Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зачем российскому государству полный контроль над "Газпромом"? Антисемитизм и Польша: история и уроки; Как организовать парковки автомобилей в крупных городах? Россия и США; Что такое "стволовые клетки"?


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[24-06-05]

Зачем российскому государству полный контроль над "Газпромом"? Антисемитизм и Польша: история и уроки; Как организовать парковки автомобилей в крупных городах? Россия и США; Что такое "стволовые клетки"?

ВедущийСергей Сенинский

Сергей Сенинский: Зачем государству российскому полный контроль над "Газпромом"? К общему собранию акционеров компании, которое состоялось 24 июня, в той или иной степени (заявления чиновников на этот счет разнятся) государство переоформило на себя еще примерно 11% акций "Газпрома" - в дополнение к почти 40%, которыми оно владело до сих пор.

Но почему правительство решило, что ему необходим именно контрольный пакет? Ведь и 40% в условиях крупной компании означают де-факто полный контроль. Скажем, в Ford Motor семье Фордов принадлежит менее 40% акций. А семье немецких инвесторов Квандт - лишь 49% акций BMW. При этом ни та, ни другая семья, насколько известно, и не планируют увеличивать свои владения. Зачем, и так хватает для полного контроля...

Наш первый собеседник в Москве - аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor's Елена Ананькина:

Елена Ананькина: Вообще-то, по российскому корпоративному законодательству, для получения контроля нужно, чтобы было более 50%... У правительства было в "Газпроме" даже меньше, чем 40% - примерно 37%. И правительство достигало контроля фактически за счет тех акций, которые находились на балансе "дочек" "Газпрома".

В такой схеме есть свои риски. Формально этими акциями голосует менеджмент компании. Сейчас менеджмент "Газпрома" близок к правительству, но все помнят, что исторически так было не всегда...

Ну, и в целом налицо общий "крен" к усилению роли государства в нефтегазовом секторе, он играет стратегическую роль в экономике страны, это - политический вопрос. Это - в общем-то, та же вертикаль власти, но спроецированная на экономику...

Евгений Гавриленков: Мне кажется, тут происходит некое столкновение двух идеологий... Если раньше мы считали, что существенная часть экономики должна быть частной и государство не должно вмешиваться особенно, то сейчас, в последние года два, ситуация начала меняться. Все чаще стали говорить об усилении присутствия государства, особенно в стратегических отраслях экономики, к которым, безусловно, следует отнести и "Газпром". 51% - это полный контроль государства, так что оно может проводить теперь любые свои решения...

Сергей Сенинский: Но если правительство опасается возможности консолидации в руках неких инвесторов, в том числе - зарубежных, даже так называемого "блокирующего" пакета акций - 25% + 1 акция, то обладание контрольным пакетом - 51% - само по себе, никак эту возможность не исключает...

Дмитрий Царегородцев: Очень многие чиновники уже вполне серьезно говорят о том, что получение контрольного пакета - только первый этап "защиты "Газпрома", что, мол, теперь необходимо думать о возможности доведения этого пакета до 75% - с тем, чтобы исключить возможность покупки каким-то "недружественным" владельцем "блокирующего" пакета акций.

В конце концов, "задатки" для этого есть - дочерние структуры "Газпрома" передали не все свои акции, не отказываются они и от приобретения новых бумаг "Газпрома". С другой стороны, "Газпром" - активный игрок на рынке собственных акций, многие из них скупаются именно структурами "Газпрома", потому что они представлены на местах.

Так вот, все это создает почву для того, чтобы "Газпром" и дальше продолжал собирать собственные акции и в перспективе довел бы долю государства до 75%, несмотря на очень большую сложность этой задачи - по нынешним, высоким ценам...

Сергей Сенинский: Выступая 24 июня на годовом собрании акционеров, глава "Газпрома" Алексей Миллер заявил, что газовая компания намерена довести "нефтяную" составляющую своего бизнеса до 55% - как у ExxonMobil, British Petroleum или Shell. За счет приобретения, по его словам, нефтяных активов в России и за рубежом...

Дмитрий Царегородцев: Баланс добычи нефти и газа у крупнейших мировых компаний заключается, как ни странно, в их названиях. ExxonMobil образована слиянием крупных нефтяного и газового игроков. Вritish Рetroleum - это целsq конгломерат компаний, который создавался в течение нескольких десятилетий. Shell и до сих пор остается "сдвоенной" компанией, которая тоже была образована в результате слияния.

Таким образом, мы видим, что достичь баланса между нефтью и газом 50:50 можно только за счет слияния с другими игроками, которые имеют те сегменты, которых не хватает вам. Возможность же слияния "Газпрома" с каким-то крупным нефтяным игроком, на мой взгляд, сейчас мала. Реальной казалась перспектива объединения "Газпрома" с "Роснефтью" - в этой ситуации, конечно, баланс был бы ближе к искомому 55:45. Однако, поскольку "Роснефть" сумела в итоге "отбиться" от притязаний своего государственного "собрата" по отрасли, у "Газпрома" - очень мало объектов для приобретения. Ни покупка "Сибнефти", ни покупка доли в "ТНК-ВР" к искомому проценту в общем бизнесе добычи нефти - не приблизит.

Сергей Сенинский: А что же приблизит, если иметь в виду какие-то российские активы, а не зарубежные?..

Дмитрий Царегородцев: Я думаю, что единственно возможный такой вариант для "Газпрома" - получение от государства на льготных условиях нефтяных лицензий на Сахалине, в Восточной Сибири, в других перспективных регионах в стране. Иных путей для достижения таких целей по наращиванию добычи им нефти я не вижу...

