Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Индонезия: Помощь после землетрясения; Азербайджан, Грузия и Турция: железные дороги и политика; Новости научных журналов; Разговор о сиротах: почему в России им помогают западные компании, а не российские


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[29-03-05]

Индонезия: Помощь после землетрясения; Азербайджан, Грузия и Турция: железные дороги и политика; Новости научных журналов; Разговор о сиротах: почему в России им помогают западные компании, а не российские

ВедущаяИрина Лагунина

Ирина Лагунина: В понедельник вечером десятки тысяч людей в индонезийской провинции Ачех покинули дома и палатки, временное пристанище с 26 декабря, и устремились в горы. Землетрясение не прекращалось 2 минуты. Многих с трудом вернули, когда предупреждение о возможном цунами было снято. Новое природное бедствие поразило практически тот же регион, который пострадал от цунами в декабре. Тогда погибли более 270 тысяч человек. Сейчас число жертв еще только подсчитывается. Картину этих минут на островах Суматра и Нияс собрал мой коллега Андрей Шароградский.

Андрей Шароградский: Сила подземных толчков составила 8 и 7 десятых балла по шкале Рихтера. Эпицентр, как и в конце декабря, находился в Индийском океане. Предварительная оценка числа жертв (не менее двух тысяч) сделана на основе информации о масштабе разрушений, вызванных землетрясением. Спасатели опасаются, что эта цифра значительно вырастет.

Самый серьезный ущерб стихия нанесла индонезийскому острову Нияс, расположенный неподалеку от западного побережья Суматры. Остров очень популярен среди любителей виндсерфинга. По предварительным данным, до 70 процентов строений крупнейшего на острове города Гунунситоли либо полностью разрушены, либо повреждены. Не работает и аэропорт, поэтому гуманитарные грузы могут доставляться только военными вертолетами:

Говорит министр информации Индонезии Софьян Джалил:

Софьян Джалил: Аэропорт в ГунунСитоли до сих пор не может быть использован для посадки самолетов, потому что башня диспетчерского контроля обрушена и взлетно-посадочная полоса также очень сильно повреждена.

Андрей Шароградский: Это был министр информации Индонезии Софьян Джалил. На острове возникли многочисленные пожары. Спасатели вынуждены тушить огонь, одновременно разгребая завалы. Очень многие Индонезийские районы, даже те, где прямых разрушений удалось избежать, остались без электроснабжения. Повторные подземные толчки держат людей в крайнем напряжении, они боятся возвращаться в свои дома.

Ирина Лагунина: Андрей Шароградский собрал картину первых часов после землетрясения близ индонезийского острова Суматра. Я позвонила во Всемирную организацию здравоохранения, отделение ООН, сотрудники которого присутствуют в регионе с декабря. Точное количество жертв, как выяснилось из разговора с представителем организации Марко Кокичем, так пока и неизвестно. А первоочередные задачи международного сообщества выглядят так:

Марко Кокич: В первую очередь надо помочь тем, кто получил ранения. Надо также эвакуировать тех, кому невозможно оказать помощь на месте. Мой коллега в Ниясе сказал мне, что на острове работают всего 4 местных врачей. Так что мы направляем группу врачей и медицинских сестер. Госпиталь в Ниясе немного пострадал, но по-прежнему функционирует.

Ирина Лагунина: Прошло всего три месяца с момента прошлого землетрясения и цунами. Есть ли опасность эпидемий сейчас? Насколько я понимаю, в прошлый раз удалось сдержать массовое распространение инфекционных заболеваний.

Марко Кокич: В тот раз распространение эпидемий удалось сдержать благодаря своевременной медицинской помощи. Сейчас угрозы инфекционных заболеваний в регионе нет.

Ирина Лагунина: Когда произошло это землетрясение, мы видели массовую панику. Не только в Индонезии, но и в Шри-Ланке люди бросились в горы даже до того, как правительства издали предупреждение о возможном цунами. Тогда, в декабре, без крова остались более полутора миллионов человек. Сейчас они вновь бросили даже те временные жилища, которые им удалось обрести за эти три месяца. И люди боялись возвращаться, даже когда самый серьезный толчок земли прошел. Понятно, что все в этом районе земного шара не просто напуганы, а переживают глубокую психологическую травму. Им оказывается какая-то психологическая помощь? Есть такие международные программы?

Марко Кокич: У нас есть программа психологической разгрузки и реабилитации. Но не забывайте о том, каких масштабов природная катастрофа поразила этот район. Люди потеряли близких, их жизнь разрушена. И конечно, нужна помощь. Причем она будет долговременной. То, что произошло, не сотрется из памяти за месяцы.

Ирина Лагунина: Марко Кокич, представитель Всемирной организации здравоохранения, организации в системе ООН. На месте в Индонезии работает британская гуманитарная организация Оксфам. По телефону представительница Оксфам Шаиста Азиз:

Шаиста Азиз: Мы получаем сообщения от нескольких групп наших сотрудников, которые сейчас оценивают ситуацию в провинции Ачех и на острове Нияс. Они прибыли на место рано утром по местному времени. Ситуация выглядит удручающе. На данный момент мы знаем, что около 20 тысяч человек в городе Гунунситоли остались без воды. Многие здания обрушились, нет электричества. В одной из мечетей устроен морг. И конечно, самое страшное сейчас - мы не можем доставлять продукты и воду и быстро оказывать людям помощь из-за того, что разрушена инфраструктура.

