Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы в Польше и Германии - соседи смотрят друг на друга; Уйдут ли российские миротворцы из Южной Осетии и Абхазии? Потрясение звезды. Какой свет доходит до Земли; И - Санкт-Петербург через объектив фотоаппарата в руках бездомного ребенка


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[27-09-05]

Выборы в Польше и Германии - соседи смотрят друг на друга; Уйдут ли российские миротворцы из Южной Осетии и Абхазии? Потрясение звезды. Какой свет доходит до Земли; И - Санкт-Петербург через объектив фотоаппарата в руках бездомного ребенка

ВедущаяИрина Лагунина

Ирина Лагунина: С разрывом в одну неделю прошли всеобщие парламентские выборы в двух соседних европейских государствах - Германии и Польше. Хотя обе страны являются членами Европейского Союза и союзниками по НАТО, отношения между ними достаточно сложны. Учитывая политический вес обоих государств, можно сказать, что будущие отношения между их новыми правительствами многом определят атмосферу и вектор развития всего Европейского Союза. С другой стороны, состояние польско-германских отношений оказывает колоссальное влияние на связи между Россией и Европейским Союзом. Учитывая эти обстоятельства, я попросила моего коллегу Ефима Фиштейна рассказать, как исход германских выборов был воспринят в Польше, а результаты польских - в Германии. Передаю ему микрофон.

Ефим Фиштейн: Ход и исход парламентских выборов в двух соседних государствах имели, пожалуй, только одну общую характеристику - их высокое значение с точки зрения будущего развития ЕС. Их остальные параметры различаются или прямо противоположны друг другу. Активность избирателей в Германии была сравнительно высокой, в Польше - рекордно низкой, порядка 40 процентов. Результаты германских выборов оценены большинством европейских экспертов как крайне неблагоприятные для Европы - из-за неясных предпочтений немцев и практически ничейного исхода выборов новое правительство, как ожидается, будем недееспособным. Глубокие социальные и экономические структурные реформы, в которых так нуждается закосневшее германское общество, маловероятны при правительстве, не владеющем сильным мандатом. Брюссельские органы Европейского союза буквально впали в траур после этих выборов, понимая, что из роли лидера интеграционного процесса Германия на какое-то время выпадает.

Исход польских выборов, напротив, дает новым властям в Варшаве сильный мандат, поэтому наблюдатели ожидают от них сильных реформистских жестов. Радикально может измениться и внешняя политика Варшавы - точнее, могут набрать новую силу те тенденции, которые наметились уже при социалистах. К их числу относится и заметное охлаждение в польско-российских отношениях, но и трения в отношениях Варшавы с Берлином. Потому так важно выявить перекрестную реакцию на исход выборов и опасения, с которыми та и другая сторона смотрят в будущее. Первыми прошли выборы в Бундестаг, поэтому и мы начнем с анализа польских откликов. Наш варшавский корреспондент Алексей Дзикавицкий собрал их в своей зарисовке:

Алексей Дзикавицкий: Для партий "Гражданская платформа" и "Закон и Справедливость", которые выиграли парламентские выборы в Польше и в скором времени создадут правительство, вопрос, кто будет у власти в Германии, означает - кто будет партнером в соседней стране по отношениям на государственном уровне. Нет сомнений, что в интересах Польши было бы создание в Германии правительства во главе с госпожой Ангелой Меркель.

"В последние годы польско-немецкие отношения ухудшались, а теперь настал подходящий момент, и я говорю об этом немецким коллегам: настал момент, чтобы серьезно подумать над тем, есть ли такие расхождения в нашем понимании тех или иных проблем, которые без особого труда можно было бы преодолеть", - заявил лидер "Гражданской платформы" и наиболее реальный кандидат на пост президента Польши Дональд Туск. Партийный коллега Туска Ян-Мария Рокита считает, что идеальным канцлером Германии будет тот, кто сделает Германию вот какой:

Ян Рокита: Чтобы Германия хорошо развивалась экономически, реформировалась, не вела собственную политику в отношениях с Москвой, а придерживалась общеевропейской позиции. И, что немаловажно, не ссорилась с Соединенными Штатами Америки.

Алексей Дзикавицкий: Ближе к созданию Германии польской мечты, по мнению Рокиты, находится, безусловно, Ангела Меркель.

Ян Рокита: Однако с польской точки зрения то, что происходит сейчас, означает, что мы должны принимать в расчет возможный застой, в котором может оказаться Германия. Может случиться стагнация, и это очень важный сигнал для польских экспортеров. Ведь 30% польского экспорта приходится именно на Германию. Кроме того, и здесь еще одна неприятная вещь: может оказаться, что в ближайший период с Берлином нельзя будет вести никаких переговоров касательно совместной внешней политики.

Алексей Дзикавицкий: А ведь именно смена немецкого внешнеполитического курса и есть одна из самых главных надежд будущих польских властей. Польские правые надеются, что с приходом к власти в Германии коллег Ангелы Меркель Берлин перестанет вести всевозможные переговоры с Москвой за спиной Польши и всего Европейского союза, как это случилось накануне, когда было подписано соглашение о строительстве газопровода из России в Германию по дну Балтийского моря.

Александр Квасьневский: С точки зрения политики Европейского союза по отношению к России, а в данном случае я хотел бы говорить именно об общей политике ЕС, это плохо, когда одна из стран Европейского союза, важная страна ведет переговоры за спиной других стран ЕС.

Алексей Дзикавицкий: Заявил по этому поводу президент Польши Александр Квасьневский. От двухсторонних отношений между государствами на политическом уровне зачастую зависит и то, могут ли фирмы из этих стран успешно строить деловые отношения. Экономический обозреватель Михал Кабоска отмечает, что в данном случае для поляков имеет значение и экономическое состояние их западного соседа.

