Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейское турне президента США; Китайское потребление с точки зрения мировой экономики; Глобальные биосферные кризисы - о теории вымирания динозавров; Приюты для бездомных детей. Как адаптировать ребенка без семьи?


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[22-02-05]

Европейское турне президента США; Китайское потребление с точки зрения мировой экономики; Глобальные биосферные кризисы - о теории вымирания динозавров; Приюты для бездомных детей. Как адаптировать ребенка без семьи?

ВедущаяИрина Лагунина

Джордж Буш: "Наша крепкая дружба важна для мира и благополучия планеты, и никакие временные споры, никакие проходящие разногласия правительств, никакая сила на Земле никогда не разделит нас".

Ирина Лагунина: Президент Буш посвятил не так много слов трансатлантическому партнерству, выступая в зале 18-го века в бельгийской столице. Но визит американского президента продолжается. И если не на глазах широкой аудитории, то в личных встречах с европейскими лидерами Джордж Буш должен был целиком посвятить свое время урегулированию спорных вопросов, накопившихся в отношениях между Соединенными Штатами и европейскими союзниками. Насколько успешным выглядит на данный момент это европейское турне? Я передаю микрофон моему коллеге Ефиму Фиштейну:

Ефим Фиштейн: В отношениях между Соединенными Штатами и Европейским Союзом действительно накопилось множество проблем. Есть среди них чисто экономические, как, например, импортные пошлины на некоторые товары, снижающие конкурентоспособность европейской продукции на американском рынке. Есть и экологические, среди них ратификация Киотского протокола о снижении выбросов в атмосферу промышленных газов, вызывающих парниковый эффект. Есть и проблемы, представляющие собой комбинацию всех вышеперечисленных. К ним можно отнести решение Евросоюза об отмене эмбарго на поставки вооружений Китаю. Но в последние два года все эти трения оттеснили на задний план крутые разногласия по вопросу о военной операции в Ираке. Причем, и это надо отметить особо, в этом вопросе говорить о какой-то единой позиции Евросоюза вообще не корректно. Европа фактически разделилась на две примерно равные половины. Один лагерь возглавили противники войны - Германия и Франция, другой ее активные участники - Британия, Италия и Польша. Дееспособности оборонительного союза НАТО и прочности трансатлантических связей этот раздрай, естественно, не способствовал. Именно поэтому визит Джорджа Буша в Европу, первый после его переизбрания на должность американского президента, привлек к себе такое пристальное внимание общественности и прессы.

Премьер-министр Великобритании Тони Блэр, говоря о трансатлантических противоречиях, так оценил вклад Буша в их преодоление.

Тони Блэр: Каковы бы ни были в последние два года разногласия в международном сообществе по поводу Ирака, сегодня, я думаю, существует прочная основа для того, чтобы объединить наши усилия и совместно продвигаться вперед.

Ефим Фиштейн: Надо прямо сказать, что фундаментальная речь Буша в Брюсселе и то, как он провел встречу с французским президентом Шираком, впечатлила не только его последовательных сторонников, к числу которых британский премьер, несомненно, относится, но даже его непримиримых противников. Я попросил нашего парижского корреспондента Дмитрия Савицкого дать нам панораму реакций во Франции.

Джордж Буш: Я ждал этого момента, спасибо. Я рад, что мы сможем отужинать вместе. Каждый раз, когда я встречаюсь с Жаком, он мне дает полезные советы. И я надеюсь услышать от него несколько советов и сегодня. Нам есть о чем говорить - мир на Ближнем Востоке, Ливан, Иран, помощь голодающим в мире и медицинская помощь нуждающимся. Так что еще раз благодарю вас за то, что вы согласились на эту встречу.

Дмитрий Савицкий: Куртуазный Джордж Буш в Брюсселе. "Это мой первый ужин в Европе после перевыборов", - сказал он. "И мой первый ужин будет с Жаком Шираком". Жак Ширак самый привилегированный партнер Буша в Европе? Или же Жак Ширак самый опасный, самый трудный партнер США в Европе? "Между нашими странами, - сказал Жак Ширак, - вот уже два столетия отличные отношения. Это не означает, что мы всегда и во всем согласны". "Джордж Буш, - пишет со скрытой иронией сегодняшняя "Монд", - уделил Жаку Шираку больше всего времени - целых полтора часа".

Сирия, Ливан, Ирак, Иран, снятие эмбарго с продажи оружия Китаю - вот главные вопросы, которые обсуждали президенты. Жак Ширак вместе с Герхардом Шредером и Владимиром Путиным был главным противником войны в Ираке. Эта конфронтация с США и привела к охлаждению отношений между странами. Кондолиза Райс, чей визит в Париж был зондированием и подготовкой почвы для улучшения отношений между Парижем и Вашингтоном, призвала забыть разногласия и начать с новой страницы франко-американские отношения. Но как Жак Ширак, так и Джордж Буш выглядели вчера в Брюсселе во время пресс-конференции весьма натянуто, и на вопрос журналиста, пригласит ли Буш Ширака погостить на свое ранчо в Техасе, Буш ответил: "Мне нужен хороший ковбой". Вот уж если на кого Ширак не похож, так это на ковбоя. Так что ответ стоит истолковывать отрицательно - Буш не пригласит Ширака в Техас, отношения останутся вежливыми, без особой теплоты, а улыбки натянутыми. Разницу можно было заметить сегодня утром, когда Буш появился перед прессой с Тони Блэром. Вот в этих отношениях никакой натянутости нет. Завтрак с Блэром, видимо, обошелся без французского "Фрито", который подавали вчера вместе с калифорнийским красным. Однако в чем Ширак и Буш солидарны и согласны, так это в вопросе вывода сирийских войск из Ливана. Кстати, сегодня Дамаск объявил о том, что выведет войска, с одной, правда, уловкой - не указав дату. На совещании НАТО станет, видимо, ясно, в какой мере Франция согласится наконец участвовать в восстановлении Ирака. Скорее всего, Франция поможет Багдаду в формировании полицейских сил, но обучение и тренировка вряд ли будет проходить на территории самого Ирака, скорее всего в третьей стране.

