Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реформы в Китае и России; Национальная идея и национализм - как факторы политической жизни в странах бывшего СССР; Одежда на работе. Почему начальникам не нравится фривольность; Солнечные и лунные затмения глазами энтузиастов-любителей


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[01-07-05]

Реформы в Китае и России; Национальная идея и национализм - как факторы политической жизни в странах бывшего СССР; Одежда на работе. Почему начальникам не нравится фривольность; Солнечные и лунные затмения глазами энтузиастов-любителей

ВедущийСергей Сенинский

Ирина Лагунина: Один из главных вопросов на переговорах в ходе начавшегося визита в Москву председателя КНР Ху Цзиньтао - поставки в Китай нефти. Её во все возрастающих объемах требует китайская экономика, ставшая теперь 7-ой в мире. Кстати, эта экономика почти втрое больше российской. Экономические реформы, которые привели к нынешнему буму, в Китае начались 25 лет назад, и некоторые их проявления сегодня встречают в мире как стремление перенять китайский опыт, так и неприятие. Рассказывает Сергей Сенинский.

Сергей Сенинский:

Сергей Сенинский: Китайское "экономическое чудо" начиналось четверть века назад в нескольких районах на юго-восточном побережье, ставших "особыми экономическими зонами". Постепенно они расширялись, и их становилось все больше...

Какая часть экономики Китая приходится на них сегодня? Из Калифорнии - сотрудник Гуверовского центра Стэндфордского университета профессор Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: Примерно две трети валового внутреннего продукта Китая производится в нескольких регионах на побережьях. Они развивались гораздо быстрее в прошлом... Скажем, провинция Гуанджоу производит 13% ВВП Китая, Шанхай и окрестности - 6%. Так что несколько районов действительно производят большую часть ВВП.

Но это - нормально при экономическом развитии: всегда есть более передовые или более отсталые регионы, а в последние годы происходит их конвергенция. То есть экономика всего Китая растет по 9-10% в год, а более отсталых, бедных регионов, внутренних - по 12-16% в год. Постепенно они будут сближаться, и тогда большая часть ВВП будет распределена более равномерно по территории страны...

Сергей Сенинский: Известно, что в Китае огромное количество товаров производят предприятия, созданные западными транснациональными компаниями. Например, чуть ли не 60-70% всех холодильников в мире производится в именно в Китае. Отсюда - и выражение "Китай - мировая фабрика"...

Тем не менее, какая часть всей экономики приходится на собственно китайские компании и предприятия?

Михаил Бернштам: В Китае всё есть. Не только холодильники, но и отличная статистика. В 2003 году 69% ВВП производилось предприятиями, финансируемыми из внутренних источников, то есть собственно китайскими предприятиями. Еще 12% валового внутреннего продукта производилось предприятиями, которыми владеет Гонконг, или они финансируются из Гонконга. И оставшиеся 19% - это иностранные предприятия. Таким образом, и получаются 100%: 81% - это внутренние и "гонконгские" предприятия и 19% - иностранные.

Сергей Сенинский: Едва ли не главным "конкурентным" резервом Китая считают его необъятные ресурсы дешевой рабочей силы - десятки миллионов сельских жителей из отдаленных районов, переезжающие в города и стремящиеся попасть, прежде всего, в особые экономические зоны, готовые трудится за небольшие деньги.

В России вскоре также будет принят закон о таких зонах. Но может ли здесь сработать тот же фактор трудовых ресурсов? Из Москвы - руководитель отдела Института открытой экономики Владимир Осаковский:

Владимир Осаковский: Объем рабочих ресурсов Китая далеко не так безграничен, как кажется. Китай - давно уже не такая бедная страна. Даже в Китае этот фактор дешевой рабочей силы не всегда работает, то в России - тем более.

На сегодня каких бы то ни было свободных трудовых ресурсов в России практически нет. Более того, если учесть существующие негативные тенденции демографического развития, то видно, что таких "свободных" рабочих рук в ближайшем будущем станет еще меньше. В связи с этим, насколько мне представляется, российские особые экономические зоны будут основаны не на дешевизне рабочей силы и ее количестве, а в основном на ее качественных характеристиках - образовании, квалификации и так далее.

Сергей Сенинский: Допустим, через пару лет в России будут работать 5-10 особых экономических зон. Если они рассчитаны на местные трудовые ресурсы, не возникнет ли со временем проблема нехватки квалифицированных кадров для наиболее сложных производств?

Владимир Осаковский: Насколько мне известно, по крайней мере, одной из основных целей создания особых экономических зон в России является развитие именно сложных, наукоемких производств с использованием местного, российского, научного потенциала. И для этого, насколько мне известно, первые или основные российские особые экономические зоны будут создаваться именно в тех местах и в тех городах, в тех регионах, где для этого есть подходящие научные кадры, квалифицированные. Это, прежде всего, "наукограды" под Москвой, под Новосибирском и другими городами.

Конечно же, существуют вопросы относительно того, а сохранился ли в этих городах научный потенциал или уже поздно, может быть? Есть мнение, что такие зоны могли бы сработать в начале 90-ых, а сейчас, вроде, весь тамошний научный потенциал либо уехал на Запад, либо перешел в другие отрасли экономики. Но, по-моему, лучше поздно, чем никогда...

