Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сила и слабость зарубежных банков. И их филиалов - если они разрешены; Российские газ и флот глазами киевлян; Как бороться с терроризмом. 40-летний опыт Испании; Константинопольская патриархия. Жизнь, как в крепости


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[22-12-05]

Сила и слабость зарубежных банков. И их филиалов - если они разрешены; Российские газ и флот глазами киевлян; Как бороться с терроризмом. 40-летний опыт Испании; Константинопольская патриархия. Жизнь, как в крепости

ВедущаяИрина Лагунина

Ирина Лагунина: Президент Владимир Путин высказался против того, чтобы зарубежные банки могли открывать в России свои филиалы. По сути, это уже запрещено действующим законодательством. Зарубежные банки могут работать в России, лишь создавая здесь дочерние компании. В чем разница между ними и филиалами? И почему в других странах они - сосуществуют? Тему продолжит Сергей Сенинский...

Сергей Сенинский: Российское банковское законодательство уже предусматривает некоторые ограничения деятельности иностранных банков в стране. В том числе - по доле их участия в банковском секторе. Другое дело, не все ограничения востребованы. Председатель подкомитета Государственной думы по банковскому законодательству Павел Медведев:

Павел Медведев: Если говорить о доле иностранного капитала в российском банковском секторе, то принципиально можно ввести ограничения - по закону, такое право предоставляется правительству, по согласованию с Центральным банком.

Правительство, по согласованию с Центральным банком, должно внести соответствующий закон, и тогда ограничения появятся. Но - правительство таких ограничений никогда не предлагало!

Сергей Сенинский: А в отношении филиалов иностранных банков - прямой запрет?

Павел Медведев: Если говорить о филиалах иностранных банков, то здесь Центральный банк может устанавливать ограничения. И такие ограничения Центральным банком установлены. Сейчас на территории Российской Федерации открыть филиал иностранного банка - невозможно.

Сергей Сенинский: И в Соединенных Штатах, и в странах Европейского союза зарубежные банки могут открывать как дочерние компании, так и филиалы. Из Мадрида - Оскар Фернандес, юрист консультационной компании Fortuny:

Оскар Фернандес: В Испании, как и в других странах, существует разница между филиалом и дочерней компанией. Она заключается в степени зависимости от того иностранного банка, который их открывает. Дочерняя компания - вполне автономна. Это, по сути, просто еще один банк в нашей стране, тогда как филиал полностью зависит от того зарубежного банка, которому он принадлежит...

Сергей Сенинский: При этом имеет значение, из какой страны приходит банк. Из Берлина - руководитель департамента банковского надзора Bundesbank Герхард Хофман:

Герхард Хофман: Что касается филиалов зарубежных банков, то здесь следует различать банки из других стран Европы и третьих стран. Филиалы европейских банков полностью контролируются материнскими компаниями. Тут действует принцип обоюдного признания. Например, если какой-то французский банк получил лицензию в Париже, то он может без каких-либо дополнительных разрешений открыть свой филиал и в любой другой европейской стране, однако такой филиал, в отличие от дочернего банка, не будет являться самостоятельным предприятием в этой стране...

Сергей Сенинский: Тем не менее, филиал, имея моментальный доступ ко всем ресурсам материнской компании - в отличие от определенных сумм, которые предоставляются дочернему банку, располагает практически неограниченными возможностями, за счет чего способен потеснить на рынке местные банки... Собственно, именно этот фактор является, по сути, определяющим в российской официальной позиции - на переговорах о приеме страны во Всемирную торговую организацию - неприятия филиалов зарубежных банков...

Герхард Хофман: Естественно, поэтому здесь необходимо тесное сотрудничество между ведомствами банковского надзора страны происхождения банка и страны, где открывается его филиал. Тут вы - совершенно правы!

Мы видим, например, какую роль играют теперь западные банки в некоторых странах Восточной Европы. Безусловно, они могут оказывать значительное влияние на всю финансовую систему страны, но опять-таки они подлежат строгому контролю со стороны своего материнского, западноевропейского банка. А тот, в свою очередь, - со стороны национальных государственных органов.

Я не стал бы утверждать, что такие филиалы могут вытеснить с рынка местные банки, раз на раз не приходится. Факт остается фактом: в Европе действует либеральный банковский режим, и потому размещение филиалов зарубежных банков практикуется...

Оскар Фернандес: Каких-либо специальных ограничений в Испании не существует. Дочерние банки и филиалы могут предоставлять все виды банковских услуг - наравне с местными банками. На них распространяются общие правила, действующие как в Испании, так и в Евросоюзе. В частности, - гарантии по вкладам. Чтобы, в случае банкротства того или иного банка, его вкладчикам были возвращены их деньги...

Сергей Сенинский: В Польше, вступившей в прошлом году в Европейский союз, зарубежному банку из любой европейской страны - для открытия здесь бизнеса - достаточно просто уведомить Национальный банк Польши. Из Варшавы - эксперт Интернет-издания "Банкир" Богуслав Пулторак:

Богуслав Пулторак: На сегодня зарубежные банки предпочитают в основном открывать в Польше свои представительства. Так проще - они не требуют больших вложений. Выгодно и клиентам - возрастает конкуренция на банковском рынке.

Однако представительства банков из стран, не являющихся членами Европейского союза, имеют ограниченные возможности. Например, они могут обслуживать только тех, кто уже является клиентом этого банка в стране, где этот банк создан. Кроме того, такие представительства не могут предоставлять, например, ипотечные кредиты. А дочерняя компания, созданная в Польше зарубежным банком, или представительство банка из страны ЕС, такие кредиты предоставлять могут...