Ефим Фиштейн: Одно противоречие в позициях выявилось уже в самом начале визита - противоречие между канцлером Германии Герхардом Шредером и президентом Бушем по вопросу о роли НАТО в современном мире. Шредер выступил с убеждением, что трансатлантическое сотрудничество не может более определяться в рамках НАТО и нуждается в коренном пересмотре. В то время как Буш настаивал на том, что Североатлантический оборонительный союз и сегодня остается центральной структурой, где должны приниматься жизненно важные решения.

Я созвонился с депутатом немецкого Бундестага за правящую Социал-демократическую партию Герд Вайскирхен и поинтересовался его мнением.

Герд Вайскирхен: Совершенно очевидно, что НАТО остается наиболее мощным и поразительно эффективным оборонительным союзом, какой только существует на планете. Практика показала, что некоторые преобразования внутри этого союза неизбежны, да они уже и происходят. В каком направлении будут развиваться эти преобразования - это вопрос, который несомненно будет обсуждаться в ходе предстоящей трансатлантической дискуссии. Именно к этому и сводится смысл предложений немецкого канцлера. Эти дискуссии должны вылиться в такую структуру, которая позволит еще более гибко реагировать на быстро меняющийся мир и вырабатывать соответствующую глобальную стратегию.

Ефим Фиштейн: Немецкие политики уже задолго до визита американского президента в Европу дали понять, что готовы пойти на уступки и забыть о прошлых противоречиях. Как отреагировали они, а заодно и общественность Германии на брюссельские заявления Буша? Юрий Векслер из Берлина собрал по моей просьбе их реакции.

Юрий Векслер: Особой реакции немцев на брюссельские улыбки и заявления Буша в Германии пока не наблюдается. Больше пока говорится о том, что первая леди США уже прибыла в Германию и намерена посетить отдельно от мужа находящиеся в Германии американские воинские части. Простые немцы, которых опрашивают на улицах Майнца, где идут невиданные доселе приготовления, больше беспокоятся о том, как они проведут завтрашний день, когда город будет практически парализован. Некоторые задаются вопросом, почему именно Майнц был выбран местом встречи американского президента. Один из прохожих, пожилой господин отвечает:

Мужчина: Наверное, потому что в Майнце хорошая атмосфера для таких встреч, очень дружественная, очень свободная. Это еще говорил отец нынешнего президента.

Юрий Векслер: Но от уютной атмосферы останется немного, поэтому слышны и другие голоса. Одна недовольная дама на улице Майнца:

Женщина: Одним движением остановить жизнь в городе - настолько важным этот человек не является. Когда он идет в туалет, он должен так же снимать штаны, как и все другие.

Юрий Векслер: Еще одна прохожая.

Женщина: Ему лучше было бы оставаться там, где он был. Ну, да ладно.

Юрий Векслер: Еще один пожилой господин.

Мужчина: К нам приезжала полиция и сказала, что мы не имеем права открывать окна. Мы живем напротив замка.

Юрий Векслер: На более серьезном уровне приглашение к новому единству США и Европы, США и НАТО означает, например, для министра обороны Германии Петера Штрука переговоры о реформе атлантического союза на основе предложений Герхарда Шредера. Петер Штрук заявил сегодня.

Петр Штрук: Я полагаю, что предложения канцлера Германии должны быть обсуждены в совете НАТО, в совете министра обороны, на встрече министров иностранных дел. Потому что нужен политико-стратегический диалог, ибо одно является фактом: ни между отдельными членами НАТО, ни с участием всех 26 стран такого диалога по войне в Ираке не было. НАТО нельзя использовать как игрушку, нельзя избирать отдельных членов и решать что с ними мы будем делать то или это, а других можно отодвинуть в сторону. Эти темы должны серьезно обсуждаться.

Ефим Фиштейн: Подводя итоги, которые на этом этапе могут быть только предварительными, можно утверждать, что начало судьбоносного визита оказалось явно удачным.

Китайская экономика

Ирина Лагунина: Китай в последние годы превратился в крупнейшего в мире потребителя природных ресурсов и многих товаров. В отношении пяти базовых продуктов - зерна и мяса, нефти и угля, а также стали - Китай обошел прежнего лидера - Соединенные Штаты - во всем, кроме потребления нефти. А в том, что касается товаров длительного пользования, Китай уступает США только по легковым автомобилям...

Эти и другие данные стали результатами обнародованного на днях исследования вашингтонского Earth Policy Institute. Какую роль играет сегодня экономика и внутренний рынок Китая для мировой экономики? Насколько сравнимы приведенные в исследовании данные по Китаю с показателями других стран - развитых и крупнейших развивающихся (в том числе - России)? Подробнее об этом - Сергей Сенинский.

Сергей Сенинский: ...Китайская экономика - по объему ВВП - уже не первый год входит в первую десятку крупнейших экономик мира. Более того, учитывая нынешние темпы роста - почти 9,5 процентов в год - она уже скоро окажется в первой пятерке. Впрочем, если оценивать объемы ВВП в иных категориях, чем пересчет по курсу валют, то Китай - уже в первой пятерке. Наш собеседник - научный сотрудник Гуверовского института Стэндфордского университета в Калифорнии профессор Михаил Бернштам.