Сергей Сенинский: Но все три упомянутых руководителем "Газпрома" - ExxonMobil, BP или Shell - абсолютно частные компании. "Газпром" же под контролем государства, скорее, будет напоминать государственные нефтегазовые компании Мексики, Венесуэлы, Саудовской Аравии, Кувейта, Ирана или, скажем, Норвегии. На ваш взгляд, какую из них - в большей степени?

Дмитрий Царегородцев: Судя по тому, что мы видим сейчас, газовая отрасль России будет напоминать, скорее, мексиканский или норвежский вариант. Контроль над компанией остается у государства, однако она оценена рынком, ее акции обращаются на фондовой бирже, поскольку государство хочет иметь финансовую оценку своих действий именно со стороны инвестиционного сообщества. Установления в России полного контроля государства над нефтяной и газовой отраслью, как в Саудовской Аравии, Кувейте или Иране, я не ожидаю...

Сергей Сенинский: Внутренние цены на газ в России сегодня - в три раза ниже мировых. С точки зрения коммерческой компании, такое положение - нонсенс. Впрочем, "Газпром" причислить к обычным "коммерческим" компаниям довольно трудно... На ваш взгляд, обретение государством контрольного пакета акций компании способно ли как-то изменить либерализацию всей газовой отрасли России? Или этот шаг, скорее, - в противоположном направлении?

Евгений Гавриленков: Скорее, надо расценивать как шаг в противоположном направлении. "Газпром", хотя и уважаемая компания, но она недостаточно "прозрачна", не очень понятно, как принимаются решения.

Вспомним, как на протяжении нескольких лет Министерство экономики, тоже представитель государства, пыталось добиться, чтобы "Газпром" хотя бы отделил доходы, которые получает собственно от добычи газа, от доходов трубопроводного транспорта. Но даже Министерство экономики не смогло этого добиться...

Поэтому пока, я думаю, мы движемся в обратном направлении...

Елена Ананькина: Действительно, внутренние цены на газ в России регулируются государством и устанавливаются на уровне, который гораздо ниже мирового. Даже если сделать корректировку на высокие транспортные издержки - чтобы доставить, собственно говоря, этот газ из Западной Сибири, где он добывается, на рынки Западной Европы. Понятно, что доставить в Центральную Россию должно быть дешевле.

Мне кажется, что здесь двоякие могут быть выводы из усиления роли государства в Газпроме. С одной стороны, близость к государству может позволить компании надеяться на некую государственную поддержку. С другой стороны, именно из-за своей стратегической важности Газпром несет серьезную нагрузку в области фискальных функций, то есть снабжает, грубо говоря, всю Россию дешевым газом, и иногда осуществляет политически значимые инвестиции - например, в медиа-бизнес и так далее...

Дмитрий Царегородцев: Первоначально, в 80-ые годы плановые органы СССР стимулировали ускоренную газодобычу для того, чтобы заменить с помощью газа как стагнирующую добычу нефти, так и компенсировать не лучшую ситуацию в угольной отрасли. Иначе говоря, "газовая пауза" была специально взята для того, чтобы другие отрасли ТЭК "перевели дыхание" и смогли перейти к новому этапу своего развития.

Сейчас правительство и Минэкономразвития, в частности, похоже, склоняются к тому, чтобы сделать газ дорогим топливом и подтолкнуть предприятия к тому, чтобы от газа они все больше переходили на мазут, на уголь и, в конце концов, на альтернативные источники энергетики - в том числе, например, на атомную энергетику...

Сергей Сенинский: Французская газета Le Figaro недавно написала, что в странах Восточной Европы возрождается антисемитизм, причем больше всего выступлений против евреев зарегистрировано, якобы, в последнее время в Польше. Статья во французской газете появилась по окончании в испанском городе Кордова конференции Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая была посвящена именно борьбе с антисемитизмом и другими проявлениями национальной и религиозной нетерпимости. В ОБСЕ утверждают, что данные, приведенные Le Figaro, не совпадают с данными ОБСЕ. Не согласны, похоже, с выводами французской газеты и сами польские евреи, хотя, по их мнению, до полного искоренения антисемитизма в Польше еще далеко. Тему продолжит наш корреспондент в Варшаве Алексей Дзикавицкий:

Алексей Дзикавицкий: Начиная с 1988 года, в Польше регулярно проводится "Марш живых" - тысячи молодых евреев и поляков идут вместе дорогой смерти - из лагеря Аушвиц в лагерь Биркенау. Три километра - от ворот со страшной надписью "Arbeit macht frei" ("Труд освобождает") до развалин крематориев в Бжэзинке.

Примечательно, что с каждым годом в Марше принимают участие все больше людей. В этом году в Освенцим приехали 20 тысяч человек.

Михал Чайковский: "Кто- кто, но французы, по-моему, не имеют оснований обвинять нас в антисемитизме. Все знают, как было во Франции во время оккупации, и теперь там антисемитизм также поднимает голову. У нас, по крайней мере, могилы не оскверняют и синагоги не поджигают...

Алексей Дзикавицкий: Говорил ксендз-профессор Михал Чайковский, теолог, руководитель кафедры экуменизма Университета имени Кардинала Вышыньского и сопредседатель Совета христиан и евреев.

Но достаточно ли этого? Веками евреи, спасаясь от погромов и преследований, находили приют в Речипосполитой, которая была для своего времени государством чрезвычайно толерантным.

Константы Геберт - писатель, журналист и ученый, бывший активист "Солидарности", а нынче редактор еврейского журнала в Польше "Мидраш", считает, что антисемитизм в Польше появился в средине XIX века.

Константы Геберт: Антисемитизм в современном значении этого слова появился в Польше поздно - лишь в средине XIX века как реакция народно-освободительных движений на то, что страной правят чужеземцы. Рассуждали так: с одной стороны нам угрожают православные русские, с другой протестанты-пруссы, а внутри страны тоже есть у нас иноверцы, а значит - враги.

