Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Испания: усиление автономии регионов или ползучая федерализация страны; Цены на бензин и покупательские предпочтения; Прослушивание телефонных разговоров - это можно сделать, не нарушая законов; 70-летие социального страхования в Соединенных Штатах


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[08-09-05]

Испания: усиление автономии регионов или ползучая федерализация страны; Цены на бензин и покупательские предпочтения; Прослушивание телефонных разговоров - это можно сделать, не нарушая законов; 70-летие социального страхования в Соединенных Штатах

ВедущийАндрей Бабицкий

Ефим Фиштейн: Основная тема политической жизни Испании последних месяцев - пересмотр так называемых статусов автономии отдельных регионов с целью придать им больше самостоятельности. Фактически речь идет о процессе федерализации страны, который не предусмотрен Конституцией Испании. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: То, что нынешняя система, делящая Испанию на 17 автономий, несколько устарела, считают многие, но далеко не все испанцы. Эта система появилась в конце 70-х годов в переходный период от диктатуры к демократии. Ну а теперь появилось мнение, что так называемые "автономные сообщества" в наши дни, когда испанская демократия достигла своей зрелости, должны получить большую самостоятельность.

Весь вопрос в том, насколько эта самостоятельность будет совместима с пребыванием в едином государстве? Последовательным противником расширения прав автономий является Народная партия, основная оппозиционная сила в стране. Видный деятель этой партии бывший министр Жозеп Пике:

Жозеп Пике: Я думаю, что наша действующая Конституция вполне отражает специфику и разнообразие регионов страны. В Конституцию 1978-го года хорошо вписываются и Статусы автономий. Одним словом, Основной закон полностью отражает тот факт, что Испания состоит из областей, имеющих свои региональные или национальные особенности. Речь идет и о культуре, и о языке. Ну а те, кто рассуждает о необходимости пересмотреть статусы автономий, посягают тем самым на нашу демократическую Конституцию. Мы будем препятствовать подобным попыткам. Надеюсь, что и правящая социалистическая партия нас в этом поддержит.

Виктор Черецкий: Испания сложилось как единое государство к концу 15 столетия. Некоторые ее нынешние автономные сообщества, например, Галисия, Страна басков, Каталония и Валенсия имеют свой язык и свои национальные особенности. Четверть века назад, после краха диктатуры, считавшей Испанию единым и неделимым целым, вновь созданные автономии получили возможность иметь органы самоуправления. В школах стали преподавать местные языки. На национальных языках появились газеты, радио и телевидение. В Стране басков и Каталонии была сформирована своя полиция. Это были довольно революционные решения. Но теперь, к примеру, руководитель баскской автономии Хуан Хосе Ибаррече не доволен существующим положением дел:

Хуан Хосе Ибаррече: Мы будем идти вперед. Баскское общество требует, чтобы мы нашли взаимоприемлемое решение для дальнейшего совместное существования Страны басков с испанским государством.

Виктор Черецкий: Сторонники расширения прав автономий считают, что на места должны быть переданы такие функции государства как сбор налогов, судебная система и даже внешняя политика. К примеру, баски и каталонцы хоте ли бы иметь собственные дипломатические представительства за рубежом, в том числе в штаб-квартире Евросоюза. Хотят сторонники федерализации, чтобы в регионах появились и свои "национальные" сборные по различным видам спорта. Подобные устремления резко критикует лидер Народной партии Мариано Рахой:

Мариано Рахой: Надо исходить из законов страны, действующей Конституции единого государства, а не из фантазий региональных политиков, желающих стать суверенными властителями. Нельзя допустить развала государства, развала общества. Это крайне опасно.

Виктор Черецкий: Вопрос о судьбе автономий должен был обсуждаться в парламенте в сентябре. Однако, правящая социалистическая партия приняла решение отложить обсуждение на неопределенное время. Формальный повод - необходимость решить другие срочные вопросы. Подлинный - отсутствие консенсуса по вопросу о передаче автономиям части функций государства даже в рядах правящей партии. Некоторые из ее деятелей считают возможным пойти на уступки регионам, к примеру, в плане большей финансовой самостоятельности. Другие - против каких-либо изменений.

Спикер оппозиции в Сенате Пио Гарсия-Эскудеро:

Пио Гарсия Эскудеро: Перенос сроков свидетельствует о том, что у правительства нет единого мнению о дальнейшей судьбе Испании. В руководстве правящей партии существуют по этому вопросу разногласия. Многие, к примеру, не согласны с проектом нового Статуса Каталонии. Это и определило перенос обсуждения в парламенте.

Виктор Черецкий: Самые острые споры разгорелись сегодня вокруг нового статуса Каталонии, проект которого содержит множество пунктов, нарушающих конституционные положения о единстве испанского государства. В Каталонии, северо-восточной области Испании, у власти находятся социалисты, хотя им и приходится делить власть с левыми националистами-республиканцами. Каталонские социалисты давно вышли из-под контроля своих товарищей по партии - руководителей государства и все больше оказываются под влиянием националистов. Руководитель Каталонии Паскуаль Марагаль:

Паскуаль Марагаль: Новый Статус Каталонии будет принят парламентом Испании. Он откроет путь к конституционной реформе и федеративному устройству государства.