Сергей Сенинский: Существуют ли в Германии некие особые правила в отношении банков из каких-то неевропейских стран?

Герхард Хофман: У нас есть особые соглашения по банкам из США, Японии и Австралии. И на них распространяются те же правила, что и для европейских банков.

Мы не опасаемся, что они окажутся слишком мощными на немецком рынке. Наоборот, их приход дал положительный импульс развитию всей нашей экономики. Ведь именно иностранные банки зачастую привносят новые технологии кредитования и новые виды банковского сервиса. Естественно, возникающая конкуренция требует большей гибкости от местных, немецких банков, но от этого мы только выигрываем. Поэтому и выступаем против каких-либо ограничений...

Сергей Сенинский: В России - как различаются возможности разных форм организации здесь бизнеса зарубежного банка? Павел Медведев, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству:

Павел Медведев: Открыть представительство - очень легко, и любой иностранный банк это может сделать. Открыть дочерний банк - нетрудно, во всяком случае, не труднее, чем открыть россиянину или российской какой-то компании банк с российским капиталом. Сейчас законодательство устроено так, что российский и иностранный капитал на нашей территории абсолютно равноправны.

Что же касается филиала, то любой российский банк, в частности, российский банк со 100%-ым иностранным капиталом, легко может открыть филиал, где угодно! Ему об этом нужно только заявить Центральному банку, даже разрешения просить не нужно... Но иностранный банк на территории России открыть филиал - не может!

Сергей Сенинский: Сколь велика сегодня доля зарубежных банков в совокупном капитале российской банковской системы?

Павел Медведев: В нормальных условиях эта доля удивительно стабильно держится на уровне 5%. В трудном 1999 году она резко подскочила до 20%, потому что банки в России находились в тяжелом кризисе - и банки с иностранным капиталом, и банки с российским капиталом. Но иностранный капитал довольно быстро справился с этим кризисом - у банков с иностранным капиталом были материнские компании, которые их быстро "докапитализировали"...

Сергей Сенинский: Но, сколь известно, эта доля за последние года два увеличилась...

Павел Медведев: Анекдотическим образом доля иностранного капитала увеличилась в течение 2004 года - потому, что это был трудный год для банков в России. Центральный банк их перепроверял перед приемом в систему страхования частных вкладов. Один из важнейших параметров проверки - реальность капитала. У некоторых российских банков были "дыры" в капитале, и потому деньги, приготовленные ими на увеличение капитала, ушли на латание этих самых "дыр". А у банков с иностранным капиталом таких "дыр" не было, поэтому те деньги, которые были приготовлены на увеличение капитала, его реально и увеличили.

В итоге доля иностранного капитала в российском банковском секторе увеличилась в полтора раза - до 7,5%.

Сергей Сенинский: Доля участия зарубежных банков в странах Восточной Европы почти везде - более 50%...

Богуслав Пулторак: На сегодня это - примерно 70%. Процесс приватизации банков в Польше в последние годы шел очень интенсивно. Еще 5-7 лет назад доля зарубежных банков составляла 35-40%...

Сергей Сенинский: В странах Европы Западной - картина обратная. Несмотря на сосуществование и дочерних компаний, и филиалов - в целом удельный вес зарубежных банков мало отличается от того, что есть в России.

Оскар Фернандес: Зарубежные банки, приходящие в Испанию, как правило, особого успеха не добиваются. Главная причина - менталитет испанцев. Они не очень доверяют зарубежным банкам. Так что доля иностранного участия в банковской системе Испании не превышает 6-7%. Многие иностранные банки, даже весьма крупные, пытались работать на испанском рынке с конца 70-ых годов, но вынуждены были уйти, так ничего и не добившись. В лучшем положении оказались те из них, которые просто покупали испанские банки, использовали их названия и региональную сеть. Так что, покупка местного банка - это, пожалуй, единственный способ для иностранного банковского капитала успешно работать в Испании.

Сергей Сенинский: В Германии масштабы присутствия зарубежных банков - еще скромнее...

Герхард Хофман: Если учитывать только размеры собственного капитала, то доля иностранных банков в Германии составляет примерно 4%. Ну, а динамика... Если взять за точку отсчета 2000-ый год, то прирост этой доли составил в среднем не более 4% в год...

Российские газ и флот глазами киевлян.

Ирина Лагунина: В среду кабинет министров Украины принял решение провести инвентаризацию военных баз в Крыму с целью проверить обоснованность тарифов на их аренду черноморским флотом России. Речь идет о возможном изменении арендной платы в сторону ее увеличения. Этот шаг - ответ на решение российской кампании Газпром перевести с 1-го января расчеты по поставкам газа на Украину на европейские цены. По крайней мере, так эти новые цены называет Газпром. О том, как воспринимается и анализируется газовый спор в Киеве, с украинскими экспертами и политиками говорил мой коллега Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Газовый скандал имеет совершенно иное звучание на Украине. Там мало кто сомневается в том, что война, начатая Газпромом, имеет политический подтекст, и пересмотр цен осуществляется с одной целью - ослабить позиции нынешней украинской власти. Директор киевского Института геополитических стратегий Вадим Карасев.

Вадим Карасев: В Украине видится несколько по-иному, как геополитический шантаж, как своеобразная ресурсная месть за "оранжевую революцию", за власть, которая выбирает западный вектор внешнеполитического, а затем и внутриполитического развития и как проявление нового ресурсного империализма со стороны кремлевского руководства.