Алексей Дзикавицкий: Усиление антисемитских настроений наступило в Польше в межвоенный период, во времена Второй республики - после смерти Юзефа Пилсудского. Продолжает Константы Геберт.

Константы Геберт: В последние годы второй Речипосполитой антисемитизм стал даже частью государственной идеологии. С трибуны Сейма тогдашний премьер Фелициан Славой-Складковский, отвечая на призыв крайне правых партий бойкотировать еврейскую торговлю, заявил: "Экономический бойкот? Конечно! Однако до смерти Пилсудского в 1935-м году государство боролось с антисемитизмом - инициаторы антиеврейских акций оказывались за решеткой"

Алексей Дзикавицкий: Тем не менее, до начала второй мировой войны в Варшаве жило около 400 тысяч евреев, в большинстве беженцев из России, это почти половина населения польской столицы. Евреем был каждый четвертый житель Кракова.

По мнению Михала Ягелло, ученого, директора национальной библиотеки Польши и автора двухтомного труда, посвященного, в том числе, и положению евреев в Польше, во второй половине 30-х годов антисемитизм в Польше имел зачастую бытовой характер.

"Когда в Варшаву в 20-е годы вдруг приехали несколько тысяч сапожников-евреев, которые стали шить обувь дешевле, чем местные сапожники-поляки, естественно, что это вызывало неприятие у последних", - говорит Ягелло.

Свою роль здесь сыграла и церковь. И Михал Ягелло, и Константы Геберт полагают, что многие статьи межвоенного периода, написанные в том числе и священниками, "сейчас просто страшно читать". А что скажет о роли польской католической церкви в пропаганде антисемитизма ксендз-профессор

Михал Чайковский:

Михал Чайковский: Антисемитизм, как известно, существовал еще в дохристианские времена - например, среди греческой интеллигенции. К сожалению, христианство дало пищу для развития таких взглядов через неправильное толкование Нового Завета, культивирование всевозможных мифов. Декларация Второго Ватиканского Собора "Об отношении церкви к нехристианским религиям" ("Nostra aetate") имела переломное значение. В ней содержатся принципиально новые слова: "Церковь, осуждающая все гонения на каких бы то ни было людей, памятуя об общем с иудеями наследстве и движимая не политическими соображениями, но духовной любовью по Евангелию, сожалеет о ненависти, о гонениях и всех проявлениях антисемитизма, которые когда бы то ни было и кем бы то ни было были направлены против евреев". Здесь велика также роль папы-поляка Иоанна Павла второго, который неоднократно напоминал о том, что у всех нас еврейские корни и заявил в римской синагоге, что религия евреев не является чем-то внешним по отношению к христианству, а составной его частью. Папа также покаялся за все наши грехи по отношению к евреям. Это революция в церкви. Нужно, чтобы учение и пример Папы дошли до каждого прихода, присутствовали в каждой публикации или лекции на эту тему".

Алексей Дзикавицкий: Значит, можно сказать, что антисемитизм, - это грех, в понимании католической церкви?

Михал Чайковский: Антисемитизм, это грех перед Богом, человечеством, евреями. Это удар в самую суть христианства. Ситуация однозначна - нельзя быть христианином, тем более католиком, имея какие-то предубеждения по отношению к евреям. Здесь не идет речь о политике, мы можем критиковать, например, политику государства Израиль, как делают это и многие евреи. Но если человек считает, что евреи это люди второго сорта, что они хотят нас поработить, и говорят прочие такие глупости, то это грех и это отлучает человека от церкви".

Алексей Дзикавицкий: Второй Ватиканский собор проходил в 1962-м - 1965-м годах. Двумя десятилетиями раньше, во время Второй мировой войны, на польской земле разыгралась страшная трагедия еврейского народа. Но мы намеренно опустим ту её часть, которая связана с концлагерями, чтобы сосредоточиться на событии, о котором стало широко известно совсем недавно.

Несколько лет назад польское общество было шокировано, узнав о том, что произошло в небольшом польском городке Едвабно. Цитирую официальный документ - результаты следствия Института национальной памяти.

"В тот день, с утра в Едвабно начали приезжать жители окрестных деревень, чтобы принять участие в запланированном ранее убийстве еврейского населения городка. Некоторых евреев об этом накануне предупредили местные поляки. В 10 часов утра 10 июля 1941 года начали выгонять из домов евреев и приказали им собраться на площади, при этом избивая и унижая их - это делали поляки. Свидетели сообщают, что в это время на площади находилась небольшая группа гитлеровцев, однако неясно, принимали ли они участие в конвоировании евреев к месту казни... Несколько сотен евреев, в том числе женщин и детей, заперли в большом сарае, а сарай подожгли... Что касается роли поляков в этом преступлении, то следует признать, что их роль была решающей..."

Ученые объясняют происшедшее тем, что евреи приветствовали в 1939 году советские войска, и многие из них пошли на службу к советской администрации, помогали НКВД в уничтожении польского сопротивления. Почему так случилось? Публицист Адам Узембло, отвечая на вопросы парижской "Культуры" о причинах роста антисемитских настроений в начале войны, писал: "Теплый прием большевиков был прежде всего демонстрацией отличия, отделения от тех, с кем советы воевали - то есть от поляков. Это было снятие с себя ответственности за судьбу польского государства. Нельзя прятать голову в песок - это было результатом нашей политики, нашего антисемитизма..."

В 2001- году, во время церемоний, посвященных 60-летию трагедии в Едвабно, президент Польши Александр Квасьневский попросил прощения у еврейского народа за это преступление.

Александр Квасьневский: Здесь, в Едвабно, одни граждане Польши погибли от рук других граждан Польши. Соседи убивали соседей. Сегодня я, как человек, гражданин, и президент Польской Республики, прошу прощения"...

