Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Национальные интересы и зарубежные инвесторы; Борьба с терроризмом и правовое государство; Нарушения прав российских призывников; К 750-летию Кенигсберга-Калининграда


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[30-06-05]

Национальные интересы и зарубежные инвесторы; Борьба с терроризмом и правовое государство; Нарушения прав российских призывников; К 750-летию Кенигсберга-Калининграда

ВедущийСергей Сенинский

Сергей Сенинский: Допускать ли иностранный капитал к участию в национальных компаниях, которые - по тем или иным причинам - относят к категории "стратегических"? В апреле немецкой компании Siemens было отказано в покупке у холдинга "Интеррос" почти 75-ти процентов акций российской компании "Силовые машины", производителя энергетического оборудования. На этой неделе Федеральная антимонопольная служба России дала такое разрешение - на покупку до 80% акций "Силовых машин" - российскому холдингу "Базовый элемент", объединяющему, среди других, крупнейшие алюминиевые заводы. Министерство промышленности теперь предлагает, чтобы решение, допускать или нет иностранный капитал в те или иные проекты, принимала бы специальная правительственная комиссия - по согласованию с Советом безопасности.

В России давно существует перечень государственных предприятий и компаний, приватизация которых запрещена в принципе. По крайней мере, в данный момент, хотя время от времени из него какие-то предприятия исключают. Оставшиеся и можно, видимо, считать перечнем "стратегических" предприятий. Хотя реально - таковых оказывается намного больше. К ним, видимо, следует относить и частные компании - будь то нефтяные, металлургические или машиностроительные. Подобный подход - одновременно - и в чем-то совпадает, и отличается от практики, принятой в некоторых других странах мира.

В Польше, например, где, как и в России, приватизация государственных предприятий продолжается, именно на этом этапе проводится определенный отбор, говорит наш корреспондент в Варшаве Алексей Дзикавицкий:

Алексей Дзикавицкий: Какого-то перечня "стратегических" предприятий, которые нельзя приватизировать ни польским, ни зарубежным компаниям, в Польше не существует. Есть, однако, отрасли, для приватизации предприятий которых требуется разрешение всего правительства, а не только Министерства государственной собственности.

К ним относятся, например, добыча угля и газа, оборонная промышленность, сталелитейная, банковский сектор... И здесь решение, приватизировать или нет, зачастую зависит от того, какая политическая партия в данный момент находится у власти.

Говорит Томаш Петрыга - эксперт "Правовой газеты":

Томаш Петрыга: Проблема в том, что государство не стремится вообще всё приватизировать, некоторые предприятия оно хочет сохранить под своим контролем. Но каких-то специальных ограничений в общем-то нет...

Например, история с приватизацией "Польской нефтегазовой компании". Ее начали приватизировать, а потом - уже другое правительство - решило, что этого делать нельзя, и дело застопорилось. Или, скажем, 51% акций "Польской телефонной компании" до сих пор принадлежат государству - очередные правительства не соглашаются продать контрольный пакет частным владельцам...

Алексей Дзикавицкий: Примерно та же история - с приватизацией крупнейшей польской страховой компании PZU. В 1999 году правительство продало 30% её акций голландской компании Eureko, пообещав выставить на продажу очередные пакеты. Однако до сих пор этого не произошло. Но в целом каких-то законодательно установленных ограничений на участие зарубежных инвесторов в тех или иных польских компаниях - будь то контролируемые государством или уже полностью приватизированные - в Польше на сегодня не существует...

Сергей Сенинский: В Германии специальный закон, который регламентирует участие зарубежных инвесторов в некоторых немецких компаниях, был принят совсем недавно. Любопытно, что само понятие "стратегическое предприятие" в нем отсутствует. Говорит сотрудник Министерства экономики Германии Кристоф Райхле:

Кристоф Райхле: У нас есть закон, согласно которому зарубежный предприниматель, если он захотел купить более 25% акций немецкой компании, которое работает в так называемой "сфере национальных интересов", должен предварительно получить разрешение правительства. Причем - неважно, о каком зарубежном инвесторе из какой страны идет речь - Европейского союза или - за его пределами. Закон - совсем новый, он принят всего полгода назад, и пока не было примеров его применения.

Ну, а под предприятиями "сферы национальных интересов" в Германии подразумеваются прежде всего те, которые производят какие-либо виды вооружения или участвуют в процессе их производства. Причем каких-то списков таких предприятий правительство не составляет - каждый конкретный случай рассматривается отдельно. И этот новый закон - единственный законодательный акт, который вообще как-то ограничивает участие иностранного капитала...

Сергей Сенинский: В Испании, вступившей в Европейский союз 19 лет назад, в 1986-ом, перечень отраслей, компании и предприятия которых могут быть отнесены к категории "стратегических", оказывается значительно шире. Рассказывает Мигель Мойя, владелец адвокатской конторы в Мадриде, специализирующейся на оказании юридической поддержки иностранным компаниям:

Мигель Мойя: К категории "стратегических", или, как у нас говорят, предприятий, находящихся на "особом режиме", относят как государственные, так и приватизированные компании, действующие в определенных областях экономики. Это, прежде всего, производство электроэнергии, нефтепереработка и телекоммуникации. "Особый режим" распространяется также на радио, телевидение, игорный бизнес и, разумеется, предприятия военной промышленности, связанные с производством и продажей оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и военного снаряжения. Сюда же отнесены авиационный транспорт и добыча некоторых полезных ископаемых. Считается, что именно эти отрасли являются особо важными для государства.

