Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские правозащитники называют выборы в Чечне фальсификацией; Саудовская Аравия: союзник или враг в войне с террором? Сказание о новом Туране; Общественные слушания: культура отношений власти с населением


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[30-11-05]

Российские правозащитники называют выборы в Чечне фальсификацией; Саудовская Аравия: союзник или враг в войне с террором? Сказание о новом Туране; Общественные слушания: культура отношений власти с населением

ВедущаяИрина Лагунина

Ирина Лагунина: Новый парламент Чечни, сформированный в результате выборов в это воскресенье, соберется на первое заседание уже в течение ближайших 10-12 дней. Российские власти назвали это волеизъявление свободным и законным, независимые наблюдатели отметили, что свободными выборы в обстановке страха по определению быть не могут, иностранные журналисты окрестили их полной и безоговорочной победой Кремля, правозащитники - подлогом и фальсификацией выборов с самого начала. Я передаю микрофон моему коллеге Андрею Бабицкому.

Андрей Бабицкий: По ничтожности и убожеству процесса нынешние выборы в Чечне едва ли качественно отличались от всех предыдущих плебисцитов, которые федеральная власть проводила на территории республики, говорит сотрудник назрановского офиса правозащитного общества "Мемориал" Усам Байсаев. Но у этого последнего голосования есть свои комические, и не только, особенности. Из комического, к примеру, абсолютно точный прогноз по большинству избирательных участков об итогах голосования: предсказания, которыми правозащитники охотно делились с журналистами, оправдались на сто процентов. Рассказывает Усам Байсаев.

Усам Байсаев: Мы имели беседу с журналистами, которые приезжали на выборы освещать, и сразу им говорили: смотрите, 7 избирательный участок - там будет избран депутатом, например, Закриев Салман, на 8 избирательном участке мы говорили, что будет избран Айдамиров Асланбек. Это говорили за день голосования собственно. Мы утверждали, что в Старопромысловском районе будет Таштимирова Злата избрана депутатом. Мы говорили, что в Шатое будет избрана депутатом жена Эли Исаева. В принципе все, как мы и предполагали.

Андрей Бабицкий: Сопредседатель Республиканской партии России Владимир Лысенко утверждает, что места в парламенте распределялись задолго до выборов по договоренности с Рамзаном Кадыровым, и никто в республике даже не думал делать вид, что речь идет о свободном и честном голосовании.

Владимир Лысенко: Единственная партия, которая не ходила к Рамзану Кадырову - это была Республиканская партия. Мы не собирались с ним согласовывать кандидатуры. Хотя знаем, что все остальные представители партий ходили к Рамзану, и он говорил условно так: в вашем списке давайте мне половину мест, тогда я вам гарантирую, что вы проходите в чеченский парламент.

Андрей Бабицкий: В результате Республиканская партия, которая сформировала предвыборный блок, была снята с дистанции до выборов.

Владимир Лысенко: Избирком Чечни, хотя мы собрали 80 тысяч подписей, а надо было всего 20, он нашел в этих подписях, что там где-то не расписались в нескольких местах люди, и наш список был снят с избирательного забега.

Андрей Бабицкий: Но главный принцип, который лег в основу отбора членов будущего парламентского коллектива - это родственные связи, причем либо самого Рамзана Кадырова, либо разрешенные им, говорит сотрудник "Мемориала" Усам Байсаев.

Усам Байсаев: Если, допустим, в одном районе главой администрации является человек по имени Додаев, а кадыровские структуры там возглавляет его брат, тоже Додаев, то вопрос - кто будет депутатом парламента от этого района? Додаев, если не брат, то двоюродный брат. Где-то избран зять Кадырова, в другом месте избран брат его жены. Примерно ситуация с выборами в Чечне такая.

Андрей Бабицкий: Сопредседатель Республиканской партии России Владимир Лысенко утверждает:

Владимир Лысенко: Это будет парламент Рамзана Кадырова. Как и республика сегодня фактически является его вотчиной, так и чеченский парламент будет теперь наполнен его людьми. Ясно, что он будет командовать Чечней и парламентариями чеченской республики.

Андрей Бабицкий: Но вместе с тем в сельской местности, по словам Усама Байсаева, наблюдателями был зафиксирован серьезный рост количества участвовавших в выборах.

Усам Байсаев: Наши ребята разъехались, взяли районы горные, равнинные села, пытались вести мониторинг в городе Грозный. Что мы видели? По сравнению с предыдущими выборными кампаниями, референдумом, выборов первого президента, второго, какая-то явка людей в селах, в некоторых районах некоторая наблюдалась. Например, в селе Самашки люди пошли голосовать. Раньше они не шли туда вообще, за исключением может быть милиционеров и сотрудников каких-то административных учреждений. Но опять же явка была ниже необходимых 25%. Например, на избирательном участке 19 (я говорю о Самашки), где зарегистрировано 1700 избирателей, пришло за день около 220 человек. То есть явка была явно ниже той, которая необходима для того, чтобы эти выборы были признаны состоявшимися.

Андрей Бабицкий: Причина электорального оживления в сельских районах вовсе не в росте политической сознательности. Просто соискатель места в парламенте имеет друзей и родственников.

Усам Байсаев: Эти люди, как правило, выдвигаются из тех населенных пунктов, где они жили, работали, родились, учились, где у них масса знакомых, родственников и так далее. То есть на какое-то определенное количество людей они во время выдвижения надеются. В тех же Самашках на выборы пошли те, кто знает конкретно этого кандидата, например, Гушакаева. Он работал долго в этом селе, районе. То есть какой-то политической мотивации, чтобы пойти избрать достойного депутата, который представлял бы их интересы в этом парламенте, у них не было. Было просто проявление родственных отношений.

Андрей Бабицкий: А вот город, утверждает Усам Байсаев, на сей раз фактически вообще отказался голосовать, а это треть избирателей по республике.