Виктор Черецкий: Ключевым вопросом для сторонников большей самостоятельности Каталонии является перераспределение доходов: как можно меньше денег отдавать в центр на общегосударственные нужды и как можно больше получать из центра для финансирования, к примеру, системы медицинского обслуживания. Сделать это, разумеется, можно лишь за счет других провинций. Ну, а последние, естественно, на подобное не согласны. Руководитель южной провинции Андалузия социалист Мануэль Чавес:

Мануэль Чавес: Недопустимо, чтобы какая-то автономия оговаривала бы для себя какие-то особые условия финансирования. Это отрицательно скажется на финансовой системе государства и на финансировании других автономных сообществ.

Виктор Черецкий: Любопытно, что в той же Андалузии нашлись деятели, которые, по примеру Каталонии, заговорили о том, что и их регион является особой "нацией". Мол, хотя андалузского языка и не существуют, зато местный говор настолько своеобразен, что плохо понятен испанцам "неандалузцам". Ну а об особой культуре этих мест всем известно - искусство "фламенко" знают во всем мире. Так что, есть все основания просить у Мадрида привилегии и особое финансирование. На подобные рассуждения ответил председатель Сената Хавьер Рохо:

Хавьер Рохо: Ни у кого нет сомнений в том, что у каждого региона Испании есть свои особенности. Но это не означает, что кто-то имеет право на особые привилегии. Условия для всех в одном государстве должны быть одинаковыми. Наличие национальных особенностей в Каталонии не означает, что медицинское обслуживание здесь должно лучше финансироваться, чем в Эстремадуре. Образование в Стране басков не должно лучше финансироваться, чем в Андалузии или Мурсии. Национальные особенности не должны подразумевать неравенства. Об этом говорится в нашей Конституции. Надеюсь, что от этого принципа мы не откажемся.

Виктор Черецкий: Тем временем, угрозы объявить в одностороннем порядке суверенитет в случае неуступчивости центральных властей становится козырем в политической жизни Испании. Следом за Каталонией и Страной басков, с претензиями к центральному правительству обратилось и недавно избранная региональная администрация Галисии, в состав которой тоже входят националисты. Ну а в словаре местных политиков уже появился термин "балканизация Испании". Бывший премьер-министр страны Хосе Мария Аснар:

Хосе Мария Аснар: Сегодня у нас всякий, кто защищает конституционное устройство страны против ее "балканизации", может быть объявлен "радикалом". Ну а разрушители единства страны называются "созидателями будущего".

Виктор Черецкий: Правительство соцпартии оказалось не в простой ситуации из-за чрезмерных требований каталонцев. С одной стороны, оно не может пойти с ними на открытый конфликт - Каталония все же ведущий промышленный регион Испании. К тому же, нынешний правящий в регионе альянс поддерживает центральное правительство в парламенте, поскольку соцпартия не обладает абсолютным большинством голосов. Но с другой стороны, против уступок каталонцам выступает не только оппозиция, но и влиятельные деятели соцпартии, которые требуют не нарушать Конституции. Руководители правительства в публичных выступлениях тоже выступают за соблюдения Основного закона. Зампред правящего кабинета Мария Тереса Фернандес де ла Вега:

Мария Тереса Фернандес де ла Вега: Реформа Статусов автономий должна осуществляться при наличии консенсуса и в рамках действующей Конституции.

Виктор Черецкий: Между тем, правительство Испании пытается найти какие-то компромиссы, пойти на экономические уступки каталонцам. Так, недавно, в столицу Каталонии - Барселону была переведена из Мадрида так называемая Национальная комиссия рынка телекоммуникаций, ключевая государственная компания в сфере новейших технологий. Ну а сейчас, при поддержке правительства контролируемая каталонскими финансистами газовая компания "Гас Нарурал" пытается по дешевке прибрать к рукам ведущую электрическую компанию "Эндеса". Эдуардо Саплана, спикер оппозиции в нижней палате парламента - Конгрессе депутатов.

Эдуардо Саплана: Речь идет о крайне подозрительной операции. За ней прослеживаются интересы каталонских властей.

Виктор Черецкий: По мнению политического обозревателя радиостанции КОПЕ Сесара Видаля, очередная уступка правительства каталонским националистам поставит всю страну в энергетическую зависимость от Каталонии и даст в руки националистов еще один инструмент для шантажа и достижений своего плана федерализации государства.

Ефим Фиштейн: Вслед за ценами на нефть цены на бензин в большинстве стран мира повысились за последние полтора года в полтора-два раза. Где-то правительство пытается их регулировать, где-то временно снижают часть налогов или собираются выплачивать гражданам компенсацию, а где-то нехватка денег на такую компенсацию оборачивается финансовым кризисом и девальвацией национальной валюты. При этом реакция самих потребителей резко подорожавшего топлива зачастую оказывается весьма отличной от представления властей. Тему продолжает мой редакционный коллега Сергей Сенинский.

Сергей Сенинский: Цены на бензин растут повсеместно. Во многих странах они достигли уже рекордных уровней. В Соединенных Штатах, например, один галлон бензина впервые стоит - в среднем по стране - больше 3-х долларов. Это - примерно 80 центов за один литр. Для сравнения: в России - если иметь в виду "95-й" бензин - примерно 60 центов.

В Европе бензин традиционно значительно дороже. И не столько потому, что здесь своей нефти мало - в отличие от США, где собственная добыча покрывает половину спроса, не говоря уже о России... Гораздо существеннее другой фактор: в розничной цене бензина в странах Европы в среднем 60% составляют налоги. А, например, в Великобритании - 75%, в Германии - 70%. В США объем этих налогов - в два с лишним раза меньше. А удельное потребление автомобильного бензина - в расчете на душу населения - в США оказывается в 5 раз больше, чем в Европе: по данным Международного энергетического агентства, примерно 300 литров в год - в Европе, и более полутора тонн - в США. И нынешние цены на бензин в большинстве стран Европы - в разы выше и российских, и американских.

