Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как в Америке происходит замена судей Верховного суда; Ситуация в Киргизии накануне президентских выборов; Российская атомная промышленность: необходимость реформ; Украинские "Наташи" в Турции


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[06-07-05]

Как в Америке происходит замена судей Верховного суда; Ситуация в Киргизии накануне президентских выборов; Российская атомная промышленность: необходимость реформ; Украинские "Наташи" в Турции

ВедущийЕфим Фиштейн

Ефим Фиштейн: Учитывая ключевую роль Верховного Суда Соединенных Штатов в деле толкования законов, исключительно важен персональный состав этого высшего органа законодательной ветви власти. Судьи избираются пожизненно, и каждый президент стремится использовать освободившуюся вакансию для изменения соотношения сил в Верховном суде в соответствии со своими убеждениями. Вокруг выдвинутой президентом кандидатуры разворачивается оживленная полемика, так как Сенат, который такую кандидатуру утверждает, относится к назначению конституционного судьи с исключительной серьезностью. Это легко продемонстрировать на ситуации, складывающейся нынче в США в связи с необходимостью заполнить место, освободившееся в Верховном Суде после кончины весьма авторитетного судьи Сандры Дэй О`Коннор. О развернувшейся полемике рассказывает наш вашингтонский корреспондент Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Члены Верховного Суда США назначаются пожизненно, однако они могут подать в отставку по собственному желанию. Именно это и произошло. Уход Сандры О'Коннор был ожидаемым. Президент должен сделать теперь свой выбор - этот шаг многие американские избиратели считают важнейшим решением всего периода пребывания Джорджа Буша на посту президента страны.

Верховный Суд США - не просто высшая судебная инстанция. Ему принадлежит исключительная прерогатива толкования Конституции. Это конституционный суд, однако при этом он не принимает к рассмотрению теоретические вопросы и гипотетические ситуации - этот ареопаг рассматривает только действительные судебные споры, в которых присутствует так называемый "конституционный вопрос", причем истец должен доказать, что в результате нарушения Конституции ему нанесен "прямой и серьезный ущерб" - нравственные страдания, причиненные ущемлением конституционных прав, Суд не интересуют.

Полномочия Верховного Суда уступают лишь полномочиям Бога. Суд вправе отменить любое распоряжение исполнительной власти и любой закон, если сочтет его не соответствующим Конституции. Постановления Верховного Суда обжалованию не подлежат - их может отменить лишь сам Суд. Естественно, Суд выбирает для рассмотрения в первую очередь дела большой общественной значимости. Тем самым он во многом определяет гражданский и моральный климат в обществе.

Сандра О'Коннор - фигура хрестоматийная, в Америке ее знают школьники младших классов. Она была назначена Рональдом Рейганом в 1981 году и стала первой женщиной в составе Верховного Суда. Говорит сенатор-демократ Кристофер Додд.

Кристофер Додд: Америка стала лучше благодаря присутствию Сандры О'Коннор в этом суде. Ее голос был решающим при рассмотрении многих спорных дел. Я не всегда соглашался с ее решениями, но меня всегда восхищала продуманность, с которой она их принимала.

Владимир Абаринов: Об особом месте, которое занимала Сандра О'Коннор в составе Суда, говорит сенатор Арлен Спектер - председатель комитета верхней палаты по юридическим вопросам.

Арлен Спектер: Судья О'Коннор была во многих отношениях исторической фигурой в Верховном Суде. Ей как центристу принадлежала ключевая роль. Во многих случаях суд выносил решения пятью голосами против четырех, и ее голос был решающим.

Владимир Абаринов: В этом и состоит острота политического момента. В последние годы суд в равной пропорции разделился на консерваторов и либералов, а Сандра О'Коннор примыкала то к консервативному, то к либеральному крылу. Уместно напомнить, что в 2000 году именно Верховный Суд присудил победу на президентских выборах Джорджу Бушу, и тоже большинством в один голос. Между тем именно в последние годы в американском обществе развернулась полемика о моральных ценностях, которые зачастую противопоставляются гражданским правам и свободам. Верховный Суд выносил решения по делам, связанным с отношениями церкви и государства, с правом женщины на искусственное прерывание беременности, с правами сексуальных меньшинств. Американские правозащитники опасаются, что назначение в Верховный Суд судьи-консерватора нарушит этот тонкий баланс и в конце концов приведет к отказу от завоеваний эпохи американского либерализма, когда Суд в своих решениях руководствовался не только буквой, но и своим пониманием духа Конституции.

По случаю отставки судьи О'Коннор президент Буш сделал специальное заявление.

Джордж Буш: Согласно Конституции, в мои обязанности входит назначение преемника судьи О'Коннор. Я подхожу к этому вопросу серьезно. Я намерен его всесторонне обдумать. Я дал поручение своим помощникам совместно с министерством юстиции собрать информацию и рекомендовать мне возможные кандидатуры - людей, отвечающих высоким стандартам профессионализма, отличающихся взвешенностью суждений и честностью, людей, которые будут точно интерпретировать Конституцию и законы нашей страны. Я буду продолжать консультации как с моими советниками, так и с членами Конгресса Соединенных Штатов. Страна заслуживает того, чтобы членом Верховного Суда стал судья, которым американцы смогут гордиться. Страна также заслуживает того, чтобы процесс утверждения назначения в Сенате сопровождался беспристрастностью и справедливостью. Я назову своего кандидата в разумный срок с тем, чтобы слушания и голосование состоялись до начала новой сессии Верховного Суда.

Владимир Абаринов: Один из лидеров демократов, сенатор Эдвард Кеннеди, подчеркивает ключевую роль верхней палаты в назначении члена Верховного Суда.

Эдвард Кеннеди: Обязанность президента, как гласит Конституция, предлагать свои рекомендации. Но при чтении отчетов о дебатах на Конституционном Конвенте становится совершенно ясно, что наши отцы-основатели полагали, что это должна быть совместная ответственность. Что президент принимает решения о назначениях в суды, но назначение не может состояться без одобрения Сената Соединенных Штатов.

