Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация в России обсуждается в Вашингтоне в преддверии российско-американского саммита; Восточная Европа: власть и общество все больше слушают друг друга; Гринпис о генно-модифицированных продуктах в России; цифровые планшеты - удобство и цена


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[18-02-05]

Ситуация в России обсуждается в Вашингтоне в преддверии российско-американского саммита; Восточная Европа: власть и общество все больше слушают друг друга; Гринпис о генно-модифицированных продуктах в России; цифровые планшеты - удобство и цена

ВедущаяИрина Лагунина

Ирина Лагунина: Система сдержек и противовесов предполагает, что законодательная власть высказывает свое мнение исполнительной накануне какого-то запланированного события. Таким событием на следующей неделе станет саммит американского и российского президента в Братиславе. И свои рекомендации по поводу этой встречи комитет по международным делам сената США дал на слушаниях вчера. Тема слушаний обозначена так: "Демократия в России отступает". Глава комитета сенатор Ричард Лугар вспомнил по этому поводу одно из предыдущих слушаний в Конгрессе:

Ричард Лугар: Один из членов Конгресса сказал: я не хочу, чтобы меня считали изоляционистом, мы все интернационалисты. Но почему мы забоимся о России? Какая нам разница? (:) В конце концов, объем российской экономики равен экономике Бельгии. Вот что мы сейчас рассматриваем. И она может стать меньше бельгийской к тому моменту, когда мы закончим рассматривать вопрос. Так почему мы этим занимаемся. И многие, включая меня, немедленно сказали: но нас заботит положение в России. И тому есть много причин. Мы заботились о России в течение длительного времени. Об ее народе, о ее культуре, о ее будущем, о ее отношениях с нами. Мы можем создать замечательную ситуацию взаимоотношений дружбы. И надо над этим работать. Часть этой работы происходит как раз на уровне президентов - президента Путина и президента Буша.

Ирина Лагунина: Собственно, о том же накануне говорила в Конгрессе США Госсекретарь Кондолиза Райс, однако и она заметила, что Россия ставит под угрозу собственную интеграцию в европейское сообщество, в сообщество демократических государств, если не вернется на более демократический путь развития. Так же и сенатор Лугар предупредил, что "американо-российские отношения не могут развиваться в позитивном направлении, если в России нарушаются базовые права человека". По той же причине в сенате уже не первый раз ставится и вопрос о том, насколько оправдано дальнейшее пребывание России в составе Большой Восьмерки - организации объединяющей страны не только по объему их экономик, но и по их приверженности демократии. Об истории создания этого клуба наиболее развитых стран мира - мой коллега Сергей Сенинский.

Сергей Сенинский: Первый саммит в рамках будущей "большой семерки" состоялся почти 30 лет назад - в ноябре 1975-го, во Франции. Но его предтечей считаются встречи, которые впервые организовал в Вашингтоне в 1973 году тогдашний министр финансов США Джордж Шульц, в будущем - госсекретарь Соединенных Штатов.

Вспомним, за два года до этого, в 1971-ом, ведущие западные страны отказались от "золотого стандарта" и фиксированных валютных курсов, что было основой международной финансовой системы - так называемой "бреттон-вудской системы" - в первые послевоенные десятилетия. В июле 1944 года в городке Бреттон-Вудс на северо-востоке США состоялась конференция, где были приняты решения не только о новой структуре мировой финансовой системы, но также о создании Международного валютного фонда и Всемирного банка.

Итак, в 1971-ом отказались от фиксированных валютных курсов, а спустя два года разразился первый нефтяной кризис. Тогда-то ведущие индустриальные страны и заговорили о необходимости координации проводимой ими экономической политики. И вот в конце 1973 года министр финансов США Джордж Шульц пригласил на первую из целой серии таких встреч-консультаций своих коллег из Западной Германии, Великобритании, Франции и Японии. Министром финансов Франции тогда - в правительстве Жоржа Помпиду - был Валери Жискар Д'Эстен. На следующий год он сам становится президентом Франции и впервые предлагает не только расширить начатые Джорджем Шульцем международные консультации, но и проводить их на уровне первых лиц. Еще через год - в ноябре 1975-го - в Рамбуйе под Парижем состоялась первая такая встреча, с которой и принято теперь вести отсчет саммитов "большой семерки", а позднее - "восьмерки". В ней приняли участие руководители шести стран - США, Западной Германии, Великобритании, Франции, Италии и Японии. Уже в следующем году к ним присоединилась Канада - так и возникла "большая семерка".

Примерно до середины 80-ых повестки ежегодных саммитов включали почти исключительно вопросы мировой экономики. Политические - стали возникать позже. Россию - вернее, тогда еще - Советский Союз - впервые пригласили на встречу "большой семерки" в июле 1991 года, в Великобритании. Год спустя приглашение получил уже президент России Борис Ельцин. Однако лишь два года спустя - на саммите в Неаполе в июле 1994-го - Россия впервые реально участвовала в некоторых дискуссиях - по политическим вопросам. В политическом лексиконе возникла даже специальная конструкция - "большая семерка + Россия". К обсуждению других вопросов Россия была впервые приглашена в 1997-ом году - на саммите в США. Именно эту встречу тогдашний президент Соединенных Штатов Билл Клинтон назвал первым "саммитом "большой восьмерки". Начиная с 1998 года, это название - "большая восьмерка" - стало официальным...

