Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кондолиза Райс добилась соглашения: Палестина сможет торговать с внешним миром; Азербайджанские эксперты и политики о роли Москвы в их жизни; Обзор научно-популярных журналов; Музей Ахматовой приходит к детям-инвалидам


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[15-11-05]

Кондолиза Райс добилась соглашения: Палестина сможет торговать с внешним миром; Азербайджанские эксперты и политики о роли Москвы в их жизни; Обзор научно-популярных журналов; Музей Ахматовой приходит к детям-инвалидам

ВедущаяИрина Лагунина

Кондолиза Райс: Я рада, что могу объявить сегодня, что Израиль и Палестинские власти заключили соглашение по передвижению и доступу в Газу. В первый раз с 1967 года палестинцы получат контроль над въездом и выездом с их территории. Это будет происходить через пропускной пункт в Рафахе, открытие которого назначено на 25 ноября.

Ирина Лагунина: С этим заявлением Кондолиза Райс выступила сразу после того, как стороны все-таки поставили свои подписи под этим, самым спорным для них, документом. Коротко о деталях соглашения. Пропускной пункт откроется 25 ноября под присмотром наблюдателей Европейского Союза. Израильтян в Рафахе не будет. На границе будут находиться только 57 иностранных специалистов по безопасности во главе с итальянским генералом. Присутствию израильтян воспротивилась палестинская сторона, поскольку сочла это нарушением суверенитета, образовавшегося в Газе после вывода израильских войск. Однако контрольно-пропускной пункт будет оснащен камерами, и израильская и палестинская службы безопасности смогут наблюдать за происходящим на границе с расстояния в несколько километров от КПП. Камеры устанавливаются по требованию израильской стороны. КПП в Рафахе смогут пользоваться только люди с палестинским паспортом, хотя не исключено, что дипломатов, гуманитарных работников и даже западных инвесторов будут пропускать через него тоже. Ответственность, чтобы через Рафах ни в ту, ни в другую сторону не проникало оружие, лежит на палестинской стороне. Помимо этого с 15 декабря будет открыто автобусное сообщение между Газой и Западным берегом реки Иордан. А еще через месяц Израиль готов допустить и передвижение грузовиков. Израиль также разрешает экспорт урожая 2005 года. И еще один важный пункт соглашения - строительство порта. По вопросу об открытии аэропорта договориться пока не удалось. Мы беседуем с директором израильско-палестинского информационно-исследовательского центра Гершоном Баскиным. Какие преимущества израильскому и палестинскому обществу даст открытие границы?

Гершон Баскин: Открытие границы Газы с Египтом и Израилем, а также сообщение между Газой и Западным берегом - это главное условие экономического развития палестинского общества. Газа, закрытая от Израиля, Египта и Западного берега - это большая тюрьма. Без этого никто не будет инвестировать в этот регион, люди в нем не смогут продавать на экспорт то, что они производят, не смогут ввозить сырье. Подписанное соглашение включает в себя не только открытие границы в обе стороны, но и возможность коммерческих перевозок через пункт Карни после того, как будет улучшена система безопасности и там установят новый сканнер. Через Карни смогут проезжать около 150 грузовиков. Сейчас пункт пересекают только 15. А через полгода там смогут проезжать уже 400 грузовых машин. Это - важнейшее соглашение, которое даст толчок развитию Газы, если, конечно, все эти договоренности будут выполнены.

Ирина Лагунина: В дни вывода израильских войск с территории Газы я разговаривала с директором отделения Всемирного Банка на Западном Берегу реки Иордан и в секторе Газа Найджелом Робертсом. Напомню это интервью сегодня. Я посмотрела экономические показатели, которые Всемирный Банк составил по Газе в годы второй интифады. Удивительно, к 2002 году сельское хозяйство упало почти на 20 процентов - в общем объеме ВВП, промышленное производство - почти 25 процентов. А правительственные расходы - на 6 десятых процента. Свыше 60 процентов населения живут за чертой бедности. В прошлом году половина трудоспособного населения были без работы. Выглядит так, спросила я Найджела Робертса, что закрытие границы с Израилем ударило по простой палестинской семье, а не по правительству и не по правительственным программам Палестинской Автономии.

Найджел Робертс: Именно так, но надо хорошо представлять себе, что на самом деле произошло. На самом деле закрытие границы и ограничения на перемещение нанесли удар по развитию частного сектора и частного бизнеса. Так что единственная стратегия, которой могли воспользоваться и власти Палестинской Автономии, и международные доноры, чтобы поддерживать спрос и потребление населения хоть как-то в соответствии с его доходами, это развивать общественный сектор. Именно поэтому так много средств ушло на то, чтобы ежемесячно выплачивать зарплаты. И не только потому, что надо было сохранить правительство, хоть оно и несовершенно, но и потому, что это - единственный способ производить регулярные финансовые инъекции в экономику, в спрос, и тем самым поддерживать расходы граждан. Неправда, что приоритеты были определены неверно. Это просто была стратегия в чрезвычайных обстоятельствах, в обстоятельствах ограничения на передвижение, которые были введены в то время.

Ирина Лагунина: По вашим оценкам, Газа может сейчас экономически возродиться без серьезных международных финансовых вливаний? Я имею в виду - собственно палестинский бизнес сможет поднять территории. Палестинский бизнес в мире - будь то арабский Восток, Африка, Европа, Америка - весьма процветает. Среди палестинских бизнесменов, которые сейчас за границей, есть движение и желание вернуться, вложить капиталы, развивать экономические программы на территориях?