Владимир Абаринов: Кеннеди предупредил, что фракция демократов готова к борьбе.

Эдвард Кеннеди: Она была внимательным, вдумчивым и высокоуважаемым членом суда, мудрым судьей, который отменно служил стране и Конституции. Судья О'Коннор была консерватором, и Сенат утвердил ее назначение единогласно. Я надеюсь, что президент остановит свой выбор на человеке, который будет соответствовать высоким стандартам, которые она установила, и сможет сплотить страну так, как это сделала она. Сегодня президент стоит перед лицом решения, которое касается каждого американца и отразится на всех аспектах конституционного права и свобод, на которых основана эта страна. Я призываю президента Буша провести с Сенатом Соединенных Штатов консультации по этой кандидатуре и назначить того, чей послужной список соответствует идеалам и свободам Соединенных Штатов. Если президент злоупотребит своей властью и назначит кандидата, чье утверждение будет угрожать правам и свободам американского народа, народ потребует от нас выступить против этого назначения. И мы сделаем это.

Владимир Абаринов: Демократы в Сенате в меньшинстве, однако у них есть процедурная возможность затянуть процесс утверждения. Его однопартиец сенатор Додд надеется, что до этого все-таки не дойдет.

Кристофер Додд: Хочу напомнить - Рональд Рейган был, вероятно, самым консервативным президентом нашего времени, и он назначил кандидата, который получил 99 голосов за и ни одного против. Вот каков стандарт. Вот что такое президент-консерватор. Мы считаем, что нынешний президент должен следовать примеру Рейгана при выборе кандидата. Кандидата, который будет пользоваться поддержкой, аналогичной той, какую получила Сандра О'Коннор в начале президентства Рейгана. Я надеюсь, мы избежим продолжительных дебатов. Не думаю, что кому-то из нас доставляет удовольствие тактика обструкции. И если президент назначит лицо того же типа, что и Сандра О'Коннор, которое будет воплощать ее подход к вынесению решений - полагаю, что в этом случае вопрос о возможности обструкции станет чисто теоретическим. И я надеюсь, что смогу без колебаний поддержать назначение. Это может быть кандидат, с которым я не соглашаюсь в каких-то вопросах и все-таки поддерживаю его. Я не собираюсь применять лакмусовую бумажку и не думаю, что большинство демократов собираются.

Владимир Абаринов: Сенатор Арлен Спектер, которому в качестве главы сенатского комитета предстоит вести публичные слушания по утверждению нового члена Верхового Суда, смотрит на дискуссию в обществе философски.

Арлен Спектер: Вы спрашиваете об ожиданиях общества, но у нас так много обществ и так много ожиданий, что мы должны употреблять эти слова во множественном числе. Люди ожидают всего чего угодно. Эта страна крайне поляризована, когда речь идет о Верховном Суде Соединенных Штатов. Невозможно угодить всем. Потому у нас и есть президент и Сенат.

Владимир Абаринов: Сенатор Кеннеди перечисляет вопросы, ответы на которые он намерен получить от кандидата в ходе слушаний.

Эдвард Кеннеди: Чтобы получить мой голос в Сенате Соединенных Штатов, они должны в ходе слушаний продемонстрировать твердую приверженность конституционным правам и свободам. Я имею в виду право на неприкосновенность частной жизни, принцип отделения церкви от государства, уважение к Конгрессу, а также основополагающие свободы слова и совести, гарантированные Первой поправкой, и понимание значения Четырнадцатой поправки для обеспечения гражданских прав и свобод.

Владимир Абаринов: Четырнадцатая поправка гарантирует гражданам надлежащую правовую процедуру, равенство перед законом.

Арлен Спектер уверен, что право на аборт станет одной из главных тем сенатских слушаний. Будучи членом фракции большинства, он, тем не менее, считает право на обструкцию важным процедурным инструментом.

Арлен Спектер: Станут ли репродуктивные права центральным пунктом слушаний? Думаю, станут, учитывая умонастроения очень многих американцев. Станет ли защита репродуктивных прав слабее? На этот вопрос я не готов ответить. Это было бы преждевременно, пока президент не сделал свой выбор, пока мы не провели слушания, пока мы не задали свои вопросы кандидату. Мы сохранили право на обструкцию. Оно является жизненно важным для Сената, который играет историческую роль в разрешении противоречий. Эту роль недооценивают, а ведь Сенат спас президентскую власть, когда после Гражданской войны Эндрю Джексон был подвергнут импичменту. Конгресс принял закон, по которому отстранить члена кабинета от должности стало возможно только с согласия Сената - закон о процедуре, обратной утверждению. И Джексон смог уволить военного министра Стэнтона, который забаррикадировался в своем кабинете. Вот почему обструкция очень важна. Но мой инстинкт подсказывает мне, что на этот раз обструкции не будет. Мы не можем затягивать дебаты до бесконечности в то время, как в суде восемь судей, и голоса делятся пополам. Такой суд неспособен принимать решения. Однако, повторяю, это всего лишь моя надежда.

Владимир Абаринов: Военный министр Эдвин Стэнтон при поддержке Сената ступил в открытую конфронтацию с президентом Джексоном, а когда президент его уволил вопреки закону, то едва сам не лишился поста в результате импичмента. Именно эти события 1868 года сенатор Спектер считает операцией спасения института президентской власти.

Как ни странно, острая дискуссия вспыхнула и по вопросу о том, должны ли законодатели интересоваться политическими взглядами кандидата. У сенатора- демократа Чарльза Шумера есть свои исторические примеры на эту тему.