Говорит Эрик Питерсон, аналитик вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, к которому обратилась наш корреспондент в Вашингтоне Татьяна Ваксберг:

Эрик Питерсон: Весь смысл "Большой Восьмерки" состоит в том, чтобы дать ведущим странам мира возможность согласовывать политику по ключевым вопросам - не только экономическим и финансовых, но и по другим, в отношении которых необходима реакция международного сообщества. В последние годы ими стали, например, проблема бедности и нехватки воды в Африке, или угроза распространения оружия массового поражения. Все это стало частью повестки дня встреч стран "Большой Восьмерки".

Поэтому в это сообщество очень важно включить и те государства, которые могли бы оказать существенное влияние на решение глобальных стратегических вопросов. Этой цели вполне способствует присутствие России в "большой восьмерке", но, на мой взгляд, эта группа должна расшириться еще больше. Мне представляется, что и Китай должен участвовать в ходе подобных глобальных консультаций. Вопрос о расширении, безусловно, находится полностью в компетенции самих стран "большой восьмерки". Но мы должны быть уверены в том, что организации такого рода отражают реальное геополитическое распределение сил в мире.

Факт остается фактом: такие страны, как Россия и Китай, играют весьма существенную роль. Так же как и Бразилия, а я бы добавил еще и Индию. Все это не означает, конечно, что демократия в той или иной стране не должна быть важным критерием для ее приема. Но мне кажется, что как бы ни изменилась в итоге "большая восьмерка", она всегда останется важным инструментом влияния для развития этих стран - в сторону их политической и экономической демократизации.

Сергей Сенинский: Тему продолжает - из Гамбурга - сотрудник немецкого Института мировой экономики Гюнтер Вайнерт, с которым беседовал наш корреспондент в Берлине Юрий Векслер:

Гюнтер Вайнерт: Возможный прием в "большую восьмерку" Китая, руководимого коммунистической партией и НЕ-демократического государства - это принципиально новая ситуация. И вопрос в том, насколько ведущие индустриальные страны мира, являющиеся демократическими государствами, считают это препятствие, этот значительный барьер, исключающим само приглашение Китая в "большую восьмерку"? Но это - политическая проблема. Что же касается экономических факторов, то они указывают, скорее, на необходимость приглашения Китая.

Сергей Сенинский: Экономика Китая уже сегодня - в два с половиной раза больше российской, а её принципиальная значимость для всей мировой экономики - намного выше. Китай превратился не только в "мировую фабрику", но и крупнейшего в мире потребителя большинства производимых товаров. Это - гигантский рынок. От валютной политики Пекина в ближайшие годы в большой степени будет зависеть, например, курс доллара к евро. При этом Китай не является участником "большой восьмерки"...

Эрик Питерсон: В последние годы "Большая Восьмерка" претерпела такую же эволюцию, как и многие другие международные организации. Скажем, кто бы мог сегодня отстаивать необходимость неуклонного соблюдения правил, когда-то определивших состав Совета безопасности ООН? Мы ведь уже который месяц следим за дискуссией о том, как следует измененить состав Совета безопасности? Рассуждая о будущем "Большой Восьмерки", необходимо найти новые подходы по вопросу о том, какие страны могут в ней участвовать? И каковы дожны быть критерии этого отбора? И, видимо, новый подход означает приобщение в этой организации самых населенных стран мира - таких, как Индия и Китай. Или стран с крупным и быстро развивающимся экономическим потенциалом - таких, как Россия и Бразилия.

Сергей Сенинский: Тем не менее, страны "большой семерки" являют собой весьма однородную группу - при всех отличиях: это - страны со сложившейся демократией и развитой рыночной экономикой. Другие страны, о которых мы говорим, - Россия, Китай, Индия или Бразилия - явно отстают по каждому из двух главных критериев: одни - больше, другие - меньше. Такая "двухуровневая" конструкция "большой восьмерки", " "девятки", "десятки" и так далее - сколь в принципе жизнеспособна, на ваш взгляд?

Гюнтер Вайнерт: Здесь - две проблемы. Во-первых, если количество участников обсуждения становится слишком большим, то это усложняет механизм принятия ими решений, само достижение результатов дискуссий становится более затруднительным.

Во-вторых, "большая семерка" - а теперь "восьмерка" - за годы своего развития отошла от первоначальной идеи обсуждения сугубо экономических или экономико-политических вопросов в сторону обсуждения широкого спектра политических тем. И в этом смысле для самой структуры - в ее нынешнем состоянии - может оказаться полезным принять такую страну, как Китай. Именно для того, что расширить свое политическое влияние...