Из Варшавы - Алексей Дзикавицкий:

Алексей Дзикавицкий: С осени прошлого года цены на бензин в Польше повысились в среднем на 20%, причем самый резкий скачек - сразу на 8-9% - произошел на прошлой неделе. Один литр "95-го" бензина стоит теперь в Польше примерно 1-ин доллар и 40 центов. Крупнейшие польские топливные компании, повышая цены, ссылаются на тропический ураган в Мексиканском заливе и, как следствие, закупки Соединенными Штатами готового бензина в Европе. По мнению ряда экспертов, дело не только в этом. Говорит главный аналитик Варшавской инвестиционной группы Петр Кучыньский.

Петр Кучыньский: Мы ведь получаем, прежде всего, российскую нефть марки Urals... А разница между ценой Urals и базовой для Европы нефти марки Brent сократилась в последние годы - примерно с 8-ми долларов до 3-х. Кроме того, российские власти вновь и вновь повышают экспортные пошлина на нефть...

Сергей Сенинский: Вся нефть на мировом рынке продается за доллары. И потому колебания курса национальной валюты к американской могут и смягчить рост цен на топливо. Именно это и происходило, например, в Чехии. Йозеф Михл, обозреватель чешского экономического еженедельника Euro:

Йозеф Михл: В Чехии с сентября 2004 года до конца июля 2005 года цены на бензин повысились всего на 8-9%. Год назад один литр "95-го" бензина стоил примерно 1-ин доллар и 16 центов, а месяц назад - 1-ин 25.

Дело в том, что практически всю нефть Чехия покупает в России, и покупает, естественно, за доллары. Поэтому повышение курса чешской кроны к доллару стало противовесом росту мировых цен, и получилось, что повышение цен на топливо в Чехии шло очень плавно. Резкий же скачок этих цен произошел буквально в течение последней недели - и его связывают с последствиями урагана "Катрина" в США.

Впрочем, многие местные эксперты предполагают, цены в Чехии подскочили - в том числе - в результате некоего соглашения между топливными компаниями. Иначе, по их мнению, повышение не было бы столь резким.

С другой стороны, конкуренция на этом рынке в Чехии давно сформировалась, что удерживает цены от резких колебаний.

Как бы то ни было, сегодня цены одного литра бензина здесь достигают почти полутора долларов, но я думаю, что теперь они будут снижаться...

Сергей Сенинский: Полтора доллара за литр - это выше, чем даже в некоторых странах Европы западной... Например, в Испании - пока дешевле. Из Мадрида -

Виктор Черецкий:

Виктор Черецкий: С начала года бензин в Испании подорожал на 28 %, а за последние полтора года - в среднем на 85 %. Причем резкий скачок - процентов на 5-7 - произошел совсем недавно, в последние неделю-две. Говорит обозреватель издающегося в Мадриде экономического еженедельника Cinco Dias ("Пять дней") Игнасио Гонсалес:

Игнасио Гонсалес: Повышение цен именно в это время года - логично. Это - период отпусков, когда люди много ездят, растет спрос на горючее. В этом году, к традиционному сезонному подорожанию прибавилась еще и неблагоприятная конъюнктура на мировом рынке. В результате и случился столь резкий скачок цен.

Виктор Черецкий: На бензин уходит 18% всей потребляемой в Испании нефти. И сегодня цена одного литра "95-го" бензина - в среднем 1-ин доллар и 35 центов - плюс-минус 10 центов, в зависимости от заправки...

Сергей Сенинский: На рост цен на топливо власти разных стран регионов пытаются влиять по-разному. В США, например, губернатор штата Джорджия, на юге страны, объявил, что на территории штата временно - до конца сентября - полностью отменяется налог на бензин, который обычно идет в казну штата.

Во Франции и Бельгии правительства выступили со сходной инициативой. Пока это - только предложения. Выплатить каждой семье - разовую компенсацию роста цен на топливо в 75 евро. Правда, условия - разные. Во Франции эта мера, если будет одобрена, может затронуть только те из наименее обеспеченных семей, которые используют жидкое топливо для отопления жилища. В Бельгии - предлагается - всем семьям, независимо от вида отопления жилья. Министр финансов Бельгии заявил в интервью, что, раз государство получает дополнительные налоговые доходы просто из-за роста цен на энергоносители, оно может поделиться со своими гражданами частью этих дополнительных поступлений.

В других случаях никаких выплат из бюджета может не хватить. Как случилось недавно в Индонезии, где литр бензина стоит чуть больше 20-ти центов, это - втрое меньше, чем в России. Во всем мире дешевле - только в Саудовской Аравии и Иране... Дешевизна объясняется субсидиями из бюджета, которые - на фоне роста мировых цен - достигли уже 20% всех доходов казны. Индонезия - единственная из всех стран ОПЕК - вынуждена импортировать и нефть, и, особенно, нефтепродукты. И когда привычное субсидирование резко подорожавшего импортного топлива превысило текущие возможности бюджета, произошло то, что назвали "финансовым кризисом", когда курс национальной валюты всего за три часа упал на 10%...

Правительству пришлось не только обратиться за помощью к другим государствам, но и объявить о неизбежном сокращении топливных субсидий...

