Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Энергетика будущего; Дело "Мабетекс": теперь - в Италии; Интернет на постсоветском пространстве; Испания: 30 лет после Франко - монархия и республиканцы


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[10-11-05]

Энергетика будущего; Дело "Мабетекс": теперь - в Италии; Интернет на постсоветском пространстве; Испания: 30 лет после Франко - монархия и республиканцы

ВедущийСергей Сенинский

Сергей Сенинский: Энергетика традиционная и альтернативная. Источники энергии - исчерпаемые (нефть, газ и уголь) или возобновляемые (энергия солнца и ветра, термальные воды и биотопливо)? Какая часть всей электроэнергии в мире уже сегодня производится с использованием возобновляемых источников и в какой мере она способна конкурировать с электроэнергией, которую вырабатывают традиционные тепловые или даже атомные электростанции?.. На минувшей неделе в Пекине состоялась очередная международная конференция, проводимая ежегодно и посвященная энергетике возобновляемых источников.

Кстати, именно Китай является сегодня абсолютным лидером в мире, если иметь в виду общий объем мощности генераторов, для работы которых в той или иной стране используются возобновляемые источники энергии. За Китаем в первой пятерке стран - Германия и Соединенные Штаты, Испания и Япония. Здесь следует отметить, что к возобновляемым источникам относят и воду. Обилие небольших гидроэлектростанций и обеспечивает пока Китаю его лидерство в этом секторе энергетики, ибо в стране сосредоточено более половины всех небольших гидростанций мира.

Об опыте двух стран из этой первой пятерки - Германии и Испании - мы говорим сегодня с немецким и испанским экспертами.

Некоторые страны (где нет своих нефти и газа) стремятся использовать для производства электроэнергии те возобновляемые природные ресурсы, которые у них есть реально. Скажем, Китай и Япония - гидроресурсы, Германия и Дания - энергию ветра, Израиль - солнечную энергию...

Испания решила использовать как солнечную, так и ветровую энергию. Когда именно появились первые государственные программы стимулирования этих секторов энергетики? Наш собеседник - в Севилье - научный сотрудник Центра исследований в области альтернативной энергетики Дарио Кампос:

Дарио Кампос: Первая в Испании программа стимулирования использования солнечной энергии появилась в Барселоне в 1996 году. Тогда местные власти обязали снабжать все вновь сооружаемые в этом городе здания солнечными батареями. Постепенно инициатива распространилась и на некоторые другие регионы страны. Что касается "ветровой" энергетики, то первые серийные энергетические установки - мощностью до 500 киловатт - заработали еще в середине 80-ых годов на Канарских островах.

Сегодня в разных регионах Испании имеются собственные планы в отношении использования источников альтернативной энергии. Государство в это планирование до сих пор не вмешивалось, хотя и поощряло развитие этих секторов энергетики, выделяя субсидии. Правда, сейчас уже разработан общий закон, который требует размещения солнечных батарей на всех возводимых в стране жилых домах.

Ну, а субсидии на развитие альтернативной энергетики поступают и от Европейского союза, и от испанского государства, и от местной администрации. Как правило, наиболее "щедрой" оказываются именно местные власти. Они оплачивают до 50% стоимости необходимого оборудования...

Сергей Сенинский: Если иметь в виду "ветровую" энергетику, где используется энергия ветра, то здесь - с большим отрывом от других стран - лидирует Германия. Суммарная мощность установленных здесь ветровых генераторов - примерно такая же, сколько в остальных странах первой пятерки, вместе взятых. Это - Испания, США, Дания и Индия, за которыми далее следуют Италия, Нидерланды, Япония, Великобритания и Китай.

Наш корреспондент в Берлине Юрий Векслер обратился к руководителю отдела экономики энергетики Института солнечной энергии в Касселе - Курту Роригу:

Курт Рориг: Это началось с принятием в начале 90-ых годов закона о включении в общую сеть энергии, полученной из возобновляемых источников. В 2000-ом году был принят новый закон - о возобновляемых источниках энергии. Его цель - в духе рекомендаций Киотского протокола - довести в Германии к 2015-ому году долю электроэнергии, полученной от возобновляемых источников, до 15% от общего потребления энергии. Мы пытаемся использовать все виды возобновляемых источников энергии, но, как показывают расчеты, именно энергия ветра представляется в перспективе наиболее экономически выгодной.

Что касается финансирования, то в Германии каждый пользователь электроэнергии, платя за нее, делает тем самым свой взнос в развитие сектора новых источников энергии. То есть это - не прямое государственное финансирование, а финансирование через плату за электроэнергию. Поэтому необходимые для этой сферы инвестиции довольно равномерно распределяются между всеми потребителями...