Андрей Бабицкий: Вадим Карасев считает, что у Кремля есть долгосрочные цели - закрепить за российской экономикой лидирующие позиции за счет украинской, и краткосрочные - обеспечить победу оппозиции на предстоящих в конце марта выборах.

Вадим Карасев: Накануне парламентских выборов и перехода в Украине к парламентско-президентской республике. Подобное изощренное газовое давление на Украину призвано подорвать позиции нынешней власти, которая чувствует себя не очень комфортно, учитывая нынешнюю экономическую ситуацию в Украине, поднять ставки оппозиции украинской, которая выступает за так называемый дружественный прагматизм в отношениях Украины и России. Очевидно, российское руководство надеялось на то, что и корпоративные рынки, связанные с металлургической отраслью, химической промышленностью также откажут в поддержке новой власти. Но поскольку бизнес-элиты в Украине достаточно сильно влияют на политику, это могло бы сказаться на изменении соотношения сил. Не говоря уже о долгосрочной цели - это снизить конкурентоспособность украинской экономики, которая во многом сегодня формируется в металлургической отрасли, в химической за счет льготной цены на российский газ.

Андрей Бабицкий: Каковы бы ни были политические Кремля (об их осуществимости будет сказано позднее) очевидно одно: до первого января, момента перехода на новые цены за поставки газа в Украину из России, остается совсем ничего. При этом Киев уже заявил, что платить не намерен, но и Газпром ничего в своих планах менять не собирается. Означает ли это, что катастрофа неминуема? Украинское население зимой недополучит топливо, а украинская промышленность рухнет без дешевого источника энергии. Председатель подкомитета по вопросам газовой промышленности Верховной Рады Украины Александр Кудыма уверен, что не произойдет ровным счетом ничего.

Александр Кудыма: Все понимают, что скоро будет новый год, осталась всего неделя. Кто-то ожидает, что Россия будет действовать согласно тем заявлениям, которые делают не первые лица в российском правительстве, что они будут ограничивать поставку газа в Украину и будут неукоснительно придерживаться поставок в Европейский союз. Это невозможно, потому что есть правовые вопросы. Украинские юристы говорят, что у нас все чисто, потому что подписаны соглашения. Говорят о том, что Россия должна неукоснительно соблюдать подписанные правительствами соглашения, которые действуют до 2009 года. То есть до 2009 года мы должны получать газ за транзит и цена на этот газ 50 долларов за тысячу долларов кубических и транзит российского газа через территорию украинских газотранспортных сетей один доллар девять центов.

Андрей Бабицкий: Андрей Шкиль, член политсовета партии "Батькевщина", ближайший соратник Юлии Тимошенко, полагает, что после того, как правительство Украины приняло решение пересмотреть арендные ставки за морские военные базы в Крыму, используемые российским Черноморским флотом, отношения между двумя странами перешли в новую фазу.

Андрей Шкиль: Я думаю, что шантаж заканчивается и переформатируются отношения между Украиной Россией. Раньше говорили о братских или сестринских каких-то отношениях, дружественных, то теперь мы будем говорить о партнерских. Украина четко должна заявить, что да, есть ситуация по газу, но есть и ситуация и по флоту.

Андрей Бабицкий: Между тем Вадим Карасев считает, что платить за газ необходимо.

Вадим Карасев: Справедливо, действительно. И украинское руководство, и украинцы понимают, что это ненормальное было положение дел в энергетических взаимоотношениях Украины и России, где доминировал бартер, коррупционные схемы. Что Украина, как европейское государство, должно переходить на монетарные схемы энерговзаимоотношений с Россией и ориентироваться на европейскую цену за потребление.

Андрей Бабицкий: Платить необходимо, но ситуацию нельзя поменять вдруг и так радикально, говорит Вадим Карасев. Если Россия реально желает выстроить с Украиной новые деловые отношения на основе рыночных цен, она должна предоставить своему партнеру время для реформирования газоэнергетической сферы.

Вадим Карасев: Украине цену предлагают цену в три-четыре раза повысить и понятно, что украинская промышленность может получить энергошок достаточно серьезный для конкурентоспособности украинской промышленности. В то же время в Грузии, в странах Балтии, в Молдавии эта цена повышается не настолько, не в три-четыре раза, а намного меньше. Украина понимает, что необходимо платить. Но можно рассматривать это повышение в рамках какого-то переходного периода, в рамках ступенчатого повышения цен. Однако нагнетание истерии в России выглядит как инструмент не просто экономизации отношений Украины и России, а как инструмент своеобразного геополитического давления.

Андрей Бабицкий: Намного более радикальный подход предлагает депутат Андрей Шкиль. По его мнению, переговоры о цене газа должны быть жестко обусловлены условиями, на которых Россия арендует морские военные базы в Крыму и, кажется, так оно и будет.

Андрей Шкиль: Дело в том, что Россия ничего не платит деньгами за базирование флота в Севастополе своего, а она за это отдает газом. Выгодно ли это Украине? Этот флот нас не защищает, он нам не нужен, он нужен России, поэтому Россия должна Украину заинтересовать.

Андрей Бабицкий: Вадим Карасев уверен, что и у России и Украины сегодня достаточно возможностей для взаимного шантажа и реализации взаимных угроз. А потому Кремль вынужден будет отыграть назад в направлении более щадящего варианта поставок газа.

