Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в выпуске: В Монако на 82-м году жизни скончался принц Ренье Третий; Заложник и захватчик - судьба и мужество женщины, ставшей национальной героиней; Британский благотворительный фонд КАФ в России; "Взятие Серного острова". К 60-летию битвы на Иво Джима


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[06-04-05]

Сегодня в выпуске: В Монако на 82-м году жизни скончался принц Ренье Третий; Заложник и захватчик - судьба и мужество женщины, ставшей национальной героиней; Британский благотворительный фонд КАФ в России; "Взятие Серного острова". К 60-летию битвы на Иво Джима

ВедущаяИрина Лагунина

Ирина Лагунина: В Монако на 82-м году жизни скончался принц Ренье Луи Анри Максанс Бертран де Гримальди, потомок генуэзского рода, выходец из которого - Франсуа Гримальди "злобный" завоевал Монако в 1297 году. Принц Ренье правил своей страной дольше, чем любой другой монарх в Европе. Об этом человеке - мой коллега Игорь Померанцев.

Игорь Померанцев: Почему о смерти принца Ренье, который правил княжеством величиной с лондонский Гайд-парк, пишет вся мировая пресса, а некрологи его памяти по многословности не уступают некрологам Нобелевского лауреата писателя Сола Беллоу? Своим княжеством принц правил более полувека. За это время он превратил его из популярного в Европе казино в современное государство с развивающейся промышленностью, финанс21овыми институтами, коммерцией, туризмом. Ему даже удалось без единого выстрела увеличить территорию Монако на 20%: он отвоевал её у моря. Когда-то Сомерсет Моэм назвал княжество "солнечным местом для людей, которые предпочитают быть в тени". Принц, проводивший крайне либеральную налоговую политику, привлёк в страну десятки миллиардеров и миллионеров. Среди них были и те, кто не сторонился публичной жизни, и те, кто оставался в тени. Княжество привечало всех, чьи деньги так или иначе работали на него. Миллиардеры ценили не только налоговые свободы, но и полицейских и камеры слежения на каждой улице. Своё кредо принц Ренье сформулировал так: "Принц должен быть способен действовать как менеджер компании, если к этому его принуждают обстоятельства, но при этом роль менеджера не должна умалять титул принца".

Но всё же всемирную славу принцу Ренье принесли не финансово-коммерческие успехи его княжества и подданных, но любовь и женитьба на американской кинозвезде Грейс Келли. Они познакомились на итальянской Ривьере в середине пятидесятых, когда Грейс Келли снималась в последнем фильме Альфреда Хичкока "Поймать вора". Ради принца актриса отказала другому именитому жениху - шаху Ирана - и пренебрегла артистической карьерой. В 1956 году Грейс Келли стала принцессой Грейс, и до своей гибели в 1982 году в автокатастрофе привлекала внимание мировой прессы и особенно фотографов. Дети принца и принцессы тоже стали знамениты, скандально знамениты. Принцесса Каролина в молодости снялась полуобнажённой на средиземноморском пляже и впоследствии трижды выходила замуж. Принц Альберт, наследник престола, напротив так и не женился. Сейчас ему 47 лет. Принцесса Стефани прославилась необузданностью: в результате её романа с телохранителем она родила двоих детей. Мужем и женой они стали в 1995 году, но разошлись, когда мужа застукали с стриптизёршей. Затем принцесса Стефани родила третьего ребёнка, но отказалась назвать имя отца. Вместе с детьми она разъезжала с цирковой труппой и вышла замуж за циркового акробата.

Принца Альберта часто называют "наследником помимо воли". Больше всего на свете он любит спорт. Из-за того, что у него нет детей, в Монако в 2002 году изменили конституцию, иначе в княжестве могла прерваться 7-вековая традиция правления династии Гримальди. В соответствии с новой 10-й статьёй второй в очереди на трон стала принцесса Каролина, а её наследником будет старший сын, которому сейчас 20 лет.

Ирина Лагунина: Спасибо Игорь. Игорь Померанцев сказал, что княжество Монако величиной с лондонский Гайд-парк. А американцы замечают, что оно - меньше Центрального парка в Нью-Йорке. Если ехать на машине по шоссе на горе над городом, то поворот на это государство очень легко проскочить. На июль прошлого года в княжестве проживали 32 тысячи человек. А рабочих мест хватало еще на 30 тысяч. Валовой внутренний продукт 879 миллионов долларов, из которых только 5 процентов поступает от знаменитого казино в Монте-Карло. У страны нет сельского хозяйства, но она лидирует в производстве косметики. Экспорт превышает импорт в Монако. Только в этой стране можно увидеть, что улицу замка преграждает застрявший днищем на лежачем полицейском "Феррари". И ни души. Мы беседуем с редактором французского журнала "Пари-Матч" Оливье Руаяном, который посвятил в своей жизни немало статьей Монако. Принц Ренье носил прозвище "строитель", да?

Оливье Руаян: На самом деле, ему нравилось, что его называли "принц-строитель". Он действительно за 55 лет правления создал страну из руин, дал ей дополнительную территорию за счет моря и превратил ее в Гонконг на Средиземном море. И если вы поговорите с людьми, которые бывали в Монако, то вам скажут: единственный шум, который можно там услышать и который остается в памяти, это шум строек.

Ирина Лагунина: Когда говорят о Монако, первое, что приходит в голову - казино. Но это - не главная статья дохода.