Эрик Питерсон: Совершенно очевидно, что страны "Большой Восьмерки" не могут не расширять круг обсуждаемых ими вопросов далеко за пределы традиционной для них экономической и финансовой сферы. И мне представялется, что важную роль в этом процессе будут играть и те страны, которые, помимо прогресса в экономике, стремятся также к демократичному политическому управлению. Мы пока сосредоточили внимание на странах, которые входят в "большую восьмерку", но существуют и другие государства, неразрывно связанные между собой в мире, в котором мы живем все вместе...

Сергей Сенинский: Эрик Питерсон, аналитик Центра стратегических и международных исследований, Вашингтон.

++++++++++++++

Ирина Лагунина: За последние пятнадцать лет посткоммунистические страны Центральной и Восточной Европы не только отказались от командно-административной системы, но и добились значительных перемен в организации эффективного демократического управления. Необходимым условием свободного развития стало осознанное участие граждан, избирателей, налогоплательщиков - в принятии государственных решений. Власть и общество - все больше слушают друг друга: Конечно, нигде не достигнута идеальная эффективность гражданского диалога, но все же в некоторых странах граждане добились большего, а в других - чувствуют себя зажатыми в жерновах бюрократии и произвола. Почему? С экспертом регионального центра Программы развития ООН в Братиславе Сергеем Сироткиным беседует Владимир Ведрашко.

Владимир Ведрашко: Сергей, вы много лет занимаетесь проблемами демократического развития. Почему за последние 15 лет, прошедших со времени выхода из жесткой командно-административной системы или отказа от жесткой командно-административной системы разные страны по-разному продвинулись в создании эффективной системы собственного государственного управления?

Сергей Сироткин: Это вопрос, на который пытаются найти ответ большинство правительств стран бывшего Восточного блока. И я думаю, что ни один человек не возьмет на себя смелость ответить, что он знает и понимает все. Тем не менее, кое-что можно сказать с некоторой, на мой взгляд, обоснованностью. Есть успешные страны, которые закончили процесс трансформации, прежде всего это страны, которые стали членами Европейского Союза, также к этому порядку мы отнесем и страны, которые как бы стоят в очереди в Европейский Союз. Но есть большинство стран, для которых этой перспективы либо не существует вообще, неактуальна, либо находится в очень далеком будущем. Что определило развитие этих стран? То, что касается Центральной Европы, то, что касается стран Балтии, с самого начала их развития и их приоритеты были ясно и четко определены. Они были определены стремлением в Европейский Союз. Членство в Европейском Союзе предполагает соответствие значительному количеству критериев, которые носят как экономический, так и юридический, так и политический характер. Другая часть государств посткоммунистического блока - это страны, которые начали трансформацию без четко определенных целей, без идеологии и без требований, которым они должны были бы соответствовать. Прежде всего это, конечно, страны СНГ. Развитие этих стран стало целью внутриполитических тенденций, баланса сил. Это не было оформлено в какой-то ясной последовательности развития. Одним из ключевых критериев для вступления в Евросоюз является именно соотношение и баланс между гражданским обществом и институтами власти. Мы не знаем ни одной страны, которая бы успешно преодолела процесс трансформации или является членом Евросоюза, в которой, скажем, была бы жесткая президентская форма правления. Организация власти в огромной степени ориентирована и зависит от граждан. От граждан не только в рамках избирательного процесса, но и в рамках буквально ежедневных, постоянных консультаций, коммуникации, общения между гражданским обществом и институтами власти.

Владимир Ведрашко: Несколько дней назад в эфире Радио Свобода прозвучало изложение статьи из польского еженедельника "Газета Польска". В публикации приводились холодящие кровь подробности истязаний и пыток в российских фильтрационных лагерях на Северном Кавказе. Статья польского журналиста Петра Лисевича называлась "Аушвиц на Кавказе". Вскоре на радио пришло письмо от педагога, специалиста в области толерантности, человека уважаемого и известного в российских правозащитных кругах - Лидии Ивановны Семиной. Вот что она, в частности, написала: "Некорректность информации, переданной в эфир, состояла в том, что все рассказанное в статье - факты первой чеченской войны, а рассказываются они сейчас, и без датировки. Нигде и никак не сказано, что это прошлое, и возникает у неискушенного слушателя впечатление, что все это происходит сейчас, а стало быть, связано с Путиным. Это он или с его ведома, как бывший полковник, создает современные фильтрационные, а на самом деле концентрационные, как было сказано у вас в передаче, лагеря. А это уже настоящее непозволительное манипулирование сознанием". Относясь с большим уважением к автору этого письма, напомню - педагогу Лидии Ивановне Семиной из Москвы, я попросил корреспондента в Варшаве Алексея Дзиковицкого разыскать автора статьи "Аушвиц на Кавказе" и кого-то из российских беженцев, прошедших через лагеря на Северном Кавказе, и либо исправить допущенную в эфире ошибку, либо попытаться внести ясность относительно того, кто и чьим сознанием манипулирует.

Петр Лисевич: Российские власти всячески стараются ограничить распространение информации о том, что происходит в Чечне. Независимых журналистов не пускают не то, что в фильтрационные лагеря, а вообще Чечню. Свидетельства тех, кто прошел лагеря, сотрудников ООН, а так же российских, я подчеркиваю - российских правозащитников, говорят о том, что стало еще хуже, чем было во время первой войны. На информации из этих источников и основывался, когда писал статью.