Михаил Бернштам: В мировых ценах китайская экономика сейчас является второй по объему экономикой мира. Можно считать экономики по обменному курсу, но они отражают тогда случайные варианты обменного курса, одна валюта переоценена, другая недооценена - это неточные сопоставления. Точные сопоставления проводятся по единому критерию, который называется "паритетом покупательной способности" или "паритетом покупательной стоимости". То есть это - в мировых ценах, единые цены для всех стран. И вот по этому критерию китайская экономика - вторая сегодня в мире по объему. Американская экономика - 11,7 триллиона долларов, китайская - 6,9 триллиона долларов. Японская - на третьем месте - 3,5 триллиона долларов. Для сравнения, Россия - 1,4 триллиона долларов...

Сергей Сенинский: Китай, как демонстрирует исследование вашингтонского института, стал крупнейшим в мире потребителем многих сырьевых и готовых продуктов. Но ведь существует понятие "материалоемкость" экономики. Определяет ли - в принципе - экономическая наука некое соотношение "материалоемкости" экономики той или иной страны и уровня её развития? Или такое соотношение условно?..

Михаил Бернштам: Эмпирически всегда такая зависимость существует, потому что сельскохозяйственные экономики меньше потребляют ресурсов, и экономики, которые основаны на сфере услуг, постиндустриальные экономики, тоже меньше потребляют ресурсов.

Кроме того, конечно, многое зависит от того, на чем специализируется экономика. Скажем, Норвегия, которая специализируется на добыче нефти, больше будет потреблять ресурсов, чем та же Швейцария, которая специализируется на банковских услугах.

Сергей Сенинский: Но в Китае, с одной стороны, огромную роль в экономике играет сельское хозяйство, а с другой, в стране сформировалось мощное индустриальное производство - весьма материалоемкое...

Михаил Бернштам: Надо иметь в виду - это то, что удивило в свое время меня и удивит, возможно, слушателя, - что китайская экономика очень экономна по потреблению ресурсов! Для сопоставления можно говорить, например, сколько та или иная страна расходует ресурсов на единицу, то есть, скажем, на каждый доллар своего валового внутреннего продукта. Если говорить об энергии, то в среднем в мире требуется 11 тысяч "британских тепловых единиц" на один доллар валового внутреннего продукта. В США - 8 тысяч, в Китае - 5 тысяч! А в России, для сравнения, - 19 тысяч! То есть Россия является очень ресурсоемкой экономикой. А Китай - довольно экономный, и даже США больше потребляют энергоресурсов...

Сергей Сенинский: Поясним, что "британская тепловая единица" обозначает то количество тепловой энергии, которое необходимо для нагревания одного фунта воды (то есть примерно 450-ти граммов) на один градус по шкале Фаренгейта. Одна такая "тепловая единица" - это эквивалент примерно 260-ти калорий...

Вернемся к энергоэффективности... Если на каждый доллар ВВП в Китае требуется в полтора раза меньше энергии, чем в США, и почти в четыре раза меньше, чем в России, то, видимо, в тех же показателях, но - в расчете на душу населения, разрыв будет еще больше?

Михаил Бернштам: На душу населения Соединенные Штаты потребляют 350 миллионов британских тепловых единиц, а Китай - 27! Россия - 177, в среднем в мире - 64. То есть в Китае - меньше среднемирового. Китай - исключительно экономная экономика по потреблению ресурсов!..

Сергей Сенинский: В исследовании вашингтонского Earth Policy Institute отмечается, что, скажем, по потреблению мяса Китай уже в два с половиной раза опережает США. Но это - по общему потреблению в стране. В расчете на душу населения, картина - явно, как минимум, обратная?.. И сколь сопоставимы эти показатели по Китаю и, например, по России?

Михаил Бернштам: В Китае сейчас потребляется 49 килограммов мяса на душу населения. В России, для сравнения, - 46. То есть Китай уже опередил Россию. Есть еще маленькая деталь: в России потребление мяса считают вместе с субпродуктами второй категории, тогда как в Китае, хотя они очень любят и хорошо готовят эти субпродукты, их не засчитывают в общее потребление мяса.

Итак, в Китае - 49 килограммов мяса на душу населения в год. В Соединенных Штатах - 127 килограммов. Конечно, Китай отстает от Соединенных Штатов. Но надо помнить, что всего пять лет назад, в 1999 году, в Китае потребляли 29 килограммов мяса на душу населения. То есть Китай почти удвоил его потребление всего за пять лет, и прогнозируется дальнейшее развитие. То есть Китай, действительно, быстро растет и повышает благосостояние населения.

И если мы посмотрим на такой универсальный показетель, как средняя продолжительность жизни населения, то в России он - 67 лет, в Соединенных Штатах - 77, а в Китае - 71. То есть Китай где-то посередине между Россией и Соединенными Штатами...

Сергей Сенинский: Мы уже говорили сегодня о том, что объем экономики Китая, если считать по паритету покупательной способности национальной валюты, - 6,9 триллиона долларов. Экономики России - 1,4 триллиона, то есть в пять раз меньше. Но при этом численность населения в России почти в 10 раз меньше, чем в Китае - 144 миллиона и один миллиард 300 миллионов человек... Разделим одно на другое и получим - в расчете на душу населения - иную картину...

