Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Станет ли Болгария членом Европейского союза в 2007 году или ее принятие будет отложено? Ситуация в Чечне в преддверии парламентских выборов; Малая неправительственная пресса в России и в мире; Можно ли спрогнозировать землетрясение


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[04-11-05]

Станет ли Болгария членом Европейского союза в 2007 году или ее принятие будет отложено? Ситуация в Чечне в преддверии парламентских выборов; Малая неправительственная пресса в России и в мире; Можно ли спрогнозировать землетрясение

ВедущаяИрина Лагунина

Ефим Фиштейн: В самом конце октября Европейская комиссия опубликовала в Брюсселе заключение о состоянии переговорного процесса с Болгарией и Румынией. В заключении подчеркивается, что некоторые критерии, обуславливающие вступление этих стран в Европейский Союз, остаются невыполненными. Поэтому Брюссель не может гарантировать им соблюдение тех сроков вступления, о которых договаривались ранее. О каких сроках идет речь?

По действующему графику принятие Болгарии и Румынии в состав Евросоюза должно было осуществиться 1 января 2007 года. Судя по тексту брюссельского доклада, чисто теоретически этот срок еще может быть соблюден, если кандидаты успеют в течение следующего года исправить все недостатки и наверстать упущения. Характер претензий, однако, таков, что вряд ли краткосрочные меры могут их удовлетворить. Для Болгарии перспектива отсрочки вступления в Евросоюз выглядит унизительно. Болгары давно и упорно добиваются права, которое было признано за их более благополучными бывшими соратниками по социалистическому лагерю.

Как реагировали общественность и правительства этой балканской страны на угрозу отсрочки полноправного членства в ЕС? За ответом я обратился к эксперту. Я позвонил в Софию генеральному директору Государственного болгарского телевидения Асену Гешакову и спросил его - не показалась ли болгарам критика Европейской комиссии несколько преувеличенной?

Асен Гешаков: Политики говорят, что да - основания для критики в докладе есть, но оснований для пессимизма и паники нет, потому что упущенное можно наверстать и приехать в Евросоюз вовремя, то есть первого января 2007 года. Средства массовой информации ссылаются на содержательную сторону политики в докладе Еврокомиссии. А именно, что Болгария хотя и принимает в чрезвычайном порядке те законы, которые от нее требуются, все равно эту не улучшает общую картину ее прогресса на пути к присоединению, потому что одно дело - принять какой-то закон, а совершенно иное - это сделать его работающим и применять его.

Я бы сказал, что суть этой критики не столько только что принятым законом, чтобы удовлетворить последние требования Евросоюза, а в том, что за последние десять лет было принято много законов для гармонизации болгарского законодательства с европейским, но лишь малая толика из них работает. Иными словами, речь, по-моему, идет о политической воле делать дело, а не имитировать деятельность. Потому что вы можете сколько угодно говорить, что приняли закон, скажем, о разведении бананов в тундре, но пока вы там не построите оранжерею, не подведете свет, тепло и подходящую почву, никто вам не поверит, что вы экспортируете оттуда ежедневно по 20 тонн. Так что в этом смысле критика была принята, с одной стороны, как основательная, но с другой стороны, есть сигналы не паниковать, все будет в порядке, потому что Евросоюз пообещал и то, что он нас стращает тем, что принятие Болгарии отложится на год, может быть даже на два - это не в его интересах, чтобы не соблюдать сроки.

Ефим Фиштейн: Одной из стандартных претензий, предъявляемых всем кандидатам в члены ЕС, является ссылка на высокий уровень коррупции. И на этот раз Еврокомиссия не преминула повторить этот упрек в адрес Болгарии. Может быть уровень коррупции там действительно выше, чем по Европе в среднем. Но реально ли ожидать каких-то радикальных улучшений в этом деле в ближайшие месяцы? Не простая ли это отговорка, позволяющая отложить вопрос о принятии страны в Евросоюз в долгий ящик, особенно учитывая собственные трудности, переживаемые этим объединением? Я спросил директора болгарского телевидения: мыслимо ли, что в течение следующего года Болгарии удастся справиться с таким трудноискоренимым явлением как коррупция?

Асен Гешаков: Мне кажется, что коррупцию очень трудно измерить в каких-либо цифрах. Коррупция существует везде и в развитых странах, и в США, и в России, и в Болгарии. Но суть критики по отношению к коррупции состоит в том, что за все эти 16-17 лет переходного периода Болгарии от социализма к демократии, рыночной экономики не было ни одного осужденного бывшего политика, или бюрократа, или какого-либо деятеля. В этом и состоит суть этой критики. Я не знаю, как они измеряют коррупционный климат Болгарии. По этому поводу даже президент Пырванов обратился на днях с призывом к нашим политикам, к парламенту, чтобы снять иммунитет депутатский, а также снять иммунитет с судей и прокуроров. Конечно, это не новая идея, но осуществить ее будет очень трудно, потому что сама институция иммунитета расписана в болгарской Конституции. Изменять Конституцию, как вы сами понимаете, очень трудно. Если это и будет сделано, то это будет сделано, может быть, после принятия Болгарии в Евросоюз, несмотря, в какой срок, то ли это будет 2007, или 2008 год.

Так что, по отношению к коррупции трудно будет что-либо сделать в силу того, что вся политическая элита в Болгарии каким-то образом связана с теневой экономикой: старые партии, которые существуют, и новые, которые появились.