Владимир Ведрашко: Теперь слово беженцу из Ингушетии, который живет ныне в Польше. Его имя Илияс. В 2000 году, то есть во время второй чеченской войны, он прошел через фильтрационный лагерь Чернокозово, потерял там ногу.

Илияс: Это концлагерь. Это было раньше СИЗО Чернокозово, это было село Чернокозово, они его переделали, федеральные войска, под свой концентрационный лагерь. Это был 2000 год. Сейчас что там происходит - я не знаю. Сейчас они наладили, работает четко. Тогда это только начиналось. Издевательства были, например, мы раненые были, сутками стояли на коленях, руки в растяжке. Пальцы растопырены, на коленях, и мы стояли друг с другом, чтобы пальцы соприкасались по стене. При этом издевались, избивали, насмехались. Нельзя было шевелиться, потому что только пошевелишься... Раненая нога у меня была, на коленях стоять очень было трудно. Поэтому я чуть-чуть поворачивался, хотел поменять позу. Подходили, наступали на раненую ногу. Били по открытой кости, напускали собак, по спине били, по пальцам били. Все, что они хотели, они делали. На моих глазах умер человек, парень молодой.

Владимир Ведрашко: Илиас, беженец из России, укрывшийся ныне в Польше. И в заключении еще одно признание, тоже беженки из России, Сациты Батаевой, она также находится в Польше, работает в общественной организации, помогающей российским беженцам с Северного Кавказа.

Сацита Батаева: То, что фильтрационных лагерей во вторую войну нет - это неправда. Разница между фильтрационными лагерями первой и второй войны только в том, что во второй войне люди, которые пытают чеченцев в лагерях, более усовершенствуют свои методы. И то, что сегодня делается в фильтрационных лагерях, во-первых, количество фильтрационных лагерей увеличилось в три-четыре раза, не беря уже во внимание те фильтрационные пункты и концентрационные лагеря, которые расположены не только на территории Чечни, а и в ближайших республиках Закавказья, Ставропольского края и так далее. И томятся в них люди, которые не имеют никакого отношения к движению сопротивления, молча сидели, пытаясь переждать эту войну у себя. Эти люди в тюрьмах. В фильтрационных лагерях, в концентрационных лагерях пытаются, насилуются. Но "живые документы" так называемые - это люди, которые приезжают за границу, попадают в разные места, в разные страны. Достаточно послушать этих людей. Люди, которые пережили не один фильтрационный лагерь, начиная с Чернокозово, то, что они рассказывают, невозможно придумать. В сегодняшней жизни ни один здравомыслящий, со здоровой психикой человек не способен придумать, сфантазировать с такими подробностями те виды пыток, о которых рассказывают люди, которые приезжают.

Владимир Ведрашко: В регионах России продолжается общественная акция "Отсуди свое у государства".

Дмитрий Лишнев: Акция "Отсуди свое у государства", начатая в прошлом месяце чебоксарской правозащитной организацией "Щит и меч", подхвачена и продолжена еще в 9 субъектах Российской Федерации. Правозащитники обратились к согражданам с предложением привлечь к ответственности сотрудников правоохранительных органов, а также казну Российской Федерации за необоснованное возбуждение уголовных дел, заключение под стражу или же за откровенно преступные действия должностных лиц правоохранительных органов в отношении граждан, когда подобные факты установлен судом и имеется соответствующий обвинительный приговор. О ходе акции в Чебоксарах, ее промежуточных итогах и деятельности коллег из других городов рассказывает председатель правозащитной организации "Щит и меч" Алексей Глухов.

Алексей Глухов: Наша акция с 23 по 28 января была пилотным проектом общероссийской акции, которая уже проводится в десяти регионах России с 10 по 20 февраля. Наши коллеги, такие организации как Комитет против пыток в Нижнем Новгороде, Казанский правозащитный цент в Татарстане, организация "Человек и закон" в Йошкар-Оле учитывают наш опыт, непосредственно идет постоянный контакт между Чувашией и остальными организациями для передачи возможных нюансов в проведении акции, вырабатывается инструментарий конкретный. В ходе январской пробной акции в нашу организацию обратилось 15 граждан. Каждый обратившийся не остался без внимания. И сейчас готовится ряд обращений в суд с требованием возмещения морального вреда, причиненного необоснованным уголовным преследованием.

Дмитрий Лишнев: Партнерство десяти российских правозащитных организаций планирует завершить акцию 20 февраля.

Гринпис о генно-модифицированных продуктах в России

В России представлено второе издание Справочника для потребителей "Как избежать использования ГМ-продуктов" - 19 февраля 2005 года

Справочник подготовлен Гринпис России. С его помощью покупатели могут узнать, какие предприятия отказались от использования генно-модифицированных источников в производстве продуктов питания, а какие - нет. Рассказывает Марина Катыс.