Сергей Сенинский: Но какие-то ограничения - заложены непосредственно в законодательство?

Мигель Мойя: Государством установлены некоторые ограничения на участие иностранного капитала в этих "стратегических" отраслях. Во-первых, привлечение в них капиталов из стран, не являющихся членами Евросоюза, допускается только по специальному решению Совета Министров. Еще более жесткие требования - к военным производствам, телекоммуникациям, радио и телевидению - здесь на обсуждение правительства выносится привлечение капитала из любой страны.

Во-вторых, существуют ограничения и по долевому участию капитала из стран - не членов Евросоюза. Так, на любых предприятиях "особого режима" размер капитала, принадлежащего какому-то одному иностранному инвестору, не может превышать 5%. И в любом случае, вложенный капитал не дает право иностранцу участвовать в управлении стратегическими предприятиями. Это же правило распространяется на зарубежные компании, действующие на территории любого государства Европейского союза, но принадлежащие гражданам "третьих" стран...

Сергей Сенинский: В Соединенных Штатах государство никак не контролирует даже крупнейших подрядчиков Пентагона, все они - сугубо частные компании. Тем не менее, именно государство решает, разрешить ли тому или иному зарубежному инвестору приобрести сколько-нибудь значимый пакет акций американской компании в определенных отраслях экономики. Из Вашингтона - вице-президент Центра стратегических и международных исследований Эрик Петерсон:

Эрик Петерсон: В США не существует общепринятого понятия "стратегические компании". Но в принципе, если компании работают в двух обособленных секторах экономики, они считаются, по сути, стратегическими.

Первый такой сектор - ключевая инфраструктура. Сюда входят, например, атомные электростанции, водные ресурсы, некоторые виды транспорта и так далее. Второе направление связано с любым бизнесом, который можно отнести к более специфической категории "национальной безопасности". То есть, если обобщить, в Америке нет четкой характеристики того, какой именно бизнес является стратегическим. Мы решаем это, рассматривая каждую ситуацию в отдельности.

Сергей Сенинский: А как именно решается судьба той или иной сделки с акциями американской компании из этих двух секторов экономики?

Эрик Петерсон: Это решает правительство. Обычно вопрос рассматривается Министерством торговли, а, кроме того, рядом государственных агентств, которые как раз и выработали процедуру, по которой определяется, могут ли зарубежные инвесторы владеть пакетами акций стратегических американских компаний.

В последние годы было немало подобных случаев. Некоторые иностранные инвесторы хотели приобрести, например, акции предприятий космической индустрии или более мелких компаний, работающих в так называемой "сфере национальной безопасности". Они прошли эту процедуру, и каждый такой случай рассматривался с учетом того, что сегодня Америка стала куда более уязвимой, чем прежде. И, кстати, одной или двум таким компаниям было отказано в покупке акций - как раз из соображений национальной безопасности.

Ну, а в целом те вопросы, которые вы задаете, приобрели в США особую значимость после терактов 11 сентября. Теперь здесь с большой осторожностью относятся к любому участию иностранных компаний в "стратегических" отраслях американской экономики...

Сергей Сенинский: Эрик Петерсон, вице-президент Центра стратегических и международных исследований, Вашингтон...

На прошлой неделе одна из крупнейших нефтяных компаний Китая предложила 18,5 миллиардов долларов за американскую Unocal, 9-ую нефтяную компанию США. Это - на 2 миллиарда больше, чем уже одобренная покупка Unocal другой американской нефтяной компанией - Chevron. На этой неделе сразу несколько американских законодателей (в том числе - председатель комитета по энергетике Палаты представителей) обратились к президенту Бушу с призывом блокировать любую сделку Unocal с китайской компанией, как, по их мнению, "представляющую очевидную угрозу национальной безопасности"... Правительственная комиссия США по финансовым рынкам уже одобрила сделку между двумя американскими нефтяным и компаниями, и теперь на 10 августа намечено голосование их акционеров...

В Испании так называемая "баскская проблема", связанная с террористической деятельностью сепаратистской группировки ЭТА, - одна из самых острых в стране. Она существует уже 40 лет, и до сих пор далека от решения. Все эти годы в Стране басков, на севере Испании, сохраняется напряженная ситуация, порой напоминающая состояние гражданской войны.

Дебаты, как покончить с террором, в Испании ведутся непрерывно. Очередные состоялись буквально в минувшую среду - в ходе парламентской дискуссии о политике нынешнего правительства. Главный вопрос - вести или нет переговоры с террористами? А если вести, то идти ли на какие-то уступки? Рассказывает наш корреспондент в Мадриде Виктор Черецкий:

Виктор Черецкий: Вооруженные сепаратисты из группировки ЭТА добиваются отделения баскских провинций от Испании. Так называемую "борьбу за независимость" они начали еще в годы диктатуры, при генерале Франко. С тех пор их тактика не изменилась - путем террора экстремисты пытаются заставить власти пойти на политические уступки. Жертвами ЭТА за минувшие годы стали более тысячи человек - в основном, полицейские, военные и политические деятели, а также случайные прохожие, оказавшиеся на месте теракта.

Ни одно испанское правительство - ни при диктатуре, ни при демократии - на политические уступки террористам не шло. И, судя по заявлениям нынешних испанских руководителей, подобных сделок не предвидится и в будущем. Министр внутренних дел Испании Хосе Антонио Алонсо.

Хосе Антонио Алонсо: Наши действия доказывают твердость нашей позиции. На террористов оказывается сильное политическое и полицейское давление, о чем свидетельствует большое количество арестов.