Найджел Робертс: Для того чтобы частные инвесторы начали вкладывать свои капиталы в Газу, должен быть выполнен целый ряд условий. Я уже говорил о конфликте и закрытых границах. Конечно, надо решить этот вопрос. Но плюс к этому на властях Палестинской Автономии сейчас лежит огромная ответственность - они должны создать благоприятный инвестиционный климат. На сегодня в Газе отсутствуют законность и правопорядок, нет эффективной и действующей системы правосудия и юстиции, - то есть не к кому даже обратиться в случае коммерческого спора, - и многое еще предстоит сделать для того, чтобы улучшить систему регулирования экономики. Все эти реформы власти Палестинской Автономии должны провести немедленно, если они ходят создать хоть какую-то нишу для частных инвестиций. Но для того, чтобы частные инвесторы на самом деле начали вкладывать деньги в Газу, надо еще и сначала заложить им основу через общественные инвестиции, потому что, как вы отметили в начале разговора, предстоит огромная работа по восстановлению базовой инфраструктуры Газы. Так что приоритет сейчас - привлечь общественные донорские средства, чтобы провести быстрый и эффективный процесс реконструкции.

Ирина Лагунина: Директор отделения Всемирного Банка на Западном Берегу реки Иордан и в секторе Газа Найджел Робертс. Продолжим разговор с Гершоном Баскиным, создателем и главой израильско-палестинского информационно-исследовательского центра. Больше половины палестинцев в Газе и на Западном Берегу не работают. Открытие границы поможет решить эту проблему? То есть я имею в виду, что до начала второй интифады в 2000 году огромное количество палестинцев ездили на заработки в Израиль. Это может возобновиться сейчас?

Гершон Баскин: Нет, рынок труда в Израиле очень жесткий, а меры безопасности на границе очень серьезные. Поэтому передвижение как людей, так и товаров через границу будет сильно ограничено.

Ирина Лагунина: Могу себе представить, что палестинский бизнес заинтересован в открытии границы. А израильский бизнес какой-то интерес к этому имеет?

Гершон Баскин: Израильский бизнес за последние пять лет приспособился не вести отношения с палестинцами. Но Израиль по-прежнему продает в Палестинских территориях товаров на миллиард долларов в год. И те компании, которые занимаются торговлей с Палестиной, конечно, заинтересованы в том, чтобы удержаться там и развивать свое дело. Так что если ситуация станет чуть более спокойной и стабильной, то израильские предприниматели будут намного более заинтересованы в бизнесе как в Газе, так и на Западном Берегу.

Ирина Лагунина: О каком секторе экономики или бизнеса идет речь?

Гершон Баскин: О тех израильских компаниях, которые вынуждены полагаться на ручной труд, то есть о трудоемких отраслях. Они уже сейчас либо создали в Газе свои дочерние отделения, либо нашли субподрядчиков. Это текстильная индустрия, производство мебели. Но есть и такая отрасль - как сервис, услуги. Более того, есть и отрасль новейших технологий, которая тоже развивается в Газе и у которой есть большой потенциал.

Ирина Лагунина: А потенциальные отрасли сотрудничества - какую бы вы выделили в первую очередь?

Гершон Баскин: Туризм - это потенциальная отрасль сотрудничества между двумя сторонами. На палестинских территориях огромное количество интересных исторических мест, включая святой город Вефлеем и Восточный Иерусалим, Иерихон. А если они обустроят береговую линию, то это вообще откроет много возможностей. До начала интифады огромное количество израильских палестинцев, то есть палестинцев - граждан Израиля, ездили на выходные в Газу, и на отдых, и за покупками.

Ирина Лагунина: Гершон Баскин, директор Израильско-палестинского информационно-исследовательского центра. В среду глава Палестинской автономии Махмуд Аббас выступит на траурной церемонии 10-летней годовщины убийства премьер-министра Израиля Ицхака Рабина.

Азербайджанские эксперты и политики о роли Москвы в их жизни.

Ирина Лагунина: До парламентских выборов в Азербайджане эксперты пытались понять, насколько существенно сможет официальная Москва повлиять на исход голосования. Приводили в пример аресты накануне выборов и якобы раскрытый с помощью ФСБ заговор. Так повлияла Москва на то, как строилось это народное волеизъявление? Над темой работал наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Парламентские выборы в Азербайджанской Республике получили высокую оценку наблюдателей из государств СНГ, России, Болгарии и Турции. Противоположную точку зрения по этому поводу высказали наблюдатели от ОБСЕ и Совета Европы. По сути, наблюдатели из СНГ, под руководством Владимира Рушайло, дали оценку не столько выборам, сколько политической ситуации, сложившейся в Азербайджане в последнее десятилетие, считают местные наблюдатели. Директор Института мира и демократии Лейла Юнус говорит, что официальная Москва выразила поддержку президенту Ильхаму Алиеву и его окружению.

Лейла Юнус: Могли бы сюда не приезжать ни Рушайло, ни Патрушев, ни Лебедев. Для нас было совершенно очевидно, что Россия поддерживает неконституционную монархию, которая в Азербайджане сложилась, и не поддерживает демократические преобразования и необходимость, чтобы здесь работал закон и были проведены свободные выборы. Достаточно сказать, что наблюдатели от СНГ, их условия работы даже сильно отличались от условий работы наблюдателей от ОБСЕ. Были российские наблюдатели, которые попали в группу ОБСЕ, они говорят, что мы были в сложных ситуациях, в районах отдаленных, нас так не встречали, не провожали, подарками не заваливали, как наблюдателей, наших же соотечественников, которые были от СНГ.

