке к Новому году - о "Мастере и Маргарите".

Я предлагаю нашим радиослушателям также ответить на вопрос: назовите канал, проект или программу, которые, по вашему мнению, стали главным телевизионным событием года?

Арина, и первый вопрос к вам, потому что я сегодня открыла свежий журнал "Власть". Ясно, что "Коммерсант-Власть", конечно же, подвел итоги года, в том числе и телевизионного. Вы уже пятый год подряд опрашиваете начальников основных телеканалов, и они называют вам главные события года. Но о них чуть позже. Я бы хотела, чтобы вы выделили, на ваш взгляд, телевизионные события.

Арина Бородина: Конечно, надо сказать, что все-таки Новый год - это действительно промежуток в телесезоне, то чем измеряется телевидение, если говорить в единицах времени. Но вот я тоже прикидывала, что бы я отметила за этот год. Наверное, уход Ирены Лесьневской и ее сына Дмитрия, основателей канала "Ren-TV", и, безусловно, нового вектора в развитии этой телекомпании со всеми минусами, скорее, нежели плюсами. Потому что угроза цензуры уже, к сожалению, распространилась и на этот канал, до последнего времени державшийся. Очень печальная тенденция этого года, я думаю, что до конца сезона она, к сожалению, только укрепится, - это так называемая "желтая" скандальная журналистика, которая в несусветных размерах расползается по всем каналам. И здесь, конечно, во главе канал НТВ с программой Глеба Пьяных. И, к моему глубокому сожалению, к нему все активнее присоединяются очень профессиональные репортеры, делающие одноименный цикл "Профессия - репортер" на НТВ. Ну, про "Чрезвычайное происшествие" мы уже говорили.

Такое затишье в индустрии, с точки зрения развития ее как индустриального общества. Ну, и по-прежнему борьба двух первых кнопок за аудиторию, за рейтинг. И небывалый расцвет сериалов. И, конечно, среди сериалов я не могу не отметить последнюю премьеру "Мастер и Маргарита", о которой вы еще будете говорить. Не могу не отметить сериал "Гибель империи", который появился в этом, 2005 году. И, конечно, проект канала СТС "Не родись красивой", который по содержанию, технологии и популярности у зрителей разных возрастов, конечно, завоевывает первое место. Пожалуй, что эти проекты. Может быть, я что-то упустила, коллеги добавят.

Анна Качкаева: Я перечислю те телепрограммы, которые считают лучшими в этом году теленачальники: это Константин Эрнст, который руководит Первым каналом, его заместитель Александр Файфман, Олег Добродеев, генеральный директор ВГТРК, Антон Златопольский, генеральный директор канала "Россия", Олег Попцов, на тот момент еще президент ТВЦ, Владимир Кулистиков, генеральный директор НТВ, Александр Роднянский, СТС, Александр Пономарев, "Культура", Александр Орджоникидзе, "Ren-TV", Роман Петренко, ТНТ.

Так вот, совокупно вышло у них следующее: "Гибель империи", "Не родись красивой", "Братство бомбы" - документальный сериал Льва Николаева на Первом канале, "Исторические хроники" Николая Сванидзе, "Брежнев", "Вести недели", "Мастер и Маргарита", фильмы Леонида Парфенова "Война в Крыму" и "Люся" на Первом канале и сериал "Курсанты". Вот такой вот набор.

Арина, я хочу уточнить, а вас не удивило, что Владимир Кулистиков среди лучших программ этого года назвал программу "Максимум" и "Чистосердечное признание"? Или он таким образом эпатировал, потому что ему принадлежит, на мой взгляд, главная фраза про телевизор минувшего года, когда он телевизор приравнял к холодильнику.

Арина Бородина: Нет, меня это нисколько не удивило, потому что это абсолютное отражение практики Владимира Кулистикова. Во-первых, мы с вами знаем, что это достаточно циничный руководитель канала. Во-вторых, идея программы "Максимум" принадлежала именно Кулистикову. И он очень ей был с самого начала доволен. А вот то, что он назвал "Чрезвычайное происшествие", не скрою, некоторое удивление у меня вызвало. Но думаю, что это такой свойственный Кулистикову эпатаж. Но это лишний раз говорит о том, что то, что делает канал во главе с Владимиром Кулистиковым, это удовлетворяет его, его видение.

Анна Качкаева: Акционеров и, видимо, теперь уже и зрителей этого канала.

Александр, ваша очередь подвести итоги.

