Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Птичий грипп в Европе. Евросоюз не готов к угрозе пандемии; Причины и следствия нападения в Нальчике. Настроения в регионе; Дело об утечке секретной информации из Белого Дома. Расследование подходит к концу; Как и чем заменить опыты на животных


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[19-10-05]

Птичий грипп в Европе. Евросоюз не готов к угрозе пандемии; Причины и следствия нападения в Нальчике. Настроения в регионе; Дело об утечке секретной информации из Белого Дома. Расследование подходит к концу; Как и чем заменить опыты на животных

ВедущаяИрина Лагунина

Ирина Лагунина: Европейский союз назвал птичий грипп "глобальной угрозой", к встрече с которой Европа не готова. После сообщений о том, что вирус был обнаружен в Румынии и Турции, магазинам "старого света" пришлось вывесить разноцветные таблички - распродажа. Цены на курицу и утку падают на глазах. Люди отказываются покупать. Скоро это ударить по птицефермам. Такое уже было, когда Европу поразила весть о коровьем бешенстве. Отказывались покупать говядину и телятину. Причем отказывались довольно долго, пока эти страхи как-то само собой не отошли на задний план. И сейчас не помогают ни заверения, что после термической обработки вирус умирает, ни географические обозначения - что куриные потроха в магазине привезены не из Румынии. Расположенное в Стокгольме европейское агентство по контролю за инфекционными заболеваниями попыталось успокоить общественность и заявило, что вероятность поражения вирусом человека не столь велика - главное не трогать руками мертвых птиц и есть только тщательно приготовленное куриное мясо и яйца. Но это только вселило тревогу в домашних хозяек. Именно они-то и трогают руками мертвых домашних птиц в первую очередь. Одновременно с падением спроса на пернатых растет спрос на прививки против обычного гриппа. Некоторые страны, как Чехия, например, уже исчерпали национальные запасы. И это тоже несмотря на то, что вирусологи ЕС предупреждают о бесполезности прививки. Главный эксперт-вирусолог Бельгии Марк ван Ранст:

Марк ван Ранст: Эта обычная зимняя вакцина против гриппа не поможет против пандемии, так что не надо бросаться в аптеки и покупать вакцины, если вы только не хотите сделать прививку против обычного гриппа. Потому что эта прививка не поможет от птичьего гриппа.

Ирина Лагунина: Впрочем, сделать прививку против обычного гриппа в Европе тоже неплохо. Ежегодно в гриппозный сезон погибают тысячи человек. В прошлом году во время эпидемии болезнь и осложнения только в одной Германии унесли жизни около 20 тысяч человек. А чем будет грозить птичий грипп, если он претерпит мутацию и станет передаваться от человека к человеку, вряд ли можно себе представить в полном объеме.

Марк ван Ранст: В течение пятнадцати недель могут заразиться до 30 процентов населения. А если вы хотите подсчитать уровень смертности, то посмотрите на другие пандемии прошлого века. Например, на пандемию 1918 года, на "испанку". Тогда от болезни погибли от 20 до 50 миллионов человек. А в то время на земном шаре было всего миллиард 800 миллионов человек. Сейчас 6 миллиардов с лишним. То есть можно просто умножить то количество смертей в три раза. С другой стороны, надо учитывать, что сейчас медицинское обслуживание лучше.

Ирина Лагунина: Тем временем в России в деревне Яндовка Тульской области местные власти были вынуждены ввести карантин. Все поголовье птиц решено уничтожить. Главный санитарный врач Тульской области Лилия Шишкина:

Лилия Шишкина: Самое главное, что население знает о том, что произошло в деревне. И думаем, что все необходимые меры, связанные с соблюдением личной гигиены, мер профилактики непосредственно в подворье будут соблюдаться.

Ирина Лагунина: Одновременно с уничтожением птиц в деревне будут проводиться превентивные меры для людей. Пока случаи, что вирус прыгает с птицы и поражает человека, довольно редки - заболели всего 117 человек. Правда, 60 из заболевших погибли.

Лилия Шишкина: Помимо прививочной работы в деревне с сегодняшнего дня предполагается распространение средств неспецифической профилактики с тем, чтобы повысить защиту организма от инфекционных заболеваний. Проводятся подворные обходы. Практически два раза в день медицинские работники бывают в тех дворах, где зарегистрирован падеж птицы.

Ирина Лагунина: В Тульскую область птичий грипп принесли, похоже, дикие утки, как и в Турцию. В Румынию - перелетные лебеди. Они делают остановку в болотистой дельте Дуная. Есть серьезные подозрения, что тот же вирус - H5N1 обнаружен и в Греции, и в Македонии. Если следовать траектории ежегодной миграции птиц, то дальше они полетят в Северную Африку и на Ближний Восток. Может быть, остановятся в тех болотах междуречья Месопотамии, которые не до конца осушил Саддам Хусейн в борьбе против шиитов и болотных арабов в начале 1990-х годов. Между Россией и Европейским Союзом идет довольно оживленная торговля сельскохозяйственной продукцией. А у троих членов объединенного европейского сообщества - Финляндии, Эстонии и Латвии - довольно длинная общая с Россией граница. ЕС всерьез обеспокоен тем, что птиций грипп приближается не только с перелетными птицами, но и горизонтально - с Востока. Когда летом вирус H5N1 был обнаружен в Сибири, ЕС уже вводил временные ограничительные меры. О дальнейших действиях - представитель Еврокомиссии Филип Тод:

Филип Тод: В августе комиссия запретила импорт птицы и перьев из всей России - после того, как последовали сообщения о вспышке гриппа в Сибири. В сентябре, когда мы получили больше информации о том, как развивается ситуация, мы сократили ограничения - они стали касаться только тех районов к Востоку от Урала, которые были поражены гриппом. Теперь мы явно должны пересмотреть эту меру и вновь ввести ограничения на всю территорию, если точно подтвердится, что птичий грипп на самом деле присутствует к югу от Москвы.