Михаил Бернштам: Конечно, Китай сегодня еще менее развит, чем Россия. Если считать в мировых ценах, то в Китае на душу населения приходится 5400 долларов производства в год на душу населения. В России сейчас - примерно 9 000 долларов, то есть Россия значительно опережает Китай.

Но Китай растет очень быстро. И надо иметь в виду, что экономика Китая с начала реформ выросла в 11 раз! Это была очень бедная, ничтожная страна. Её экономики, при всем огромном населении, просто не существовало на карте... А Россия сейчас находится на 10% ниже того уровня, на котором она была перед началом реформ в 1992 году. То есть, если говорить метафорически, то Китай сейчас ускоренными темпами догоняет Гонконг, а Россия все еще догоняет Советский Союз и еще не догнала...

Сергей Сенинский: Кстати, сколь существенной оказывается разница в средних по стране заработках сегодня - в России и Китае? По той статистике, которая существует?..

Михаил Бернштам: В Китае сейчас - опять же, в сопоставимых ценах - получается примерно 240 долларов в месяц заработная плата, в России - ближе к 280. То есть в России - чуть выше.

При этом в Китае, конечно, многие зарплаты на самом деле выше. Ведь считается средняя, а миллионы работников в сельском хозяйстве получает меньше, тогда как работающие в промышленности получают больше. Поэтому заработки в России и в Китае в целом сближаются...

Сергей Сенинский: И вновь - о значении экономики Китая для мировой. По объему накопленных валютных резервов Китай уступает только Японии. Китайские валютные резервы составляют на сегодня 610 миллиардов долларов - почти в пять раз больше, чем в России.

Какая часть валютных резервов Китая вложена именно в американские ценные бумаги?

Михаил Бернштам: Из них в американские валютные инструменты, то есть облигации казначейства и просто доллары - вложено 194 миллиарда, то есть треть примерно того, что имеет Китай. То есть на самом деле Китай уже давно тихо и спокойно, без особых объявлений "разнообразил", диверсифицировал свой портфель золотовалютных резервов.

Он очень много покупает облигаций азиатских стран - Японии, Тайваня даже (хотя он об этом и не говорит, естественно), Гонконга, Южной Кореи. Поэтому Китай, по-видимому, будет и впредь поддерживать тот состав золотовалютных резервов, который он имеет сейчас...

Сергей Сенинский: Итак, треть валютных резервов Китая вложены в различные финансовые инструменты США - прежде всего, облигации, то есть долговые обязательства. Аналитики валютных рынков часто повторяют: начни Китай эти американские бумаги продавать, по тем или иным причинам, курс доллара может рухнуть. Но сколь реально велика доля именно Китая в общей структуре американского внутреннего долга?

Михаил Бернштам: Давайте вновь посмотрим на данные. Конечно, Китай занимает важную позицию в покупке государственных облигаций Соединенных Штатов. В целом США имеют сегодня долг более 7 триллионов долларов: из них 3,5 триллиона - у Федеральной Резервной Системы, и примерно еще 4,5 триллиона находятся в "публичном" распоряжении, то есть у разных лиц и других государств. Так вот половина этого "публичного" долга США находится в портфелях центральных банков других стран мира. И получается, что Китай, со своими почти 200 миллиардами долларов, "держит" примерно 5% "публичного" государственного долга Соединенных Штатов.

Так что если Китай вдруг решит этим как-то манипулировать, избавляться от этого долга, это, конечно, повлияет и на стоимость самих облигаций, и, разумеется, на курс доллара. 5% - крупная величина. Она не имеет принципиального значения, но, тем не менее, может чувствительно отразиться на курсе доллара...

Сергей Сенинский: Спасибо, на вопросы программы отвечал научный сотрудник Гуверовского института Стэнфордского университета в Калифорнии профессор Михаил Бернштам...

Ирина Лагунина: Около 65 миллионов лет назад на Земле вымерли динозавры. Популярная гипотеза связывает их гибель с падением крупного астероида. Однако многие биологи не согласны с этим. Они считают, что падения астероида недостаточно для объяснения столь масштабной катастрофы. Для такой кардинальной перестройки биосферы в ней самой должны были возникнуть серьезные внутренние напряжения. Ведь крупные астероиды падали на нашу планету не раз, и это не приводило к массовому вымиранию.

Так все-таки, почему возникают глобальные биосферные кризисы, почему вымерли динозавры и почему их место заняли наши далекие предки млекопитающие?

Об этом в студии Радио "Свобода" говорит сотрудник Палеонтологического института Российской Академии Наук, доктор биологических наук Александр Марков. С ним беседуют Александр Костинский и Александр Сергеев.

Александр Сергеев: Самый известный кризис, о котором знают все - это вымирание динозавров, которые куда-то неожиданно исчезли примерно 65 миллионов лет назад. Ходят разные слухи о том, что с ними случилось, наиболее распространенный из них - на них упал большой-большой метеорит или даже астероид. Но на самом деле это предположение само по себе не объясняет случившийся кризис в полной мере. А искать настоящий ответ нужно в гораздо более сложных вопросах, в частности, связанных с теорией эволюции и экологией. Вот об этом мы и будем сегодня говорить с Александром Марковым, доктором биологических наук, научным сотрудником Палеонтологического института Академии наук.

Александр Марков: В 1980 году было обнаружено, что в отложениях на рубеже мезозоя и кайнозоя повышена концентрация редкого элемента иридия, которого мало в земной коре, но много в метеоритах, и так возникла эта астероидная теория. Она стала очень популярна среди многих специалистов, за исключением биологов. Люди с биологическим складом мышления эти теории не приняли в большинстве своем. Например, один сотрудник нашего института, очень хороший специалист, высказался на одной лекции так: "К сожалению, эти теории в последнее время стали распространяться как чума".

