Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Год после цунами: проблемный туризм. 2005 год Кавказ: от вывода баз до вооруженных столкновений; 2005 год наука: год физики и Эйнштейна; Выиграть бой - помочь беспризорнику


[ Радио Свобода: Программы: Время и Мир ]
[27-12-05]

Год после цунами: проблемный туризм. 2005 год Кавказ: от вывода баз до вооруженных столкновений; 2005 год наука: год физики и Эйнштейна; Выиграть бой - помочь беспризорнику

ВедущаяИрина Лагунина

Год после цунами: проблемный туризм

Ирина Лагунина: "А теперь, после звона колокола, весь народ почтит двумя минутами молчания уважение и любовь к тем нашим братьям и сестрам, чья жизнь была унесена цунами" - так помянула память 35 тысяч погибших и пропавших без вести Шри-Ланка. 40 процентов из них - дети. В Индонезии волна унесли жизни 168 тысяч человек.

Когда на траурной церемонии памяти в индонезийской провинции Ачех пел этот ребенок, люди плакали. Более 220 тысяч погибших в 13 государствах региона. 2 миллиона человек без крова. Полтора миллиона - без средств к существованию. Единственная страна в регионе, которая узнала о цунами из самиздата - Бирма. Правительство запретило распространение информации о волне и заявило, что в природной катастрофе погибли 53 человека. Красный Крест дает цифру в 10-15 тысяч погибших. Но есть проблема, связанная с цунами, о которой мало кто знает не потому, что об этом нельзя или запрещено говорить. Просто мало кто уделяет этой проблеме внимание.

"Рыбацкая деревушка Ваддува в районе Калутара была объявлена туристической зоной, и власти сказали местным жителям, что те не должны находиться в прибрежной зоне. Им некуда идти, и они не знают, куда можно пойти. Большинство вообще не хотят никуда уходить, потому что море - это их заработок. Они зависят от рыболовства и производства морепродуктов - например, соленой рыбы".

Ирина Лагунина: Это - показания Германа Кумары, представителя Национальной рыболовецкой федерации Шри-Ланки. Этот профсоюз совместно с двумя правозащитными организациями отстаивает права рыбаков из деревни Ваддува в суде. Исследованием этой проблемы занималась британская организация "Проблемный туризм". Мы беседуем с представителем этой организации Келли Хейнс. Как подобное могло произойти?

Келли Хейнс: Это - на самом деле серьезная проблема. Организация "Проблемный туризм" провела исследование в Таиланде, Шри-Ланке, на Мальдивах и в Индии. За последнее время мы выявили целый комплекс вопросов, которые требуют решения. Действительно, одна только Великобритания пожертвовала на восстановление после цунами 400 миллионов фунтов. Но мы увидели, что эти деньги далеко не всегда расходуются так, как хотели бы доноры. Людям часто не дают возвращаться в те места, где они жили до трагедии. Например, в Таиланде есть деревушка под названием Баан Лаем Пом. Местная компания заявила, что земля принадлежит ей, и люди не смогли вернуться в родные места, несмотря на то, что прожили там больше 30 лет. Компания обнесла землю забором, и жителям деревни даже не дали возможность прийти и собрать тела их погибших родственников - детей, жен, мужей, не говоря уже о том, что им не дали возможность восстановить их дома. Компания действовала от имени туристической отрасли - она заявила, что хочет построить на этом месте элитный курортный центр. Местные жители оказались очень сильными. Они вернулись на эту землю, они восстанавливают дома, несмотря на то, что правительство не дало им никакой компенсации. Им помогли и местные неправительственные организации, и дело сейчас находится на рассмотрении суда. В результате расследования выяснилось, что кадастровый план, который предъявила туристическая компания - поддельный, так что у нее нет никаких прав на эту территорию. И подобные картины можно наблюдать и в Шри-Ланке, и в Индии, и на Мальдивах. И это касается судеб сотен тысяч людей.

Ирина Лагунина: Из доклада организации "Проблемный туризм"

"Мы пойдем все вместе. Я теперь ничего не боюсь. Я потерял в цунами все: дочь, отца, сестру, брата, тетку, племянника и мой дом. Мой долг перед семьей - сохранить нашу землю. Мне становится тепло, когда я возвращаюсь домой, хоть это и не дом теперь, а просто гладкая земная поверхность. Мы вновь построим здесь нашу жизнь. Я горжусь, что делаю это не для себя, а для всех наших жителей".

Ирина Лагунина: Ратри - представитель деревни Лаем Пом. В Таиланде таких деревень - отстаивающих свои права - 36 в 6 провинциях страны. Большинство - из тех 42 деревень, которые были стерты с лица земли полностью. Келли Хейнс, в данном случае землю обнесла забором частная туристическая компания. Но на Шри-Ланке, например, людей сгоняли вглубь страны от моря в палаточные городки. И эти палаточные городки патрулировала армия. Так что это - произвол туристических компаний? Или это поддержано местными государственными органами? То есть своего рода политика правительств. Ведь, насколько я понимаю, туристическая отрасль в большинстве этих стран - единственное средство быстро получить столь необходимые средства на восстановление всей инфраструктуры региона.