Чарльз Шумер: Назначения в Верховный Суд пожизненные, а сам Суд пользуется огромной властью. И меня прежде всего интересуют взгляды кандидата. Думаю, мы должны ими интересоваться. Суды защищали права личности со времени основания республики. И мы не можем надеть судейскую мантию на человека, чьих взглядов на гражданские права мы не знаем. Существует образец, созданный отцами-основателями. Первого же кандидата Джорджа Вашингтона, Джона Ратлиджа, Сенат не утвердил, и не потому, что он курил опиум на школьной скамье. Его утвердили, потому что Сенату не понравилось его мнение по поводу Договора Клея. Во время президентства Эйзенхауэра был период, своего рода эра благодушия, когда кандидатам не задавали таких вопросов. Впоследствии Эйзенхауэра спросили, какие два своих решения он считает наихудшими. И он ответил - хотя я не согласен с ним - что это назначения в Верховный Суд судьи Уоррена и судьи Бреннана.

Владимир Абаринов: У республиканца Джона Корнина ровно противоположная точка зрения.

Джон Корнин: Одно дело утверждать назначение на пост в правительстве и совсем другое - в Верховный Суд. Во втором случае совершенно недопустимо требовать от судьи обещаний выносить политически мотивированные решения по делам, которые, возможно, попадут к ним в руки.

Владимир Абаринов: Верховный Суд соберется на свою новую сессию в октябре. Если к этому времени назначение нового члена не будет утверждено, то при существующем раскладе сил Суд может оказаться просто недееспособным. Однако довольно велика вероятность того, что еще до начала осенней сессии подаст в отставку лидер консервативного крыла председатель Суда Уильям Ренквист, который болен раком щитовидной железы и проходит курс химиотерапии. В этом случае маятник качнется в сторону либералов.

Ефим Фиштейн: 10 июля в Кыргызстане состоятся президентские выборы. По идее, они должны закрепить стихийные политические перемены, в результате которых старые структуры, сложившиеся вокруг президента Акаева, были изгнаны из Бишкека. Однако Андрей Бабицкий, который занимается этим регионом вплотную, считает, что нынешний выборный процесс носит чисто формальный характер и лишен элемента соревновательности.

Андрей Бабицкий: Исход приближающихся выборов в Кыргызстане фактически предрешен. Мало кто сомневается в том, что ныне исполняющий обязанности президента Курманбек Бакиев одержит убедительную победу, и вопрос только в том, с каким отрывом от конкурентов. В связи с этим экспертов и политологов интересуют даже не результаты и ход выборов, которые в этих условиях приобрели характер технической процедуры, а центре анализа - будущие проблемы и конфликты, неизбежные, как смена времен года. О предвыборной ситуации в Кыргызстане из Бишкека наш корреспондент Султан Каназаров.

Султан Каназаров: Надо отметить несколько определяющих моментов касательно президентских выборов. Первое: оправдаются ли ожидания населения после избрания президента? Второе: фактическая безальтернативность, когда явным фаворитом выступает исполняющий обязанности президента Курманбек Бакиев. Третье: срыв выборов или по причине низкой явки избирателей или срыв выборов усилиями третьих сил. И последнее: как долговечен будет тандем Бакиев - Кулов. О значении президентских выборов делится мнением руководитель Ассоциации неправительственных организаций Эдиль Байсалов. Следует отметить роль гражданского сектора в смене власти, когда неправительственные организации вели непрерывную информационную борьбу против Аскара Акаева и бывшего правительства. Эдиль Байсалов полагает, что важны даже не сами выборы, а легитимизация итогов революции 24 марта.

Эдиль Байсалов: Речь идет действительно не о персоналиях, точно так же, как в Грузии, в Украине речь идет о закреплении нового общественного договора, речь идет о легитимизации революции, речь идет о том, чтобы между народом и между властью заключаются совершенно новые принципиальные отношения.

Султан Каназаров: Эдиль Байсаров отмечает, что какие-то третьи силы будут стараться сорвать выборы и отложить их до осени. Президент международного Института стратегических исследований Валентин Богатырев допускает, что это вполне возможно.

Угроза срыва выборов, есть такая угроза на самом деле?

Валентин Богатырев: Да, такая угроза есть, и она двоякая. Один раз - это вопрос явки, а второй раз вопрос 50% голосов для кого-то из кандидатов.

Султан Каназаров: Политолог продолжил, что с момента снятия кандидатуры Феликса Кулова интерес к выборам упал. Феликс Кулов ранее отбывал срок наказания и был освобожден после смены власти и оправдан судом как человек, неправомерно осужденный режимом Аскара Акаева. Феликс Кулов баллотировался в президенты, но потом заключил договор с Курманбеком Бакиевым и получил должность премьер-министра.

Есть ли какая-то угроза того, что тандем Кулов - Бакиев после выборов, может быть, распадется?

Валентин Богатырев: Такая угроза есть, она была до выборов, но, по счастью, этого не случилось, она остается и после выборов.

Султан Каназаров: Что говорит в пользу этого?

Валентин Богатырев: То, что мы не привыкли к корпоративной власти, мы привыкли, что у нас командует один человек. А сейчас ситуация поменялась, мы переходим к другой системе организации власти, когда важно будет мнение не одного человека, а нескольких людей, и оно должно быть учтено.

Султан Каназаров: Очень большие надежды возлагает на будущего президента бывший министр иностранных дел, ныне лидер Партии развития и прогресса Муратбек Иманалиев. По его мнению, после смены власти позитивных сдвигов в управлении страной новая власть не показала.

Муратбек Иманалиев: Поэтому очень важно, чтобы новый президент сумел, еще раз возвращаясь к вопросу о системности подходов к решению проблем. Если этого не будет, то мы вряд ли получим более лучше, что было до сих пор. Может быть даже более худший вариант - это очевидно.

Султан Каназаров: Итак, Киргизстан перед выборами. Кто будет избран, покажет время, но, как говорилось выше, важно даже не кто будет, а что будет после выборов. 4

Андрей Бабицкий: Можно ли уже сегодня достаточно определенно судить о Курманбеке Бакиеве, как о политическом лидере, как о президенте? Сложился ли он окончательно как политик с устойчивыми взглядами, симпатиями и антипатиями? Понятна ли политологам и экспертам политическая программа Курманбека Бакиева, не объявленная, а та, которую можно реконструировать из самой логики его поступков? Орозбек Молдалиев, политолог, специалист по международным отношениям, преподаватель дипломатической академии МИД Кыргызстана считает, что да - Бакиев сложившийся политик с предсказуемой динамикой политического поведения.