Вадим Карасев: Переговорная сила сторон пока симметрична, поскольку в ответ на газ можно ставить вопрос об аренде базы Черноморского флота в Севастополе. Есть ряд международно-правовых аргументов. Скорее всего Россия поймет бесперспективность дальнейшего газового давления и будет найден компромисс, связанный с переходом на новую европейскую рыночную цену за российский газ Украине, но ступенчато, постепенно. Начиная, возможно, с цифры 160 долларов за тысячу кубометров газа, цена, которую предлагала Россия летом Украине.

Андрей Бабицкий: Если все же в начале января следующего года Газпром решится перекрыть газовый вентиль, что сделает Украина? Спрашиваю я председателя подкомитета по вопросам газовой промышленности Верховной Рады Украины Александра Кудыму. Украина начнет отъем газа, предназначенного для европейского потребителя, отвечает он.

Александр Кудыма: В этот конфликт будет втянут Европейский союз, однозначно. Потому что ограничить Украину на 20 с лишним миллиардов метров кубических - это означает объявить Украине экономическую войну. Украина не может сбалансировать свои потребности, начиная с первого января, за несколько дней, чтобы ее экономика могла обойтись без такой внушительной суммы, она не готова. Естественно Украина в этом состоянии будет действовать и защищать свои интересы. Как она будет делать? Она не имеет никаких других путей в ответ на недружественные действия России, как забирать с транзита часть своего газа. Украина вынуждена будет отбирать или, как россияне говорят, воровать. А украинцы будут говорить, что они это честно заработали, обеспечивая транзит российского газа согласно соглашениям.

Андрей Бабицкий: Ну и наконец относительно политических целей России. Напомню, что на Украине считают: Кремль пытается на мартовских выборах в Украине провести в парламент оппозицию и добиться премьерского портфеля для его давнего союзника Виктора Януковича. И Вадим Карасев, и Андрей Шкиль уверены, что, как и на выборах президента, результат окажется прямо противоположным ожидаемому.

Вадим Карасев: Чем больше жмет на газ по вопросу газа российское руководство, тем больше в обществе украинском формируется чувство энергетического, не говоря уже об украинском патриотизме, и тем больше власть начинает отыгрывать свои позиции, начинает пользоваться большей поддержкой.

Андрей Шкиль: Привычка России пугать Украину, она всегда пугается. На этот раз уже выйдет. Потому что не испугали нас на президентских выборах, несмотря на то, что сюда и Путин приезжал и сказал, какой хороший Янукович, несмотря на то, что он два или три раза поздравлял Януковича с тем, что он стал президентом, он так им и не стал. Эта ситуация будет подобная. Тогда оппозиция России сконсолидировала все государственные силы в Украине. Граждане Украины давно стали намного грамотнее, чем их считают российские политтехнологи.

Андрей Бабицкий: Из интерпретации газового скандала украинским обществом, вне зависимости от аутентичности этой интерпретации, следует только одно: российская власть все в большей степени представляется значительному числу украинцев враждебной силой.

Переговоры с террористами - долгий путь Испании

Ирина Лагунина: Как эффективно бороться с терроризмом? Этот вопрос мучает политиков многих стран. В Испании на него пытаются ответить уже более 40 лет: с тех пор, как там начала действовать баскская сепаратистская группировка ЭТА. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Диктатор Франсиско Франко, почивший 30 лет назад после почти 40-летнего правления, с баскскими радикалами не церемонился. В годы тоталитарного режима вооруженных сепаратистов, после поимки, зверски пытали, добиваясь признания, а затем судили в военном трибунале и казнили. Последняя казнь состоялась за несколько месяцев до смерти самого диктатора в 1975 году. Пятерых басков приговорили тогда к удушению с помощью специальной машины - так называемой "гарроты-виль", но потом не захотели шокировать средневековым варварством мировое сообщество. Осужденных расстреляли.

С переходом к демократии во второй половине 70-ых годов использовать "традиционные" для Испании методы борьбы с террористами стало невозможно. Смертная казнь была отменена. Испания сблизилась с демократической Европой, и теперь местные силовые ведомства должны были действовать только в рамках законов цивилизованного общества.

О том, что с терроризмом можно бороться только законными методами до сих пор повторяет политическое руководство страны.

Министр внутренних дел Испании Хосе Антонио Алонсо.

Хосе Антонио Алонсо: Оставим в стороне гипотезы и политические спекуляции: ЭТА сохраняет боеспособность, может нанести удар в любую минуты. Ну а мы должны действовать лишь в рамках правового государства, используя имеющийся у нас арсенал законных средств борьбы с терроризмом.

Виктор Черецкий: Напоминания о необходимости бороться с терроризмом лишь законными методами в сегодняшней Испании звучат не случайно. Перейти от вседозволенности к действиям в рамках закона испанским силовым структурам оказалось непросто. Так, уже в период демократического развития, в начале 80-ых годов ими была сделана попытка "нестандартно и эффективно" разобраться с террористами, покончить с ними с помощью "эскадронов смерти", используя опыт некоторых латиноамериканских режимов.

Вначале эта незаконная операция проводились силами спецслужб, затем в ней были задействованы наемники. Для маскировки была даже создана подпольная организация, получившая название "Антитеррористические группы освобождения", сокращенно по-испански ГАЛ.

Ману Арамбуру, сотрудник полиции, член правозащитной организации:

Ману Арамбуру: Они начали в 1983 году. Всего было совершено 18 убийств. Среди жертв ГАЛ оказались лица, не являющиеся членами ЭТА, не имевшие никакого отношения к терроризму, к тому же, граждане Франции. Были и пропавшие без вести.