Об этом свидетельствует активность избирателей на последних парламентских выборах в Болгарии этим летом - чуть выше 30 процентов. А на данный момент сейчас в стране идут частичные выборы мэров городов, и в столице Софии. Как раз в прошлую субботу к избирательным урнам вышло только 25 процентов избирателей. Это говорит об отношении нации к политикам. Это вотум недоверия. Никто не верит, что люди эти приходят с чистыми целями заниматься политикой, улучшать жизнь, тащить Болгарию в Евросоюз. Может быть, это убеждение, которое очень часто выражается в средствах массовой информации, так же послужило как основание для критики в докладе Евросоюза.

Ефим Фиштейн: Но, пожалуй, самым серьезным упреком, действительно ставящим под угрозу договоренные сроки вступления Болгарии в ЕС, оказался невероятно высокий уровень преступности, в частности, преступности организованной. Статистика в этом отношении чудовищна: только за последних пять лет в Болгарии имели место 155 заказных убийств, их жертвами оказываются обычно деловые люди, бывшие и действующие политики самого высокого уровня (достаточно сказать, что на людной улице в упор был расстрелян бывший премьер-министр страны Андрей Луканов), банкиры, прокуроры. На руках у населения масса огнестрельного оружия. На сто человек приходится четыре зарегистрированных стола. По этому показателю Болгария превосходит даже Россию. Неудивительно, что здесь процветает охранный бизнес. Официально зарегистрировано более трех тысяч специализированных охранок. Для сравнения скажем, что в соседней Румынии работает всего семьсот таких агентств, хотя страна в два с половиной раза больше по численности населения. Проблема налицо. Проиллюстрировать ситуацию я попросил нашего корреспондента в Софии Татьяну Ваксберг.

Татьяна Ваксберг: "На карту поставлено само существование государственности", - это фразу на днях произнес президент Болгарии Георгий Пырванов. Он комментировал два события, по-разному встревоживших болгар. Сначала поступил доклад Европейской комиссии, в котором говорилось, что, не поборов организованную преступность, страна не может вступить в ЕС 1 января 2007 года, как это планировалось раньше. А сутки спустя эта же организованная преступность дала о себе знать. В центре Софии был убит один из самых крупных болгарских бизнесменов - Эмил Кюлев. Это убийство было восьмым по счету за последние два месяца. Летом этого года Кюлев мог стать премьер-министром, его имя обсуждалось наряду с теми немногими консенсусными фигурами, способных рассчитывать на поддержку самых широких кругов в парламенте. В последние десять лет его бизнес считался вполне легальным, а сам Кюлев ходил без охраны. Пресса объяснила это простыми словами: если хотели, его враги могли убить в любое время суток без малейших помех. Но выбрали странное время и место - на оживленном бульваре в час-пик и сутки спустя после предельно ясного предупреждения Европейской комиссии. Убийство Кюлева словно доказало подлинность заключений иностранных экспертов. Министр внутренних дел заявил, что речь идет о политической акции преступных групп, намеренных предотвратить вступление страны в Евросоюз. На этом основании МВД Болгарии объявило о введении спецмер, но не пояснило, в чем именно эти меры будут выражаться.

Первым видимом результатом этой новой борьбы с организованной преступностью стало усиленное присутствие полиции на улицах, она останавливает дорогие машины определенных марок, которые, согласно публичной тайне, пользуются бандиты. Первым итогом этих проверок стали аресты пятерых мужчин, причастных, по мнению следователей, к организации трех заказных убийств.

Многие аналитики утверждают, что уничтожить организованную преступность за полгода вряд ли возможно, тем более, что страна должна уложиться в те же указанные еврокомиссией сроки и для того, чтобы справиться и с двумя другими требованиями ЕС - реформировать судебную систему и побороть коррупцию. Тем не менее, министр европейской интеграции Кунева заявила, что страна в состоянии разрешить эти проблемы, но только в том случае, добавила она, если мы будем считать евродоклад нашей собственной программой. "В нем же не одна критика, в нем еще и советы прекрасные советы, - сказала он, - в которых говорится, как сделать Болгарию такой, какой мы хотели бы ее видеть".

Ефим Фиштейн: После зарисовки Татьяны Ваксберг логично спросить генерального директора болгарского телевидения Асена Гешакова, как же собирается правительство Болгарии бороться с этим явлением, особенно в свете доклада Еврокомиссии?

Асен Гешаков: Это как раз связано с тем, что сделал парламент за несколько часов до получения доклада Европейской комиссии. Там изменили закон об Уголовном кодексе, где следствие, которое раньше принадлежало к судебной системе, его перевели в Министерство внутренних дел. Но как раз в том и состоит критика Евросоюза, я об этом уже говорил. Одно дело принять какой-то закон, другое дело - сделать его действующим. В этом смысле то, о чем вы говорите - о высоком уровне преступности, о наличии оружия у населения в невероятных количествах - это все связано с недавним прошлым, когда в Болгарии были расформированы спецслужбы и многие подразделения. И многие из этих людей ушли в другой бизнес, как раз в охранительный бизнес, как раз в банковские группировки или в отдельные банки. И эти люди, которые были связаны с органами государственной безопасности, они как раз располагали и информацией о том, что купить, как продать, кого застрелить и так далее, и оружием, конечно, которым совершаются эти преступления.