Орозбек Молдалиев: Что касается Бакиева, определенный образ его как политика в обществе имеется, потому что он раньше работал премьер-министром, до этого работал губернатором двух областей. Поэтому он не темная лошадка, в отличие от других политиков, а он был на слуху. Тем более с осени прошлого года возглавлял Народное движение Киргизстана. Поэтому его поведение, будущие действия можно в какой-то мере спрогнозировать. И даже действия первые, которые он предпринимал, став и.о. президента, и.о. премьер-министра.

Андрей Бабицкий: С этой точкой зрения совсем не согласен Адиль Турдукулов, политолог, специалист по PR-менеджменту. Он считает, что взгляды Бакиева как политика все еще на стадии формирования.

Адиль Турдукулов: Как мне кажется, Бакиев четко не нашел позицию, по которой он мог себя позиционировать именно на политическом пространстве в Кыргызстане. С одной стороны, он как бы преемник Акаева, работал в команде, с другой стороны, он человек, который представляет новую революционную волну. То есть, в какую сторону - более радикальную или более умеренную? Как мне кажется, до сих пор это не определено. Даже в программных речах, в формате, в стиле выступления четко не выработана тактика действий Бакиева.

Андрей Бабицкий: Среди киргизских политологов бытует убеждение в том, что конфликты президентом Бакиевым и премьер-министром Куловым неизбежны. Во-первых, сегодня оба воспринимаются как равновеликие фигуры и ведут себя соответственно. Во-вторых, Кулов и Бакиев совсем разные люди, с различным опытом и несхожими политическими воззрениями. Вопрос в том, приобретут ли разногласия между ними характер затяжного и непреодолимого кризиса или же тандем в конечном счете сработается. Орозбек Молдалиев полагает, что благодатную почву для конфликтов уже дает уже состоявшееся несоразмерное и неорганичное распределение обязанностей между президентом и премьер-министром.

Орозбек Молдалиев: Интересный расклад они предлагают, тандем когда создавали, что Бакиев будет курировать силовые структуры, а Кулов будет курировать экономическую сферу. Это, знаете, что-то противоестественно, потому что Кулов - он силовик, он профессионал в этой области, юрист, правовед, но он не экономист. Когда он возглавлял Чуйскую область, он был хозяйственником, особо экономических новшеств не вводил. Это остается вопросом, сумеет ли он на посту премьер-министра справиться с этой задачей.

Что касается Бакиева, его натуры, его характера, это курирование силовыми структурами, тем более в нынешней ситуации, тоже остается вопросом. Это распределение обязанностей несколько смущает.

Андрей Бабицкий: Адиль Турдукулов считает, что камнем преткновения может стать кадровый вопрос по двум направлениям. Первое: если команды президента и премьер-министра, которые уже сейчас открыто критикуют друг друга, не смогут найти между собой общего языка, второе - борьба за ключевые просты в правительстве.

Адиль Турдукулов: Как мне кажется, линия раскола будет в кадровых вопросах после 10 июля. Потому что до президентских выборов ни Кулов, ни Бакиев конкретно не обозначили и конкретно не показали, кто в их командах. Есть команда Бакиева, но со слов самого же Бакиева, она временная. С другой стороны, непонятно, как к этой команде относится Кулов. Его некоторые критические высказывания к членам правительства показывают, что не все так гладко. Другой вопрос именно в кадровых вопросах, какое влияние будет оказывать тот же Бакиев, тот же Кулов на состав парламента, который будут утверждать те же члены правительства.

И второй вопрос: будут ли депутаты прислушиваться к их мнению или появится какая-то третья сила, которая будет довлеть на тех же депутатов, чтобы те формировали кадровые назначения. Мне кажется, раскол может произойти в этой очень взрывной зоне - в кадровых вопросах. По новой конституции, как мне известно, там широкие полномочия у Бакиева в кадровых вопросах, по контролю за правоохранительными органами. Сейчас, мне кажется, самый актуальный вопрос, насколько сильно будет его влияние в экономических вопросах, отдаст ли он эту вотчину только Кулову или другим еще группам или он посягнет тоже на этот сектор. Раскол возможен в этих вопросах, в экономических вопросах, не просто в экономических вопросах, а в кадровых вопросах, кто будет управлять экономическими ресурсами. Будет ли Бакиев заинтересован управлять этим или он отдаст это Кулову, чтобы не обострять между собой и ним.

Андрей Бабицкий: Внешняя политика, по мнению Орозбека Молдалиева, это та область, в которой Бакиев вряд ли сумеет сформировать новую, отличную от акаевской линию поведения.

Орозбек Молдалиев: В области внешней политики, при всем желании внешняя политика - это такая штука, резко изменить главе государства не удастся. Это довольно консервативная область с сложившимися связями, механизмами. Поэтому здесь ему пока каких-то резких действий предпринять вряд ли удастся. Но есть "но". Сейчас складывается в СНГ и странах Центральной Азии, в частности, некоторый крен - это заметно по последнему заседанию ШОС, некоторый настрой своеобразный, и Бакиев будет идти в этом русле, самостоятельных действий пока не будет.

И второй момент. В одном из интервью он сказал, что надо возвращаться в регион и уделять основное внимание своим соседям. Своим соседям внимание и раньше уделялось, мы были членами региональных организаций, а в чем выражается более пристальное внимание к соседям, он не стал расшифровывать. Поэтому видно, что он в области внешней политики новичок. Основные контуры вырисовываются из его внешнеполитических действий. Его ориентированность на Россию останется, тем более он об этом и сам заявлял и на заседаниях ШОС, встречах, саммитах руководителей СНГ, он утверждает эту линию. Предстоящие выборы, учет настроений электората - все это обязывает, чтобы такая риторика была. Поэтому во внешнеполитической области это сохранится пока.