Александр Мельман: Арина все-таки назвала Ирену Лесьневскую, ее уход, сказала, что это очень важно. Я в принципе согласен, но мне кажется, не менее важно в том, что называется политическое вещание в принципе и телевидение российское в целом, это отставка Олега Попцова. А именно: те причины, которые к этому привели. Насколько я понимаю, к этому привел не фильм, безусловно, может быть, он был какой-то каплей, но не фильм Олега Попцова "Ваше Высокоодиночество", а то, что творилось, я иного слова не подберу, перед выборами в Мосгордуму, и как это отражало телевидение. Потому что это, по-моему, очень характерно, и то, как это было на этих выборах, - безусловно, это такая проверка боем к тому, что будет происходить в 2007 и 2008 году, если, конечно, у нас уже в наступающем году не будет досрочных выборов, как некоторые предполагают. Потому что, по моей информации, отставку Попцова спровоцировала такая ситуация, что непосредственно перед выборами в Мосгордуму был показан концерт по ТВЦ под эгидой "Единой России", и в промежутках, в рекламных паузах был дан для начала ролик КПРФ, после чего был жуткий скандал. И те люди, которые курируют "Единую Россию" в московском правительстве в целом, они об этом доложили Лужкову, и был неимоверный кипеж. И мне кажется, это стало одной из причин того, что был уход Попцова.

Анна Качкаева: Ну, с другой стороны, Александр, я должна сказать, что сегодня в "Коммерсанте-Власть" опубликована динамика среднесуточной доли аудитории каналов за 2005-й в сравнении с 2004-м, в общем, если в ваших категориях словесных выражаться, ТВЦ лежит ниже плинтуса, еще ниже и ниже упал, уже перегнали всех - ТНТ, "Ren-TV", не говоря уж о СТС.

Александр Мельман: Да, это мы давно знаем. Но я говорю просто только о политической составляющей, о том, как это показывало телевидение, потому что вроде бы то, о чем я говорил по поводу этого концерта и ролика КПРФ, кажется, что это такой театр абсурда. И не хочется этому верить. Но мы с вами все видели, как освещало телевидение предвыборную борьбу на одном участке Университетского округа, довыборы в Госдуму между господином Шендеровичем и господином Говорухиным. И мы все видели, как господин Говорухин, для начала были показаны практически по всем каналам все его основные фильмы, а дальше он оказался "свежей головой" Владимира Владимировича Познера. То есть это говорит о том, что власть для меня, как я это вижу, похожа на такой сломавшийся пулемет, который строчит, пока не кончатся патроны, зачищая всю поляну, даже испугавшись одного Шендеровича.

Анна Качкаева: Александр, давайте все-таки ближе к телевизионным событиям. Политическую тему, может быть, продолжит Сергей Варшавчик?

Сергей Варшавчик: Если говорить о тенденциях этого года, то для меня очевидно, что это, с одной стороны, появление двух государственных каналов, я имею в виду "Звезду" и "Russia today". И в то же время тенденция, когда достаточно независимые сейчас руководители каналов вынуждены уйти, я имею в виду Попцова и Лесьневских. Плюс хочу отметить появление на канале НТВ программы советника руководителя администрации президента господина Павловского, который, на мой взгляд, сейчас является агиткой в чистом виде. Это даже интересно смотреть. Дистиллированная вещь. Также надо отметить, что обновилось "Время" в этом сезоне, теперь там Петр Толстой.

Также надо отметить, что скандал с Ольгой Романовой, который развился после того, как покинули канал Лесьневские. Этот скандал достаточно интересен тем, что до этого говорилось, что впервые цивилизованно произошла смена руководителей, собственника, и тут вылилась такая достаточно неприятная история, в которой все стороны оказались в достаточно некрасивом свете, на мой взгляд.

Анна Качкаева: Вот у нас слушатели пишут и вспоминают Попцова, ТВЦ, "Вторую мировую" на этом канале, пишут, что "СТС и ТНТ - дрянь". Некоторые восхищаются "Мастером и Маргаритой".

Виктор из Санкт-Петербурга, например, так определяет тенденции заканчивающегося года: "Самым большим телевизионным событием было отсутствие каких-либо значимых событий на российском телевидении. Мелкие разборки и свары - не в счет. "Фабрика звезд" стремительно превращается в "Фабрику идиотов", никакой Мастер и никакой Воланд в придачу ничего изменить не могут. Кому это выгодно, как вы думаете?"

Арина, вы согласны с такой оценкой, и кому это выгодно, если это так?