Ирина Лагунина: Со своей стороны, в качестве превентивных мер европейские страны идут на довольно крайние шаги. В Германии в нескольких федеральных землях введено распоряжение держать домашних птиц взаперти. Проводится испытание системы европейского оповещения в чрезвычайных ситуациях.

Но как, на самом деле, предотвратить возможную эпидемию среди людей, если этот вирус претерпит мутацию? Говорит глава отдела здравоохранения ЕС Маркос Куприаноу:

Маркос Куприаноу: Противовирусные лекарства - это первая линия обороны. Вакцины - мы будем работать над тем, чтобы их произвели и раздали населению, как только будет зарегистрирован вирус, способный вызвать пандемию.

Ирина Лагунина: И европейские страны уже начали запасаться противогриппозными лекарствами. Правда теперь Всемирная организация здравоохранения предупреждает, что пандемия может вспыхнуть в Африке, а Африка совсем не готова к такому развитию событий. Британский вирусолог в Университете Ридинг Иан Джоунс:

Иан Джоунс: Проблема состоит в том, что сейчас политика по предотвращению пандемии в разных странах разная. И в результате получается спорадический ответ на угрозу, а не совместный, особенно в тех странах, которые не могут ввести меры контроля за эпидемией и в которых в то же время эпидемия этого вируса как раз и может вспыхнуть.

Ирина Лагунина: Самым эффективным средством на данный момент считается противовирусный препарат Tamiflu, который производит швейцарская компания Roche. Если принять этот препарат на ранней стадии, то шанс выжить при заражении птичьим гриппом H5N1 у человека повышается. Это показали клинические исследования, правда, пока ограниченные. Roche передала Всемирной организации здравоохранения 3 миллиона доз препарата. О том, как ВОЗ собирается использовать эти запасы, мы попросили рассказать регионального советника по контролю за распространением инфекционных заболеваний Всемирной организации здравоохранения Бернардуса Гантера:

Бернардус Гантер: Этот дар в 3 миллиона доз был предоставлен ВОЗ для того, чтобы мы могли сразу же взять под контроль ситуацию в той стране, где будет обнаружен вирус. Тот новый вирус, который сможет передаваться от человека к человеку. Пока этого не произошло, и мы надеемся, что этого и не произойдет. Но если вдруг, то мы используем Tamiflu. Мы также предупреждаем людей, чтобы они не принимали Tamiflu сейчас, чтобы они начали принимать его только по предписанию врача. Всегда есть опасность, как с любым препаратом против микробов, что если принимать его не по делу, то он не будет вырабатывать у человека противодействия микробу, организм к нему просто привыкнет. Особенно если принимать этот препарат неправильно, то привыкание организма может произойти очень быстро. И в прессе уже были сообщения, что именно это и произошло с девочкой во Вьетнаме.

Ирина Лагунина: Если вдруг этот вирус все-таки претерпит мутацию и сможет передаваться от человека к человеку, сколько времени уйдет на разработку вакцины?

Бернардус Гантер: Конечно, сразу на прилавках она не появится. Клинические испытания с вакциной уже ведутся. Но до того, как производить вакцину, надо ее испытать, надо провести клинические исследования, надо соблюсти целый ряд норм и положений о безопасности вакцинации, надо ее зарегистрировать, а затем только можно ее производить. Так что между вспышкой пандемии, если она все-таки произойдет, и производством вакцины пройдет какое-то время. Может быть, несколько месяцев.

Ирина Лагунина: Бернардус Гантер, Всемирная организация здравоохранения. Сейчас лицензия на выпуск Tamiflu есть только у швейцарской фирмы Roche. Ее производственные мощности на пределе. Компании в Индии, Тайване, Таиланде, Аргентине заявляют, что хотели бы производить намного более дешевый аналог лекарства. Но Roche была не готова делиться лицензией. В США фирма заявила, что хотела бы построить собственный завод, но тоже без передачи лицензии. Один из сенаторов в ответ на это дал фирме месяц на размышление, а затем пригрозил ввести против Roche санкции и штраф. Теперь, как говорит представитель компании Мартина Рупп, Roche готова к переговорам.

Мартина Рупп: Поддерживая всеобщие усилия побороть потенциальную пандемию, мы заявили, что готовы обсуждать все возможности, включая выдачу сублицензии, если какая-то компания или группа могут на самом деле произвести большие количества Tamiflu для использования в чрезвычайных обстоятельствах пандемии. Но эта компания должна производить препарат в соответствии с сертификатом качества и в соответствии с условиями и стандартами безопасности.

Ирина Лагунина: На следующей неделе представители 52 европейских стран соберутся в Копенгагене, чтобы выработать общую стратегию борьбы с угрозой.

Причины и следствия нападения в Нальчике. Настроения в регионе.