Усам Байсаев: Грозный, в отличие от населенных пунктов на равнине, маленьких, сел поселков, каких-то аулов горных, город изначально представляет собой более свободное пространство. Там люди приехали с разных населенных пунктов, зачастую сосед в доме не знает соседа, откуда он, их не связывают родственные отношения. Естественно, там людей не было вообще. По предположению наших ребят, опять же наблюдавших со стороны, на каждый избирательный участок приходило в среднем за час два-три человека, в некоторых местах больше - пять человек.

Андрей Бабицкий: Провал очередного кремлевского проекта неминуем, считает Владимир Лысенко, поскольку изначально вся модель базировалась на идее фальсификации, а не на плане мирного урегулирования, который мог бы собрать в парламенте людей с различными политическими взглядами, действительных представителей интересов разных групп населения. В этом случае парламент имел шанс стать пространством переговоров между конфликтующими сторонами.

Владимир Лысенко: У меня есть большие сомнения, что прошедшие выборы в парламент Чечни смогут коренным образом улучить ситуацию в Чеченской республике, поскольку реально, к сожалению, политического урегулирования не получилось, да, по-моему, Кремль особенно к нему не стремился. И в этом отношении я хотел отметить, что даже голосование, которое было два года назад, когда Госдуму "Единая Россия" потеряла больше 25%. То есть это говорит о том, что сегодня чеченские граждане не верят уже и партии власти, и президенту, что они могут реально улучшить, стабилизировать, нормализовать ситуацию в Чечне.

Андрей Бабицкий: Каков даже не статистический, понятно, что такой статистики быть не может, хотя бы примерный объем фальсификаций? - спрашиваю я у сотрудника "Мемориала" Усама Байсаева.

Усам Байсаев: Наши ребята мониторили, например, на участке № 361, председателем избирательной комиссии являлся Абдул-Хамед. Он утверждал, что на 11 часов у него проголосовало 400 человек, это на тот момент, когда наши ребята его опрашивали. Так же находились наблюдатели от политических партий, считавшие каждого избирателя, опустившего бюллетень в урну, они утверждали, что туда пришло к этому времени только 45 человек. Цифра была завышена почти в десять раз. На участке № 369, например, улица Грибоедова 75, на 12.00 по данным председателя комиссии Башаевой Малики проголосовало 198 избирателей. Наблюдатели же, в частности, наблюдатели от "Яблока" утверждали, что проголосовали 75 человек. Опять завышенная цифра в два с лишним раза. Примерно такие же цифры на всех участках, где наши мониторы побывали.

Андрей Бабицкий: Ну и, наконец, очень любопытное и неожиданное не для чеченцев наблюдение. Владимир Лысенко помнит еще дудаевский парламент, и сравнение далеко не в пользу кадыровского.

Владимир Лысенко: Он ведь довольно был жестко оппозиционный Джохару Дудаеву одно время, и там было много известных чеченцев, которые потом уехали из Чечни в Россию. Они реально были противовесом исполнительной власти и тому диктаторскому режиму, который Дудаев пытался установить в Чечне. Я думаю, что в нынешней Чечне парламент будет полным придатком исполнительной власти. И сказать, что с появлением парламента Чечня стала мирным демократическим или полудемократическим государством, я думаю, что на сегодняшний день абсолютно невозможно. И пока в Чечне не будет достигнут политический мир, все эти разговоры о том, что Кадыров там навел порядок - это все дело нескольких дней, а потом все начинается сначала.

Андрей Бабицкий: Смешно говорить о выборах, утверждают оба мои собеседника, но говорить надо. Хотя ничего и не изменить. Пока...

Саудовская Аравия: союзник или враг в войне с террором?

Ирина Лагунина: В Сенате США прошли слушания, тема которых была сформулирована так: "Саудовская Аравия: союзник или враг в войне с террором?" Эксперты, приглашенные законодателями, высказали диаметрально противоположные точки зрения. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: До второй мировой войны Америке хватало собственной нефти. Война в полной мере продемонстрировала стратегическое значение этого ресурса. Уже в 1943 году разведанные месторождения на территории США начали истощаться. Взоры Вашингтона обратились к Персидскому заливу. Президент Рузвельт подписал закон о ленд-лизе для Саудовской Аравии, заявив при этом, что "оборона Саудовской Аравии жизненно важна для обороны Соединенных Штатов". В феврале 1945 года Рузвельт с Ялтинской конференции направился в Египет. Его крейсер Quincy пришвартовался у берега Большого Горького озера. Здесь, не сходя с палубы, он принял саудовского короля Абд эль-Азиза, которого тоже доставили в Египет американским военным кораблем.

У экипажа была масса хлопот с венценосным пассажиром: он потребовал погрузить на борт стадо живых баранов, которых ежедневно резали повара, и отказался спать в каюте, приказав разбить на палубе шатер.

Собеседники быстро достигли взаимопонимания. Американцы получили право построить на саудовской территории военно-воздушную базу Дахран и нефтепровод к Средиземному морю. Король, покалечивший ногу в битвах с соседями, пришел в восторг от инвалидной коляски президента, и Рузвельт подарил ему точно такую же (он всегда возил с собой запасную). Абд эль-Азиз в ответ преподнес президенту костюм шейха и золотой кинжал, а сопровождавшим его первой леди и дочери - хиджабы наложниц гарема.

Однако в апреле того же года Рузвельт скончался. Занявший его место Гарри Труман дезавуировал политические договоренности, достигнутые на Большом Горьком озере. "Мне очень жаль, джентльмены, - заявил он своим помощникам, - но среди моих избирателей нет сотен тысяч арабов". В 1948 году Труман признал Государство Израиль, и в отношениях США с Саудовской Аравией наступили долгие заморозки.

Лишь три десятилетия спустя, в мае 1977 года, четвертый сын Абд эль-Азиза наследный принц Фахд встретил в Вашингтоне теплый прием - президент Джимми Картер назвал Саудовскую Аравию главным союзником США в регионе и предложил партию истребителей F-15 Eagle, в то время самую современную боевую машину. Через год Сенат утвердил сделку, а в Вашингтоне открылось представительство Организации Освобождения Палестины.