Алексей Дзикавицкий: В ответ, посол Израиля в Польше Шевах Вайс сказал, что знает и других соседей-поляков, которые прятали евреев и благодаря которым евреи пережили Холокост.

С ним согласен и Михал Ягелло, который заявляет, что польский антисемитизм совсем не означал поддержки Холокоста. Тысячи поляков во время войны спасали евреев и нередко платили за это жизнью. Половина из тех, кто удостоен звания "Справедливый среди народов мира" - поляки.

После Второй мировой войны антисемитизм в Польше официально осуждался, однако еврейские погромы прекратились только в 1947 году. Самый известный и кровавый из них - погром в Кельцах 1946-го года, хотя многие и считают его провокацией НКВД.

1968 году власти Польской народной республики развязали массовую антисионистскую (ведь антисемитизм был официально запрещен) кампанию - по телевидению демонстрировались соответствующие программы, а на заводах проходили собрания трудовых коллективов с соответствующей повесткой дня.

Константы Геберт: Здесь нужно учитывать три фактора. Во-первых, не те выиграли "шестидневную" войну. В Польше не только евреи, но и многие поляки были на стороне Израиля, потому что советы поддерживали арабов. В Варшаве тогда говорили "наши евреи разбили их арабов". Во-вторых, весной 68-го года во многих польских городах состоялись массовые демонстрации студентов в поддержку демократических реформ, в которых участвовали также студенты еврейского происхождения - это был отличный повод для начала антисемитской кампании. И наконец в-третьих, группа евреев-коммунистов, еще довоенных, блокировала некоторые высокие посты, на которые метили более молодые коммунисты-поляки, а значит были заинтересованы в такой кампании. В результате из Польши выгнали несколько десятков тысяч человек, а меня, к примеру, исключили из лицея с формулировкой "за сионистское происхождение".

Алексей Дзикавицкий: Вернёмся к публикации во французской газете "Le Figaro", в которой утверждается, что в Восточной Европе возрождается антисемитизм и что в Польше зарегистрировано больше всего выступлений против евреев.

Здесь уместно будет привести данные последней переписи населения в Польше, согласно которым в этой стране живут лишь немногим более тысячи евреев при населении почти в 40 миллионов. Возникает вопрос, как в этой стране может развиваться антисемитизм, когда в ней практически нет евреев? Не парадокс ли это?

Продолжает Константы Геберт.

Константы Геберт: В этом нет никакого парадокса. Антисемитизм это не реакция на то, что евреи что-то делают или чего-то не делают, это тяжелая умственная патология. Здесь можно привести интересный пример. В бывшей испанской колонии Западной Сахаре действует национально-освободительное движение Полисарио, члены которого в настоящее время сражаются против оккупанта - Марокко. Полисарио называет себя марксистским движением. Но ведь во всей Западной Сахаре нет ни пролетариев, ни буржуев. Это не мешает. Марксизм им хорошо подходит, помогая отличить добро от зла. Подобную функцию выполняет и антисемитизм. Если мы удивляемся тому, откуда в Польше антисемитизм, если в стране так мало евреев, то возникает вопрос: а от какого количества евреев в стране начинается "понятный" или "объяснимый" антисемитизм?"

Алексей Дзикавицкий: Комментируя публикацию в "Le Figaro", руководитель Союза еврейских общин Польши Ежи Кихлер заявил, что в течение последних двух лет в Польше не было никаких значительных "антиеврейских инцидентов".

Тем не менее, в Польше можно свободно купить литературу антисемитского содержания, антисемитские высказывания позволяет себе католическое радио "Мария", некоторые политики. С другой стороны, ни одна из партий, представленная в парламенте, не провозглашает антисемитские лозунги, сделать на этом политическую карьеру в Польше, скорее, нереально.

По мнению специалистов, огромное значение здесь имеет правда о преступлении в Едвабно, поскольку поляки вдруг узнали, что они были не только спасителями евреев во время Второй мировой войны. Многое было переосмыслено и, как показали опросы общественного мнения, более половины поляков выступили за то, чтобы внести трагедию в Едвабно в учебники истории.

Константы Герберт: Это - основная польская проблема, и, думаю, значительно большая, чем сам антисемитизм. Мы говорим о толерантности по отношению к антисемитизму. Если на стене польского дома появляется надпись "Евреев - в газовые камеры", то эту надпись могут не закрашивать долгое время. Жители дома не чувствуют себя оскорбленными такой надписью. Таким образом, тех, кто пишет такое может быть несколько человек, то создается впечатление, что все это делают. А так происходит потому, что мы этому не сопротивляемся.

Алексей Дзикавицкий: Тем не менее, как отмечает Константы Геберт, он, идя в ермолке, чувствует себя на улицах Варшавы гораздо безопаснее, чем на улицах Парижа.

Константы Герберт: Я был большим оптимистом несколько лет назад, думая, что Польша по мере интеграции в Европу будет следовать лучшим традициям толерантности, но оказалось, что в самой этой Европе антисемитизм хорошо себя чувствует. Я хочу, чтобы это не повредило всем тем переменам, которые произошли в Польше за последние 15 лет. А изменилось осень многое в том числе и в мышлении людей и я рад, что живу в обществе, которое на такие перемены способно"

Заявил Констатны Герберт - писатель, журналист и ученый, редактор еврейского журнала в Польше "Мидраш".

А каковы прогнозы на будущее у ксендза - профессора Михала Чайковского.

Михал Чайковский: Я оптимист. С одной стороны антисемитизм - явление очень древнее, еще дохристианское, и определенные его формы сохранятся, возможно, до конца света. Однако в Польше молодое поколение в большинстве своем свободно от антиеврейских понятий...