Андрей Бабицкий: Иная точка зрения у Адиля Турдукулова. Он полагает, что новая власть Кыргызстана - это открытое пространство для конкуренции Запада и России. Победитель в этой борьбе отнюдь неочевиден.

Адиль Турдукулов: Это дело времени. И очень сильное влияние на это внешних сил. Та же организация ШОС, где он принимал активное участие, больше склоняет его к тому, чтобы быть таким наследником Акаева. А те встречи, которые у него будут проходить в Америке, и в Европе, он будет стараться выставлять себя революционным новым лидером. И как этим будут играть американцы и россияне, покажет время, и кто окажется сильнее. И какова позиция самого Бакиева, насколько сильна его позиция как человека, как лидера нации.

Андрей Бабицкий: Выборы в Кыргызстане оказываются фактически лишены интриги, поскольку сомнений в том, кто именно одержит победу, почти не остается. Но политический облик новой власти все еще неясен. И это обстоятельство приковывает внимание наблюдателей к происходящему в Кыргызстане.

Ефим Фиштейн: В Москве прошла презентация четвертого доклада экологического объединения "Беллона" - "Российская атомная промышленность - необходимость реформ".

Доклад посвящен политике России в области использования атомной энергии и состоянию российского энергетического комплекса. В отличие от трех предыдущих докладов, касавшихся источников радиационного загрязнения на северо-западе России, данный доклад охватывает гораздо более широкий кругу проблем российской атомной промышленности.

С подробностями - моя коллега Марина Катыс.

Марина Катыс: Цель данного доклада объединения "Беллона" - не только представить соответствующую информацию (собранную в открытых российских и западных источниках), но и сформулировать предложения, которые помогли бы ослабить ядреную и радиационную угроза для жителей России и человечества в целом.

Вот что говорит по этому поводу один из авторов доклада - председатель правления Экологического правозащитного центра "Беллона" в Санкт-Петербурге Александр Никитин.

Александр Никитин: Надо было сделать такой обзор атомной промышленности - что есть в настоящее время, анализ программ и проектов, которых сейчас очень много. Программы в основном связаны с ликвидацией ядерного наследия, которое Россия получила после распада Советского Союза. Это военная отрасль, это подводные лодки, это ядерное оружие, это гражданские атомные станции. Мы попытались понять, что надо делать, чтобы решать проблемы, а не приумножать их.

Марина Катыс: Доклад имеет несколько основных разделов: это - ядерный топливный цикл, программы по ядерной безопасности, экономика отрасли и - рекомендации.

Автором раздела доклада "Беллоны" по ядерной безопасности является директор программ ядерной и радиационной безопасности экологической организации "Зеленый Крест" Владимир Кузнецов.

Владимир Кузнецов: Та часть, которую я писал, она главным образом базируется на тех материалах, которые были перед этим мной изданы в двух книгах о современном состоянии безопасности предприятий ядерно-топливного цикла Но материалы были мной переработаны. Это вопросы, касающиеся добычи урана, вопросы, связанные с обогащением топлива, разделительные мощности, вопросы, связанные с историей предприятий ядерно-топливного цикла, (среди них "Маяк", "Северск", "Томск-6", "Красноярск-26"). Проблемы, связанные именно с этими производствами, эксплуатация оставшихся пяти работающих промышленных реакторов. Для справки скажу вам, что все промышленные реакторы в Соединенных Штатах остановлены, это только у нас продолжают работать пять реакторов. Проблемы, связанные с выводом из эксплуатации тех реакторов, которые ранее эксплуатировались на территории этих предприятий, а всего у нас промышленных реакторов было 18 штук (которые были запущены в различное время, начиная с 48 года до 70 годов). Вопросы, связанные с обращением с радиоактивными отходами. То есть - общая оценка: какова достаточность технической базы по хранению, по обезвреживанию радиоактивных отходов.

Проблема отработавшего ядерного топлива - это проблема является глобальной для российской атомной энергетики. По состоянию на 31 декабря 2004 года общее количество отработавшего ядерного топлива достигло 17,5 тысяч тонн. При этом содержание невыделенного плутония (который находится в этом отработавшем ядерном топливе) - порядка 175 тонн. Это - колоссальная проблема, потому что надо обеспечить хранение отработавшего ядерного топлива, а также - радиоактивных отходов. Практически прослежена вся история, связанная с аварийностью на этих комбинатах, начиная с 48 года.

Вопросы физической защиты, вопросы, связанные с пуском в декабре прошлого года хранилища ядерных расщепляющихся материалов.

Марина Катыс: На протяжении десятилетий бюджет и программы атомного ведомства были недоступны общественности, независимый контроль за деятельностью бывшего Минатома (ныне - Агентства по атомной энергии) отсутствовал.

И тем не менее, журналист Владислав Ларин написал для доклада "Беллоны" раздел под названием "Экономика российской атомной промышленности".

Владислав Ларин: Назвать "экономическим" раздел, посвященный экономике, можно весьма условно, потому что та информация, на основании которой строился этот раздел, была обрывочна, не систематична и собрана из самых различных источников, где не всегда можно было проверить объективность данных. Дело в том, что Минатом до настоящего времени продолжает оставаться одной из наиболее закрытых организаций, получение информации из которой крайне затруднено. Связано это не только и не столько с тем, что имеются какие-то проблемы, связанные с обороной страны (или какие-то секреты, связанные с обороной), сколько с возникшими новыми финансовыми потоками, вскрывать которые у людей, причастных к их направлению и распределению, просто нет интереса.

В этом плане интересно интервью экс-министра Адамова (ныне находящегося в Швейцарии), в котором он сказал, что в Минатоме никогда не было нормальных экономистов, потому что не было необходимости что-то учитывать. Давали столько, сколько просили, и распределяли так, как считали нужным.