Александр Костинский: А почему не приняли биологи?

Александр Марков: Очень просто. Импактные теории кажутся самыми простыми, и это действует на воображение - упал метеорит, взрыв. Но биологам понятно, что биосфера, сообщество организмов, что это на самом деле сложная система, способная к подержанию собственного равновесия. Если система устойчива, то ей не страшен такой метеорит. В другой момент этот метеорит приводит к катастрофическим последствиям. Два с половиной миллиона лет назад, когда уже существовали, по крайней мере, австралопитеки, упал метеорит диаметром порядка километра на шельф между Антарктидой и Южной Америкой. От этого остались такие следы, как захоронение на Андском побережье довольно высоко в горах морских животных. Были цунами километровой высоты, которые выбрасывали морскую фауну далеко в горы. То есть был колоссальный метеорит, и это ни к каким вымираниям не привело.

Александр Сергеев: Собственно вымирание динозавров связано с каким-то падением метеорита?

Александр Марков: Да, обычно это связывают с кратером в районе полуострова Юкатан. Метеорит действительно упал примерно в это время. И большинство специалистов связывают именно с ним эту иридиевую аномалию и финальный момент кризиса.

Александр Сергеев: А вообще сколько подобных событий было в истории Земли?

Александр Марков: На 10-20 миллионов лет какой-нибудь астероид размером порядка километр падал.

Александр Сергеев: И при этом далеко не каждый раз происходят кризисы в биосфере?

Александр Марков: Далеко не каждый раз. Многим кризисам не найдены соответствующие метеориты, а многим метеоритам не найдены соответствующие кризисы.

Александр Костинский: Метеорит не является достаточным условиям для развития кризиса такого макро, на всю Землю?

Александр Марков: По-видимому, да. Сотрудники нашего института, по крайней мере, склоняются к тому, что такие импактные события не являются главой и основной причиной кризисов. Обычно все-таки получаются разные причины для разных кризисов, а не одна и та же.

Александр Сергеев: Происходит кризис, какие-то виды исчезают, а какие-то после этого остаются. Кто отбирает, каким жить, а каким погибать?

Александр Марков: Это как раз то, чем должны заниматься биологи в этой ситуации - избирательность вымирания анализировать, пытаться понять, почему вот эти погибли, а вот эти выжили. Самое крупное вымирание было около 300 миллионов лет назад на рубеже палеозоя и мезозоя. В море вымерли почти все, морская фауна обеднела колоссально, потом долго восстанавливалась. Второй по силе мел-палеогеновый, когда вымерли динозавры.

Александр Сергеев: Когда вымирают динозавры, это ведь доминирующая форма жизни на тот момент, кто остается?

Александр Марков: Это общая закономерность, что во время кризисов в первую очередь вымирают доминирующие формы, которые занимают верхние этажи в иерархии живого, вершины пищевых пирамид, самые сильные, крупные.

Александр Сергеев: Кстати, интересный вопрос: в обществе, например, в период кризиса хуже всего приходится тем, у кого ничего нет, самые бедные слои. А тут вымирают сильнейшие.

Александр Марков: Логика здесь очень простая. В стабильных условиях самые сильные, самые конкурентоспособные формы, они занимают самые лучшие, самые выгодные ниши, то есть места под солнцем, где больше пищи, где условия стабильные, где тепло и так далее. Менее конкурентоспособные, более слабые, они вынуждены ютиться там, где похуже, там, где хозяева жизни их не затопчут. Вот их сильные живут в постоянных, в хороших, благоприятных условиях, и у них главной заботой становится конкуренция друг с другом. Чтобы снизить конкуренцию, сужаются экологические ниши, то есть происходит экологическая специализация.

Александр Сергеев: А какой-нибудь пример такой специализации?

Александр Марков: Специализация может выражаться в том, что сужается диапазон температур, в которых он может существовать. Поскольку они были, по-видимому, все-таки хладнокровные, а для того, чтобы питаться растительной пищей, нужна постоянная температура тела. Потому что позвоночные не могут переваривать растительную пищу без помощи кишечной флоры. А для кишечной флоры необходима постоянная температура. Поэтому растительноядные динозавры были крупные. Большая масса тела обеспечивала им инерционное сохранение постоянной температуры. То есть они за ночь не успевали настолько остыть, чтобы погибла кишечная форма. Поэтому они должны были быть большими. Соответственно, большими были и хищники. А большому организму нужно больше пищи, больше территории. Вот это уже и будет экологическая специализация. Ему нужно больше всяких условий, чтобы выжить. Маленькому животному легче найти себе что-то подходящее, какую-то норку. Гигантизм - это неизбежная экологическая специализация.

Александр Сергеев: Дальше происходит изменение условий, может быть даже не такое серьезное. Экологическая ниша перестает существовать.

Александр Костинский: То есть не требуется такой катастрофы, что чуть ли не Луна на Землю упала. В действительности сами возмущения биосферы могут быть и небольшие.

Александр Марков: Могут быть небольшие, могут быть разной природы. Вымирание динозавров было подготовлено за много десятков миллионов лет из-за того, что сменилась растительность полностью, появились цветковые растения, и в середине мела он вытеснили господствующую раньше флору голосеменных.

Александр Сергеев: Они смогли еще к этому приспособиться?