Виктор Черецкий: Решение бороться с терроризмом "нестандартным" путем было принято баскскими региональными руководителями. Их позиция, как впоследствии посчитал суд, была поддержана тогдашним министром внутренних дел Испании и генеральным директором Государственной Безопасности. Правда, эти последние деятели так никогда и не признали, что поддержали идею "решительных методов".

Ну а непосредственными исполнителями "спецопераций" должны были стать инспектор Хосе Амедо и отобранные им агенты полиции.

16 октября 1983 года была предпринята первая так называемая "антитеррористическая акция возмездия". В городе Байона, на юге Франции, были схвачены, тайно вывезены в Испанию и уничтожены два активиста ЭТА - Хосе Антонио Ласа и Хосе Игнасио Сабала. Их трупы через много лет были найдены в провинции Аликанте.

Ману Арамбуру: В ГАЛ входили представители армейских спецслужб, гражданской гвардии - жандармерии и национальной полиции. Были и наемники, а также кое-кто из секретных служб Франции. Деятельность всех этих людей финансировалась из тайных фондов министерства внутренних дел Испании. Деньги "жертвовали" и предприниматели.

Виктор Черецкий: Но все тайное в конце концов становится явным, особенно в условиях демократии. История с незаконной полицейской операцией, похищением и ликвидацией террористов "раскручивалась" в конце 80-ых годов. Ее действующие лица, поставившие себя над законом, были арестованы и осуждены. Затем, в 90-ые годы, дело возобновилось и получило уже политическую окраску.

На скамье подсудимых оказался бывший министр и другие высшие государственные чиновники, офицеры полиции и гражданской гвардии. Правда, бывшего главу правящего кабинета - социалиста Фелипе Гонсалеса "привязать" к делу не удалось, хотя этого очень добивались испанские оппозиционеры-консерваторы.

Сам Гонсалес категорически отрицал какое-либо участие руководства страны в истории с ГАЛ:

Фелипе Гонсалес: Мне подобная идея никогда не могла бы прийти в голову. Я убежденный демократ и считаю, что в борьбе с терроризмом можно использовать лишь законные методы. Так что я никогда не давал согласия на эти операции и никогда не пытался скрыть правду о них от общественности. Я лично распорядился расследовать это дело. Таким образом, я не имею никакого отношения к истории с ГАЛ.

Виктор Черецкий: Убивать даже преступников из-за угла неприемлемо в демократическом обществе. Незаконные действия силовых структур и их последующее разоблачение оказались на руку лишь террористам. Баскские сепаратисты воспользовались ими для развертывания беспрецедентной пропагандистской компании о "преступлениях испанского империализма", который якобы "душит свободолюбивый баскский народ". Кампания была успешной и возымела свое действие особенно среди баскской молодежи. Ряды ЭТА пополнились.

История с ГАЛ, в конце концов, плачевно сказалась на деле борьбы с террором. Подорванными оказались интересы испанского государства, испанского народа.

Тем временем, обстановка в Стране басков продолжает оставаться напряженной в течение десятилетий. Говорит полицейский Ману Арамбуру.

Ману Арамбуру: Баскская проблема требует быстрого и справедливого решения. Сейчас в тюрьмах находится 800 заключенных этаровцев, тысяча сто человек скрывается от правосудия за границей. Ситуация взрывоопасна. Так дальше продолжаться не может. Численность нашего населения всего-то два с половиной миллиона.

Виктор Черецкий: И все же, каковы перспективы борьбы с терроризмом?

Руководитель регионального правительства Страны Басков христианский демократ Хуан Хосе Ибаррече считает, что полицейские меры себя исчерпали, что в данном случае речь идет о политическом конфликте, с которым можно справиться лишь путем переговоров и компромиссов. Ибаррече полагает, что испанское государство должно стать федерацией, а Стране басков должен быть предоставлен статус ее субъекта:

Хуан Хосе Ибаррече: Очевидно, что речь идет о конфликте политическом, который необходимо решить мирным путем. И эти решения будут уважаться всеми.

Виктор Черецкий: В сложившейся ситуации, испанские власти - центральное правительство в Мадриде - заявило о своей готовности вести переговоры с баскскими экстремистами. При этом оно выдвинуло два условия. Первое, правительство не пойдет ни на какие политические уступки. И второе, ЭТА должна предварительно отказаться от вооруженной борьбы.

Что касается экстремистской группировки, то она тоже заявляет о необходимости мирного процесса в Стране басков. Правда, желания сложить оружие ЭТА пока не проявляет. Но зато группировка объявила фактическое перемирие - два с половиной года никого не убивает.

Позиция правящего кабинета на мирный диалог была одобрена парламентом.

Премьер-министр Хосе Луис Родригес Сапатеро.

Хосе Луис Родригес Сапатеро: Можно сказать, правда, пока с осторожностью, что сейчас дела вокруг проблемы с терроризмом складываются лучше, чем несколько лет назад. Поэтому у нас есть основания выразить скромную надежду на скорейшее окончание насилия. Правительство считает, что есть все условия для того, чтобы положить этому конец. Мы не упустим исторической возможности, которая представилась испанскому обществу.

Виктор Черецкий: Тем временем консервативная оппозиция в лице Народной партии высказалась против любого диалога с радикалами. Она считает, что с террористами вести переговоры нельзя. В знак протеста против возможных переговоров партия провела в Мадриде массовую демонстрацию своих сторонников. Они приехали со всех концов Испании. Лидер консерваторов Марьяно Рахой.