Ирина Лагунина: Провинция Ачех серьезно пострадала от цунами три месяца назад. Но самое страшное, что этот район отрезан от основной территории Индонезии из-за длительной гражданской войны. Свободное движение Ачех находилось в состоянии войны с властями Индонезии с 1976 года. Не далее как в 2003-м на подавление 5 тысяч повстанцев были брошены 40 тысяч военнослужащих регулярной армии. Официально операция была объявлена успешной. Но правозащитные организации отмечают, что многие из тех, кого индонезийские власти называют пленными боевиками, на самом деле обычные гражданские лица. А западные дипломаты выделяют тот факт, что в результате операции никто из руководства движения захвачен не был. Вернусь к разговору с Шаистой Азиз их британской благотворительной организации Оксфам. Насколько серьезно велись восстановительные работы в провинции Ачех после цунами? Были сообщения, что правительство блокирует доставку гуманитарных грузов.

Шаиста Азиз: Банда Ачех и окрестности города серьезнее всего пострадали от цунами. Около 300 тысяч человек остались без крова. И сейчас многие по-прежнему живут во временных палаточных городках. Но помощь провинции оказывалась. Мы даже начали развивать долгосрочные программы, которые сейчас пришлось свернуть, поскольку вынуждены вновь бросить все силы на борьбу с чрезвычайными обстоятельствами. Это печально, потому что нам удалось там наладить комплексные программы восстановления жизни отдельных сообществ - отдельных деревень и районов. Эта новая трагедия была для людей шоком. Можете себе представить каким, если учесть, что люди и так пережили огромную психологическую травму от цунами. Нервы практически на пределе. Но одно могу сказать точно, люди, которые нуждаются в помощи, непременно получат ее.

Ирина Лагунина: Организация Оксфам недавно выпустила доклад о влиянии цунами на положение женщин, в том числе в провинции Ачех. Сейчас многие живут в палаточных городках. И там положение женщин выглядит особенно тревожным. Женщины подвергаются оскорблениям и сексуальным домогательствам, их вынуждают заключать ранние браки, они становятся предметом сексуальной эксплуатации. Надо полагать, что сейчас положение женщин будет еще хуже.

Шаиста Азиз: Оксфам призывала этим докладом включить женщин в работу над программами реабилитации, включить их в процесс принятия решений особенно в тех областях, которые касаются реабилитации. Наши исследования показали, что женщин в цунами погибло в 2-4 раза больше, чем мужчин. Тому есть много причин. Например, одно объяснение состоит в том, что мужчины во время цунами находились вне домов, работали, а женщины сидели с детьми. Мы призывали, чтобы женщины участвовали в восстановлении жизни. И это тем более необходимо сейчас, потому что эта новая трагедия серьезно отразится на людях. Им потребуется вся помощь, которую только можно себе представить.

Ирина Лагунина: Вы работали с этими людьми с первых дней после цунами. Что показал тот опыт? Люди готовы были бороться за свою жизнь или из-за психологической травмы они впали в апатию?

Шаиста Азиз: Я встречала целые группы людей, целые сообщества, которые смогли выжить под этой огромной волной. Их поведение и отношение было удивительным. Уже через три дня после трагедии они начали восстанавливать свои дома. Ходили, собирали доски, бревна, все, что можно использовать для строительства, все, что море выкинуло на берег. Они строили дома ради того, чтобы продолжить нормальную человеческую жизнь в этих страшных условиях. Вот так эти люди в провинции Аче сопротивляются стихии. И я уверена, что это новое несчастье вновь сплотит провинцию, они, как и тогда, будут помогать друг другу пережить землетрясение. Причем они помогают на всех уровнях - от материального до психологического и морального.

Ирина Лагунина: Шаиста Азиз, представительница британской гуманитарной организации Оксфам. Предсказать точное время землетрясения невозможно, хоть на этот раз британские ученые и предупреждали о возможности нового подземного толчка за две недели до того, как он произошел. Единственное, что безукоризненно сработало на этот раз - предупреждение о возможном цунами. Три месяца назад такой системы оповещения не было.

Транспортные артерии Южного Кавказа в значительной степени формируют не только экономическую, но и политическую ситуацию в регионе. Азербайджан, Грузия и Турция реализуют несколько взаимовыгодных проектов, в том числе и в строительстве железной дороги. Эту тему исследовал мой коллега Олег Кусов.

Олег Кусов: После развала Советского Союза распалась и экономические связи между республиками. Южнокавказские государства и Россию к тому же разделили межэтнические конфликты. Абхазские, южноосетинские, карабахские, чеченские вооружённые события на долгое время закрывали перевальные автомобильные и железнодорожные маршруты, рушили экономические связи. Грузы не могли долгое время беспрепятственно доходить до Грузии и Азербайджана. Армения и сегодня живёт в условиях частичной транспортной изоляции.

Под давлением обстоятельств государства Южного Кавказа включились в новые транспортные проекты: ТРАСЕКУ, Баку-Тбилиси-Карс и некоторые другие, связанные с прокладкой автомобильных дорог и трубопроводов. Руководители Грузии и Азербайджана говорят об этих проектах, как стратегических. В чём заключается важность проекта "Запад-Восток" уже известно - с помощью этого пути Дальний Восток соединяется с Европой.