В Индии правительство объявило, что разрешило топливным компаниям повысить цены на бензин примерно на 5-6 процентов, и теперь цена одного литра чуть превышает один доллар.

В Польше - где в ближайшие полтора месяца состоятся и парламентские, и президентские выборы - правительство решило сократить часть налогов на бензин...

Алексей Дзикавицкий: В розничной цене бензина в Польше налоги составляют 48%, в том числе 28% - акциз. В связи с резким ростом цен на бензин, польское правительство объявило, что с 15 сентября акциз на бензин будет снижен примерно на 21%. Говорит главный экономист одной из варшавских компаний оптовой торговли Марек Зубэр:

Марек Зубэр: Снижение акциза в таких пределах означает, что цена бензина на заправочных станциях снизится на 7-8 центов за литр...

Алексей Дзикавицкий: Напомню, сегодня один литр "95-го" бензина стоит в Польше примерно 1-ин доллар и 40 центов... Правительство заявляет, что акциз на бензин будет снижен лишь временно - до конца года. И общие потери бюджета составят около 130-ти миллионов долларов. Дальнейшая политика в этой области будет зависеть уже от нового правительства, которое будет сформировано нынешней осенью после очередных парламентских выборов.

Сергей Сенинский: Министр финансов Чехии заявил, что снижение акциза на бензин привело бы к слишком большим потерям бюджета.

Отвергло предложения снизить налоги на бензин и правительство Дании, где доля налогов в розничной цене топлива превышает 60%.

В Испании налоги на бензин власти не только не снижают, но и наоборот, предлагают даже повысить...

Игнасио Гонсалес: Нет, у нас никаких подобных мер не принималось. Сейчас обсуждается лишь вопрос о субсидировании покупок дизельного топлива для нужд сельского хозяйства. Хотя повышение цен на горючее оказалось весьма значительным

Виктор Черецкий: К сказанному можно добавить, что налог на бензин в Испании составляет примерно 70% его розничной цены. И государство этот налог не только не снижает, но, наоборот, предложило недавно властям регионов повысить его на несколько процентов - чтобы получить дополнительные средства для финансирования системы здравоохранения. Правда, предложение это было отвергнуто самими регионами, поскольку, как считают местные власти, сейчас - крайне неподходящий момент для повышения цен на топливо...

Сергей Сенинский: Подорожавший бензин возродил длинные очереди на бензоколонках в странах по соседству, тем более, если цены там оказываются ниже в разы. Как, например, поступают в эти дни владельцы автомобилей в Латвии и Литве, отправляясь за бензином в Россию, где он оказывается пока вдвое дешевле, чем дома. Тем не менее, дорогое топливо пока мало где приводит к заметным переменам на национальных автомобильных рынках...

Йозеф Михл, Прага: Несмотря на повышение цен на бензин, его потребление в стране продолжало расти. Так что никакого предпочтения к общественному транспорту граждане не проявили. Тем более, что на это же время пришлось повышение тарифов на проезд любым видом городского транспорта.

Не стали потребители в Чехии и проявлять повышенный интерес к автомобилям с меньшим объемом двигателя, более экономичным. Наоборот, в стране все больше покупают большие и мощные машины. Примечательно и то, что популярность - еще недавно - дизельных автомобилей теперь падает. Видимо, потому, что цены дизельного топлива и обычного бензина практически сравнялись.

Наконец, уже появились сообщения о том, что некоторые заправки снизили цены на бензин - сразу процента на 3-4. Просто потому, что люди перестали заправляться...

Сергей Сенинский: В Испании, с численностью населения в три с половиной раза меньшей, чем в России, автомобилей продается примерно столько же...

Игнасио Гонсалес: В августе в Испании был вновь побит рекорд по продаже легковых автомобилей. Это может показаться странным - цены на бензин растут, а люди все больше ездят на личных автомобилях. В прошлом году в стране было продано более полутора миллионов машин. Увеличение в этом году составит примерно 3%.

Более того, среди покупаемых машин значительно увеличилась доля внедорожников и других автомобилей с мощными двигателями. Объясняют это не только благоприятной ситуацией в испанской экономике в целом, ростом занятости в последние годы, но и широкой доступностью банковских кредитов...

Так что, нет, испанцы - даже на фоне столь значительного подорожания бензина - отнюдь не спешат переходить на общественный транспорт. Большинство местных экспертов сходятся в том, что цена бензина еще не достигла в Испании некоего критического уровня, за которым автомобилисты стали бы отказываться от автомобиля. Пока, испанцы пользуются автомобилем, как и в прошлые годы...

Сергей Сенинский: В Польше подорожавший бензин уже привел к определенным переменам на автомобильном рынке. А некий психологический барьер цены бензина некоторые участники этого рынка определили...

Алексей Дзикавицкий: Резкий рост цен на бензин привел в Польше к массовому переходу на газовое топливо. Установка на легковой автомобиль соответствующего оборудования стоит в среднем 500-700 долларов. Но в условиях, когда газ дешевле бензина примерно на 40%, вложенные деньги компенсируются довольно быстро...

По экспертным оценкам, сегодня в Польше на газе работает каждый шестой автомобиль - это один из самых высоких показателей в Европе. Однако настоящий бум на установку газовых аппаратов, полагают сотрудники компаний, их предлагающие, наступит, когда цена за литр "95-го" бензина перешагнет психологический барьер в 5 злотых. Сегодня - 4,35...