Виктор Черецкий: Вместе с тем, многие испанцы полагают, что одних полицейских мер в борьбе с терроризмом, видимо, недостаточно.

Казалось бы, за 40 лет борьбы с террором были испробованы все средства. Например, генерал Франко притеснял басков, даже запрещал их язык, а пойманных боевиков беспощадно пытали и казнили. Не помогло. Пришедшие на смену диктатору демократы продолжили полицейские операции и даже добились международной поддержки и сотрудничества в борьбе с террором. Опять не помогло. ... В 90-ые годы в борьбу включилась и общественность, чтобы попытаться оказать моральное давление на террористов. После каждого покушения, в стране устраивались грандиозные демонстрации протеста. Не помогло... Наконец, было запрещено политическое крыло баскских экстремистов - партия "Батасуна". Тоже не помогло. ЭТА по-прежнему сохраняет свою боеспособность. Говорит сотрудник полиции из баскского города Усурбиль - Ману Арамбуру.

Ману Арамбуру: По нашим сведениям, ЭТА насчитывает до 300 бойцов. Группировка сохраняет свой арсенал, материальные ресурсы, тайные убежища и способность действовать. Все это не просто, учитывая, что активный поиск членов группировки ведется по обе стороны франко-испанской границы.

Виктор Черецкий: В сложившейся ситуации испанские социалисты, вновь, после восьмилетнего перерыва, пришедшие в прошлом году к власти, заявили, что готовы к переговорам с баскскими экстремистами. При этом они выдвинули два условия. Первое: правительство по-прежнему не пойдет ни на какие политические уступки. И второе: ЭТА должна предварительно отказаться от вооруженной борьбы. Инициатива правительства была одобрена парламентом. Премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро.

Хосе Луис Родригес Сапатеро: В случае, если правительство убедится, что ЭТА хочет сложить оружие и отказаться навсегда от насилия, тогда мы пойдем на переговоры с ней, чтобы добиться мира, которого хотят все испанцы.

Виктор Черецкий: Любопытно, что и сами баскские экстремисты тоже высказались за диалог с властями. Правда, разоружаться они не хотят. А в подтверждение серьезности своих намерений заявляют, что, мол, в последние два года никого не убили: о взрывах они предупреждают полицию заблаговременно, чтобы она успела, во избежание жертв, эвакуировать людей. Кроме того, ЭТА пообещала больше никогда не убивать политических деятелей. Говорит лидер политического крыла группировки Арнальдо Отеги.

Арнальдо Отеги: Заявление ЭТА обращено в будущее. Оно направлено на преодоление конфронтации и достижение договоренностей на благо мира для нас и для испанского государства.

Виктор Черецкий: Тем временем, консервативная оппозиция в лице Народной партии высказалась против любого диалога с радикалами. Она считает, что с террористами вести переговоры нельзя. В знак протеста против этих переговоров партия провела в Мадриде массовую демонстрацию своих сторонников, прибывших с этой целью со всех концов Испании. Говорит лидер консерваторов Марьяно Рахой.

Марьяно Рахой: Выступление в парламенте с инициативой начать переговоры с террористической организацией - это глупая шутка. Это даже не вопрос идеологии, это вопрос здравого смысла и достойной политики.

Виктор Черецкий: Однако инициатива правительства начать переговоры была поддержана обществом, в том числе творческой интеллигенцией - и испанской, и баскской. Люди попросту устали от постоянной напряженности и атмосферы конфронтации. Говорит профессор философии Мадридского университета Фернандо Саватер.

Фернандо Сабатер: Все разговоры консерваторов о том, что правительство предает память жертв террора, затевая переговоры с ЭТА, чуть ли не снимает перед экстремистами штаны - бессмысленная патетика. Кстати, правительство могло бы действовать в этом деле и самостоятельно, не добиваясь предварительного согласия парламента.

Виктор Черецкий: Итак, если не переговоры, так что же? Правые предлагают по-прежнему решать баскскую проблему лишь полицейскими методами.

Ну, а кое-кто в Испании с тоской вспоминает и о неких "нестандартных" методах, с помощью которых еще недавно силовые структуры пытались "эффективно разобраться" с экстремистами. Попытка без суда и следствия покончить с террористами была предпринята в 80-ые годы. 16 октября 1983 года в городе Байона, на юге Франции, были схвачены, тайно вывезены в Испанию, подвергнуты пыткам и уничтожены два активиста ЭТА - Хосе Антонио Ласа и Хосе Игнасио Сабала. Их останки через много лет были найдены в провинции Аликанте.

Вначале подобные "операции" проводились силами спецслужб, затем для выполнения заданий стали использовать специально нанятых людей, которые действовали под вывеской тайной организации, получившей название "Антитеррористические группы освобождения", в сокращении по-испански ГАЛ. Рассказывает полицейский из баскского города Усурбиль Ману Арамбуру.

Ману Арамбуру: Это продолжалось до 1986-ого года. Всего были убиты 18 человек, причем часть из них не имели никакого отношения к ЭТА, в том числе граждане Франции. К этим убийствам были причастны национальная полиция, жандармерия и наемники. Деяния оплачивались из секретных фондов министерства внутренних дел.

Виктор Черецкий: Решение бороться с терроризмом так называемыми "нестандартными" методами было принято в те годы руководством баскского отделения социалистической партии. Их позиция, как впоследствии установил суд, была поддержана тогдашним министром внутренних дел Испании и главой службы Государственной Безопасности. Правда, сами эти деятели так никогда и не признали, что поддержали в те годы идею "решительных методов".