Михаил Бернштам: Китайская рабочая сила - одна из самых образованных в мире. Она не только дешевая, но и высококвалифицированная, очень дисциплинированная, рабочая этика очень высока. И несмотря на то, что, формально, это - коммунистическая страна, регуляции трудового рынка, которые нам знакомы по Западной Европе, скажем, права рабочих - все это в Китае не имеет большого значения.

Поэтому, например, автомобильный рабочий в Гуанчжоу получает полтора доллара в час, а в Детройте, включая все социальные выплаты и профсоюзные привилегии, такой же автомобильный рабочий - 55 долларов в час. Поэтому дешевизна рабочей силы, квалифицированной рабочей силы связана в значительной степени с тем, что трудовые регуляции в Китае - ниже. Но, кроме того, конечно, и внутренняя валюта недооценена - примерно наполовину, поэтому тоже рабочая сила дешевле...

Сергей Сенинский: Очень часто наиболее уязвимой составляющей китайской экономики называют банковскую систему. Почему?

Михаил Бернштам: Слабость китайской банковской системы - это устойчивое заблуждение, я бы даже сказал, устойчивый предрассудок на Западе - просто потому, что она не похожа на либеральные шаблоны. На самом деле, если посмотрим статистику, то китайская банковская система - это очень мощная система, которая позволяет производить глубокие инвестиции в Китае. Чем мы измеряем вообще силу и здоровье банковской системы? Прежде всего, тем, какова "глубина сбережений", то есть отношение количества сбережений к объему ВВП или, грубо говоря, отношение к нему денежной массы, потому что основная её часть - это сбережения населения. И мы увидим: в Китае денежная масса, включая сбережения населения, составляет 180% ВВП! Это - выше, чем в Соединенных Штатах, выше, чем в большинстве стран Западной Европы, и отстает только от Японии и Гонконга.

В России, для сравнения, 26% ВВП - вся денежная масса. И часть неё - сбережения населения...

Сергей Сенинский: Как и в России, в банковской системе Китая доминируют лишь несколько государственных банков...

Михаил Бернштам: 55% активов банковской системы Китая сосредоточены в четырех крупных государственных банках. В России, все-таки, в основном, банки - частные. Из-за того, что больше половины банковских активов Китая - в государственных банках, именно поэтому западные либеральные предрассудки считают банковскую систему Китая "слабой". Как раз в этом ее сила, потому что народ доверяет государственным банкам. Банковская система должна быть очень глубокой по сбережениям и по инвестициям...

Сергей Сенинский: Как в целом можно определить то влияние на российский рынок труда, которое оказывают на него приезжающие в Россию и уже работающие здесь китайцы? Прежде всего - на Дальнем Востоке... Или пока это остается лишь "региональным" фактором? Владимир Осаковский, Институт открытой экономики, Москва:

Владимир Осаковский: В Россию въезжают граждане очень многих стран мира, и граждане Китая здесь - далеко не самая многочисленная группа въезжающих. Так что само влияние китайской эмиграции на российский рынок труда - по крайней мере, на сегодня - очень преувеличено, причем даже для Дальнего Востока.

Гораздо большее влияние на этот рынок оказывает приток рабочей силы из Центральной Азии, из кавказских республик, из других стран, например, из Вьетнама даже. Так что само китайское влияние здесь - преувеличено, искусственно раздуваются различного рода "китайские угрозы" и так далее. При этом сам вектор влияния трудовой эмиграции, из Центральной Азии или Китая, в целом - положительный, а не отрицательный. Россия - страна с растущей экономикой и при этом - с уменьшающейся численностью населения. Так что рабочие руки всегда будут полезны...

Ирина Лагунина: 1 июля должно было стать для Грузии особенным днем. К началу этого месяца все граждане страны должны были обменять советские паспорта на новый паспорт Грузии. Но хотя, казалось бы, национальная идея в этой стране сейчас на взлете, столько людей еще не обменяли документы, что указом президента срок действия советских паспортов был продлен аж до 1 сентября. Очередной выпуск "Кавказского перекрестка" - это совместный проект трех кавказских редакций Радио Свобода - посвящен национальной идее и национализму как фактору, определяющему жизнь в странах Южного Кавказа и шире - на территории бывшего советского блока. Беседу ведет Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: В программе принимают участие: из Тбилиси Ивлиан Хаиндрава, депутат парламента Грузии, один из лидеров оппозиционной Республиканской партии; из Еревана Шаварш Кочерян, депутат парламента Армении, лидер Национал-демократической партии, член оппозиционного блока "Справедливость"; из Баку Хикмет Гаджи-заде, бывший посол Азербайджана в России, член правления партии "Мусават".

Мой первый вопрос: после распада СССР в основу становления всех южно-кавказских республик была положена националистическая доктрина. Те силы, которые пришли к власти, различались только степенью абсолютизации национальной идеи. В этом была какая-то органика, это было необходимо для того, чтобы избавиться от Москвы? Или все-таки это был некий исторический волюнтаризм?