Келли Хейнс: И то, и другое. Это и правительственная политика, и международная политика, и действия туристической индустрии. Туризм может принести деньги, и если это честный туризм, то он может иметь исключительно благотворные последствия. И мы всегда подчеркивали это. И конечно, местные люди, с которыми мы говорили, владельцы небольших местных гостиниц, которых сейчас выбрасывают с их земель в Шри-Ланке, например, уверяли нас, что они хотят, чтобы туристическая индустрия развивалась, но туризм должен быть честным, и развитие отрасли должно отражать интересы и местного населения этих районов. А на практике разрабатываются какие-то планы, никому ничего о них не говорят, а затем выбрасывают людей с их земли. Конечно, вы можете возразить мне, что с развитием туристического бизнеса в эти регионы приходят деньги, туризм обеспечивает людей работой и так далее. Но люди хотят участвовать в принятии решения о том, какого рода туризм будет развиваться на их родной земле и как. Ведь, например, рыбаки от туризма только теряют - их заставляют переселяться вглубь страны от береговой линии, занятой под развитие туризма.

Ирина Лагунина: Насколько широка эта практика? Я имею в виду - если это одна-две деревни, то, вероятно, конфликт как-то можно уладить, но если это общая практика в этих государствах, то это будет представлять собой все большую и большую проблему.

Келли Хейнс: Это затрагивает целые поселения. Мы разговаривали, например, с главой местного рыбацкого поселения в заливе Аругам. Эта деревня вышла с протестом - 4 тысячи человек, включая общество рыбаков, общество защиты прав женщин, владельцев небольших гостиниц. И глава этой группы людей заявил нам, что они скорее покончат жизнь самоубийством, чем позволят отобрать у них их землю. И таких случаев очень и очень много. Именно поэтому мы считаем, что надо включать местное население в разработку туристических проектов в этих районах.

Ирина Лагунина: Могут ли люди отстоять свои права в суде? Насколько вообще эти споры можно разрешить на основе закона?

Келли Хейнс: Общую картину нарисовать сложно. У некоторых есть кадастровые планы, подтверждающие их право на землю, так что они могут отстоять свои права. У других никаких документов нет, но они живут на этой земле 30-40 лет, там выросли их семьи. Но даже тех, у кого есть подтвержденные права на землю, зачастую изгоняют. Эти планы восстановления разрабатывает правительство, и поэтому отстоять свои права в суде очень и очень сложно. Вот, например, в случае с Таиландом, с местечком Лаем Пом, о котором я говорила раньше, - так прохождение через судебные инстанции может занять годы. И все это время люди будут находиться во временных жилищах без права вернуться в родные места. Они и так уже говорят, что переживают сейчас второе цунами. Они живут в палатках уже год, и вероятно, их ситуация не изменится к лучшему и в следующем году.

Ирина Лагунина: В таком случае есть ли возможность в принципе изменить эту практику?

Келли Хейнс: Это - комплексная проблема. Наша организация провела исследование и опубликовала результаты работы. Это уже шаг на пути решения проблемы, потому что до сих пор никто о существовании этой проблемы не знал. Теперь о ней знаю люди. А общественное мнение - мощная сила. Люди ездят в отпуск в эти районы, они жертвуют деньги на восстановление и на помощь жертвам цунами. Мы собираемся отслеживать развитие событий. Все равно сейчас - еще только начало восстановления этого региона и восстановления туристической отрасли региона. Так что мы будем наблюдать за тем, как это восстановление будет развиваться. Мы будем смотреть за каждым новым гостиничным комплексом и требовать, чтобы местное население участвовало в обсуждении этих проектов и не сгонялось с земли из-за того, что землю отдали под застройку. Мы будем добиваться, чтобы все планы туристической отрасли были прозрачны, чего в этом году не наблюдалось.

Ирина Лагунина: То есть вы хотите сказать, что единственный способ на данный момент - сделать все эти проблемы достоянием гласности: как в мире, так и на местом уровне, внутри этих стран?

Келли Хейнс: Именно так. И именно на обоих уровнях. Как только мы выпустили наш доклад, мы отправили его в район, пострадавший от цунами, чтобы местные организации могли распространить его в Таиланде или в Шри-Ланке. Но мы также заинтересованы в том, чтобы о проблеме знали люди во всем мире. Они ездят отдыхать в эти курорты. За ними - власть потребителей.

Ирина Лагунина: Келил Хейнс, британская организация "Проблемный туризм". Выделяя деньги странам, пострадавшим от цунами, и Всемирный банк, и Программа Развития ООН подчеркивали, что планы восстановления должны разрабатываться с учетом пожеланий местного населения, учитывая их интересы. Это условия было поставлено потому, что в двух странах - в Индонезии и в Шри-Ланке год назад все еще продолжались вооруженные конфликты, и от цунами пострадали районы повстанцев. Проблема туризма как фактора притеснения и изгнания людей тогда не стояла. Впрочем, международные рекомендации так и так оказались невыполненными.

2005 год Кавказ: от вывода баз до вооруженных столкновений.