Ирина Лагунина: Уход президента Валерия Кокова, который удерживал власть в Кабардино-Балкарии на протяжении 15 лет, совпал с нападением на Нальчик. Сегодня высказывается множество предположений, что послужило причиной и что явилось следствием. О настроениях и разговорах в регионе - Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Местные правозащитники и журналисты склонны считать, что социальную почву для взрыва подготовила сама власть. Она вынудила уйти в подполье тех молодых мусульман, которые не доверяли официальному исламу. Большинство из этих людей еще несколько лет назад даже не помышляли об оружии. Все чего они хотели - была публичная дискуссия с оппонентами, право открыто обсуждать свои взгляды и демонстрировать преимущество обновленческих мусульманских доктрин. Однако, тогдашний президент Кабардино-Балкарии Валерий Коков предпочел на корню пресечь любые попытки завязать религиозные споры и развернул кампанию по преследованию всех, чья позиция хотя бы минимально не совпадала со взглядами духовного управления мусульман республики. Рассказывает Валерий Хатажуков, возглавляющий кабардино-балкарское отделения движения "За права человека".

Валерий Хатажуков: Безусловно, были такие люди, которые придерживались ваххабизма и которые готовы были решать вопросы с оружием в руках. Но такой характер, то, что мы сегодня увидели, то, что нам продемонстрировали, оно приняло именно из-за этих репрессий, я в этом абсолютно уверен. Эти мечети, которые абсолютно непонятно зачем их было закрывать, пять мечетей - это в городе Нальчике, где в основном собиралась молодежь. Эти люди, которые собирались в этих мечетях, они были на виду, было видно, чем они занимаются, их загнали в подполье. Если мы раньше мы могли их найти, могли с ними разговаривать, то в последнее время они совсем пропали. И эту ситуацию правоохранительные органы спровоцировали во многом. Процентов на 60, я считаю, их вина.

Андрей Бабицкий: Так же как и в Дагестане, и в Карачаево-Черкесии молодые люди, которых считали членами ваххабитских джамаатов или просто симпатизирующие им, задерживались, подвергались пыткам и издевательствам, и за все это время ни один сотрудник МВД или ФСБ не понес ответственность за доказанное применение незаконных методов воздействия.

Валерий Хатажуков: Множество, десятки случаев издевательств, пыток и причем доказанных, были медицинские освидетельствования. Но нам не удалось ни через суды, ни через прокуратуру прореагировать на эту ситуацию. Причем есть все основания говорить, что это все делалось для того, чтобы демонстрировать перед Кремлем: смотрите, как нам сложно, как нам плохо, у нас тоже здесь ваххабизм и так далее. Это помогало отвлекать внимание от других проблем - от проблем коррупции, от проблемы экономики. Никакой экономики здесь на самом деле давно уже нет.

Андрей Бабицкий: Корреспондент информационного агентства "Кавказский узел" по Кабардино-Балкарии Луиза Аразаева считает, что если новая республиканская власть не справится с ситуацией, то противостояние будет развиваться по дагестанской модели. В Дагестане сегодня ведется настоящая работа за сотрудниками милиции. И именно сотрудников милиции многие жители Кабардино-Балкарии считают виновными в том, что произошло в Нальчике на прошлой неделе.

Луиза Аразаева: Я думаю, что мы получим модель Махачкалы. Сейчас речь идет о выдаче тел погибших боевиков. Уже два дня родственники пикетируют здание Дома правительства, они просят выдать тела своих сыновей, потому что считают, что они не виноваты в том, что произошло, что их вынудили к этому провокационные действия силовых структур, которые имели место последние несколько лет. Я считаю, что сейчас должна быть проанализирована деятельность МВД Кабардино-Балкарии по отношению к так называемым ваххабитам. Можно работать адресно, только с агрессивным ваххабизмом, но таких было мало в республике. Они под одну гребенку гребли всех. Их избивали, унижали и в результате получили то, что получили. То, что они нападали только на силовые структуры, не трогали гражданские объекты - это говорит о том, что это не было терроризмом в таком виде, в каком мы его понимаем. Я, например, считаю, что если бы отдали тела - это бы разрядило ситуацию. В противном случае, большая дестабилизация произойдет и большее количество людей будет вовлечено в противостояние с властью.

Андрей Бабицкий: Когда прокурор Шепель говорит о невыдаче тел, он игнорирует местную специфику, поясняет Луиза Аразаева.

Луиза Аразаева: Наша местная власть должна убедить федеральную, что нужно учитывать национальную специфику. У нас все-таки в психологии людей еще есть кровная месть. Если не отдадут тела погибших боевиков - это озлобит очень население. Уже я слышала разговоры, я ходила в толпу людей, и они говорят, что будут мстить и опять же будут убивать милиционеров.

Андрей Бабицкий: Тем не менее, значительное число жителей республики возлагает серьезные надежды на новое руководство, на бывшего бизнесмена, а ныне президента Канокова, который объявил что не намерен ни скрывать, ни повторять ошибок прежней власти. Однако есть опасение, что нападение на Нальчик даст противникам реформ новые аргументы.

Валерий Хатажуков: Люди возлагали огромные надежды, что грядут какие-то перемены. Потому что Каноков, новый президент, буквально заявил, что он не согласен с той экономической политикой, которую вел Коков, и что он будет проводить рыночные реформы. Что должна быть нормальная полноценная оппозиция, что нужно решать проблемы с мусульманской общиной, что эти репрессии необоснованны и так далее. И сейчас он в принципе все подтверждает. Сейчас он поставлен в очень трудное положение, потому что мы боимся, что эти силы, которые окружали Кокова, они могут воспользоваться этой ситуацией, чтобы остаться. У них огромные связи в Кремле, у них все схвачено - это старые связи. Они могут уговорить, что был Коков, все было нормально, все было стабильно, уговорить оставить эти кадры, в общем - остаться у власти.

Андрей Бабицкий: Луиза Аразаева уверена, что никаких иных возможностей предотвратить катастрофу, кроме как найти общий язык с людьми по всем вопросам - коррупция, безработица, ислам - у Канокова нет.