Цели железнодорожного проекта Баку-Тбилиси-Карс не столь масштабны, но тоже жизненно необходимы для региона. Пока проект находится на стадии обсуждения. Несмотря на то, что соглашение о строительстве дороги было подписано представителями Турции, Азербайджана и Грузии ещё в 1993 году. О том, как начиналась эта кампания, рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.

Елена Солнцева: На протяжении более десяти лет стороны не могли найти достаточных средств на финансирование проекта. Для решения финансовых проблем президент Азербайджана Ильхам Алиев предложил создать международный консорциум с участием заинтересованных государств. Грузинский лидер Михаил Саакашвили пытался лично убедить многих потенциальных инвесторов среди заинтересованных компаний. Согласно договоренностям, Турция прокладывает более ста километров железнодорожного полотна до грузинского города Ахалкалаки. Дальнейшие работы по прокладке еще сорока километров выполняет грузинская сторона, которая также модернизирует железную дорогу Ахалкалаки-Марабда, связанную с Тбилиси. Говорит представитель Министерства транспорта Бетюль Эрдим.

Бетюль Эрдим: По предварительным оценкам специалистов, общая стоимость работ оценивается в 350 миллионов долларов. Большую часть из которых, согласно договоренностям, должна финансировать Турция. Насколько мне известно, группа технических специалистов уже работает над окончательным вариантом проекта, который в апреле этого года будет утвержден представителями трех государств. По оценкам специалистов, новая железная дорога принесет значительные экономические выгоды для нашей страны. Железнодорожные перевозки значительно удешевят доставки грузов в Среднюю Азию, а также позволят отказаться от крайне невыгодного железнодорожного пути через Иран, которым вынуждена сегодня пользоваться Турция и который значительно - на 350 километров - длиннее.

Олег Кусов: Между Баку и Тбилиси уже существует железнодорожное полотно. Оно было построено ещё в 1883 году, в основном для транспортировки азербайджанской нефти. В наши дни поднят вопрос о необходимо строительства участка от Тбилиси до турецкого города Карс. Это наиболее сложная часть проекта, поскольку железнодорожное полотно и автотрасса должно пролечь по ущельям Джавахетско-Армянского нагорья. Участок Тбилиси - Карс не так давно стал предметом обсуждения на заседании рабочей группы в грузинской столице. Наш корреспондент Ялчин Таир-оглу побеседовал с одним из участников заседания главным инженером Государственного управления железной дороги Азербайджана Курбаном Незировым.

Ялчин Таир-оглу: В Тбилиси состоялось первое заседание рабочих групп Азербайджана, Грузии и Турции. По словам Курбана Незирова, на заседании обсуждались технические и организационные моменты, а также вопрос финансирования работ. Он сообщил, что турецкий участок новой линии составит 68 километров. На территории Грузии будет проложена 30-километровая железнодорожная линия, причем, согласно принятому на заседании решению, эта часть дороги будет строиться по европейским стандартам, то есть колея дороги будет уже советских железнодорожных магистралей.

Курбан Незиров: Турецкая сторона взяла на себя обязательства, был вопрос исследован. Эту часть взяла на себя турецкая сторона.

Ялчин Таир-оглу: Капиталовложения, необходимые непосредственно для строительства дороги, будут разделены между тремя странами. Говоря о значении проекта для Азербайджана, Курбан Незиров отметил, что это будет основной для выхода Азербайджана в Европу.

Курбан Незиров: Первое новое прямое сообщение между Турцией и Азербайджаном, и по грузовому, и по пассажирскому сообщениям мы имеем возможность открыть новые линии.

Ялчин Таир-оглу: Кроме того, данный проект имеет огромное значение для развития стратегического транспортного коридора Европа-Кавказ-Азия в рамках проекта ТРАСЕКА.

Олег Кусов: Большое значение железная дорога Баку - Карс имеет и для Турции. Карс находится в северо-восточной части страны. Этот город может стать северо-восточными воротами в направлении Южного Кавказа и Центральной Азии. Рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.

Елена Солнцева: Проект железной дороги Карс-Тифлис-Баку пережил за свою 13-летнюю историю трех премьер-министров и шестерых министров транспорта. Однако, несмотря на длительный срок, Турция неоднократно заявляла о своей заинтересованности в реализации этого проекта. Не так давно премьер-министр назвал проект стратегическим, наравне со строительством нефтепровода Баку-Джейхан и прокладкой туннеля под Босфорским проливом. Говорит профессор университета Мармара Ильхам Кыр.

Ильхам Кыр: Необходимость создания этой железнодорожной магистрали объясняется рядом геополитических условий. После окончания холодной войны изменилась вся турецкая геополитика. Ориентированные на Кавказ, Россию и Среднюю Азию новые интересы потребовали изменения существующих транспортных магистралей и осуществления новых проектов. Например, строительство новой автодороги Стамбул-Батуми в ближайшем будущем даст Турции еще один выход в закавказский регион и значительно - на 8 часов - сократит путь из Аджарии в Турцию. А строительство железнодорожного полотна Карс-Баку-Тифлис разрешит еще одну проблему выхода в Среднюю Азию, которая обладает значительными запасами энергоресурсов и является выгодным рынком сбыта для турецких товаров, особенно для турецкой сельскохозяйственной продукции из Анатоли, на которую не распространяются таможенные соглашения с Европейским союзом.