Ивлиан Хаиндрава: Вы сами упомянули советское наследие, так что с какой-то точки зрения здесь была неизбежность. Это была реакция на так называемый коммунистический интернационализм. Я бы сказал, что не только на Южном Кавказе, но и всем постсоветском пространстве, в определенной степени и на пространстве социалистического лагеря национализм или национальная идея приняла те или иные достаточно радикальные формы. Балканский опыт тоже об этом свидетельствует. Мы, в частности, я буду говорить о грузинах, конечно, под руководством Гамсахурдиа явно переборщили, ударились именно в националистический угар, забыли или не призвали на помощь, скажем так, вроде бы простые или апробированные истины. И все это привело к тому, к чему привело в Грузии - к конфликту в Абхазии, к конфликту в Южной Осетии, к осложнению в грузино-армянских, грузино-азербайджанских отношениях на территории основной Грузии. Удариться в то, во что ударилась Грузия под руководством Гамсахурдиа, конечно же, этого можно было, следовало избежать.

Андрей Бабицкий: Мой следующий вопрос в Баку к Хикмету Гаджи-заде. Скажите, сегодня национальная идея не просто оттесняется на периферию, она отчуждается общественным сознанием фактически на маргинальную окраину, и на смену ей приходит либеральная доктрина. Здесь есть тоже некая реакция на то, что происходило в странах Южного Кавказа - на войны, на внутренние конфликты.

Хикмет Гаджи-заде: Для Азербайджана это не так. Возможно, что это так для Грузии, в которой установился демократический режим. Для начала я хотел разделить национализм. Национализм, о котором вы говорите, вероятно, имеется в виду этнический националам, то есть нация как общность крови, культуры. Есть еще политический национализм - национализм граждан одной страны. Этот процесс сейчас, возможно, в Грузии идет, то есть либеральный национализм. В Азербайджане демократические процессы как бы замороженными оказались. И сейчас вообще на общенациональном уровне такой дискуссии не идет. Все мы верноподданные жители нашего большого руководителя, к сожалению, положение сейчас такое.

Андрей Бабицкий: Шаварш Кочарян, как вы считаете, сегодня, когда Москва потеряла статус, у национализма есть какой-то способ идентифицировать себя с тем или иным противником за пределами Армении?

Шавраш Кочарян: В конце концов, какие цели преследует национализм? Я бы выделил две цели. Это безопасность представителей данного народа и это, наверное, можно так охарактеризовать, сохранение и развитие национальной культуры и самобытности. Можно ли этого достигнуть не за счет ультранационалистической идеологии, а иными путями? Для нашего региона это возможно. Демократизация региона, евроинтеграция, на мой взгляд, решают обе эти проблемы. Потому что мы уже говорим не о безопасности каждой отдельной страны, а истинная евроинтеграция приведет к тому, что мы будем говорить в терминах общеевропейской безопасности. Но мы еще далеки от этого. Наличие армяно-азербайджанского конфликта, естественно, позволяет тем силам и в той, и в другой стране, которые не стремятся к демократии, стремятся к сохранению таких же режимов, которые сейчас есть, конечно, они очень усиленно используют эту ура-патриотическую идеологию для создания образа врага в лице соседа.

Андрей Бабицкий: Ивлиан Хаиндрава, на каких условиях и в каких объемах национальная идея может быть включена в либеральную доктрину?

Ивлиан Хаиндрава: Я бы хотел сказать, что в 19 веке очень интенсивно шел и завершался процесс построения национальных государств в Европе, и при этом очень мощно развивалась и цвела либеральная демократия. Так что здесь фатального различия между ними нет. Мы в другой системе появились на свет и росли в другой ситуации. Я могу сказать, что поколение наших отцов, они были националистами, но они не были демократами. В нашем поколении уже появилось такое явление как национальная демократия, и оно, мне кажется, достаточно успешно развивалось в Грузии. Теперь наступил черед следующего этапа, и серьезные ростки этого имеются для становления нормальной либеральной демократии в государстве.

Андрей Бабицкий: Хикмет Гаджи-заде, скажите, на ваш взгляд, в чем сегодня проблема национальной идентификации для Азербайджана?

Хикмет Гаджи-заде: Надо иметь в виду, что для мусульманских стран в прошлом особенно нация не играла большое значение, зато играла большое значение религия. Но потом, когда начались преобразования в этой стране и поднялась идея национализма, это была в первую очередь идея этнического национализма, и интеллигенция подняла вопрос о том, что да, мы - мусульмане, но этнически мы тюрки, и мы отличаемся от арабов или персов. Следующим этапом было, что мы тюрки и проживаем на данной конкретной территории, которая называется Азербайджан. В сталинские времена для того, чтобы бороться с идеей пантюркизма, все тюркское наследие и культура были репрессированы в Азербайджане. Всем в паспортах в этнической графе была заменена, вместо тюрок было написано азербайджанец. Теперь, когда наступила независимость, и тюркские националисты стали утверждать, что мы не азербайджанцы, вообще такой этнической нации нет, мы тюрки, мы просто здесь живем. А те азербайджанцы, которые не являлись тюрками, теперь они остались в нерешительности. Все это должно было решиться в рамках открытой демократической дискуссии, которая начиналась у нас в начале 90-х. Потом в результате переворота и установившейся диктатуры в Азербайджане вообще все эти разговоры прекратились.

Андрей Бабицкий: Ивлиан, скажите, Грузия сегодня находится в состоянии конфликта с Москвой, может ли это привести к тому, что националистические настроения снова станут популярны и широко распространены?