После 11 сентября 2001 года репутация аравийской монархии в США потерпела сокрушительный крах. 15 из 19 угонщиков, а также сам главарь террористической сети, оказались выходцами из Саудовской Аравии. Вскрылись многочисленные факты поддержки исламских экстремистов членами королевской семьи. На самом деле они прямые потомки основателя ваххабизма: предок нынешнего короля в шестом колене, эмир Мухаммад ибн Сауд, был женат на дочери Мухаммеда Абд эль-Ваххаба. Об отделении церкви от государства в Саудовской Аравии и слыхом не слыхивали. Монарх одновременно исполняет и роль верховного пастыря. Дом Саудов - это и есть ваххабиты. Однако поборники истинной веры считают вероотступниками погрязших в роскоши и развращенных благами западной цивилизации правителей. Согласно распространенной версии, в 1979 году (этот год был переломным для мусульманского мира - год прихода к власти в Иране аятоллы Хомейни и захвата Великой мечети в Мекке) экстремистское крыло ваххабитов заключило с Саудами "пакт о ненападении": монархию оставляют в покое в обмен на финансирование глобальной экспансии ваххабизма.

11 сентября смертельно напугало саудовскую династию. Они развернули наступление на террористов внутри страны. На атаки спецназа террористы ответили взрывом 12 мая 2004 года в жилом комплексе в Рияде, убившим 35 человек, в том числе девятерых американцев. Наследный принц, ставший теперь королем Абдалла обратился тогда к подданным с призывом сокрушить "силы зла".

Но в Вашингтоне многие по-прежнему не доверяют саудовцам. Недавно председатель сенатского комитета по юридическим вопросам Арлен Спектер провел слушания, в ходе которых пытался выяснить, что стоит за фасадом американо-саудовской дружбы. Один из экспертов, директор Центра религиозной свободы (Center for Religious Freedom) Нина Шиа, рассказала о том, что в американских мечетях в изобилии циркулируют сочинения, изданные в Саудовской Аравии и проповедующие ненависть к представителям других конфессий и к Америке. Центр религиозной свободы опубликовал в этом году доклад на эту тему.

Нина Шиа: Различные саудовские издания, собранные нами для исследования, утверждают, что ненависть к христианнам и евреям - религиозный долг мусульманина, и предостерегают от подражания или оказания им какой бы то ни было помощи. Они насаждают презрение к Америке за то, что она управляется демократически принятыми гражданскими законами, а не тоталитарным ваххабитским исламским законом. Некоторые издания запрещают мусульманам принимать американское гражданство до тех пор, пока этой страной правят неверные. Учебники, которые проштудировали наши сотрудники, сами мусульмане, содержат поучения в нацистском духе, исполненные ненависти и евреям, и выдают "Протоколы сионских мудрецов" за исторический факт. Как вам, г-н председатель, известно, протоколы эти использовал Гитлер для индоктринации молодежи, а теперь они экспортируются Саудовской Аравией - правительством Саудовской Аравии - в Соединенные Штаты.

Владимир Абаринов: Другим свидетелем был Гулям Бакали - член попечительского совета Исламской ассоциации Северного Техаса, имам. Он заявил, что его глубоко огорчают подозрения в сочувствии террористам, и сообщил, что литература, о которой идет речь, не предназначена для широкого распространения.

Гулям Бакали: На самом деле большинство наших членов не имеет доступа к библиотеке, если только оно не требуется им для научных исследований или чего-то подобного. Библиотека - лишь малая часть того, чем мы занимаемся. По нашему мнению, этот доклад искажает нашу работу. Мы просто не знали, что у нас есть такие материалы, и мы их, конечно же, не одобряем. Мы приглашаем ваш комитет посетить наш центр и познакомиться с нашими сотрудниками лично.

Владимир Абаринов: Сенатора Джона Кайла интересовал вопрос о финансировании Саудовской Аравией террористических организаций. Эксперт Центра стратегических и международных исследований Энтони Кордесман заверил его, что сведения о таком финансировании сильно преувеличены.

Джон Кайл: Бывший главный юрисконсульт министерства финансов заявил в своих показаниях моему подкомитету, что Саудовская Аравия - эпицентр финансирования терроризма по всему миру. Вы отметили, что в 90-е годы саудовское правительство взяло под контроль эти финансовые потоки и резко их ограничило, а быть может, и вовсе пресекло. Вы не согласны с оценкой министерства финансов или вы утверждаете, что с тех пор ситуация изменилась?

Энтони Кордесман: Сенатор, огромные суммы саудовских денег уходят туда, куда они не должны были бы уходить. Если вы говорите о главном источнике финансирования экстремистских организаций вне страны, то это Саудовская Аравия. Если вы говорите о финансировании терроризма, то это не Саудовская Аравия.

Владимир Абаринов: Однако другой специалист, Стив Эмерсон, исполнительный директор Центра по расследованию терроризма (Investigative Project on Terrorism), который собрал одну из крупнейших в мире баз данных о терроризме, с этой точкой зрения не согласен.

Стив Эмерсон: Не думаю, что можно провести четкую юридическую границу между финансированием терроризма и финансированием экстремизма. Но я считаю, надо отдавать себе отчет в том, что миллиарды долларов, которыми саудовское правительство накачивает радикальный ислам и проповедь ваххабизма посредством печатных изданий, вэб-сайтов, квазиобщественных, а на самом деле правительственных организаций - что тем самым они пропагандируют картину мира, в которой оправданы нападения на нечестивых евреев и христиан и атаки, подобные терактам 11 сентября. Финансирование саудовцами экстремизма создает атмосферу, в которой зарождается вирус терроризма.

Владимир Абаринов: Сенатор Чарльз Шумер полагает, что саудовские власти делают очень мало для того, чтобы исчезла ненависть подданных королевства к представителям других конфессий. Но, по мнению Энтони Кордесмана, у сенатора предвзятый взгляд на саудовцев.