Арина Бородина: Нет, я, конечно, не согласна с такой оценкой. Могу лишь отчасти разделить эмоции нашего слушателя. Да, телевидение, безусловно, обезличилось, но это все-таки не только "Фабрика звезд", и наличие хотя бы только в ночном эфире таких проектов, как Лев Николаев, уже говорит о том, что это не может быть телевидение для идиотов. И есть ряд других проектов, документальных в том числе. Другой вопрос, что их количество снижается либо уходит в ночь, как я уже говорила. Да и наличие таких сериалов за эти годы. У нас в начале года пойдет сериал, который тоже обещает стать громкой премьерой. И цифры "Мастера" об этом тоже говорят, высокие очень.

Но, конечно, то, что я говорила, что на экранах все больше и больше появляется вот таких скандалов и вещей, которые просто за гранью морали, как бы пафосно это ни звучало, это очень печально. И количество криминала, который идет с утра до вечера, - это тоже очень печально и серьезно. Но все-таки пока мы говорили о первых каналах, у них есть некое понимание того, что является за гранью, а что все-таки на грани. На Первом канале мы видим все-таки меньше криминала, но, к сожалению, больше "желтизны". Но качественное телевидение все-таки присутствует, иначе бы нам просто было нечего обсуждать и нечего делать в этой профессии. А, к сожалению, пищу они нам дают не только для критики со знаком минус, но иногда и со знаком плюс. Поэтому я не разделяю эту точку зрения.

Анна Качкаева: Александр, вы начали говорить о политической составляющей и содержании. И я так понимаю, что вы все солидарны с точкой зрения, что на фоне таких индустриальных успехов окончательно установлен контроль над общественно-политическим вещанием, темы и герои согласовываются, информация дозируется. На фоне расцвета сериальной продукции, "желтизны", криминологии новой очевидно падает интерес к новостям, это показывают рейтинги. И общественно-политическое вещание сдвинулось глубоко в ночь, идут в записи, и в общем не становится событием. А тем не менее, они появились в этом году: и Максим Шевченко, и Гордон, и тот же Петр Толстой, и Глеб Павловский. Но, тем не менее, мы как-то все с вами поговорили, написали и...

Сергей Варшавчик: Социологи, в частности Дмитрий Орешкин полагает, что идет сильный отток телезрителей, в частности продвинутой аудитории вообще от телевизоров. Люди идут в Интернет за информацией. Поэтому оставшаяся часть менее требовательна, и поэтому все эти тенденции, когда сдвигаются программы общественно-политические на ночь, когда все больше и больше сериалов. Это свидетельство того, что телевидение находится, во всяком случае, общественно-политическое, в диком кризисе. И руководители каналов это понимают.

Александр Мельман: Я хочу напомнить вам, что несколько месяцев назад вы, по-моему, сделали блестящий анализ всех общественно-политических программ, сегментарно подразделив их на все разнообразные аудитории, которые у нас существуют в телевидении. И просто можно сказать, действительно, что если раньше, в 90-е годы, все-таки было несколько полян, которые противостояли друг другу, то теперь есть одна поляна, которая поделена на равные участки, где каждая аудитория имеет свою аналитическую программу. Действительно, за это время добавились две программы, о которых чуть-чуть поподробнее хотелось бы сказать: и программа Гордона, и программа Шевченко, они выходят на Первом канале и вписываются в ту же парадигму, о которой вы говорили. Потому что господин Гордон, мне кажется, заслужил эту программу своим письмом вместе с Липскером: один - в Общественной палате, другой - имеет программу. Хотя, на самом деле, она, безусловно, по посылу важна, потому что называется "2030", и там подчас бывают очень важные темы. Да, есть определенная фильтрация, мы это все видим, и определенная направленность этих программ, тем не менее, очень важные темы, важные разговоры, они после 12, но они очень важны для России. Иногда тематика Гордона уходит в некую социальность, она тоже важна, но она более узко направлена. Когда же это имеет второй-третий пласт, то что было, например, в последней программе, это очень важно.

То, что делает господин Шевченко, мне кажется, он честно сказал в вашей программе, что у него такие-то взгляды, но он работает в корпорации под названием "Первый канал" и принимает все те условия, на которых он там будет работать, потому что понимает, что у Первого канала есть определенная политика, которую он должен так или иначе разделять. Другое дело, что по сути этой программы, часто бывает такой сумбур вместо музыки, но энергетика хорошая. То есть все равно в любом случае каждая аудитория, в том числе аудитория "Ren-TV" с Марианной Максимовской, которая, по-моему, тем не менее, не изменилась за то время, что был конфликт с Ольгой Романовой, получает свою порцию аналитики. Здесь, мне кажется, власть действует очень разумно.

Анна Качкаева: Господа Борисовы нам пишут, что "ответ на ваш вопрос - отврат, как единственное слово, характеризующее суть телевидения в этом году, которое почти отвратило зрителей. Если бы не шоу, яркий, талантливый Соловьев в политаналитике и глубокий и мудрый Леонтьев и Пушков". Видите, а мы их с вами и не заметили.