Сергей Сенинский: Стоимость электроэнергии, полученной от солнечных батарей или ветровых генераторов, пока значительно превышает её себестоимость на традиционных тепловых электростанциях. По данным Британской инженерной академии, производство 1-го киловатт-часа на тепловой или атомной станции обходится примерно в 4 цента, тогда как на ветровых генераторах - 7-10 центов. Да, за последние 10 лет этот разрыв значительно сократился. Но может ли он вообще сойти на нет? Или же в обозримом будущем новейшие технологии в той же тепловой электроэнергетике (скажем, более эффективного сжигания угля) по-прежнему будут удерживать себестоимость производства электроэнергии на тепловых станциях на более низком уровне, чем на любых "возобновляемых" её источниках?

Дарио Кампос: Стоимость установок для использования солнечной энергии, например, сокращалась в последние десять лет примерно на 5% ежегодно. В основном снижалась цена электронного оборудования. По мере совершенствования технологии, дешевели и установки для использования силы ветра...

Альтернативная энергетика, как мы видим, на месте не стоит. В Испании, например, после того, как вступит в силу с января будущего года новый закон - об обязательном использовании солнечной энергии во всех вновь строящихся зданиях, цены на соответствующее оборудование начнут снижаться еще быстрее. Закон даст толчок развитию производства установок, новым разработкам. Ведь нам придется установить к 2010 году почти 5 миллионов квадратных метров солнечных батарей!..

Курт Рориг: Я бы не стал говорить о том, что сближение уровней себестоимости энергии на возобновляемых её источниках и на традиционных - невозможно... Но и прогнозировать что-либо на этот счет, честно говоря, трудно: на динамику этих цен влияет слишком много факторов. Здесь нужно иметь в виду саму тенденцию - по мере развития техники и технологий, электроэнергия, получаемая из возобновляемых источников, будет все больше дешеветь, тогда как энергия, получаемая из традиционных источников, наоборот, дорожать вследствие простого исчерпания запасов невозобновляемых ресурсов - нефти, газа или угля. Все это вместе просчитать очень трудно, но факт остается фактом: запасы традиционных энергетических ресурсов ограничены и исчерпаемы, а потому человек должен найти альтернативу. И в этом смысле сегодняшняя себестоимость - не столь важна. Если человек хочет гарантировать обеспечение энергией в будущем, он должен уже сегодня в это будущее инвестировать...

Сергей Сенинский: Если иметь в виду энергетику всего мира, то пока доля производства энергии с использованием возобновляемых её источников относительно невелика - 4% от общего производства. В этом контексте, насколько правомерна, на ваш взгляд, такая постановка вопроса: производство электроэнергии с использованием "возобновляемых" источников в обозримом будущем останется "уделом" относительно небольших потребителей (жилые дома и небольшие предприятия), тогда как главным поставщиком электроэнергии для крупнейших потребителей - промышленных предприятий - останется "традиционная" энергетика?

Дарио Кампос: Цена самих установок для альтернативной энергетики постоянно снижается, а посему они становятся все более привлекательными, в том числе - для предприятий. В Испании, например, многие предприятия уже используют солнечные батареи для нагрева используемой ими воды. Кроме того, у нас, в Андалусии, есть планы строительства целых электростанций, использующих солнечную энергию. По замыслам, они заменят традиционные тепловые станции, работающие на угле или мазуте. А к 2010-ому году альтернативная энергетика должна производить до 15% всей электроэнергии в стране.

У меня лично нет никаких сомнений в том, что лет через 50 альтернативная энергетика вытеснит "традиционную" энергетику из промышленности. Ведь речь идет о том, чтобы, используя силу ветра или энергию солнца, избавиться от энергетической зависимости Испании...

Курт Рориг: Только новые источники энергии не смогут, конечно, покрыть весь спрос на неё по многим причинам. Скажем, ветровые генераторы не могут работать непрерывно - ведь часто самого ветра просто нет, и тогда необходимо обращаться к другим источникам. Но в будущем ими необязательно могут быть те из них, которые известны уже сегодня.

Пока же мы просто стремимся к оптимальному сочетанию разных источников энергии - такому, которое позволяло бы получать её с минимальными выбросами "парниковых" газов. Вот за этим - ближайшее будущее!.. Полный переход только на возобновляемые источники энергии представляется музыкой еще очень далекого будущего...

Сергей Сенинский: Весной этого года в журнале Spiegel появились данные неопубликованного доклада, подготовленного для немецкого парламента, авторы которого делают вывод о том, что планируемое удвоение производства "ветровой" электроэнергии в Германии к 2015 году приведет к тому, что потребители станут платить за электроэнергию в среднем почти в 4 раза больше, чем сегодня. Что немецкая "ветровая" энергетика - вдвое менее эффективна, чем, например, австралийская (ветровые генераторы в Германии производят энергии лишь на 14% от заявленной их мощности - против 30% в Австралии). И что простая установка более современных фильтров на тепловых электростанциях даст почти такое же снижение общих выбросов "парниковых" газов, как и расширение "ветровой" энергетики, но - за меньшие деньги...

Вы лично с какими из подобных утверждений могли бы согласиться, а с какими - нет?

Курт Рориг: Это исследование исходило из очень консервативных оценок динамики стоимости традиционных энергоносителей. Такие цены ушли в прошлое, и та же нефть сегодня - намного дороже, чем расчетные данные для этого исследования.