Дело в том, что покушения на политиков таких, как на Луканова в свое время, теперь уже нет. Но между собой стреляются представители силовых группировок. Конечно, все это выглядит ужасно, удручающе, потому что это делается на самых оживленных улицах Софии перед глазами детей. И это не может не влиять на отношение Евросоюза к кандидатуре Болгарии для принятия ее в Европейский союз. Но плохо то, что когда было совершено последнее убийство председателя банка Эмила Кюлева, то Министерство внутренних дел, имея на руках новый Уголовный кодекс, превратило свою реакцию просто в показуху. Если вы сейчас побываете в Софии, вы увидите такое количество полицейских, которое никогда не видели. Но толку от этого все абсолютно никакого нет. Никто не был арестован из тех, о ком полиция знает, что занимается незаконным бизнесом, либо наркотиками, либо оружием. Практически только полицейское присутствие, как его здесь называют, на улицах, главным образом проверяют автомобили типа "люкс" с затемненными стеклами, а обыкновенных граждан останавливают, спрашивают: есть ли у вас права, где аптечка и так далее. Все это очень знакомо. То, что может быть выглядит несколько удручающе на всем это фоне - это то, что во всех реакциях есть единомыслие, что вступление Болгарии в Евросоюз принесет с собой введение четких и обязательных к исполнению правил, которые страна и ее политики и институции, да и сам народ не могут ввести сами. То есть опять, кажется, на поверхность выходит старый менталитет, что кто-то извне предпишет, как жить и сделает лучше нас самих, что само собой не очень приятно.

Ефим Фиштейн: Ситуация, надо признаться, складывается парадоксально. В цейтноте оказывается не только Болгария, но и сама брюссельская штаб-квартира Евросоюза. Рано или поздно ей придется однозначно определиться - принимать ли Болгарию, а заодно и Румынию в члены отдельным эшелоном или в пакете с другими балканскими государствами, скажем, с Хорватией, которая по ряду показателей оказалась более продвинутой в деле выполнения критериев Евросоюза. Это и составит интригу завтрашнего дня.

Ситуация в Чечне в преддверии парламентских выборов.

Ефим Фиштейн: Не по дням, а по часам близится дата проведения парламентских выборов в Чечне. Внимание мира буквально приковано к этому событию, и нет нужды пояснять, почему. Принесут ли выборы успокоение многострадальному региону? За ситуацией давно и плотно следит мой коллега Андрей Бабицкий, ему и карты в руки.

Андрей Бабицкий: Имея в виду назначенные на конец ноября парламентские выборы в Чечне, Кремль утверждает, что после их проведения воссоздание полноценной системы власти в республике будет окончательно завершено. Руководитель правозащитного аналитического центра "Демос" Татьяна Локшина уверена, что и на сей раз выборы будут проходить по однажды и навсегда написанному сценарию, и их результаты, сам факт их проведения ровным счетом ничего не изменят в республике.

Татьяна Локшина: Парламентские выборы, назначенные в Чеченской республике на 27 ноября этого года, Кремль, их основной организатор, определяет как последнюю веху политического процесса в Чечне, завершающий этап этого процесса. Что могут изменить эти выборы? Изменить они не могут ничего, потому что как и все предыдущие этапы так называемого политического процесса к реальному политическому урегулированию в республике не имеют никакого отношения.

Для меня в Чечне это будут уже пятые выборы, начиная с референдума марта 2003 года и включая общефедеральные парламентские выборы, в которых Чеченская республика впервые за много лет участвовала. Все это время каждый раз я наблюдала одну и ту же картину: более-менее пустые улицы, отсутствие реальной избирательной активности, и при этом по официальным данным достаточно высокая явка - очевидная фальсификация.

Андрей Бабицкий: Российский политолог Шамиль Бено полагает, что по целому ряду параметров нынешние выборы будут отличаться от всех предыдущих. Может оказаться так, что в них примет участие значительное число избирателей, чего совсем не наблюдалось раньше.

Шамиль Бено: Доступность к участию в выборах определяет особенность. Второе, мне кажется, что на эти выборы придут чуть больше людей, чем на предыдущие выборы, в силу того, что очень много родственников. Там будут одномандатные округа и партийные. То есть количество избираемых приведет к тому, что хотя бы близкие и знакомые или симпатизирующие люди придут на выборы. Вот эти две особенности.

Андрей Бабицкий: Интерес к нынешним выборам и внутри страны и, самое главное, извне существенно выше, нежели к аналогичным мероприятиям, проводившимся в прошлом. Локшина объясняется это внимание участием в выборах демократических российских партий. Однако и СПС, и "Яблоко" на выборах ведут себя по чужим правилам, а потому на ситуацию в целом никак не влияют.

Татьяна Локшина: В чем эти выборы отличаются от предыдущих, почему на них многие, в частности, западные эксперты сейчас обращают пристальное внимание? В выборах участвуют демократические партии, участвует "Яблоко", участвует Союз правых сил. И многие этим обманываются. Кажется, если демократы сочли нужным пойти на эти выборы, наверное, они считают, что действительно таким образом можно что-то изменить.