Ирина Лагунина: Среди значимых событий на Кавказе в 2005 году наблюдатели выделяют соглашения между Москвой и Тбилиси о начале выводе российских баз с территории Грузии, парламентские выборы в Чечне и Азербайджане. К сожалению, не обошлось в регионе и без вооружённых событий, в результате которых погибли мирные люди и сотрудники правоохранительных органов. Мы начинаем цикл итоговых репортажей, завершающих 2005 год. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Соглашение о выводе баз подписали 30 мая министры иностранных дел Сергей Лавров и Саломэ Зурабишвили. Российская сторона взяла на себя обязательство завершить вывод своих баз из Батуми и Ахалкалаки в течение 2008 года. Глава комитета по внешним отношениям парламента Грузии Котэ Габашвили называет решение о выводе российских баз правильным.

Котэ Габашвили: Я уверен, что 99% населения России, если его специально не раскрутить против такого решения, прекрасно поймет, что база, которая нам не нужна, база, которая больше металлолома содержит, чем реальную военную амуницию, она должна уйти. Тем более, если это мешает отношениям двух стран. Ведь для России, естественно, намного лучше иметь отношения с соседом, который ей улыбается, а не с соседом, который скрипит зубами от злости, потому что ей насаждают насильно какую-то военную силу, которая ей абсолютно не нужна и мешает ей просто развиваться.

Мы очень благодарны переговорам и всему, что было, что в конце концов такое решение принято и что в отношениях между Россией и Грузией эта одна неприятная часть наших отношений будет ликвидирована за год, за два.

Олег Кусов: Представитель оппозиционной фракции грузинского парламента "Новые правые" Ираклий Ияшвили считает, что вывод баз из Батуми и Ахалкалаки выгоден и России.

Ираклий Ияшвили: Военные базы в такой форме, в которой они несколько десятилетий находились в Грузии без всякой трансформации, я думаю, это сегодня анахронизм. То есть танками, пушками сегодня вопросы не решаются. В мире последние военные конфликты это четко показали. Сегодня идет война технологий. Реально для самой России кроме огромных расходов, может быть кто-то на этом зарабатывает деньги, но кроме огромных расходов дивидендов, реальных проблем военные базы, танки, солдаты, автоматы здесь не решают. Мне непонятно, в какую сторону должны быть направлены стволы этих автоматов и пушек - на юг, на запад? Где у нас враги? Турция для нас один из самых больших друзей. А почему, находясь на нашей территории, войска должны направлять в сторону большого нашего друга? Россия, к сожалению, нас выгнала из своей экономической и политической сферы деятельности. То есть после того, как распался Советский Союз, вместо того, чтобы максимально интегрироваться с нами, сохранять в своем политическом и экономическом пространстве, она к нам заслала боевиков. Это реалии, это история. А сегодня просто непонятно, какую функцию выполняют эти базы.

Поэтому, я думаю, особенно тяжело Россия это не переживала. Честно говоря, мне показалось, что вопрос выхода Грузии из СНГ стал более болезненным для российской политической элиты, чем вопрос выхода военных баз. Они прекрасно понимают, что это вчерашний день, и этот вопрос надо исправлять.

Олег Кусов: О проблеме вывода российских баз из Грузии говорил Представитель оппозиционной фракции грузинского парламента "Новые правые" Ираклий Ияшвили. С ним беседовал наш корреспондент в Тбилиси Юрий Вачнадзе.

А в конце года, по мнению наблюдателей, Россия неожиданно изменила своё отношение к застарелым проблемам непризнанных республик на территории Грузии. Москва согласилась с тбилисским планом политического урегулирования в Южной Осетии, который предусматривает демилитаризацию зоны конфликта, реализацию крупных экономических реабилитационных программ и определение политического статуса некогда упраздненной автономии. По мнению наблюдателей, Россия охладела к судьбе Абхазии и Южной Осетии, согласившись с тем, что вернуть с их помощью под своё влияние Грузию уже невозможно.

Другим важным событием года на Кавказе стали парламентские выборы в Чечне. Многие российские политики высказали мнение, что сам факт избрания законодательного органа поможет нормализовать ситуацию в республике, где продолжается насилие. Говорит президент Чечни Аллу Алханов.

Аллу Алханов: Наш народ, многонациональный народ Чеченской республики избрал свой парламент и наконец после длительного перерыва, вы знаете, что в октябре 99 года Верховный совет Чечено-Ингушской республики был разогнан, после практически чуть более 14 лет в нашей республике есть и будет работать парламент, высший законодательный орган. Соответственно, будет решать те задачи, которые, безусловно, будут на пользу для всех сфер жизни и деятельности нашей республики. Депутатов избирали избиратели, поэтому это, скажем так, выбор избирателей Чеченской республики. Насколько будут довольны или удовлетворены их деятельностью - покажет время. Я очень рассчитываю, что избранные депутаты парламента будут плодотворно работать на решение тех сложных и социальных, и экономических, и политических проблем, которые есть в Чеченской республике. Я очень надеюсь, что наш парламент будет дееспособен и профессионален.

Олег Кусов: Но даже в среде российских политиков довольно часто можно услышать и другое мнение о чеченском парламентаризме. Говорит депутат Государственной думы России Виктор Черепков.