Марина Катыс: При подготовке справочника было опрошено более полутора тысяч крупных российских предприятий мясо- и рыбоперерабатывающей и кондитерской промышленности, а также компании, выпускающие детское питание. Производители продуктов питания разделены на два списка - "зеленый" и "красный". В "зеленом" представлено 450 производителей, официально подтвердивших, что они отказались от использования генно-модифицированных источников. Причем большинство из них сообщили, что их продукция проходит регулярные проверки на содержание генетически модифицированных ингредиентов. По мнению руководителя генетической компании Гринпис России Натальи Олефиренко, это очень большое количество предприятий.

Наталья Олефиренко: К сожалению, есть и такая группа предприятий, которая принципиально отказывается с нами взаимодействовать и изменять свою политику по отношению к использованию генно-модифицированных источников. На наши повторные запросы Черкизовский мясоперерабатывающий завод и Таганский мясоперерабатывающий завод отказались давать какие-то гарантии и вообще с нами сотрудничать. Однако, Госсанэпидемнадзор по Воронежской области в продуктах Черкизовского мясоперерабатывающего завода обнаружил генно-модифицированные источники.

Марина Катыс: Такие компании автоматически попадают в "красный" список, поскольку они либо не отказались от использования ГМИ, либо не предоставили об этом никакой информации. Но есть и компании, которые постепенно отказываются от использования генетически модифицированных источников.

Наталья Олефиренко: Мы постарались в данном дополненном издании дать информацию о крупнейших российских комбинатах, которые производят продукты на всей территории Российской Федерации. Большое количество предприятий, которые в предыдущем издании были в так называемом "оранжевом" списке, доказали в течение этого года, что их гарантии не использовать генно-модифицированые источники даны не на пустом месте. Они проводят независимый контроль и реально следят за чистотой используемого сырья и чистотой готовых продуктов.

Марина Катыс: В этом году большинство компаний, выпускающих детское питание, решили не применять генетически модифицированные ингредиенты. В их список вошли крупнейшие западные производители. Гринпис России надеется, что это подтолкнет Минздрав России официально запретить использование ГМИ в детском питании.

Наталья Олефиренко: Актуальность отслеживания генно-модифицированных продуктов, предназначенных для детского питания, высока. Различные проверки показали, что такие продукты могут появляться на российском рынке. И необходимо, чтобы предприятия брали на себя гарантии и вводили собственный внутренний контроль за чистотой сырья. Это единственная возможность оградить наших детей от непреднамеренного попадания трансгенов и чужеродных белков в их организм.

Марина Катыс: После первого издания справочника в 2004 году многие производители серьезно подошли к проблеме генно-модифицированных источников, особенно те компании, которые занимаются поставками соевого сырья.

Наталья Олефиренко: В конечном счете именно от них зависит, есть ли у производителей выбор поставщиков, на которых они могут опираться, гарантируя чистоту собственных продуктов. За 2004 год такие гарантии - не завозить трансгенное сырье и не использовать трансгенную сою для переработки - дало значительное количество комбинатов. И это - тот список, которым будут пользоваться производители, проводя конкурсы и тендеры при выборе надежных партнеров.

В следующих изданиях мы постараемся отразить ситуацию с предприятиями и комбинатами, которые занимаются выпуском мяса животных и птиц. Это очень важная и актуальная проблема, поскольку нет гарантий, что животные, вскормленные на трансгенных сое и кукурузе, не представляют опасности для людей. Мы бы хотели, чтобы у нас было достаточное количество компаний в "зеленом" списке, гарантирующих, что их птица и их животные не едят трансгенные корма.

Марина Катыс: Так "Дарья-полуфабрикаты", Микояновский мясоперерабатывающий завод, Тихорецкий мясокомбинат и многие другие не только объявили, что отказываются от подобного рода компонентов, но и стали проводить внутренний контроль чистоты используемого сырья, стали работать с теми поставщиками, которые способны гарантировать эту чистоту.

"Челны-холод" (это город Набережные Челны) и Родниковский мясокомбинат (город Иваново) даже провели тендеры среди поставщиков. Основной критерий этих тендеров - гарантия полного отсутствия ГМИ в сырье.

Как считает президент Конфедераций обществ потребителей Дмитрий Янин, сегодня трансгенные продукты попадают во все регионы страны. Пока в России на государственном уровне не удается наладить надежную систему контроля за использованием ГМИ и маркировки продуктов питания.

Дмитрий Янин: В конце прошлого года президентом России был подписан закон О защите прав потребителей, статья 10 которого (об информации о товарах) предполагает обязательное информирование потребителей о наличии в товарах генетически модифицированных компонентов, независимо от их процентного содержания. Фактически это - первая законодательная норма, которая обязывает производителей наносить на упаковку информацию о наличии генно-модифицированных компонентов. Теперь не нужно определять - сколько генно-модифицированного сырья находится в итоговой продукции. Достаточно качественного анализа, который может быть использован контролирующими органами для предотвращения ненадлежащего информирования потребителей.