То есть представители власти привезли сюда большое количество наблюдателей не только от СНГ и представители других стран, которых специально пригласили и проплатили для того, чтобы они говорили, что выборы прошли без фальсификаций и так далее. Однако, например, таким людям которые имеют большой опыт в наблюдении за выборами Азербайджане, как Ирэна Ласото, директор Института Восточной Европы, гражданка США, представители Института демократов американского, им было отказано. Ирэна Ласото отказали в получении визы в посольстве Азербайджана в Вашингтоне. Поскольку эти люди имеют большой опыт работы, много наблюдали выборы, могли бы реально составить документы, оценку и так далее.

Олег Кусов: Россия поддерживает в Азербайджане демократические процессы, считает заместитель исполнительного секретаря правящей партии "Ени Азербайджан" Мубарис Курбанлы.

Мубарис Курбанлы: 6 ноября выборы в Азербайджане наблюдали из различных стран около двух тысяч наблюдателей. Из них большинство из стран СНГ. Наблюдатели из стран СНГ, в том числе из России, в своем докладе сказали, что эти выборы прошли демократично. Конечно, это раздражает оппозицию, они думали, что все должны сказать, что выборы прошли недемократично. А наоборот, большинство наблюдателей говорят, что выборы прошли демократично. Только наблюдатели из ОБСЕ критиковали выборы, но они тоже сказали, что, несмотря на то, что есть нарушения, выборы прошли спокойно. Наблюдатели из ОБСЕ в своем докладе говорили, что в 87% округах выборы прошли очень спокойно и демократично.

Почему оппозиция много критикует наблюдателей из СНГ или из России? Потому что они видят, что наблюдатели из России очень объективно оценивают ситуацию. Второе: наша оппозиция, тем более это радикальная оппозиция, вообще ненавидит Россию. Потому что эти люди - радикалы, управляются извне.

Олег Кусов: Мубарис Курбанлы убеждён, что деятельность азербайджанской оппозиции выгодна международным компаниям, не участвующим в осуществлении каспийских нефтяных проектов.

Мубарис Курбанлы: Я имею в виду, что, конечно, из-за границы финансируют не на правительственном уровне. Это люди, которые заинтересованы в хаосе в Азербайджане. Эти люди связаны с армянским лобби, с одной стороны, с другой стороны, есть нефтяные компании, которые участвуют в разработке Каспийского моря, а есть, которые не участвуют. Мы знаем, что в мире идет борьба между нефтяными компаниями, вот след идет и туда, где есть интересы нефтяных компаний в Каспийском бассейне. Они хотят здесь каким-то путем помешать конкурентам.

Олег Кусов: Москва пытается по-прежнему влиять на политические процессы в странах СНГ. Помогло ли её вмешательство во внутреннюю политику Азербайджана официальному Баку? Говорит руководитель Центра исследований "Восток-Запад" Аристун Оруджлу.

Аристун Оруджлу: Россия в этом смысле заняла несколько однобокую позицию. Такая же позиция была проявлена во время политического кризиса в Украине, когда Россия однозначно заняла позицию Януковича, и Путин даже поздравил его. А потом, что произошло, конечно, это все хорошо помнят. С Украиной можно было понять, потому что там Россия очень конкретно поддерживала Януковича. В Азербайджане же Россию до выборов не видно было фактически, за исключением того, что приехал господин Рушайло за месяц до выборов как руководитель миссии наблюдателей стран СНГ.

Конечно, этот его месседж, что он сказал во время встречи с председателем Центризбиркома Азербайджана, что нужно остановить эту радикальную оппозицию, я не думаю, что этот месседж был направлен оппозиции. Этот месседж скорее всего был направлен тем государственным чиновникам Азербайджана, которые традиционно считаются и считались пророссийскими, но как бы находились в пассивном состоянии. То есть это был такой мобилизационный месседж, призыв был фактически, что Россия вступает в открытую фазу игры борьбы в регионе или борьбы за регион, и она намерена противостоять Вашингтону или Западу.

Думаю, что в этом смысле Россия усугубила положение правительства Азербайджана. Потому что, насколько показывали наблюдения перед выборами, особенно за последние полгода перед выборами, у Запада особых намерений каких-то кардинальных изменений в Азербайджане не было. Напротив, Запад всячески старался, чтобы выборы пошли демократично. Но если выборы прошли бы демократично, они были прозрачными, в этом случае это тоже был бы выигрыш правительства Азербайджана. Но Россия фактически подтолкнула руководство Азербайджана на незаконные действия, на фальсификацию выборов, чему предшествовали аресты министров, считающихся традиционно прозападными политиками. Таким образом, лишив Запад поддержки внутри чиновничьего аппарата Азербайджана, Россия добилась того, что противопоставила Баку Западу. Естественно, в таком противостоянии Баку не может выиграть даже при поддержке России.

Олег Кусов: Это был руководитель Центра исследований "Восток-Запад" Аристун Оруджлу.

Директор Института мира и демократии Лейла Юнус, убеждена, что Москва не уделяет должного внимания Азербайджану.

Лейла Юнус: Правительство России всю жизнь наступает на одни и те же грабли. Достаточно сказать, что у нас почти три года нет посла России, поэтому говорить о какой-либо позиции России в Азербайджане сложно. Как вы представляете себе: такая страна, как Россия, здесь не имеет посла около трех лет?

Олег Кусов: Официальная Москва не заинтересована в демократических изменениях в Азербайджане, поскольку демократические процессы выведут эту бывшую советскую республике на более высокий уровень развития, что непременно принизит роль Кремля во внутренней политике южнокавкзского государства. Слово главному редактору бакинской газеты "Зеркало" Эльчину Шихлы.