Чарльз Шумер: Разве это неправда, что официальный саудовский сайт говорит, что убивать евреев хорошо? Как мы должны реагировать на подобное здесь в Америке, да и повсюду в мире? Почему они не прекратят это?

Энтони Кордесман: Нет, сенатор, я с вами не согласен. Я думаю, это взгляды маргинального экстремистского крыла. Думаю, их путают с другим учением.

Чарльз Шумер: Они утверждают, что терроризм против евреев в Израиле, против женщин, детей - это очень хорошо, на эту тему существуют бесчисленные заявления саудовских лидеров. Они только после 11 сентября изменили свои официальные взгляды. Я думаю, этого слишком мало. Разве не должны они предпринять какие-то положительные шаги? Сказать "мы больше не вредим" недостаточно. Вы можете указать на какие-то позитивные действия, которые они предпринимают, чтобы оставить позади эти десятилетия ненависти, породившие терроризм, который, с моей точки зрения, в значительной мере следствие атмосферы саудовского общества и ваххабизма?

Энтони Кордесман: Во-первых, сенатор, официальные лица Саудовской Аравии, начиная с правления короля Фахда, ясно давали понять, что не поддерживают насилие в отношении Израиля. Принц Наиф критиковал Израиль. Но, насколько мне известно, он не одобрял терроризм в отношении евреев, женщин и детей.

Чарльз Шумер: Ваххабизм выступает с нападками и на мусульман другого толка.

Энтони Кордесман: Это очень пуританская вера. Мне приходилось сталкиваться с пуританами из числа евреев и христиан, и я тоже не в восторге от свойственного им уровня дискриминации.

Владимир Абаринов: Энтони Кордесман сослался на свой личный опыт общения с представителями саудовской элиты.

Энтони Кордесман: Ваша проблема, сенатор, в том, что вы полагаете, что там сплошь и рядом призывают убивать евреев. Я много раз бывал в Саудовской Аравии и никогда такого не слышал. А я был там с коллегами-евреями.

Чарльз Шумер: А Израиль? И об Израиле ничего не слышали в Саудовской Аравии?

Энтони Кордесман: На меня набрасывались со словесными нападками за то, что я поддерживаю Израиль. Я воспринимал это очень лично и почти с таким же отвращением, как вы. Представляют ли эти взгляды сколько-нибудь значительное число саудовцев, с которыми я имел дело в течение многих лет? Нет.

Владимир Абаринов: Выслушав Энтони Кордесмана, сенатор Спектер заметил, что не видит ничего странного в том, что в разговорах с американским гостем саудовские чиновники избегали резких высказываний. А Стив Эмерсон привел пример откровенной лжи этих чиновников.

Стив Эмерсон: В апреле этого года телекомпания NBC получила пленку, на которой известный саудовский шейх, верховный судья высшего юридического совета Саудовской Аравии, призывает мусульманскую молодежь ехать в Ирак, чтобы влиться в ряды джихада против американских войск. NBC обратилась к саудовским должностным лицам здесь, в США. Знаете, какой был ответ? "Пленка сфабрикована. Это фальшивка, изготовленная цифровым способом". Тогда NBC связалась с самим шейхом, и тот подтвердил по телефону, что он сделал эту запись сам. Они снова и снова отрицают, что поддерживают экстремизм, отрицают свои антисемитские и антихристианские догмы.

Владимир Абаринов: Оказывается, саудовцы придерживаются своеобразного мнения и об источниках финансирования "Аль-Каиды". Арлен Спектер.

Арлен Спектер: Г-н Эмерсон, мне сказали, что у вас есть информация о заявлениях короля Абдаллы относительно того, кто стоит за терактами 2003 года в Саудовской Аравии?

Стив Эмерсон: В 2004 году, после теракта в городе Янбу, наследный принц Абдалла заявил, что, цитирую, "как стало известно, за террористическими актами в королевстве стоят сионистские элементы. Я уверен в этом на 95 процентов". Вслед за этим саудовский министр иностранных дел Сауд аль-Фейсал сказал, что атаки "Аль-Каиды" финансирует Израиль. А затем в интервью CNN Адель аль-Джубейр (советник Абдаллы), когда его спросили о тайном сговоре сионистов с "Аль-Каидой", настойчиво пытался поставить на одну доску "Аль-Каиду" и Израиль.

Арлен Спектер: Профессор Кордесман, хотите высказаться по этому поводу?

Энтони Кордесман: Все, что я могу сказать, сенатор, это то, что я работаю с саудовцами, с министерством обороны, министерством внутренних дел, сотрудниками министерства иностранных дел и никогда ни разу не слышал ни от кого хотя бы мимолетного предположения о сионистской поддержке "Аль-Каиды".

Владимир Абаринов: Смена монарха на саудовском троне привлекла к себе повышенное внимание американцев. Король Абдалла считается твердым сторонником решительной борьбы с исламским экстремизмом. Слушания в Сенате показали, что это не совсем так. Кроме того, ключевые посты в королевстве занимают семеро единокровных братьев короля, взгляды которых гораздо радикальнее. Они вполне способны при благоприятных обстоятельствах развернуть государственный корабль в сторону традиционной идеологии - ваххабизма.

Сказание о новом Туране.

Ирина Лагунина: 30 ноября 1853 года русский флот под командованием Нахимова одержал победу в сражении у Синопа. Сражались с турками. Результатом последней в истории битвы парусных флотов, которая длилась 4 с половиной часа, стало то, что турки потеряли все корабли кроме одного, более 3000 человек убитыми и ранеными, а в плен были взяты командующий Осман-паша, два командира корабля и 200 матросов. Как это ни странно, но противостояние России с Османской империей хоть и закончилось век назад, до сих пор используется в российской политологии. Турция по-прежнему воспринимается как страна, жаждущая стать империей и доминировать если не на всем бывшем имперском пространстве, то хотя бы в границах государств с родственной тюркской культурой. Есть ли на самом деле эти тенденции в Турции? Наш корреспондент Елена Солнцева проводила исследование в Стамбуле.