Виктор Черепков: Выборы в Чечне - это еще раз как бы диагноз отсутствия даже элементарной демократии в нашей системе. Причем я могу понимать Кадырова, потому что и интеллект, и интерес, и позиция, и жизненный опыт, и возраст, они позволяют ему именно поступать так, как он поступает далеко от демократических основ. Но я не понимаю руководство страны, как оно может допускать подобное именно в том регионе, где, казалось бы, свет демократических преобразований должен звать, побуждать, стимулировать в каждом из тех, кто уже давным-давно потерял веру в какие-то светлые человеческие действия властей.

Для сегодняшних многих политиков все это представляется как игра. Взрослые, но с оттенком глубокого детства, игра в мероприятие. Спрашивается - ну что это мероприятие дало? Ничего, кроме еще раз обнажения того стыда, за который просто в лучшем варианте глаза опустить, а в худшем написать об отставке прошение. Что выборы в Москве были профанацией и демонстрацией силы одних и давления и угнетения других, и там, и здесь демонстрируют одно: народ - ты было, и не более того. Ты все стерпишь - это наше правило, и живите по нашим понятиям, нашим правилам.

Олег Кусов: Так считает депутат Госдумы России Виктор Черепков.

События 13-14 октября в столице Кабардино-Балкарии городе Нальчике, по мнению наблюдателей, показали, что говорить о нормализации ситуации на Северном Кавказе пока преждевременно. В результате нападения вооружённой группировки на Нальчик погибли 11 мирных граждан и 36 сотрудников правоохранительных органов, ранения получили около 100 человек. Согласно официальной информации, в ходе двухдневных боев убиты 92 члена вооружённой группировки.

По подозрению в участии в нападении на Нальчик, по данным правоохранительных органов, арестованы 57 человек, еще более 30 находятся в розыске. Однако правозащитники говорят о массовых арестах в Кабардино-Балкарии, о том, что местная милиция фактически объявила войну молодым мусульманам. По словам директора Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерия Хатажукова, местное МВД может спровоцировать масштабный кризис в республике.

Валерий Хатажуков: Мы считаем, что чтобы не было этого, чтобы это не произошло, нужно немедленно поменять руководителя правоохранительных органов. Конкретно - министра внутренних дел. Он стал такой фигурой совершенно знаковой. Дело даже не в мусульманах - это отношение всего населения. Дело в том, что эти дикости, беззаконие, пытки в милицейских застенках, это не только по отношению к верующим, множество фактов знаем, страдает все население, представители всех групп социальных. Поэтому самая главная задача - нужно поменять руководителя этих структур и нужно, чтобы они ни в коем случае не уходили от гражданского контроля, контроля власти политической.

Олег Кусов: На исходе года внимание политиков и экспертов Южного Кавказа, России, Ирана и многих западных стран было приковано к Азербайджану. В этом государстве проходили парламентские выборы, итоги которых, по мнению наблюдателей, могут оказать влияние на общую ситуацию в регионе. Эксперты говорят о столкновении интересов многих стран в ходе парламентских выборов в Азербайджане. У заместителя генерального директора Центра политических технологий в Москве Алексея Макаркина иной взгляд на эту проблему.

Алексей Макаркин: На самом деле ситуация очень сложная, диалектическая. Да, допустим, в Украине столкновение интересов. Да, наверное, в Белоруссии в следующем году, когда будут президентские выборы, тоже будет столкновение интересов. В Азербайджане главный интерес был в том, что и Россия, и Иран, и США, и Европа были заинтересованы в стабильности. Почему? Во-первых, потому что это стратегически важная нефтяная страна, и совершенно Запад не был заинтересован в дестабилизации ситуации в нефтяной стране. Плюс для Запада это важно в связи с нефтепроводом Баку-Джейхан. Они его только что построили, только что запустили, и что с ним будет, если там возникнет дестабилизация, не говорю уже о гражданской войне. Но если режим рассыплется, а новый придется сформировывать по кусочкам?

Еще один аргумент: достаточно слабая оппозиция. Если брать Украину, там Ющенко, его блок "Наша Украина" выиграл парламентские выборы 2002 года. Если брать Грузию, то сторонники Саакашвили еще до "революции роз" выиграли выборы в тбилисское городское собрание. Азербайджанская оппозиция после того, как она дискредитировала себя, будучи у власти в 92-93 годах, это период Эльчибея, она больше никогда не имела никаких шансов ни на каких выборах. Они могли говорить о фальсификациях, но даже западные эксперты не давали им не то, чтобы победы, но результата близкого к результату партии власти. Разница в оценках была - аутсайдеры или почти аутсайдеры.

Что касается Россия, то Россия просто смотрела - а что такое оппозиция? С Алиевыми, и со старшим Алиевым покойным, и с Ильхамом Алиевым отношения исторически выстроены, они понятны и предсказуемы эти люди. Да, Азербайджан может быть в конкурирующем с Россией на постсоветском пространстве блоке с Грузией, Украиной и Молдавией, но от них понятно чего ждать. Россия, исходя из этого, она тоже сочувствовала Ильхаму.