Эльчин Шихлы: Хотелось бы, чтобы наблюдатели от России вели себя как демократы. Это, по сути, по определению невозможно. Потому что чисто ментально мы еще советские люди. А сами понимаете, в Советском Союзе демократии не было, мягко говоря. Поэтому наблюдатели от России, от той же самой Болгарии, они все говорят как в бывшие советские времена. У нас ребята шутят, иногда в заголовки выносят: в Багдаде все спокойно. Так не бывает.

Но я полагаю, чем демократичнее будет Азербайджан, тем сложнее будет российскому руководству работать с Азербайджаном. Придется считаться. Не потому что мы большие, сильные или можем чисто физически переиграть Россию - это все, естественно, утопично. Но в нормальной среде все считаются друг с другом независимо от того, у кого сильнее бицепсы, кто здоровее, а кто слабее. Просто есть объекты и субъекты международного сообщества и каждый из них, независимо от населения, независимо от мощи, все равноправны. Куда легче решать проблемы с младшим братом, чем с кем-то наравне. Просто больше усилий придется прикладывать и времени придется тратить гораздо больше. А это, видимо, просто некогда для такой державы как Россия.

Олег Кусов: Между тем жители Азербайджанской Республики ещё недавно смотрели на Россию как на прогрессивную страну.

Эльчин Шихлы: Несмотря на все минусы советского строя, не было демократии, прав человека, но Россия была локомотивом и окном в западный мир, в Европу. Мы через Россию получали всю ту литературу, которая была современна, приходила из Европы - это очень положительный момент. Но, тем не менее, после того, как Россия сама не решает свои проблемы с демократией, она тормозит, ей невыгодно, чтобы вокруг младшие бывшие браться как-то становились более демократичными. Хотя в этом плане Россия была флагманом, грубо говоря. В России гораздо больше демократии было всегда, в России всегда были светлые умы. Та же самая интеллигенция, те же самые журналисты. Мы, собственно говоря, всегда с большим удовольствием наблюдали работу наших коллег в прессе и по телевидению. Сейчас, к сожалению, в России, на мой взгляд, происходит в этом плане откат назад. Меня это угнетает.

Олег Кусов: Лидер партии "Мусават" Иса Гамбар на одном из оппозиционных митингов в Баку обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой отказаться от односторонней позиции в отношении к внутриполитическим процессам в Азербайджане.

Иса Гамбар: Я считаю, что это непродуктивно таким образом вмешиваться во внутренние дела Азербайджана, так открыто поддерживать авторитарную власть Азербайджана. Во-первых, вмешиваться во внутренние дела вообще недопустимо. Во-вторых, я думаю, что российские политические круги должны осознавать, что такими методами улучшить взаимоотношения между народами невозможно. По большому счету, это не дает никаких дивидендов России. Я не думаю, что защита авторитарного режима вокруг России - это продуктивно для самой России. В конечном итоге это напрягает взаимоотношения и вряд ли улучшает отношения к России в политическом смысле в Азербайджане и в других странах. Может быть, Россия заинтересована взять реванш за Украину в Азербайджане. Может быть, они этим путем удовлетворяют собственное чувство самолюбия. Но я думаю, что это неверный вариант.

Олег Кусов: Лидер партии "Мусават" Иса Гамбар считает, что Москва из-за своей односторонней позиции теряет доверие многих простых жителей Азербайджанской Республики.

Обзор научно-популярных журналов.

Ирина Лагунина Осенью на рынке научно-популярных журналов стало отчетливее разделение изданий на развлекательные и познавательные. Развлекательные журналы делают ставку на занимательность, не слишком заботясь о достоверности научной информации. Познавательные издания рассчитаны на более взыскательного читателя, готового разбираться в относительно сложном материале. Об этом - в очередном обзоре научно-популярных журналов беседуют доктор биологических наук Александр Марков и научный обозреватель Александр Сергеев.

Александр Марков: Чтобы это проиллюстрировать, можно привести в качестве примера такой характерный развлекательный журнал как "Гео-Фокус". Александр, в ноябрьском номере журнала "Гео-Фокус", какие мы имеем материалы?

Александр Сергеев: Мы имеем прежде всего замечательные, очень яркие картинки, которые можно просто разглядывать. Кое-где попадаются тексты, обычно очень короткие, веселые, увлекательные. Но другое дело, что достоверность некоторых материалов вызывает очень большие сомнения. Например, есть материал очень увлекательный про муравьев, которые умеют телепортироваться. Он так и озаглавлен "Американские муравьи атта, которые умеют телепортироваться". Речь идет о том, что матка этих муравьев живет в особом коконе, из которого она не может вылезти, потому что стенки очень прочные, а она очень большая. Отверстия в этом коконе очень маленькие. Ученые вроде бы наблюдали исчезновение матки из этого кокона с последующим ее появлении в другом подобном коконе на некотором расстоянии.

Александр Марков: Когда это наблюдали?

Александр Сергеев: Вот здесь, к сожалению, этого не написано, когда это наблюдали, и читатель может подумать, что это какое-то недавнее научное открытие. Но вот мы с Еленой Наймарк, которая готовила материалы для этого обзора, она провела некое расследование и обнаружила, что это сообщение впервые было обнародовано в 1938 году.

Александр Марков: 60 лет назад?

Александр Сергеев: 60 лет назад некие голландцы выступили с таким сообщением, что они наблюдали телепортацию у муравьев, причем там и телепатия упоминалась.

Александр Марков: То есть это, как я понимаю, вообще что-то псевдонаучное заведомо.