Оливье Руаян: Когда принц Ренье пришел к власти в 1950 году, там не было ничего. Не было денег, территория находилась на грани банкротства. Ренье понял, что необходимо привести в Монако американцев. Шарлю де Голлю не понравилась эта идея, но принц Ренье привел в Монако американские компании и банки. А благодаря женитьбе ему удалось поставить Монако в цент общественного внимания. Так страна стала объектом туризма и общественного интереса, а объектом экономического интереса она стала благодаря банковской индустрии.

Ирина Лагунина: Оливье Руаян, редактор французского журнала "Пари-Матч". В 50-х годах деньги в Монако вложил даже судовладелец Аристотель Онассис, позднее - супруг Жаклин Кеннеди. Но затем Онассис и принц Ренье рассорились. Частично из-за того, что принц запретил в стране столь любимую Онассисом охоту на голубей. Отменить пришлось, потому что так требовала принцесса Грейс. О супруге принца, погибшей в 1982 году в автомобильной катастрофе, актрисе Грейс Келли мы разговариваем с кинорежиссером Славой Цукерманом.

Слава Цукерман: Грейс Келли относится к таким удивительным личностям, вся жизнь которых несет печать символов. Родилась она в Филадельфии в одной из самых богатых филадельфийских семей. То есть с самого начала она символизировала будущую супер-символичную американскую невесту для европейского принца. Правда, тайна семьи заключалась в том, что в действительности они не были никакой филадельфийской аристократией, они были второе поколение эмигрантов. Но к моменту, когда родилась Грейс, они были миллионерами. Брат ее отца был знаменитым драматургом на Бродвее, и Грейс с младенчества хотела быть актрисой. И все у нее так и получалось. Окончив школу, она поехала в Нью-Йорк, через несколько лет она уже играла на Бродвее, когда исполнилось 20. А когда исполнилось 22, она уже приехала в Голливуд и стала голливудской звездой. Дальше опять вся ее биография полна символов. Она всегда была одной из самых красивых звезд Америки и играла холодно-аристократические роли холодных красавиц. В последние годы ее кинокарьеры, 56 год, она сыграла в фильме "Лебедь" о женщине, которая выходит замуж за принца, становится принцессой. В фильме "Высшее общество" она сыграла как бы символичную богачку-аристократку Филадельфии. И наконец самый символический ее фильм - это фильм Хичкока "Поймать вора", где она впервые приехала на Ривьеру для съемок этого фильма, и основные эпизоды этого фильма, самые опасные, происходят на горной дороге над морем в том самом месте, где ей суждено было позже погибнуть. И в том самом месте, где она по сценарию рассуждает о тех местах, о том принце, за которого она выйдет замуж всего через год после этих съемок. И женитьба их произошла тоже символическим образом. Ей никогда не хотелось ехать в Европу, но студия просто заставила поехать на Каннский фестиваль, потому что там был представлен ее фильм. А на Каннском фестивале она познакомилась с принцем Монако, и судьба их была решена. Интересно, что и свадьба задумывалась больше как символическое действо, важное для страны и важное для нее, а не как знак какой-то любовной истории.

Ирина Лагунина: Слава, а что касается супруга?

Слава Цукерман: Что касается принца, ему было совершенно необходимо жениться. Жениться ему было необходимо по той простой причине, что у него не было детей и по законам страны, если бы у него не было наследника, то страна должна была стать частью Франции, перестала бы существовать. Кроме того, страна была невероятно бедна и женитьба на кинозвезде американской привлекла огромное количество туристов. И этого даже было принцу мало, он хотел приданого. И он получил от родителей Грейс Келли два миллиона долларов приданого.

Ирина Лагунина: То есть ее замужество складывалось довольно сложно?

Слава Цукерман: Многие считали, что она не была счастлива и проиграла. Прежде всего ей категорически запрещали сниматься. Более того, показы ее старых фильмов в Монако были запрещены. Потому что считалось, что не может принцесса в то же время быть звездой, появляться на экране, что это оскорбит достоинство страны. Таким образом ее карьера была полностью прекращена, хотя журналы и газеты, продолжали считать величайшей звездой. И английский журнал составил список самых величайших звезд тех времен, и она там была на пятом месте.

Ирина Лагунина: Спасибо, это был кинорежиссер Слава Цукерман. Соболезнования по поводу кончины принца выразили почти все европейские лидеры. И конечно, особое отношение к принцу в Великобритании. Из Лондона Наталья Голицына.

Наталья Голицына: Королева Великобритании Елизавета Вторая, которая после кончины Ренье Третьего стала старейшиной европейских монархов (она царствует с 1952 года), направила наследнику монакского престола принцу Альберу послание, в котором выражает искреннее соболезнование ему и всей семье. Министр иностранных дел Великобритании также направил от имени британского правительства послание с соболезнованием, в котором, в частности, отмечается, что на протяжении всего своего правления принц Ренье вызывал неизменное уважение в Европе и во всем мире. Британские комментаторы отмечают, что принц Ренье действительно вызывал уважение в европейских странах, причем не только в связи с экономическим процветанием Монако, но и благодаря твердой и независимой политике, упрочившей суверенитет княжества с населением в 33 тысячи человек. И хотя Монако находится по военным протекторатом Франции, во внутренних делах, отмечается в некрологах британской прессы, принц Ренье правил как суверенный монарх.