"Уже сейчас на заправках многие водители покупают лишь по 5-10 литров бензина - не больше! - говорит Марцин Бандура из варшавской фирмы "Автогаз". - А если первой цифрой в цене бензина станет пятерка, то клиентов у нас еще прибавится", конец цитаты...

Сергей Сенинский: В России, по официальным данным, повышение цен ан бензин с начала года оказалось втрое меньшим, чем за тот же период года прошлого. В минувший вторник руководитель Федерального агентства по энергетике, "государство находится на грани решения" о введении регулируемых цен на топливо, в случае их существенного повышения. Он встретился с представителями нефтяных компаний. Впрочем, тут же заметил, что это - крайняя мера, и государство должно использовать рыночные методы... По планам, они будут обсуждаться 9 сентября на заседании правительственной комиссии...

Ефим Фиштейн: Сегодня уже ясно, что борьба с международным терроризмом и с организованной преступностью не может быть эффективной без применения особых технических средств отслеживания, к которым относится и прослушивание телефонных переговоров. Во многих вполне демократических странах такие методы уже применяются. И главное при решении этого вопроса - соблюдение соответствующих законов, не допускающих злоупотребления современной техникой. Об этом материал Людмилы Алексеевой.

Людмила Алексеева: Известная в Украине правозащитная организация Харьковская правозащитная группа выпустила на этот счет любопытный обзор о прослушивании телефонных разговоров в 11 европейских странах, вернее, о законодательстве этих стран на эту деликатную тему. Дело в том, что статья 12 Всеобщей декларации прав человека, принятая Организацией Объединенных Наций в 1948 году, гласит:

"Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательством на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств".

Людмила Алексеева: Здесь нет упоминания о телефонных разговорах, но из общего смысла статьи 12 ясно, что речь идет о неприкосновенности личной жизни человека, а это включает и его беседы по телефону.

То же самое следует из статьи 8 Европейской конвенции по правам человека и основным свободам.

"Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и тайны его корреспонденции".

Людмила Алексеева: Однако оба эти документа не рассматривают это право как абсолютное. Статья 12 Всеобщей декларации прав человека защищает от того, что называется неясным термином "произвольное вмешательство", каковое, по-видимому, противопоставляется вмешательству согласно закону, с явно сформулированной целью. Европейская конвенция определяет пределы этого права гораздо четче.

"Не допускается вмешательство государственных органов в осуществление этого права за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, для поддержания порядка и предотвращения преступлений, защиты здоровья и морали или защиты прав и свобод других лиц".

Людмила Алексеева: Итак, согласно Европейской конвенции по правам человека, все имеют право на конфиденциальность. Но это право можно ограничить в соответствии с законом, если это необходимо в демократическом обществе. Но ведь и это не очень понятно: до каких пределов может закон разрешить вмешательство в телефонные разговоры, и кто должен определять, в каких случаях это необходимо в демократическом обществе. Это проясняют решения Европейского суда по правам человека. В этом суде уже рассматривалось несколько жалоб граждан европейских государств на прослушивание их телефонных разговоров государственными чиновниками.

Первым таким делом был судебный процесс по жалобе господина Клааса, гражданина Федеративной республики Германии в 1978 году. Господин Клаас утверждал, что внесенное в 1968 году в соответствующий закон ФРГ дополнение разрешает такое прослушивание и что это является нарушением 8 статьи Европейской конвенции по правам человека. При этом жалобщик признавал, что в определенных случаях прослушивание не должно разрешаться, например, в целях предотвращения преступления. Но при этом он указывал, что в германском законе не определено четко, в каких случаях это разрешается и не указано, что после окончания прослушивания подвергшиеся ему лица должны быть предупреждены об имевшем место прослушивании их разговора. И значит, они были лишены возможности оспорить в суде законность применения прослушивания по отношению к ним. Германское правительство защищалось от этих обвинений, указывая, что заявитель не утверждает, что он подвергался прослушиванию, следовательно, у него нет права считаться жертвой нарушения статьи 8 Европейской конвенции. Очень интересное решение Европейского суда по этому делу:

"Лицо может считать себя жертвой нарушения, состоящего лишь в том, что существуют секретные меры или закон, допускающий такие меры даже в случае, когда такие меры к нему не применялись".

Людмила Алексеева: При этом в решении суда указывалось:

"Право на секретное наблюдение за гражданами характерно для полицейских государств, а в демократических государствах такое наблюдение может быть терпимо только в случае крайней необходимости, для сохранения демократических институтов".

Людмила Алексеева: Но что значит "крайняя необходимость"? Суд пояснил ее так:

"Вследствие развития терроризма в Европе и весьма серьезной угрозы, перед которой стоят европейские демократические страны, государство должно иметь право защищаться от таких угроз и устанавливать секретное наблюдение за подрывными элементами. Существование определенного законодательства, регулирующего скрытый надзор за почтой и связью, является в виду исключительных условий необходимым в демократическом обществе".

Людмила Алексеева: Однако, исходя из необходимости и в таких условиях сохранять демократические институты, суд резко ограничил пределы применения такого наблюдения.

"Во-первых, прослушивание телефонных разговоров позволительно только в том случае, когда существуют фактические свидетельства того, что данное лицо замешено в серьезном преступлении. Так называемое пробное или общее наблюдение не разрешается. Во-вторых, приказ о наблюдении может быть отдан только тогда, когда получено заявление в письменном виде, мотивирующее причину установления наблюдения, и такое заявление подается только главой или заместителем главы определенной службы".