Мы, в Германии, начав раньше других разрабатывать новые источники энергии, сегодня используем их больше, чем большинство других стран. И распределены они практически по всей территории страны. Это, кстати, приводит и к новым техническим проблемам функционирования общих сетей электроэнергии, которые необходимо решать...

Что касается сравнений, то мы просто начали первыми - в частности, использовать энергию ветра. Потому наш парк соответствующей техники сегодня уже устарел, требует замены. Другие страны, опираясь на наш опыт, создают новую технику, которая позволяет более эффективно поставлять энергию, вырабатываемую ветровыми генераторами, в общую сеть и поддерживать стабильность систем. Но это вовсе не говорит о том, что в Германии, якобы, проводится ошибочная энергетическая политика...

Сергей Сенинский: Напомню, доля возобновляемых источников энергии в общем объеме её производства в мире пока невелика - 4%. Но объем текущих инвестиций в этот сектор мировой энергетики - на создание и запуск новых генераторов, уже достиг 30% от суммы ежегодных инвестиций в энергетику традиционную...

Дело "Мабетекс": теперь - в Италии.

Сергей Сенинский: Недавние сообщения из Италии о том, что там выписаны ордера на арест группы лиц, обвиняемых, как указывается, в "отмывании 62 миллионов долларов при отягчающих обстоятельствах", многими в России восприняты как сенсация. Речь идет, как подозревает следствие, о выручке, полученной в результате коррупционных махинаций вокруг реставрации в 1990-х годах московского Кремля. А в числе разыскиваемых значится дочь руководителя этих работ - бывшего управляющего делами президента России Павла Бородина. Материал о новом повороте старого "дела Мабетекс" подготовил мой коллега Владимир Тольц:

Владимир Тольц: Прокуратура Тренто объявила ныне в международный розыск группу лиц, большинство которых уже не первый год известны в качестве фигурантов громкого международного юридического скандала - "дела Мабетекса", окрещенного в Италии по аналогии с Уотергейтским делом "рашагейтом". Напомню, что суть уголовного дела ПП 48-80 1999 под называнием "Господин Бородин и другие", возбужденного в Женеве против 14 человек, граждан разных стран, состояло в обвинении их в отмывании денег и участия в преступной организации.

Думаю, нашим слушателям излишне напоминать, что Павел Павлович Бородин, нынешний госсекретарь российско-белорусского союза, являлся тогда управляющим делами президента Ельцина и руководил работами и расходами по реставрации Кремля. Швейцарское правосудие обвинило его в размещении за комиссионные (то есть за взятки) заказов на ремонт кремлевских зданий в иностранных фирмах, в частности, в компании "Мабетекс проджект энд Инжиниринг", и отмывании полученных преступным путем средств через швейцарские банки. В выданных ныне ордерах имя Бородина не упоминается, зато фигурирует его дочь Екатерина Силецкая, муж которой Андрей вместе со своим тестем упоминался уже в следственном поручении швейцарского судьи Даниэля Дего еще в 2000 году как один из главных подозреваемых по "делу Мабетекса".

Вообще в выданных прокурором Тренто розыскных ордерах немало имен, известных по старому швейцарскому "делу Мабетекс". Это и американец Виктор Бондаренко (в некоторых недавних публикациях его называют русским гражданином), и его супруга Равида Мингалеева, и россияне Маргарита и Андрей Нераденковы, и российский и израильский подданный Виталий Шашицкий, и швейцарец британского происхождения Грегори Конар. Есть, правда, и новички, вроде генерала КГБ Виктора Ананьева, известного, впрочем, по скандалу, связанному с отмыванием многомиллионной взятки, полученной им при заключении контракта на продажу российских боевых самолетов МИГ-29 ВВС Перу. По этому делу прокуратура Тренто разыскивает его с прошлого года. А вот жену Ананьева Ольгу Бельцову, фигурировавшую уже в швейцарском "деле Мабетекса" хватились лишь сейчас, когда на ее имя в Италию стали поступать большие деньги.

Но речь на сей раз идет не о швейцарском банке UBS, а об отделении банка "Раффайзен" в курортном местечке Виго де Фасса в Тренто. Так почему все это сейчас снова закрутилось? Что это - новое дело или раскрутка старого, швейцарского? Почему в тренто?

Между прочим, у меня в этих местах есть некоторое количество добрых старых знакомых. И к одному из них - моему многолетнему коллеге по Радио Джованни Бенси я и решил обратиться.

Джованни, первый вопрос: следствие, которым руководит сейчас главный прокурор Тренто Стефане Драгоне - это что, прямое предложение швейцарского уголовного "дела Мабетекса" или совершенно новое дело, открытое по новым обстоятельствам?