Сейчас это время проходит и возникает необходимость в более тщательном подсчете средств, особенно потому, что этого требуют западные спонсоры тех проектов, которые осуществляются в настоящее время организациями, сотрудничающими с Минатомом и самим Минатомом. Поэтому приходится проявлять несколько большую открытость. Но, к сожалению, до сих пор она еще явно недостаточна.

Марина Катыс: Четвертый большой раздел доклада это, собственно, заключение и рекомендации. В этом разделе - в частности - говорится об основных нерешенных проблемах отрасли.

Слово Александру Никитину.

Александр Никитин: На данный момент существует экономически неэффективная атомная энергетика в основном из-за того, что идет переработка отработавшего топлива. И это один из самых больших экономически неэффективных процессов, которые существуют сейчас в ядерной энергетике.

Марина Катыс: Кроме того, по мнению объединения "Беллона" из-за недостатка финансирования остается нерешенной проблема загрязненных территорий вокруг комбината "Маяк", вокруг некоторых АЭС и мест базирования атомных подлодок.

Александр Никитин: Еще одна проблема - это огромное количество накопленного ОЯТ. У Минатома отсутствует концепция в отношении ОЯТ и в России нет отдельной структуры для обращения с отходами. Речь идет прежде всего о том, что в России этими проблемами (накопленного ОЯТ) занимается Росатом, который, собственно говоря, и копит эти отходы. В то время как мировая практика показывает, что более эффективно, когда одно ведомство занимается эксплуатацией станции и, соответственно, накоплением ОЯТ, и существует другое ведомство (которое абсолютно технически, экономически и политически не зависит от ведомства, которое эксплуатирует), и это ведомство занимается проблемой обращения с радиоактивными отходами, отработавшим ядерным топливом.

Марина Катыс: Кроме того, эксперты "Беллоны" подвергли критике концепцию продления срока эксплуатации устаревших с выработавших свой ресурс блоков АЭС без их модернизации и необходимой оценки безопасности. Еще один спорный вопрос - это концепция развития МОКС программы.

Александр Никитин: Решение вопроса избавления от плутония с помощью развития МОКС программы или переход наших атомных станций на другие условия эксплуатации, по нашему мнению, достаточно опасны и ошибочны.

Марина Катыс: Говоря о том, что в данном - четвертом - докладе является существенно новым, Александр Никитин сказал.

Александр Никитин: Новое в основном касается международных программ - того, как они работают и куда они идут. Несколько лет назад программ вообще не было, потом пошла одна программа, сейчас идут глобальные программы. Вопрос - как эти программы работают? Надо очень хорошо и со всех сторон оценивать, в том числе и экономику, и риски. Надо слушать не только две стороны (сторону, которая дает деньги, и сторону, которая очень хочет взять эти деньги, то есть одно государство и второе), надо слушать еще и третью сторону, которая никакого отношения не имеет к этим деньгам, просто она заинтересована в экологической безопасности, в безопасности людей. Это очень полезно иногда.

Марина Катыс: В данном случае третьей стороной является организация "Беллона", чьи эксперты тщательно - насколько это позволяли открытые источники - изучали атомную промышленность России. Выводы неутешительные. Говорит Владислав Ларин

Владислав Ларин: Раздел по экономике - достаточно новая вещь, потому что ничего подобного до сих пор сделано не было. Чтобы так аккуратно, по полочкам была разложена приходно-расходная часть Минатома - я этого до сих пор не встречал. Все данные были собраны по большому числу источников.

Относительно выводов: выводы наиболее интересны для представителей Росатома. До тех пор, пока эта организация будет столь закрыта в экономическом плане, как сейчас, она должна быть готова к получению гораздо более жесткой критики, чем можно встретить в этом докладе. По одной простой причине: скрытые финансовые потоки, коррупция и нецелевое расходование средств слишком велики для того, чтобы можно было говорить о том, что наша экспортная продукция имеет какие-то перспективы и конкурентна.

Марина Катыс: Оппонентам из Ростома, говорившим о росте цен на нефть, эксперты "Беллоны" уверено возражают

Владимир Кузнецов: Если большая цена на нефть - значит нам надо развивать атомную энергетику? Только - на чем и чем, и кем мы будем это делать? На основании каких проектов мы будет развивать атомную энергетику?

Два года назад финнам предлагали наш энергоблок - провалился этот тендер. Почему? - Потому что есть более современные решения. Российская атомная энергетика топчется на месте. Почему? - Опять же - имеющаяся неправильная инвестиционная политика.

Проблем куча. Минатом сидит на долларовой игле, у него образуются лишние деньги - можно направлять на всякую "экзотику". Появился Адамов - появился "Брест", появилась "плавучка", плавучая атомная электростанция.

Раньше при Минатоме существовал общественный совет по экологической безопасности при министре. Он приказал долго жить. Почему? - Потому что хвост прищемили. Хотели по узловым вопросам более подробно работать. Как только чуть посильнее копнули - Совет "приказал долго жить", а в средствах массовой информации появилась информация, что - оказывается! - в Совете при министре были люди, которые работали на иностранные разведки. Ну, сколько можно это делать?

Марина Катыс: Кстати, атомные электростанции то же - не выход.

Тему продолжает Владислав Ларин.

Владислав Ларин: И еще один аргумент относительно АЭС - это изменение климата. Прошлым летом Канада и США столкнулись с массовыми отключеньями, и это будет продолжаться по одной простой причине - потому что атомные электростанции используют охладительные бассейны, которые находятся на улице, обогреваются тем же самым солнышком и, соответственно, зависят от температуры окружающей среды. Поскольку изменения климата очевидны, и потепление в ближайшие несколько десятилетий очевидно и уже доказано (и академик Израэль против этого не возражает) - соответственно, надо быть готовым к тому, что "блэк-ауты" будут продолжаться гораздо более широко, включая, к сожалению, и Россию.