Александр Мельман: Нет, стоит действительно об этом сказать. Например, тот же фильм Попцова, о котором говорили, что он необычайно смел, он вписывается в эту парадигму Леонтьева, Пушкова и Караулова, где царь у нас хороший, а все остальное можно критиковать и ругать.

Анна Качкаева: И завершая этот разговор, я действительно хочу напомнить, что в этом году появилось невероятное количество новых нишевых каналов, которые многие, может быть, не видят: "Звезда", "Домашний", "Спас". На "НТВ-плюс" - "Наше кино", "Киносоюз", на "Стрим-ТВ" - 8 каналов от "Охоты и рыбалки" до этнических каналов. И невероятный успех, конечно, киноиндустрии: "Ночной дозор", "Девятая рота". Выход телекиноиндустрии на международный рынок, вход в кабель в США. И вот на фоне этих индустриальных успехов в общем уход журналистики из телевизионной составляющей.

Роману, нашему слушателю, который спрашивает, почему отключили "Би-Би-Си" и "Немецкую волну", я могу сказать, что коллеги с "Би-Би-Си" объясняют это техническими проблемами, коллеги с "Немецкой волны" не скрывают, что здесь политическая подоплека. Но, тем не менее, пока широкого резонанса эти проблемы не приобрели. Может быть, каким-то образом пытаются договориться о том, чтобы возможность вещания была продолжена.

И мы переходим к разговору о главном телезрительском подарке уходящего года - сериала "Мастер и Маргарита". К нам присоединяется моя коллега, театральный кинокритик Марина Тимашева. Я собрала всю палитру мнений, которая только могла быть, из Интернета, из газет, из разговоров, из обсуждений и сгруппировала их по принципу: плюсы и минусы.

Итак, в плюсы сериалу Владимира Бортко записано, что культовый рубеж взят, и сериал есть; блестящий промоушн, в смысле как канал показывал, размещал и рекламировал сериал; рейтинги, безусловно, - смотрят так, как смотрели президента в новогоднюю ночь; везде обсуждают. Режиссеру в заслугу ставят деликатное обращение с текстом, считают, что неожиданно хорош Безруков, удивителен Лавров, как будто закован в латы прежней эпохи. Тема художника и власти, власти и свободы обозначена намеком, но интерес к роману, Булгакову и истории страны сериал, очевидно, пробудил, - считают некоторые. Тема трагедии безверия если и не очень угадывается, то после сцен с Иешуа интерес к Евангелию может появиться. К экрану пришли подростки, и это большое благо. Это в плюсы того, что мы уже увидели.

В минусы. Успех был предопределен, потому что роман - произведение качественного масскульта. Сделано скучно, слишком буквально, картонно, почти подстрочно, слишком аккуратно, без фантазии, не смешно. Кульминация антихудожественности - мохнатый уродец вместо нагловатого и неотразимого кота (кот очень почему-то всех задел). Не попал с Басилашвили режиссер, Пилат (Лавров) слишком не молод. Нет темы власти и художника, нет социальной сатиры, не хватает мистики. Человек во френче - Берия - слишком буквально. И для того, чтобы поколение next перевело и переварило вот этот второй план, все-таки не обязателен был этот персонаж, - пишут некоторые критики. Просвещение похвально, но экранизация стала развлечением, а не поводом задуматься. Вот совокупность плюсов и минусов, которыми уже наградили идущий в эфире сериал.

Начнем смотрины. Как вы, Марина, оцениваете все, что происходит, и дискуссию вокруг этого проекта?

Марина Тимашева: Радует, потому что эта дискуссия существует, честно говоря, во-первых. Сама многократно становлюсь свидетелем тому, как люди, будь то в магазине или троллейбусе, метро, или коллеги на радио просто обсуждают телевизионный сериал. Более того, они бегут домой, чтобы, не дай Бог, не опоздать к его началу, что уже совершенно невероятно и напоминает какие-то старые советские времена, когда речь шла о "17 мгновениях весны". Или еще когда-то очень давно это была "Сага о Форсайтах".

Что касается самого этого фильма и того, о чем говорят люди, то я согласна и с теми, кто говорит об этом хорошо, и с теми, у кого есть какие-то сомнения. Я позволю опустить себе проблему промоушна и рейтингов, потому что я не очень понимаю, что все это значит.

Анна Качкаева: Да, тем более, что коллеги про это могут сказать.