Я была в Грозном в самом конце сентября и говорила с представителями как демократических партий, так и других партий, которые выходят на парламентские выборы. Ничего внушающего энтузиазм выяснить, конечно, не удалось. О чем говорят демократические партии? "Яблоко" говорит в первую очередь о том, что в рамках своей парламентской программы они собираются восстанавливать человеческое достоинство. Как именно они собираются это делать, естественно, они объяснить не в состоянии. Кроме этого заниматься экологической проблематикой и социальным блоком. СПС же говорит о том, что они собираются озадачиться такой проблемой, как дефомация чеченцев по всей территории России, а далее опять же экология и социальный блок. Такие слова, как борьба с безнаказанностью, произвол силовиков, неурегулированный вооруженный конфликт, демократы не употребляют. Они об этих вещах говорят между собой, они об этом говорят на внутренних собраниях, но на публику, для прессы ничего подобного сказать просто не решаются. В частных разговорах представители демократических партий в Чечне признаются, что говорить о таких вещах сугубо небезопасно, поэтому говорить ничего подобного они не будут, а потом как-нибудь, может быть, если у них будут хорошие результаты на выборах, наверное, попробуют.

Андрей Бабицкий: Шамиль Бено не согласен с таким утверждением, напротив, участие различных партий, считает он, вновь возвращает чеченскому обществу утраченную было способность вести внутреннюю дискуссию.

Шамиль Бено: Региональные отделения российских партий, таких как СПС, Коммунистическая партия, Республиканская партия, мне кажется, что там начинают постепенно собираться люди, которые по тем или иным соображениям не могут взять за оружие с одной и другой стороны, и постепенно люди учатся вновь дискуссиям. Два-три года назад была абсолютная апатия.

Андрей Бабицкий: Однако Татьяна Локшина никакой дискуссии не видит и в помине. Сколько-нибудь серьезный вызов властям, если бы какая-либо из политических сил на него осмелилась, мог бы вдохнуть подобие жизни в эти выборы. Но такого, считает она, не произойдет.

Татьяна Локшина: Если бы была бы хоть одна сила, которая была бы готова при нынешних обстоятельствах называть вещи своими именами, была бы готова говорить о необходимости реального урегулирования конфликта, о необходимости амнистии, не кадыровской амнистии, а настоящей, о произволе, о безнаказанности в республике, то тогда бы на выборы следовало обратить действительно очень пристальное внимание. Хотя в любом случае выборы в условиях военного конфликта не являются легитимными. Но тогда во всем этом была бы возможна хоть какая-то осмысленность и, возможно, хоть какая-то надежда.

Андрей Бабицкий: Появятся новые люди, по крайней мере, есть социальный заказ на лидеров внутри чеченского общества, делится своими оптимистическими предположениями Шамиль Бено. Места в парламенте давно распределены, не будет ни новых людей, ни, что самое главное, новых идей, поскольку высказывать их в высшей степени небезопасно, и ситуация с парламентом или без него способна меняться только к худшему, утверждает Татьяна Локшина.

Татьяна Локшина: Все уже знают, сколько кто получит в парламенте. Партия "Единая Россия" как минимум 80%. Что касается "Яблока", они надеются на 6%. СПС, Борис Надеждин здесь в Москве сообщил, что в Чечне они прекрасно договорились, и он может пообещать заранее, что у СПС будет 8%. Договорились с кем? Договорились, естественно, в Кремле. Вот, собственно, все выборы.

Андрей Бабицкий: Кто из двух политологов окажется прав, конечно же, покажет время. Но до сей поры все оптимистические прогнозы относительно любых плебисцитов в Чечне неизменно проваливались, а все наиболее мрачные сбывались со стопроцентной точностью.

Малая неправительственная пресса в России и в мире.

Ефим Фиштейн: Малотиражная неправительственная пресса: огромное количество организаций во всех странах выпускают свои маленькие специализированные газеты. Любители домашних животных и религиозные секты, ветераны военных конфликтов и молодежные организации по интересам. В свободном демократическом обществе такая пресса в порядке вещей, она интересна определенной группе людей и уже тем самым оправдывает свое назначение. Как выглядит малотиражная пресса в России и за границей? Над этой темой работал Владимир Ведрашко.

Владимир Ведрашко: Помните старые заводские многотиражки - органы парткома, месткома, а иногда даже добровольной народной дружины? Скука непролазная. Печатали тексты на машинке, редактировали, перепечатывали, потом сдавали в набор, потом читали гранки, снова вносили правку, потом уже делали последний макет, складывали его в одну папку с отпечатанными материалами и иллюстрациями номера, завязывали тесемочки на этой папочке и везли папку в типографию. Нынче многое изменилось. Создание газеты упростилось благодаря компьютерам. Да и люди уже не страдают комсомольским энтузиазмом и не просиживают до утра в творческой работе над газетной страницей. Через несколько минут вы услышите суждение выпускающего редактора многотиражной газеты из Ижевска, столицы Удмуртии. А сначала слово корреспонденту Радио Свобода в Испании Виктору Черецкому.

Виктор Черецкий: В Испании выходящая относительно небольшим тиражом пресса неправительственных общественных организаций играет заметную роль. Местные наблюдатели объясняют это явление тем, что ведущие средства информации - как печатные, так и электронные - в силу исторических причин тесно связаны с двумя политическими силами страны. Одни крупные издательские группы типа ПРИСА, поддерживают правительство и правящую социалистическую рабочую партию, другие, типа КОПЕ, - оппозицию в лице ультраконсервативной Народной партии. Проправительственные средства информации, хотя и относятся к левым, однако, многие вопросы освещают с так называемых "государственных позиций". Ну а малотиражная пресса адресована тем слоям общества, которых не интересует ни левых официоз, ни традиционный испанский консерватизм. Примером могут служить два издания - рассчитанный на иммигрантов, живущих в Мадриде и Барселоне, ежемесячный журнал "Тумаи" и электронная газета ассоциации "За возрождение исторической памяти", действующей в провинции Мурсия с 1995 года.