Джованни Бенси: Это дело очень запутанное и очень сложное. С одной стороны, это продолжение старого швейцарского дела, но во многом это и новое дело. Потому что следователи, прокуроры из Тренто как будто бы обнаружили какие-то передвижения денег, которые состоялись в этой провинции Италии, которые исходили отсюда и в направлении некоторых оффшорных банков в проливе Ла-Манша. Газеты здесь говорят, что, с одной стороны, это все восходит к тем временам, когда у власти был Борис Ельцин, но некоторые элементы позволяют предположить, что в этом деле замешены какие-то люди, как говорится, из окружения Путина.

Владимир Тольц: Джованни, многие имена и суммы отмываемых денег, фигурировавшие в швейцарском "деле Мабетекса", совпадают с теми, что упоминаются в публикациях сегодняшних о деле, которым занимается ныне прокуратура Тренто. Однако упомянутые в старом деле транши, как явствует из материалов этого швейцарского дела, проводились через швейцарские банки. А в нынешних публикациях речь идет об отделении "Раффайзен банка" в городе Виго де Фасса. И похоже, это предположение о том, что какие-то новые перемещения денег происходили уже после того времени, которое рассматривалось в швейцарском деле, они подтверждаются.

В публикациях нынешних итальянских упоминается бывший глава Росвооружений генерал КГБ Ананьев, который в свое время вместе со своим итальянским подельником Джулио Рице получил 18 миллионов, так сказать, "комиссионных" долларов за продажу в Перу военных вертолетов. Ордер на арест Ананьева в Италии был выписан еще в прошлом году. Так вот, означает ли нынешнее упоминание его в связи с делом "рашагейт", что Ананьеву предъявляют теперь новые обвинения, основанные на связи его жены Ольги Бельцовой с "делом Мабетекса"?

Джованни Бенси: Да, вот именно. Как раз Бельцова произвела это перемещение денег из Виго де Фасса куда-то на остров. Как я вам говорил, все эти истории взаимосвязаны. Есть связь с определенными коррумпированными кругами в Италии, есть связь со швейцарским делом Бородина. Во всей этой запутанной истории все время всплывают какие-то новые подробности, которые для непосвященных являются немножечко загадочными.

Владимир Тольц: Джованни, а какова была реакция итальянской общественности?

Джованни Бенси: Я вам скажу, что до сих реакции никакой нет по очень простой и прозаичной причине, что в Италии в течение последних двух дней была забастовка журналистов. Но, несомненно, реакция будет в ближайшее время, начиная с завтрашнего дня, когда газеты станут снова выходить. В Италии к этим делам уже привыкли. Потому что по разным причинам Италия оказывалась уже неоднократно в центре международных коррупционных дел, в которых фигурирует не только Россия, но и другие страны, например, балканские страны и так далее.

Владимир Тольц: Мы, в общем, с вами знаем, чем закончилось "дело Мабетекса" в Швейцарии, если можно говорить о его конце. Мы знаем эпопею с арестом, а потом с освобождением за почти три миллиона долларов Павла Павловича Бородина. И вот сейчас какими вам представляются перспективы следствия, которое ведется сейчас в Тренто? Чем может закончиться это новое "рашагейт"?

Джованни Бенси: Понимаете, это все зависит от того, где эти люди находятся и как можно до них добраться. Конечно, все очень трудно сказать. Прокурор из Тренто выдал международные ордера на арест, но как это будет осуществлено и как это будет делаться - очень трудно сказать. Потому что мы знаем по некоторым прежним делам, перспективы успеха у таких инициатив не очень большие. Я думаю, что итальянская юстиция в лице прокуроров будет дальше проводить следствие и заниматься этим делом и добиваться своего.

Интернет на постсоветском пространстве.

Сергей Сенинский: "Интернет на постсоветском пространстве" - материал на эту тему подготовил Олег Панфилов:

Олег Панфилов: С одной стороны, постсоветский Интернет стал еще одним средством политической борьбы, переняв многие способы печатной прессы. С другой стороны, постсоветский Интернет действительно стал альтернативным источником и в том числе и политической информации. О том, что происходит с постсоветским Интернетом, наш сегодняшнем разговор, в котором принимает участие Колин Гуард, региональный менеджер по доступу и обучению Интернету, он с нами по телефону из Ташкента, и Даниил Кислов, главный редактор и владелец сайта "Фергана.Ру".

Колин, скажите, постсоветский Интернет, как он развивается и с какими проблемами он сталкивается?

Колин Гуард: Я думаю, что состояние Интернета могло бы быть лучше и могло бы быть намного хуже. С одной стороны, инфраструктуры в постсоветских странах немного лучше, чем в странах мира, например, в некоторых странах Африки. С другой стороны, намного хуже, чем в Европе. Связь интернетная стоит, как правило, дороже, чем в Западной Европе или в США и качество хуже. Существует в некоторых странах Евразии блокировка вэб-сайтов со стороны властей. Но с другой стороны, контроль намного менее строгий над Интернетом, чем над традиционными СМИ, например, над газетами, над телевизионными станциями, над радио. Поэтому в принципе информация есть в Интернете, жители Евразии могут иметь доступ. Но общий поток информации через Интернет намного меньше, чем желательно.