Ирина Лагунина: Рассказывала наш корреспондент в Лондоне Наталья Голицына. В одном из интервью газете "Нью-Йорк таймс" принц Ренье однажды сказал: "Удивительно, но после 700 лет семья все еще у власти - это показывает, что между семьей и населением княжества есть единство". В пятницу 11 марта, между 9 и половиной десятого утра, в здании суда в Атланте, штат Джорджия, произошло тройное убийство. Обвиняемый в изнасиловании Брайан Николс, которого привезли на судебное заседание, разоружил женщину-конвоира, застрелил судью, секретаря суда и полицейского, пытавшегося преградить ему путь, после чего бесследно скрылся. Затем эта история вышла на первые полосы американских газет. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: На поиски убийцы были мобилизованы все наличные силы полиции, ФБР и других силовых ведомств. Охоту на него вели не только в Джорджии, но и на территории двух соседних штатов. За помощь в поимке Николса была объявлена награда. Заместитель шефа полиции Атланты Алан Дрейер заверил публику, что правоохранительные органы делают все возможное.

Алан Дрейер: Мы работаем и будем продолжать работать круглые сутки, чтобы передать подозреваемого в руки правосудия. Мы работаем в тесном взаимодействии с местными отделениями федеральных ведомств и учреждений штата. Мы установили несколько адресов, представляющих интерес для следствия. Мы сформировали бригады, нам помогают Бюро расследований штата Джорджия (GBI), Федеральное бюро расследований, федеральное Агентство по контролю за алкоголем, табаком, огнестрельным оружием и взрывчатыми веществами (ATF), другие федеральные службы. Мы работаем как одна команда, работаем упорно, чтобы привлечь подозреваемого к ответственности.

Владимир Абаринов: Уходя от погони, Брайан Николс сменил несколько машин, угрожая их владельцам оружием. Последним в этой цепочке стал журналист Дэн О'Брайант.

Дэн О'Брайант: Я был бы потрясен гораздо сильнее, если бы знал, что это не обычный угон. В этом случае оставалось только отдать ему ключи и позволить уехать. Я понятия не имел, что он кого-то убил.

Владимир Абаринов: Столкновение с О'Брайантом произошло в подземном гараже напротив штаб-квартиры телекомпании CNN. Полиция была уверена, что Николс скрылся на зеленой "хонде" О'Брайанта и объявила эту машину в розыск. Но Николс оказался хитрее. Он запарковал "хонду" на другом уровне, вышел из гаража пешком и на близлежащей железнодорожной платформе сел в электричку. Лишь поздним вечером "хонду" нашли в том же гараже. 14 часов было потеряно даром. За это время Брайан Николс успел убить четвертого человека, обзавестись третьим пистолетом и машиной и захватить заложницу. Впоследствии оказалось, что это была уже вторая попытка - в первом случае он получил отпор от друга девушки и убежал. Полиция приехала на вызов спустя четыре минуты, обыскала всю округу, даже задержала зеленую "хонду", но это была совсем другая машина.

В два часа ночи 26-летняя Эшли Смит вышла из подъезда своего дома. У нее кончились сигареты, и она решила съездить в ближайший магазин. На стоянке перед домом она заметила "шевроле"-пикап, за рулем которого сидел человек. Она вернулась через пять минут. Шевроле по-прежнему стоял возле дома, водитель по-прежнему сидел внутри, но подогнал машину ближе к тому месту, где парковалась Эшли Смит. Когда Эшли вышла из своей машины, она услышала, как за ее спиной хлопнула дверца пикапа. О том, что было дальше, рассказывает она сама.

Эшли Смит: Я пошла к своей двери, я по-настоящему испугалась. Когда я стала открывать дверь, он оказался у меня за спиной, я начала кричать, он приставил мне к боку пистолет и сказал: "Не ори. Не будешь орать - ничего тебе не будет". Мы вошли в дом, он запер дверь и велел мне идти в ванную. Я пошла, он вошел туда за мной и говорит: "Знаешь, кто я?" Я сказала "нет", потому что он был в шляпе. Тогда он снял шляпу и спрашивает: "Ну, как, теперь узнала?" И я сказала: "Да, я знаю, кто ты. Пожалуйста, не мучай меня. У меня дочка, ей пять лет. Пожалуйста, не мучай". Он говорит: "Не буду, если сделаешь все, как я скажу". Я сказала: "Ладно".

Владимир Абаринов: Началась бессонная ночь. Николс, видимо, не очень хорошо представлял себе, что делать дальше. Он связал Эшли, принял душ, развязал её. Они стали разговаривать. Эшли рассказала ему, что ее мужа четыре года назад зарезали в драке, с тех пор жизнь никак не складывается, надо вставать на ноги, растить дочку. 5-летняя дочь Эшли, Пэйдж, находилась в это время у тетки. Эшли должна была забрать ее утром. Она спросила, можно ли ей будет поехать к дочери. Николс сначала ответил "нет", через некоторое время - "там видно будет". Эшли попросила разрешения почитать. Он позволил. Она взяла Библию и книгу известного проповедника Рика Уоррена "Жизнь во имя цели" (The Purpose-Driven Life). Николс велел читать вслух. Она прочла: "Мы служим Господу, служа другим. Понятие величия включает обычно власть, богатство, престиж, положение. Ты достиг успеха, если можешь потребовать, чтобы другие служили тебе. В нашем обществе с ее культом эгоизма служение другим - непопулярная идея". Он перебил ее, попросило прочесть это место еще раз. Потом они опять разговаривали.