Историю этих полицейских операций, похищений и ликвидации террористов, расследовали в конце 80-ых годов. Действующие лица оказались за решеткой. Затем, в 90-ые годы, дело возобновилось и получило уже явно политическую окраску. Тогдашняя оппозиция воспользовалась скандалом для нападок на правительство и на выборах 1996-го года пришла к власти.

Со времен операций ГАЛ прошло двадцать лет, но уроки связанного с ними скандала в Испании не забыты. Нынешние власти страны всякий раз подчеркивают, что намерены бороться с терроризмом лишь законными методами. Говорит секретарь социалистической партии Хосе Бланко.

Хосе Бланко: Членов ЭТА всегда следует передавать в руки правосудия - во имя закона, во имя жертв террора.

Виктор Черецкий: Почти одновременно с делом ГАЛ рассматривалось и дело о коррупции в руководстве спецслужб. Многие чиновники воспользовались тогда в личных целях средствами из уже упомянутых секретных фондов, отпускаемых на тайную борьбу с ЭТА.

Делом ГАЛ воспользовались и баскские радикалы для развертывания беспрецедентной пропагандистской компании о так называемых "преступлениях испанского империализма", который, якобы, "душит свободолюбивый баскский народ". Стоит отметить, что кампания эта оказалась весьма успешной и возымела действие, особенно среди баскской молодежи. Ряды ЭТА - только пополнились.

Обстановка в Стране басков остается напряженной в течение десятилетий - и до сих пор. Говорит баскский полицейский Ману Арамбуру.

Ману Арамбуру: "Баскская проблема" требует быстрого и справедливого решения. Сегодня в тюрьмах находится 800 заключенных членов ЭТА, еще 1100 человек скрываются за границей. На мой взгляд, ситуация взрывоопасна. Так дальше продолжаться не может.

Басков всего-то два с половиной миллиона человек. Теперь испанский парламент поддержал идею переговоров. Посмотрим, приведет ли это к каким-то переменам...

Виктор Черецкий: На состоявшихся недавно в Стране басков региональных выборах вновь победила Баскская националистическая партия. Её руководители считают, что решить проблему терроризма можно лишь в том случае, если центральное правительство Испании передаст баскской автономии основные государственные функции, сохранив за собой лишь решение вопросов обороны. Кроме того, националисты считают необходимым немедленно начать переговорный процесс с участием представителей политического крыла радикалов - запрещенной партии "Батасуны". Говорит руководитель баскского регионального правительства Хуан Хосе Ибаррече.

Хуан Хосе Ибаррече: Наша задача - организовать "круглый стол" с участием представителей всех партий. На нем должны быть представлены все идеи. Все, не только баскское правительство, заинтересованы в достижении мира. Мы незамедлительно создадим рабочую группу, которая подготовит предложения для такого "круглого стола".

Виктор Черецкий: Многие наблюдатели в Испании считают, что втайне переговорный процесс с радикалами уже ведется: и на уровне центрального, и на уровне регионального правительства. Говорится о двух направлениях переговоров - военном и политическом. Как жест доброй воли, оценили в Стране басков недавнее решение испанских судей не считать террористами руководителей близкого к партии "Батасуна" молодежного движения "Харай". Они провели несколько лет в тюрьме за организацию уличных беспорядков, однако теперь отпущены на свободу. У испанских правых это решение вызвало ярость. Однако, судя по опросам общественного мнения и многочисленным публикациям в прессе, большинство испанцев все же считают, что решить баскскую проблему невозможно без определенных компромиссов.

Сегодня говорят даже о том, что правительство, якобы, готово предложить радикалам некоторые льготы для их сторонников, отбывающих наказание в тюрьмах. Что касается расширения прав баскской автономии, то вести диалог на эту тему официальный Мадрид намерен лишь с баскским правительством. Во всяком случае, до тех пор, пока ЭТА не сложит оружия...

Сергей Сенинский: На прошлой неделе в Москве прошла конференция, на которой были представлены результаты независимого общественного мониторинга нарушений прав человека в ходе призыва в российскую армию осенью 2004 года. Мониторинг проводился в 30 регионах всероссийской коалицией общественных организаций "За демократическую альтернативную службу" совместно с Комитетами солдатских матерей и другими правозащитными организациями. Рассказывает Людмила Алексеева:

Людмила Алексеева: Источниками для доклада послужили главным образом заявления призывников и членов их семей. Более трех тысяч таких заявлений получили общественные организации, проводившие мониторинг. При этом подавляющее большинство подававших такие заявления ставили условием, чтобы их фамилии не упоминались в докладе, они опасались преследования со стороны военкоматов за обращение в общественные организации. Получение сведений о ходе призыва от официальных органов было для общественного мониторинга труднодоступным, потому что сотрудники этих органов отрицательно относятся к самому факту гражданского контроля за сферой призыва. Между тем, как указывается в докладе, по конституции и законам все сферы государственной деятельности, за исключением сведений, отнесенных законом к государственной, либо служебной тайне, должны быть прозрачны для общества. Авторы доклада так обосновывают требования открытости сферы призыва для общественного контроля:

"Российская конституция провозглашает защиту отечества долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации, но при это четко указывается, что гражданин Российской Федерации обязан нести службу в соответствии с военным законом. Отступление от этого порядка, в том числе ходе призыва, лишает военную службу ее конституционного смысла, превращает ее в карательную машину, карательную прежде всего по отношению к самим защитникам отечества".