Я уже стар и могу сравнить, как было несколько десятков лет назад, и как есть сейчас - прогресс налицо. Все больше людей понимают, что это- не только не по-христиански, но и просто-напросто глупо иметь предубеждения по отношению к какому-либо народу. Особенно по отношению к народу, с которым мы, христиане, так тесно связаны не только исторически или культурно, но и в том, что касается религии...

Сергей Сенинский: Принято считать, что всеобщая автомобилизация обернулась немалыми проблемами для больших городов мира. При этом мало кто отрицает, что автомобилизация - это еще и огромное удобство, настоящий комфорт. В большинстве крупных городов местные власти так или иначе пытаются решить проблемы автомобильных парковок и стоянок. Удается им это - по-разному. Над темой работал Владимир Ведрашко.

Владимир Ведрашко: Когда в Москве еще не было дорожной разметки, а автомобили вполне вольготно рассекали дорожные проспекты, советская пресса для изображения превосходства над капитализмом писала о неимоверных транспортных проблемах, которые все более и более усугубляются в странах, где правит чистоган. С тех пор прошло лет сорок. Сотни тысяч бывших советских людей побывали в разных странах Запада и убедились в том, что транспортные пробки действительно велики. В Париже и Лондоне, Мюнхене и Вене, городах со многими миллионами жителей и сотнями тысяч автомобилей (в Праге, например, на двух горожан приходится один автомобиль) дорожные пробки одинаково впечатляют, причем, на протяжении нескольких десятков лет. Казалось бы, коллапс неминуем, и он вот-вот произойдет. Но движение продолжается. В городах растут деревья, зеленеют газоны, на детских площадках играют дети. Более того, по тротуарам продолжают ходить пешеходы, ибо машины парковать на тротуарах запрещено.

А вот в Екатеринбурге, тоже городе с миллионным населением, картина другая. Пробки тут появились гораздо позже, чем в Лондоне, но состояние коллапса, во всяком случае очень крупных и пока непреодолимых неудобств, буднично и привычно. Половина проезжей части и многие тротуары днем заставлены автомобилями, во дворах тоже не протиснуться. Репортеры екатеринбургского бюро Радио Свобода подтверждают, что в центре города катастрофически не хватает автостоянок. Беспорядочная парковка осложняет жизнь не только пешеходам и автомобилистам, но и работникам коммунальных служб, пожарным, скорой помощи. ГАИ практикует принудительную эвакуацию нарушителей правил парковки. Показательно однако, что эвакуаторы не трогают машины влиятельных градоначальников и местных олигархов и знаменитостей. Через несколько минут вы услышите репортаж из Америки о том, как в этой крупной автомобильной державе решается проблема парковок. А сейчас - репортаж нашего корреспондента в Пскове Анны Липиной:

Галина Федорова: Ну, наш двор когда-то был чистым и опрятным. Под окнами шумели березки, дети играли на площадке ...

Анна Липина: Говорит пенсионерка Галина Федорова

Галина Федорова: А теперь всему этому пришел конец. Вся зеленая зона превратилась в стоянку для машин. Качели свернуты, деревья поломаны, газонов нет вообще. Зато - выхлопные газы, шум от моторов....

Анна Липина: За последние годы количество автовладельцев в Пскове увеличилось настолько резко, что проблема парковки стала как никогда актуальной. В 200-тысячном городе зарегистрировано около 63 тысяч автомобилей. Это не только служебный или грузовой транспорт, но и личные автомобили. По данным ГИБДД, четыре тысячи автомобилей хранится на платных автостоянках, 36 тысяч в гаражных кооперативах, а остальные 20 тысяч на улицах и во дворах, на детских площадках и газонах. Небольшие карманы во дворах теперь уже умещают всех автомобилей жильцов, поэтому машины паркуют везде.

Вот как говорят автовладельцы - соседи пенсионерки Галины Федоровой.

Мужчина: У нас маленький ребенок и каждое утро его надо возить его в садик. А место в садике нам дали очень далеко от дома. Ну в связи с этим машину приходится парковать во дворе.

Мужчина: Живу в центре города, а кооперативов гаражных там нет. Сейчас на ночь ставлю машину под окнами.

Анна Липина: Специально оборудованных платных автостоянок во многих микрорайонах Пскова не хватает на такое количество автомобилей, которое имеется сейчас у псковичей. Поэтому некоторые управления микрорайонами вынуждены самостоятельно выходить из положения и за собственные средства строить дополнительные автостоянки за счет газонов. Между тем, в Псковской области существует закон, предусматривающий ответственность за парковку машин в неустановленных местах, однако применить закон практически невозможно. Говорит сотрудник управления генерального заказчика Светлана Иванова.

Светлана Иванова: Комиссия по социальным вопросам регулярно инспектирует дворы. Они проверяют не только парковку, но и санитарное состояние территории.

Анна Липина: Однако, выявляя стоянки на газонах, сотрудники управлений микрорайонами без сотрудников УВД ничего не могут предпринять, кроме того, что оставить записку на лобовом стекле с просьбой убрать машину с газона. Говорит пенсионерка Галина Федорова.

Галина Федорова: Несколько раз мы обращались в домоуправление с просьбой наказать автомобилистов, но там только разводят руками и говорят, что сделать это невозможно.

Анна Липина: К работникам домоуправлений автовладельцы относятся как к гражданским лицам, поэтому свои паспортные данные не называют. Участковых милиционеров не хватает, а без них составить протокол и применить какие-то санкции к нарушителям невозможно. За две недели июня только 65 водителей Пскова было привлечено к ответственности за нарушение правил зеленой зоны. Статья областного закона об административных правонарушениях гласит, что проезд по газонам, детским площадкам, остановка и стоянка на них транспортных средств наказывается административным штрафом в размере от одного до пяти минимальных размеров оплаты труда или вынесением предупреждения, а повторное нарушение статьи влечет штрафные санкции в размере от пяти до десяти МРОТ.