Людмила Алексеева: При этом Европейский суд определил довольно сложную процедуру прослушивания, соблюдение которой гарантировало, что оно будет использоваться лишь в исключительных случаях. В дальнейшем Европейский суд уточнил, что должно иметься в виду под определением, что прослушивание телефонных разговоров может быть осуществлено только на основании закона. Это было уточнено при рассмотрении жалобы гражданина Великобритании Малоуна. Его телефон был поставлен на прослушивание в связи с подозрением, что он, будучи владельцем антикварного магазина, торгует краденым. Впоследствии господин Малоун был полностью оправдан. Но узнав, что в процессе расследования его телефон прослушивался полицией, он подал на ее иск в суд. Английский суд не признал полицейского офицера виновным на том основании, что в Англии нет закона, запрещающего кому бы то ни было подслушивание телефонных разговоров. Хотя судья при этом признал, что отсутствие такого закона является пробелом в законодательстве. Тогда Малоун обратился в Европейский суд, и этот суд решил дело в пользу господина Малоуна. Поскольку статья 8 Европейской конвенции гласит, что вторжение в частную жизнь возможно лишь в исключительных случаях и на основании закона. Вдобавок Европейский суд в связи с делом Малоуна против Соединенного королевства заявил, что в каждой стране не только должен быть закон на этот счет, но важно и качество этого закона, а именно: в какой мере четко закон определяет границы вмешательства государства в частную жизнь граждан.

Закон должен ясно определять процедуру разрешения получения на прослушивание и самого прослушивания, какие предполагаемые преступления могут повлечь за собой такую меру, какие сведения должны быть представлены для получения разрешения на прослушивание, кто имеет право выдать такое разрешение и кто может осуществлять прослушивание, а так же на какой срок может быть выдано это разрешение.

Рассматривались в Европейском суде жалобы на прослушивание телефонных разговоров и от граждан Франции. При этом суд выяснял, имеет ли французская практика прослушивания телефонных разговоров основу в законодательстве страны и каково качество этих законов, а также достаточно ли эти законы понятны гражданам и доступны им для ознакомления. Суд признал положительной чертой то, что во французской системе имеется множество предохранительных механизмов против злоупотреблений, включая независимый орган судебного контроля, право на апелляцию, запрет прерывания разговора, конфиденциальность общения адвоката и клиента. Однако суд отметил, что и французские правила не дают достаточных гарантий против возможных злоупотреблений прослушиванием.

А еще в одном деле о телефонном прослушивании во Франции суд встал на сторону гражданина. В этом деле прослушивание был осуществлено по предложению одного из участников телефонного разговора, который заявил в полицию, что в процессе этого разговора они смогут узнать о преступлении, совершенным другим участником разговора. На основании прослушивания состоялся суд, но подозреваемый был полностью оправдан и затем обратился в Европейский суд с жалобой.

"Суд решил, что хоть запись телефонного разговора одним из его участников не является противозаконной, однако участие в этом офицера полиции фактически означает действия государственного органа. А поскольку во Франции нет закона, позволяющего государственному органу прослушивать разговор по требованию одного из говорящих, то суд признал это действие нарушением статьи 8 Европейской конвенции".

Людмила Алексеева: Европейский суд по правам человека установил стандарты по перехвату телефонных сообщений, обязательные для всех европейских стран, подписавших Европейскую конвенцию по правам человека. Российская Федерация подписала эту конвенцию. Как вы думаете, соблюдаются ли у нас в стране эти стандарты?

Ефим Фиштейн: В России еще с советских времен бытует представление, будто в Соединенных Штатах царит "закон джунглей", как сейчас говорят - социальный дарвинизм. Или малоимущий, или попавший в беду человек оказывается социально не защищен, буквально выброшенным из жизни. Это представление в корне неверно. Система социального обеспечения в Америке есть и не со вчерашнего дня.

Марина Ефимова: 70 лет назад, 14 августа 1935 года, президент Рузвельт подписал закон о социальном страховании - Social Security Act. Закон вводил государственные пенсии по старости, пособие по безработице, пособие слепым, инвалидам и детям, чей кормилец потерял работоспособность. Вся эта система бесперебойно работает до сих пор, став за эти годы, правда, намного щедрее. Основателем и героем американской системы социального страхования считают президента Рузвельта. Но в своей страсти к исторической справедливости я хочу вспомнить еще и забытых и ярких эксцентриков, с которых, в действительности, начался американский собес.

"В 1931 году врач опустошенного депрессией южного городка 65-летний доктор Френсис Таунсент увидел из окна, как три достойных южных леди в шляпках и нитяных перчатках рылись в мусорном баке и прятали объедки в поношенные ридикюли. Это было последней каплей. На следующий день доктор разослал по инстанциям и в газеты свой план программы государственных пенсий по старости. Средства должны были браться из двухпроцентного налога на все торговые сделки. К концу 1934 года по стране сами собой возникли 5 тысяч так называемых Клубов Таунсента, включавших 2 миллиона членов. Это было первое организованное движение стариков в Америке".

Марина Ефимова: Писатель Эптон Синклер, автор романа "Джунгли", классик американской социальной литературы, был в 1934 году выбран губернатором Калифорнии за его программу социального обеспечения. Программа напоминала сны Веры Павловны из романа Чернышевского "Что делать?". Синклер предлагал государству скупать заброшенные заводские корпуса и устраивать в них кооперативы для безработных. О других пионерах собеса - автор книги "Заговор против социального страхования", лауреат Пулитцеровской премии, журналист Майкл Хилцек.