Марина Тимашева: А я скажу несколько слов про то, что я лично думаю. Первое, конечно же, обращение к серьезной литературе, которая в значительной степени гарантирует успех тому или иному телевизионному и вообще кинопроизведению. Как только есть серьезная литература, есть повод для разговора. Роман "Мастер и Маргарита" я не считаю произведением массовой культуры, а считаю произведением высокой литературы, если, конечно, вообще позволено разводить эти понятия. Потому что если люди читают какую-то книгу, Стивенсона например или Конан-Дойля, то значит ли это, что это не есть высокая литература? В этом смысле роман "Мастер и Маргарита" как раз уникален. Им занимаются и филологи, и его читают люди. Необыкновеннейшая вещь.

Второе, действительно, Бортко демонстрирует чрезвычайное уважение к тексту. Но я не могу сказать, что он уж совершенно скрупулезен, есть некоторые неточности и в изображении, и даже в самом тексте. Однако же, уважительное отношение к автору демонстрирует режиссер. За это я уважаю режиссера и полагаю, что и другие зрители делают то же самое.

Третье. У меня есть, конечно, большие проблемы с тем, что большинство людей отрицают работу Олега Басилашвили - Воланда или не согласны с таким образом Воланда. Я должна честно признаться, что первые две серии у меня была тень сомнения. Однако же, уже в третьей серии, когда началось варьете, мне кажется, что я поняла задачу режиссера. Она, думаю, была такова: компания Воланда в романе Булгакова чрезвычайно обаятельна. Видимо, Бортко не хотел, чтобы Воланд был соблазнительным, милым, очаровательным дьяволом. Он хотел, чтобы это был старый человек, старый буквально как мир, потому что он стар, как мир, Воланд. Хотел, чтобы это был абсолютно равнодушный к происходящему перед его глазами человек, хотел, чтобы он презирал людей и не верил им. И тем интереснее нам будет смотреть, я думаю, следующие серии, потому что там история Мастера и Маргариты должны произвести некое впечатление именно на этого, абсолютно во всем разочарованного и ни во что не верящего человека. Поэтому я приняла для себя прочтение этой роли Олегом Басилашвили.

Самые мои большие проблемы, конечно же, с котом, как у большинства зрителей. Там он действительно - симпатяга, а здесь - что-то. Ну, просто не удалось. Ну, кукла не симпатична, не обаятельна.

Анна Качкаева: Давайте я прочту несколько впечатлений наших слушателей.

Ирина из Москвы: "Очень боялась смотреть Булгакова из-за Безрукова. Однако, он превзошел все ожидания. Считаю, что кто в зрелом возрасте еще не прочитал роман, ему смотреть скучно. А мне, которая знает роман наизусть, вроде бы тоже скучновато, однако очень хорош и Галибин. А с Басилашвили еще не разобралась". Ну, вот, может быть, будет еще возможность у Ирины разобраться.

Вадим из Москвы, вы в эфире.

Слушатель: Я хотел бы возразить и Анне Качкаевой и ее гостям в одном аспекте. Хотя я идейно принадлежу к вашей партии, с основными оценками согласен. Мой любимый канал - это "Культура", информацию я в основном получаю от "Си-Эн-Эн", "Би-Би-Си". И в этой связи я не согласен с вами в отношении таких программ, как "Максимум". Давайте посмотрим на эту программу с другой точки зрения. Ведь эта программа показывает, какие мы, русские. Существует мнение, что кавказцы, приезжие - преступники, зачем их сюда пускать. А ведь садисты и даже нацисты - среди нас, их еще больше. Это русские издевались над своими русскими девчонками.

Анна Качкаева: Вадим, понятна ваша точка зрения. Ясно, что это еще отклик на первую часть нашей программы. Но в контексте обсуждаемого романа и сериала эта социальная тематика годится.

Сергей, Александр, что вы хотите сказать о "Мастере и Маргарите"?

Сергей Варшавчик: Вы знаете, учитывая то, что это первая экранизация этого романа, которую действительно увидел широкий зритель, отечественного режиссера, это уже большой плюс. И я внимательно смотрю, собираю мнения. Пока у меня не сложилось какого-то основного впечатления, но скорее я отношусь более благожелательно. Помня о том, что Бортко - это тот человек, который снял уже сейчас ставшее классикой "Собачье сердце", где он, я бы сказал, улучшил Михаила Афанасьевича, придумав там сцену, где перед профессорами Полиграф Полиграфыч играет на балалайке, такого нет у Булгакова. Поэтому то обстоятельство, что он очень скрупулезен с текстом Булгакова, это хорошо, потому что предыдущие экранизации, в том числе Карры, это были все-таки попытки некого такого режиссерского выхлеста.