Александр Марков: Они к этому смогли, им это, по-видимому, было очень трудно. У них появились клювы, им пришлось перейти к питанию плодами, орехами, которые нужно было разгрызать. Поэтому появляются формы с птичьими клювами, утконосые динозавры, динозавры с такой пастью, как клюв попугая. Они сумели приспособиться, но на это у них ушли, что называется, последние резервы.

Александр Сергеев: А, собственно, что мешает? Он специализировался сюда, потом изменились условия, надо специализироваться на что-нибудь другое.

Александр Марков: Когда в критических условиях развивается какая-то адоптация, это всегда за счет чего-то происходит. Любой живой организм - это сложная система компромиссов. Невозможно уметь одновременно плавать, как рыба и бегать, как газель, еще летать, как птица, например.

Александр Сергеев: Почему, утка - ходит, плавает, летает. Все не очень хорошо, но все.

Александр Марков: Конечно, есть животные-универсалы. Но они всегда уступают специалистам. Среди растений это сорняки, которые первыми вырастают на пустырях. Среди животных это те, которые идут в города, живут на помойках. Вот это те самые изгои природных экосистем, сорняки среди животных. Они осваивают очень неустойчивые антропогенные ниши.

Александр Костинский: А слабыми, когда умерли динозавры, были наши предки далекие? То есть это млекопитающие.

Александр Марков: А именно даже не все млекопитающие, а высшие. Они были изгоями, действительно, в динозавровой биоте, но были очень маленькие, размером с мышку, с хомяка. Они не могли стать больше, потому что их тогда начали бы есть хищные динозавры. Когда динозавров не стало, из этих мелких выживших зверюшек сформировался новый мир фактически.

Александр Сергеев: А, собственно говоря, возникновение новых видов - это происходит каким образом, откуда они появляются?

Александр Марков: До кризиса, например, у нас целостное, не разрушенное сообщество, в нем обычно все места заняты, все поделено. На каждый ресурс есть свой специалист. В разрушенном после кризиса сообществе масса свободных пространства, нет конкуренции. И уклоняющиеся формы получают шанс выжить. Поэтому после кризисов наблюдается очень быстро обычно развитие.

Александр Сергеев: То есть на самом деле получается, что кризис открывает дорогу каким-то новым видам и новым возможностям?

Александр Марков: Совершенно верно. То есть эволюция представляет собой чередование длинных стабильных периодов и коротких кризисных.

Александр Сергеев: А эти кризисы все-таки внутренне вызваны самой структурой эволюции живого или все-таки им нужен внешний спусковой крючок?

Александр Марков: В некоторых случаях они, безусловно, стимулируются внешними спусковыми крючками. В других случаях, по-видимому, они могут практически чисто по внутренним причинам развиваться.

Александр Сергеев: То есть, подводя итоги этому разговору, можно сказать, что на самом деле кризисы в истории биосферы - это не какие-то катастрофы, которые нарушают ее существование и вообще противоречат жизни на Земле, а это в некотором смысле естественное поведение такой системы как биосфера и, в общем-то, это своего рода двигатель эволюции.

Александр Марков: По-видимому, так. То есть это, по крайней мере, это неотъемлемая часть прогрессивного развития биосферы, как мы ее знаем.

Ирина Лагунина: Сегодня разговор о детях посвящен адаптации беспризорных и безнадзорных детей к нормальным условиям жизни в семье, а именно - приютам, где дети, попавшие в сложную ситуацию, живут до тех пор, пока не решится их дальнейшая судьба. Автор и ведущая цикла - Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Никто не может сказать, сколько в Петербурге бездомных детей. Даже по официальной статистике их около десяти тысяч. Большинство рано или поздно становятся наркоманами, токсикоманами, их труд незаконно используется, они вовлекаются в проституцию, подвергаются насилию, голодают, замерзают в подвалах и на чердаках. Но немногим выпадает относительно счастливая карта - приют, где их ждут и хотят им помочь. Один из таких приютов называется Воспитательный дом, он ведет свое происхождение от Воспитательного дома, открытого еще в 1904 году. Спальный район на окраине города, грязно-серые панельные дома, одна из девятиэтажек - та самая, нужная мне, улица Стойкости, 32. Открывается дверь и сразу видно, что здесь посреди новостроек и пустырей каким-то образом создан отдельно взятый цветной мир. В обычных квартирах на разных этажах живут около 70 детей. Все они из неблагополучных семей, все в такой ситуации, когда жизнь надо начинать сначала. Мише Калягину 13.

Миша Калягин: Мама умерла и папа тоже умер. Сюда попал. Нормально здесь. Сейчас хожу в школу с младшим братом.

Татьяна Вольтская: 12-летний Женя Климов попал в приют тем же путем.

Женя Климов: То же самое - не ходил в школу.

Татьяна Вольтская: А у тебя родители есть?

Женя Климов: Есть. Мама с папой не живут.

Татьяна Вольтская: Почему так получилось? Ты что, по улице шатался?

Женя Климов: Да.

Татьяна Вольтская: И сюда попал. А здесь ты учишься?

Женя Климов: Да.

Татьяна Вольтская: В этой квартире живут 15 человек, мальчики от 12 до 15 - поясняет воспитательница Лидия Борисовна.

Лидия Борисовна: Мальчики, как правило, из неблагополучных семей, с пьющими родителями. Пока они находятся у нас, решается их социальный статус. Кто-то идет в детский дом, кто-то определяется в семью на опекунство. Может быть даже оформлена семейно-воспитательная группа. Находятся люди, которые хотят взять ребенка на воспитание в семью. За это получают зарплату. Но это, к сожалению, не так часто бывает.