Майкл Хилцек: Конечно, все эти движения были слишком радикальные. Но они воспламенялись духом справедливости и милосердия. Правда, были и экстремисты. Губернатор Хью Лонг в Луизиане, священник Чарльз Гоглин, радио-проповедник, выступал с яростными речами, в которых была зажигательная смесь популизма, антикапитализма, антикоммунизма, антисемитизма и антирузвельтизма. В конце концов, Рузвельт понял, что должен сам возглавить парад. Он пригласил Синклера для беседы, он тщательно изучил все остальные программы. Кое-что из них позаимствовал и создал политически рациональную, осуществимую и действенную программу, которая и стала основой системы социального обеспечения.

Марина Ефимова: Система государственных пенсий в Америке не похожа на европейские, где деньги берутся из общих налогов. В Америке, с самого начала, принцип был другой, больше основанный на идее купли-продажи. Об этом историк собеса, профессор Эдвард Берковец.

Эдвард Берковец: Работники платят определенный процент от зарплаты, специальный налог, на создание пенсионного фонда. И наниматели столько же доплачивают. Поначалу, это был 1% с первых трех тысяч зарплаты. Сейчас 12.4% с первых 90 000 зарплаты. 6% платит работник и 6% работодатель. То есть вы, как бы, покупаете у государства страховку, которая покроет ваши расходы в старости.

Марина Ефимова: Как в 1935 году наниматели отреагировали на этот закон?

Эдвард Берковец: Главное недовольство было, как раз, среди работников, которые сомневались, что в будущем им вернутся их деньги. Налог начали собирать в 37-м, а первые чеки выплачивать в 42-м. Поэтому люди платили 5 лет, не получая никакого подтверждения, что деньги вернутся. Так что, в начале, программу никак нельзя было назвать популярной.

Марина Ефимова: Известный экономист того времени Адамс так популярно объяснял систему знакомым. "Мы будем оплачивать старость предыдущего поколения. И это, по крайней мере, гарантирует нас от того, что в нашем доме будет жить теща". Отношение американской публики к программе социального страхования металось от одной крайности к другой. Отчасти потому, что сама система поставляла примеры то одной крайности, то противоположной. Первым получателем месячного чека государственной пенсии в Америке была Ида Мэй Фуллер. Она начала платить пенсионный налог в 62 года и платила его три года, заплатив всего 24 доллара. В возрасте 65 лет она вышла на пенсию и стала получать пенсионный чек - каждый месяц по 22 доллара. И пожила сто лет, получив от государства 22 888 долларов и 92 цента. Ида Фуллер обессмертила свое имя в Америке, поскольку каждый противник государственной системы социального страхования использует ее случай, как пример чудовищной несообразности программы. Зато имя нью-йоркского рабочего Джона Дэвида Суинни, современника Иды Фуллер, помещено на знамени защитников системы, как доказательство ее сбалансированности. Суинни платил пенсионный налог с 23 лет, а умер в 61 год, не дождавшись пенсии. То есть, выражаясь цинично, на долгожителях государственные пенсионные фонды растрачивались, а на ранних смертях экономили. Рассказывает экономист, профессор Михаил Бернштам.

Михаил Бернштам: Программа социальной безопасности возникла во время великой депрессии, когда продолжительность жизни была низкая, люди, которые выходили на пенсию, жили недолго, а за это время больше и больше профессий вступало в эту систему, и больше и больше людей облагалось налогом. И эта система жила, потому что налогоплательщиков было много, а получателей было мало.

Марина Ефимова: И постепенно система социального страхования приобрела популярность, которая особенно подскочила в 50-м году, когда Конгресс увеличил число и сумму бенефитов и пенсий. Но не только поэтому. Рассказывает историк системы профессор Берковец:

Эдвард Берковец: Самым главным было открытие экономистов, что фонды этой программы могут расти без увеличения налогов, за счет включения в программу новых налогоплательщиков и за счет невысокой продолжительность жизни. Это открытие было ключевым моментом в истории социального страхования. Из убогого пасынка она превратилась в, так называемый, третий рельс экономики. Правительство начало брать из нее в долг. Для политика поднять руку на программу социального обеспечения стало политическим самоубийством.

Марина Ефимова: Даже утратила былой драматизм старая баллада:

"На небесах заводы из мрамора, машины из золота,
А у рабочих всегда есть работа, и они никогда не стареют".

Прошло полвека. И 70-летие своего собеса Америка встретила бряцанием оружия. Две армии. Одна, во главе с президентом Бушем, предлагает радикальные реформы системы социального страхования, в связи с приближением выхода на пенсию, так называемых, бэби буммерс - поколения конца 40-х - 50-х годов, когда был бум рождаемости. Другая армия - защитники базовых принципов существующей системы социального страхования. Представитель реформаторов в нашей передаче - профессор Бернштам.

Михаил Бернштам: Расчеты показывают, что через 10-15 лет программа работать перестанет, потому что продолжительность жизни резко выросла, возраст выхода на пенсию поднялся на 1 год. Таким образом, окажется, что три человека должны будут содержать одного пенсионера. Когда эта система начиналась, там было свыше 30-ти человек. Возникают различные схемы, и одно из этих предложений - разрешить людям часть их пенсионных взносов переводить в частные счета, с тем, чтобы они могли инвестировать эти счета в рынок корпоративных ценных бумаг, который, в длительной перспективе, несмотря на различные временные падения, растет на 6-8 и более процентов в год.