Эшли Смит: Он показал мне фотографию агента, которого он убил. И я стала объяснять: смотри, ты убил человека, которому было 40 лет, он был кому-то отцом, мужем, другом. И он начал верить мне, начал чувствовать то же, что и я. Он попросил разрешения посмотреть фотографии моей семьи. Я не знаю, сколько времени прошло, для меня было главное - остаться в живых. Я не хотела умирать. И я не хотела, чтобы он причинил вред кому-нибудь еще или убил себя самого. Он натворил уже достаточно, хватит. Да он и сам, когда я смотрела на него, мне казалось, что он и сам не хочет больше никому причинять зла. Он спросил меня, что ему делать. И я сказала: "Я думаю, ты должен сдаться. Если ты этого не сделаешь, пострадает еще больше людей, а ты, наверно, погибнешь". Он говорит: "Я этого не хочу. Можно я поживу здесь несколько дней? Хочу просто есть нормальную еду, смотреть телевизор, спать - делать все то, что делают нормальные люди". И я сказала: "Конечно. Можешь пожить здесь". Я хотела заслужить его доверие.

Владимир Абаринов: Эшли испекла ему блины на завтрак. В тот момент она не знала, что за три дня до кровавого побоища в здании суда, из которого Николс и начал свой побег, у него родился сын, которого он страстно хотел увидеть. Что за человек Брайан Николс? Друзья не могут поверить в случившееся. Все дружно дают ему превосходные характеристики. Почему его обвиняли в изнасиловании и почему он так повел себя в суде? Оказывается, дело об изнасиловании зашло в тупик. Говорит адвокат Николса Барри Хейзен.

Барри Хейзен: Линия защиты состояла в том, что все было иначе. Он приехал в дом потерпевшей по ее приглашению, провел там от четырех до пяти часов, в течение которых они занимались сексом по взаимному согласию. Судебные слушания продолжались шесть дней, и после полутора дней совещаний жюри присяжных заявило, что не в состоянии вынести вердикт. Голоса сразу распределились в соотношении 8 к четырем в пользу оправдания, и эта пропорция так и не изменилась.

Владимир Абаринов: Адвокат тоже не может понять своего клиента.

Барри Хейзен: У меня от общения с ним осталось такое же впечатление, как и у других. Очень вежливый, не склонный к резким перепадам настроения, человек, с которым очень приятно. У него есть чувство юмора, он умеет общаться и доставлять удовольствие этим общением. Он аналитически смотрел на свое дело. Он один из немногих моих клиентов, кто вникал в каждую деталь дела, подходил к нему логически, почти никогда не показывал никаких эмоций. Даже когда потерпевшая давала показания в судебном заседании, я не заметил в нем совершенно никакой враждебности по отношению к ней.

Владимир Абаринов: Эшли Смит - об остатке ночи.

Эшли Смит: В какой-то момент он мне сказал: "Знаешь, лучше ты меня убей - смотри, где лежат пистолеты - если что, я предпочитаю, чтобы ты меня пристрелила". Я говорю: "Я не хочу, чтобы кто-нибудь еще умер". В конце концов, он разрешил мне поехать к дочери. С того момента, как он вошел в мой дом, он стал совершенно другим человеком. А теперь я чувствовала, что он готов сдаться. Я спросила: "Ну что, ты готов?" И он попросил: "Дай мне еще несколько дней, пожалуйста". Я говорю: "Перестань, ты должен сделать это сейчас". Я чувствовала, что его настроение может измениться.

Владимир Абаринов: Тем временем по телевидению шел прямой репортаж об охоте на убийцу. В конце концов, Николс отпустил Эшли Смит к дочери. По ее словам, он проводил ее таким взглядом, по которому было ясно: он знает, что она позвонит в полицию. Так она и сделала. Об операции захвата - командир полицейского спецназа Чарльз Уотерс.

Чарльз Уотерс: Это был классический арест из полицейского учебника. Он вышел из дома сам, без оружия, и только размахивал белым полотенцем. Он точно выполнял все наши команды. У нас не было никакого предварительного контакта с ним. Мы знали, что он смотрит телевизор, поэтому не рассчитывали на эффект внезапности. Дом окружили 30 тяжеловооруженных полицейских, микроавтобусы - он мог все это видеть. Так что он сознательно привел дело к закономерному финалу.

Владимир Абаринов: После своего поистине чудесного спасения Эшли Смит дала несколько интервью, а потом вдруг замолчала. У нее появился пресс-секретарь. В понедельник 14 марта вечером она появилась перед репортерами почему-то вся в слезах.

Эшли Смит: Как вы, конечно, можете себе представить, случившееся стало очень трудным и изматывающим событием для меня и моей семьи. Я пережила едва ли не все возможные чувства за последние несколько дней. В течение моего общения с г-ном Николсом я постоянно полагалась на свою веру в Бога. Господь помогал мне в трудные минуты в прошлом и поможет теперь. Надеюсь, что вы проявите понимание к тому, что мне сейчас нужен покой, чтобы сконцентрироваться на помощи правоохранительным органам и содействовать расследованию. Было бы естественно сделать выводы из случившегося, но моя боль была на самом деле очень незначительной по сравнению с масштабами происходившего. Настоящие герои - это сотрудники правоохранительной и судебной системы, которые отдали свою жизнь и рисковали жизнью ради благополучного завершения инцидента. Еще раз спасибо за ваши молитвы. Да благословит вас Господь.