Олег Кусов: Повторные выборы в азербайджанский парламент по десяти округам пройдут в мае будущего года. Менее десяти оппозиционеров, прошедших в парламент, по-прежнему, бойкотируют работу нового законодательного органа Азербайджана.

2005 год - год физики и Эйнштейна.

Ирина Лагунина: Завершающийся 2005-й год был объявлен в мире годом физики и годом Эйнштейна. Именно в этом году исполнилось 100 лет со дня публикации первой из революционных физических теорий XX века - специальной теории относительности. Фигура Альберта Эйнштейна выходит далеко за рамки физики. В массовом сознании он фактически стал символом всей современной науки. Но эта символическая роль неизбежно упрощает и искажает представление о личности ученого и его роли в развитии физики. Я передаю микрофон Александру Костинскому и Александру Сергееву.

Александр Сергеев: В течение года мы следили за многими публикациями, которые были на эту тему. Хочется отметить как одну из наиболее удачных - это публикация в журнале "Гео" автор Йорге Нэффе, краткая научная биография Эйнштейна.

Александр Костинский: Очень важно, что он сконцентрировался на 1905 годе, на том моменте, как Эйнштейн сделал тот самый свой скачок. Он показал генезис, из чего родилась специальная теория относительность.

Александр Сергеев: Начинается со школьных лет, буквально с момента, когда отец показал Альберту Эйнштейну компас.

Александр Костинский: И он был потрясен тем, что стрелка все время поворачивается.

Александр Сергеев: Он сам в своих воспоминаниях отмечает, что его эти достижения во многом связаны с тем, что он не переставал задавать себе детские вопросы о физике, в том числе о том, что такое пространство, что такое время, как они взаимосвязаны.

Александр Костинский: Может быть один из главных вопросов: что будет, если сесть верхом на луч света? И именно это и привело в конце концов Эйнштейна к созданию специальной теории относительности, а потом и общей.

Александр Сергеев: Тут надо отметить и это важно очень, что Эйнштейн создал не одну теорию относительности, а две теории относительности. И это, вообще говоря, существенно разные теории, хотя одну из них - специальную теорию относительности - можно считать частным случаем общей теории относительности в пределе, когда нет больших масс.

Александр Костинский: А если говорить, уравнения Ньютона появляются, когда есть маленькие скорости.

Александр Сергеев: Реально нельзя говорить, что Эйнштейн опроверг Ньютона.

Александр Костинский: Один журналист, подбежавший к нему, сказал: как, вы взяли и опровергли Ньютона? Он сказал: "Молодой человек, опровергнуть Ньютона нельзя, я только ограничил применимость".

Александр Сергеев: Многие очень плохо понимают, в чем суть теории относительности, почему у нее такое название. Такая поговорка даже пошла - все в мире относительно. И это доказал Эйнштейн.

Александр Костинский: Вообще-то ее надо было назвать теорией абсолютности, потому что в основе теории относительности лежит абсолютность скорости света во всех системах отсчета.

Александр Сергеев: Это очень принципиальный момент, который является противоречием здравому смыслу.

Александр Костинский: Когда два автомобиля движутся друг на друга, то кажется, что автомобиль движется быстрее - и это правильно.

Александр Сергеев: А когда два света луча движутся, то они все равно движутся навстречу друг другу со скоростью света, одной скоростью света, а не двойной.

Александр Костинский: Кстати, почему это так, никто не знает - это некий постулат, вот так устроен наш мир.

Александр Сергеев: И многие любители опровергать Эйнштейна все время говорят, что вот, мол, Эйнштейн ничего не доказал, он просто постулировал постоянство скорости света. На самом деле доказательством правильности этого постулата служат многочисленные, миллионы проверок, которые сделаны в реальной технике, в космической технике, в ускорителях, в электронике, в огромном количестве технических областей. Почему же тогда возникло называние теория относительности? Это просто прямое следствие одного из двух постулатов, положенных в основу теории относительности. Один мы сказали - это постоянство скорости света, а второй постулат - это то, что все физические законы одинаково выполняются в любой системе отсчета. Если мы измеряем какую-то физическую величину, скорость, энергия, импульс и другие физические величины, их значение задаются относительно той системы отсчета, в которой мы их измеряем. Скорость зависит от того, мы меряем ее на платформе или из поезда. Энергия может зависеть от того, мы меряем ее, скажем, из машины или из космического корабля.

Александр Костинский: Нельзя сказать, а что же в действительности. Но главное, что Эйнштейн сделал относительными понятия времени и пространства. Вот это все-таки фундаментальная вещь. Потом если говорить об общей теории относительности, то оказалось, что еще и тяготение является неотъемлемой частью, то есть есть некое пространство, время тяготения как единая сущность.

Александр Сергеев: Такая революция в подходах к пространству и времени, то есть к основам человеческого восприятия мира, вот эта революция и сделала, собственно говоря, Эйнштейна фигурой массовой культуры. Человек, который перевернул представление о пространстве и времени, в котором мы все столько тысяч лет живем, все человечество.