Анна Качкаева: Сергей, а вы Карру смотрели?

Александр Мельман: Принеси нам пленочку.

Сергей Варшавчик: Во всяком случае, люди, которые видели, рассказывают, что, например, на балу у Воланда появляется Ленин, Сталин и Маркс. Это дань моды 90-м годам.

Александр Мельман: У Карры это любимая тема.

Сергей Варшавчик: Да, Воланд, может быть, несколько не такой, как хотелось бы многим. Да, Пилат староват, седоват и так далее. Но с другой стороны, у меня такое ощущение, что лет через пять это все уже будет киноклассика, и мы будем это не обсуждать как бы.

Анна Качкаева: Дима, тем не менее, спорит с нами со всеми и говорит, что "русская классика слаба сама по себе, за исключением "Села Степанчикова" и "Обломова", поэтому в большинстве своем и не выдерживает испытания кино". Тоже можно спорить. "Мастер" - достаточно надутое произведение". Это мнение Димы.

Михаил из Санкт-Петербурга, вы в эфире.

Слушатель: У меня два мнения. Первое по событию года, второе - по "Мастеру и Маргарите".Среди событий года, конечно, нужно отметить блестящую работу Алексея Пиманова "Человек и закон" на Первом канале, и как событие года для меня со знаком плюс, для вас, наверное, со знаком минус - это фильм "Миша", блестящий фильм про Михаила Саакашвили.

Анна Качкаева: Нагловатый, правда, и в общем в отношении президента довольно оскорбительный.

Слушатель: По "Мастеру и Маргарите". Первое, у меня мнение крайне отрицательное, хотя смотрю с удовольствием.

Анна Качкаева: А как это? Вы раздражаетесь и смотрите?

Александр Мельман: Садомазохизм какой-то.

Слушатель: Сейчас объясню. Первое, нет ни романтики, ни мистики. Фильм снят в очень бытовом ключе. Причем в этом бытовом ключе сделаны колоссальные ошибки. Москву снимают в моем родном Питере. Психбольница - это Елагин дворец. Действие романа - 1929 год, во дворе этой странной квартиры стоит табличка - 1932 год. Сцена Мастера и Маргариты, которую я ждал с волнением, это встреча двух людей в переулке. Нет романтики, такое ощущение, что чего-то не хватает.

Сергей Варшавчик: Арбата не хватает, Арбата, арбатского переулка.

Анна Качкаева: Марина, а чего в этом смысле не хватает вам? Я знаю, что вы иначе отнеслись к появлению Мастера и Маргариты.

Марина Тимашева: Да, я совершенно иначе, действительно, на это реагировала. Дело в том, что когда читаешь литературное произведение, то ты можешь понять, особенно если ты - театральный критик, какой степени сложности задача стоит перед актером. И вот мне кажется, что самое сложная роль, если говорить о роли, в произведении "Мастер и Маргарита" - это роль Мастера. Потому что он бесплотен, а актер не может играть какие-то абстрактные идеи, он не может играть вообще любовь, он не может играть вообще гений. Ему нужно обязательно за что-то зацепиться. И поэтому, с моей точки зрения, так всегда казалось, роль Мастера обречена на провал. Каково же было мое удивление, когда я увидела, положим, не встречу Мастера с Маргаритой в переулке, но тот момент, когда она приходит к нему. Как придумана эта сцена и решена она режиссером, как из луча света появляется эта женщина, как смотрит на нее Александр Галибин, он же Мастер, как поднимает ее на руки и как, что еще более существенно, опускает ее. Он ставит ее обратно на землю, на пол так, как будто бы это не женщина, а стеклянный сосуд. И вот из этих мелочей, из этих очень маленьких, очень тонких физических, чувственных вещей человек создает плоть и материю для абсолютно бестелесного как будто бы образа. Поэтому я лично как раз таки Александру Галибину чрезвычайно за эту работу благодарна, а в случае с Анной Ковальчук, она очень хорошая актриса, я прекрасно знаю ее по театру. Возможно, что тут некоторую роль негативную сыграло то, что ее слишком хорошо знают по сериалам, где она играет женщину-милиционера или следователя. И конечно же, очень трудно просто абстрагироваться.

Анна Качкаева: Но это так же, как мы с вами обсуждали Безрукова и Лаврова. И даже этот анекдот минувшей недели: Видел "Мастера", Ленин ведет на крест Сашу Белова. Вот этот эффект прежних ролей немножечко, видимо, довлеет.