Владимир Абаринов: На вопросы журналистов она отвечать не стала. А 26 марта состоялась церемония вручения ей обещанной награды. Эшли Смит получила в общей сложности 70 тысяч долларов. Полицейские начальники хвалили ее за проявленное хладнокровие, говорили, что она вела себя с террористом именно так, как вели бы они, профессионалы, если бы им представилась такая возможность. Однако общественное мнение склоняется к тому, что они сделали все, чтобы им такая возможность не представилась.

Ирина Лагунина: Согласно данным министерства юстиции, в России зарегистрировано более 400 тысяч некоммерческих организаций. Возможно, еще столько же работают без регистрации. Это - так называемый третий сектор, который решает огромное количество социальных проблем. Во многом эта расширенная сеть сформировалась за последние годы благодаря поддержке западных благотворительных организаций. И одна из них - британская Charity Aid Foundation. Рассказывает Людмила Алексеева.

Людмила Алексеева: На русский язык это переводится как Фонд помощи благотворительным организациям. Это длинное название обычно заменяется его аббревиатурой КАФ. Что собой представляет КАФ? Вот самая краткая характеристика этого фонда:

"Charity Aid Foundation - это благотворительный фонд, который был учрежден в 1924 году при участии Национального совета добровольных организаций Великобритании, и является независимой благотворительной организацией. Своей задачей КАФ ставит укрепление не коммерческих, а общественных организаций и развитие благотворительности как в Великобритании, так и во всем мире. В управлении КАФ находится 1,4 фунтов стерлингов. КАФ финансируется главным образом за счет процентов с имеющегося капитала и за счет пожертвований.

Отделение КАФ имеется в Бельгии для стран Европейского союза, в Соединенных Штатах Америки, в Южно-африканском союзе, в Индии, Австралии, Болгарии и в Российской Федерации".

Российское отделение КАФ было открыто в Москве в 1993 году. Майкл Броди, который был исполнительным директором британского КАФ в то время, писал об этом:

"Мы решили открыть представительство КАФ в России, потому что ощущали, что сможем внести свой собственный вклад в построение гражданского общества, которое только зарождалось, освободившись от оков коммунизма".

В начале немногочисленные сотрудники КАФ в России были полностью сосредоточены на помощи становлению различных общественных организаций, прежде всего в социальной сфере. То есть не на непосредственной помощи нуждающимся в ней людям, по известному выражению не на том, чтобы дать рыбку голодному, но на том, чтобы обучить людей самим себе помогать, дать им в руки удочку, чтобы сами рыбку ловили. В России начинать приходилось вообще с нуля - с исследовательской работы, чтобы понять, что собой представляют российские общественные организации, сколько их, чем они занимаются, какая поддержка им нужна. Справочников-то на этот счет никаких не было. Первая сотрудница КАФ из российских граждан Ольга Алексеева разыскивала эти организации по всей Москве. Тогда, в 93 году, она обнаружила в столице полторы сотни таких организаций. Ольга составила перечень тех из них, которые были заняты помощью детям - это было главное направление работы КАФ в России. Начиная с 94 года фонд наладил постоянные юридические консультации для некоммерческих общественных организаций не только московских, но и из регионов. Тогда же в 94 году стал выходить журнал КАФ "Деньги и благотворительность". Журнал был обращен к только что становящемуся на ноги российскому бизнесу. Надо сказать, что сотрудники КАФ и журнала "Деньги и благотворительность" проделали в этом отношении огромную работу. Главный редактор журнала "Деньги и благотворительность" Олег Сестринский писал об этом спустя десять лет, в 2003 году:

"Прошедшие годы так же как всех изменили и бизнес, ту часть населения, для которой благотворительность, меценатство и спонсорство - не пустой звук. Уже нет желания сорить деньгами, раздавать направо-налево подачки, важнее стало думать об обществе и уверенно жить в нем. Появляются понятия "социальная ответственность", "корпоративный дух" и "социальные программы". Крупнейшие коммерческие организации открывают свои фонды и вкладывают огромные средства в окружение. Характерная черта - интерес и среднего предпринимательства к подобным формам деятельности".

Конечно, для российского бизнеса, как и для всего российского общества, огромной трудностью является постоянное вмешательство государства и его чиновников в дела и бизнес-сообщества, и в третий сектор, стремление чиновников все поставить под свой контроль. В частности, указывать богатым людям, куда и сколько они должны вкладывать средств сверх выплаты налогов. Но Сестринский отмечает:

"Удивительно, но бизнес смог оценить заслуги некоммерческого сектора, его умение вести диалог с властью и, конечно же, миллионы полезных дел. От разовых акций с бизнесом, когда тот просто платит, мы перешли к долгосрочным программам и совместным проектам. Нас, наконец, объединили инициативы, тот самый главный признак, без которого немыслимо здоровое и полноценное гражданское общество".

В этом прогрессе российского бизнес-сообщества КАФ сыграл немалую роль. При содействии КАФ в 1998 году был создан первый в России городской благотворительный фонд - общественный фонд города Тольятти. Уже в первый год работы этот фонд распределил среди местных некоммерческих организаций 46 грантов на общую сумму 190 тысяч долларов. Средства на гранты были предоставлены местными коммерческими структурами в качестве пожертвований. КАФ помогает зарубежным компаниям, действующим в России, таким как нефтяная компания "Шеврон", и российским компаниям грамотно осуществлять их благотворительные проекты, помогает администрировать эти проекты. В 2003 году российское представительство КАФ открыло новую программу, поддержанную одной из крупнейших российских коммерческих компаний того времени - ЮКОС.