Луиза Аразаева: До сих пор у нас власть была сама по себе, народ сам по себе. Никого не интересовало, чем занята молодежь. У нас процентов 80 молодежи нигде не работает. Очень много было с высшим образованием среди погибших, они не имели работы или в лучшем случае работали где-то сторожами. Я думаю, что просто оно обязано повернуться лицом, и мы на это очень надеемся, мы верим в новое руководство. Немножко разочаровало то, что на всех своих постах остались прежние министры, прежнее руководство. Особенно разочаровало то, что на своем посту остался министр внутренних дел, он слишком много дров наломал.

Андрей Бабицкий: Председатель регионального движения отделения "За права человека" Валерий Хатажуков говорит, что без объявленных реформ, без открытой общественной дискуссии, в том числе и по религиозным проблемам, конфликт разрешить не удастся.

Валерий Хатажуков: Я уверен, что как только общество станет более-менее открытым, более-менее прозрачной станет эта власть, даже это уже во многом снимет проблему. Хотя говорят, что вот везде на Кавказе такая ситуация. Все-таки режим Кокова был в каком-то смысле специфический. Он добился того, что никаких вообще зачатков гражданского общества здесь практически не осталось. Никаких организаций, которые бы оппонировали хоть в каких-то прозаических вопросах, не осталось, он все уничтожил. Никакой свободной прессы здесь нет. Если появится возможность эти вопросы нормально обсуждать, я абсолютно уверен, сразу изменится очень многое. А если ему не удастся выдержать эту линию, он пока не срывается не на какие крайности, никакой истерики нет, в его риторике не ругают - ваххабиты во всем виноваты и так далее, пока что держатся, если ему это удастся, есть шанс как-то выкарабкаться из этой ситуации.

Андрей Бабицкий: Что сегодня происходит в республике? Средства массовой информации тиражируют угрожающую терминологию - зачистка, адресные проверки, уничтожение боевиков и так далее. Информация Валерия Хатажукова.

Валерий Хатажуков: В эту минуту таких зачисток в понятии таком, как в Чечне, в Ингушетии, таких зачисток нет. Была крупная зачистка в микрорайоне, в одном из пригородов Нальчика, она продолжалась где-то с пяти часов утра до позднего вечера, никого не выпускали. Как мы узнали сейчас, арестовано где-то около 30 человек, но не сообщается, что это участники каких-то формирований. Самая разношерстная публика - там и бомжи и так далее. Мы периодически получаем информацию об обысках по всей республике, задержаниях и так далее. Есть так же информация, что кого-то избивают, пытают и так далее. Но очень сложно все это подтвердить, проверить в наших условиях.

Андрей Бабицкий: Луиза Аразаева сомневается в том, что у руководства силовых ведомств, местных и федеральных, хватит в данных обстоятельствах понимания, что действовать следует крайне аккуратно.

Луиза Аразаева: У нас правоохранительные органы действуют очень жестко, недипломатично, грубо, топорно, по-драконовски и поэтому имеем такой результат сегодня.

Андрей Бабицкий: Луиза Аразаева считает, что люди, готовые бросить вызов власти с оружием в руках - это значительная и серьезная сила. И если новое руководство республики не сумеет предложить своих решений, они найдутся у ваххабитов.

Луиза Аразаева: Их тысяч пять - это тоже большая сила. По крайней мере, несколько лет назад я брала интервью у одного из лидеров одного из джамаатов, и он мне сказал так: "Нас несколько тысяч". Но там достаточно много воинственно настроенных лиц. Тем более, что все, что происходит, все подталкивает к тому, чтобы люди брались за оружие.

Андрей Бабицкий: То, что уже несколько дней пытаются доказать федеральные власти, якобы силовым структурам удалось успешно отразить нападение, не имеет, похоже, отношения к проблемам Кабардино-Балкарии. Кризисы могут повторяться вновь и вновь вне зависимости от того, насколько эффективно или неэффективно действовали военные и милиция на сей раз.

Дело об утечке секретной информации из Белого Дома: расследование подходит к концу

Ирина Лагунина: В ближайшие дни будет поставлена точка в расследовании обвинений против высокопоставленных сотрудников Белого Дома. Их считают причастными к разглашению сведений, составляющих государственную тайну. Если обвинения будут доказаны, советников президента и вице-президента ждет позорная отставка. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Начало этой истории положила речь президента "О положении страны", с которой он выступил на совместном заседании обеих палат Конгресса 28 января 2003 года. Речь была практически целиком посвящена предстоящей войне с Ираком - президент говорил о том, почему Америка должна ликвидировать режим Саддама Хусейна. Главной причиной было наличие у иракского диктатора оружия массового уничтожения. В качестве доказательства стремления Саддама обзавестись ядерным оружием Джордж Буш указал на попытки Ирака купить партию урановой руды в Нигере. Спустя полгода, уже после того, как режим Саддама прекратил существование, но запрещенного оружия в Ираке так и не нашли, отставной дипломат Джозеф Уилсон написал статью, в которой рассказал, что он по заданию ЦРУ ездил в Нигер для проверки сведений об иракских попытках купить уран и никаких следов сделки не обнаружил; тем не менее сомнительная информация попала в речь президента.

Обвинения Уилсона дорого обошлись администрации Буша - как раз тогда ее оппоненты все громче говорили о том, что война была развязана под фальшивым предлогом. Белый Дом попытался переложить вину на разведку, однако директор ЦРУ Джордж Тенет не захотел превращаться в козла отпущения. Неписаный бюрократический закон гласит, что чиновник, не желающий искупать грехи начальника, должен уйти - Джордж Тенет так и поступил. В ошибке пришлось признаваться тогдашнему советнику президента по национальной безопасности Кондолизе Райс - вину взял на себя ее заместитель Стивен Хэдли. Разговоры о возможной отставке Райс президент пресек самым решительным образом.