Отрывок из мультфильма:

"Давным-давно жили племена туров. Смелые воины - кочевники с Востока завоевали много земель и создали великое государство Туран, где не было алчности и горя. Столицу древнего государства - Канг - называли вечно молодым городом. Там не было старости и смерти, цвели райские сады. Город окружали семь стен из золота, серебра, стали, бронзы, железа, стекла и керамики. Городские мудрецы предсказали, что придет время и на земле создадут новый Туран , которому по силе не будет равных в мире".

Елена Солнцева: Популярный в Турции мультфильм рассказывает о государстве для турок.

По мнению турецких историков, сюжет мультфильма - отнюдь не миф. Прототипы государства Туран легко найти в истории. Историк Мехмет Бурджу называет самыми большими государствами турок империю Чингиз Хана и Османскую империю, на территории которой сегодня разместились около 40 стран.

Мехмет Бурджу: Идеи Турана, получившие в истории название "пантюркизм", стали распространяться полтора века назад в ответ на "панславизм", который проповедовала Россия - главный враг Османской империи. Рассуждая о славянском и православном братстве, Россия отбирала у Османской империи одну землю за другой. Влияние панславизма надо было нейтрализовать.

Елена Солнцева: Еще недавно идею создания единого государства для всех тюркских народов от Балкан до Сибири называли романтической мечтой турецких ученых. Однако в последнее время "Новый Туран" завоёвывает всё больше сторонников. Не смотря на запрет, о создании государства турок полемизируют в телепередачах и на форумах в Интернете. Журналистка одного из интернет-сайтов о Туране Арзу Гюнеш уверена, что создание государства турок - единственный способ выжить в процессе глобализации.

Арзу Гюнеш: На планете живет примерно 200 миллионов людей тюркского происхождения, объединенных языком, историей, литературой, духовной и материальной культурой. На фоне необратимых процессов глобализации и унификации культурных процессов духовный облик тюркоязычных народов подвергается угрозе полного исчезновения. Для сохранения национальной самобытности народы, говорящие на тюркских языках, должны объединиться в единое государство.

Елена Солнцева: Созданный по инициативе Фонда журналистов и писателей Турции интеллектуальный русско-турецкий журнал " Диалог Евразия" выступает за сближение всех государств на евразийском континенте. Заместитель главного редактора журнала Чингиз Шимшек скептически относится к созданию Турана, называя эту идею не более чем мифом.

Чингиз Шимшек: Одной из наиболее типичных "страшилок" постсоветских времён остаётся миф о тюркских республиках Средней Азии, которые становятся объектами турецкого влияния. Последствия распада СССР и "ухода" России из Центральной Азии постоянно сопровождаются в российской прессе истерическими статьями о распространении в Средней Азии идей пантюркизма.

Несомненно, пантюркизм существует. Однако создание государства турок - не более чем миф. Тюркских народов очень много. У каждого богатая история, культура, свой нрав. Многие амбициозны. Чтобы их всех объединить в одно целое, уйдет много времени, может быть, века.

Елена Солнцева: Вы перевели на турецкий язык книгу Аскара Акаева "Думаем о будущем". Неоднократно бывали в странах Средней Азии. Как относятся там к усилению роли Турции?

Чингиз Шимшек: Многие считают, что Турция берет на себя роль старшего брата, как Россия в эпоху коммунизма. Однако не будем забывать, что крах Царской России и Османской Империи произошел из-за имперских амбиций обеих стран. Я много раз бывал в странах Средней Азии, встречался с людьми. После развала Советского Союза эти страны оказались у разбитого корыта: отсутствуют демократические институты власти, полностью разрушена экономика. В то же время большинство граждан этих стран не хотят усиления России, которая принесла диктаторский режим. У Турции же со странами Средней Азии общая культура и религия. Турция более развитая в экономическом плане страна, которая может поделиться своим опытом. Однако старший брат никому не нужен. Узбеки, туркмены считают, что могут самостоятельно решать свои проблемы.

Елена Солнцева: Вероятно, как у любой международной идеи, у пантюркизма или даже у Турана должны быть какие-то социальные, экономические, религиозные или культурные основания. Так что удается в сотрудничестве Турции и среднеазиатских государств?

После развала Советского Союза лидеры Турции, Казахстана, Узбекистана, Туркмении и Киргизии заявили о создании федерации "братских тюркских народов" с общей экономикой, политикой, вооруженными силами и культурой. В короткие сроки с каждой из республик подписали соглашения о торговле и установили прямое авиасообщение. Турция выделила бесплатные стипендии для обучения студентов. Кунсулу Кадыркулова приехала сюда из Киргизии несколько лет назад. После окончания технического университета осталась работать в Стамбуле. Считает, что в Турции лучше, чем в Киргизии, где за ту же работу платят в десять раз меньше

Кунсулу Кадыркулова: Я приехала в Турцию в числе первых из 900 студентов, которых Киргизия отправила учиться в Стамбул. Я не чувствую себя здесь чужой и одинокой. Здесь спокойно и свободно. Вокруг те же мусульмане, однако, гораздо более цивилизованные, чем мы. Считаю, что Турция - неплохой пример для подражания для бывших Среднеазиатских республик. Нам есть чему поучиться у них.

Елена Солнцева: "Поучиться" удается в основном в экономической и социальной областях. Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию - ТИКА - оказывает помощь в экономическом подъеме тюркских государств на постсоветском пространстве - в области экономики, культуры, образования и туризма. Один из последних проектов ТИКА - строительство зоопарка в Туркмении. Об этом в программе новостей.

"Уникальный зоопарк строит в Туркмении одна из крупнейших турецких строительных компаний. Обитатели зоопарка - около 300 представителей фауны со всех уголков. "Живой" музей стоимостью 26 миллионов долларов на территории в 40 гектаров примет первых посетителей в феврале 2007 года. Первый камень в строительство зоопарка заложил президент Туркмении Сапармурат Ниязов".