"Тумаи" финансируется работающей с иммигрантами правозащитной общественной организацией. Фактически речь идет о государственных средствах, поскольку неправительственные организации в Испании получают деньги из госбюджета. Говорит издатель журнала Моника Пратс:

Моника Пратс: Мы ставим своей целью дать как можно больше практической информации для иммигрантов, помочь им защитить свои права. Мы говорим о проблеме иммиграции с общечеловеческих, а не государственных позиций. Мы разоблачаем сверхэксплуатацию, которой они подвергаются, ксенофобию и полицейский произвол. Мы даем также множество практических советов - где что недорого купить, куда пойти учиться, чтобы получить профессию, где снять недорогое жилье, куда обратиться за гуманитарной помощью и так далее. В общем, стараемся помочь иммигрантам быстрее интегрироваться в здешнюю жизнь.

Виктор Черецкий: Часть средств в журнал "Тумаи" поступает и от рекламы. Он распространяется бесплатно в местах, которые чаще всего посещают иммигранты - в переговорных пунктах, клубах, через землячества и ассоциации иностранных рабочих. Журнал рассчитан в основном на выходцев из Латинской Америки. Однако, его редакция поддерживает постоянные связи с целью обмена опытом и информацией, к примеру, с русскоязычными и другими иммигрантскими изданиями в Испании.

Моника Пратс:

Моника Пратс: Одновременно наш журнал - это приятное "чтиво" для иммигрантов. Мы публикуем материалы о культуре Испании, очерки о музыкальных коллективах, киноафишу и так далее. В деловой части журнала наши юристы отвечают на многочисленные вопросы читателей, связанные с иммиграционным законодательством.

Виктор Черецкий: Что касается интернет-газеты "За возрождение исторической памяти", то она рассчитана на сторонников бурно растущего в последние годы движения в поддержку восстановления республиканского строя, уничтоженного в результате фашистского мятежа 1936 года и диктатуры генерала Франко. В газете публикуются материалы о преступлениях франкизма, биографии репрессированных лиц, а также воспоминания борцов-антифашистов. Разумеется, на страницах интернет-издания речь идет и о самом движении республиканцев. Так называемая "большая пресса" эту тему всячески избегает, поскольку, как отмечают наблюдатели, она крайне раздражает нынешнего испанского монарха.

Владимир Ведрашко: На связи по телефону из Ижевска выпускающий редактор информационно-просветительской газеты "Точка опоры - Ижевск". Это ежемесячное издание выходит уже пять лет. Собственно газетой в традиционном смысле "Точка опоры" не является, в ней нет объявлений, нет рекламы - этих признаков современной прессы. Однако, открыв и полистав несколько номеров этой газеты (а она есть в Интернете), обнаруживаешь, что в ней много полезных сведений. Главным образом о защите прав детей. Собственно, газета и выходит в рамках большого проекта, который называется "От правового просвещения к обеспечению прав ребенка".

Рассказывает Валерия Пишкова - выпускающий редактор газеты "Точка опоры - Ижевск".

Валерия Пишкова: Уровень правовой осведомленности в нашей стране весьма низкий. И мы распространяем нашу газету по школам, по библиотекам, по государственным учреждениям. Она распространяется также на проводимых нами семинарах, тренингах.

Владимир Ведрашко: Просмотрев несколько номеров Вашей газеты в Интернете, я заметил, что они строятся по тематическому принципу. Верно?

Валерия Пишкова: Нельзя сказать, что каждый выпуск газеты носит сугубо тематический характер, обсуждая только одну определенную тему. Но, все-таки, мы стараемся в каждом выпуске сделать акцент на какой-либо проблеме и практике или механизме, который может помочь ее преодолеть, обеспечить определенное право ребенка. Например, жить и воспитываться в семье - даже если он лишился собственных родителей. Право на защиту - даже, если ребенок правонарушитель и сам преступил закон.

Один из номеров газеты практически целиком был посвящен социальному сиротству и патронату как форме воспитания, при которой ребенок обретает право иметь, пусть не родную, но любящую семью.

В другом выпуске газеты акцент делался на ювенальном правосудии - правосудии для несовершеннолетних. В нескольких номерах освещалась сравнительно новая для России практика защиты ребенка - институт Уполномоченного по правам ребенка. Иногда номер посвящается определенной статье Конвенции о правах ребенка - рассказывается, кто и как эту статью обеспечивает или может помочь реализовать на практике. Например, один из номеров был посвящен реализации права ребенка на информацию и право знать свои права. В нем рассказывалось, как работает в этом направлении республиканская детская библиотека.

Часто тематика номера возникает в связи с каким-то важным событием. Таким был один из летних выпусков газеты - о проблеме жестокости и насилия в отношении детей. Как раз тогда состоялась Международная конференция в Любляне "Остановить насилие в отношении детей". Один из номеров был связан с темой детского труда. А вообще, кроме основной темы, в газете всегда есть материалы по истории международных документов в области прав ребенка, об институтах защиты прав человека, просто о международных датах, связанных с темой детей и молодежи. Конечно, на страницах газеты мы рассказываем и о том, как проходят мероприятия самого проекта.

Владимир Ведрашко: Что вас больше всего удивило в репортаже корреспондента Радио Свобода из Испании?