Марина Катыс: По поводу плавучих атомных электростанций эксперты были единодушны

Владимир Кузнецов: По плавучим атомным электростанциям вышло три книги, но никто не сказал что то, что там изложено - не соответствует действительности. Неработоспособность систем безопасности - раз. Те аварии, о которых мы поднимали вопрос (как они будут развиваться и какие возможные последствия) - никто ответов не дал - это два.

Марина Катыс: Продолжает тему Александр Никитин.

Александр Никитин: Мы делаем "плавучки" для того, чтобы продавать их в Африку и в Южную Америку. Мы говорим о нераспространении, мы говорим о терроризме, мы говорим об опасности и - суем туда ядерный объект. Объясните мне, как это понимать?

Мы зарабатывали деньги на продаже оружия - тех автоматов, из которых теперь по нам стреляют. Теперь мы будем зарабатывать деньги на ядерных энергетических установках, которые будут потом взрывать, и мы будем это расхлебывать. Зачем нам этот проект?

Наш Север нуждается в электричестве, и мы хотим его снабжать? Да такого ветропотенциала , как на нашем Севере, нет нигде в мире! А давайте мы поставим туда ветроэнергетические установки вместо атомных. - У нас не будет отработавшего топлива, у нас не будет радиоактивных отходов, у нас не будет угрозы ядерного терроризма и так далее. И - нормально.

Вся Германия, вся Дания, вся Швеция, Калифорния работают уже на ветроэнергетических установках. Давайте их развивать.

Марина Катыс: Эксперты "Беллоны" полагают, что в России проекты по ядерной безопасности (финансируемые как из российских, так и из международных источников), должны проходить независимую оценку рисков до начала их реализации.

Кроме того, по мнению экспертов, России необходим орган - независимый от Росатома и Минобороны - который будет осуществлять контроль за работами на всех ядерных и радиационно-опасных объектах страны.

Ефим Фиштейн: Торговля белым мясом, контрабандная доставка девушек из России и других бывших республик Советского Союза характерна отнюдь не только для Турции. Таких сексуальных рабынь можно встретить в публичных домах и кварталах любви всех городов Европы. Но почему-то именно в Турции их стали называть без разбору "наташками", и прекрасное русское имя стало нарицательным. Материал о судьбе этих девушек, которой не позавидуешь, и о связанной с ними социальной проблеме в Стамбуле подготовила Елена Солнцева.

Елена Солнцева: Один из самых известных стамбульских районов - Лялели, по-турецки - тюльпан - выпускает массу товаров для России и русских... Здесь располагаются, например, более 7-ми тысяч текстильных предприятий, почти тысяча гостиниц и около сотни компаний, занимающихся перевозкой местных товаров в большие и малые российские города. Турецкая пресса пишет, что стамбульский район Лялели ежегодно посещают более пяти миллионов человек из бывших советских республик.

Впрочем, Лялели знаменит не только текстильными фабриками, продукцию которых можно найти на любом вещевом рынке в России. В полицейских отчетах этот район фигурирует как один из самых криминогенных в городе. Едва ли не самым известным криминальным бизнесом в Лялели стала торговля женщинами из стран СНГ и Восточной Европы. Представители турецкой полиции заявляют, что ежедневно на улицы Лялели "выходят на работу" более тысячи женщин из России и других бывших союзных республик. Мой первый собеседник - турецкий журналист и писатель, сотрудник журнала Dialog Avrasiya ("Диалог Евразия") Чингиз Шимшек, который специально изучал этот бизнес:

Чингиз Шимшек: Трудно сказать, сколько именно женщин подвергаются в Лялели сексуальной эксплуатации. Торговля женщинами чаще всего является тайной, женщин заставляют молчать. Да и организаций, которые занимаются подобными подсчетами, не так много. Но можно с уверенностью сказать, что нелегальная торговля женщинами из республик бывшего ССССР стала здесь одним из самых доходных видов бизнеса.

В масштабах всей Турции прибыль, получаемая от продажи такого "живого" товара, оценивается в суммы от 7 до 12 миллионов долларов в год. По оценкам турецких экспертов, только в период с 91-го по 98-ой год из Лялели были депортированы более 5 тысяч женщин...

Елена Солнцева: Местный полицейский участок. Ежедневно здесь ожидают депортации более ста женщин и девушек. Многим из них нет и 16-ти лет... Задержанием девушек занимается в Лялели местная "полиция нравов", созданная несколько лет назад специально для борьбы с проституцией. После задержания, девушек подвергают унизительной процедуре осмотра в государственных больницах и затем переводят в полицию для иностранцев. Моя собеседница - Ирина - ожидает своей депортации.

Ирина: Я приехала сюда с одной знакомой девушкой. Она познакомила меня с сутенером. Сутенер неплохой человек был, относился к нам хорошо... Дома остался ребенок, за ним смотрит мать, поскольку муж попался мне нехороший: бил меня, издевался... Просто уже не вытерпела, разошлись. Осталась одна, было тяжело, никого рядом не было, никакой помощи... И вот так я работала, пока меня не поймала полиция. На улице работать - риск очень большой. Бывает, что могут избить и где-нибудь выбросит... Все может быть.

Елена Солнцева: По данным турецкого отделения Human Rights Watch, международной организации по правам человека, в Турции каждая женщина в среднем приносит сутенеру, который ее контролирует, от 50 до 100 тысяч долларов в год. При этом сами женщины получают от этой суммы лишь крохи. Они связаны долговыми обязательствами, согласно которым каждая должна отработать стоимость собственной покупки, а также дорогу, проживание и питание. Единственной возможностью вырваться из такого сексуального плена становятся регулярные полицейские облавы. Однако, как считают представители неправительственных организаций, местные полицейские могу оказаться в сговоре с сутенерами. После того, как женщина зарабатывает достаточно, как она считает, денег, чтобы уехать домой, сутенер сообщает о ней полицейским, ее забирают в полицию и депортируют. А деньги - делят...