Михал Кабоска: Польский бизнес рассчитывает на то, что правые после прихода к власти в Германии по-настоящему займутся улучшением состояния немецкой экономики.

Алексей Дзикавицкий: Примечательно, что на экономический аспект будущих польско-немецких отношений в связи с выборами в Германии прежде всего обращают внимание большинство польских обозревателей. Аналитики газеты "Выборче" отмечают, что неясности касательно состава и срока создания следующего правительства Германии практически сводят к нулю шансы на принятие в этом году бюджета Европейского союза. Другие экономисты обращают внимание на падение курса евро по отношению к доллару в связи с результатами немецких выборов и ухудшение инвестиционного климата в Германии, который должен был заметно улучшиться после прихода к власти правых. Ангелину Меркель активно поддержал немецкий бизнес. В свою очередь Томаш Домбровский из варшавского Центра международных отношений считает, что результаты выборов в германии не повлияют на польско-немецкие экономические отношения, так как политика в данном случае - это лишь один из факторов, определяющих внешнеэкономические отношения.

Ефим Фиштейн: Реакцию германской стороны на польские выборы можно назвать гораздо более вялой. Отчасти это объясняется тем, что немецкие политические элиты заняты сейчас в первую очередь поисками выхода из той патовой ситуации, в которую их поставили избиратели, не отдавшие однозначного предпочтения ни одному из претендентов в канцлеры. Немецкое общество пока еще пребывает в некотором шоке, ждет, что предстоящие дополнительные выборы в Дрездене внесут хоть некоторую ясность в ситуацию, и польский поворот вправо еще не дошел до сознания политиков, но, несомненно, выяснения отношений с Польшей им не избежать. Наш берлинский корреспондент Юрий Векслер представляет в своей корреспонденции те немногочисленные отклики на польские выборы, какие появились в немецкой печати:

Юрий Векслер: Журнал "Шпигель" публикует материал своей корреспондентки в Варшаве Мий Рабен под заголовком "Отношения с Германией могут пострадать". В нем отмечается, что лидер победившей в выборах правоконсервативной партии "Право и справедливость" Ярослав Качынский выступает за радикальное сведение счетов с коммунистическим прошлым. При этом автор статьи выражает сомнение в том, что будущий руководитель правительства спокоен вести Польшу в европейское будущее. "Мы хотим считаться на деле одной из крупнейших наций Европы. Пришло время предоставить Польше равное положение с другими". Это из заявления Ярослава Качынского на встрече с немецкими журналистами во время предвыборной кампании. Качынский не утруждает себя камуфлированием своих популистских взглядов.

В Германии в целом результаты парламентских выборов в Польше особого резонанса не вызвали. Автор статьи в журнале "Шпигель" далее пишет: "Антикоммунистические лозунги, которые наравне с критикой коррупцией обусловили успех партии Качынского, говорят о том, что холодная война для Польши еще не закончилась. Новые будущие руководители страны уверены, что граждане еще недостаточно устали от разоблачений прошлого и его еще живых представителей, и обещают своего рода чистки ради морального обновления. Но эти обновления могут быть достигнуты ценой больших проблем во внешней и европейской политике страны". Автор статьи напоминает, что канцлер Шредер в аналитической политике уже не раз сталкивался с критикой из Польши, и что между 1997 и 2001 годов при нахождении у власти в Польше правого центра отношения с Германией были прохладными.

Немецкие наблюдатели предрекают дополнительные трудности, так как у Качынского отсутствует внешнеполитический опыт. То, что Польша и ее новое руководство станут предметом серьезных разговоров немецких политиков - несомненно. Но пока они сами заняты проблемами устройства власти в Германии и серьезных и конструктивных реакций на события в Польше следует ожидать после того, как в Польше пройдут президентские выборы.

В целом же в Германии ожидают сохранения проамериканской главной внешнеполитической линии Польши. Для самой Германии все будет не так уж угрожающе, если министром иностранных дел Польши, как многие надеются, в третий раз станет Владислав Барташевский. Он, прошедший Освенцим и участвовавший в варшавском восстании, в течение последних лет многое сделал для немецко-польского взаимопонимания.

Ефим Фиштейн: "Новый порядок в новой Европе" - так называет газета "Уолл-Стрит Джорнел" свою статью о результатах польских выборов. Возможно, это перебор по очкам и автор статьи Мэтью Камински просто идеализирует свою историческую родину. Но восторженный тон достаточно типичен для европейской прессы. Многие понимают, что путь новой польской правящей коалиции отнюдь не будет усыпан лепестками роз, но однозначный мандат, который она получила, просто обязывает ее к решительным шагам - а в будущем и к однозначной ответственности за успехи или провалы своего правления. Такой однозначности немцы могут только позавидовать.

Уйдут ли российские миротворцы из Южной Осетии и Абхазии?

Ирина Лагунина: В российско-грузинских отношениях произошло очередное обострение. Поводом на этот раз послужила ситуация в непризнанной республике Южная Осетия. В ответ на заявления официальных лиц в Москве грузинские парламентарии намерены поставить вопрос о выводе с территорий Южной Осетии и Абхазии российского миротворческого контингента. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Первый заместитель председателя Госдумы России Любовь Слиска на днях сделала заявление о необходимости признать независимость Южной Осетии. "У нас было много непризнанных государств, которые потом, в конце концов, мировым сообществом были признаны. И с этим не считаться уже нельзя", - сказала первый заместитель председателя нижней палаты российского парламента в интервью грузинским журналистам.