Ивлиан Хаиндрава: Касательно взаимоотношений сложных с Москвой, с Кремлем, с Россией, я не думаю, что это таит в себе угрозу какого-то националистического всплеска. В Грузии на бытовом уровне нет русофобии, есть фобия в отношении российской внешней политики. Они колебались, они были лучше, были хуже, но, повторяю, не приводило к всплеску или какому-то националистическому угару. Теперь, что касается нерешенных конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, они содержат большую угрозу реанимации националистических настроений гамскахурдиевского периода. Пожалуй, я бы сказал, что события прошлого лета в Южной Осетии продемонстрировали возможность какого-то всплеска националистических чувств. Да, опасность такая, безусловно, сохраняется. И я бы хотел, чтобы об этой опасности подумали все, не только либерально и здравомысляще настроенные грузины, но и либерально и здравомысляще настроенные абхазы и южные осетины.

Андрей Бабицкий: Шаварш, Армения - моноэтническая республика. Так легче или сложнее?

Шаварш Кочерян: Моноэтничность Армении, я не думаю, что это большой плюс. Потому что в принципе само по себе разнообразие в любой системе, оно только способствует большему развитию данной системы. В принципе, да, Армения самая моноэтничная. В этом плане у нас, казалось бы, должно быть меньше внутренних проблем, поскольку, пока государство недемократичное, наличие многочисленных представителей других наций, конечно, вызывает проблемы. И наконец, если мы говорим сегодня о национальной идее, о национальной цели, то, на мой взгляд, нет более важного приоритета именно в плане национальной идеологии, национальных целей, чем становление Армении как демократичного государства, правового государства и интеграции Армении в европейские структуры.

Ирина Лагунина: Одежда, наверное, лишь в самом начале человеческой истории выполняла единственную и главную функцию - согревала. Но вот уже тысячелетиями и особенно в последние века она служит показателем принадлежности человека к той или иной социальной группе, или - если говорить о том, как одеваются люди во время работы - о принадлежности к определенному профессиональному цеху.

Но демократизация общественных отношений нередко влечет за собой стирание различий в одежде. Более того, есть масса примеров, когда люди хотят воспользоваться пребыванием на работе, чтобы пощекотать своим внешним видом нервы и себе, и окружающим. Лето для этого - самая подходящая пора. Не всякое начальство, однако, готово терпеть фривольную одежду на своих подчиненных. Почему? Я передаю микрофон Владимиру Ведрашко.

Владимир Ведрашко: На своей первой работе я появился однажды при галстуке - но в сандалиях. Старший коллега мягко и вежливо сделал мне замечание, научил азам ношения одежды на рабочем месте и посетовал на то, что этим элементарным правилам не учат в школе. Что же изменилось с тех пор, за несколько десятилетий - в период, когда каждый подросток знает слова "менеджер", "корпоративная солидарность", когда фирменный стиль стал чуть ли главной модой среди современных людей? Ответы прозвучат в репортажах из Екатеринбурга и Вашингтона. Но прежде я упомяну повод, которая заставил меня обратиться к этой теме: недавно я участвовал в одном научном семинаре для иностранцев, работающих в Чехии: лектор, ведущий семинара, напомнил мне о моем первом трудовом опыте: профессор был при галстуке и : в сандалиях.

Екатеринбург: Светлана Толмачева.

Светлана Толмачева: Тема подобающего внешнего вида в официальных учреждениях поднимается в Екатеринбурге не в первый раз. В прошлом году, например, председатель областной думы по требованию группы депутатов подписал специальное распоряжение в отношении журналистов местных средств массовой информации. " Репортеры и телеоператоры в грязной одежде и обуви, шортах, сланцах, бейсболках, а также в майках с некорректными надписями на русском или иностранном языке в зал заседаний допускаться не будут" - гласила директива. В ответ на это несколько журналистов явились в зал заседаний в одинаковых футболках с изображением японских иероглифов, обозначающих слово "толерантность". Акция не изменила решения депутатов, но с тех пор в свердловской областной думе прессу встречают, как говорится, по одежке. Генеральный директор екатеринбургской правовой службы "Конвент" Кирилл Стуков решил принять меры в отношении своих подчиненных несколько месяцев назад.

Кирилл Стуков: Была ранняя весна, мои сотрудницы (коллектив женский у меня), они стали вольно слишком одеваться. Поэтому я просто решил воспользоваться своим правом на благоприятные условия труда и просто издал приказ по организации, где запретил появляться в офисе в такой одежде, которая трактовалась бы неоднозначно.

Светлана Толмачева: Текст руководитель фирмы составил самостоятельно. Так появился приказ, запрещающий, цитирую "появляться в рабочее время в офисе в вызывающе открытой одежде, к которой относятся: юбки выше колен, обтягивающие брюки, блузки с коэффициентом прозрачности до 70%, блузки с глубоким декольте, а также иная одежда, способствующая неоднозначной реакции лиц другого пола". Сотрудницы Конвента возмутились. Помощник юриста Елена Кожева считает, что она сама и ее коллеги до приказа одевались вполне пристойно.

Елена Кожева: Конечно, такой приказ ущемляет наши права. В принципе, я считаю, что такой приказ он не имел права издавать.