Вопрос: Г-н президент, вы часто говорите о необходимости нести ответственность за свои действия. Меня интересует, почему доктор Кондолиза Райс не несет ответственность за заявление в вашем послании, которое ваш Белый Дом признал ошибкой - заявление относительно попыток Ирака купить уран? А, кроме того, признаете ли вы свою личную ответственность за эту ошибку?

Джордж Буш: Я несу личную ответственность за все, что говорю. Разумеется. Безусловно. Я также несу ответственность за принятие решений о войне и мире. И я проанализировал досье разведки, хорошее, убедительное, основательное досье, которое привело меня к заключению о необходимости отстранения Саддама Хусейна от власти. Мы дали мировому сообществу шанс сделать это. Вспомните - не хочу повторяться, но стоит напомнить, что Организация Объединенных Наций приняла 12 резолюций, потому что другие страны признавали угрозу, исходящую от Саддама Хусейна. 12 раз Совет Безопасности принимал резолюции, в которых признавалась угроза, которую этот режим собой представлял. Проблема состояла в том, что кто-то не хотел действовать, чтобы эти резолюции выполнялись. Мы и ряд других стран хотели действовать, потому что Саддам Хусейн представлял угрозу.

Доктор Кондолиза Райс - честнейший, потрясающий человек, и Америке повезло иметь ее на государственной службе. Точка.

Владимир Абаринов: Советник Райс взяла на себя ответственность за сбой бюрократической машины, но не за преднамеренный обман общественности.

Кондолиза Райс: Когда что-либо в этом роде происходит с президентом, я чувствую свою ответственность, потому что я его советник по национальной безопасности. В таких случаях я всегда несу персональную ответственность. Но факт состоит в том, что президент выстроил убедительную аргументацию, привел верные доводы в пользу войны, и история подтвердит его правоту.

Владимир Абаринов: Кондолиза Райс стала государственным секретарем, а Стивен Хэдли занял ее место в Совете национальной безопасности. На сенатских слушаниях по утверждению ее кандидатуры на пост госсекретаря Кондолизе Райс пришлось пережить несколько неприятных минут при общении с сенатором Барбарой Боксер.

Кондолизза Райс: Общее положение вещей, а не только оружие массового уничтожения, сенатор, привело нас к решению о том, что после 11 сентября пора заняться Саддамом Хусейном.

Барбара Боксер: Вам следует прочесть, за что именно мы голосовали, когда голосовали за войну, хотя лично я голосовала против. Речь шла об оружии массового уничтожения. Точка. Ну, коль скоро вы не в состоянии признать ошибку...

Кондолиза Райс: Сенатор, мы можем продолжать эту дискуссию в любом тоне, в каком вам будет угодно. Но я смею надеяться, что вы воздержитесь от того, чтобы ставить под сомнение мою честность. Благодарю вас.

Барбара Боксер: Я этого и не делаю. Я всего лишь цитирую ваши заявления. Вы противоречите президенту и самой себе.

Кондолиза Райс: Сенатор, я рада продолжать дискуссию, но я действительно надеюсь, что вы перестанете намекать на мое небрежное обращение с фактами.

Владимир Абаринов: Но и бывшему послу Джозефу Уилсону его разоблачения не сошли с рук. Ровно через неделю после публикации его статьи в печати появилась информация о том, что для поездки в Нигер Уилсона рекомендовала его жена, Валери Плейм - сотрудник ЦРУ, работающий в отделе по контролю за оружием массового уничтожения. Иными словами, супругов, а заодно и ЦРУ обвинили в протекционизме и семейственности. Но самое главное - в печать попало имя Валери Плейм - оперативного сотрудника разведки, работающего за границей под чужим именем. Подлинное имя оперативника составляет государственную тайну. После такого разглашения карьера разведчика заканчивается.

Уилсон немедленно заявил, что администрация, таким образом, отомстила ему. Президент заявил, что уволит сотрудника, допустившего утечку секретной информации.

Джордж Буш: Если в моей администрации произошла утечка, я хочу знать, кто ее допустил. Если это лицо нарушило закон, о нем позаботятся.

Владимир Абаринов: Министр юстиции, он же генеральный прокурор Джон Эшкрофт назначил независимое расследование. Во избежание конфликта интересов специальным приказом по своему ведомству Эшкрофт отказался от контроля за ходом дела. Расследование было поручено федеральному прокурору Патрику Фитцджеральду, который получил в рамках дела об утечке все полномочия генерального прокурора. В высоком профессионализме и личной честности Фитцджеральда не может быть никаких сомнений. Он допросил высших должностных лиц государства, включая президента. Дала показания и Кондолиза Райс. Недавно ее спросил об этом ведущий телекомпании NBC Тим Рассерт.

Тим Рассерт: Вы давали показания под присягой по делу об утечке из ЦРУ?

Кондолиза Райс: Тим, я не собираюсь обсуждать продолжающееся расследование. Я оказала следствию содействие, о котором меня просили.

Тим Рассерт: Включая показания под присягой?

Кондолиза Райс: Я сотрудничала со следствием так, как меня просили.

Владимир Абаринов: Президент обещал прокурору полное содействие, однако обещание покарать виновного несколько изменил. На это указывает сенатор-демократ Карл Левин.

Карл Левин: Президент заверил страну в том, что, если кто-либо в его администрации участвовал в разглашении имени сотрудника ЦРУ, этот человек больше не будет работать в его администрации. Прошло время, и президент смягчил свое заявление - он говорит уже не об участии, а об уголовных обвинениях. Это другой критерий. И это неправильный критерий.