Олег Панфилов: Колин, когда вы проводите обучение людей, занимающихся Интернетом, когда вы сталкиваетесь с людьми, которые интересуются Интернетом, как вы полагаете, эти люди по большей части хотят пользоваться Интернетом только для того, чтобы получать политическую или общественно-политическую информацию или все-таки есть уже люди, которые считают, что Интернет - это такая возможность, которая может развивать в том числе образование и образование самое разное, а не только техническое, но и образование в сфере культуры?

Колин Гуард: Люди, которые приходят на наши учебные курсы, имеют совершенно различные представления о возможностях Интернета, а некоторые вообще не понимают, что такое Интернет. Потому что наши курсы специально направлены на людей, у которых нет опыта с Интернетом. Что касается, чего они хотят? Я бы сказал, что большинство заинтересованы не в получении политической информации или развитии образования, а в более жизненно-важных вопросах: где найти работу, если молодые люди - как познакомиться с девушкой, молодые девушки ищут себе парня. Молодые люди хотят так же играть во всякие компьютерные игры. Это только меньшинство ищет политическую информацию.

Олег Панфилов: Спасибо, Колин. Даниил, ваш сайт поначалу создавался как сайт центральноазиатской культуры, а точнее - культуры Ферганской долины. Постепенно он стал превращаться в общественно-политическое вэб-издание. Скажите, насколько сейчас в Центральной Азии есть интерес к общественно-политической информации, есть ли доступ к такой информации?

Даниил Кислов: То, о чем говорил Колин, абсолютно верно - у всех разные интересы. И то приблизительно оценочное количество узбекских пользователей Интернета, его оценивают официальные власти в 750 тысяч человек, я оцениваю по собственному опыту и по той информации, которую я почерпнул от узбекских провайдеров - это количество около двухсот тысяч человек, которые регулярно посещают Интернет. Можно говорить о том, что у всех этих пользователей Интернета есть огромный интерес к информации политического толка, поскольку эту информацию почерпнуть можно только из Интернета. Потому что все офф-лайновые, медиа, электронные СМИ или радио и телевидение, они блокированы напрочь, они гонят только хорошо отцензурированную информацию. Существует такое понятие как "литовка" - то есть вето или добро, которое накладывает цензор на публикацию перед ее выходом.

Что касается Интернета, Интернет, как известно, делится на зоны. В доменной зоне "UZ" практически нет ни одного независимого Интернет-сайта, хотя многие издания, работающие на территории Узбекистана, имеют свои сайты в Интернете, но в иных зонах. Наш сайт вырос из этнокультурного проекта в проект информационно-политический именно потому, что я как бывший гражданин Узбекистана, житель Узбекистана испытываю те же потребности, что и простые люди, которые там живут - получать как можно больше информации, альтернативной официальным источникам.

Сегодня можно утверждать с большой уверенностью, что Интернет-СМИ, которые дают альтернативную информацию, в Узбекистане блокируются достаточно жестко. Более того, в Интернет-кафе крупных городов, этих Интернет-кафе опять же по численности около двухсот на весь Узбекистан, тех Интернет-кафе, которые работают регулярно, имеют выход в Интернет, в очень многих этих кафе висит объявление, что посещение порно-сайтов наказывается штрафом в 10 тысяч сумов (это около 10 долларов), а посещение сайта "Фергана.Ру" 20 тысяч сумов.

Олег Панфилов: Колин, что вы можете сказать по поводу ситуации в других странах Центральной Азии, может быть дать оценку не только технической возможности доступа к Интернету, но и качество Интернета. Насколько я понимаю, лучше всего Интернет развит в Казахстане, где есть специально созданная общественная организация Федерация Интернета. Что происходит в других странах Центральной Азии?

Колин Гуард: В пределах любо страны Центральной Азии есть огромная разница между возможностями столицы и возможностями регионов. Во многих регионах, например, Киргизстана или Таджикистана есть всего один провайдер, соответственно цены высокие и качество низкое. А в тех местах, где существует конкуренция, конечно, условия намного лучше. Связи, которые есть, которые доступны, намного быстрее, намного качественнее и цены начали падать.

Вы правы, в Казахстане инфраструктура более развита, чем в других странах. Если взять Бишкек, там тоже совсем неплохо. Во многих, особенно горных регионах Киргизстана, там очень плохая связь. В городах крупных есть выбор, есть возможность подключиться к нормальной связи.

В Таджикистане ситуация чуть-чуть хуже, чем в Казахстане, но там развивается каждый год, снижаются цены и возможности открываются. В Узбекистане на данный момент примерно тот же уровень качества, может быть лучше, чем в Таджикистане, но в отличие от Таджикистана в Узбекистане ситуация не улучается, не развивается Интернет, ситуация остается прежней.