Олег Кусов: Эта магистраль обходит территорию Армении, что даёт основания армянским экспертам говорить о политическом характере проекта. Говорит политолог Андраник Мигранян.

Андраник Мигранян: Существует железная дорога, еще в свое время построенная, Карс-Александрополь, бывший Гюмри, Ленинакан, сейчас опять Гюмри, которая существовала в течение длительного времени. Но в связи с тем, что сегодня со стороны Азербайджана и Турции есть блокада Армении, то, конечно, открытие этой железной дороги и строительство автомобильной дороги, которая наиболее короткая и эффективная, собственно говоря, исторически имела оправдание, так как в свое время была естественным образом создана, создается обходная дорога для того, чтобы сохранить Армению в изоляции и при этом связать Турцию с Грузией по прямой дороге. Правда, это все пройдет мимо армянских районов Грузии, Ахалкалаки, как железная дорога, так и автомобильная дорога. Поэтому, мне кажется, все-таки этот может быть и не реализован, но этот проект для оказания давления на Армению.

Олег Кусов: В обстановке частичной блокады Армения живёт вот уже более 12 лет. По железной дороге, например, из Еревана можно попасть только в Тбилиси, между тем как восточные и южные направления для армянских составов закрыты. Продолжает Андраник Мигранян.

Андраник Мигранян: Но все равно пока что объемы достаточны для того, чтобы использовать существующие коммуникации, и армянская экономика могла существовать.

Олег Кусов: В последние годы политические круги Турции и Армении всё чаще затрагивают тему возможного открытия границы между двумя странами.

Продолжает турецкий профессор Ильхам Кыр.

Ильхам Кыр: Насколько мне известно, наши правительства предпринимают шаги по сближению двух стран. Не так давно Турцию посетила делегация армянских бизнесменов, а министр иностранных дел высказал намерение открыть воздушное пространство между двумя странами. Однако вряд ли в ближайшем будущем может идти речь о совместных стратегических проектах. Это станет возможным только после открытия границ между двумя странами.

Елена Солнцева: Самые заинтересованные в окончании проекта жители малоразвитого в экономическом отношении Карса связывают с новой железной дорогой возрождение былого величия своего города, получавшего в конце 19 века основной доход от эксплуатации существовавшего в то время железнодорожного полотна Тифлис-Карс.

Олег Кусов: Армения заинтересована в открытии альтернативных железных дорог. Её основным партнёром остаётся Россия. Однако две высокогорные автотрассы на осетинском участке государственной границы и паром Кавказ (Краснодарский край) - Батуми не могут в полной мере обеспечить нужды этой южнокавказской страны. Более того, армяно-российские транспортные связи имеют и негативный опыт. После трагедии в Беслане, российские власти на продолжительный срок закрыли пункт пограничный пункт пропуска "Верхний Ларс" на Военно-Грузинской дороге. Армянские автомобили были направлены по Транскавказской автомагистрали, через территорию Южной Осетии. Но здесь уже грузы не пропускали грузинские пограничники, объявившие войну контрабандным товарам из Южной Осетии. Армения в очередной раз стала жертвой российских политических игр на интересах народов Кавказа. Отсюда, как отмечают наблюдатели, и стремление Еревана присоединиться к новым транспортным проектам, которые уже в полной мере не один год реализуются на территориях Грузии и Азербайджана.

Ирина Лагунина: За последние три года в России возродился жанр научно-популярной журналистики. Появился целый ряд новых изданий. Среди них, например, журналы "Экспедиция", "GEO-Focus", "National Geographic", "В мире науки", "Что нового в науке и технике". Обсудить мартовские номера этих журналов мы пригласили Георгия Башилова, научного сотрудника Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн. С ним беседуют Александр Костинский и Александр Сергеев.

Александр Сергеев: Надо сказать, что такой жанр, как научная популяризация, долгое время у нас пребывал в загоне, лет десять. И вот неожиданно в 2002 году пошло возрождение научно-популярного жанра, то есть появилось более десяти научно-популярных журналов, причем я не включаю сюда компьютерные журналы, которые составляют совершенно отдельный сегмент рынка, то есть те журналы, которые так или иначе затрагивают вопросы науки. Если в Москве это доступно на раскладах, то во многих регионах журналы доступны только по подписке. А для того, чтобы подписаться, нужно знать, что можно там прочитать.

Георгий Башилов: Я, видимо, буду выступать в роли того самого человека из региона.

Александр Сергеев: Георгий Башилов, который, с одной стороны, будет играть роль эксперта в некоторых темах, а в каких-то вопросах как читатель научно-популярных журналов. Журнал "Экспедиция" в марте вышел с темой номера об Антарктиде.

Георгий Башилов: Мне удалось бывать в 87-88 году в составе очередной советской антарктической экспедиции.

Александр Сергеев: Если так посмотреть, какое впечатление, что представлено в журнале - это как-то соотносится с личными впечатлениями?