Людмила Алексеева: При всей неполноте сведений о нарушениях прав призывников этот мониторинг свидетельствует, что нарушения эти являются массовыми. В докладе основные виды нарушений прав человека, отмеченных в ходе призыва, освещаются в 9 разделах. В первом разделе отмечается нарушение сроков призыва и незаконные вызовы в военкоматы. Констатируется практика вызова в военкоматы по вопросам призыва, когда призывная кампания еще не началась, и нарушения сроков призыва отдельных категорий граждан. Выявлены случаи насильственного доставления призывников в военкоматы и на сборные пункты для отправки на военную службу с использованием обмана. Вот один пример из множества, приводимых в докладе.

"Призывник из Липецка попал в больницу, где ему была проведена хирургическая операция на горле. Приехавшим к нему домой сотрудникам милиции мать призывника сообщила, где проходит лечение ее сын, так как они пообещали, что им нужно только убедиться в правдивости ее слов. Лечащему врачу призывника те же сотрудники милиции сказали, что забирают юношу всего на пару часов, чтобы его осмотрел врач-ларинголог, проводящий медицинское освидетельствование призывников. На самом деле призывника не осматривал ни один врач, его сразу привезли на областной сборный пункт, где сообщили, что завтра его отправят в войска. К вечеру у него поднялась температура и открылось горловое кровотечение. Только на следующий день его осмотрел врач и на основании его заключения призывнику была предоставлена отсрочка от призыва на шесть месяцев. Назад в больницу он добирался уже своим ходом".

Людмила Алексеева: Нарушаются не только права призывников, но и тех, кто с ними проживают. Нарушается и его и их право на неприкосновенность жилища.

"Призывник из Волгограда сообщил, что 16 декабря 2004 года в шесть часов утра к нему домой приехал представитель Красноармейского военкомата Волгоградской области и два милиционера, которых его бабушка не пустила в квартиру. Тогда 17 декабря в 7 часов утра в дверь позвонил гражданин, одетый в майку, как оказалось потом, это был сотрудник военкомата. Он сказал через дверь, что его квартира расположена внизу и его заливают. Когда бабушка призывника открыла дверь, этот гражданин без разрешения ворвался в квартиру в сопровождении двух милиционеров. Работник военкомата и милиционеры обыскали помещение в поисках призывника, после чего ушли, пригрозив, что все равно найдут его и посадят.

Людмила Алексеева: Имеются примеры психологического давления, а также запугивания призывников и их родственников. Часто представители военкоматов ведут себя по отношению к призывникам крайне грубо и вызывающе. По словам ребят, их не считают за людей и обращаются как со скотиной, которую гонят на убой. Сокрытие информации о правах призывников и прямая ложь чаще всего имеют место при прохождении медицинского освидетельствования. В докладе указывается:

"Практика показывает, что граждане слабо информированы о медицинских основаниях для предоставления отсрочки, не знают, в каком документе это зафиксировано, как можно с ним ознакомиться. Плохо знакомы с этим документом и многие врачи. В результате чего при прохождении обследования диагнозы отражаются недостаточно полно и без учета требований положения о военно-врачебной экспертизе. Нарекание граждан и работников военкоматов вызывает уровень квалификации врачей, проводящих медицинское обследование призывников. Дополнительным отрицательным фактором является и отсутствие соответствующего медицинского оборудования, при применении которого можно подтвердить или опровергнуть диагноз при прохождении медкомиссии. В силу социально-экономических причин в последние годы наблюдается значительное ухудшение здоровья граждан призывного возраста. Этот фактор, равно как и фактор демографического спада, не учитывается при составлении плана призыва, обязательного для исполнения военными комиссариатами".

Людмила Алексеева: Мониторинг выявил огромное число случаев, когда вследствие всех этих причин в армию попадали люди, имеющие право на отсрочку и даже на освобождение от военной службы. В докладе отмечается также присвоение военкоматами полномочий призывных комиссий. Это одно из наиболее часто встречающихся нарушений.

"В соответствии с законом, отшествие за организацию призыва несет глава местного самоуправления, а руководство призывной комиссией возложено на его заместителя. Таким образом призывная комиссия является гражданской структурой. В состав призывных комиссий в обязательном порядке включаются представители органов управления образованием, внутренних дел, службы занятости населения, то есть структур, независимых от военных комиссариатов. На практике же полномочия призывных комиссий в массовом порядке систематически присеваются сотрудниками военкоматов, которые в нарушение закона самостоятельно принимают решения, входящие в компетенцию комиссии.

Людмила Алексеева: При этом постоянно нарушается определенная законом процедура призывных комиссий. Согласно закону, члены призывных комиссий должны уточнить у гражданина состав семьи, материальное положение, жилищные условия, его заработок и членов его семьи, образование, наличие неснятой или непогашенной судимости. Однако:

"Призывник из Волгограда сообщил, что на заседании призывной комиссии Краснооктябрьского района Волгоградской области 5 октября 2004 года при принятии решения о его призыве присутствовало только два человека - начальник второго отделения военкомата и секретарь.

Людмила Алексеева: В докладе отмечаются многочисленные случаи проведения призыва в отношении граждан, которые не являются призывниками или должны в соответствии с законом получить отсрочку или освобождение от призыва. Довольно распространенной является практика призыва юношей, не достигших 18 лет. Их принуждают заранее проходить медицинское освидетельствование и призывную комиссию как призывников, нарушается также право на отсрочку в случаях, когда закон предусматривает отсрочку от военной службы.