Светлана Толмачева: Впрочем, большинство девушек все-таки пополнили гардеробы деловыми костюмами. Проигнорировала приказ только Ольга Бородавкина, за что и была лишена премии. Кирилл Стуков абсолютно уверен в своей правоте

Кирилл Стуков: Когда я депремировал, я сказал, что у нас организация юридическая, и раз вы юристы, вы боритесь правовыми методами. Если вы докажете в суде, что я был не прав, что депремирование незаконно, будут рад, что юристы чему-то хотя бы научились.

Светлана Толмачева: Екатеринбургский дизайнер Оксана Бакеркина, комментируя эту ситуацию, не стала проявлять женскую солидарность.

Оксана Бакеркина: Он прав, потому что везде есть понятие офисного этикета и везде в мире есть деловая длина юбки, которая не превышает одной ладони выше колена. Кроме того, в офисе не рекомендуется носить обувь с открытыми пальцами. Запрещается находиться без колготок даже в летнее время. Единственное, что, конечно, если мы ссылаемся на западные страны, которые имеют достаточно высокую культуру, то речь идет о том, что в офисах кондиционеры, поэтому не так жарко и говорить о том, что просто жарко, поэтому мы голые, там не приходится. Естественно, в офисах не принято находиться в прозрачной одежды. Для мужчины офисное - это костюм. Более того, мужчине неприлично находиться в рубашке в присутствии женщины, то есть он все равно должен быть в пиджаке. Нельзя в сандалиях появляться в офисе, даже если очень жарко. То есть это правила этикета для всего мира, их никто не отменял.

Светлана Толмачева: Все дело, по словам дизайнера Оксаны Бакеркиной, в недостатке культуры - большинство людей не знает, как правильно подобрать одежду - что уместнее для работы, а что для отдыха

Оксана Бакеркина: У нас в обществе не принято переодеваться к вечеру. У нас пошел на работу, потом куда-нибудь в ночной клуб и так далее. Поэтому изначально с утра предполагает дальнейшее развитие вечерних событий и соответственно подбирает одежду, в которой он будет, как ему кажется, привлекателен. Что же касается украшений, если, например, везде в обществе разрешено иметь одно кольцо, цепочку и неброские сережки, то у нас это не принято, у нас просто об этом не знают. Женщина в элегантно сидящем костюме привлечет гораздо больше внимания посетителя фирмы, чем женщина или девушка, одетая не в формате рабочего дня. Гораздо более эффектно будет выглядеть девушка в деловом костюме, но может быть у нее будет на блузке, на непрозрачной, повторяю, блузке, расстегнута лишняя пуговица, если она хочет привлечь внимание. Но нарочитая небрежность, такая легкая, она больше эффект произведет, чем, допустим, блузка из шифона или прозрачного трикотажа, сетки и так далее.

Светлана Толмачева: И все же - есть ли шансы у сотрудницы "Конвента" выиграть суд против руководителя фирмы, который, как она считает, нарушил ее личное неимущественное право одеваться так, как хочется ей, а не начальнику. Заместитель председателя коллегии адвокатов "Частное право" Аркадий Майфат полагает, что некоторые основания у Ольги Бородавкиной есть.

Аркадий Майфат: Специалисты по трудовому праву категорически говорят, что здесь такого рода приказы или правила внутреннего трудового распорядка вводиться не должны, они в этом видят ограничение. С другой стороны, тут же говорят о том, что это может быть обусловлено трудовой необходимостью. Если приходят все в голубых пилотках, работодателю необходимо доказать, что каким-то образом связано с деятельностью организации, то есть производственной необходимостью. В Трудовом кодексе, насколько мне известно, прямого указания нет. Поэтому говорить очень сложно о перспективе этого дела.

Светлана Толмачева: Руководитель Юридической службы, где произошла эта история, надеется, что суд все-таки состоится. По его мнению, российским судам нужно учиться разрешать такие трудовые споры, где затрагивается личная жизнь граждан.

Владимир Ведрашко: Не могу согласиться, что рабочая одежда - это личное дело. Мне кажется, что одежда для работы - это часть производственной культуры. И разве нет взаимосвязи между этой культурой и результатами производства?

Аллан Давыдов - из Вашингтона.

Аллан Давыдова: Получая корреспондентскую аккредитацию в американском Конгрессе, я обратил внимание на письменную просьбу к журналистам: приходить в это учреждение одетыми в деловой костюм. Мои американские коллеги считают такой подход вполне резонным. Ибо он лишь фиксирует уже существующую традицию внешнего соответствия кругу людей, в котором тебе приходится вращаться. На языке специалистов это называется ситуативным дресс-кодом. Считается, что для американцев превыше всего - свобода самовыражения, одним из элементов которой является манера одеваться. Это действительно так. Но - до определенного предела. Учась в свое время в одном из американских университетов, я, признаюсь, был ошарашен подчеркнуто неряшливым видом студентов на лекциях и семинарах: драные шорты, выцветшие майки. Однако не меньший шок - только со знаком плюс - я испытал, увидев потом тех же ребят на университетских ярмарках по найму молодых специалистов. С рекрутерами из известнейших фирм и организаций неторопливо беседовали молодые леди и джентльмены в элегантных деловых костюмах, строгой обуви, гладко выбритые и аккуратно причесанные. Именно отсюда начинается их путь в большую карьеру, ценимую американцами не меньше, чем семейная жизнь. Интервью при найме на работу в Америке - это наука, о которой изданы целые стеллажи книг. Галстук с попугаями, тапочки на ногах или декольтированное платье недопустимы. Никакого легкомыслия - только респектабельность и серьезность намерений. Но вот собеседование увенчалось успехом. Ты принят на работу. Можно ли расслабиться в одежде? Да, но далеко не всегда. Все зависит от того, где работаешь. В той же университетской среде можно встретить немало профессоров в свитерах и джинсах. Еще более либерально одеваются компьютерные программисты: иногда они не от мира сего, зато - гении, и начальство им многое прощает. Однако, если желаешь повышения по службе - лучше выглядеть подтянутым, словно намекая на то, что вполне достоин повышения статуса.