"Программа была разработана в первую очередь для поддержания общественных инициатив и социальной сферы в пяти регионах России, где осуществлялась производственная деятельность компании. В Ханты-Мансийском автономном округе, в городах Нефтьюганск, Пыт-Ях и в поселке Пайковский, в Томской области в городах Стрежевой и Кедровый, в Иркутской области в городе Ангарске, в Красноярском крае в городе Ачинске и в десяти муниципальных образованиях Самарской области. Эти программы охватывали досуг молодежи, здоровый образ жизни, развитие системы помощи незащищенным слоям населения и благоустройство населенных пунктов. По итогам экспертной оценки было поддержано 76 социальных проектов. Максимальный размер финансирования одного проекта составил 10 тысяч долларов. Общая сумма грантового фонда программы составила миллион долларов".

Еще один такой же проект КАФ разработал с американской компанией "АЛКО А". Об этом проекте писала газета "Коммерсант".

"Американская алюминиевая компания "АЛКО А" несколько лет назад решила построить под городом Чеховым фабрику по производству крышек для пластиковых бутылок. Но они столкнулись с вечной российской проблемой. В поселке с населением шесть тысяч человек среди рабочих процветало пьянство, семейный деспотизм, наркомания. В течение трех лет "АЛКО А" финансировала благотворительную программу, которая фактически перестроила социальную сферу этого района. Там появились службы по борьбе с алкоголизмом, телефон доверия, приют, началась профилактическая работа в школах. К своему социальному проекту "АЛКО А" привлекла московский благотворительный фонд НАН - "Нет алкоголизму и наркомании" - и благотворительную организацию "Перспектива", которая работает с инвалидами. Этим двум организациям выделили средства и начали работу с местными социальными работниками, благотворительными организациями и просто людьми. Те в свою очередь стали более активно создавать социальные службы, участвовать в благотворительных проектах. На предприятии "АЛКО А" сегодня работает около ста человек, и компания тратит на социальные проекты около 25 тысяч долларов в год. Этого хватает не только на улучшение социальной атмосферы, укрепились отношения "АЛКО А" и с местной администраций".

КАФ продолжает привлекать в Россию и средства из зарубежных благотворительных фондов, прежде всего британских, но и средства Евросоюза и Соединенных Штатов Америки. Однако аналитики КАФ сдержанно оценивают перспективы третьего сектора России.

"Образ некоммерческого сектора в общественном сознании не сложился, он пока так и не занял свое места в картине страны и мира, который есть в головах обычных граждан".

Ирина Лагунина: Выпуск продолжит историческая зарисовка нашего Нью-Йоркского корреспондента Марины Ефимовой. "Взятие Серного острова. К 60-летию битвы на Иво Джима"

Марина Ефимова: Тихоокеанский остров Иво Джима в переводе с японского, "Серный остров", представляет собой груду каменистых холмов и плато вулканического происхождения, размером всего в 20 квадратных километров. И на этом пятачке, с конца февраля и весь март 1945 года, дрались насмерть 100 000 человек. 22 000 японцев и 70 000 американцев. Странность этой битвы заключалась в том, что японцы американцев видели, а американцы японцев - нет. Но, все по порядку. Перед высадкой остров два с половиной месяца регулярно бомбили. А 17 февраля 1945 года три американских морских дивизиона вошли в воды, окружавшие остров и начали трехдневную артподготовку. Рассказывает в документальном фильме о Иво Джима участник высадки полковник Филд.

Полковник Филд: День высадки был настоящим шоу. Более 400 кораблей поддерживали десант. Это был шквал. Мы смотрелись, как на параде 4 июля. За 45 минут, на берегу было уже около 9 000 маринз и легкие танки.

Марина Ефимова: Другой участник сражения - генерал Хайнц.

Генерал Хайнц: Это было, как высадка на луну. Ни одной живой души, ни одного выстрела. Только камни.

Марина Ефимова: И еще один участник, тогда, рядовой морской пехотинец Грилли Уэллс.

Грилли Уэллс: Мы смотрели на нашу миссию с большим оптимизмом. Мы были уверены, что высадились на остров, ставший японским кладбищем. Абсолютно не понимали, во что мы влипли.

Марина Ефимова: А влипли они в ловушку, устроенную комендантом острова генералом Тодомичи Курибаяши, который много месяцев готовил свою экстраординарную оборону. Курибаяши продолбил весь этот вулканический остров системой соединяющихся пещер-катакомб, в которой он спрятал целую армию.

Джейн Фриман: Туннели часто были высотой в 5 этажей. Там были пещеры, вмещавшие до полутора тысяч человек. Госпитальная пещера была оборудована, как стационарный госпиталь и там хирурги спокойно оперировали в самый разгар битвы. То есть, мы имели дело с повелителем подземелья. Каждый японский солдат получил инструкцию: прежде, чем погибнуть, убить 10 американцев. Если он будет окружен, он должен взорвать себя в гуще врагов. Это была операция камикадзе. Только на земле.

Марина Ефимова: Почему, все же, нельзя было, прежде, чем высаживать на остров маринз, разбомбить его, разнести его в клочья обстрелом с кораблей? На этот вопрос отвечает участник передачи, морской пехотинец, полковник Хэммес.