Александр Сергеев: В энтомологической литературе за последние 60 лет, прошедшие с этого сообщения, нигде не удалось обнаружить ссылок никаких на эту работу и какого-то развития этих идей. Зато это сообщение часто цитируется на всяких оккультных и мистических сайтах.

Александр Марков: Развлекательность жанра приводит к тому, что люди начинают вещи вообще недостоверные писать.

Александр Сергеев: Если журнал ставит перед собой задачу, чтобы его побольше покупали, то, наверное, это будет работать. Насколько я знаю из высказываний главного редактора этого журнала, они заметили, что появление не очень достоверных научных материалов, а также ошибок в публикациях не очень сказывается на читательском интересе. То есть заинтересованности материальной у журналов такой развлекательной направленности вроде как бы и нет, в повышении достоверности материалов.

Александр Марков: Кстати говоря, иногда даже достоверная информация дается так, что она путается. В том же журнале пишется в заметке про свойства вакуума, что у вакуума температура 2,9 градуса Кельвина. На самом деле известно, откуда возникает эта цифра - это температура космологического реликтового микроволнового излучения, того самого, которое осталось от эпохи горячей вселенной. Это не свойство вакуума - это свойство излучения, которое заполняет космос. Но путать космос с вакуумом - это просто грубая ошибка. И хотя это правильная информация по сути, она подана с ошибкой.

Если хочется избежать подобных недоразумений и действительно узнать о том, что думают ученые, тогда нужно обращаться к журналам познавательным. У меня есть такое впечатление, что в последнее время начала формироваться аудитория, желающая читать качественную достоверную научно-популярную информацию, и здесь одним из лидеров является журнал "В мире науки". Последний номер 11, он представляет просто замечательную совершенно подборку статей по самым разным темам, глаза разбегаются, на чем остановиться. Для себя я выделил очень интересную статью космологическую, которая как раз касается того самого микроволнового фона, про которую было напутано в "Гео-Фокусе", а здесь очень подробная, четко написанная статья о самых последних исследованиях микроволнового фона космологического. Именно его особенности, небольшие флуктуации температуры в разных направлениях на небе, являются самой тонкой информацией, из которой черпаются сведения о правильности тех или иных космологических моделей. Вот как это делается, как раз и описано в статье "Хорошо ли настроена Вселенная" в журнале "В мире науке". Причем там обсуждаются тонкие несоответствия между последними наблюдательными материалами и наиболее ходовыми теориями. Это не то, что опровержение теории относительности, космологии, а именно тот самый научный поиск, который характеризует настоящую науку.

Александр Сергеев: Я бы привел в качестве примера очень качественного материала в сентябрьском номере журнала "Что нового: в науке и технике", тема номера - рак, его причины, механизмы, которые приводят к возникновению рака, и перспективы развития методов лечения и так далее. В нескольких статьях рассматриваются очень сложные вопросы из молекулярной биологии. И что мне очень понравилось, этот журнал, кстати, издающийся немаленьким тиражом - десятки тысяч экземпляров, он совершенно не боится браться за самые сложные вещи. И там действительно в нескольких фразах очень понятно и популярно объясняются сложнейшие вопросы молекулярной биологии.

Они используют сложную терминологию. Обычно стараются в развлекательных журналах заменять сложные термины на простые слова, примерно подходящие по смыслу. Например, в статьях про рак обычно термин "пролиферация" заменяют словами "деление клеток". Это приблизительно то же самое, но на самом деле не то же самое. Термин "пролиферация" - процесс клеточного деления, которое приводит к увеличению числа клеток. Если клетка делится, но при этом с той же скоростью клетки отмирают - это уже будет не пролиферация. Но это надо объяснять. Легче просто написать - "деление клеток". "Что нового" пишет о пролиферации, объясняет термин в конце словарике.

Александр Марков: Надо сказать, что при чтении этой статьи у меня возникло впервые такое более-менее объемное представление о том, чем занимаются, собственно говоря, онкологи и в чем суть проблемы рака.

Александр Сергеев: Здесь замечательно объяснено самое главное, что многоклеточный механизм сталкивается с такой проблемой, что каждую клетку нужно все время держать под контролем. Что каждая клетка стремится размножиться, но поскольку она многоклеточного организма, это ее стремление тормозится. Клетка должна стремиться только тогда, когда это выгодно организму. И для того, чтобы это контролировать, существует целый комплекс сложных систем управления.

Александр Марков: И когда в нем происходят вполне определенные нарушения, тогда и начинаются всякие заболевания типа рака.

Александр Сергеев: Но поскольку там много степеней защиты, должно произойти сразу много, несколько - 8-10 нарушений, чтобы клетка превратилась в раковую. Если произойдет только одно, два, три нарушения - ничего страшного.

Александр Марков: Такого класса статьи, если их печатают глянцевые журналы, пусть научно-популярные, но массового тиража - это все-таки говорит о том, что есть аудитория, которой нужны такие статьи.

Александр Сергеев: Я думаю, что просто проходят те времена, когда необходимо было держать читателя за идиота, что он берет в руки журнал, только чтобы поваляться с ним на диване и чтобы, не дай бог, не напрягать свою голову, просто какую-то жвачку для ума получить. Конечно, сейчас все больше людей, которым приятно подумать, пошевелить извилинами, разобраться в сложной статье. Я думаю, что многие люди получают гораздо большее удовольствие от чтения такой статьи, в которой есть некий вызов его интеллектуальным способностям. И когда такую статью он прочтет и поймет, у него тоже эндорфин выделится, у него произойдет радость понимания.