Разъяснений по этому поводу более высоких российских руководителей не последовало. Как отмечают грузинские эксперты, официальный Тбилиси расценил заявление Слиски как позицию Кремля в отношении южноосетинской проблемы. Входит ли в планы Кремля отторжение территорий Южной Осетии и Абхазии от Грузии? На этот вопрос отвечает эксперт по проблемам Кавказа Алексей Ващенко.

Алексей Ващенко: Это, я считаю, больше провокация Слиски. Потому что Путин постоянно проводит политику, постоянно говорит о том, что должна быть сохранена территориальная целостность Грузии, учитывая интересы Абхазии и Осетии. Но это заявление Слиски, которое не будет поддержано ни Кремлем, ни правительством, ни Государственной думой, если сейчас поставить этот вопрос на голосование, он просто приведет к тому, что парламент Грузии поднимет вопрос о необходимости вывода миротворцев Российской Федерации. И судьба наших миротворцев, она практически, я считаю, решена. Потому что после того, как Россия начала вывод баз, когда Путин говорил, что мы не допустим, как это было в Германии, когда людей выводили и бросали на снег и, тем не менее, Путин нарушил собственное обещание в который раз. Будь это по базе Лурдес на Кубе, будь это по другим вопросам, что он больше не будет, например, сокращать армию и, тем не менее, сокращения идут. И вот это заявление Слиски дает повод грузинской стороне обострить отношения между Грузией и Россией и начинать кампанию за вывод миротворцев из Южной Осетии и Абхазии.

Олег Кусов: В Тбилиси заявления российских политиков восприняли резко отрицательно. О реакции грузинской стороны - в материале нашего корреспондента Юрия Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе: Обострение ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта совпало с празднованием в Цхинвали 15 годовщины так называемой независимости Южной Осетии. Более чем за месяц до торжеств южноосетинская сторона стала усиленно муссировать тему якобы готовящихся Грузией провокаций с целью омрачить праздник. В ответ грузинское руководство предложило именно в середине сентября провести в Цхинвали встречу премьера Зураба Ногайдели с Эдуардом Кокойты, на которую цхинвальские власти не согласились, мотивируя отказ неподготовленностью вопросов к согласованию.

И вот 20 сентября в Цхинвали прошло юбилейное мероприятие, военный парад с демонстрацией российской тяжелой военной техники и праздничное шествие трудящихся. На трибуне находились высокопоставленные гости из России, включая президента Северной Осетии и депутатов Госдумы. Президент самопровозглашенной республики Абхазия Сергей Багапш подписал с Эдуардом Кокойты договор о дружбе и сотрудничестве.

Ситуация еще более усугубилась, когда со стороны села Никози неизвестными лицами был произведен минометный обстрел юго-западной части Цхинвали, в результате которого пострадали десять человек, в том числе тяжелое ранение получил маленький ребенок. Цхинвальские власти в произошедшей трагедии обвинили грузинскую сторону, акцентируя внимание на том, что в этот момент в грузинской части зоны конфликта находился министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили. Решительно все политические деятели Грузии, представители правящих партий и оппозиции оценили произошедшее, как преднамеренную провокацию, направленную против переговорного процесса. Президент Саакашвили обратился к ОБСЕ и ООН с призывом провести независимое расследование инцидента. Грузинский парламент приступил к подготовке решения, содержащего требования отзыва российских миротворцев из зоны конфликта.

Я беседую с военным экспертом Кобой Лекликадзе.

Грузинская сторона пришла к выводу о том, что так называемые миротворцы потакают сепаратистам.

Коба Лекликадзе: А как они могут иначе действовать, если госпожа Слиска сказала, что Грузия должна признать независимость Южной Осетии и Абхазии и тем самым решить проблему сепаратизма. Для них это уже не прямой приказ, но косвенно это значит, что они должны действовать так, чтобы больше пользы принести сепаратистским режимам.

Юрий Вачнадзе: Господин Лекликадзе, в интервью, данном одной из грузинских телекомпаний, министр иностранных дел Грузии сказал, что надо дать еще один последний шанс российским миротворцам. В то же время парламент готовит постановление о выводе российских миротворцев. Как это, по-вашему, согласуется друг с другом?

Коба Лекликадзе: Открыто сказали, что это не будет постановление, четко сформулированное. Там будет просто поднят вопрос, чтобы Россия подчеркнула и осознала: на самом деле выполняет миротворческую функцию или это пограничные войска. Я думаю, это постановление все-таки даст возможность России еще раз, может быть даже последний раз осуществить взятую на себя функцию - быть посредником и способствовать тому, чтобы в зонах конфликта не скапливалось вооружение, незаконные военные формирования, чтобы дать политикам возможность, чтобы развернуться.

Олег Кусов: Позицию официального Тбилиси в отношении проблемы Южной Осетии высказал глава Комитета по внешним сношениям парламента Грузии Котэ Габашвили. С ним беседует Юрий Вачнадзе.

Котэ Габашвили: Там ситуация конфликта. Там работают как будто миротворцы, а что делают эти миротворцы - прекрасно видно. Главное, что мы видели, что миротворцы, которые должны обеспечивать спокойствие в регионе, вдруг стояли и с улыбкой смотрели на танки, которых там вообще не должно быть, запрещено их иметь. Потому что договор между Кокойты и Жвания, который был подписан в прошлом году, как раз подразумевает, что там не может быть тяжелая техника. А эта техника участвовала в параде.

Кому-то, кому важнее, чтобы там был конфликт и никогда осетины и грузины на этой территории не договаривались, тот и стрелял в этот день.

Что касается Слиски. Я помню наше состояние в парламентской ассамблее ОБСЕ в Вашингтоне, где она заявила, что Грузия какая-то маленькая губерния и чего с нее спрашивать. Есть огромное количество других фактов, которые доказывают, что антигрузинские настроения - одни из самых ведущих настроений, к сожалению, сегодня у большого числа русских политиков. Я говорю про тех людей, которые еще живут на руинах Советского Союза и еще хотят чтобы пыль рассосалась. То Беловежскую пущу в этом обвиняют, то Горбачева.