Владимир Абаринов: С некоторых пор Белый Дом вообще перестал комментировать дело об утечке, ссылаясь на тайну следствия.

Джордж Буш: Я помню о расследовании. Последний раз, когда меня спрашивали об этом деле, я сказал: я не буду говорить о нем до тех пор, пока расследование не закончено. Надо, чтобы дело шло своим чередом.

Владимир Абаринов: По словам президента, это соответствует пожеланиям специального прокурора.

Джордж Буш: Специальный прокурор дал ясно понять, что те, кто работает в Белом Доме, не должны обсуждать это дело ни публично, ни в частном порядке.

Владимир Абаринов: В отличие от чиновников, некоторые журналисты отказались от дачи показаний, настаивая на своем праве не раскрывать источники информации. Одна из них, корреспондент газеты "Нью-Йорк Таймс" Джудит Миллер, 6 июля была заключена под стражу и отправлена в тюрьму - за неуважение к суду. Она провела за решеткой почти три месяца и вышла на свободу 29 сентября.

Джудит Миллер: Я провела в тюрьме 85 дней потому, что считаю важным соблюдать право журналиста на доверительные отношения с его источниками. Поверьте, я не хотела сидеть в тюрьме. Но я просидела бы там еще дольше, если бы мой источник не освободил меня от обязательства молчать, а прокурор не согласился ограничить круг своих вопросов. Не будь одного из этих условий - я бы не дала показаний. Я заявила суду еще перед тем, как меня отправили в камеру: я не считаю себя выше закона и именно по этой причине, из-за своих принципов, я отправляюсь в тюрьму. Если принципы не страдают - я готова к допросу.

Владимир Абаринов: Джудит Миллер согласилась дать показания только после того, как ей разрешил это сделать ее источник.

Джудит Миллер: Я журналист, и моей обязанностью было защищать свой источник информации до тех пор, пока он не освободил меня от этого обязательства и позволил мне исполнить мой гражданский долг и дать показания.

Владимир Абаринов: Сегодня имена подозреваемых в утечке известны - это политический советник президента Карл Роув и шеф аппарата вице-президента Льюис Либби. В воскресном номере "Нью-Йорк таймс" Джудит Миллер подробно рассказала о своих беседах с Либби. Однако статья ее не прояснила, а лишь еще больше запутала дело. В ее журналистском блокноте, который прокурор Фитцджеральд затребовал повесткой, дважды записано имя Валери Плейм, оба раза с искажениями и не на тех страницах, куда Миллер записала краткое содержание своих разговоров с Либби. По этой причине она заявила в своих показаниях, что Либби ей никаких имен не называл. На вопрос прокурора, откуда же в таком случае ей стало известно имя сотрудника ЦРУ, Миллер ответила, что не помнит. Помимо прочего, выяснилось, что Миллер, будучи прикомандирована к армейскому подразделению, искавшему запрещенное оружие в Ираке, получила допуск к секретной информации. Ее осведомитель мог знать об этом и, следовательно, никаких законов не нарушил - за неразглашение государственных секретов несет ответственность секретоноситель.

Президент Буш на днях, принимая в Белом Доме президента Болгарии Георгия Пурванова, в очередной раз отказался комментировать дело об утечке.

Джордж Буш: Это у нас тут, г-н президент, идет одно расследование... Я заявил прессе совершенно ясно: я не намерен обсуждать расследование. Моя позиция не изменилась с тех пор, как я в последний раз отвечал на этот вопрос. Дело серьезное. Мы не будем судить о нем раньше, чем будет закончено расследование.

Владимир Абаринов: Это произойдет в ближайшие несколько дней. Специальный прокурор Фицджеральд допрашивает свидетелей на слушаниях федерального большого жюри. Этот орган формируется так же, как и жюри присяжных. В федеральной судебной системе США большое жюри исполняет функцию оценки доказательств, собранных предварительным следствием. Если большое жюри считает обвинения основательными, оно направляет дело в суд. Если Патрик Фитцджеральд намерен предъявить обвинения, он должен сделать это до 28 октября. В этот день истечет срок полномочий нынешнего состава большого жюри, и прокурору придется либо закрыть дело, либо начать все сначала.

Чем и как заменить опыты на животных.

Ирина Лагунина: Глава международной сети за гуманное образование ИнтерНИЧ, имеющей отделения в более чем 30 странах мира и организация Proefdiervrij объявили о вручении гранта самому гуманному вузу. Сумма в размере 20.000 евро будет вручёна преподавателям, студентам или общественным организациям, которые предложат самый эффективный проект по замене подопытных животных в учебном процессе. Подробнее об этом рассказывает моя коллега Марина Катыс.

Марина Катыс: До недавнего времени считалось, что стать хорошим медиком, ветеринаром или биологом можно только благодаря проведению опытов на животных. Моральная сторона вивисекции не принималась во внимание.

Но в последнее время резко увеличилось число студентов, требующих альтернатив экспериментам на животных, а также преподавателей, которые их поддерживают. Они и образовали организацию ИнтерНИЧ.

Студенты настаивают на свободе совести, свободе выбора и зачастую, не добившись решения в свою пользу, подают в суд на свое учебное заведение. Первый такой случай был в 1987 году, когда американка Дженифер Грехем отказалась от участия в вивисекции в рамках курса физиологии. В результате ей не зачли данную дисциплину. Она обратилась в суд и выиграла дело.