В Туркменистане самый плохой Интернет во всей Средней Азии. Там "Туркмен-Телеком", который имеет монополию не только на телефонную связь, а на все Интернет-услуги. И примерно два года уже не дает дополнительные счета, Интернет открыть. Я не могу обратиться к "Туркмен-Телекому" и получить новую связь. Я могу только пользоваться теми связями, которые уже есть. Поэтому такая ситуация, что некоторые предприятия в Туркменистане перераспределяют свою связь между другими и пользуются одной связью.

Олег Панфилов: Спасибо, Колин. Вопрос к вам обоим, но я попрошу ответить вначале Даниила Кислова. Понятно, что власти центральноазиатских стран относятся к распространению альтернативной информации с большой опаской, особенно это связано с предвыборной кампанией в Казахстане, это связано с ситуацией после андижанских событий в Узбекистане и в Таджикистане в ближайшее время будут проходить выборы. Скажите, есть ли какая-то возможность развития Интернета в таких условиях и какая может быть возможность?

Даниил Кислов: Эта возможность лежит в повышении уровня Интернет-грамотности у местных пользователей. Существуют определенные программы, определенные приемы, с помощью которых можно обходить блокировку, которую устраивает провайдер с подачи власти. По количеству посещений и географии посещаемости нашего сайта мы видим, что в те дни, когда мы меняем IP-адрес нашего сайта, местные блокировщики от лица власти не могут поспеть быстро за нашими переменами, и в течение нескольких дней сайт остается открыт для всех пользователей, потом они его глушат. И мы видим как меняется посещаемость. Если до открытия блокировки количество посетителей узбекских было около полутора процентов, но было очень много посетителей из Америки - около 25%. Я думал, что это ошибка, но это не ошибка, а это то, что люди ходят через прокси-сервер, который лежит на территории Америки, это анонимный прокси, через который они могут зайти на сайт почти так же успешно.

Олег Панфилов: Спасибо, Даниил. Колин, что вы скажете по этому поводу?

Колин Гуард: Хочу добавить, что наша программа не помогает пользователям обходить через блокировку - это не наша работа. Мы занимаемся развитием общей компьютерной грамотности, учим как пользоваться электронной почтой, как создавать сайт и так далее. Но все способы, которые мой коллега назвал, существуют. К этому можно добавить простую почту. Например, иногда бывает, что когда я нахожусь в стране, в которой у меня нет доступа к ресурсу, я могу послать сообщение своему другу, который находится за рубежом, и попросить его прислать мне текст статьи. Он мне присылает, и я спокойно читаю. Это намного сложнее блокировать, чем один вэб-сайт.

И Интернет в целом намного труднее блокировать, чем телевидение или радио. Потому что есть очень информационных источников и есть очень много пользователей, которые находятся в разных местах и их очень трудно контролировать. Я считаю, что блокировка - это не самая большая проблема, которая препятствует развитию Интернета, информационного потока. Самая главная проблема - это экономические условия и общая проблема давления со стороны властей на предприятия, которые оказывают Интернет-услуги. Трудно работать, когда ревизии приходят, из надзора приходят каждый день. И вообще очень трудно зарабатывать деньги, когда налоги очень высокие. Поэтому в целом Интернет медленнее по сравнению с другими странами. Когда долго загружается определенный вэб-сайт, трудно читать статью.

Испания: 30 лет после Франко - монархия и республиканцы.

Сергей Сенинский: 20 ноября исполняется 30 лет со дня смерти испанского диктатора генералиссимуса Франсиско Франко. В соответствии с его политическим завещанием, главой испанского государства стал король Хуан Карлос 1-ый, из династии Бурбонов, свергнутой народом в 1931 году. Сегодня в Испании сама легитимность монархии подвергается сомнению со стороны движения за установление республиканского строя. Испанской монархии и ее оппонентам посвящен очередной очерк нашего корреспондента в Мадриде Виктор Черецкого о "переходном" периоде в Испании - от диктатуры к демократии:

Виктор Черецкий: Сегодня мало кто в Испании сомневается в определенной положительной роли, которую сыграл король в так называемый "переходный период". Он не препятствовал либеральным реформам конца 70-ых годов, демонтажу основных структур авторитарного режима. Кроме того, Хуан Карлос, как главнокомандующий, смог нейтрализовать ультраконсервативных военных, когда они попытались устроить в 1981 году переворот с целью помешать развитию демократических процессов в стране.

Говорит профессор Мадридского университета историк Кармен Иглесиас:

Кармен Иглесиас: Король, благодаря Господу, еще молод. И все мы желаем ему долгих лет царствования. Мы все преклоняемся перед его заслугами в переходный период. Монархия придает стабильность нашему обществу, выступает гарантом демократии. Я полагаю, что в понимании важнейшей роли монархии у нас достигнут полный консенсус.