Юрий Вачнадзе: Владимир Чхиквишвили, посол российский, сказал, оправдывая действия российских миротворцев, что, дескать, что им делать - у них нет полицейских функций. Вы готовите постановление грузинского парламента то ли о выводе российских миротворцев, то ли о последнем шансе для них. И в то же время Саломе Зурабишвили в своем интервью из Нью-Йорка сказала, что надо дать последний шанс российским миротворцам. Она подала заявку на встречу с Сергеем Лавровым, но ответа так и не получила. Вы, автор этого законопроекта, как вы все это видите?

Котэ Габашвили: Начнем с господина посла. Я его очень уважаю, он довольно высокого ранга посол, хороший дипломат. А что ему делать? Он дипломат, он должен оценивать так, как у него есть инструкции. Мы много лет уже упрашивали менять функции военные на функции полицейские, на распространение этих функций на большой территории. Они превращают российские миротворческие силы, с одной стороны, в пограничные, с другой стороны, в силы, которые ничего не делают для того, чтобы оправдать себя как миротворцев. Это другое дело.

Что касается Саломе Зурабашвили, я не могу сказать, почему не встретились. Может быть не было времени, может ничего особенного, а может быть не очень приятно Лаврову встречаться с ней. Особенно трагедии мы из этого не делаем. Существуют какие-то договора, они выполняются, не выполняются. Что касается общего положения, то Саломе не сказала ничего нового. Мы тоже думаем дать какой-то шанс. Мы не хотим и нет никакой возможности, по технологии законности невозможно завтра сказать, что все закончено, выходите. Есть какое-то время, которое дается, мы дадим какое-то время, конечно, но очень короткое, но очень жесткое.

Юрий Вачнадзе: Создается некое впечатление, во всяком случае у меня, как журналиста, что ничего не продвигается. Они приезжают, о чем-то говорят, скажем, с министром по чрезвычайным ситуациям Хаидравой, с другими представителями грузинских властей, но ничего не сдвигается с места.

Котэ Габашвили: Есть такой прекрасный роман у Диккенса "Домби и сын", там есть такое Министерство суеты. Там все двигается, что-то передвигается, пишут огромное количество бумаг, посылают друг другу, ничего не происходит. То есть это суета сует. Это известное дело - это один из приемов российской дипломатии, к этому еще раз прибегают. Конфликты, которые они хотят не заморозить, а давайте скажем прямо - это процесс аннексии, которую производит Россия по отношению к двум территориям Грузии. Они хотят прихватить эти две территорий. Это не удастся.

Олег Кусов: Это был глава Комитета по внешним сношениям парламента Грузии Котэ Габашвили. С ним беседовал корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Юрий Вачнадзе.

Грузинские парламентарии намерены приступить к рассмотрению вопроса о миротворческих силах на территориях Южной Осетии и Абхазии в ближайшее время. На днях проблему намерены обсудить в Москве в ходе рабочей встречи представители руководства России и Грузии.

Потрясение звезды. Какой свет доходит до Земли.

Ирина Лагунина: Землетрясение на Земле может вызвать цунами и стоить жизни тысячам людей. Космические катаклизмы гораздо масштабнее, и от них нас уберегают только астрономические - в буквальном смысле - расстояния. Но все же волны катастрофических "звездотрясений" иногда докатываются к нам из дальнего космоса. Одна из них нахлынула на Землю на следующий день после прошлогоднего цунами. Преодолев десятки тысяч световых лет пустоты, она ослепила рентгеновские спутники и вызвала перебои в радиосвязи. О том, откуда она пришла, и что послужило её источником - сегодняшний разговор Александра Сергеева.

Александр Сергеев: Землетрясение, которое привело к появлению волны-цунами и некая катастрофа на далекой нейтронной звезде, которая привела к огромной вспышке гамма-излучения. И сегодня мы будем говорить о ней с научным сотрудником государственного Астрономического института имени Штернберга Сергеем Поповым и старшим научным сотрудником астрокосмического центра ФИАМ Борисом Штерном. Сергей, расскажите для начала, что, собственно говоря, было зарегистрировано? Потому что сообщения, которые проходили на фоне сообщений о цунами, воспринимались немножко апокалиптически.

Сергей Попов: Конечно, ничего страшного с точки зрения земной жизни не произошло. Объект, который породил эту гигантскую вспышку, находится очень далеко, речь идет о расстоянии в десятки тысяч световых лет от нас.

Александр Сергеев: Но это в нашей галактике все-таки?

Сергей Попов: Объект нашей галактики, но объект столь же далекий, как центр нашей галактики, и находится он, кстати, как раз в направлении на центр галактики в созвездии Стрельца, где, кстати, в декабре находилось Солнце. Вспышку зарегистрировали приборы, предназначенные для изучения Солнца, те, кто постоянно смотрит на Солнце, рентгеновские спутники. В результате этой короткой вспышки рентгеновские спутники на некоторое время просто ослепли, потому что они не предназначены для приема столь мощных импульсов излучений.

Александр Сергеев: С расстояния в десятки тысяч световых лет пришел импульс, который подавил работу спутников, предназначенных для изучения близко лежащего Солнца?

Сергей Попов: Светимость самой вспышки была огромна. В течение доли секунды объект излучал как миллиард миллионов солнц.

Александр Сергеев: Даже себе трудно представить. За секунду излучения столько, сколько Солнце светило за годы?

Сергей Попов: За тысячи лет.

Александр Сергеев: За тысячи лет за долю секунды.