Елена Солнцева: Не так давно на церемонии открытия турецкой текстильной фабрики неподалеку от Ашхабада Сапармурат Ниязов назвал Турцию своей любимой страной, и этот факт широко комментировали в прессе, причем не только в туркменской, что было бы естественно, но и в турецкой. Ранее, книгу туркменского президента "Рухнама" - моральный кодекс туркменского народа - перевели на турецкий.

За последние двенадцать лет Турция инвестировала в Туркмению более миллиарда долларов. Турки строят в Ашхабаде элитные жилые комплексы, отели, заводы, бизнес-центры, разбивают парки. Кроме того, турецкий бизнес доминирует в фармацевтическом секторе и текстильной промышленности. Примерно 90 процентов туркменской хлопковой продукции экспортируется в Турцию, а оттуда - в Европу. По некоторым данным в Туркменистане около 300 турецких компаний, в которых заняты примерно 15 тысяч сотрудников. У микрофона турецкий бизнесмен Аныл Арман - представитель турецкой текстильной фирмы, у которой есть офис в Туркмении.

Аныл Арман: Турецкий бизнес стремительно развивается в Средней Азии. В начале девяностых турецкие текстильные компании покупали в Туркмении хлопок, а через пять лет крупные текстильные гиганты открыли первые фабрики. Выгода для обеих сторон очевидна: использование более дешевой рабочей силы позволило турецкому текстильному бизнесу конкурировать с китайскими товарами, а страны Средней Азии, в свою очередь, получили выгодные предложения о замене старого оборудования на новые европейские технологии.

Елена Солнцева: Переговоры с Туркменией о строительстве транскаспийского газопровода по дну Каспийского моря продолжаются не первый год. Точные сроки начала строительства газопровода пока неизвестны. По прогнозам специалистов, строительство продлится около двух лет. Новая труба стоимостью около 2. 5 миллиардов долларов составит конкуренцию уже действующему проекту "Голубой поток". Правда, Ниязов, которого не устраивает сложившееся положение вещей, заявил, что, Турция должна определить, какому газопроводу она отдает предпочтение.

В Турции уверены, что смогут переварить мощности обоих. Создание так называемого "транспортного коридора" позволит стране стать главным каналом экспорта энергоносителей и товаров народного потребления из Средней Азии.

Контакты бурно развиваются, несмотря на то, что за исключением небольшого участка границы с Нахичеванской автономией Азербайджана у Турции нет общих границ с тюркскими государствами. Теперь новая железная дорога Баку-Тбилиси-Карс, соединив Турцию с Южным Кавказом, позволит отказаться от транспортировки грузов в Среднюю Азию через Иран, что на несколько тысяч километров длиннее и значительно дороже.

У микрофона доктор экономических наук, профессор университета Фатих Мехмет Арынч:

Фатих Мехмет Арынч: Уникальное географическое положение страны превратит Турцию в большой транзитный вокзал для транспортировки товаров и топлива на Восток. Идею создания транспортного коридора можно назвать реанимацией Великого Шелкового пути, который тянулся от северо-западных районов Китая и до Средиземного моря. Наполненные экзотическими товарами караваны месяцами продвигались по знойным пустыням из далеких стран Юго-Восточной Азии к богатым городам Ближнего и Среднего Востока и Средиземноморья.

Елена Солнцева: Среднеазиатский регион иногда называют в Турции старым, дореволюционным термином - Туркестан, очевидно, намекая на объединение территорий Средней Азии под знаменем ислама до середины XIX века. Насколько развиты религиозные контакты в регионе и насколько они способствуют сближению?

Действительно, некоторые турецкие исламские организации выступают за создание на евроазиатском пространстве "всемирного тюркско-исламского союза". Одна из них - организация "Нурджулар", которая выступает за создание тюркской империи "просвещенного" шариата, успела зарегистрировать и открыть на территории Средней Азии за последние годы более тысячи лицеев по обучению детей и подростков.

Представители исламистской организации "Нурджулар" появились в Средней Азии в составе группы турецких учителей после договора между Министерством народного образования Узбекистана и Министерством народного образования Турции. В 1993 году на территории Узбекистана открылся первый турецкий лицей, куда принимали детей из малообеспеченных и многодетных семей, а также детей-сирот и оставшихся без попечительства родителей. Особое внимание проповедники секты "Нурджулар" уделяли одаренным школьникам, которые в будущем сами могли бы стать проповедниками радикального ислама. Просветительская деятельность педагогов не ограничивалась преподаванием турецкого языка. Учеников знакомили с речами основателя организации имама Фатхуллы Гюлена, который живет за пределами Турции. Тележурналист, политический комментатор телеканала ТГРТ Альпер Шан.

Альпер Шан: Стамбульский суд запретил Фатхулле Гюлену въезд в Турцию из-за религиозной пропаганды, которую он проводил долгое время в Турции. Несмотря на удаленность от Родины, финансовой империей Фатхулла Гюлен управляет не хуже любо магната. Созданная им организация "Нурджулар" до сих пор пользуется покровительством высоких государственных чиновников, владеет печатными изданиями и контролирует сотни турецких школ во многих странах мира. По некоторым данным, Фатхулла Гюлен совладелец одного из телеканалов, который постоянно демонстрирует передачи о турецких школах в Средней Азии. Телезрители восхищаются при виде учеников, которые поют турецкий гимн и поднимают наш, турецкий, флаг. Однако мало кто понимает, что деятельность "Нурджулар" хорошо законспирирована. Детей учат турецкому языку для того, чтобы культивировать в молодежной среде идеи крайнего исламизма.

Елена Солнцева: По некоторым данным исламистская организация до сих пор оказывает поддержку более 100 лицеям и школам на территории Средней Азии. Но эта попытка привнести более радикальный ислам в Центральную Азию - имеет мало что общего с идеей пантюркизма. Не менее активно в этот регион пытаются пробраться и арабские религиозные радикалы. А правительственные турецкие инициативы находятся в глубоком застое. После очередного финансового кризиса в середине девяностых годов Турция оказалась неплатежеспособной проводить активную внешнюю политику, требующую значительных материальных издержек. И лишь на улицах турецких городов можно встретить молодых людей с листовками - призывами к тюркским народам: "Обращаемся ко всем туркам, потерявшим свою цель,- говорится в одной из них,- Забрав все, что было отобрано силой, восстановим справедливость. Мы как один Тюрок должны быть представлены на будущей карте мира".