После этого события был утвержден Билль прав калифорнийских студентов, позволяющий студентам не участвовать в опытах на животных, если это противоречит их нравственным принципам. А судебные процессы, в которых в качестве истцов выступали студенты, испытывающие сострадание к животным, стали достаточно распространенным явлением. Некоторым студентам даже был возмещен моральный ущерб (рекорд - 90 тыс. долларов).

В Италии, Великобритании и Швеции существует закон, разрешающий студентам отказаться от проведения опытов на животных, если это противоречит их нравственным убеждениям. В этом случае университет обязан предоставить им гуманную альтернативу.

Вот что говорит о внедрении альтернатив глава Интер-НИЧ Ник Джукс, живущий в Великобритании

Ник Джукс: Интернич - это международная сеть за гуманное образование.

У нас есть представительство почти в 40 странах мира. В основном мы работаем с преподавателями с целью внедрить альтернативы в учебный процесс, но также мы сотрудничаем и со студентами, чтобы поддержать их свободу выбора метода обучения.

Альтернативы - это отражение самого лучшего подхода при обучении. Я считаю, что это - самый лучший образовательный метод. Альтернативы используются в большинстве западных университетов, в основном потому, что в процессе обучения стали использоваться новые технологии. Кроме того, это отражает стремление людей к высококачественному образованию.

Есть видеофильмы, есть компьютерные программы, есть возможность проводить эксперименты на самом себе, возможно использовать трупы животных, которые умерли своей смертью или были усыплены из-за неизлечимой болезни, то есть не были специально убиты.

Альтернативы это также и работа в клинике - наблюдение за операциями, помощь опытным врачам. Сейчас у преподавателей есть огромные возможности по внедрению альтернатив в учебный процесс. Есть много банков данных альтернатив. Вы можете совершенно бесплатно скачать с нашего сайта видеофильмы как на русском, так и на английском языках. Мы также разработали компьютерные программы, заменяющие опыты на животных, все эти программы тиражируются совершенно бесплатно. То есть все альтернативы либо стоят довольно дешево, либо вообще предлагаются бесплатно. Скоро компьютерные программы, заменяющие опыты по физиологии и фармакологии, будут выпущены и на русском языке.

Мы сейчас объявили конкурс на гран в сфере гуманизации образования в размере 20 тысяч евро. Этот грант смогут получить преподаватели или студенты, которые захотят либо купить существующие альтернативы, либо разработать что-то сами.

Для многих людей в мире слово "альтернатива" - не совсем правильное слово, потому что во многих странах и многих университетах альтернатива уже просто норма, норма в образовании, именно потому, что они столь хороши для обучения.

Внедрение альтернатив - выгодно всем. Это выгодно студентам, потому что они получают лучшее образование, это выгодно преподавателям, потому что они могут наиболее эффективно передавать свои знания и опыт. Это выгодно для профессии как таковой, так как общество получает наиболее подготовленных специалистов. И наконец - но не в последнюю очередь - это позволяет сохранить жизнь животным. То есть мы сочетаем науку с этикой.

Проведенные в мире исследования студентов, обучавшихся с помощью альтернатив, показывают, что эти студенты становятся даже более квалифицированными специалистами, чем те, кто обучался с помощью опытов на животных. Эти исследования опубликованы и научно достоверны.

Марина Катыс: В настоящее время учёными разработано более 500 альтернатив к экспериментам на животных. Альтернативы - это трехмерные модели, компьютерные программы, интерактивные видеодиски, видеофильмы, культуры тканей и клеток, трупы животных, умерших естественной смертью. Огромную, ни с чем не сопоставимую роль играет клиническая практика: сначала студенты наблюдают, как опытные врачи лечат больных животных, потом ассистируют во время операций и прочих процедур, затем начинают сами оперировать под контролем специалистов.

То есть, вместо того, чтобы убивать здоровых животных, они помогают лечить больных, которым действительно нужна ветеринарная помощь. Клиническая практика и оперирование трупов животных, умерших естественной смертью, сводят на нет главный аргумент сторонников вивисекции, что при работе исключительно с альтернативами студент не получит практического опыта. Елена Маруева - региональный представитель Интер-НИЧ в России, а также - директор Центра защиты прав животных "Вита" считает, что в России также необходимо при обучении и проведении экспериментов заменять подопытных животных альтернативами.

Елена Маруева: Большинство людей не имеют ни малейшего представления о том, что ежегодно более ста миллионов животных убиваются ради испытания лекарств, ради проверки безопасности промышленных соединений, косметики, парфюмерии, ради обучения студентов. Но еще меньше людей знают о том, что сейчас уже разработаны многочисленные гуманные альтернативы, которые могут заменить использование животных в экспериментах. И очень часто именно элементарный консерватизм, нежелание идти в ногу со временем не позволяют этим гуманным альтернативам получить распространение.

Марина Катыс: Преимущества альтернатив объясняются следующими причинами:

Альтернативные методы интересны и легко запоминаются (например, виртуальная реальность, проведение экспериментов на себе)

Они позволяют подобрать индивидуальный темп обучения

Опыты на животных не всегда удаётся воспроизвести, в то время как при использовании, например, компьютерной программы, студент может повторить опыт несколько раз и при самых разных условиях

Альтернативные методы экономичны. Многие из них недорого стоят, в то время как ежегодные затраты на покупку и содержание подопытных животных могут быть весьма значительными.

Вот почему в настоящее время в учебных заведениях Нидерландов, Швейцарии, Аргентины, Словакии больше не проводится вивисекция; альтернативные методы обучения используются в большинстве вузов Италии, Швеции, Англии и Германии.

Отрицательное отношение к опытам на животных поддерживают студенты и преподаватели из России и стран СНГ.