Александр Костинский: Вы знаете, Александр, я хотел бы заметить мысль, которую высказывали многие крупные физики и, к сожалению, она не попала на страницы большинства, мы довольно много просматривали разных журналов, большинства журналов не попала. Тот же Леон Купер, тот же Макс Борн, они говорили, что Эйнштейн - это в действительности не творец новой физики, как бы это парадоксально ни звучало, а человек, который закончил традицию Эвклида, Галилея, Канта и так далее. Ведь многие хорошо знают о спорах Бора и Эйнштейна. Эйнштейн так и не принял квантовую механику.

Александр Сергеев: И это при том, что Нобелевскую премию ему дали за работу в области квантовой механики, а не за специальную теорию относительности и не за общую.

Александр Костинский: За то, что фотоэффект принципиально является квантовым механизмом.

Александр Сергеев: То есть, несмотря на то, что он сделал выдающуюся работу в области квантовой физики, он, тем не менее, эту квантовую физику где-то в глубине души не принял. Это не значит не понял.

Александр Костинский: Его работы лежат в основе лазеров. Эйнштейн был человеком, который завершил великую классическую науку и открыл дверь новой науке.

Александр Сергеев: Когда эта новая наука пришла, ее он в полной мере не принял. И вот это его знаменитое высказывание: Господь Бог не играет в кости. Он не принимал того главного принципа квантовой механики, что в реальности нет точных значений величин, а есть лишь вероятности.

Александр Костинский: И это фундаментально, это не то, что мы чего-то не знаем. Но тут произошло столкновение с его философией. Ведь такие великие открытия всегда требуют неких мета-научных передвижек, то есть над наукой. Почему Эйнштейн не мог от этого отказаться? Свои открытия он сделал благодаря своим философским взглядам, идущим от Эвклида, Канта, Ньютона.

Александр Сергеев: Которые подразумевают, что мир представляет собой совершенно жесткую, четко определенную реальность.

Александр Костинский: И вот этот рывок, скачок, который первый был сделан в квантовой механике, он, конечно, порывал с этой традицией.

Александр Сергеев: Человек сделал один совершенно переворачивающий с ног на голову рывок в физике, отказавшись от традиционного абсолютного пространства и времени Ньютона, а второй шаг столь же фундаментальный, который привел к неклассической физике, к квантовой физике, он уже сделать на философском уровне не смог, несмотря на то, что он понимал весь аппарат, который за этим стоит. И здесь интересно отметить, что даже его сопротивление квантовым идеям в некотором смысле их же и стимулировало.

Александр Костинский: Очень сильно, потому что они имели в его лице великого оппонента. Я видел запись одной из речей Бора, когда уже давно не было в живых Эйнштейна, и он, пожилой человек, рассказывал о споре с Эйнштейном. Настолько это была борьба титанов и борьба двух философий. Чего Эйнштейн не мог признать - это принцип дополнительности. Вот это то философское, что сделал Бор и квантовая механика, и вот в этом смысле Эйнштейн был человеком классической эпохи, который завершил классическую физику, в частности, завершил уравнение Ньютона, классические термодинамические вещи, но не вошел в новую физику. И возможно поэтому так тяжело ему далась его главная работа незаконченная - единая теория поля. Потому что она требовала существенных квантово-механических представлений.

Александр Сергеев: Надо сказать, что эта работа до сих пор не завершена. Эта мечта Эйнштейна, она до сих пор руководить физиками, то есть создание единой теории, где гравитация, которая описывается общей теорией относительности, будет объединена с квантовой физикой. До сих пор этого не получается. На сегодняшний день физики твердо говорят: общая теория относительности, описывающая гравитацию, несовместима, противоречит квантовой теории, которая описывает поведение всего вещества. Должен быть сделан новый шаг, новая революция в физике, и на эту тему идут активные работы. И между физиками сейчас серьезный спор, кто должен уступить - теория относительности общая должна уступить квантовой механике или, наоборот, квантовая механика должна в чем-то уступить общей теории относительности. Там тоже есть свои проблемы. Тем не менее, не только его работы и его теории сделали из него такую популярную фигуру.

Александр Костинский: Надо сказать, что довольно бурная его личная жизнь тоже этому содействовала. Он не был тихим профессором, он был классическим мужчиной, у которого были женщины, у которого была интересная жизнь. Тут бы я отметил: все-таки Эйнштейн был человек, который хорошо себя чувствовал с журналистами, он хорошо выражал свои мысли. И у меня такое впечатление, что его это не тяготило. Хотя его язык показанный, как классика, уже надоели эти папарацци. Но с другой стороны, он человек, который очень часто и много выступал с публичными лекциями. Он никогда не был человеком в футляре. Перемывали ему кости во всей этой литературе. Он был человек, конечно, эгоистичный. В очень многих журналах история с его женой довольно сложная. Некоторые пишут такие вещи, что чуть ли не она написала специальную теорию относительности.

Александр Сергеев: Это, видимо, ерунда. Потому что даже уравнения, которые являются фундаментальными для специальной теории относительности, так называемые уравнения Лоренса, были выведены до Эйнштейна Лоренсом.

Александр Костинский: Они не были осмыслены. Вопрос о том, что Эйнштейн сделал тот рывок, он понял это как систему. Поэтому Е=МС2 нет, между прочим, ни у Лоренса, ни у Пуанкаре.