Марьяно Рахой: Выступление в парламенте с инициативой начать переговоры с террористической организацией - это глупая шутка. Это даже не вопрос идеологии, это вопрос здравого смысла и достойной политики.

Виктор Черецкий: Оппозиционеры считают, что с ЭТА надо продолжать бороться только полицейскими методами, причем не только непосредственно с террористами, но и со всеми баскскими левыми националистами. В свое время усилиями Народной партии было поставлено вне закона политическое крыло ЭТА - партия Батасуна, пользующаяся поддержкой 12 процентов баскских избирателей. Над этим запретом члены Батасуны лишь посмеялись. Они переименовали свою организацию и на очередных выборах снова получили места в органах регионального самоуправления.

Несмотря на этот явный провал и на провал всей бесплодной 40-летней полицейской борьбы с ЭТА, консерваторы настойчиво выступают против переговорного процесса.

Марьяно Рахой: В Испании в свое время осуществлялась антитеррористическая политика, согласованная всеми политическими партиями. Была ли она хорошая или плохая - я не знаю. Нет волшебной палочки для борьбы с терроризмом. Но мне кажется, что она была эффективной. Сторонники ЭТА оказались изолированными, Батасуну поставили под запрет. Активно действовала полиция. ЭТА оказалась ослабленной. Почему нужно менять антитеррористическую политику? Я не понимаю...

Виктор Черецкий: Однако, вопреки мнению консерваторов, инициатива правительства в отношении переговоров была поддержана большинством общественности, в том числе творческой интеллигенцией - и испанской, и баскской. Люди попросту устали от постоянной напряженности и атмосферы конфронтации. Говорит профессор философии Мадридского университета Фернандо Саватер.

Фернандо Сабатер: Все разговоры консерваторов о том, что правительство предает память жертв террора, затевая переговоры с ЭТА, чуть ли не унижается перед экстремистами - бессмысленная патетика. Кстати, правительство могло действовать в этом деле самостоятельно, не добиваясь предварительного согласия парламента.

Виктор Черецкий: Баскские региональные власти также не намерены оставаться в стороне от возможного мирного процесса. Они посчитали необходимым начать предварительные консультации с участием всех заинтересованных сторон, не исключая Батасуны. Все политические силы Страны басков - правые и левые националисты, либералы, социалисты, коммунисты - не возражали против этой инициативы. Категорически отказываются от идеи переговоров лишь консерваторы.

Руководитель баскского правительства Хуан Хосе Ибаррече.

Хуан Хосе Ибаррече: Наша задача - созвать "круглый стол" с участием представителей всех политических сил. Он станет важным этапом на пути к миру. На "круглом столе" должны быть представлены все идеи. Ведь все, не только баскское правительство, заинтересованы в достижении мира. Мы создали рабочую группу, которая подготовит предложения для нашего "круглого стола".

Виктор Черецкий: Многие наблюдатели в Испании считают, что тайный переговорный процесс с ЭТА уже ведется: и на уровне центрального, и на уровне регионального правительства. Что касается регионалов, то Ибаррече не скрывает, что уже проводит консультации со всеми, включая радикалов:

Хуан Хосе Ибаррече: Мы находимся на стадии диалога с представителями политических групп и организаций. Речь идет о негласных переговорах, что диктуется сложностью ситуации. Разговариваем мы со всеми, без исключения. Но информировать общественное мнение о наших консультациях еще рано. Они идут и будут идти пока без прессы. Я, кстати, всегда считал, что надо больше делать и меньше говорить о проделанном. Хотя, я знаю, что средства массовой информации могут оказать большую помощь в деле достижения столь благородной цели как мир.

Виктор Черецкий: Считается, что решить баскскую проблему невозможно без определенных компромиссов. Говорится также, что правительство, хотя официально и заявляет, что не пойдет на переговорах ни на какие уступки террористам, все же, по просочившейся в прессу информации, готово предложить радикалам, к примеру, некоторые льготы для их сторонников, отбывающих наказание в тюрьмах. Что касается вопроса расширения прав баскской автономии, то вести диалог на эту тему официальный Мадрид будет лишь с баскским правительством, но никак не с ЭТА.

Между тем, время поджимает. Правоохранительным органам Испании приходится сейчас работать на два фронта. В последние годы активизировали свою деятельность на территории страны международные террористы, добивающиеся создания на Иберийском полуострове исламского халифата. 11 марта 2004 года они устроили взрывы в мадридских электричках, жертвами которых стали около 200 человек. Столь жестокого теракта Испания еще не знала. Его осудила даже группировка ЭТА, в очередной раз заявив о своем желании решить баскскую проблему мирным путем.

Константинопольская патриархия - жизнь в крепости.

Ирина Лагунина: Министр иностранных дел Турции Абдулла Гюль на днях заявил: "Мы не против открытия православной семинарии. Греческий патриарх, в соответствии с Лозаннским соглашением, лидер православного греческого населения". За этой фразой министра, нацеленной в основном на слушателей в Европейском Союзе, - длинная история, которую распутывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.

Елена Солнцева: Из-за большой занятости Константинопольский Патриарх Варфоломей проводит службу только по праздникам. В день апостола Андрея Первозванного, которого называют духовным покровителем Константинополя, сотни православных спешат в резиденцию Константинопольского Патриарха, которая находится в стамбульском районе Фанари. Не смотря на разницу в богослужении на службе русские, греки и суриане стоят рядом. В конце службы следует традиционный призыв к миру и согласию представителей всех религиозных конфессий.