Сергей Попов: Это колоссальная вспышка. И поэтому эти объекты достаточно давно пристально изучаются. Но до этого астрономам не удавалось зарегистрировать столь мощную вспышку. Мощные вспышки происходят достаточно редко, подобно наблюдавшейся 27 декабря таких вспышек наблюдалось всего три. Первая наблюдалась 5 марта 79 года и, на мой взгляд, это одно из самых замечательных открытий отечественных астрономов с точки зрения наблюдений, когда с помощью аппаратуры, установленной на спутнике "Венера", группа Мазеца из Ленинграда зарегистрировала первую гигантскую вспышку.

Александр Сергеев: То есть это на тех самых "Венерах", которые к Венере летели?

Сергей Попов: Обычно на спутниках межпланетных ставят дополнительную аппаратуру и нередко, что на спутниках, летящих к Марсу или к Венере, стоят дополнительные детекторы для изучения гамма-всплесков. А гамма-всплески в 79 году достаточно активно изучались.

Борис Штерн: Гамма-всплеск - это гораздо более чудовищное явление, чем вспышка, произошедшая 27 декабря. Они выделяют энергию в миллион раз больше примерно. Но они находятся на совершенно чудовищных расстояниях. Грубо говоря, на краю видимой части вселенных.

Александр Сергеев: Для многих людей это все трудноразличимо - край Солнечной системы, край галактики, край вселенной. Чтобы представить, это насколько раз дальше?

Борис Штерн: Это миллиарды световых лет, в миллион раз дальше примерно.

Александр Сергеев: Говорили, что такая мощная вспышка чуть ли не вывела все из строя. Если сравнить ее с Солнцем, например, она засветила Солнце?

Сергей Попов: Нет, все-таки Солнце слишком близко и засветить его достаточно тяжело. Но эта вспышка по своему воздействию на Землю может быть сравнима с солнечными вспышками. Солнечные вспышки - это явление достаточно близкое, достаточно хорошо изученное. Но нужно иметь в виду, что объект, который произвел вспышку, находится гораздо дальше, чем Солнце.

Александр Сергеев: То есть сравнимо с солнечными вспышками. А если со всем излучением Солнца - как?

Сергей Попов: Гораздо слабее Солнца, на земную поверхность приходила энергия примерно в миллион меньше, чем приходит от Солнца.

Александр Сергеев: Но все это шло в гамма-диапазоне и, наверное, это как-то могло оказать влияние?

Борис Штерн: Например, на радиосвязь.

Александр Сергеев: И спутники, как я понял, ослепли. Тогда встает вопрос: мощность излучения этих вспышек каким образом была измерена, если все спутники, как вы говорите, ослепли, ничего не могли зарегистрировать?

Борис Штерн: Пришел основной пик, когда все ослепли, но через секунду увидели небольшой пик, который уже можно было измерить. Откуда он взялся? Оказывается, это отражение сигнала от луны.

Сергей Попов: Группе Мазица опять же далось внести существенный вклад в изучение природы этих объектов, они увидели именно отраженный от луны сигнал спутником, который находился в тени Земли. Здесь сразу на память приходит миф о медузе Горгоне, не ослепнуть от взгляда которой можно было, только глядя в отражение.

Александр Сергеев: Подобное явление, действительно оно может представлять какую-то опасность для Земли?

Сергей Попов: Оценки показывают, что вспышка была бы реально опасна для землян, если бы она произошла на расстоянии в несколько десятков световых лет от нас. Возможно за время геологической истории земли такие вспышки, одна, может быть две происходили. Но, к счастью, источники, которые порождают такие вспышки, достаточно редки. Сейчас в нашей галактике мы знаем четыре таких источника на всю нашу большую галактику.

Борис Штерн: Кроме того, такие мощные вспышки очень редки. Такую вспышку видно с расстояния десятки миллионов световых лет. Далеко за пределами галактики. В этой сфере видимости находится крупнейшее скопление галактик созвездие Дева, там многие сотни галактик. И десять лет летал прибор, который бы прекрасно видел такие события из этого скопления. И он не видел там ничего особенного. И если все это пересчитать на нашу галактику, получается, что такие вспышки не должны быть чаще, чем раз в тысячу лет. Это значит, что мы наблюдали какое-то уникальное событие 27 декабря.

Александр Сергеев: Если нам так повезло, мы это видели и нас это не спалило, мы можем выдвинуть какие-то предположения, что же там было?

Сергей Попов: Уже в 79 году, благодаря в первую очередь работе группы Мазица, люди поняли, что источником являются нейтронные звезды. Это удалось понять, потому что в хвосте вспышки наблюдались пульсации с периодом в несколько секунд. Такие периоды характерны только для нейтронных звезд. Поэтому уже 25 лет назад ученые знали, что источниками таких вспышек являются нейтронные звезды.

Александр Сергеев: Что такое нейтронная звезда?

Сергей Попов: Нейтронная звезда - это одна из трех возможных конечных стадий эволюции обычной звезды. Звезды, которые в 10-20 раз тяжелее солнца, испытывают взрыв сверхновый. Ядро звезды схлопывается и превращается в шарик размером примерно десять километров, плотность которого равна плотности атомного ядра.

Александр Сергеев: Вообще периоды всякие очень важный источник информации в астрономии. Период почти всегда обозначает какое-то вращение или пульсацию какую-то.

Сергей Попов: Это период вращения нейтронной звезды. Другой вопрос, почему эти нейтронные звезды способны порождать такие вспышки, а другие нейтронные звезды, которых мы знаем более тысячи, например, это радиопульсары, таких вспышек не порождают. На сегодняшний день одна из гипотез безусловно лидирует. Суть этой гипотезы в том, что источниками этих вспышек являются нейтронные звезды с колоссальным магнитным полем.