Георгий Башилов: Отчасти. Вспоминаешь айсберги, вспоминаешь незабываемый голубой лед, который встречается на картинках. То есть это действительно лед, которого больше нигде не увидите. Голубые льдины, которые плавают в океане. Айсберги производят мистическое, инфернальное впечатление. Человек чувствует себя песчинкой, и почему-то в горах он этого ощущения не получает. Я бывал в горах, бывал в Антарктиде, могу сравнивать. Очень понравилась статья про пингвинов. В статье я неожиданно для себя обнаружил некий анатомико-биологический срез. То есть описана биология этих животных, описано, какие у них грудные мышцы, описаны привычки. Я видел пингвинов, и мне почему-то запомнилось совершенно другое об их привычках. Я был на острове Кинг-Джордж, который с одной стороны имеет выход на Атлантический океан, с другой стороны на Тихий. Расстояние 20 минут ходьбы. То есть мы время от времени ходили смотреть на Тихий океан. Однажды мы компанией из трех человек наблюдали, как компания пингвинов решила сделать ровно то же самое. То есть 20 пингвинов выстроились в шеренгу и шли друг за другом. Один из них в силу каких-то причин отставал, либо устал, либо плохо себя чувствовал. И вот мы наблюдали, как шеренга пингвинов останавливалась, ждали последнего, потом некоторое время отдыхали, чтобы дать ему тоже отдохнуть, и продолжали свое движение к Тихому океану. В этой статье пингвины представлены как наиболее низко организованные птицы. У меня какая-то загадка появилась, когда я это увидел.

О журнале "Фокус" я могу сказать, что, на мой взгляд что журнал для праздного, я бы сказал, чтения. Очень много маленьких заметок, которые, с одной стороны, ни о чем, но дают необычный срез.

Александр Сергеев: Что конкретно запомнилось?

Георгий Башилов: Например, автоматическая поилка для животных со встроенным моторчиком, со встроенным фильтром и бьющим постоянно фонтанчиком. В фонтанчике охлаждается вода, видимо, увлажняется комната при этом, а животные, как утверждается, всегда пьют свежую холодную воду. То есть такой неожиданный взгляд на вещи.

Александр Сергеев: По сути дела небольшая бизнес-идея.

Александр Костинский: Раз мы говорим о журнале "GEO-Focus", я его внимательно читал, я вначале ожидал, что это будет не такой любопытный, не такой интересный. Да, безусловно, тут нет таких глубоких статей, и мне немножко не хватало того, что тема номера, которая была посвящена харизме, неглубоко проработана. Тема выбрана хорошая, очень интересная.

Георгий Башилов: Но, тем не менее, если следовать советам данной статьи, что-то в себе улучшим.

Александр Костинский: Мне понравился зонтик, который можно без рук носить. Очень много маленький идей. Но одна статья мне очень понравилась, как англичане Москву нашли. Действительно, мало кто знает, что сам Ричард Ченслер, тот англичанин, который приплыл в начале в Архангельск, а потом доехал в Москву к Ивану Грозному, что это история повторения Колумба фактически, они пытались найти северный путь в Китай. То есть англичане поплыли не в Россию, а на север. И доплыли до Архангельска, часть там погибла. То есть история очень похожая. А этого человека довезли до Ивана Грозного, и он стал фактически английским послом в России. Очень любопытная статья, хорошо написанная.

Георгий Башилов: Говорит о том, что расположенные рядом страны, друг друга, тем не менее, совершенно не знали.

Александр Сергеев: Если говорить о статьях, посвященных истории исследований, то мне хотелось бы отметить журнал "В мире науки", который опубликовал статью под называнием "Дело о потерянной планете". Речь идет о широкоизвестной истории открытия Нептуна по возмущениям планеты Уран. Все время говорят о том, что предвычислил положение Нептуна англичанин Адамс и потом упоминают Ливерье. Оказывается, вопрос о том, предвычислил ли Адамс действительно положение Нептуна, до последнего времени был очень сомнительным вопросом. Дело в том, что он ничего на эту тему не опубликовал, его вычисления были лишь представлены на нескольких листочках бумаги. И только потом, когда Ливерье опубликовал свои прогнозы и когда нашли Нептун, то спустя некоторое время вспомнилось, что были такие вещи. И оказалось в конце 20 века, что бумаги, по которым можно было разобраться, были припрятаны бывшим помощником королевского астронома 20 века у себя в личных бумагах и библиотекари Гринвичевской обсерватории отвечали, что документы недоступны. Они были недоступны больше 30 лет, только сейчас это все всплыло.

Александр Костинский: Я бы хотел вернуться к "National Geographic". Конечно, фантастического качества иллюстративный материал, но есть несколько очень глубоких статей. Например, статья, которая посвящена мозгу.

Александр Сергеев: Здесь хотелось бы отметить, что само по себе интересно, что журнал называется "National Geographic", но вообще-то это общего порядка научно-популярный журнал.

Александр Костинский: Причем географические темы, этот научный дух в "National Geographic" чувствуется, например, тема у нас была Антарктида, а здесь об Аляске. Тут очень глубоко и тонко со всех сторон рассмотрена проблема сивучей и проблема выживания этой огромной аляскинской фауны, где котики, сивучи, огромное количество рыбы добывается. Но очень интересно там, как ученый говорит, что от его результатов зависит, где будут ловить рыбу. В зависимости от изучения вопроса, чем питаются сивучи, от того, что скажет ученый, зависит, на каком расстоянии разрешается ловить рыбакам. Ученый говорит: как мне смотреть в глаза этому рыбаку, который, извините, кредит отдает за свой корабль небольшой, на котором ловит рыбу. Я не могу твердо сказать по поводу сивучей. И это глубокое тонкое положение ученого, когда он как эксперт должен выносить решение, а он не может. И тут что важно, что ученые, которые общаются с журналистами, они честно говорят - мы не знаем. На мой взгляд, это один из высших моментов для ученого не тогда, когда он говорит "я знаю", а когда, обладая огромным материалом, решается сказать "я не знаю" и не вмешивается.