Патриарх: В день Андрея Первозванного, Покровителя Константинополя, наша мать церковь передает Вам искренние и теплые пожелания. И все скорби и печали с помощью божьей обойдут всех. Все мы, православные христиане, большая семья. Проблемы каждого должны стать проблемами всех. Радость и благочестие одних - радостью и благочестием всех. Христос да будет среди нас.

Елена Солнцева: Православных греков - потомков жителей Древней Византии - в Турции называют "румами", очевидно, намекая на культурную общность греков и древних римлян в античном мире. Еще в середине девятнадцатого века греко-православная община находилась на самой верхушке образованной стамбульской буржуазии и насчитывала около полмиллиона человек. Однако в течение столетий греки покидали свою древнюю Родину. Сегодня в Турции едва ли наберется около трех тысяч человек. Стамбульский район Фанари, где когда-то проживали богатые греческие торговцы, обветшал. Пустые заброшенные дома превратились в развалины. Церкви, которые по турецким законам, находятся под строгим контролем государства, уничтожены или разрушены. Многие греки выехали из страны из-за Кипрского конфликта после введения турецким правительством на остров войск и фактической оккупации северной части острова в середине восьмидесятых.

Старый грек, который торгует старинными греческими амфорами, уверяет, что греки покинули страну, не желая идти в турецкую армию и воевать против своих православных сородичей, населяющих южную часть островного государства

Грек-продавец: Мои родные уехали, а я остался. Здесь могилы предков и большая семья. На всякий случай для доказательства лояльности властям повесил на видном месте портрет Ататюрка и арабские иероглифы при входе. Вокруг говорят, что последнее время стало лучше. Но я в этом не уверен. Нападки на патриархию продолжаются до сих пор. Турецкая полиция неоднократно обезвреживала в здании патриархии бомбы, одна из которых взорвалась в саду патриархии и сильно повредила фасад одной из церквей. Ни одно выступление Патриарха не обошлось без эксцессов. В этом году на Рождество мы собрались на богослужение, которое по традиции со времен Византии каждый год отмечается в бухте Золотой Рог. Несколько сот манифестантов не дали патриарху провести служб. Они кричали "Убирайтесь из Турции" и бросали в нас камнями. А до этого, в сентябре перед православной церковью в Фанаре воинствующие радикалы сожгли изображение патриарха и символическое изображение священника.

Елена Солнцева: В своем кабинете, расположенном на втором этаже старинного особняка XIX века, прежде принадлежавшего крупному банкиру-руму Зарифи, Андреа Ромбопулос готовит следующий выпуск газеты "ИХО" - последнего оставшегося в Стамбуле издания на греческом языке. Журналист уверен, по отношению к иноверцам в Турции происходят некоторые перемены. Однако на христианские меньшинства до сих пор смотрят как на шпионов и особого доверия к ним не испытывают.

Андреа: Я написал не один десяток статей о Богословской школе на острове Халки, которую турки насильственно закрыли во время военного переворота в 1971 году. Это была уникальная духовная семинария. Патриарх, который закончил эту семинарию, рассказал мне, что в прежние времена православные священники со всего мира приезжали туда пополнить свои знания.

Елена Солнцева: Переговоры об открытии семинарии ведутся на протяжении многих лет. Открытие духовной школы стало одним из основных условий Евросоюза на пути Турции в Европу. Однако, по мнению журналиста, в последнее время вопрос зашел в тупик:

Андреа: Вначале казалось, что власти кинулись выполнять требования Евросоюза. Министр образования Турции заявил, что сможет открыть школу за 24 часа. Но в ответ турки выдвинули целый ряд встречных условий. Они потребовали открыть исламский университет на территории Греции, где проживает мусульманское население, а школу передать Стамбульскому университету. Патриарх отверг турецкие инициативы. Судите сами. В случае передачи школы турецкому университету, патриарх превращался в номинальную фигуру, полностью теряя власть. В ноябре государство отсудило у патриархии сиротский приют на острове Бююкада. Этой осенью суд лишил нас двух больниц! Кажется, что перспектива переговоров о вступлении в ЕС, к которому так стремится Турция, остается только на словах

Елена Солнцева: Константинопольской Патриархии более тысячи лет. Миллионы православных считают, что Патриарх наделен высшей духовной властью и объединяет различные ветви православия. Однако статус Константинопольского Патриарха до сих пор остается предметом споров и в самой Турции, и за ее пределами.

Казалось бы, что может быть спорного. Константинопольская Патриархия, старейшая в мире. Из Византии христианство пришло на Русь. Однако именно Русская православная церковь не признает статус Патриарха как Первого и считает, что Константинопольская патриархия претендует на главенствующее положение среди всех православных церквей мира. Российская православная церковь обвиняет Патриарха в раскольнической политике и претензиях на храмы, которые исторически находятся под юрисдикцией патриархата.

Резкую критику у Русской православной церкви вызывает дружба Патриарха с католическими священниками. Варфоломей неоднократно проводил службы и состоял в личной переписке с бывшим Папой Римским Иоанном Павлом Вторым. Патриарх, по мнению русского православия, хочет постепенно объединить православие и католицизм. Встречи Варфоломея с американскими президентами Джорджем Бушем и Биллом Клинтоном, которые поддерживают его деятельность, называют примиренческой политикой.