Александр Сергеев: И здесь проявилась ясность мышления. Если почитать работы Эйнштейна, даже не научные его работы, а публицистические - это совершенно великолепные тексты, чрезвычайно компактные, очень точные, большое удовольствие их читать просто с литературной точки зрения. Там видно, насколько большое влияние на него произвела философия. Он постоянно возвращается к этой теме, у него статьи постоянно идут "Физика и философия", "Физика и реальность", "Мотивы научного исследования".

Александр Костинский: Потому что если бы он этим не занимался, он бы не написал специальную теорию общей относительности. Именно здесь был его прорыв. Философия как мета-наука - это его инструмент.

Александр Сергеев: И в этом смысле меня немножко удручает, что сейчас очень многие физики скептически относятся к философии.

Александр Костинский: И вообще не читается на физических факультетах, даже лучших российских и западных университетах не читается нормально не только философия, но просто история физики нормально не читается.

Александр Сергеев: История физики или философия науки.

Александр Костинский: Я бы отметил в конце замечательное свойство Эйнштейна, что у него чувство ощущения красоты науки и красоты, которая движет ученым, что не польза, а именно красота, именно ощущение того, что я единственный человек, который сейчас понимает что-то в мире, и вместе со мной продвинулось все человечество.

Александр Сергеев: Надо сказать, это ощущение, оно приводило Эйнштейна к ряду высказываний, которые иногда воспринимались его слушателями и читателями как высказывания религиозные. Мы уже приводили высказывания о том, что "Господь Бог не играет в кости". Или другое высказывание мне очень нравится, что "Господь Бог изощрен, но не злонамерен". Надо понимать, что это не является в прямом смысле религиозной верой в Бога.

Я завершить хочу наш разговор небольшой цитатой из выступления Эйнштейна, которое было в 32 году записано на грампластинку в Германии, называется "Мое кредо". Замечательная статья, всего на одну страничку, но я из нее возьму только концовку, которая как раз относится к тому, о чем мы говорим. Вот что пишет Эйнштейн: "Самое прекрасное и глубокое переживание, выпадающее на долю человека - это ощущение таинственности. Способность воспринимать то непостижимое для нашего разума, что скрыто под непосредственными переживаниями, чья красота и совершенство доходит до нас лишь в виде косвенного слабого отзвука - это и есть религиозность. В этом смысле я религиозен. Я довольствуюсь тем, что с изумлением строю догадки об этих тайнах и смиренно пытаюсь мысленно создать далеко не полную картину совершенной структуры всего сущего".

Выиграть бой - помочь беспризорнику.

Ирина Лагунина: Люди российских городов обычно проходят мимо беспризорных детей, снующих по улицам в поисках пропитания, ночлега, развлечений. С начала 90-х - это примета времени, которую почти перестали замечать. Что же происходит в тех редчайших случаях, когда случайный прохожий принимает участие в оборванном и голодном ребенке? Об этом - Татьяна Вольтская

Татьяна Вольтская: Эта история настолько необычная, что режиссер Денис Кузьмин даже решил ее экранизировать. Так появился видеофильм "Сережа", и когда его показали в Институте региональной прессы, я решила встретиться с главными героями. Их два - взрослый, обычный петербуржец Эдуард Фещенко и мальчик Сережа. Слово Эдуарду Фещенко.

Эдуард Фещенко: Зимой мы с друзьями встречались у Гостиного двора, пива попить после работы. Пока я их ждал, встретил маленького мальчика, который ходил, попрошайничал мелочь. Волосы слипшиеся сосульками, одежда вся рваная, грязная, летние ботинки на голую ногу. Пока друзей ждал, он еще раз подошел. Потом спросил: можно ли покушать купить? Говорю: "Давай друзей дождемся, все равно вместе в кафе идем, с нами сходишь, мы тебя покормим". Пока стояли, ждали, мы разговорились. Он сказал, что живет на чердаке. Друзья пришли, пошли в кафе. Сели, попили, его покормили. Он поел, попросил денег на компьютерный клуб. Для меня тогда было открытием, что они ночуют в компьютерном клубе, но их администратор без записки от родителей не пускает. Я написал записку якобы я его отец и оставил свой номер сотового на всякий случай. Через два дня на выходные рано утром звонит Сережка: "Здравствуйте, а вы меня узнаете? Это Сережа. Вы не могли бы приехать, покормить меня?". "Конечно, могу". Первая пурга началась, очень сильная. Тут же рассказал жене эту историю, до этого не рассказывал - рядовой случай. Уже смекнул, что сейчас приеду и предложу ему домой поехать. "Приготовь вещи теплые, что от сына старшего осталось". Он вырос уже. И помчался.