Валерия Пишкова: Там промелькнула в репортаже фраза, что журнал, который называется "Тумаи", частично самофинансируется, средства идут от рекламы. Вот это меня удивило. Как такие газеты могут самоокупаться - это для меня большой вопрос.

Владимир Ведрашко: Означает ли это, что в тех местах, где вы распространяете газету, ее получатели не заинтересованы в какой-либо рекламе в этой газете? Учителя, которые дают частные уроки, возможно, дети, которые ищут хорошего учителя, они ведь могли бы обмениваться информацией на страницах вашей газеты. Такой практики не существует, вероятно?

Валерия Пишкова: Нет.

Владимир Ведрашко: А существуют ли вообще каналы обратной связи?

Валерия Пишкова: У нас нет потока писем или откликов, который непрерывно шел бы в редакцию. Но это совсем не означает, что мы не "слышим" своего читателя, не знаем, что ему нужно и каковы его интересы.

Дело в том, что наша газета носит просветительский характер в той сфере, которая сама по себе нова для российских граждан. И, в общем, не только российских. Права человека, права ребенка еще не стали той темой, которая востребуется людьми также как рекламный продукт, который может мгновенно удовлетворить ту или иную потребность. Многие просто никогда не слышали и не задумывались о правах человека, правах ребенка -- как общечеловеческих ценностях. И наша газета - это ежемесячное печатное издание, которое предлагает читателю такую информацию, которую просто, порою, и не найти нигде. Разве что в интернете, да и то, если владеешь каким-то арсеналом не слишком часто употребляемых в обыденной жизни слов. И интернет пока, и особенно в сельской местности - не самая "посещаемая" информационная среда. Мы знакомим также читателя с материалами, размещенными в интернете, предлагаем интересные правозащитные интернет-ресурсы. У газеты довольно обширный круг партнеров, так как сама наша организация (и учредитель и издатель газеты) является одним из учредителей и членов крупной сети общественных организаций, действующих в интересах детей - Общероссийского Союза общественных объединений "Гражданское общество - детям России", в которую входит более 500 различных организаций. На страницах газеты мы стараемся рассказать об их работе по защите прав детей что называется "из первых рук". И это нам самим интересно, а потому, думаем, и читателю нашему также интересно.

И не только думаем. Мы получаем отзывы "из первых рук" от наших читателей - во время встреч с ними на семинарах, конференциях, в школах, где распространяется газета. Нам говорят: ваша информация актуальна, ее не хватает. То есть, мы видим, что запрос есть. Газета поступает в органы региональной и местной власти, в социальные учреждения и ведомства, распространяется через непосредственных участников проекта - детей, которые прошли обучение в тренингах по правам ребенка, чтобы самим распространять знания о правах ребенка среди сверстников, через взрослых участников семинаров. И газета служит им подспорьем в работе. Бывают случаи, когда звонят дети. Пишут. Есть уже некоторые детские публикации. Будут еще. Конечно же, рассылаем и в те регионы, где живут и работают наши авторы. Для них это также важно. Круг читателей и возможности для "обратной связи" расширяются за счет размещения всех номеров газеты в электронном виде на сайте организации "Детская линия" (http://www.linia.udm.net). Пишут читатели сайта - пишут о востребованности этой информации. Иногда просят подсказать, как им в своих регионах найти подобные организации.

Большое значение, конечно, имеет время. Чем дольше газета выходит, тем больше к ней интерес, тем больше и обратная связь. И хоть концептуально мы ее не планировали, она развивается и вариантов развития довольно много.

Владимир Ведрашко: Известно ли Вам о существовании других подобных изданий? Существует ли какая-то связь, сотрудничество между подобными газетами, ассоциации, конвенции, союзы?

Кое-что, конечно, известно, поскольку члены нашей организации входят в различные коалиции, участвуют в межрегиональных конференциях, семинарах, форумах. И, конечно, время от времени такие издания к нам попадают. Конечно, есть желание выстроить контакты, партнерские отношения. Но - честно - не хватает рук, потому что нам - нескольким работникам газеты -- приходится выполнять множество разных функций - от интервьюрования и набора текстов -- до макетирования, верстки и распространения. И наверно мы не одиноки в этом.

Владимир Ведрашко: Валерия, в одной из ваших колонок вы говорите: мы приглашаем к сотрудничеству всех, кто заинтересован в распространении знаний о правах человека. Много ли народу откликнулось на это приглашение?

Валерия Пишкова: Нет, довольно мало.

Владимир Ведрашко: Чем вы объясняете то, что тема защиты прав ребенка, в которой должны были бы быть заинтересованы родители тех детей, которые будут жить в завтрашней России, чем вы объясняете, что люди не откликнулись на ваше приглашение?

Валерия Пишкова: Возможно, они считают это неактуальным. Возможно, они не знают, каким образом они могут откликнуться на это предложение. Возможно, газета не дошла до всех тех людей, которым она непосредственно адресована. Потому что тираж семь тысяч экземпляров для нашей республики -- не очень большой тираж. Как бы то ни было, просветительская работа - это кропотливая каждодневная деятельность, она требует терпения, усердия, преданности. И, конечно же, времени. Одним - даже очень большим усилием тут мало чего достигнешь. Время, время, еще раз время. Недаром же говорят: "вода камень точит". Вот и наша газета, постепенно, последовательно, точит камень правовой безграмотности в обществе, сеет семена знаний, которые, я уверена, принесут - да, пожалуй, уже приносят - желаемые результаты.