Марина Катыс: Однако Дмитрий Янин согласен с тем, что выполнение существующего законодательства затруднено, так как в России не хватает лабораторных центров, способных проводить качественный анализ продуктов. Кроме того штрафы за не информирование потребителя о том, что продукт содержит ГМИ, в России мало того, что крайне невелики, но еще и несправедливы.

Дмитрий Янин: На изготовителя может быть наложен штраф за отсутствие информации о наличие ГМИ, однако максимальный размер этого штрафа - двести минимальных оплат, то есть - двадцать тысяч рублей. Интересно, что при этом торговая компания может быть оштрафована на сумму до сорока тысяч рублей. Вот такой у нас Административный кодекс. То есть санкции к торговой компании, которая в принципе может и не знать, что реализуемая в этом торговом зале колбаса содержит генно-модифицированную сою, выше, чем санкции к мясокомбинату, который знал, что он использует сырье, которое получено из генно-модифицированных источников.

Марина Катыс: Если говорить о странах Евросоюза, то там оборот продуктов, содержащих ГМИ, строго контролируется. Даже те европейские государства, которые не входят в Евросоюз, также вводят законодательства, ограничивающие оборот генно-модифицированного сырья.

Дмитрий Янин: В частности, в этом году парламент Хорватии примет законопроект, в соответствии с которым регистрация продуктов, содержащих генно-модифицированное сырье, и их маркировка будет обязательна. Для сравнения - в Хорватии, если продукция не содержит маркировку или не зарегистрирована в реестре, планируются штрафы в размере 65 тысяч евро. А если будет несанкционированное выращивание в Хорватии генно-модифицированных семян, то штраф составит 250 тысяч евро.

Марина Катыс: До 15 января в России должны были быть разработаны стандарты маркировки продуктов, содержащих ГМИ. Но даже сегодня, в середине февраля, такая маркировка отсутствует. Впрочем, по мнению президента Конфедерации обществ потребителей Дмитрия Янина, это не означает, что производители могут вообще не маркировать свою продукцию.

Дмитрий Янин: Сейчас - независимо от процентного содержания ГМИ - эта информация должна доводиться до потребителя. И многие изготовители говорят о том, что иногда бывает непредумышленное попадание загрязненного сырья в конечный продукт. Так как часто это сыпучее сырье, тара используется повторно, и остатки, например, генно-модифицированной сои могут содержаться в промышленной таре для перевозки или в контейнерах, поэтому незначительное количество этого сырья может попадать в итоговый продукт.

В Евросоюзе (если компания не знала о том, что используется генно-модифицированное сырье, и это загрязнение не превышает 0,9 % от ингредиента) маркировка не нужна. В России требования жестче - компания все равно несет ответственность, даже если она не знала о том незначительном загрязнении, которое может быть в исходном сырье.

Марина Катыс: По словам руководителя генетической кампании Гринпис Россия Натальи Олефиренко, Гринпис провел выборочный анализ продуктов российских производителей. Результат был впечатляющим.

Наталья Олифриенко: В большинстве продуктов, отбор которых производился в Москве и которые содержали ГМИ, процент генетически модифицированных источников колебался от 14 до 65. Это говорит о том, что российские производители использовали сырье, которое было специально закуплено в виде смеси трансгенного сырья и обычного сырья.

У нас в Справочнике ведь черным выделен текст - кампании, которые будут пойманы на использовании ГМИ, попадут в "черный" список.

Гринпис - достаточно жесткая организация, и весь арсенал тактических приемов, которые мы можем использовать по отношению к таким комбинатам, еще не реализован. Поверьте, им будет очень плохо. Они обманывают потребителей, и здесь мы будем относиться к ним с обостренным чувством справедливости, будем к ним относиться вдвойне плохо. С другой стороны, информация о том, что они были в "красном" списке или в "зеленом", а потом перешли в "черный" будет настолько широко распространена, что их доходы могут реально упасть. Экономический рычаг здесь очень сильный. Это показали даже наши переговоры и общение с предприятиями на этапе их нахождения в "красном" списке. Они сразу почувствовали, как отношение потребителей к ним меняется. И многие официально заявили о том, что у них снизился спрос - и со стороны потребителей, и со стороны мелкооптовых закупщиков, которые являются основными покупателями у крупных комбинатов.

Марина Катыс: Технология таких списков давно применяется различными неправительственными организациями в разных областях и уже доказала свою эффективность, считает Дмитрий Янин.

Дмитрий Янин: Самое страшное - это перемещение компании из "зеленого" списка в "черный" или из "зеленого" в "красный".

Конечно, наиболее достоверная информация может быть получена лишь в случае, когда весь "зеленый" список будет пропущен через серию лабораторных исследований (желательно - на регулярной основе, с соблюдением принципа отбора образцов, утвержденным ГОСТом). Но такая программа по силам только государственным органам. И этот справочник выпущен - в том числе - и в помощь государственным органам, в частности - господину Онищенко, который может открыть "зеленый" список (либо "красный") и его проверить, выделив на это соответствующие деньги.