Общественные слушания - культура отношений власти с населением.

Ирина Лагунина: Народные избранники - любого уровня: местного, регионального, федерального - регулярно собираются для обсуждения законопроектов и утверждения законов, или для поиска решений какой-то важной задачи. Такие обсуждения называют слушаниями. Слушания бывают закрытыми или открытыми. Например, если заседает комитет по оборонной политике и обсуждает бюджетные статьи расходов на производство вооружений, то, как правило, слушания по данному вопросу проходят в закрытом режиме. Если же парламентарии обсуждают правила землепользования или меры борьбы с промышленным загрязнением, то никакой секретности тут, как правило, нет, и слушания проходят как открытые.

Открытые слушания являются нормой самоуправления. В разных странах эта норма, однако, воплощается по-разному. Над темой работал Владимир Ведрашко.

Владимир Ведрашко: В российских регионах органы местной власти принимают решения о допуске граждан к слушаниям по вопросам, относящимся к жизни самих этих граждан. Правда, часть граждан продолжает оставаться скептически настроенной и не верит, что появятся новые механизмы решения местных проблем. А вот в Польше любые слушания уже давно являются производными от гражданской инициативы, от обеспокоенности самих граждан. Дебаты за круглым столом, ненасильственные акции протеста, то есть демонстрации, наконец, телевизионные дискуссии с участием самых высоких государственных чиновников, включая президента и премьер-министра. Поляки, чехи, венгры отвоевывают у власти территорию демократии. А в России граждане ждут, пока власть поделится с ними демократией. Впрочем, любое обобщение, конечно, уязвимо. Давайте послушаем репортажи из Варшавы и Саранска, в которых корреспонденты Радио Свобода рассказывают о примерах открытых слушаний.

Алексей Дзикавицкий - Варшава.

Алексей Дзикавицкий: Свежий пример широких общественных дебатов в Польше - запрет на так называемый "Марш равенства" представителей сексуальных меньшинств в Познани. Городские власти мотивировали запрет тем, что во время акции нельзя будет обеспечить порядок - год назад во время подобного марша дошло до столкновений с неофашистами и представителями других крайне правых движений.

Однако, несмотря на запрет, акция все равно состоялась, хотя не так, как планировалось и не в таком масштабе - несколько сот человек ходили по кругу в пешеходной части старого города, скандируя "Мы все равны" или "Не отдадим демократию".

Участников марша плотным кольцом оцепила полиция и это, пожалуй, был правильный ход - с другой стороны площади десятки бритоголовых закидывали их помидорами и яйцами с криками, "В газовые камеры!", "Геи, вон из Польши!".

Через некоторое время полиция, после многократных просьб к участникам марша разойтись, начала разгонять их силой, причем противников марша, которые выкрикивали откровенно фашистские лозунги, не трогали.

На следующий день пресса пестрела заголовками типа: "Есть ли после этого в Польше демократия?" - начались активные общественные дебаты по этому вопросу. Масла в огонь подлил министр внутренних дел Людвик Дорн, назвав действия полиции образцовыми.

Людвик Дорн: Я хотел бы выразить удовлетворение образцовыми действиями полиции, которая обеспечила общественный порядок, действуя при этом адекватно, тактично. Я хотел бы, чтобы это стало примером для других полицейских, как действовать в подобных ситуациях.

Алексей Дзикавицкий: В стране по радио, телевидению, на страницах печати заговорили об угрозе демократии, причем не только представители сексуальных меньшинств или правозащитники, а политики, журналисты, интеллектуалы, моральные авторитеты.

Высказался председатель Конституционного суда, профессор Марек Сафьян:

Марек Сафьян: Конституционный суд неоднократно в своих решениях подчеркивал, что свобода собраний - это основа демократии. То, что произошло в Познани, меня очень беспокоит по целому ряду причин. Оказалось, что в Польше многие не понимают, в чем заключается свобода собраний. Люди думают, что согласие на проведение той или иной демонстрации или митинга автоматически означает, что те, кто это разрешение выдает, согласны с взглядами участников акции. Но ведь это не так. В этом то и суть демократии, что каждый может высказывать свои взгляды, даже если они нам не по душе.

Алексей Дзикавицкий: И митрополит Люблинский.

Митрополит Люблинский: Нужно махнуть на это рукой и заняться другими проблемами - безработицей, нищетой - это значительно важнее для миллионов польских семей.

Алексей Дзикавицкий: В результате бурного обсуждения этого вопроса, через неделю, акции солидарности с Познанью прошли в дюжине крупнейших польских городов.

Участница акции: Мы все равны! Демократическое государство гарантирует всем нам равенство в Конституции!

Алексей Дзикавицкий: Причем участие в маршах солидарности принимали люди, которые не имеют никакого отношения к сексуальным меньшинствам и которые не принимали участия в уличных акциях многие годы:

Участник акции: Если мы живем в демократическом государстве, нужно с пониманием относиться к факту, что в обществе есть гомосексуалисты. Я их не поддерживаю, но и не настроен против них.

Участник акции: Каждый имеет свои права. Если бы в Познани не случилось то, что случилось, все было бы в порядке, а так мы с женой чувствуем, что просто обязаны высказать свой протест.

Алексей Дзикавицкий: После этого, в Польше уже заговорили о том, что отечественная демократия все же находится в неплохом состоянии, если общественная дискуссия принесла такие результаты.