Александр Сергеев: Вообще говоря, такое сообщение о том, что это гигантский магнит, приходили. Мне трудно представить, как магнит может породить излучение.

Борис Штерн: Во-первых, вопрос, насколько сильно это поле. Это поле порядка 10-15 гаусс.

Александр Сергеев: Если сравнить, сколько у Земли магнитное поле?

Борис Штерн: Полгаусса.

Сергей Попов: Если пересчитать энергию этого магнитного поля по знаменитой формуле Эйнштейна, это масса, соответствующая этой энергии, получается сто тонн в кубическом сантиметре.

Александр Сергеев: Только магнитное поле? То есть именно само поле - это форма материи, как пишут в учебниках по физике, которое в том числе обладает энергией и значит обладает массой.

Борис Штерн: Теперь представьте себе, что это поле как-то умудрилось высветить свою энергию. Это постоянно происходит на солнце в виде магнитных вспышек. Магнитное поле меняет свою геометрию, оно становится слабее. И вот оставшаяся энергия, которая ушла из магнитного поля, она сначала идет в частицы, в электроны, в позитроны. Из-за того, что плотность громадная, заваривается некоторая каша, которая в конце концов идет в гамма-кванты.

Сергей Попов: Еще в 92 году была высказана гипотеза о существовании объектов, которые назвали магнитары. Активность такой нейтронной звезды связана уже с основном с энергией магнитного поля. Если активность радиопульсара связана с вращением, пульсар замедляется и поэтому излучает. Активность рентгеновских пульсаров связана с тем, что вещество падает в мощном гравитационном поле нейтронной звезды, а магнитары - это объекты, которые выделяют запасенную энергию магнитного поля.

Александр Сергеев: Как убедились в том, что там работает именно магнитное поле?

Сергей Попов: Здесь как обычно мы сталкиваемся с тем, что в астрономии мы интерпретируем наблюдения, в астрономии невозможно пощупать объект исследования руками, поэтому приходится основываться на достаточно косвенных данных. Всего несколько лет назад в спектре одного из объектов, порождающих такие вспышки, удалось найти спектральную деталь, которую большинство теоретиков связывает именно со сверхсильным магнитным полем. Пока никакой альтернативы этой гипотезе не видно.

Александр Сергеев: Я встречал такие указания, что есть некая аналогия между цунами с землетрясением, которое его вызвало, и этими вспышками, что на этих нейтронных звездах тоже встречаются катаклизмы сейсмического порядка.

Сергей Попов: Да, но здесь мы уже вторгаемся в область менее стандартных гипотез. Дело в том, что нейтронные звезды могут иметь некую форму сейсмической активности, могут происходить так называемые звездотрясения, когда происходят разломы в коре нейтронной звезды.

Александр Сергеев: А она у нее твердая?

Сергей Попов: У нейтронной звезды твердая поверхность - это фактически целиком железо. Другое дело, что в случае гигантских вспышек пока нет общепринятых точек зрения, что первично - вспышка или звездотрясение. Возможно, что именно изменение геометрии магнитного поля, выделение этой энергии приводит к разлому.

Александр Сергеев: Насколько исчерпывающий список подобных экзотических явлений?

Сергей Попов: Хочется верить, что список еще не исчерпан, что наука о нейтронных звездах еще далека от своего завершения. За последние годы зоопарк нейтронных звезд существенно расширился. Если 30 лет назад радиопульсары считались самыми типичными нейтронными звездами и считалось, что все молодые нейтронные звезды похожи на радиопульсары, то теперь точка зрения существенно меняется. Мы знаем, что существуют молодые нейтронные звезды, совсем не похожие на радиопульсары. И все это очень интересно, потому что за счет высокой плотности в их недрах, за счет сверхсильных магнитных полей нейтронные звезды - это очень интересный объект для физиков. Мы пусть и косвенно, но можем изучать вещество при условиях, которые принципиально недостижимы в земных лабораториях, и поэтому как обычные нейтронные звезды, так особенно их экзотические модификации, например, как магнитары или кварковые звезды, сразу привлекают внимание физиков. В общем, нейтронные звезды оказываются такими комплексными лабораториями, которые интересны очень широкому кругу ученых.

Санкт-Петербург через объектив фотоаппарата в руках бездомного ребенка.

Ирина Лагунина: В течение всего сентября в петербургском арт-центре на Пушкинской 10 проходит акция по привлечению общественного внимания к проблеме детей улицы. В рамках этой акции проходит выставка, где работы петербургских фотографов соседствуют со снимками, сделанными уличными детьми. У микрофона Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Жители российских городов видят уличных детей каждый день. Можно сказать, что эти дети приспособились к жизни вне дома и семьи, а общество приспособилось к существованию таких детей, научившись их не замечать. Люди проходят как будто сквозь маленьких попрошаек и бродяг. Маленькие попрошайки и бродяги не учатся в школе, спят в подвалах, а проходящих мимо них взрослых рассматривают исключительно как возможный источник тех или иных благ. Судя по опросам общественного мнения, большинство граждан ждут решения этой проблемы исключительно от государства, но государство бездействует, а между тем, по приблизительным оценкам, около 2 миллионов российских детей школьного возраста сегодня неграмотны, 4 миллиона употребляют наркотики, более 6 миллионов несовершеннолетних находятся в социально неблагоприятных условиях. Сколько детей не посещают школу - такой статистики на федеральном уровне нет, но 1 июня 2005 глава МВД России Рашид Нургалиев сказал, что "страну накрыла третья по масштабам волна беспризорности после Гражданской и Великой Отечественной войн".