Георгий Башилов: Может быть это журнал не о географии, а о личности в географии, журнал о человеке тоже.

Александр Костинский: Конечно, это очень правильно. Человек в географическом масштабе.

Александр Сергеев: Кстати, географический масштаб затронут и в теме номера журнала "Что нового". Номер об изменении климате, в том числе о палеоклимате.

Александр Костинский: Это говорят о Киотском протоколе - тоже ужасно политизированная область. Потепление грядет, выбросы газов и так далее. Вот тут тот самый случай, как и с этими сивучами на Аляске. Сейчас ученые не могут сказать точно: да, я знаю, потепление идет из-за того, что там выбрасывается СО2. Эта ситуация показывается на примере палеоклимата. На мой взгляд, очень хорошо, симпатично написана статья Елены Наймарк. Показано, как по результатам геологических исследований, по результатам бурения скважин в Антарктиде и в Гренландии исследовался воздух, который был тогда.

Александр Сергеев: Там в мелких пузырьках остатки древнего воздуха.

Александр Костинский: Вообще журнал "Что нового" с техническим уклоном. Есть географические статьи, есть общенаучные и масса технических про автомобили, про электронные штуки. Что любопытно, что каждый из этих журналов имеет свой профиль, свою упаковку. На мой взгляд, они упаковывают научную тематику в какую-то другую.

Георгий Башилов: Я с удивлением для себя узнал из журнала "Экспедиция", что, оказывается, в Китае есть пещеры и их исследуют русские спелеологи. Пещеры громадные. Вход в одну из пещер размером в футбольное поле. Кроме того, в журнале опубликованы очень любопытные дневники, как люди лазили по пещерам, то есть репортаж с места событий. Читать необыкновенно интересно. Но некий прокол, может быть, редакции журнала: человек, который не лазил в пещеры, он некоторые моменты может совершенно не понять. Например, как бы вы объяснили такую фразу: сейчас на 250 глубиной оттоплено около тысячи ходов, не считая боковых ветвей. Есть какие-то предположения?

Александр Сергеев: Я сразу предположил, что оно было затоплено, теперь они откачали воду.

Георгий Башилов: На самом деле разгадка лежит рядом. Две фотографии, люди которые делают топографическую съемку. Если человек не был в пещере, этой съемкой не занимался, то он не поймет, что на самом деле происходило.

Александр Сергеев: Кстати, определенные критические замечания есть по многим журналам, и касаются они часто редактуры. Есть одни замечания к статьям наших авторов и другие замечания к переводным статьям. Наши статьи очень написано с холодом по отношению к читателям. То есть мы излагаем некие факты, некие знания, а вы читайте. В журнале "В мире науки" публикуется статья про некую измерительную систему в области микробиологии. Но буквально первые слова: "Биоаналитическая система состоит из портативного дихрометра или одного или нескольких биодатчиков на основе частиц жидкокристаллической дисперсии бионуклеиновых кислот".

Александр Костинский: И все, без объяснений.

Александр Сергеев: Хорошо, что есть другие статьи, сразу за этим идет огромная замечательная рубрика "Гордость науки", пять разворотам посвящено самым последним, самым современным достижениям науки и технологии, которые были отмечены журналом "Scientific America" в прошлом году. Чрезвычайно интересно. Маленькие, коротенькие заметки, но просматриваешь их и видишь передний край науки. И есть другие неточности, связанные с переводом. Особенно это характерно в случае коротких сообщений, которые, видимо, менее тщательный контроль проходят, чем большие статьи. Там возникают некоторые неточности и ошибки в интерпретации, в переводах, иногда не очень правильные термины применяются.

Георгий Башилов: Я не сомневаюсь, что каждая статья в любом из этих журналов найдет своего читателя. На мой взгляд, очень важно, что эти журналы дают человеку, который крутится как белка в колесе, другой взгляд на мир, заставляют его из этого колеса вырваться. Самое главное, может быть, они вселяют в человека оптимизм. Об этом говорится в интервью с Виктором Боярским в журнале "Экспедиция". Это директор Института Арктики и Антарктики. Интервью завершается буквально следующим: "Что бы вы пожелали читателям нашего журнала?". "Оптимизма".

Александр Сергеев: Это действительно интересное чтение. Я урываю время от каких-то других дел, чтобы их почитать. Я пошел, накупил целую пачку и просто с огромным удовольствием трачу на них время.

Александр Костинский: Я тоже могу присоединиться. Я бы, конечно, так много не читал, если бы не готовился к передаче, но я не жалею, что я эти журналы прочитал полностью. И надо сказать, я рад, что просто возродилась отрасль. Вот эта замечательная ниша научной популяризации возродилась и, будем надеться, будет развиваться.

Ирина Лагунина: Детям, оставшимся без попечения родителей в России, помогают, в основном, зарубежные благотворители. Что мешает российскому бизнесу повернуться лицом к проблемам брошенных детей? Этому посвящен сегодняшний разговор о детях. У микрофона Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Только в Петербурге в детских домах и интернатах проживают около семи тысяч детей, это не считая домов ребенка. Каждый год в городе появляется около тысячи детей, от которых отказываются родители. Если зайти в любой детский приют и поговорить с его маленькими обитателями, картина будет примерно одинаковая: неблагополучные семьи, пьющие родители, бродяжничество, детское горе. У 11-летней Ани и ее брата есть и мама, и бабушка, и все же она попала в приют.