Тут мы подходим еще к одному понятию - корпоративный дресс-код. То есть, регламент формы одежды, более или менее подробно описанный в уставе организации или в памятке сотрудника. Корпоративная форма одежды широко практикуется в Америке, особенно при взаимодействии с партнерами или клиентами. Здесь тоже нюансы. Персонал американской авиакомпании, также как и любого авиаперевозчика в мире, имеет свою форму. Стюардесса просто по определению не выйдет на работу в жакете или шейном платке неустановленного образца. То же самое касается водителей автобусов, не говоря уже о полицейских. Часто корпоративной одеждой служит не униформа, а классический деловой костюм, который незаменим для членов американской политической и деловой элиты, адвокатов, сотрудников госучреждений, менеджеров среднего и высшего звена. Впервые приехав в Штаты, можно удивиться, увидев на улице в утренний час пик безупречно одетую бизнес-леди в... кроссовках. Не волнуйтесь: в офисе она сменит их на классические туфли-лодочки. Я часто вижу одну такую даму по дороге на работу. И мне даже известно, что трудится она управляющим отделения "Bank of America" в центре Вашингтона, Удивительно было узнать, что этот уважаемый банк, цитирую, "просит своих сотрудников придерживаться профессионального имиджа, однако не имеет официальных правил формы одежды". И это тоже корпоративный подход к одежде. Впрочем, самым массовым проявлением корпоративного дресс-кода можно считать традиционное отступление от него в преддверии выходных. С 50-х годов прошлого века в американских учреждениях существует традиция "Casual Friday" - "Расслабленная пятница". В этот день всем сотрудникам разрешается щеголять в офисе в милых сердцу джинсах, футболках и кроссовках.

Недавно в районе, где я живу, открыли огромный продуктовый супермаркет торговой сети "Wegmans". На предметах гардероба всех его работников размещен логотип "W" - по первой букве названия магазина. Я спросил молодого менеджера торгового зала Хая Уина, как здесь выглядят и как реализуются правила ношения одежды.

Хай Уин: Согласно правилам нашей компании, на работе следует носить форму установленного образца, а также иметь на груди именной жетон. Каждый сотрудник должен быть одет в темные брюки. Но не в джинсы и не в брюки с застежкой "молния", а в полусвободные хлопчатобумажные брюки-слаксы. Верхняя часть тела в летнее время облачается в фирменную майку-футболку с логотипом "Wegmans". В прохладный сезон - в белую рубашку с длинными рукавами. На голове - кепка-бейсболка, тоже фирменная. Исключение составляют сотрудники отдела выпечки и продажи хлебобулочных изделий, которые на службе всегда одеты в белые брюки и белые рубашки, а на голове носят белую шапочку.

Аллан Давыдов: И работники должны сами это все приобретать?

Хай Уин: Фирма за свой счет обеспечивает их рубашками, футболками и головными уборами. Людям только остается обеспечить себя темными брюками, что, согласитесь, необременительно. Рубашка или майка служат до тех пор, пока сохраняют приемлемый вид. Если вещь порвана или на ней недостает пуговиц - без разговоров выдаем новую.

Стиль в одежде, который мы практикуем, создает товарищескую атмосферу среди сотрудников. Во всяком случае, каждый, поступающий к нам на работу, подписывает контракт, в котором оговаривается ношение униформы, и получает ее на руки перед началом исполнения обязанностей. Нежелание носить нашу униформу означает нежелание работать в нашей компании.

Аллан Давыдов: В этом году журнал "Fortune" поставил торговую сеть "Wegmans" на первое место в списке компаний, самых дружественных по отношению к своим сотрудникам.

Ирина Лагунина: Солнечные и лунные затмения по праву относят к числу самых впечатляющих небесных явлений. Когда-то они наводили на людей ужас, а теперь стали просто редким и красивым зрелищем. Однако астрономы знают еще много разных видов затмений. Среди них самые доступные для наблюдений - это покрытия звезд Луной и астероидами. О затмениях и покрытиях рассказывает Денис Денисенко, научный сотрудник Института космических исследований Российской Академии Наук. С ним беседует Александр Сергеев.

Александр Сергеев: Денис, расскажите, пожалуйста, само по себе явление затмения, какое бы то ни было затмение, при каких обстоятельствах может случиться, что для этого нужно?

Денис Денисенко: Для этого нужно, чтобы два небесных тела оказались на одной линии относительно наблюдателя. То есть глаз наблюдателя или объектив телескопа должен попасть в достаточно узкий конус или цилиндр тени одного объекта при затмении или покрытия его другим. При затмениях звезд астероидами или Луной в астрономии принято говорить не о затмениях, а о покрытиях. Причем по латыни или на английском языке эти явления тоже называются двумя разными словами. Затмение - это "эклипс" а покрытие - "аколтейшн". Кстати говоря, от этого слова пошло слово "оккультизм", "оккультные науки". Астрономы, которые изучают покрытие звезд и планет Луной и покрытие звезд астероидами, они в шутку называют себя оккультиционистами.