Вообще, панорама общественных дебатов в Польше чрезвычайно широка. Говорит политолог Войцех Бородзич:

Войцех Бородзич: Общественное обсуждение в Польше - это обсуждение того или иного вопроса представителями заинтересованных сторон. Нет каких-то определенных правил этого обсуждения, одно может проходить в СМИ, на семинарах, собраниях, через уличные акции и так далее, но главное, что участие в таких дебатах может принять любой человек. Например, два года назад широко обсуждался вопрос о том, надо ли Польше вступать в ЕС или нет. Еще перед референдумом, чтобы люди могли узнать все за и против, в стране проходили многочисленные конференции, круглые столы, демонстрации - и все это в рамках общественного обсуждения.

Алексей Дзикавицкий: А если говорить о конкретном влиянии мнения жителей, например, Варшавы на то, что происходит в городе, причем не во время выборов, когда они могут просто-напросто сменить городские власти, а в повседневной жизни?

Войцех Бородзич: Предусмотрены консультации с жителями, например, города. Время от времени, когда обсуждаются жизненно важные для города вопросы, городской совет объявляет, что заседание по этому вопросу будет открытым - тогда любой горожанин может прийти и обменяться мнениями с депутатами. Конечно, горсовет может согласиться с предложениями участников такой дискуссии, а может и не согласиться. Такое обсуждение наверняка нужно было провести перед тем, как запрещать "Марши равенства" в Познани и Варшаве. Да, городские власти и так действовали в рамках закона, но все равно остаются сомнения, отражало ли это решение волю большинства горожан.

Алексей Дзикавицкий: По словам Войцеха Бородзича, большое значение в общественных дискуссиях различных уровней в Польше имеют негосударственные организации.

Войцех Бородзич: Прежде всего потому, что это организованные группы людей, которые имеют определенные взгляды и цели. Например, вовремя обсуждения вопроса о вступлении Польши в ЕС, огромную роль сыграла общественная организация Фонд имени Шумана. В свою очередь Польская гуманитарная акция поднимает вопросы, связанные с помощью странам третьего мира - собирает деньги, проводит информационные кампании. Все это также элементы общественного обсуждения.

Алексей Дзикавицкий: Интересным элементом общественной дискуссии в Польше являются лекции в варшавском фонде имени Батория. Там берется определенная тема - например, как реформировать государственный аппарат, и ее обсуждают самые разные люди, от ученых и представителей общественных организаций, до президента, премьера и спикера парламента. Затем, к примеру, после 6 месяцев дискуссий, фонд составляет отчет, в котором подытоживает предложения всех ее участников, и публикует его.

Владимир Ведрашко: Со мной на одном курсе на факультете журналистики учились поляки, венгры, чехи. Это было 25 лет назад. И я помню, как хорошо мы понимали друг друга, как одинаково представляли себе нормальное общество в своих странах.

В репортаже Игоря Телина из Саранска информация к размышлению о том, насколько одинаковы и насколько различны граждане России и граждане Польши.

Игорь Телин: Норма о проведении публичных слушаний в Саранске была утверждена на последней сессии городского Совета депутатов. Большинство местных средств массовой информации, которое ориентируется на республиканские и городские власти, поспешили назвать введение практики публичных слушаний, "революцией" в общественной жизни

Саранска. Ничего революционного в этом нет - считает юрист Сергей Четвергов.

Сергей Четвергов: На мой взгляд, это чисто декоративное решение, которое приводит наше местное законодательство, в частности, устав города Саранска в соответствие с теми требованиями, которые предъявляет новое законодательство о местном самоуправлении.

Игорь Телин: В среде горожан предстоящее введение публичных слушаний вызвало противоречивую реакцию. С одной стороны - явное неприятие, с другой - полнейшая апатия. Мол, от нас ничего не зависит, как бы мы что ни обсуждали, власти все сделают по-своему. Сергей Леушев, руководитель общественной организации "Согласие".

Сергей Леушев: Я сам и практически все мое окружение, и знакомые, и не знакомые люди не раз сталкивались с тем, когда их мнение никак не могло повлиять и не было услышано, даже если оно было правильно - значения не имеет. Да, обсуждения будут проводиться. Но как, помните, историю с референдумом по целостности СССР. Референдум дал один результат, а фактически все произошло наоборот.

Игорь Телин: Не все так мрачно - считает политолог Сергей Чернавин.

Сергей Чернавин: Если это форма такого непосредственного участия избирателей в работе представительных органов власти особенно на местах начнет активно внедряться, то, по моему умозаключению, результаты положительные, безусловно, будут. Больше будет возможностей для продвижения тех проектов, которые реально волнуют людей.

Игорь Телин: Любая городская проблема имеет финансовую основу. Будь то строительство новых зданий, общественного туалета, наконец, оказание социальной помощи, введение новых автобусных и троллейбусных маршрутов - на все нужны деньги.

Готова ли мэрия обсуждать с населением какую-то актуальную тему сквозь призму финансов? Юрист Сергей Четвергов.

Сергей Четвергов: Я сейчас не вижу возможностей у нашего городского совета самостоятельно решать финансовые вопросы. Сейчас они пока работают по методу автоматического утверждения тех бюджетных положений, которые им предоставляет городская и республиканская администрация. Соответственно, и публичные слушания, видимо, выльются в такое же слегка в расширенном составе оформление уже принятых решений. И если, например, инициаторами этих публичных слушаний будут какие-то группы инициативных граждан, которые попытаются провести свое решение, но при этом они не сумеют повлиять как раз на те финансовые потоки, которыми управляет администрация, они выльются просто в пустую говорильню.

Игорь Телин: Пока неясен реальный круг вопросов, которые будут вынесены на всеобщее обсуждение первыми. И, тем не менее, критиков у нововведения, каким собственно и являются публичные слушания, в Саранске немало. Галина

Алексеева считает - критиковать и осуждать надо конструктивно - по факту свершившегося, и вместе искать пути решения проблем, которые могут возникнуть.

Галина Алексеева полагает, что введение практики публичных слушаний в Саранске - один из элементов формирования гражданского общества. "Да, общество еще не сформировано - говорит она. - Однако причина этого подчас не в закрытости власти, а в неверии граждан в ее открытость".

XS
SM
MD
LG