Дмитрий Лепорский, член Ассоциации Биоэтики города Харьков, а также - ответственный секретарь 2-го международного симпозиума по биоэтике, прошедшего на Украине в начале октября этого года.

Дмитрий Лепорский: В Украине при кабинете министров существует Комитет по биоэтике, существует так же ряд ассоциаций, в частности - Киевская ассоциация биоэтики и Харьковская ассоциация биоэтики. Именно в Харькове больше всего занимаются проблемами животных.

Недавно Верховный совет Украины принял закон, который касается защиты прав животных. Там есть статья, относящаяся к использованию животных в образовательном процессе. В частности, что в образовательном процессе должны быть представлены альтернативные методы обучения. И студентам, которые отказываются принимать участие в экспериментах, должны быть предоставлены альтернативные методики. Кроме того, проведение любых экспериментов на животных обязательно должно сопровождаться обезболиванием. Также за животными, которые все же используются либо в научных экспериментах, либо при тестировании, либо в образовательном процессе, должен осуществляться квалифицированный надсмотр.

Основная проблема, я считаю, - это плохая информированность преподавателей. Когда я начал рассказывать о существующих в мире альтернативах, у преподавателей начал появляться интерес. А когда я принес и реально показал, как животные могут быть заменены альтернативами, преподаватели поняли, что использование животных - это не единственный способ достижения целей обучения.

В Харькове существуют два заведения, которые отказались от использования лабораторных животных. Это Харьковский Государственный медицинский университет, где профессор Самохвалов полностью заменил использование животных альтернативными методами. В частности, он заменил использование животных альтернативным методом, который называется "самоэкспериментирование студентов". И еще один пример - это Киевский национальный университет, где профессор Макарчук тоже полностью заменил альтернативными методиками использования животных в образовательном процессе. Он использует в основном видеопрограммы и мультимедийные программы, то есть диски. В моем вузе - Харьковском Национальном университете - делаются первые шаги по внедрению альтернативных методик в образовании.

Марина Катыс: Компьютерные программы по анатомии позволяют студентам видеть тела и структуры в различных проекциях и планах. В рамках физиологии использование этих программ прежде всего позволяет спасти жизни многих животных, а также даёт возможность успешно работать с теми студентами, которые по этическим причинам не желают причинять боль и страдания животным, - пишет в своём докладе "Обучение физиологии возможно без убийства" Николай Макарчук, заведующий кафедрой физиологии и анатомии Киевского национального университета им. Тараса Шевченко.

Елена Маруева - региональный представитель ИНТЕР-НИЧ в России - сейчас занимается переговорами с российскими вузами.

Елена Маруева: Мы рассказываем об альтернативах, мы бесплатно предлагаем компьютерные программы, мы предлагаем литературу, видеофильмы. Нам очень радостно видеть, что студенты и преподаватели откликаются. Есть первые результаты. Например, в Украине многие учебные заведения полностью отказались от опытов над животными. Наши российские вузы делают самые первые шаги. Но все, с кем мы встречались, проявляют очень большой интерес.

За два года существования библиотеки альтернатив (это такая система, когда мы даем альтернативы во временное пользование) около 20 вузов и студентов апробировали альтернативы, и сейчас они решают вопрос о внедрении альтернатив на постоянной основе. Например, заведующий кафедрой физиологии Казанской ветеринарной академии так отозвался об одной из программ: "Это просто чудо! Это нужно внедрять везде и всюду. Я хочу, чтобы во всей нашей академии были распространены такие программы". То есть отзывы - очень позитивные. В Великих Луках уже частично перешли на альтернативы.

Но, как известно, в нашей стране много бюрократии и поэтому очень часто, чтобы дойти до конечного этапа, до полной замены, нужно пройти через ученые советы, законодательные акты и так далее.

На Украине такие шаги начали делаться лет пять назад и сейчас у них уже есть реальный результат. Мы начали чуть-чуть позже, но, я думаю, мы к этому придем. Я думаю, что уже в ближайший год в ряде вузах уже реально будут работать альтернативы вместо экспериментов на животных.

Марина Катыс: Для студентов и абитуриентов медико-биологических факультетов ИнтерНИЧ выпустила брошюру, в которой студенты и специалисты из разных стран мира рассказывают о том, как они боролись за право обучаться без проведения экспериментов на животных.

Что касается гранта ИнтерНИЧ в размере 20 тысяч евро, то, как считает Елена Маруева.

Елена Маруева: Лучше, конечно, разделить этот грант на какое-то количество вузов, а не так - что одному все, а другому ничего.

На что это могут быть выделены деньги? - Например, покупка существующего оборудования, существующих альтернатив. Допустим, хочется компьютерную программу, но нет на нее денег. Пожалуйста, можно подать заявку на компьютеры, на диски. Можно попросить деньги на организацию программы передачи трупов животных, полученных этичным путем. То есть обычно для изучения биологии или зоологии убивают животных, а потом - их изучают. Можно организовать такую программу, когда просишь владельцев животных или приюты передавать трупы умерших животных в учебные заведения. Такой проект, конечно, требует финансовых затрат, он длительный по времени. Но если человек придумает, как он это организует, он тоже может подать заявку на такой проект. Или захотел человек снять на видео те же самые опыты по фармакологии - ему нужна камера, компьютерный дизайн. Пожалуйста, можно подать заявку. Это может быть не только преподаватель, но и студент, и частное лицо - кто угодно, любой, кто сможет как-то продвигать альтернативы.

Марина Катыс: И последнее - заявки на грант надо подавать до 12 ноября этого года.

XS
SM
MD
LG