Однако автовладельцы утверждают, что надо не штрафовать, а оборудовать как можно больше специальных мест для парковки транспорта.

Владимир Ведрашко: Описанное положение характерно и для других городов России. Из Омска - корреспондент Радио Свобода Мария Гергель.

Мария Гергель: Сейчас в Омске на тысячу жителей приходится примерно 140 частных автомобилей.

За последние два года их число выросло в два раза. Всего в Омске транспортных средств больше 300 тысяч. Для такого потока машин в городе - миллионннике парковочных мест не хватает. С ростом строительства новых зданий проблема машиномест в центре города увеличилась в несколько раз. Огромные торговые комплексы возводили в быстром темпе, не обращая внимания на строительство парковочных зон. С окраинными улицами проще. Там подобных заведений меньше, а если они и появляются, проезжую часть, как правило, можно расширить и построить подъездные пути. Самые проблематичные в плане парковок сейчас - центральные улицы Ленина, Красный путь, проспект Маркса.

Зачастую водители машин паркуются прямо на тротуаре, что создает помехи пешеходам, ведет к разрушению бордюров и асфальта. Автовладельца в этом случае ждет штраф на сумму 100-200 рублей. Предложения поступали разные. Одно из них - увеличить число машиномест за счет дворовых территорий. Но сотрудники ГИБДД категорически против. Городские дворы в основной массе и так небольшие, пусть там лучше строятся детские площадки. Михаил Парфенов архитектор, начальник градостроительной мастерской, видит решение проблемы в многоэтажных стоянках и грамотной строительной политике. Омск понемногу переходит к подземным парковкам. Уже ставшие популярными в других городах многоярусные гаражи, могли бы решить наболевшую проблему дефицита парковок и в Омске.

Владимир Ведрашко: Как мы только что слышали, самые проблематичные с точки зрения парковки - улицы Ленина, Красный путь и проспект Маркса. А вот на улице Коннектикут-авеню в Вашингтоне, да и на других улицах американских городов ситуация почему-то другая. Слово корреспонденту Радио Свобода в Вашингтоне Аллану Давыдову.

Аллан Давыдов: Не так давно я припарковал свою "Тойоту" у тротуара рядом с почтой в пригороде Вашингтона. Надеясь управиться за четверть часа, опустил в парковочный счетчик, как положено, 25-центовую монету. На почте - очередь. Через 20 минут подбегаю к машине - но поздно! Женщина в униформе нацелила цифровую фотокамеру на обнулённый счетчик месте с номером моего авто. Не помогли ни мольбы, ни, тем более, комплименты. Задокументировав недостаточную предоплату парковки, дама-инспектор вежливо, но непреклонно вручила мне квитанцию на штраф в 50 долларов и укатила на велосипеде - искать новых нарушителей.

Еще пример. Приятельница, живущая в штате Мэриленд, справляла у себя дома день рождения. Каждому прибывшему вручала гостевой ярлычок, чтоб вешать под лобовое стекло машины как разрешение парковаться на территории кондоминиума. Кому-то ярлычков не хватило. Когда стали расходиться, один из таких гостей не нашел своего "Лексуса" на стоянке. Догадались позвонить в местную компанию, которая по муниципальному контракту отбуксировывает автомобили, неправильно припаркованные в жилых комплексах. Там подтвердили, что это их работа. Я отвез бедолагу-приятеля до эвакуационной площадки, с которой он забрал свою машину, уплатив штраф в сто долларов. Еще сутки - и ему бы пришлось добавить втрое больше за хранение автомобиля.

Оба описанных случая довольно характерны для Соединенных Штатов и иллюстрируют эффективность муниципального контроля за соблюдением правил парковки через заключение контрактов с коммерческими фирмами.

Не менее усердно работают и правоохранительные структуры. В правилах дорожного движения каждого американского штата перечислены нарушения правил парковки, чреватые снижением уровня безопасности или неудобствами для окружающих. Ставя машину прямо у перекрестка или пожарного гидранта, у запретной желтой линии на бордюре, заезжая на тротуар, либо блокируя транспортный поток - будьте уверены что тут же появится патрульный полицейский и выпишет вам повестку в суд, которая одновременно является штрафной квитанцией. Послав штраф чеком в финансовое управление администрации вашего города или округа, либо уплатив его кредитной картой по телефону, вы признаёте свою вину и избегаете судебного разбирательства. Но в любом случае ваше водительское досье пополняется несколькими штрафными баллами, которые способны повысить сумму вашей автостраховки.

Теперь - о возможностях американской автопарковки.

У нас, в Большом Вашингтоне, они очень разнятся и зависят от близости к деловому центру, времени недели и суток. В районе Коннектикут-авеню, где расположено бюро Радио Свобода, вдоль тротуаров немало зон парковки со счетчиками - по доллару в час с восьми утра до шести вечера и бесплатно в остальные часы и в выходные. Однако в поисках свободного места в часы пик здесь можно кружить часами. Под многими деловыми зданиями и отелями расположены гаражи - от 9 до 16 долларов за полный день. Так что на работу я предпочитаю ездить на метро. Иное дело - моя жена, которая работает по другую сторону реки Потомак, в городе Александрия. Ее компания позволяет ей ставить машину подземном ведомственном гараже всего за 10 долларов в месяц. Это - корпоративная привилегия для тех, кто проработал в данной компании свыше трех лет.

Раз в неделю наша семья ездит за покупками в ближайший торговый центр. Еще чаще - в крупный продуктовый супермаркет. К подобным торговым объектам и кинотеатрам всегда прилегают автостоянки или многоэтажные гаражи на сотни, а то и на тысячи мест. Парковка на них - бесплатная, с отличной разметкой и указателями. Самые удобные места выделены автомобилям с инвалидами, и никто другой их никогда не займет. Наличие парковки является важнейшим конкурентным фактором в американской индустрии сервиса.