Александр Марков: Мы же не удивляемся тому, что люди ходят в спортзал на тренажеры, напрягают там мышцы, устают, казалось бы, занимаются физическим трудом. Это им в радость. Почему-то есть такое мнение, что работать головой не может быть удовольствием, которым человек занимается в свободное от работы время. И если даже какая-то в этом есть правда, что многие не любят так напрягаться, то это скорее моды на это не было. Видимо, в последнее время эта мода начала формироваться.

Александр Сергеев: С биологической точки зрения, для замученного на грани выживания организма наиболее актуальная проблема отдохнуть, поспать, поесть, расслабиться. А когда общество немножко начинает стабилизироваться, начинают другие инстинкты проявляться - познавательный инстинкт. Мы по происхождению своему собиратели, нам интересно покопаться, поковыряться, разобраться, понять, как это устроено.

Александр Марков: К сожалению, время от времени, видимо, из-за нехватки редакционных сил возникают некие проколы. И вот это бывает обидно, когда вдруг попадаются явные дефекты перевода. Например, говорится про астероидную опасность и пишется: ширина астероида 320 метров. Или, например, идет речь про вредные опасные газы и в списке появляется окись углеводорода. Что это такое, думаю, что ни один химик не ответит. Вот такие недостатки конкретно в журнале "Что нового" характерны для переводных статей, видимо, там есть определенные проблемы с редактированием переводов.

Александр Сергеев: Совершенно верно. Я тоже заметил, что переводные тексты уступают по качеству оригинальным текстам. Похоже, просто научного редактора не хватает хорошего. Авторов они находят хороших, которые пишут оригинальные статьи, грамотных, которые не допускают ошибок.

Александр Марков: Кстати, журнал "Что нового", раскрою маленькую редакционную тайну, хотя написано там в выходных данных, журнал "Что нового" является российской версией американского журнала "Popular Science", который по уровню сложности находится скорее в категории развлекательных, нежели познавательных журналов. И поэтому переводные статьи в журнале "Что нового" полегче всегда, а редакция старается компенсировать более серьезными и глубокими статьями, написанными российскими авторами.

В журнале "В мире науки" ситуация во многом противоположная. Там прототипом американским является журнал "Scientific American" - это один из самых серьезных научно-популярных журналов в мире. И скорее они более-менее сложную, глубокую информацию, которую дает журнал "Scientific American", который, кстати, очень неплохо переводится в последнее время, они в небольшом количестве разбавляют нашими новостями науки, которые полегче и послабее бывают написаны или, скажем, интервью с учеными, которые тоже не всегда бывают ровными. Здесь как бы обратный перекос имеется.

Александр Сергеев: Все статьи, которые мне доводилось читать в журнале "В мире науки" наших ученых, мне очень понравились.

Александр Марков: В целом журнал очень хорошего класса. Но все-таки в большинстве научно-популярных журналов, например, "Что нового" или "Популярная механика" все-таки встречаются ошибки, ляпы, неточности. Можно ли как-то повлиять на редакции, чтобы они серьезнее относились к этим вещам?

Александр Сергеев: Сложный вопрос. Очень хотелось бы. Многие читатели возмущаются. Я просто являюсь ведущим научно-популярного сайта и посетители очень часто пишут на форуме и в личной переписке, что они постоянно натыкаются на материалы с ужасными ошибками, на халтурную работу научных журналистов. Что с этим можно сделать? Такое впечатление, что всем плевать на качество и достоверность.

Александр Марков: А может быть писать об этом надо не на форуме, а непосредственно в редакцию журнала? У меня был опыт работы редактором, заместителем главного редактора в двух правда не научно-популярных, но компьютерных журналах. Так вот не так уж много получает редакция писем читателей. Хорошо, если придет одно письмо на каждую статью. И поэтому каждое письмо, тем более с корректной и содержательной критикой, с указанием на ошибки, вообще-то говоря, в редакции воспринимается совершенно всерьез. Это не надо думать, что редакция завалена сотнями тысяч писем. Нет, в редакции прочитают все письма и будут относиться к ним всерьез. Может быть надо писать в редакции?

Александр Сергеев: Кстати, замечательная мысль. Я, например, до сегодняшнего дня тоже думал, что редакции получают такую массу, писать совершенно бесполезно о каких-то обнаруженных ошибках. Если это не так - это вообще нужно донести до публики. Тогда, действительно, может стоит людям писать письма в редакцию?

Детей-инвалидов посещает музей Ахматовой.

Ребенок-инвалид или, как теперь принято говорит, ребенок с ограниченными возможностями, это полноценный член общества. Так же, как и другие дети, он имеет право получать образование, читать книги, посещать в музеи. В европейских и американских музеях люди на инвалидных колясках - обычное явление, в большинство российских музеев человеку в коляске просто не попасть. Музей Анны Ахматовой в Петербурге - не исключение, но здесь нашли выход из положения. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Музей Ахматовой в Фонтанном доме - место особенное. Здесь всегда что-то происходит - концерты, выставки, чтения стихов, представления книг, детские рождественские спектакли - жизнь кипит рядом с мемориальными комнатами Ахматовой. Но и сам музей как таковой не выглядит застывшим, например, давно уже действует очень успешный проект под названием "Сундук Шереметьевского чердака", некая игра, когда посетителям предлагается взять те или иные подлинные вещи начала века, определить, что это такое - порой это бывает непросто, а потом найти этой вещи место в экспозиции. Во время такой экскурсии загораются все, особенно дети, другое дело, что не все дети могут прийти в музей. Детям-инвалидам по крутой старинной лестнице не забраться. Говорит заведующая научно-просветительским отделом музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме Светлана Прасолова.