Татьяна Вольтская: В квартире № 24 живут девочки и мальчики от 9 до 12. Наталья Владимировна, психолог:

Наталья Владимировна: У них у всех ситуация тяжелая. Разница только в том, насколько они стрессоустойчивые и как они переносят. Все зависит от ситуации жизни, в какой степени их дела находятся. Все зависит от их взаимоотношений с мамами.

Татьяна Вольтская: Максиму 11 лет.

Максим: У меня папа пил, я школу прогуливал, меня забрала милиция.

Татьяна Вольтская: Ксюше 10 лет.

Ксюша: У меня пила и пьет до сих пор. У меня была бабушка, она умерла. А когда она умерла, папа уехал, мама начала пить. Из-за этого я попала сюда. А у меня бабушка другая не смогла, чтобы я с ней жила, потому что у нее два сына. Один сын работает допоздна, а другой сын без ног. И ей надо, у нее работа через три дня, еще надо другого сына навещать. Поэтому она не смогла меня содержать.

Татьяна Вольтская: А куда ты потом пойдешь отсюда?

Ксюша: Я еще не знаю. Наверное, домой, потому что моя мама сегодня будет устраиваться на работу. Потом уже решат - или домой или куда-то еще.

Татьяна Вольтская: Как ты думаешь, она бросит пить?

Ксюша: Бросит. У меня есть надежда.

Татьяна Вольтская: А ты любишь маму?

Ксюша: Люблю.

Татьяна Вольтская: 9-летняя Катя Веселова попала в приют из-за мамы.

Катя Веселова: Она наркотики принимала.

Татьяна Вольтская: Но ты любишь маму?

Катя Веселова: Нет.

Татьяна Вольтская: Тебе плохо с ней?

Катя Веселова: Да.

Татьяна Вольтская: А что она с тобой делала?

Катя Веселова: Била. Я была в больнице. Мне купили путевку, я уехала в лагерь. Потом ко мне приехали и привезли сюда.

Татьяна Вольтская: А отсюда ты не знаешь, куда пойдешь?

Катя Веселова: Знаю - в семейно-воспитательную группу.

Татьяна Вольтская: 9-летнюю Марину забрали у пьющей бабушки. Ситуацию поясняет психолог Виктория Торхова.

Виктория Торхова: То же самое и с Катей Веселовой. Была опека на бабушку оформлена, но бабушка страшная пьяница. У нас в основном дети, в чьих семьях еще не решен вопрос со статусом. Матери лишатся родительских прав, бабушки не в состоянии продолжать дальше, поэтому они здесь. А потом эти семейно-воспитательные группы, когда воспитатель - наш кадр, а ребенок остается в статусе нашего воспитанника. Мы его не отдаем туда совсем, воспитатели-надомники, так сказать.

Татьяна Вольтская: Из квартиры мы идем в кукольную мастерскую. Самодельные куклы удивительной красоты и оригинальности. Лукавый младенец на облаке, кокетливое приведение, медведи, божья коровка, обезьянка на пальме. Здесь работает Гуари Кимовна.

Гуари Кимовна: Дети с удовольствием ходят, особенно девочки, они все любят кукол, все любят шить. Когда заходят, на все это смотрят, им сразу и страшно, что они не смогут это сделать, и очень интересно. Но когда начинают работать, получается - это такой восторг, это такое удовольствие.

Татьяна Вольтская: А вот обезьянка на пальме?

Гуари Кимовна: Совместная работа мастеров нашей мастерской. Прошлый год - Год обезьяны был. У нас вязальная мастерская - и туловище связано, кожевенная мастерская - у пальмы сделаны стволы, то, что сшито - это в швейной сделано.

Татьяна Вольтская: Картины, поделки из кожи, тончайшие скульптурки из теста с солью - настоящие произведения искусства. Очень важная часть каждой квартиры - кухня, замечает Виктория Торхова.

Виктория Торхова: Здесь дети учатся готовить, печь. Кухня для того, чтобы дети приобщались к социальному образу жизни своей, потому что они этого были лишены. И всегда обязательно в кухне круглый стол, где можно попить чай, поговорить с ними за столом. Это более раскрепощенная обстановка, более интимная. Идеология дома, семьи. В каждой квартире есть своя стиральная машина, потому что дети имеют свои личные вещи. Все это им погладят, научат самих погладить. По выходным они делают салаты, винегреты, пекут блины. Чаще всего они всего этого были дома лишены. И сама идея создать контраст - там так, а здесь красиво, чисто, уютно и по-домашнему.

Татьяна Вольтская: От вас не убегают дети?

Виктория Торхова: Редко убегают. Но если убегают - это вновь поступившие дети из изолятора. В изоляторе нам не удается создать интимную обстановку дома. Там у нас нет панно, нет ковров. Среди детей безнадзорных, беспризорных, которых мы около метро видим толпами, у них какая-то есть живучая легенда: привезут тебя в приют, обязательно у тебя выкачают всю кровь. Как только начинается период, когда нужно везти в поликлинику и взять кровь, вот тут кто-то вспоминает - а, точно. И в этот момент у нас часто, пока сестра кого-то затолкнула, другого не уследила, и ребенка нет. Кто здксь пожил, практически не убегает. Дети очень любят у нас жить. И очень переживают, когда мы иногда, это самый неблагополучный вариант, процентов тридцать детей мы все-таки отправляем в детский дом. Конечно, маленьких отсюда берут в семьи. Маленьких, младшего школьного возраста мы обычно отдаем в семьи с дальнейшим усыновлением, опекой.