Марина Ефимова: Профессор Бернштам, я знаю, что планируется переложить на личные счета лишь треть пенсионного налога. Но все равно. В 90-х годах по телевидению, по радио, в газетах, выступали экономисты и предупреждали - игра на бирже не для вдов и сирот. Другими словами, не для бедных людей. Никогда не вкладывайте в рынок свои последние деньги! За деньгами нужно следить, нужно нанимать хороших брокеров, они дорогие и, в любом случае, это риск. И вот, теперь, правительство хочет выпустить на биржу десятки миллионов неопытных людей, которые будут играть с теми деньгами, на которые они должны жить в старости?

Михаил Бернштам: Игра на рынке не только не для вдов и сирот, она даже не для среднего класса. Люди играют на рынке с индивидуальными акциями. А индивидуальные акции сегодня высоки, а завтра они могут упасть. Когда речь идет о пенсионном фонде, речь идет, во-первых, о длительной перспективе, люди вкладывают сегодня, а жить на это они будут 40 лет спустя, и ни в коем случае им не будет разрешено играть с индивидуальными акциями. Речь идет только о нескольких индексах. Таких как Доу Джонс, СНП. Там уже игры никакой нет. Они все достаточно надежные. Единственная проблема в том, что момент выхода на пенсию может совпасть с тем моментом, когда рынок идет вниз. Вот это проблема. Но, в долгосрочной перспективе, человек все равно выигрывает.

Марина Ефимова: От имени противников радикальных реформ в нашей передаче выступают журналист Майкл Хилциг, автор книги "Заговор против социального страхования", и историк Эдвард Берковец.

Майкл Хилциг: Огромные средства будут изъяты из системы и будут переведены на персональные счета вкладчиков. Но у каждого человека в руках окажется очень небольшая сумма, которую самостоятельно инвестировать будет и трудно, и дорого. Потому что чем меньше сумма вклада, тем дороже услуги брокеров и финансовых консультантов. Индивидуального выгодного вложения может не получиться. Вот в чем риск.

Марина Ефимова: Кому реформа системы социального страхования принесет немедленную выгоду?

Майкл Хилциг: Финансовые фирмы Уолл Стрита получат огромный приток денег на свои счета из фондов социального страхования. Им эта реформа даст огромную прибыль. Президент Буш обещал добровольность подобной акции. То есть, каждый человек сможет выбрать - оставить свои деньги в системе или положить их на личный счет и вложить в рынок? Обещание утопическое. Буш намерен радикально изменить систему, а этого не получится, если большинство вкладчиков не возьмет на себя личную ответственность за свои пенсионные деньги. И производиться эта реформа будет, видимо, таким путем: правительство настолько сократит суммы пенсий, что у людей не будет другого выбора, как только вкладывать свой налог на социальное страхование в рынок.

Марина Ефимова: Профессор Бернштам, вы с уверенностью говорите о необходимости реформы. А между тем, эта идея и сейчас не нашла поддержки у народа, включая Конгресс.

Михаил Бернштам: Все должны к этой реформе относиться скептически. Как раз всякого рода экспериментаторство, без большой проверки, без сложных расчетов, очень опасно. Поэтому надо осознать, что кризис существует, что в нынешнем виде система будет банкротом. Сохранять ее такой, какой она есть сегодня, возможности не существует. Поэтому, ее надо менять.

Марина Ефимова: Однако противники реформы вовсе не уверены, что система социального страхования, действительно, находится в кризисе. Профессор Берковец?

Эдвард Берковец: Чтобы судить о кризисе, нужно знать будущее, которого никто не знает. Мы не знаем, какой будет эмиграция, какой будет инфляция, как будут расти экономические показатели. Ясно, что долгосрочные проблемы есть. Но консерваторы слишком уверенно предрекают системе социального страхования кризис, банкротство и смерть. А это, я думаю, неправда. Это просто выбранный ими самый худший из всех самых плохих возможных вариантов. Президент наращивает в стране чувство страха, и ему это вполне удается. Печальная ирония заключена в том, что он сумел поставить под сомнение самую успешную и эффективную из всех государственных программ.

Марина Ефимова: "Лучшее, что есть в математике, это точность, - пишет Майкл Хилциг в книге "Заговор против социального страхования". - 6% прироста к доллару даст 1 доллар и 6 центов. Худшее, что есть в математике, это то, что ее точность поверхностна. Внесите в уравнение любую неизвестность реального мира, и оно перестанет быть точным". Замечательную формулировку дала главная бухгалтерия Конгресса в 2000 году: "Немногие смертные по доброй воле возьмутся прогнозировать демографические и экономические перспективы на 75 лет вперед". Да даже и на короткий срок. Все помнят историю йельского экономиста Ирвинга Фишера, который 17 октября 1929 года декларировал на всю страну, что финансовый рынок достиг высокого и бесконечного ровного плато. И через 7 дней после его выступления биржа рухнула. Все долгосрочные прогнозы относительно, так называемого, кризиса системы социального страхования содержат неточности в подсчетах: смертности, рождаемости, эмиграции, браков, разводов, уровня инфляции, уровня безработицы, перемен в среднем заработке, покупательной способности, и еще мириада специфических факторов. Никто не говорит, что долгосрочные прогнозы не нужны. Но на них нельзя базировать радикальные перемены. Особенно, если сюда могут быть замешаны специальные интересы и политические задачи. В долгосрочном прогнозе, как в навигационном расчете посреди океана, ошибка в несколько десятых градуса может привести вас на другой континент.

XS
SM
MD
LG