Выставка в галерее ГЭЗ-21 называется "Мы смотрим на них - они смотрят на нас": мир глазами беспризорников. Проект инициирован российской организацией "Врачи - детям". Говорит директор по развитию этой организации, автор проекта Екатерина Водопьян.

Екатерина Водопьян: Проект родился из неформального сообщества фотографов, который существовал и существует вокруг российской организации "Врачи - детям" и из той помощи, которую мы оказываем детям улиц, беспризорным и безнадзорным детям в центре в Невском районе. Проект был инициирован в феврале 2005 года, и уже в июне 2005 года пришло подтверждение от бюро образовательных и культурных программ госдепартамента США о том, что финансовые средства на проект выделены в полном объеме, и мы начали нашу выставку.

Татьяна Вольтская: В проекте было задействовано 4 взрослых фотографов и 6 детей улицы. Съемки велись около полутора месяцев.

Екатерина Водопьян: Мы выдали детям фотоаппараты на выходные, но это оказалось достаточно опасным занятием. Один из детей вернулся с травмами, без фотоаппарата. Эти дети настолько не защищены, что даже такая простая вещь, как пластиковая мыльница, становится угрозой для их жизни и здоровья. После того, как мы поняли, что лучше делать съемки совместно, мы договаривались с ребятами о месте встречи на Ломоносовской, очень часто эти были четверги, когда одна из гуманитарных организаций привозит им бесплатный ужин. И после этого мы шли в наши рейды, проводили наши фотосессии. Мы ходили к кораблям, где они просят еду у иностранных туристов у речного вокзала. Мы ходили в места их обитания, были в подвале, просто проводили время вокруг метро "Ломоносовская".

Татьяна Вольтская: Что это за дети?

Екатерина Водопьян: Я не увидела никаких отличий между детьми улицы и обычными, не очень ухоженными подростками из спального района, которые не очень хорошо учатся в школе. Это все те же выражения, такая же закрытая тусовка, это все собственные ценности. Они знают, что такое хорошо, что такое плохо, криво смотрят на тех, кто сказал то-то или выглядит так-то. И самое интересное - я не увидела в этих детях безнадежности. Когда любого из них спрашиваешь о том, чего ты хочешь, они очень четко формулируют свои цели, дай бог любому взрослому.

Татьяна Вольтская: Они вспоминают о своих семьях, если они были у ни когда-нибудь?

Екатерина Водопьян: Говорят с большой неохотой. Мне кажется, они боятся какого-то воздействия внешнего, с одной стороны, а с другой стороны того, что лица и судьбы их семьи станут широко известны. Возможно, боятся того, что их родители узнают о том, что они считаются уличными детьми, безнадзорными и беспризорными.

Татьяна Вольтская: Эти дети везде - и нигде, с ними довольно трудно наладить контакт.

Екатерина Водопьян: Отличительная особенность этого проекта в том, что это сотрудничество "Врачи - детям", американских советов по международному образованию и арт-центра. И у "Врачи - детям" был такой ресурс, как центр помощи безнадзорным и беспризорным детям в Невском районе. Все эти дети постоянные клиенты центра, они приходят туда. Хорошо знают всех наших социальных работников, психологов, воспитателей. Поэтому налаживание первого контакта состоялось при помощи людей, которых они давно знают. А кроме того такие маленькие приятные подарки, как угощение, конфеты, сладости, фрукты или даже жареная курица каждый раз, когда мы встречались, обеспечивали нам стабильный интересный к проекту.

Татьяна Вольтская: Они удивились, когда вы им предложили фотоаппарат?

Екатерина Водопьян: На самом деле нет. Эти дети не обделены вниманием. Лучшее доказательство тому: параллельно с нашим проектом съемки вела американский фотограф Таня Тешке в рамках программы американского агентства по международному развитию и помощи сообществам детям, оставшихся без попечения родителей.

Татьяна Вольтская: Это какой-то парадокс получается, что этим детям уделяется так много внимания, и они все равно остаются на улице годами.

Екатерина Водопьян: Может быть, потому что отсутствует структурированная система их реабилитации, тех форм, которые для них с их накопленным опытом жизни на улицах были бы оптимальны.

Татьяна Вольтская: Центр фотовыставки - силуэт ребенка, глядящего на яркую зеленую улицу из темной подворотни. Но это работа профессионального фотографа, сами же дети упоенно снимали эти самые улицы, самих себя, витрины, прохожих. Авторам выставки удалось поймать моменты, когда взгляды уличного мальчишки и взрослого фотографа пересекаются: оба сняли с разных точек один и тот же лоток с цветами. Граница между двумя мирами такая призрачная, но такая прочная. Ужасный подвал с тряпьем, где спят дети, облезлые трубы и стаканчики, из которых они дышат толуолом, - это уже другой мир, существования которого не хотят замечать взрослые, идущие мимо.

Посетителей не так уж мало, - говорит администратор выставки Анастасия Стадник.

Анастасия Стадник: Были девочки-школьницы, которые пришли, их это очень впечатлило. По-моему, задумались об этом. Я с ними побеседовала. А вчера пришел молодой человек с девушкой, они раньше были бездомными. Потом они создали семью, снимают квартиру, как-то в жизни определились. Они сказали, что если ребенок с детства, то есть лет с трех занимается бродяжничеством, он вряд ли потом адоптируется к социальному слою.

Татьяна Вольтская: Да, наверное, чтобы прийти сюда, надо быть неравнодушным человеком. Говорит Маша, студентка.

Маша: Мы увидели открытку, фотография была с выставки и заинтересовались, потому что у нас все благополучно в жизни, хотелось увидеть с другой стороны. Потому что на улицах, когда ходишь, стараешься не обращать внимания. На фотографиях можно смотреть. Мы с этим не сталкиваемся в жизни. У меня знакомые есть проблемные семьи.