Полковник Хэммес: На войне, если вы закопаетесь достаточно глубоко, вас ничем не взять. А японцы закопались очень глубоко и с правильным расчетом. Мы использовали 16-миллиметровые орудия. Каждый снаряд это почти 100 килограммов взрывчатки. Они взрывали какие-то пещеры, но почти никого не убивали, потому что внутри были сделаны специальные заграждения, останавливающие взрывную войну.

Марина Ефимова: Все входы в пещеры находились в щелях между камнями. И в них, по всему острову, прятались закамуфлированные жерла 12-милимитровых пушек, дула пулеметов и огнеметов. На стенах штабной пещеры висели карты, точно показывающие уклон прибрежных холмов, так, чтобы шрапнель накрывала всех, кто по ним бежит и, даже, ползет. Курибаяши решил дать американцам беспрепятственно высадиться, а когда они все будут на берегу, на виду, прикончить их одним мощным ударом.

Полковник Хэммес: Мой полк оказался как раз против горы Сурибачи и, в какую-то минуту, нам показалось, что началось извержение вулкана. Изо всех пор этой горы ударил огонь. Причем, они стреляли сверху, и видели нас, как на ладони. Мы были на уровне мора, на плоском берегу, а они на 400 метров выше.

Марина Ефимова: В конце дня высадки, две с половиной тысячи морских пехотинцев, самых профессиональных, умелых, выносливых, прекрасно тренированных солдат, были расстреляны прямо на черном песке пляжа и на сыпучих склонах прибрежных холмов. До того, как они успели хоть что-нибудь сделать. Уродливый крошечный остров Ива Джима имел огромное стратегическое значение. Во всяком случае, так казалось в марте 45-го, когда всего несколько человек знали о существовании атомной бомбы. Бомбардировка Японии началась в ноябре 44-го. Бомбардировщики вылетали с острова Сайпан в Гуяне, но радары военного аэродрома на острове Иво Джима, который находился на полпути до Японии, предупреждали Токио о приближении американских самолетов. Первые дни на острове Иво Джима были для американцев не битвой, а бойней катастрофического масштаба. Но безвыходность ситуации, как это часто бывает на войне, рождала не отчаяние, а доблесть.

Полковник Хэммес: Мой отец был награжден медалью "Нэви кросс" 21 февраля. Он пробежал с носилками под огнем, перевязал раненого, и дотащил его до укрытия. В тот же день рядовой Дон Рул заметил гранату, лежавшую между ним и сержантом Хэном Хэнсеном. Он вполне мог бы нырнуть в укрытие. Но, вместо этого, он крикнул: "Берегись, Хэн!",- и бросился к гранате.

Марина Ефимова: Две роты батальонного командира полковника Кушмана были внезапно окружены кольцом огня, через который им было не прорваться. Читаем в книге Росса "Иво Джима - история доблести".

"Младшему лейтенанту Джону Леймсу был 21 год. И Иво Джима был местом его первых боев. Но за несколько дней до битвы, он успел стать ветераном. В течение первых часов окружения в роте Леймса было уже 20 убитых и 40 раненых, и он знал, что если не рискнуть, то и остальные не доживут до ночи. В сумраке Лэймс, под непрерывным огнем, где ползком, где перебежками, сумел пробраться к своим, указал артиллеристам на карте точное место окружения, которое тут же получило название "кармана Кушмана", и, также ползком, вернулся назад, таща за собой полевой телефон. Через час, под прикрытием пушек, лейтенанту удалось вывести из окружения солдат и вытащить раненых. Но двоих раненых в суматохе забыли. И Лэймс, в темноте, дважды возвращался в зону окружения и вытащил обоих раненых".

Марина Ефимова: Морские пехотинцы быстро учились драться на острове катакомб. На Иво Джиму были доставлены сотни легких бульдозеров, которые заваливали большими камнями входы в пещеры. С их помощью удалось, наконец, окружить наблюдательный пункт японцев, гору Сурибачи, которую решено было взять в первую очередь. И командующий операцией полковник Джонсон начал с разведки, отправив на гору взвод под командой лейтенанта Шраера. Полковник дал Шраеру небольшой полковой флаг и приказал водрузить его на вершине, если они туда доберутся.

Полковник Хэммес: Мы, внизу, до смерти боялись за ребят, которые пошли наверх. Все были уверены, что там их встретит шквальный огонь.

Марина Ефимова: Никто не знал, что генерал Курибаяши, решив, что гору ему не отстоять, увел ее защитников тоннелями в другие части острова. И разведчики поднялись на Сурибачи, не встретив ни малейшего сопротивления. На вершине они нашли старую японскую водопроводную трубу, и на ней подняли свой небольшой флаг. И поскольку весь остров и все корабли следили за ними снизу, то все одновременно увидели этот флаг.

Полковник Хэммес: Иво Джима, на несколько минут, превратился в Таймс Сквер. Первый светлый момент за неделю - американский флаг над этой мрачной горой Сурибачи. Вопли, крики, свист, ребята прыгали, вскидывали автоматы, стучали по пустым бакам. Я, помню, чистил автомат, когда сержант крикнул мне: "Эй, Норман, подними глаза-то!". Я взглянул, и увидел флаг. Это было такое чувство в груди - не описать.