"Призывник из Калининградской области, сын родителей-пенсионеров, получил отсрочку только после вмешательства Комитета солдатских матерей. Родители этого призывника являются пенсионерами по старости, и он их единственный сын. Там же в Калининградской области было выявлено грубейшее нарушение прав на отсрочку призывника, являющегося отцом двух дочерей, 2001 и 2004 года рождения. Нарушается закон о предоставлении отсрочек для студентов. Но чаще всего происходят отказы в отсрочке призыва по состоянию здоровья. В результате в армию попадают люди, неспособные нести вести воинскую службу, и иногда это кончается трагически: превращением не очень здорового юноши в инвалида, а то и его гибелью. В докладе также освещены нарушения права граждан на замену военной службы альтернативной гражданской службой, хотя желающих такой замены совсем не много из-за откровенно дискриминационного, имеющего характер закона об альтернативной службе.

Людмила Алексеева: В итоге можно сделать вывод о необходимости постоянного проведения независимого общественного мониторинга за призывными кампаниями.

Сергей Сенинский: Три ближайших дня в балтийском Калининграде с размахом будут отмечать 750-летие города. Почти семь веков своей истории Кёнигсберг оставался прусским, немецким городом, пока, после штурма Советской армией в апреле 1945-го, не сменил и гражданство, и название.

Праздник пройдет с размахом: и политические переговоры, и заседание Государственного Совета во главе с президентом Владимиром Путиным, и шоу байкеров, и фестиваль кукольных театров, и рыцарский турнир. Все это - на фоне дискуссии: город - наш, а история - чья? Сюжет к юбилею города корреспонденты Радио Свобода подготовили вместе с нашими партнерами из Калининграда - сотрудниками радиостанции "Балтик-плюс". У микрофона - мой коллега Андрей Шарый.

Андрей Шарый: "Королевские ворота в Европу" - так иногда пишут о Калининграде в газетах. Королевские Ворота, отреставрированные к юбилею, построили в Х1Х веке в Кенигсберге немецкие мастера. В переводе на русский язык "Кенигсберг" означает "королевская гора", а не "город Калинина". Всесоюзный староста даже скончаться сумел в нужное для родины время: Президиум Верховного Совета уже принял Указ "Об образовании Кенигсбергской области в составе РСФСР" на месте оккупированной после войны Восточной Пруссии, но подходящее название столице края еще не подобрали. "Волею исторических судеб в 1946 году бывший Кенигсберг стал советским городом-садом, столицей Янтарного края", - рассказывали советские путеводители. Они лукавили: Кенигсберг, конечно, стал Калининградом не волею судеб, а волей людей. Немецкая культура и традиция в этом теперь российском, советском городе всплывает кочками на болоте: в Калининграде - единственный на всю Россию памятник Шиллеру, есть улицы Вагнера и Генделя. Улица Брамса, переходящая в улицу, носящую имя вождя болгарских коммунистов Димитрова, прежде носила имя товарища Жданова. О подготовке Калининграда к юбилею Кенгигсберга - корреспондент радиостанции "Балтик-плюс" Елена Рождественская.

Елена Рождественская: В 1239 году немецкие рыцари соорудили замок Бальга. На северном берегу реки Прегель на месте сожженного и разграбленного прусского городища чешский король Отокар Второй положил начало строительству крепости Кенигсберг - Королевская гора. На протяжении многих лет немецкая история города на Балтике не раз переплеталась с российской. Здесь свой первый военный диплом получил Петр Первый, который под вымышленным именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова посетил Кенигсберг в составе Великого посольства. Здесь жил всемирно-известный философ Иммануил Кант. Звездное небо над головой, восхищавшее Канта - это небо над Кенигсбергом. Здесь родился сказочник и музыкант Эрнест Теодор Амадей Гоффман. Бывал в Кенигсберге и знаменитый барон Мюнхгаузен. А клуб внучат его имени, который существует сегодня в Калининграде, даже представил на суд публики удивительное археологическое открытие: это письмо будущего императора Павла Первого к барону Мюнхгаузену и орден Святой Анны, которым Павел наградил барона в знак своей благосклонности.

Эмблемой 750-летия города выбран яркий символ - Королевские ворота. Старожилы Калининграда называют эти ворота "горемычными". За 60 лет существования советского, а потом российского города никто и разу не поднимал вопрос о реставрации этого памятника архитектуры. И поэтому полгода назад, когда городские власти деликатно стали говорить о том, что вряд ли они успеют привести в порядок Королевские ворота к юбилейным торжествам, председатель оргкомитета по проведению праздника министр экономразвития Герман Греф пообещал в Калининграде устроить королевскую виселицу.

Герман Греф: Коллеги, я не собираюсь сейчас никого нянчить, когда ему начать, что и как. Если паче чаяния у нас 3 июля не будет этих самых Королевских ворот, то мы построим там королевскую виселицу.

Елена Рождественская: За месяц до 750-летнего юбилея тень королевской виселицы для городских властей развеялась. Подготовкой города к праздничным торжествам министр экономразвития остался доволен, вот только живинки не увидел Греф в Калининграде.

Герман Греф: Везде мертвечиной пахнет, нет жизни. Кладбище, кладбище, кладбище: А где люди? Пусть горожане скажут, чего они хотели бы увидеть. Скамеечки, лавочки, кафешки: Эту живинку надо во все объекты добавить.