Аня: Я попала из-за мамы, она пила. Потом меня забрали в больницу, из больницы меня привезли сюда.

Татьяна Вольтская: А почему с бабушкой ты рассталась?

Аня: Не знаю.

Татьяна Вольтская: А братику сколько?

Аня: Восемь исполнилось.

Татьяна Вольтская: 12-летний Женя так долго бродил по улицам, что его тяготит домашняя приютская школа.

Женя: Не ходил в школу.

Татьяна Вольтская: Почему так получилось, ты по улицам шатался?

Женя: Да.

Татьяна Вольтская: А здесь ты учишься?

Женя: Да.

Татьяна Вольтская: Нравится учиться или нет?

Женя: Так, нормально. В школу хочу нормальную поскорее.

Татьяна Вольтская: А какая разница между домашней и обычной школой?

Женя: В обычную по улицам ходишь, а в домашней - нет.

Татьяна Вольтская: Ситуацию комментирует главный специалист отдела социальной работы муниципального образования "Гражданка" Наталия Петрова.

Наталия Петрова: Выявляя этих детей, к сожалению, иногда мы идем по следам и довольно поздно. Мы получаем запаздывающую информацию о том, что ребенок остался без попечения. Речь идет о том, что те структуры, которые обязаны в соответствии с законом информировать органы опеки и попечительства о детях, оставшихся без попечения, этого не делают. Это не делает система образования, то есть образовательные учреждения. Этого не делают учреждения здравоохранения, которые сталкиваются с этим каждый день. Я не могу сказать про поликлиники моего округа, они как раз нам сигнализируют постоянно о том, что такой-то ребенок неблагополучен. И мы совместно с поликлиниками выходим в адреса, выявляем этих детей и ведем работу по их устройству. Большое количество детей мы направляли в социально-реабилитационный центр, где они были либо в самом доме, либо устраивались в семейно-воспитательные группы. У нас есть опыт и в округе "Гражданка", и в Академическом, и в Финляндском. Когда дети, которые прошли такой реабилитационный курс и продолжали воспитываться в семье, в семейно-воспитательных группах, потом у этого воспитателя перешли под опеку.

Татьяна Вольтская: Для того, чтобы отдать ребенка не в детский дом, а под опеку или на усыновление, нужна помощь многих людей, в том числе финансовая. Говорит президент общественного благотворительного Фонда "Родительский мост" Марина Левина.

Марина Левина: У нас есть долгосрочный проект со строительным холдингом "Лучшие строители России" - это поддержка усыновителей и приемных родителей-опекунов, которые берут детей первых четырех лет жизни и которые нуждаются в реабилитации, в дополнительном лечении. Это ежемесячная дотация и такой однократный бонус на приобретение оборудования, питания, одежды. На сегодняшний день в этом проекте 20 детей. За прошедший год эта компания увеличила бюджет этого проекта в два раза. На следующий год тоже планируем сотрудничать. Часть средств, которые дает эта компания, идет на обеспечение заработной платы специалистов по социальной работе, которые сопровождают этих детей и этих родителей. Для нас очень важно, чтобы компании вкладывали в развитие услуг. Такую же роль для нас играет компания "Филипп Морис", которая финансирует в этом году школу принимающих родителей.

Но все наши усилия с бизнесом будут бессмысленны, если мы не будем каким-то образом взаимодействовать с государственными службами и организациями. С первого апреля мы начинаем большой мониторинг по выявлению семей в кризисе, где воспитываются дети первых лет жизни с Фрунзенским районом. И совместно мы открываем приют для женщин, которые старше 18 лет, но имеют детей первого года жизни и которых на сегодняшний день нам сложно куда-нибудь устроить, если они остаются без крыши над головой. Наши западные коллеги говорят: можно убедить наше государство в его решениях при помощи цифр. Я села и сосчитала, сколько в среднем стоит без накладных расходов ребенок в год в детском учреждении. В среднем в месяц 20 тысяч, умножить на 12 - 240 тысяч. С накладными дороже, пускай без накладных. Сколько стоит работа по обучению и привлечению родителей? С учетом 120-часового тренинга, персонального сопровождения, с учетом работы психотерапевта - это будет работа с нашими родителями от первого прихода до момента размещения ребенка и в течение года после его размещения - порядка 30 тысяч. А сколько же будет стоить мониторинг и сопровождение с элементами реабилитации, если мы взяли новорожденного ребенка, год его посопровождали, еще 17 лет? Годичное содержание ребенка полностью окупает всю нашу работу, его сопровождение до совершеннолетия, и еще останется бонус порядка 45-50 тысяч, который можно дать в качестве подъемных родителям.

Татьяна Вольтская: И все же, кто будет давать эти подъемные? Марина Левина среди благотворителей назвала одну российскую фирму и одну зарубежную. А на весьма представительный "круглый стол", посвященный это проблеме, пришли представители всего двух фирм. Фонд Святого Дмитрия Салонского основан два года назад несколькими компаниями, пожелавшими остаться неизвестными. Он помогает даже тем детям, которые еще не родились. Говорит исполнительный директор фонда Святого Дмитрия Салонского Дмитрий Василевский.