Марина Ефимова: Таймс Сквер мелькнул на Иво Джиме всего на несколько минут. Японцы начали из своих подземелий очередной шквальный обстрел, битва загремела снова, и о продолжении удивительной истории флага, поднятого на Сурибачи, никто на острове не узнал. А, между тем, о ней стоит рассказать подробнее. По приказу военно-морского министра Форестола, который увидел подъем флага с борта флагманского корабля, на Сурибачи послали еще несколько человек, с новым, большим флагом. Ефрейтора Гегнена, сержанта Странка и рядовых Саусли, Блока и Айрухейза - индейца-парашютиста. С ними отправилась группа военкоров. Среди других - фотограф "Ассошиэйтед Пресс" Джо Розентол. На вершине была куча народу - солдаты Шраера, связисты, военкоры. Знаменосцы поменяли полотнище флага, и начали его поднимать на ветру. Но новый флаг был очень тяжелым. Фельдшер Док Бредли позже сказал в интервью о своем участии в этом, как он полагал, незначительном эпизоде.

Док Бредли: Я просто смотрел, как они поднимают флаг. И вижу, что ребята с трудом справляются с этой длинной трубой. Я подскочил, и помог им. Ни я, ни они не видели, что нас снимают.

Марина Ефимова: Между тем, двое фотографов решили заснять подъем нового флага. Рассказывает Джо Розентол в интервью 90-го года.

Джо Розентол: Бил Джонаутс встал рядом и спросил: "Джо, я тебе так не мешаю?" Я повернул к нему голову и говорю: "Нет, нет, Билл, все в порядке". И в это время, краем глаза, вижу кадр, и какой-то радар внутри говорит: "Снимай!". Я поворачиваюсь, делаю снимок, и момент уходит.

Марина Ефимова: Момент был, действительно, неповторимый. 6 солдат в грязной форме, в касках, их лица не видны, с усилием поднимают флаг. Это был уже готовый памятник, застывший момент войны и победы. Вообще говоря, снимок этот очень похож на дорогую русскому сердцу фотографию "Флаг над Рейхстагом". Но 23 февраля 1945 года до этого снимка было еще воевать и воевать. К вечеру того дня, когда на Иво Джиме был поднят флаг, фотограф Бил Джонаутс был убит, а Розентол и другие фотографы разъехались по новым назначениям, оправив негативы в Америку.

Джейн Фриман: Снимок Розентола был таким захватывающим и таким символическим, что в воскресное утро 25 февраля именно он появился на первых страницах почти всех газет.

Марина Ефимова: И началась безумная слава этой фотографии. Ее выставляли в окнах, вывешивали на стенах, печатали на конвертах и на конфетных коробках. В редакции газет приходили десятки тысяч отзывов и запросов на фотографию. "Миссис Уинни из Бостона писала, что у нее на стене в доме висят только два священные для нее изображения - Иисуса Христа и президента Рузвельта. Но когда она увидела снимок поднятия флага над Иво Джима, она вырезала его из газеты и повесила в рамку на стену. Третьим священным изображением".

Марина Ефимова: В 47 году фотограф Джо Розентол получил Пулицеровскую премию за снимок поднятия флага на Иво Джиме, который в США стал самым знаменитым символом победы во второй мировой войне. А, между тем, не было другого сражения в этой войне, где победа далась бы американцам труднее и дороже, чем на Иво Джиме.

Полковник Хэммес: Проблема была в том, что мы никого не видели. Они стреляли из щелей между камнями, из незаметных прикрытых кустами отверстий. Мы бросали туда гранаты или жгли их огнеметами, но они уходили внутрь, в свои катакомбы, и были неуловимы. Это была война без людей.

Марина Ефимова: Мощь американского оружия, в конце концов, сломила сопротивление защитников Ива Джимы, но они и умерли где-то там, внутри, в своих пещерах. Многие американцы дрались и погибли на Иво Джиме, так и не увидев ни одного японца. "26 марта 1945 года, когда аэродром на Иво Джима уже вовсю работал и оттуда уходили эскадрильи Б-29, перед рассветом, 300 японцев вырвались из пещер и пошли в последнюю самоубийственную атаку. Они кинулись на палатки, в которых спали летчики и механики, и начали расстреливать их из автоматов, колоть ножами и рубить ритуальными самурайскими мечами. По счастью, рядом оказалась расквартирована рота ветеранов Иво Джимы во главе с лейтенантом Гарри Мартином, который сумел организовать контратаку. Дважды раненый, Мартин в одиночку отбил у японцев пулеметное гнездо и этим решил дело. Лейтенант умер от ран. Он был последним, кто получил орден за Иво Джиму".

Марина Ефимова: Полковник Хэммес, сыграл ли остров свою роль в конце войны?

Полковник Хэммес: Безусловно. До конца войны через этот остров прошло 27 000 наших пилотов, которые взлетали оттуда, садились туда, дотягивали до этого острова с поломками. Тысячи пилотов не рухнули в океан благодаря аэродрому на Иво Джиме.

Марина Ефимова: За Иво Джиму погибло 27 000 солдат. Американцы понесли потери в 24 000, 6 000 из них убитыми. Из 22 000 японцев 21 000 погибла, 800 были взяты в плен ранеными, 200 сдалась. Генерал Курибаяши, по свидетельству нескольких спасшихся японских офицеров, покончил с собой 18 марта древним способом харакири. Еще несколько лет японцы делали вылазки из катакомб на Иво Джима, и убивали солдат американского оккупационного гарнизона. Последний японец вышел сам и сдался в 1949 году!

XS
SM
MD
LG