Татьяна Вольтская: Другая студентка, Наташа, пришла сюда не просто так.

Наташа: У меня тетя работает в детском доме, и я часто туда прихожу, мне просто жалко этих детей. Они подходят: мама, мама. В детском доме их бьют, привязывают веревками к скамейке. На это просто нельзя смотреть на самом деле. Воспитатели считают, что других мер нет бороться с ними, они балуются. Но к ним нужен особый подход к этим детям. Как только ты к ним проявляешь тепло, они начинают тоже хорошо относиться и вести себя.

Татьяна Вольтская: Юля Ворохова тоже работает в организации "Врачи - детям", в проекте участвовала в качестве волонтера-фотографа.

Юлия Ворохова: Изначально меня сама фотография очень привлекает. Плюс ко всему восьмилетний опыт работы с уличными детьми и подростками сделал меня некие проводником в первое время между ребятами и фотографами.

Татьяна Вольтская: Трудно с ними общаться?

Юлия Ворохова: Нет. Просто надо знать, как их вовремя привести в чувства. Не надо воспринимать тебя как человека, с которого надо трясти деньги, как потребителем источник каких-то благ, а именно как человек человека. Дальше нормальное общение происходит, просто - "привет", "как дела?", Если он начинает как-то неадекватно вести, то нужно напомнить, что есть определенные принципы. Я детям сигареты никогда не даю. Никогда не подаю денег, потому что я знаю, что ты взрослый человек, я тебе лучше помогу где-то заработать, обучиться. Мне в принципе легко с ними общаться, хотя и тяжело. Они зачастую людей нормальных воспринимают: просто больше повезло, у них мама и папа были хорошие и условия жизни были лучше изначально. Поэтому им повезло. А мы такие, надо принять нас такими.

Татьяна Вольтская: Эти дети шокируют своей взрослостью. Они провожают глазами сверстников, идущих по улице с родителями, заглядываются в витрины магазинов.

Юлия Ворохова: Девочка, мне очень нравилось: я бы такой купила пледик, я бы его постелила в этом своем подвале. Это смешно иногда кажется, но, с другой стороны, они вызывают уважение, потому что это те же люди, те же дети, может быть действительно судьба по-другому сложилось.

Татьяна Вольтская: Смысл таких проектов Юля Ворохова видит в наведении мостов между нормальным миром и закрытым обществом детей улицы.

Юлия Ворохова: Им можно помочь, может быть нужны иногда сильные люди и хорошие примеры, а примеров, увы, не так много хороших. Поэтому так радуемся, когда каждый ребеночек, которому удалось с собой и своей жизнью что-то сделать, мы всегда можем показать: смотри, у него получилось, у тебя тоже может.

Татьяна Вольтская: Другое дело, что все-таки мало кто проявляет к этим детям участие. Говорит Екатерина Водопьян.

Екатерина Водопьян: У нас получилось несколько сотен фотографий, на самом деле более пятисот. И ни на одной из них не промелькнуло ни одного взрослого лица. Рядом с этими детьми нет никого, ни других детей, ни других взрослых.

Татьяна Вольтская: То есть это совершенно замкнутая группа?

Екатерина Водопьян: Я бы сказала, что они достаточно открыты, они всегда готовы что-то принимать. У них есть этот легкий компонент: нам все должны, мы все обиженные и несчастные, поэтому мы ждем от вас помощи, и мы получим ее. А что касается конкретных мест проживания, для меня это было самым шокирующим и поворотным моментом в ходе проекта, когда я поняла, что то, что мы делаем - обоснованно, это нужно показать. Потому что дети живут в подвале с земляным полом, без света, где набросаны какие-то тряпки и там обитает до десяти детей одновременно. Пространство подвала очень условно разделено на места общего пользования и на места, где они живут. То есть это страшная землянка, которую мы находим в 2005 году в богатой нефтяной стране. Почему так происходит? Вот это было, наверное, основным открытием. Пафос этого проекта в том, что люди, фотографы, далекие от проблем уязвимых слоев населения, участвовали в этом проекте на волонтерских началах. К ним присоединились дизайнеры, искусствоведы, лингвисты, и все они сделали свой вклад для того, чтобы показать, какова же сейчас жизнь уличного подростка и ребенка.

Татьяна Вольтская: Почему же американские организации проявили к этому проекту такой интерес?

Екатерина Водопьян: Интерес американской стороны - это и американские советы по международному образованию, которые администрировали выдачу гранта и бюро образовательных и культурных программ и генеральный консул США, интерес всех американских коллег, которые были вовлечены в этот проект, был гораздо выше, чем интерес российских коллег. Достаточно отметить, что из официальных лиц всех уровней, которых мы приглашали на открытие выставки, к нам пришли только представители городского Центра профилактики безнадзорности и наркозависимости, непосредственно те работники, которые встречаются с детьми улицы каждый день, но необязательно принимают решение.

Татьяна Вольтская: А чем вы это объясняете?

Екатерина Водопьян: Возможно, определенной государственной политикой. Возможно, расставленными приоритетами. А возможно, низким уровнем информированности и, может быть, недостаточным ресурсным обеспечением наших государственных органов, когда на высоком уровне нет человека, который отвечал бы за проблему детей улицы.

Татьяна Вольтская: Получается, что какие-то американские структуры лучше информированы о российских детях улицы?

Екатерина Водопьян: Вы знаете, американские структуры совершенно точно получают массу грантовых заявок и выделяют массу грантовых средств на помощь детям улицы, на программу их социализации и реабилитации. Но только американские. В частности, Центр социально-медицинской помощи в Невском районе поддерживает Всемирный детский фонд под патронажем королевы Швеции Сильвии.

XS
SM
MD
LG