... Ирина приехала в Турцию из Украины:

Ирина: Когда я в прошлый раз приехала сюда, полиция меня поймала - издевались, конечно. Закрыли нас в комнате, забрали паспорт, деньги. Деньги, которые я заработала за несколько месяцев, ушли просто на ветер... Денег у меня не было, надо было ждать, когда наше государство отправит деньги, чтобы возвратиться домой. Добралась до дома, решила вопрос с паспортом и... вернулась обратно. Пошла к тому же сутенеру... Здесь разные девушки работают - казашки, азербайджанки... Однако, в основном - из Украины...

Елена Солнцева: Главным поставщиком "живого" товара на турецкий рынок сексуальных услуг здесь считается соседняя Украина. По данным турецкой полиции, ежегодно с этими целями в Турцию приезжают более 6 тысяч украинских женщин. Говорит Надежда Щиголева, главный редактор турецко-украинского журнала "Зарубежье", автор целой серии публикаций о судьбе таких женщин.

Надежда Щиголева: Здесь может быть несколько стандартных путей попадания в Турцию украинских женщин. Первое - едут с сутенером и знают, за чем едут. Второе - едут, рассчитывая на удачу, заработать свои деньги и в итоге также попадают к так называемым предпринимателям - сутенерам. Как правило, высокие категории - определенное время работают на кого-то, отстегивают около 30% сутенерам и зарабатывают неплохой капитал. А низкооплачиваемые работают по два года, отрабатывают стоимость паспорта, дороги, визы... В итоге девушки зарабатывают копейки, теряя при этом здоровье....

Елена Солнцева: Всех женщин, говорящих по-русски, независимо от современного гражданства, в Турции давно называют "Наташами". Во многих публикациях в турецких газетах в последние годы не раз утверждалось, что именно "наташи", мол, стали главной причиной растления турецкого общества, падения морали. Продолжает турецкий журналист и писатель

Чингиз Шимшек:

Чингиз Шимшек: В центральных газетах на протяжении многих лет шла настоящая "охота на ведьм". Писали о том даже, что "наташи", мол, ухудшают состояние экономики страны. Подсчитывали, что "наташ" в ближайшем будущем окажется уже чуть ли не 100 тысяч... Из-за "наташ" - рисовали картины некоторые турецкие журналисты - чуть ли не каждый второй житель страны может оказаться со СПИДом или какой-то венерической болезнью. Писали о том, что, мол, всего три русских "наташи" могут заразить более 100 000 турецких мужчин. В качестве примера приводили город Трабзон, который, из-за наплыва русских женщин, по уровню венерических заболеваний занимал верхние строчки в медицинских отчетах.

Елена Солнцева: Более того, в докладе, подготовленном силовыми ведомствами Турции для Совета национальной безопасности было заявлено, что представительницы древнейшей профессии из стран бывшего Восточного блока начинают представлять собой угрозу национальной безопасности Турции. "Наташи", утверждали авторы этого доклада, нарушают местные традиции морали, нравственности и семейного уклада. Ущерб, который, как считают авторы, "наташи" наносят турецкой экономике, составляет 2 миллиарда долларов в год!

Продолжает Надежда Щиголева, главный редактор турецко-украинского журнала "Зарубежье".

Надежда Щиголева: Следующая ситуация замечательно характеризует турецкий взгляд на эту проблему. Допустим, смотрят телепередачу, когда в новостях объявляют, что столько-то депортировали женщин. Возмущается и мужчина, и женщина. А в любой свободный вечер тот же мужчина идет и "снимает" женщин на улицах. Кстати, организовали комитет по отлову наших " ночных бабочек"... не было бы спроса, не было бы и предложения...

Елена Солнцева: Международная конвенция, принятая в 1949 году Генеральной Ассамблеей ООН, характеризует продажу женщин для сексуальной эксплуатации как современную работорговлю. Женщины - независимо от того, добровольно ли они продали себя в рабство или по принуждению - считаются жертвами насилия, а лицо, осуществляющее продажу - главным виновником и соучастником преступления. Говорит турецкий юрист, владелец юридической фирмы "Паланга ширкети" в Стамбуле Айше Аач:

Айше Аач: Отношение к проституции в Турции весьма терпимо. Проституция в стране легализована и официально разрешена законом. Основной доход - около одной трети бюджета - Стамбул получает от публичных домов. До недавнего времени судебные процессы, связанные с продажей женщин или любыми сексуальными преступлениями, были скрыты от журналистов.

Елена Солнцева: Недавно в Турции вступил в силу новый Уголовный кодекс, принятый по рекомендации Европейского союза. Что он меняет?

Айше Аач: В новом Уголовном кодексе Турции женщина выступает в качестве пострадавшей стороны. В кодексе, например, говорится о новом виде преступления - нарушения целостности личности женщин. В связи с этим, лицам, которые в целях проституции соблазняют, вербуют, доставляют или перевозят для другого лица женщин, грозят до 10-15 лет тюрьмы.

Еще одна новая статья в разделе "Преступления против общественного порядка" предусматривает наказание за "подстрекательство к проституции" и предполагает привлечение к ответственности лиц, соблазняющих и склоняющих к проституции подростков, не достигших 15 лет...

Елена Солнцева: Еще одно новшество - в рамках многочисленных преобразований в соответствии со стандартами Европейского союза. Главное управление безопасности Турции прямо запретило называть "наташами" женщин из бывшего СССР, занимающихся проституцией в Турции. Турецкая газета "Миллиет" написала вскоре:

"Следует помнить, что "Наташа" - весьма распространенное женское имя в этих странах. Если такие турецкие имена, как Айше или Фатьма, будут использоваться в таком же значении, это будет однозначно восприниматься нами как оскорбление".

И еще одно новшество. Теперь в паспортах всех приезжих женщин, которых депортирует из Турции местная полиция нравов, рядом со штампом о выезде ставят особый знак в виде буквы "икс"...

XS
SM
MD
LG