Марина Тимашева: Да, он значителен. И в случае с Безруковым. Мне стали страшные мысли в голову лезть, что, может быть, и были раньше правы люди, которые запрещали актеру, который сыграл роль Иисуса Христа, или актеру, который сыграл роль Ленина, запрещали играть роли негодяев или злодеев. Я бы, честно говоря, сейчас уже сама подумывала бы о том, что Безрукову после Саши Белова и после Есенина, тут мне хочется не за Есенина извиниться, а за то, что произошло с этим образом, возможно, просто не стоило доверять роль Иешуа. Не потому, что Безруков как актер не в состоянии справиться с этой ролью, но потому что он на себе несет следы скверности.

Александр Мельман: Он дослужился после Есенина до роли Ганоцци.

Анна Качкаева: Но, тем не менее, Безруков, как я понимаю, все-таки с ролью то справился.

Марина Тимашева: Ну, это для меня не так.

Александр Мельман: Для начала я, конечно, хочу согласиться с Мариной, что главное - это атмосфера, что называется, бальзам на душу. И как бы возвращаешься на 20 лет назад, в какие-то перестроечные годы, когда во всех коллективах рабочих, в троллейбусах, автобусах обсуждали статьи из "Огонька" или "Нового мира". И сейчас так же примерно происходит с "Мастером и Маргаритой", что очень хорошо.

Если разбирать этот фильм, я тоже могу в чем-то согласиться, в чем-то нет. Потому что мне кажется, что вот такой буквализм режиссера Бортко действительно, наверное, достоин уважения в том смысле, что, конечно, любой классический текст нужно уважать. Но мне показалось, что в первых трех сериях я не почувствовал, не увидел того, что называется булгаковщина в лучшем смысле этого слова. Потому что действительно вот это описание, я почувствовал одномерность картинки и не более того. Мне действительно не хватало второго, третьего плана и всего остального, что присутствует в романе. И я это увидел в четвертой и пятой сериях, здесь я с Мариной соглашусь, как сделана встреча Мастера с Маргаритой, как сыграл Мастер. Опять же, это все субъективно, у каждого свой Мастер и Маргарита. Вот я именно так видел Мастера, так видел эту встречу, так видел Маргариту, которая сделана так бесплотно сознательно.

А то, что Марина так подвержена стереотипам, удивляюсь. Не могу с этим никак согласиться. В смысле образа героя, который играет в каких-то предыдущих ролях. С этим я не соглашусь.

Что касается Олега Басилашвили, то вначале тоже он мне показался, особенно в сцене с квартирой Степы Лиходеева, где он приходит, и Степа Лиходеев оказывается в Крыму, действительно, я подумал и о Воланде, что это как-то мелковато. И то, что молодые смотрят, кто не читал "Мастера и Маргариту", и для них эта мистерия... Ну что, они видели "Гарри Поттера", например, где вообще все сказочно, а что здесь им это, когда это именно один план? Но в дальнейшем я понял, особенно в сцене с сеансом разоблачения, и опять же посмотрев в программе "Максимум" отрывки из фильма Карры, где Валентин Гафт играет Воланда, и вот мне на фоне Гафта Басилашвили показался более значительным. Мне кажется Гафт играл такого мелкого беса, а вот Басилашвили очень глубок. И я уверен, что еще Бортко обещает нам Бал Сатаны и так далее.

Анна Качкаева: Наверное, хотя по отрывкам, конечно, трудно судить.

Сергей из Москвы нам пишет: "Сам фильм мало относится к роману. Это лубок для неискушенного зрителя. Самому же роману дала оценку церковь. Главным хулителем является Мастер, а, по сути, сам Булгаков. Роман получил оценку вечности. Не дай Бог, получить такую же оценку тем, кто там снимался". Ну, напрасно вы, Сергей, мне кажется, грозите актерам. Потому что как раз церковь, насколько я внимательно читала, слушала отзывы иерархов и священников, как раз благожелательно отнеслась к экранизации, что тоже говорит, что времена изменились. Как раз многие полагают, что люди, посмотрев сериал, обратятся к Евангелию.

Наталья из Москвы, вы в эфире.

Слушатель: Я скорее соглашусь, при очень большом уважении к Бортко, с минусами. Потому что мне кажется, что при такой буквальности текстовой, там нет буквальности места. Потому что встреча Мастера и Маргариты, насколько я помню, произошла в Камергерском переулке. Когда я вижу дом на Садовой, мне все время хочется, чтобы был закрыт вход, потому что там арка. Вот этот диссонанс мне мешает. А больше всего мне понравился Басилашвили, и менее всего мне понравилось, как была сделана линия Мастера и Маргариты. Я с большим уважением отношусь к актерам, но просто здесь не очень хорошо выбраны типы. В Питере, я не помню его фамилию, он снимался в сериале "Чужое лицо", есть актер, который просто физиономически похож на самого Булгакова. А что касается Ковальчук, в Маргарите была такая дьявольщина. Там была не столько физическая красота, сколько была трудно объяснимая словами притягательность. В этом смысле, может быть, Вертинская в том первом фильме, которая играла Маргариту, была лучше.