Марина Катыс: Что касается эффективности требований о нанесении маркировки на продукты, содержащие ГМИ, то, по мнению Натальи Олефиренко, в России тогда начнут говорить о необходимости маркировки и тогда начнут ставить значки "содержит ГМИ", когда пойдут первые судебные иски.

Наталья Олефиренко: Мы как раз планировали провести акцию с отбором продуктов и их анализом в лабораториях, может быть - даже в немецких лабораториях. И когда появятся первые предприятия, которые пострадают от этого закона, тогда начнут серьезнее относиться к проблеме и быстрее приводить в соответствие все эти пункты.

Марина Катыс: Более 50 стран мира, в том числе - страны ЕС, Япония, Китай и другие, законодательно ввели обязательную маркировку ГМИ-продуктов, обеспечив тем самым для трех миллиардов потребителей осознанный выбор того, что они едят. В странах ЕС маркируются все продукты питания при содержании ГМИ более 0,9 %.

Цифровые планшеты - удобство и цена

Ирина Лагунина: Мы привыкли, что человек управляет настольным компьютером благодаря клавиатуре и мыши. Но существует и другие, в чем-то более тонкие устройства ввода цифровой информации. Сегодня речь пойдет о специальных цифровых планшетах. Человек рисует на нем точно так же, как на бумаге, и изображение тут же появляется на мониторе. Такие устройства используют не только художники и архитекторы, но и ученые, инженеры, менеджеры, когда выступают перед большой аудиторией. Человек может писать на обычном листе бумаги формулы и графики, и они будут проецироваться на стену аудитории взамен доски.

В студии Радио Свобода писатель и компьютерный журналист Евгений Козловский. С ним беседует Александр Костинский.

Александр Костинский: Евгений, давайте расскажем, что такое планшеты, и как они эволюционировали в последнее время. Вообще-то это не изобретение последнего времени?

Евгений Козловский: Ни в коем случае. Планшеты появились раньше мышки. Было так называемое цифровое перо, довольно примитивное. Но, тем не менее, это появилось, по-моему, раньше мышки. Но неважно. Оно появиться появилось, но оно не вошло в обиход широкий. Для меня непонятно, по какой причине.

Александр Костинский: Но художники ими пользовались?

Евгений Козловский: Художники - да, архитекторы - да, дизайнеры - конечно. Без этого, вообще говоря, ничего и делать нельзя. Потому что мышкой нельзя нарисовать цветочек и все прочее. Но я не художник, не архитектор, я не проектировщик и все-таки я пользуюсь только планшетом для указания как мышкой. Знаете почему? Главная причина, наверное, культурологическая. В отличие от любого зверя, включая умную обезьяну, человек единственный имеет так называемую обособленность большого пальца. Это означает, что вы можете сложить три пальца - указательный, средний и большой - в щепотку, взять соль посолить, можете взять ручку, перо. Человек может кистью рисовать, пальчиками. Обезьяну научить пользоваться вилкой, ножом и ложкой можно, а палочками китайскими нельзя. То есть большинство подавляющее культурного наследия создано с помощью щепоти. Написано, египетские писцы стилосом царапали, нарисованы картины, построено, потому что нужно сначала чертеж сделать. И вдруг нам предлагают камень, с которым легко справится обезьяна, может быть барсук. И вот мы всей рукой начинаем водить. И мне все же перышко в руке - очень человеческая вещь. И, конечно, мне гораздо приятнее ткнуть в место планшета, чтобы закрыть какое-то окошечко именно этим, а не двигать мышку. Последние планшеты они имеют в комплекте кроме пера и мышь беспроводную.

Александр Костинский: А почему же, если так все замечательно, почему все люди пользуются мышью? Наверное, удобнее мышью?

Евгений Козловский: Мышь самая дорогая, сейчас есть лазерные мышки за 45 долларов, вообще она 2-3 доллара стоит. Приличный "Вокком", как у меня, стоит 250 евро. А4, на страничку, она стоит 600 долларов. А есть почти ватманский лист для архитекторов, есть специальные мышки с лупой, которая позволяет сводить чертежи, точно проверять, стоят не знаю сколько, но это для профессионалов.

Александр Костинский: Сейчас вы можете брать перышко и рисовать на экране ноутбука.

Евгений Козловский: Это очень у некоторых и не то, чтобы сейчас, это было очень давно. Это не есть генеральная линия развития, потому что и экран стирается и не так это все удобно. Но у "Воккома" есть мониторы, на которых можно рисовать. Кроме таких планшетов есть планшеты, под которыми видите изображение экрана. И есть подешевле, но они похуже. Я говорю сейчас о высшем представителе. Но даже тут можно долларов за 80 купить небольшого размера, все равно будет очень удобно. Его размер, собственно говоря, пропорционален экрану. Если вы в левом нижнем углу маленького планшетика ткнете, а потом в верхнем правом, то на экране он пройдет всю диагональ экрана. Он масштабируется по экрану. Или можно его настроить, чтобы он отражал кусочек экрана, если вы рисуете, все можно сделать. Недавно я писал статью, я встретил изумительную игрушку, американское подразделение компании выпускают чернильную связь. Это замечательная штучка, стоит под сто долларов. Значительно дешевле, но у нее возможности меньше. Она как планшет не может быть, как указатель не может быть или тонкое перо. Градация моего "Воккома" 1024 градации нажима. Там можно все сделать. Перевернув его, стирать как ластиком, причем не только в "Фотошопе", но и в "Ворде". То есть там много замечательных штучек. А вот эта вещь, что из себя представляет? Это такая клипса, которая надевается на правый верхний угол блокнота, блокнот может иметь размеры не только А4, но и в полтора раза больше, и вы этим перышком что-то пишете и рисуете по обычной бумаге. Все это переносится параллельно на компьютер.