В разных городах расходы на парковку выглядят по-разному. Центр Вашингтона - это цветочки по сравнению с нью-йоркским Манхэттеном, где парковка в крытом гараже стоит от десяти долларов в час. Сборы за автостоянку ежегодно пополняют городской бюджет Нью-Йорка более чем на 400 миллионов долларов.

Парковочные сборы и штрафы в США применяются невзирая на статус и должности автоседоков. Два года назад Сенат американского Конгресса проголосовал за сокращение объемов помощи странам, чьи дипломаты, аккредитованные в США, отказываются платить штрафы за неправильную парковку, прикрываясь своим иммунитетом. Только в Нью-Йорке, где расположены множество консульств и штаб-квартира ООН, иностранные дипломаты задолжали городской казне 21 миллион долларов.

Сергей Сенинский: "Стволовые клетки" - одна из наиболее популярных тем не только в сегодняшней медицине и клеточной биологии, но и все больше - в средствах массовой информации. Стволовым клеткам часто приписывают почти чудодейственные свойства: пишут, что с их помощью, якобы, можно восстанавливать утраченные органы или вообще - возвращать человеку молодость.

В действительности современная наука пока еще весьма далека от столь радикальных технологий. Вместе с тем, некоторые свойства стволовых клеток позволяют надеяться на то, что, по крайней мере, некоторые из впечатляющих перспектив в будущем могут стать реальностью. О том, что такое стволовые клетки, какова их роль в человеческом организме, рассказывают сотрудники института Биологии Развития Российской Академии Наук Василий Терских и Виктор Миташов. С ними беседуют Александр Костинский и Александр Марков.

Виктор Миташов: Я думаю, можно было бы начать с эмбриональных стволовых клеток. Обнаружены эмбриональные стволовые клетки приблизительно 20 с небольшим лет тому назад. Впервые исследователи обратили внимание на ранние стадии развития позвоночных животных, когда развивающийся организм находится на стадии 32-64 клеток. И если эти клетки, которые создают организм, извлечь и поместить в условиях культивирования, то, оказалось, некоторые из них, 2-3, 4-5 могут дать отдельный клон. И этот клон может в условиях, созданных вне организма при добавлении ростовых факторов, довольно долго размножаться.

Александр Костинский: Надо сказать, что когда мы говорим "эмбриональные", то эмбрион - это когда происходит оплодотворение женской клетки, проходит буквально несколько дней, эти клетки нельзя взять в любой момент. Эмбрион - это зародыш. Через четыре или пять дней, и вот эти 32 или 64 клетки вытаскивают изнутри и на культуры высаживают.

Виктор Миташов: Это так называемая внутриклеточная масса. И из клеток внутриклеточной массы в условиях вне организма можно создать, накопить довольно большое количество клеток.

Александр Костинский: Когда эти клетки вытащили, посадили в среду, несколько из этих клеток начинают размножаться и не превращаются в какие-то конкретные клетки кожи, мозга, сердца и так далее.

Виктор Миташов: Совершенно верно. А для того, чтобы они превратились в эти клетки специализированные, дифференцированные, им нужны некоторые сигналы, которые бы направили в определенный путь развития. И под влиянием этих так называемых дифференцирующих факторов из этих клеток эмбриональных стволовых могут возникнут кардиомиоциты, и они будут сокращаться так же как кардиомиоциты в сердце человека. Могут возникнуть нейроны, может возникнуть глея.

Александр Марков: То есть эмбриональные стволовые клетки - это некий искусственный конструкт, их получают искусственно путем выращивания эмбриональных клеток.

Александр Костинский: А что такое слово "стволовые", откуда ствол?

Виктор Миташов: Стол какой-то одной-единственной клетки, которая дает клон.

Александр Костинский: Имеется в виду, что деление одной и той же клетки.

Виктор Миташов: Одной и той же клетки для того, чтобы саму эту клетку поддерживать и увеличивать число именно этой клетки.

Александр Костинский: А как много может этих делений произойти? Существует такое мнение, что количество делений у обычных клеток конечно, называются разные цифры, но порядка 50. Понятно, что если вы берете одну или две-три клетки, чтобы сделать что-то существенное, они должны много раз поделиться.

Виктор Миташов: Так оно и есть. Именно этими особенностями стволовые клетки в том числе отличаются. В них имеется теломераза, которая обеспечивает возможность деления более чем 50 клеток.

Александр Костинский: До того, как они специализируются?

Виктор Миташов: Да, до того, как они будут специализироваться. И удается даже получить до двухсот делений.

Александр Костинский: Когда говорят о бесконечном делении стволовых клеток - это все-таки некое такое преувеличение?

Виктор Миташов: Конечно, преувеличение. Конечно, их потенции все-таки ограничены. И мы можем перейти к другому разделу - стволовые клетки в разных тканях, тканевые стволовые клетки.

Александр Костинский: Василий Алексеевич, расскажите, пожалуйста, что такое тканевые стволовые клетки, почему они стволовые и какова их функция?

Василий Терских: Впервые идея существования стволовых клеток во взрослом организме возникла более ста лет назад чисто теоретически. Поскольку многие ткани непрерывно обновляются. Например, клетки кожи слущиваются и заменяются новыми клетками. Погибают эритроциты, лимфоциты крови и заменяются новыми клетками на протяжении всей жизни организма. Такое возможно только в том случае, если есть какие-то клетки, которые постоянно поддерживают образование специализированных клеток за счет непрерывного деления. Вот так возникла идея существования стволовых клеток.

Александр Марков: Причем известно, что эритроциты не могут делиться.