Патриарха даже обвиняют в исламском шпионаже, вспоминая о том, что он как гражданин Турции служил в турецкой армии. Однако эти обвинения опровергает сама Турция, хоть она и очень прохладно относятся к деятельности патриарха. Ссылаясь на так называемое Лозаннское соглашение 1923 года, власти не признают Вселенский статус Патриарха. Профессор истории Стамбульского технического университета Мехмет Шан уверяет, что в документе, в результате которого была образована Турецкая Республика, нет ни одного слова о статусе Патриархии.

Мехмет Шан: Константинопольская Патриархия лишилась Вселенского статуса в пятнадцатом веке с падением Византийской империи. Решение Лозаннского соглашения 1923 года закреплено в турецком законодательстве. Согласно закону Варфоломей - лидер немногочисленной греческой общины. Его роль ограничена религиозным представительством граждан греко-православного происхождения, которые проживают в Стамбуле. С точки зрения турецких властей, Варфоломей - духовный лидер греческого национального меньшинства, насчитывающего в стране около 2 тыс. человек. Законодательство Турции также не позволяет Патриарху использовать титул "вселенский", указывающий на его лидерство среди 250 миллионов православных верующих во всем мире

Елена Солнцева: Не так давно патриарх Варфоломей пригласил нового Папу Римского Бенедикта XVI посетить Турцию. Приглашение Патриарха было вполне естественным - бывший папа Иоанн Павел Второй неоднократно заявлял о желании приехать в Стамбул, однако из-за плохого здоровья так и не смог этого сделать. Однако эти инициативы вызвали резкое неудовольствие в стране. Турки заявили, что Папа Римский является главой государства, и приглашать его в страну может лишь президент. Для того чтобы без дипломатических осложнений выйти из деликатной ситуации, турецкий лидер Ахмет Недждет Сезер все же пригласил Бенедикта посетить страну с официальным визитом в 2006 году. Однако стамбульские горожане негативно отнеслись к возможному посещению Стамбула Бенедиктом XVI.

"Посещение Бенедиктом XVI Стамбула неизбежно приведет к ненужным спорам" "Думаю, что возможный приезд Папы будет способствовать международному признанию Вселенского статуса Константинопольской Патриархии".

"По-моему, Римско-католическая церковь совершит непоправимую ошибку, которая может иметь непредсказуемые последствия. Лучше отложить визит Папы в Стамбул".

Елена Солнцева: По мнению горожан, в случае, если Папа решит совершить молебен одном из памятников религии и истории мирового христианства - Соборе Святой Софии, возникнут стихийные демонстрации протеста. Собор, как считают здесь многие, является также и мечетью.

"В начале двадцатых мечеть Ая-Софью превратили в музей. Однако споры не утихают уже много лет. Не так давно Стамбульский суд отказал в иске исламским организациям, которые требовали превратить здание музея в действующую мечеть. Если туда пустят Папу, это будет несправедливо".

"Места совершения религиозных обрядов Папы признаются местами паломничества. В случае посещения понтификом музея Ая Софьи он превратится в место поклонения и массового паломничества христиан".

"Папу следует заранее предупредить, чтобы он совершал молитву в другой церкви. Это не только музей, но и бывшая мечеть. Иначе могут возникнуть непредвиденные инциденты"

Елена Солнцева: В конце концов, именно гражданин Турции Мехмет Али Агджа в начале восьмидесятых годов дважды выстрелил в Иоанна Павла II на площади перед собором Святого Петра. По некоторым данным, отбывающий пожизненное заключение в одной из турецких тюрем Агджа - член ультраправой националистической партии "Серые Волки". Партия в последнее время развернула активную компанию за высылку патриарха Варфоломея из страны. На специальном Интернет-сайте "Патриархию - в Грецию" "Серые волки" организовали интерактивное голосование для турецких граждан в поддержку запрета на деятельность Патриархии и сбор подписей за высылку Патриарха из страны

Она же организовала серию митингов протеста возле Константинопольской Патриархии, в которых участвовало более тысячи человек. Во время митинга, размахивая турецкими флагами, "Серые волки" укрепили на центральных воротах Патриархии свою символику - волчицу на фоне полумесяца, которая, по их мнению, оберегает Турцию от нечисти и злых сил.

Один из участников митинга - Айдын - уверен, что Патриарх хочет превратить Стамбул в Ватикан для Православных

Айдын Пекан: Варфоломей хочет создать на берегах Босфора Новый Константинополь, и власти не способны положить конец беспределу. Патриарх нарушает действующие законы о его статусе. Мы добиваемся, чтобы Константинопольскую Патриархию в Турции запретил. Она претендует на предоставление ей статуса, аналогичного Ватикану. Нас поддерживают различные общественные, гуманитарные и политические организации.

Елена Солнцева: В ответ на выступления националистов, которые также транслировались по турецкому телевидению, Варфоломей заявил, что их действия тормозят процесс вступления Турции в Евросоюз. Фанатизм "определенных кругов", сказал Варфоломей в связи с прошедшей демонстрацией протеста у здания Патриархии, "несовместим с дорогой, на которую вступила наша страна ".

Однако, по словам крупнейшей в стране газеты "Хюрриет", несмотря на движение в Европу, турки до сих пор крайне болезненно реагируют на старое название города "Константинополь", а тех, кто использует его, обвиняют в желании расколоть национальное единство страны. Константинопольская патриархия по сути своей автоматически оказывается в числе недругов.

XS
SM
MD
LG