Александр Костинский: Она как бы позиционирует эту ручку.

Евгений Козловский: Там инфракрасные локаторы, она следит за ручкой. Причем можно повернуть, никаких ограничений.

Александр Костинский: То есть можно рисовать, как ты рисуешь обыкновенно, невзирая ни на что?

Евгений Козловский: Другой разговор, что рисунок получается в одну линию, в один цвет, но это потом можно раскрасить. Можно этой линии придать другую толщину, расцветить. Там есть специальные приложения под это все. В отличие от "Воккома" масса недостатков, вроде невозможности художественно рисовать или указывать, как мышкой.

Александр Костинский: Но "Вокком", когда вы делали, вы же на экран смотрели. То есть рука здесь, а глаза там.

Евгений Козловский: У "Воккома" есть стайлосы с шариком, который стоит добавочно сто долларов, и туда моно подложить бумажку. Но этого я в природе, реально говоря, не видел, но это все вместе обойдется в 700 долларов. Это дорогое удовольствие и не очень производительное, не главное, зачем можно использовать "Вокком". Потому что то, что им можно делать с точки зрения художественного рисования, у меня есть друг-художник, Господи, Боже мой, то же он вытворяет, какие он чудеса делает. Там же есть возможности любую технику - перо, пастель, масло. Это чудеса. А этот для какого-нибудь научного руководителя лаборатории. Он рисует, у него бумажка на столе, он ее может отдать, а может тут же послать по почте этому человеку, вот этот электронный вариант изображения. Техподдержка. Приходит человек и говорит: ты должен соединить этот кабель с этой. Эту посылаешь по почте, это оставляешь себе для отчета или отдаешь, а этот сохраняешь. Главное, что ты видишь, что ты рисуешь. Вот это рассогласование, которое требует определенной тренировки, смотришь на экран и делаешь рукой, а здесь этого нет. Более того, прямо в комплекте кроме клипсы еще маленькая клипса, которую подключаешь к наладонному компьютеру. И ты начинаешь рисовать то же самое, и все это рисуется и сохраняется в наладонном компьютере. Причем масштабируется. То есть если ты рисуешь схему проезда на листе А4, там она попадет в этот размер два с половиной. То есть она масштабируется, вводит достаточно ясное изображение. На самом на Палме никогда не нарисовал бы так тонко. Вообще говоря, перо, немножко об этом забываем, практически во всех наладонных компьютерах испокон века было.

Александр Костинский: На наладонике вы нарисовать можете, но жирная получится линия.

Евгений Козловский: Там это тоже можно настроить, чтобы они были жирные и тонкие. Но здесь можно сделать просто чудеса, кружева сплести на этом листке А4 и перенести на наладонник.

Александр Костинский: То есть такая штучка, которая позволяет наиболее просто, наиболее приближенно к тому, что человек привык рисовать, писать записки и это сразу переходит в электронный вид и относительно недорого. Все-таки сто долларов, не триста.

Евгений Козловский: Там, по-моему, не полных сто. И конечно, она не исчерпывает. Я свой "Вокком" не поменял бы, потому что я хочу указывать, я хочу иногда рисовать. Я хочу позвать художника, чтобы мы обсудили, подтерли, сделали что-то еще, мне этого мало. Но моя игрушка стоит втрое дороже. А многим людям, у меня друг заместитель директора крупного института, который занимается управлением атомными реакторами, он ее увидел, глазки загорелись, он побежал покупать срочно. Потому что ему с его инженерами, с его проектами это надо. Больше того, вы можете подключить выход ноутбука или КПК к проектору. Вы приходите, читаете лекцию, рисуете все, что вы хотите, у себя на кафедре, все это видно сразу на экране.

Александр Костинский: Не надо мелом писать. Такая штучка позволяет на уроке заменить рисование на доске.

Евгений Козловский: Легко, изящно и красиво. Можно стирать, можно все, что угодно делать. Это такая недорогая разновидность "Воккома" прикольная. Но в принципе я за планшетное управление, потому что оно ближе, меньше от него дуреешь, чем от мышки.

Александр Костинский: Но мышь, когда работаешь часами, кажется, что она вросла тебе в руку.

Евгений Козловский: Это плохо, это камень у обезьяны в руке. И я думаю, что с ее помощью можно делать примерно такие же грубые и примитивные действия. Но она к этому подходит, идет, а перышко позволяет парить, писать, рисовать.

XS
SM
MD
LG