Татьяна Вольтская: Приют Воспитательный дом существует с 92 года. В нем по-домашнему уютно, но это не значит, что здесь нет проблем. Говорит заместитель директора по реабилитационно-воспитательной работе Галина Камаева.

Галина Камаева: Сегодня уже ни для кого не секрет, что армия беспризорничества стала структурированной, и целые иерархии существуют детей безнадзорных, беспризорных. Поэтому дети к нам поступают все более и более сложные. Если в первые годы, в 90 годы, к нам приходили в основном дети из проданных квартир, из семей, действительно опустившихся, абсолютно асоциальных, то сегодня значительная часть детей - это которые были взяты когда-то под опеку или даже усыновлены. И еще дети, совершившие правонарушения. Хотя, по нашему уставу, мы не должны принимать детей, которые совершили правонарушение. Но поскольку их девать некуда, они к нам попадают. Такое сосредоточение разных детей, оно, конечно, не на пользу реабилитации и, тем не менее, приходится с этим считаться. Сегодня мы пытаемся делать такие программы реабилитации всей семьи, и отделение помощи семье и детям, которое существует, хочет заняться профилактикой на ранней стадии. Потому что все то, что сегодня делается, практически припарки, когда уже поздно, когда столь велика болезнь, которую вылечить нельзя. Я надеюсь, что ориентация на работу с семьей, и у нас в доме есть такие семьи, с которыми мы работаем целиком, есть успехи в этом смысле, скромные, очень скромные успехи, они все-таки дадут нам надежду, что не настолько безнадежна эта проблема. Самое главное - внедряться в нее как можно раньше.

Татьяна Вольтская: Чем отличается ваш центр реабилитационный от, например, психоневрологических интернатов?

Галина Камаева: Это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Психоневрологический интернат, туда попадают дети-инвалиды и с теми стадиями заболеваний, когда необратимы. Хотя, честно говоря, уровень работы психоневрологических интернатах не столь высок. У нас попадают дети разные. Бывают с умственной отсталостью, с легкой стадией дебильности. Но мы относимся здесь к ним как к здоровым детям, и поэтому наши все мероприятия, программы реабилитационные настроены на них как на здоровых детей. Мы их не разделяем на детей с более высоким интеллектом, а эти с менее высоким.

Татьяна Вольтская: Вы даете им шанс?

Галина Камаева: Мы не просто даем шанс, мы дотягиваем, подтягиваем. И сколько у нас случаев было, когда ребенку ставится диагноз умственной отсталости, тем не менее, эти диагнозы снимаются. Потому что есть педагогическая запущенность, очень серьезная запущенность. А мы все-таки пытаемся на этом плаву поддерживать. Первые дети, которые пришли в этот дом, они все были из детских домов для умственно отсталых. Может быть потому мы и смогли их как-то вытянуть, что мы не знали, как работать с умственно отсталыми, а работали с ними как с нормальными детьми. И требования, и претензии мы предъявляли им такие же. Я думаю, что эти специализированные учреждения, если бы они больше занимались, как делается в цивилизованных странах, может быть и детей вытаскивали больше. Я полагаю, что интереса такого нет. Нам очень хочется этих детей подтягивать, но, к сожалению, все-таки мы тоже не всемогущи.

Татьяна Вольтская: Как справляются с проблемой беспризорных и безнадзорных детей в республиках бывшего СССР? Об этом наш украинский корреспондент Владимир Ивахненко.

Владимир Ивахненко: Около 80 беспризорников сейчас находятся в киевском приюте для несовершеннолетних. Таких детей милиция подбирает на свалках, вокзалах и в подземных переходах. За одну ночь могут привести около 15 человек возрасте от 3 до 18 лет. Рассказывает методист приюта Любовь Шкапа.

Любовь Шкапа: У нас в среднем 25% детей киевских, остальное из регионов Украины. Если вы посмотрите на деток, этим детям очень много нужно. Их судьба обделила теплотой, родителями, они пытаются это компенсировать излишками одежды, излишками игрушек, сладкого. По ним видно - им все время кажется мало.

Владимир Ивахненко: В большинстве случаев дети убегают из дома от условий, которые создали им родители. А на улице зачастую становятся объектом насилия или орудием преступления. В приюте они могут находиться не более 90 дней. За этот период многие вопросы, на которые пытаются ответить воспитатели, так и остаются без ответа.

Любовь Шкапа: Почему дети не желают учиться? Почему дети бегут в Киев, а не в те же Черкассы?

Владимир Ивахненко: Потому что столица. Думают, что здесь лучше жизнь.

Любовь Шкапа: А здесь, действительно, для них лучше жизнь, им легче заработать здесь.

Владимир Ивахненко: А как они зарабатывают?

Любовь Шкапа: По-разному: и просят, и грузят, грузчиками работают, где-то подрабатывают. И крадут.

Владимир Ивахненко: Нередко они вынимают кошельки из карманов пассажиров общественного транспорта, отбирают сумочки у прохожим. По словам Любови Шкапы, не все дети, попадающие в это учреждение, из неблагополучных семей.

Любовь Шкапа: Я бы не сказала, что только из неблагополучных семей. Детям иногда просто скучно.

Владимир Ивахненко: За время пребывания в стенах приюта его администрация устанавливает место жительства и личность родителей, чтобы затем отправить ребенка к ним. Однако нередко одни и те же дети снова оказываются в этом заведении. Уже в третий раз здесь 13-летний сирота по имени Ян из Китая. В ближайшие дни его снова должны направить в какой-то из детских домов. По данным украинского Министерства статистики, в стране насчитывается более ста тысяч беспризорных детей.

XS
SM
MD
LG