Виктор Черецкий: Однако, отмечают местные эксперты, подобные взгляды разделяют в Испании далеко не все. Например, испанцы-сторонники республики заявляют, что нынешний монархический строй был, дескать, в свое время навязан стране диктатором Франко с целью сохранения олигархии. При этом в Испании, в отличие от Италии, Греции и других стран, никогда не проводился референдум - какую форму правления народ считает наиболее приемлемой для себя. Хайме Бальестерос, общественный деятель, в прошлом - депутат парламента:

Хайме Бальестерос: В Испании никогда не было референдума по вопросу о монархии или республиканской форме правления. Безоговорочное восстановление династии Бурбонов было уступкой сторонникам диктатуры, особенно военным - франкистам, которые на протяжении всего "перехода" фактически шантажировали общество мятежом, настаивая на обязательном сохранении монархии в соответствии с заветами Франко.

Виктор Черецкий: Итак, в первую очередь, именно республиканцы, объединенные в многочисленные ассоциации и регулярно проводящие общенациональные конференции, требуют предоставить народу право самому сделать выбор между монархией и республикой.

Однако сегодня в стране ведется обширная полемика о целесообразности проведения другого референдума - для "демократизации" системы престолонаследия. Чтобы появившаяся недавно на свет первая дочь наследника престола принца Фелипе могла в будущем получить трон, даже если у нее появятся братья. Сейчас преимущественным правом наследовать отцовский трон имеют королевские дети мужского пола. Воспользовавшись этой полемикой, лидер парламентской группы "Единые Левые" Гаспар Льямасарес заявил журналистам:

Гаспар Льямасарес: Полагаю, что испанскому народу предоставят, наконец, право решить вопрос и о форме государственного правления - монархия или республика. Ведь подлинная демократия и равноправие - это, когда возможность стать главой государства появляется не только у принцессы, но и у любого гражданина или гражданки.

Виктор Черецкий: При этом сами республиканцы не ограничиваются лишь требованием проведения референдума. Они выступают за пересмотр многих положений внутренней и внешней политики страны, которые, как и монархию, республиканцы считают "трагическим наследием" диктатуры. Республиканцы, в частности, настаивают на предоставлении национальным окраинам права на самоопределение, которого эти окраины добиваются, и превращения Испании в федеративное государство. Хуан Луис Утрилья, историк, один из лидеров ассоциации "Гражданское единство в поддержку Республики":

Хуан Луис Утрилья: Республика, сама по себе, - это всего лишь форма государственной власти, больше ничего. Но в условиях Испании республика является символом высокоразвитой демократии. Традиционно республиканское движение у нас объединяло людей, стремившихся к глубоким преобразованиям в обществе. Без развитой демократии республика для нас не имеет никакого смысла.

Виктор Черецкий: Еще одно требование республиканцев - реабилитация жертв диктатуры Франко. Трудно поверить, но в сегодняшней Испании тех, кто погиб от рук франкистов, формально по-прежнему причисляют к "преступникам", а самих палачей - к "героям". Профессор Барселонского университета Висенс Наварро пишет на страницах газеты "Периодико", что испанское правосудие преследует бывшего чилийского диктатора Пиночета, при котором в Чили было убито несколько испанских граждан, но при этом даже не осуждает тех, по чьей вине в Испании во времена франкизма "пропали без вести", то есть, были казнены без суда и следствия, десятки тысяч демократов. Продолжает историк

Хуан Луис Утрилья:

Хуан Луис Утрилья: В Испании в переходный период было проведено лишь реформирование франкизма, тоталитарной диктатуры. Коренных изменений не произошло. Отсюда, на мой взгляд, и многие нынешние проблемы - нерешенный национальный вопрос, полицейский произвол, всеобщая апатия и застой, чрезмерное влияние церкви в обществе, коррупция, отсталая система здравоохранения и народного образования, вопиющее неравенство в доходах населения. Испанцы так и не стали гражданами - хозяевами своей страны. Они по-прежнему остаются "поданными".

Виктор Черецкий: Испанские республиканцы не просто отрицают монархию как систему. У них есть претензии конкретно к нынешнему главе государства. Во-первых, считают республиканцы, речь следует вести о непомерных расходах королевской семьи, которые ложатся бременем на государственный бюджет. В прошлом году, например, королевская фамилия получила почти восемь миллионов евро, отмечает исследователь Сантьяго Гонсалес. Причем это, подчеркивают республиканцы, - лишь так называемые "карманные расходы", ведь, скажем, траты на содержание дворцов, на приемы, транспорт, путешествия по стране и за границу, на содержание прислуги, многочисленной охраны и так далее, покрываются из фондов различных министерств и ведомств.

Кроме того, республиканцы требуют, чтобы доходы короля и членов его семьи декларировались, чтобы они, как и все граждане, платили налоги. На этом фоне в стране множатся слухи о, якобы, тайных финансовых операциях королевской фамилии, о наличии у нее банковских счетов и дорогостоящей недвижимости за границей, о так называемой "торговле влиянием", о "подарках", получаемых от местных и иностранных предпринимателей, за оказание посреднических услуг при крупных государственных сделках.