Александр Сергеев: Луна движется вокруг Земли, заслоняет собой какие-то звезды. Какую ценность представляет наблюдение подобных явлений? Казалось бы, как движется Луна - ясно, ясно, где находятся звезды, посмотри по каталогу, когда закроет. Что, собственного, интересного и ценного для наблюдения?

Денис Денисенко: Это достаточно широко распространенное заблуждение об астрономии как об абсолютно точной науке. На самом деле астрономия постоянно развивающаяся наука. Точность астрономических наблюдений, точность данных в астрономических каталогах, точность предсказания траекторий движения небесных тел, в том числе и той же самой Луны, она со временем постоянно растет. Если бы мы предсказывали область покрытия звезды астероидом, используя данные о координатах звезд всего лишь пятилетней давности, мы получили бы расхождения в разных случаях в десятки, сотни, а то и тысячи километров на поверхности Земли.

Александр Сергеев: Можно сказать, что еще лет 10-15 назад предсказывать сколько-нибудь уверенно покрытие звезд астероидами было невозможно?

Денис Денисенко: Да, для астероидов ошибка предсказания их положения в пространстве может составлять десятки и сотни километров, что в ряде случаев превышает в несколько раз размеры самого астероида. Потому-то, хотя покрытия звезд астероидами случаются гораздо чаще, чем покрытия звезд Луной и те же самые солнечные и лунные затмения, наблюдали их гораздо реже. Только одних занумерованных астероидов, то есть тех, у которых надежно определены орбиты, их известно почти сто тысяч, а всего зарегистрировано более 260 тысяч астероидов. Конечно, подавляющее большинство из них очень маленькие, но есть более семи тысяч астероидов диаметром более десяти километров.

Александр Сергеев: Например, чтобы лунное затмение увидеть, тут особых хлопот нет, лишь бы Луна была закрыта тенью Земли, а там со всей ночной стороны Земли видно. Вот солнечное затмение увидеть труднее.

Денис Денисенко: Это связано с областью видимости явления на поверхности Земли. Лунное затмение действительно видно на половине земной поверхности, то есть везде на Земле, где в данный момент ночь. А солнечное затмение можно увидеть полную фазу в узкой полосе размером от нескольких километров до максимум несколько сотен километров, полоса полной фазы солнечного затмения составляет всего 1% от поперечника Земного шара.

Александр Сергеев: Я слышал, что на Западе есть группы любителей, которые занимаются таким хобби - путешествовать по затмениям.

Денис Денисенко: И очень многие люди хвалятся тем, сколько раз они наблюдали полную фазу затмения, и есть люди, у которых на счету десяток и даже более экспедиций в полосы полной фазы солнечного затмения.

Александр Сергеев: Затмение происходит каждый раз в новых районах, это каждый раз новая местность, иногда достаточно экзотическая местность.

Денис Денисенко: Это еще и великолепная возможность посмотреть новые страны, экзотические континенты.

Александр Сергеев: Но наблюдения за солнечными затмениями любительские - это скорее развлечения и удовольствие. А вот наблюдение за покрытиями звезд Луной и астероидами, насколько я понимаю, имеют научную ценность. В чем она состоит?

Денис Денисенко: Как я уже сказал, положение астероидов в Солнечной системе в настоящее время можно предсказать с точностью только до десятков километром, а иногда даже сотен и тысяч километров. Последнее относится к далеким объектам, к которым вырос большой интерес - это объекты занептунового пояса астероидов, так вот их положение зачастую известно с точностью в тысячи и даже десятки тысяч километров. Не всегда можно сказать, пройдет ли тень от объекта по Земле или же она минует ее, нигде не задев Земной шар. Если наблюдатель на поверхности Земли зафиксирует кратковременное погасание звезды, то есть собственно факт покрытия, он тем самым уточнит положение астероида в пространстве до нескольких десятков, иногда до единиц километров.

Александр Сергеев: Если я наблюдаю покрытие, допустим, что я должен - взять телескоп, начать следить за звездой, по которой есть какой-то прогноз, что может произойти покрытие. И в какой-то момент я замечаю - исчезла, потом через какое-то время появилась звезда. Что из этих данных может быть использовано?

Денис Денисенко: Скорость движения астероида относительно наблюдателя заранее вычисляется, хорошо известна с большой точностью, поэтому помножив эту скорость на длительность погасания звезды, мы получим линейный размер того участка астероида, который для наблюдателя затмил звезду. Если у нас есть несколько наблюдателей поперек полосы покрытия, то, собрав данные о длительности покрытий от разных наблюдателей, мы можем построить срез профиля этого астероида, который покажет нам его поперечное сечение. Таким образом мы можем измерить размер астероида непосредственно с точностью, недоступной самым мощным телескопам.

Александр Сергеев: А где еще у нас встречаются подобные явления в астрономии, где еще можно наблюдать покрытия, затмения и подобные явления?