Можно ли спрогнозировать землетрясение.

Ефим Фиштейн: Каждый год на земле происходит более десятка разрушительных землетрясений. Когда такое землетрясение случается в населенном районе, то ущерб от катастрофы огромен. Задача современной сейсмологии - науки о землетрясениях - научиться предсказывать, где и когда произойдет смертоносная катастрофа. Недавно российские ученые предупредили правительство о возможности сильного землетрясения на Камчатке в декабре этого года. О прогнозировании землетрясений рассказывает доктор физических наук, заведующий лабораторией Института физики Земли Алексей Завьялов. Беседу ведут Александр Марков и Александра Костинский.

Александр Марков: Сегодня мы снова возвращаемся к теме о землетрясениях. В одной из недавних передач Александр Сергеев рассказывал о грандиозном проекте, который в Соединенных Штатах сейчас предпринят. Связан он с бурением колоссальной шахты глубиной более двух километров через разлом Сан-Андреас в Калифорнии, где часто происходят землетрясения. И ученые возлагают надежды на этот проект, что можно будет собрать много данных о том, что происходит реально на большой глубине, где находятся эпицентры землетрясений. Но это в значительной степени дело будущего. А что сейчас, какими средствами располагает человечество в настоящее время, чтобы прогнозировать землетрясения? И вот об современном состоянии проблемы прогнозирования землетрясения мы попросили рассказать доктора физико-математических наук, заведующего лабораторией Института физики Земли Российской Академии наук Алексея Дмитриевича Завьялова. Алексей Дмитриевич, что можно сказать о современном состоянии прогнозирования землетрясений?

Александр Костинский: Дело в том, что существует такое устойчивое мнение, что землетрясения вообще предсказывать нельзя, в отличие от других катастроф, которые прогнозированию поддаются. Правда это или нет?

Алексей Завьялов: Действительно, последние десятка два лет среди ученых, занимающихся прогнозом землетрясений, шла большая дискуссия о том, что можно ли прогнозировать землетрясение, в принципе это возможно или в принципе невозможно. И как всегда мнения разделились. Одни считали, что землетрясения прогнозировать можно, и я отношусь к числу этих ученых. Другие говорили, что нет, в принципе землетрясение прогнозировать невозможно, потому что мы и среду плохо знаем, и процессы идут так неустойчиво, невероятностно, невероятностные процессы в принципе прогнозировать невозможно, они случайны. Но, тем не менее, моя позиция в этом вопросе такова, что да, на сегодняшний день мы недостаточно хорошо знаем строение нашей планеты Земля, мы не знаем как устроены породы, на которых живет наше человеческое общество.

Тем не менее, наука на сегодня располагает, во-первых, большим количеством предвестников, то есть это явления, которые предшествуют сильному землетрясению. Через некоторое время после появления того или иного предвестника происходит сильное землетрясение. Не все предвестники действительно имеют связь реальную, физическую связь с процессом подготовки самого землетрясения, но вот чистая эмпирика, она наблюдается. И таких предвестников насчитывается несколько сотен. Если рассматривать всю группу предвестников, то ее можно разделить на два больших класса - это геофизические предвестники и биологические предвестники. Немножко кажется странным, но такие предвестники есть.

Да, животные чувствуют приближение сейсмического события каким-то своим особым образом. Скорее всего это какое-то электромагнитное излучение или ультразвук. Геофизические предвестники - это огромная группа, их измеряют приборы. Наиболее доступные данные - это данные о сейсмологических предвестников. Уже имеется несколько алгоритмов, которые используют не один предвестник, а набор предвестников. Тем самым прогноз, я не люблю термин предсказание землетрясений, мне больше нравится термин прогноз.

Александр Костинский: Как прогноз погоды.

Алексей Завьялов: Здесь не очень удачное, может быть, сравнение. Я имею в виду не очень удачное сравнение с погодой, потому что мы знаем, насколько хорошо прогнозируется погода. Я считаю, что на основы тех уже данных, которые в этой области есть, мы должны начать играть в прогноз. Прогноз должен быть не для общества, не для населения, а прогноз, по крайней мере, для науки.

Александр Костинский: Хотелось бы спасти людей, которые в зоне землетрясения.

Алексей Завьялов: Ученые выдавать сигнал опасности или сигнал к эвакуации населения никогда не будут. Администрация принимает решение и должна принимать решение. Больше того я хочу сказать: в 1991 году в Страсбурге проходила международная конференция "Прогноз землетрясений: состояние проблемы". И в резолюции, принятой на этом совещании, отмечено, что ученые, занимающиеся прогнозом землетрясений, не должны напрямую передавать свои данные, связанные с прогнозом сильного землетрясения, напрямую передавать средствам массовой информации, населению и так далее.

Вы знаете, по оценкам экспертов, паника, которая может возникнуть в результате ложного прогноза, она может принести ущерб, сопоставимый с самим событием.

Александр Костинский: Скажите, пожалуйста, сколько происходит каждый год или каждые десять лет землетрясений достаточно сильных? Мы говорим о серьезных землетрясениях, а не о маленьких, которые только сейсмологи могут мерить?

Алексей Завьялов: Хоть сейсмология наука достаточно молодая, ей всего лишь чуть больше ста лет, наблюдения ведутся с 1900 года, и такая статистика с 1900 года имеется. На земле в среднем ежегодно происходит одно землетрясение с магнитудой по шкале Рихтера, как любят говорить в средствах массовой информации, с магнитудой больше 8 одно событие.