Василий Терских: Эритроциты не могут делиться. Эритроциты у человека даже не имеют ядра, и поэтому они уже обречены на гибель и замену новыми клетками. Поэтому было сначала предположено, что должны быть такие стволовые клетки. А потом были такие стволовые клетки обнаружены для крови, для кожи, кишечника. И сейчас предполагается, что в большинстве тканей вообще такие стволовые клетки существуют на протяжении жизни организма.

Александр Костинский: А что понимают под тканевыми стволовыми клетками? Это уже они как бы в ткани?

Василий Терских: Эти клетки обладают гораздо более узким спектром дифференцировки. Например, клетки кожи могут дать эпителий или эпидермис, они могут участвовать в образовании волосяных фолликулов и сальных желез. Эти клетки в принципе участвуют в регенераторных процессах. Например, если происходит повреждение кожного покрова в результате ожога, раны какой-то, то за счет размножения стволовых клеток происходит восстановление кожного покрова. Эти клетки, с одной стороны, могут самоподдерживаться, то есть после каждого делания снова возникает стволовая клетка и так очень долго, по крайней мере, на протяжении жизни организма. В некоторых случаях это может быть и больше продолжительности жизни организма.

Александр Костинский: Но в каждом органе тела свой тип стволовых клеток. Если эмбриональные стволовые клетки могут превратиться в любую клетку человека, в любую ткань, то те, которые кожные, у них спектр ограничен.

Василий Терских: Гораздо более ограничен.

Александр Костинский: Но тут не возникает никаких моральных аспектов. Потому что когда говорят о возможных медицинских приложениях клеток, то они берутся у того же человека, ни у какого не эмбриона.

Василий Терских: В данном случае никаких ни этических, ни моральных, ни религиозных проблем не возникает, потому что это ничем не отличается от давно существовавшей практики пересадки кожи от человека тому же самому человеку на какие-то пораженные участки тела.

Александр Костинский: Все с детства знают, что если ящерицу схватить за хвост, то хвост у нее отпадает, а потом, как выясняется, вырастает. Тут тоже стволовые клетки работают при этой регенерации?

Виктор Миташов: Наиболее яркими потенциями к регенерации обладают тритоны, поскольку у них возможна регенерация хвоста, лапы. В наших исследованиях мы пытаемся ставить эту проблему таким образом: можно ли обнаружить специальные гены, которые в этом процессе участвуют, инициируют этот процесс? Одним из таких генов могут быть так называемые регуляторные гены. В ходе нормального развития глаза любого и нашего с вами, человеческого глаза, и, скажем, у дрозофил, где совсем другой глаз. Оказалось, что и у дрозофил, и у человека, и у тритона сходный, типичный набор этих регуляторных генов, который контролирует нормальное развитие. Именно эти гены, оказалось, контролируют и ход регенерации.

Александр Марков: То есть первый раз они включаются при формировании глаза, в ходе развития зародыша, а если глаз потерян, то они снова включаются.

Виктор Миташов: Не глаз потерян, а какие-то структуры глаза, скажем, хрусталик потерян. И оказалось тот же самый набор генов включается на этих стадии регенерации.

Александр Костинский: И причем тут стволовые клетки? Они тоже там как-то участвуют?

Виктор Миташов: Долгое время, занимаясь регенерацией хрусталика или сетчатки у тритонов, я всегда говорил о том, что у этих видов животных, у которых ярко выражена регенерационная потенция, клетками, участвующими в регенерации, оказались дифференцирующие клетки. Радужка у тритона является источником регенерации хрусталика и клетки пигментного эпителия тоже являются источником регенерации не хрусталика, а сетчатки. И вдруг оказалось, что у других позвоночных животных, вначале это было обнаружено у мышей, крыс, в прошлом году появилась работа, в которой использовались клетки, извлеченные из глаза человека. И если эти клетки извлечь, посадить в условиях культивирования вне организма, то они дают все типы клеток сетчатки, дифференцируются.

Александр Костинский: То есть они превращаются, как стволовые клетки тканевые, взрослые клетки себя ведут.

Виктор Миташов: Совершенно верно. Я долгое время на вопрос: возможна ли регенерация сетчатки в глазу человека, всегда говорил - да нет, невозможно, нет этих клеток. Оказалось, эти клетки есть, и они оказались именно стволовыми.

Александр Марков: Человек ведь утратил практически в ходе эволюции эту способность, которая была у земноводных, к восстановлению, к регенерации сетчатки, других структур глаза. Но, оказывается, какие-то клетки почему-то сохранились, которые имеют эту потенцию.

Виктор Миташов: Их очень мало.

Александр Костинский: Но мы можем рассчитывать на то, что с помощью этих механизмов существует надежда какая-то серьезная?

Василий Терских: Я думаю, что надеяться на то, что вырастет нога не стоит. Некоторые структур, например, восстановление каких-то утраченных кусочков кости, восстановление мышц, восстановление части нервной системы, в частности, головного мозга, я думаю, что это можно будет делать.

Александр Марков: У земноводных, у тритонов такие замечательные способности к регенерации, к отращиванию утраченных конечностей и так далее. А почему у нас этого нет? Казалось бы, это полезнейшее свойство. Как естественный отбор допустил, что оно было утрачено?

Виктор Миташов: Эволюция не всегда приводит только к усовершенствованию и улучшению. Бывают случаи, когда что-то и теряется в процессе эволюции. На самом деле во многих тканях такая потенция или условия для регенерации есть, но нет подходящих клеток, в частности, стволовых клеток, которые могли бы в данном месте осуществить регенерацию. Поэтому можно эти клетки, вырастив вне организма, их потом туда внести в этот самый пораженный участок, где должна произойти регенерация. Это, видимо, самый реальный способ для того, чтобы использовать клетки взрослого организма, а может быть и эмбриональные клетки для биомедицинских целей.

XS
SM
MD
LG