Светлана Прасолова: Несколько месяцев мы в музее проводим программу "Пишем письма" о том, чтобы нам установили подъемники в музее, чтобы увеличить нам доступность музея для тех, кто не может к нам придти по нашей на самом деле крутой лестнице.

Татьяна Вольтская: А пока этот вопрос не решен, при финансовой поддержке Совета министров Северных стран появился проект, альтернативный "Сундуку", - "Музей в чемодане".

Светлана Прасолова: Сундук мы с собой взять не можем, но мы берем чемодан, в котором отбираем вещи старые и едем к детям. Едем не только в школы-интернаты, но и к детям на дому. Сейчас мы уже побывали в школе-интернате 584 а Озерках, сотрудничаем со школой "Динамика", которая работает как раз с детьми с проблемами опорно-двигательного аппарата. И мы работаем с детьми, с родителями на дому. Приезжаем конкретно адресно к одному ребенку.

Татьяна Вольтская: Помогает в этом детский хоспис и ассоциация родителей детей-инвалидов. Посетить детей в школе, в интернате - это совсем не то, что прийти к ребенку домой, - говорит старший научный сотрудник научно-просветительского отдела музея Светлана Аникина.

Светлана Аникина: Когда ты приезжаешь в класс, в группу, там несколько человек взаимодействуют, общаются и в этом общении получается что-то интересное. Когда ты приходишь к ребенку на дом, он там один. Нужно сделать так, чтобы ему было интересно. Я предлагала поучаствовать родителям и с удовольствием они поучаствовали. Это здорово в том, что ребенок вместе со своими родителями вовлечен в игру.

Татьяна Вольтская: То есть не получается, что вам нужно играть театр одного актера?

Светлана Аникина: Это всегда взаимодействие. Я прихожу с чемоданом, меня встречают люди: музей в чемодане - что это такое? Мы ставим чемодан на столик, открываем, а там подлинные исторические вещи. Перчатка лайковая... Мы не можем, к сожалению, возить те самые вещи, которые принадлежали Анне Ахматовой, но это подлинные вещи той эпохи. И мы можем предположить, что вещами такими же, как эти, могла пользоваться Анна Ахматова, могли пользоваться ее современники.

Татьяна Вольтская: Вы, конечно, ездите к более старшим детям?

Светлана Аникина: От пятого класса и старше. На самом деле есть специальная особенность работы с теми, кто младше и детьми более старшего возраста. Так же в игру вовлечены реальные исторические документы и стихи Анны Ахматовой. Ребенок сначала, изучив вещи, он может взять их в руки, потрогать, предположить, что это. Был случай, что бабушка ему начала сама рассказывать, что это такое и мне даже не пришлось вмешиваться - это получилось очень здорово, очень интересно. И после того, как все вещи осмотрен, ему предлагается выбрать какую-то одну, которая показалась ему наиболее интересной. У меня ребенок выбрал елочную игрушку в виде ангелочка. Дальше мы уже начинаем фантазировать - а кому она могла принадлежать? В какой ситуации она использовалась? Тем самым погружаемся в историческую реальность.

Затем для детей более старшего возраста предлагается выбрать реальный исторический документ из тех документов, которые у нас есть. Это воспоминания, статьи, отрывки из докладов, из того самого знаменитого ждановского постановления 46 года о журналах "Звезда" и "Ленинград", об Анне Ахматовой и Михаиле Зощенко. Его задача такая - выбрать документ, который, как ему кажется, подходит к его вещи и продолжает ту историю, которую мы только что придумали. После этого выбирает стихотворение Анны Ахматовой, каким-то образом, совершенно непостижимым для нас, но абсолютно реальным для него, это стихотворение связано с данной вещью, с его историей и с документом, который он выбрал. И затем рассказывает свою историю. А я уже, как человек направляющий, рассказываю не фантазии, а то, что было в действительности.

Татьяна Вольтская: Имеет смысл так фантазировать на довольно конкретном материале? Что это дает?

Светлана Аникина: Тут надо быть очень осторожным, потому что бывает, что их фантазии заводят к таким вещам, которых просто быть не могло. И тут как раз нужно очень аккуратно, очень деликатно направить, подсказать так, чтобы у него сложилось правильное представление. Например, мой ребенок, выбравший елочную игрушку, выбрал стихотворение: "Постучи кулачком, я открою, я тебе открывала всегда. Я теперь за высокой горою, за пустыней, за ветром и зноем, но тебя не предам никогда...". Для ребенка, который пережил определенные трудности, преданность близких, то, что они его не бросят - это очень важно. Он выбрал это не потому, что это было связано с той историей, которую он придумал, это действительно было важно для него. А моя цель была все-таки рассказать ему, почему это стихотворение появилось. А оно появилось после того, как Анна Ахматова узнала о гибели соседского мальчика, дорогого ей, она много с ним занималась перед этим.

Татьяна Вольтская: Услышав рассказ Светланы Аникиной, я решила и сама прийти к мальчику, выбравшему в чемодане елочную игрушку. Им оказался 16-летний Игнатий Хренов, больше года назад перенесший тяжелейшую операцию на головном мозге. Его интеллект не пострадал, а вот двигательные функции, включая речь, восстанавливаются очень медленно. Он всегда был деятельным, занимался журналистикой во Дворце Творчества Юных, и теперь каждая возможность общения для Игната - подарок. Тем более, когда домой приходит музей.

Игнат: Мне очень понравилось, такое необычное ощущение. Ведь в музее нельзя трогать руками, а здесь много вещей, которые можно было потрогать, ощутить ту эпоху.

Татьяна Вольтская: А что тебе больше всего понравилось из этого чемодана?