Александр Костинский: То есть каждый год землетрясение 8 баллов?

Алексей Завьялов: 8 баллов и выше.

Александр Костинский: То есть это катастрофическое землетрясение. Если бы оно происходило там, где живут люди - это катастрофическое землетрясение. Потому что последнее в Пакистане 8 баллов не было.

Алексей Завьялов: Там 7,7, по-моему. Следующее, если мы спустимся на ступеньку ниже от 7 до 8, то таких событий происходит в среднем на земле 134. И если мы спустимся еще на ступеньку ниже - землетрясения с магнитудой от 6 до 7, то таких происходит уже несколько сотен. А если говорить о совсем слабых, то это десятки тысяч событий ежегодно.

Александр Костинский: То есть получается, что землю все время трясет. И то, что мы не замечаем, что катастрофические землетрясения достаточно редки в средствах массово информации, это говорит о том, что они случаются не там, где живут люди.

Алексей Завьялов: Да, совершенно правильно. А там, где живут люди, это приводит к тем последствиям, о которых мы слышим и видим на экранах телевизора. От землетрясений страдает больше всего население городов. Трубопроводы, газопроводы, атомные станции. Не дай бог, если произойдет сильное землетрясение, которое разрушит ядерный реактор. А поскольку в мире имеется тенденция к усилению урбанизации, то задача прогноза землетрясения, она приобретает все большую и большую актуальность.

Александр Костинский: Скажите, пожалуйста, может быть пример какого-то землетрясения, которое удалось предсказать, и люди не погибли?

Алексей Завьялов: Один из ярких примеров - это прогноз землетрясения в Китае, которое произошло 4 февраля 1975 года. Обрабатывая данные наблюдений и наблюдая в том числе за живой природой в этом регионе, ученые выдали прогноз и сообщили свои данные в администрацию провинции. Администрация приняла решение об эвакуации населения. Одним из ярких предвестников является здесь то, что это был февраль, холодно, а змеи выползли из своих нор. Население было эвакуировано и там, по-моему, никто не пострадал. После этого удачного прогноза наступила некоторая эйфория, что мы наконец умеем и прогнозировать землетрясение. Но через год в июле следующего 76 года в том же самом Китае произошло тянь-шаньское землетрясение. Его магнитуда была, пожалуй, на пол-единицы выше, чем предыдущее землетрясение, но оно произошло в густонаселенном районе, где много шахт. Там тоже была сеть наблюдений. И ученые видели, что что-то происходит. Но здесь уже включается психологический фактор: а вдруг это не то? Может произойдет, а может не произойдет.

Александр Костинский: То есть в принципе ученые, если обращаются в администрацию - то это огромные финансовые затраты.

Алексей Завьялов: В случае тянь-шаньского землетрясения ученые не выдали прогноз, а администрация, соответственно, не приняла никаких мер, и в результате был полностью стерт с лица земли город Тянь-Шань, миллионный город. Там погибло 650 тысяч.

Александр Костинский: Значит, получается, один раз предсказали, другой раз не предсказали. И все-таки, можем ли мы предсказывать землетрясения? Понятно, что администрация принимает решение, но ученые могут с высокой вероятностью говорить, что не только, что в данном районе за сто лет, долгосрочный прогноз, в течение ста лет обязательно тряханет. А сказать: ребята, в течение года. Как у нас прошла информация, что до 15 декабря очень высока вероятность, что на Камчатке будет землетрясение.

Алексей Завьялов: Да, такая информация действительно прошла. Если говорить, прогноз тоже во временном аспекте разделить нужно на несколько категорий. Так уж наука устроена, что у нее все должно быть разложено по полочкам. Здесь полочки такие: долгосрочный прогноз, среднесрочный, краткосрочный и оперативный. Первая ступень, долгосрочный - это десятки лет, потом от года до десяти лет, дальше от первых дней до года и оперативный - это в пределах одних суток.

Александр Марков: Долгосрочный прогноз - это уже решенная задача?

Алексей Завьялов: Долгосрочный прогноз - это задача решенная, в том смысле, ученые, да и все люди, все школьники знают, когда им на уроках географии показывают, как распределена сейсмичность по нашей планете, если нанести каждое землетрясение черной точкой маленькой, то в результате выделятся очень четко черные пояса. Это сейсмоактивные пояса земли. Оперативный и краткосрочный прогноз - проблема совершенно не решена. Потому что краткосрочный прогноз требует построения особых наблюдательных сетей, еще совершенно не построены. Есть отдельные пункты наблюдений и в этих отдельных пунктах наблюдений иногда появляются предвестники перед сильным землетрясением, а иногда не появляются. Нет моделей краткосрочных предвестников, мы плохо знаем нашу среду, плохо описываем математические процессы, которые в краткосрочную стадию происходят. Поэтому здесь нужно еще работать и работать для того, чтобы улучшать модель краткосрочного прогноза.

Александр Костинский: Мы не можем ожидать, что в течение года-двух будет какой-то значительный прорыв?

Алексей Завьялов: Нет. Но я еще раз подчеркиваю, что моя позиция такая, что мы должны начать "играть" в прогноз и оценивать вероятность успехов, неудач, пропусков целей и так далее. И используя эти данные, улучшать ту модель, которая была заложена. То есть это такое интерактивное обучение.

XS
SM
MD
LG