Александр Мельман: Во-первых, Бортко нам обещает безусловное превращение Маргариты в ведьму, и действительно мы обсуждаем на середине пути, что называется. И давайте посмотрим дальше, как она превратится в эту ведьму. Во-вторых, действительно, у каждого получается свой образ Мастера, и это нормально. Я вот вспоминаю, что, например, господин Радзиховский на "Эхо Москвы" сказал, что, конечно, лучше, чем Смоктуновский, никто бы не сыграл ни Мастера, ни Понтия Пилата. И с этим тоже можно согласиться. Но мне кажется, из тех людей, кто есть, Бортко подобрал по произведению идеально. Опять же не надо его ассоциировать с Булгаковым. Это гораздо больше и выше, чем только конкретные персоналии. И Басилашвили тоже играет не Сталина.

Анна Качкаева: Олег нам пишет, что "роман еще прочел в детстве. Маргарита именно такая. Очень понравились Воланд, Коровьев, Азазелло и Бездомный. Типажи попадают идеально. И не понимаю, зачем так обрушились на бедного кота". Ну, в общем, можно и не обрушиваться.

Артур, вы в эфире, здравствуйте.

Слушатель: Я хотел затронуть тему, которой почему-то никто не коснулся, это музыка.

Анна Качкаева: Давайте. Музыка, кстати, Корнелюка, если я не ошибаюсь.

Слушатель: На мой взгляд, у меня полное недоумение, почему режиссер Бортко из фильма в фильм таскает попсового композитора Корнелюка, который, с моей точки зрения, лабает в своей студии на своем синтезаторе достаточно примитивные вещи. Если вы прислушивались к одной из заглавных тем, она довольно сильно напоминает известную тему Курехина в фильме "Господин оформитель", и очень сильные ассоциации.

Анна Качкаева: Надо прислушаться.

Слушатель: И я хотел бы еще сказать, что все-таки здесь, в таком фильме при таких задачах нужен достаточно глубокий, не примелькавшийся и оригинальный композитор, которых у нас достаточно, какой-то человек, который не скован этими попсовыми клише, достаточно свободен в плане выбора каких-то средств.

Анна Качкаева: Марина, вы как относитесь к этой теме?

Марина Тимашева: Абсолютно, между прочим, согласна с Артуром. Он только в этом угадывает схожесть с музыкой Сергея Курехина. А я должна сказать, что сам подход к тому, как, когда и какая музыка будет звучать - ну, вспомните фильм "Омен", в котором использована музыка Карла Орфа "Кармина Бурана". Вот клянусь, если за год ты не видишь какого-нибудь спектакля, в котором нет этой музыки, то ты просто благодаришь господа Бога за то счастье, которое он тебе подарил. Вина это, конечно, не Карла Орфа, а людей, которые бессмысленно используют штампы, используют уже кем-то отработанный прием. А потом, конечно же, Корнелюк очень много слушает всякой зарубежной музыки. И вот то, что называется готикой в современной рок-музыке, тоже отработано им по полной программе. Я абсолютно согласна, музыка использована лабово, она все время напоминает о какой-то другой музыке к каким-то другим фильмам. В общем, это негоже.

Анна Качкаева: Я думаю, что будет у нас повод обсуждать этот сериал и после того, как он закончится, и, наверное, когда будем подводить итоги телевизионного года.

Александр Мельман: Давайте посмотрим еще вторую часть фильма.

Анна Качкаева: Я то тоже считаю, что надо посмотреть все-таки следующие пять серий. Тем более, что режиссер Бортко обещает, что они будут впечатляющими. И все главные фокусы и компьютерные зрелища впереди. Я только могу сказать, что, безусловно, хорошо, что сериал есть. Нам есть о чем говорить и в связи с историей страны, и в связи с историей литературы, и в связи с Булгаковым. И надо полагать, что просто пришло время для сериального переложения этого романа. Я помню, у Петра Вайля была такая программа. И поэт Лев Рубинштейн сказал, что у него появилась теперь авантюрная, фактурная, сатирическая природа, вспомнив Тынянова, что "многим книгам со временем свойственно спускаться из мансарды через гостиную в детскую, не унижая тем самым достоинство этого романа, а просто переводя его временные рамки в другую плоскость". И вот он дождался этого сериального производства, и хорошо, что он есть.

XS
SM
MD
LG