Денис Денисенко: Их можно наблюдать как в нашей Солнечной системе, так и за пределами ее, у других звезд. В нашей Солнечной системе помимо астероидов и Луны существуют еще спутники у других планет, которые заходят в тень своей главной планеты, проходят по дискам планеты и иногда, когда Земля находится в плоскости их орбит, мы можем с Земли наблюдать взаимные затмения и покрытия.

Александр Сергеев: Когда один спутник заслоняет другой спутник.

Денис Денисенко: Как ни странно, до сих пор теория движения спутников Юпитера, Сатурна, Урана и Нептуна недостаточно точно разработана, и такие наблюдения до сих пор имеют большую научную ценность и позволяют уточнить их движение по орбитам и, соответственно, повысить точность предсказания их положения на будущее.

Александр Сергеев: Несмотря на то, что там летают космические станции, сближаются со всеми этими спутниками, все равно точность недостаточная?

Денис Денисенко: Космический аппарат не может постоянно держать в поле зрения все спутники большой планеты, а на Земле достаточно много любительских телескопов, которые могут помочь в регистрации моментов этих явлений.

Александр Сергеев: Я слышал, что пошла некая программа любительских наблюдений за затмениями в других планетных системах.

Денис Денисенко: Это уже совершенно новая область астрономии, которая появилась буквально два года назад. Она, правда, требует достаточно продвинутой оптики и электроники, поскольку даже планеты-гиганты имеют размер порядка одной десятой диаметра своих звезд, они ослабляют свет от своей звезды всего лишь на одну или две сотых звездной величины.

Александр Сергеев: А за счет чего они ослабляют свет?

Денис Денисенко: Мы можем в некоторых случая попадать в плоскость вращения этой планеты вокруг своей звезды. И планета, так же как Луна на фоне диска Солнца, может проходить на фоне своей звезды. Планета в этот момент обращена к нам своей неосвещенной стороной, и она закрывает малую часть диска своей звезды, которая в остальное время светит ярким светом.

Александр Сергеев: Денис, если нас сейчас кто-то слушает из любителей астрономии, с чего можно было бы начать, чего проще всего сделать, чтобы какое-то затмение увидеть?

Денис Денисенко: Проще всего увидеть покрытие звезд Луной. Они предсказуемы совершенно точно заранее, они публикуются для разных городов в астрономических календарях, которые, к сожалению, выходят малым тиражом.

Александр Сергеев: В Интернете можно найти информацию. Набрать "покрытие звезд Луной" в "Яндексе".

Денис Денисенко: Да, и скачав любую программу "Планетарий", можно самому заранее предсказывать эти явления.

Александр Сергеев: Именно для своего населенного пункта.

Денис Денисенко: Конечно. Вбив в них свои точные географические координаты, можно получать предсказания с точностью до секунд.

Александр Сергеев: Наверное, самое простое, не требующее никаких инструментов - это посмотреть какое-то ближайшее из больших затмений. Правда, придется немножко попутешествовать. Например, солнечное затмение, которое в 2006 году в Турции ожидается.

Денис Денисенко: Оно будет лучше всего видно в Средиземноморье, на севере Африки и, действительно, в Турции. Произойдет оно 29 марта 2006 года. Но на самом деле можно наблюдать его из России, из Казахстана, на Северном Кавказе и в Оренбургской области также будет видна полная фаза этого солнечного затмения.

Александр Сергеев: Наконец, если захочется кому-то присоединяться к серьезным наблюдениям, типа покрытия звезд Луной или поиск планеты других звезд, то есть требует приобретения специального оборудования, но все-таки еще любительского класса.

Денис Денисенко: Для регистрации прохождения планет на фоне других звезд, тут действительно нужно довольно дорогостоящее оборудование в районе четырех-пяти тысяч долларов и выше. Покрытие звезд астероидами, взаимное покрытие спутников Юпитера и покрытие звезд Луной можно наблюдать действительно с биноклем и подзорной трубой и самым дешевым телескопом визуально. Но для этого нужно устройство для точного определения времени, то есть секундомер.

Александр Сергеев: Если есть ошибки в определении времени, то все наблюдения научной ценности уже не имеют. Насколько я знаю, вы координируете в России подобные наблюдения. Это добровольная деятельность. А сколько примерно людей этим занимаются?

Денис Денисенко: Мне известны около полусотни любителей в России, в Белоруссии, на Украине, в Казахстане, из которых человек 10-15 ведут регулярные активные наблюдения, остальные от случая к случаю.

Александр Сергеев: А в мире сколько людей этим примерно занимаются?

Денис Денисенко: Можно только предположить, но, я думаю, более тысячи людей пытались хоть раз когда-то наблюдать покрытие звезды астероидом и около сотни, может быть двухсот человек получили положительный результат. Всего таких успешных наблюдений сейчас в мире уже более пятисот. И так же, как с охотниками за солнечными затмениями, существуют и в Европе, и в Америке, и у нас даже в России начинают появляться охотники за астероидами, то есть люди, которые преодолевают расстояние в сотни, а иногда и в тысячи километров для того, чтобы попасть в полосу покрытия звезды астероидом. Самый, наверное, яркий случай - это путешествие президента Международной ассоциации регистрации покрытий Дэвида Данхема из Америки в Австралию ради наблюдения покрытия яркой звезды Гаммы Девы достаточно небольшим астероидом. В результате он зафиксировал это явление, но практически совершив для этого кругосветное путешествие.

XS
SM
MD
LG