Елена Рождественская: Что нужно калининградцам от этих праздничных торжеств, почему-то самих виновников праздника об этом никто не спрашивал. Ни сам Греф, который в феврале собирался устроить в Калининграде виселицу, ни городские власти, которым за полгода в городе пришлось сделать столько, сколько другие делают десятилетиями. Мэр Калининграда Юрий Савенко утверждает, что предстоящие праздники в первую очередь устраиваются для калинингрдцев.

Юрий Савенко: Эта программа для людей. Я в качестве примера отказался строить "виповскую" трибуну на главной площади города, чтобы даже тени не было ни у кого о том, что мы этот праздник устраиваем для гостей, но не для калининградцев. Все будут в равных условиях.

Елена Рождественская: То, что праздник нужен городу, в этом не усомнился ни один калининградец, с которым нам пришлось пообщаться на улицах.

- Я буду праздновать. Пройду на площадь, посмотрю салюты, посидим где-нибудь, кофейку попьем. Всей семьей пойдем. У меня внучка очень ждет, там же развлечения какие-то.

- Городу праздник нужен обязательно. Будем праздновать.

- Нужен. Нужно деньги отмывать. А я старый, что мне праздновать? Я на огороде буду.

Конечно. Это все-таки праздник города, а я как его жительница буду принимать.

- Праздник нужен. У нас город в таком виде, что нужно внимание к нему привлечь.

Елена Рождественская: Внимание Калининград к себе привлек. На юбилее самого западного российского города договорились встретиться главы трех государств - Владимир Путин, Герхард Шредер и Жак Ширак. Правда, несмотря на приезд столь высоких гостей, делать погоду в дни празднования 750-летия города не планируется. Расстреливать облака из пушек, как это делается во время праздничных торжеств в столицах - удовольствие очень дорогое.

Андрей Шарый: Рассказ о юбилее Кенигсберга-Калиниграда Радио Свобода подготовило вместе с нашей радиостанцией-партнером - калининградским радио "Балтик-плюс". Рассказывала Елена Рождественская. Почти полвека, до начала девяностых годов, о немецком прошлом Калининграда в Советском Союзе старались не вспоминать. Жители Кенигсберга, этапированные из Восточной Пруссии, оказались рассеянными по всей тогдашней ГДР. Об их судьбе и об истории города корреспондент Радио Свобода в Берлина Юрий Векслер беседовал со специалистом по истории Восточной Пруссии, доктором исторических наук из университета имени Гумбольта Рут Лайзерович.

Юрий Векслер: Что вы скажете о пруссах, народе, который исторически первым жил на месте нынешнего Калининграда?

Рут Лайзерович: Это древний народ балтийского происхождения, на который значительное влияние оказала культура соседних славянских племён. Это в конце 40-х годов дало повод для создания теории, что это, мол, старая славянская земля, которая снова должна быть заселена славянами.

Итак, сначала там была крепость пруссов, затем тевтонский орден построил свою крепость и замок, потом возникло название Кёнигсберг - королевская гора. Можно сказать, что город Кёнигсберг с момента своего основания был европейским городом, местом европейских встреч... Долгое время он оставался символом для немецкого рыцарства, а пруссы были постепенно вытеснены.

Юрий Векслер: Бомбардировки Кёнигсберга в конце войны нанесли городу огромный ущерб. Существуют ли его оценки?

Рут Лайзерович: Город считался бомбоубежищем рейха, так как единственный налет на него произошел летом 1941 года. В Кёнигсберг направляли беженцев из других городов, пострадавших от бомбежек. В частности, из Берлина. Поэтому бомбардировки Кёнигсберга в конце августа 1944 года оказались для жителей города неожиданными. Центр города почти полностью уничтожен. 30 тысяч человек остались без крова. В тот момент старикам, женщинам и детям было предложено покинуть город. Большинство отвергли эту возможность. Только в 1947 году оставшемуся немецкому населению было предложено покинуть Кёнигсберг, переселиться на ту оккупированную советской армией территорию, на которой позднее была создана ГДР. К концу войны в Кёнигсберге оставалось 145 тысяч человек гражданского населения. Работоспособное население, в основном мужчин, увезли на работы в СССР, прежде всего в Сибирь. К моменту переселения осталось примерно 100 тысяч человек. 45 тысяч умерло за эти годы в основном от голода.

Юрий Векслер: Удалось ли кому-нибудь потом попасть на территорию Западной Германии?

Рут Лайзерович: Да, примерно 30 тысячам человек в первые годы удалось покинуть советскую зону.

Юрий Векслер: Как сегодня определяют эту группу - как изгнанных, как беженцев?

Рут Лайзерович: Говорят и об изгнанниках, и о переселенцах, и о насильно переселенных. Но условия выселения - без имущества, часто в товарных вагонах и так далее - были антигуманными и поэтому термин переселенцы можно принять весьма условно.

Андрей Шарый: Вскоре после Второй мировой войны для общения переселенцев из Кенигсберга в Германии возник так называемый Дом Кенигсберга. Сейчас в городе Дуйсбург работает музей Кенигсберга. Туда отправился корреспондент Радио Свобода Евгений Бовкун.