Генеральный секретарь "Левых республиканцев Каталонии" Жоан Пуигчеркос потребовал даже в испанском парламенте не просто поставить под контроль доходы короля, но и выплачивать ему зарплату, не превышающую заработка премьер-министра страны:

Жоан Пуигчеркос: Мы имели полное право поставить вопрос именно таким образом. Это вопрос нашей демократии. Он не противоречит никакому закону. Хотя эта тема и является "табу" в испанском обществе, она волнует граждан. Думаю, что смысл нашего предложения понятен многим.

Виктор Черецкий: Недовольство вызывает зачастую и личность наследника престола - принца Фелипе. Например, даже убежденным монархистам не нравились похождениями принца в прошлом и его недавняя женитьба на простой женщине. Аргументация тех, кто не приемлет неравного брака наследника престола, сводится к тому, что испанская монархия до сих пор держалась, мол, на соблюдении традиций. У членов королевской семьи есть широкие права, - рассуждают монархисты, - они живут во дворцах, являющихся государственным достоянием, получают ордена, титулы и чины. Однако, как у всех людей, у них есть обязанности. Одна из таких обязанностей - строго соблюдать династические традиции, в том числе - выбирать себе жен, достойных - по происхождению и воспитанию - быть принцессами и королевами.

Что касается нынешней испанской принцессы, то в местной прессе и обществе вовсю муссируется ее прошлое, в том числе неудавшийся первый брак, и отношения с мужчинами, особенно с некими тайными "покровителями", которые, якобы, и помогли провинциальной "золушке" получить работу на испанском телевидении и так познакомиться с принцем.

Все это лишь подливает масло в огонь полемики вокруг будущего монархии в Испании. Республиканцы, например, предвещают ее неизбежный конец.

Хуан Луис Утрилья:

Хуан Луис Утрилья: Я, честно, не думаю, что сыну Хуана Карлоса придется когда-либо править страной. Король сыграл определенную роль в истории Испании, за которую он был сполна вознагражден годами царствования. Однако у его сына таких заслуг не имеется, а посему, на мой взгляд, нет и оснований для провозглашения его главой государства. Хотя официальная пропаганда говорит совсем об ином.

Виктор Черецкий: Официальный имидж испанской монархии, подчеркивает Хуан Луис Утрилья, пока поддерживают правительственные средства массовой информации. Они бурно пропагандируют "верноподданнические чувства" населения. К примеру, государственное телевидение с восторгом демонстрирует домохозяек, собирающихся поглазеть на супругу наследника престола, когда она "выходит в народ".

Требования восстановить республиканский строй звучат уже открыто даже на заседаниях парламента, что еще совсем недавно было немыслимо - из-за опасений обидеть главу государства и в виду возможной бурной реакции со стороны монархистов. Так, парламентский спикер партии "Единые Левые" Исаура Наварро сорвала бурные аплодисменты законодателей, заявив им следующее:

Исаура Наварро: Мы требуем уничтожения всех дворянских званий. Мы требуем провозглашения Республики. Да здравствует Республика!

Виктор Черецкий: Тем временем, все больше испанцев, участвуя в разного рода демонстрациях, держат в руках республиканский "триколор". Причем делается это на любых манифестациях, будь-то требование улучшить финансирование местной школы или - экологическую ситуацию в том или ином районе. Распространение республиканских настроений местные эксперты объясняют и общим накалом политических страстей в стране, усилением противостояния между правительством реформаторов-социалистов и консерваторами. Хотя, как утверждает историк-республиканец Хуан Луис Утрилья, у движения за республику нет какой-либо идеологии:

Хуан Луис Утрилья: Движение за восстановление республики имеет самый широкий характер. Это именно "движение". Речь не идет о действиях какой-то одной партии, о какой-то одной идеологии. Ведь ставится вопрос о государственном устройстве. Современное демократическое государство устанавливает нормы политической игры, обеспечивает свободы и права человека, но оно не может исповедовать какую-то конкретную идеологии. Сейчас против монархии высказываются представители предпринимательских кругов и интеллигенции, люди как либеральных, так и консервативных взглядов. Повторяю, демократическое государство не может иметь идеологии, в противном случае оно превращается в диктатуру.

Виктор Черецкий: В Испании республиканские традиции имеют определенную историю. Первая испанская республика просуществовала недолго. Она была провозглашена в феврале 1873 и закончила свое существование в январе следующего года. Генерал Мануэль Павиа устроил государственный переворот, и в Испании была восстановлена власть Бурбонов.

В апреле 1931 года в стране вновь взяли верх республиканцы. Король Альфонсо Тринадцатый уехал за границу. Первые правительства Второй Республики провели ряд важных реформ. Но затем к власти пришли консерваторы. Именно они подавили восстание рабочих в Астурии в октябре 1934-го года. Демократические партии образовали так называемый Народный фронт, который в результате всеобщих выборов пришел к власти в феврале 1936-го года. Это не на шутку напугало испанскую олигархию. Она вновь сделала ставку на военных. Генерал Франко поднял мятеж 18 июля 1936-го года. Гражданская война продолжалась до весны 39-го, когда Вторая Республика в Испании прекратила свое существование...

XS
SM
MD
LG