Игнат: Игрушка для елки - девочка с лицом веселым.

Татьяна Вольтская: И какую ты придумал историю о ней?

Игнат: Про то, что она могла быть на празднике Нового года у Гумилева в доме или у самой Ахматовой.

Татьяна Вольтская: А как ты думаешь, маленький Лева Гумилев мог видеть эту девочку?

Игнат: Наверное, еще мог, еще не начались репрессии, не было отмены праздника Нового года.

Татьяна Вольтская: Игнат, ты говоришь о таких довольно специальных вещах, как отмене Нового года, репрессиях, ты знал о них раньше или тебе рассказали во время экскурсии?

Игнат: Я что-то знал, потому что мы в классе ставили по Ахматовой спектакль.

Татьяна Вольтская: А кроме елочной игрушки, еще тебя поразили какие-то документы, какие вещи?

Игнат: Запомнилась лайковая перчатка той эпохи, она очень красивая, тонкая очень, на изысканную руку.

Татьяна Вольтская: Конечно, родители Игната тоже рады, что к нему приехал музей. Отец - Константин Хренов.

Константин Хренов: Я считаю, что это замечательная акция. И хотелось бы, чтобы это как-то развивалось в дальнейшем.

Татьяна Вольтская: Мать Елена Сергеевна подчеркивает, что Игнат, раньше очень общительный, теперь особенно зависит об общения, от социума.

Елена Хренова: Когда к нему вообще в гости приходят - для него это важно. А когда это связано с каким-то развивающим моментом, новой информацией, новый способ познания мира, жизни, он это любит и ему это нужно. Поэтому, конечно, хорошо. Мы не можем себе позволить часто с ним куда-то выезжать, он устает элементарно. Поэтому спасибо большое.

Татьяна Вольтская: В гостях у детей бывает с Музеем в чемодане и Светлана Прасолова. Один мальчик выбрал у нее большой нож для разрезания бумаги, но никак не мог придумать к нему историю, все повторял, что этим ножом "игрались".

Светлана Праслова: А документ мальчик выбрал 17 года, когда Ахматова приезжает в Слепнево - это имение Гумилевых, и навещает, возможно, сына, которому пять лет. Получилось у нас тогда создать историю о том, что действительно этим ножом игрался тот же Лева Гумилев, который когда-то мог взять этот нож со стола отца, и действительно для него это была сабля.

Татьяна Вольтская: Не трудно приходить к больным детям - по-моему, в их присутствии каждый взрослый чувствует себя чуточку виноватым?

Светлана Аникина: Если ты едешь с настроем, что ты увидишь человека больного и обделенного, может быть и будет дискомфорт. А если ты едешь с настроем, что ты увидишь человека, которому ты можешь чем-то помочь, тут же не возникает проблемы, каким ты его увидишь, как тебе сложно будет. Главное - это желание помочь человеку.

Светлана Праслова: А для меня порой даже с детьми-инвалидами проще найти общий язык. Особенно дети из детского хосписа, которые не просто ограничены в передвижениях, ограничены еще вообще в своей жизни. Мир замыкается на каком-то внутреннем мире, они зачастую даже не готовы принять внешний мир. И когда к ним идет какой-то человек извне, то это благодарность. И у них интереснее получаются даже истории.

Татьяна Вольтская: В Европе детям гораздо легче выходить из дома, посещать музеи. Рассказывает наш корреспондент из Берлина Юрий Векслер.

Юрий Векслер: Германское общество прошло огромный путь от уничтожения инвалидов в нацистские времена до сегодняшней ситуации, при которой инвалиды максимально приравнены в правах со всеми остальными гражданами. Помощь инвалидам в Германии оставалась добровольным делом бесчисленных благотворительных и общественных организаций до принятия в марте 2002 специального закона об инвалидах, смысл которого в том, чтобы исключить любые ограничения на участие инвалидов во всех формах жизни, как трудовой, так и общественной. Благодаря этому закону, теперь все виды транспорта в Германии - автобусы, метро, электрически оборудованы приспособлениями, обеспечивающими въезд инвалидных колясок и кресел, а общественные здания, в частности, рестораны, кафе, кинотеатры, театры, концертные залы, учебные заведения и другие общественные здания оборудованы как специальными въездами и лифтами, так и специальными туалетами для инвалидов, которые есть теперь и в скоростных поездах.

Детям-инвалидам оказывается в рамках закона особая разносторонняя поддержка. Поэтому, например, желание психически здорового ребенка-инвалида посетить концерт или спектакль осуществляется легко и беспрепятственно. Говорит педагог берлинской школы имени Марианны Бугенхальген, школы для детей с физической инвалидностью.

Педагог: Само собой разумеется, что мы посещаем с детьми театры и концерты. Транспортные расходы берет на себя управление школами, а за билеты частично платят родители.

Юрий Векслер: Я спросил: посещают ли дети инвалиды концерты и спектакли в индивидуальном порядке, например, в сопровождении родителей?

Педагог: Несомненно, так как для организации такого культпохода нет никаких препятствий.

Юрий Векслер: Надо отметить, что в Германии есть специальные службы с мини-автобусами, которые могут взять на себя доставку в театр или на концерт такого не совсем обычного зрителя. Существует множество благотворительных организаций на местах, которые могут взять на себя расходы такого рода. Сами же билеты на концерты и спектакли продаются инвалидам с большой скидкой. За последнее время в Германии возник так же новый благотворительный фонд "Детская мечта", который специализируется на выполнении самых страстных желаний больных детей, в том числе и детей-инвалидов.

XS
SM
MD
LG