Евгений Бовкун: Несколько странно видеть на набережной речного порта Дуйсбурга надпись на здании - "Музей Кёнигсберга", хотя сразу же становится ясно, что это - только часть городского Исторического музея. Компактная экспозиция, посвященная прошлому и настоящему Калининграда, занимает всего два зала, но размещена таким образом, что посетитель не нуждается в услугах гида. Язык вещей и фотографий адекватно передает характер сложной исторической темы. Культурные традиции бывшей столицы Восточной Пруссии за семь с половиной веков отражены в именах, названиях и реалиях: от резиденций первых прусских королей до произведений Эммануила Канта и Кете Кольвиц. Рядом с панорамным панно Калининграда, почти до основания разрушенного в конце второй мировой войны, предметы и приметы современной жизни российского анклава в Европейском Союзе. Книги, документы, символика и даже образцы продукции местной пивоварни... Постоянная экспозиция, в основу которой положены коллекции поэта Эрнста Вихерта и Общества прусского культурного наследия, дополнена новыми экспонатами к юбилейной дате - 750-летию Кёнигсберга. В том же здании находятся и другие организации, имеющие отношение к Калининграду - "Городское содружество Кёнигсберг" и "Шефское бюро Кёнигсберг". Сотрудники содружества, в задачи которых входит организация двусторонних мероприятий, выставок и научных симпозиумов, рассеяны по разным городам ФРГ и Восточной Европы. Но руководитель "Шефского бюро" госпожа Прайзем, уроженка Кенигсберга, постоянно находится на рабочем месте.

Госпожа Прайзем: С Дуйсбурга началось все, вероятно, потому, что тогдашний бургомистр города, жена которого была уроженкой Восточной Пруссии, активно поддержал наш проект. Кроме того, в Дуйсбург судьба забросила многих бывших жителей Кёнигсберга. После войны немецкие города обязаны были принимать и размещать изгнанных. Здесь, в картотеке нашего архива, все досконально задокументировано.

Евгений Бовкун: Кто проявляет интерес к архиву и в чем состоят контакты между вашим Бюро и Калининградом?

Госпожа Прайзем: Интерес проявляют многие. Помимо прочего, ученые и журналисты. И не надо забывать, что до начала 90-х годов в восточном блоке эта оставалась табу. Что же касается контактов, то официальные связи поддерживаются муниципалитетами, а наше Бюро помогает налаживать связи между людьми.

Евгений Бовкун: Что изменилось, по вашим наблюдениям, в поведении и взглядах людей за послевоенные годы?

Госпожа Прайзем: Поскольку я работаю здесь уже давно, то, конечно, замечала, как менялось отношение к историческим фактам. В начале 90-х годов наш музей впервые посетил российский журналист. А теперь часто приходят российские студенты, которые здесь учатся. И все они, как ни странно, называют Калининград только Кёнигсбергом.

Евгений Бовкун: Каким образом осуществляется поиск людей, потерявших друг друга много лет назад?

Госпожа Прайзем: Если мне удается после письменного запроса обнаружить что-то в картотеке, все намного упрощается, потому что сюда занесены адреса и фамилии не только непосредственных уроженцев Кёнигсберга, но также их детей и внуков. В картотеке насчитывается почти триста тысяч фамилий. Мы проверяем старые адресные книги и архивы церковных организаций.

Андрей Шарый: Когда у властей Калининграда возникла идея отпраздновать юбилей города, в Кремле к этой затее отнеслись без энтузиазма. "Для празднования юбилея Калининграда отсутствуют достаточные исторические предпосылки", - такое заключение вынесли в государственно-правового управления администрации президента России. Но в итоге в Калининград приедет и сам Владимир Путин, а канцлер ФРГ Герхард Шредер приедет в бывший Кенигсберг. Оба они считают - я цитирую слова Владимира Путина, сказанные на встрече со студентами Калининградского университета - что "историю нельзя делить на свою и чужую". Но все-таки - какой праздник отмечаем? С немецким историком Рут Лайзерович беседует корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.

Рут Лайзерович: Я себя тоже спрашиваю, что именно хотят отметить. Это скорее анахронизм, когда говорят о 750-летии Калининграда. Если бы я была одной из жительниц Калининграда, то я сказала бы, что хотят отметить день города, культура которого (или, по крайней мере, ее часть) создана при жизни последних поколений.

Юрий Векслер: Закрыт ли в Германии вопрос о возврате территории?

Рут Лайзерович: Проводя исследования, я встречалась с многочисленными людьми из числа тех, кто жил когда-то в Кёнигсберге. Многие из них активно занимаются общественной деятельностью, связанной с Кенигсбергом. Я думаю, что тот, кто считал бы себя в праве на компенсации, не стал бы этого делать, хотя есть немало таких людей, которые, после появления в 1990 году возможности посетить город, сознательно отказались от такой поездки. Конечно, многие сожалеют о потере Родины, что не означает, однако, желания ее вернуть. Люди осознают, что нечто безвозвратно потеряно, то, что было частью Германии и немецкой культуры. Конечно, есть и такие, кто в послевоенное время хлебнул горя и не забывает об этом. Они только в последнее десятилетие отважились вообще говорить о своих потерях и страданиях.

С другой стороны, я встречалась с поселившимися после войны в Калининграде бывшими советскими солдатами и офицерами еврейского происхождения, родные которых были убиты эсэсовцами в Белоруссии.

Через это место, Калининград, проходит столько силовых линий истории, что разные участники событий имеют право видеть эту историю по-своему и извлекать из нее собственные уроки.

Андрей Шарый: Говорила немецкий историк Рут Лайзерович. Теперь история Королевского города - это не только философ Иммануил Кант и математик Фридрих-Вильгельм Бессель. За 60 лет советской и российской истории Калининград воспитал своих знаменитостей, пусть и не мирового масштаба. Отсюда родом Людмила Путина, здесь жил актер Евгений Гришковец. И самую модную нынче песню о ностальгии по всему советскому тоже написал уроженец Калининграда - Олег Газманов...

XS
SM
MD
LG