Дмитрий Василевский: В России совершается от четырех и больше миллионов и больше абортов ежегодно, население страны падает. Поэтому руководство нашего фонда сочло необходимым вести особую программу по поддержке родителей, которые решат отказаться делать аборт. Сначала был проведен опытный эксперимент на базе центра СПИДа. Мы отговаривали женщин, которые были ВИЧ-инфицированны. Как известно, есть только один шанс из 20, что ребенок будет болен СПИДом. Это неважно, важно сохранить жизнь маленькому ребенку. Женщине предлагалась материальная помощь, не очень большая. Но, удивительно, что даже это положительно влияло на принятие решения. Я надеюсь, что в других учреждениях будет принят такой опыт. Также мы помогали детским домам и увидели, что, конечно, они нуждаются в помощи, необходимо поддерживать, потому что государственных денег недостаточно для воспитания детей. Например, мы ввели специальные кружки для детей, чтобы дать профессиональное образование к тому моменту, когда они выйдут из детского дома. Недавно мы познакомились с опытом Дома милосердия о принятии детей в семьи. Мы хотим выступить с таким предложением: мы можем финансировать съем, возможно, и покупку жилья для семьи и предоставлять какое-то денежное пособие семье, которые решатся взять ребенка. Этим мы надеемся разделить радость, которую получат эти семьи.

Татьяна Вольтская: Фирмы, подобные тем, что основали фонд Святого Дмитрия Салонского, к сожалению, можно считать исключением. Почему деятельность, о которой рассказал Дмитрий Василевский, столь не характерна для российского общественного пейзажа? Этот вопрос я задала председателю отдела по благотворительности петербургской епархии, настоятелю храма Святой Анастасии Узорешительницы протоирею Александру Степанову.

Александр Степанов: Я думаю, что те люди, которые на сегодняшний день преуспели в каком-то своем деле коммерческом, они, во-первых, вероятно ошибочно считают, что их личное благополучие - это и есть тот итог, который позволит им и их детям жить успешно и хорошо. Это не так в том отношении, что невозможно быть счастливым в обществе, которое несчастливое. Этого сознания, гражданственного сознания очевидно очень сильно не хватает. С другой стороны, я смотрю на этих людей. Для того, чтобы добиться определенного своего личного успеха, они тоже работали очень много. Видимо, им кажется, что это настолько неподъемный пласт - поднять всю эту целину.

Татьяна Вольтская: А не работает ли советский стереотип, что это должно делать государство, что это кто-то должен делать.

Александр Степанов: Я плачу налоги, например, потому на эти налоги пускай они устоять нормальную жизнь мне и моим детям, я не желаю этих проблем знать. Это сознание абсолютно дикое, оно никогда не существовало ни в дореволюционной России или в нормальной цивилизованной стране, где человек ощущает себя гражданином. В какой-то степени ответственен абсолютно за все. Ни в западных странах, где складывается гражданское общество, где каждый человек включается в деятельность самых различных сторон жизни общества. А здесь какая-то помесь дикого капитализма с развитым социализмом.

Татьяна Вольтская: Советские наследие, равнодушие, основанное на десятилетиями воспитанном убеждении, что за все вокруг отвечает государство, а отдельно взятый гражданин ничего не может и, главное, ничего не должен сделать для ближнего, присутствует не только в России. Но в некоторых других странах бывшего соцлагеря процесс включения бизнеса в помощь нуждающимся детям проходит гораздо энергичнее. Рассказывает наш корреспондент из Варшавы Алексей Дзиковичкий.

Алексей Дзиковицкий: Компании, которые занимаются благотворительной деятельностью, например, сбором средств для бедных и больных детей или помощью в организации бесплатных школьных обедов для сирот-детей из неполных семей, стараются это сделать так, чтобы потенциальный спонсор мог внести свой вклад как можно проще, без заполнения формуляров для банковских или почтовых переводов. Поэтому наиболее заметными являются благотворительные акции коммерческих телеканалов и операторов мобильных связей. При крупнейшем польском частном телеканале "Польсат" работает благотворительный фонд. Однако фонд не работает исключительно за средства телеканала. Одна из наиболее известных долгосрочных акций фонда "Подари детям солнце". Телеканал договорился с рядом крупнейших производителей стиральных порошков, подгузников и других товаров, что на каждом изделии будет наклейка в виде солнышка. Часть дохода от продажи такого товара перечисляется на счет фонда телеканала "Польсат", который затем направляет деньги на помощь детям. "Польсат" проводит и другие благотворительные акции, в которых нередко принимает участие его владелец, один из самых богатых поляков. Например, в одной из благотворительных телепрограмм канала известная певица Марыля Родович и спикер Сейма Юзеф Алексы спели вместе колядку. Доход от продажи диска с песнями этого и других необычных дуэтов "Польсат" направляет на помощь детям.

Еще более простой способ помощи недоедающим детям использует один из крупнейших польских операторов мобильной связи "Плюс JSM". Чтобы принять участие в благотворительной акции широко разрекламированной компании, достаточно выслать СМС и к счету владельца телефона будет добавлена стоимость детского обеда. Огромный вклад в помощь бедным детям вносят польские благотворительные организации, например, польская гуманитарная акция "Дар сердца", а также благотворительные организации польской католической церкви.

XS
SM
MD
LG