Приехал, нашел его в переходе. Сидел на корточках, в театрадочке рисует что-то. Меня увидел, заулыбался. "Куда пойдем?". "Пойдем в Макдональдс". Пошли. Он грязный весь. "Сереженька, а давно мылся?". "Давно". "Хочешь помыться?". "Хочу, конечно". "Поехали к нам домой. Помоешься нормально, с сыном познакомишься, в компьютер поиграешь, вещи там жена тебе теплые приготовила. Вообще день нормально проведешь, хотя бы по-человечески". Он сразу согласился. Дома, пока ванна набиралась, жена поесть приготовила, покушали, они с сыном немножко в компьютер поиграли, познакомились. Потом ванна набралась, я ему чистые вещи принес, он стал раздеваться, у него по ногам гной течет. Прямо все ноги в гноящихся ранах. Жене говорю, что все очень плохо, надо к врачу ребенка везти. "Давай отвезем". Тогда завтра утром на работу не пойду, с утра повел к дерматологу. Врач посмотрела и сказала, что это укусы крысиных блох, поскольку на чердаке жили. Опасно, может вызвать заражение крови. Пошли в аптеку, купили целый пакет лекарств. Понятно, что пакетик в руки дать и сказать: до свидания, Сережа, только смотри процедуры не пропускай - невозможно. Естественно, у нас остался.

Татьяна Вольтская: А вы с родителями жили?

Эдуард Фещенко: Мы жили с родителями. Мама человек лояльный, сказала: скажите, что знакомые поехали куда-то, попросили с ребенком побыть. На следующий день поехали ботинки зимние покупать на рынок. И там, когда ехали, с ребенком общаешься, становится уже не чужим. Ты привел маленького живого человечка, который тебе сердечко открыл, душу, поговорили нормально и обратно его на улицу. Очень сложно это сделать. Конечно, уже появились мысли об усыновлении Сережи. Что у Сережи в голове, что у жены в голове? Надо было решать. Пока ботинки мерил, жене позвонил: "Извини, не могу, у меня рука не поднимется обратно его". Она говорит: "Я весь день, сколько на работе, сижу об этом думаю. Но боялась, что ты не согласишься". И после этого Сережу аккуратненько стал спрашивать, нравится ли ему у нас. Ему, конечно, нравилось. Тогда его спросил: "А у нас хочешь остаться?". Он сказал: "Хочу".

Я пошел к директору школы нашей, в которой первый сын учился, так и так такая ситуация. Он дал нам телефон директора дома милосердия, приюта. Мы с Сережей туда поехали. Там он написал заявление, официально его приняли в приют в доме милосердия и тут же нам стали оформлять семейно-воспитательную группу. Такая форма, когда я устраиваюсь на работу воспитателем, работаю у себя дома и могу содержать на дому группу детей от одного до пяти человек. В данном случае у меня один воспитанник.

Татьяна Вольтская: Вы же хотели усыновить? Почему пришлось такими обходными путями?

Эдуард Фещенко: Мы хотели усыновлять. Но сразу в приюте добрые люди сказали, что усыновлять они не советуют, поскольку он потеряет все льготы. То есть у нас закон так устроен, что пока ребенок сирота, он имеет право на жилье после детского дома, на какие-то льготы. Но если ребенка кто-то усыновил, то вся его прошлая судьба, все его беды перечеркиваются, как будто ничего в жизни такого не было, он льгот не имеет. А поскольку Сережа человек не чуждой, любимый и родной, тогда, конечно, все сделал для того, что все что государство ему должно, чтобы оно ему вернуло.

Татьяна Вольтская: Давайте вернемся к истории Сережи, как это получилось, что он оказался на улице?

Эдуард Фещенко: Сережа родился в Бурятии на другом конце страны, и семья эта была лишена родительских прав. Сережу взяла женщина из Новой Чары Несхизова Марина Георгиевна. Она была предпринимателем, она его взяла из больницы, когда ему было три года. Родителей он не помнит. У нее он прожил до 10 лет, закончил 5 лет музыкальной школе фортепиано, учился на одни пятерки. Когда Сереже было 8 лет, в доме появился какой-то мужчина, который стал Сережу избивать. Когда Сереже исполнилось 11 лет, его увезли через всю страну в Кронштадт и отдали в кадетский корпус. В кадетском корпусе у него учеба не заладилась. Во-первых, там существует дедовщина, во-вторых, Сережа был брошен. Там ко всем приезжают родители, на выходные отпускают домой детей, к нему никто не приезжал. И в такой обстановке, конечно, учеба пошла на перекос, обострился хронический отит. Он попал в больницу на три месяца и его отчислили из кадетского корпуса.

Татьяна Вольтская: В никуда.

Эдуард Фещенко: Дали запрос опекунше, она написала отказ от него. После чего Сережу везут в Санкт-Петербург и отдают в приют "Федор" в транзитный специально для иногородних детей. Оттуда Сережа сбегает, там тоже не сладко ребенку, который всю жизнь прожил дома, к тому же жил он в очень богатой семье. Его соседи рассказывают, что у него было все, о чем мог мечтать любой ребенок в Новой Чаре. Женщина была очень богатая. По сути жил в золотой клетке. "Сникерсами", игрушками, радиоуправляемыми джипами был завален, но гулять его не отпускали, били, за ним постоянно ходили какие-то телохранители. В школу он ездил с личным водителем, по школе за ним всегда ходил охранник.

Татьяна Вольтская: Темная история произошла и с пропиской: отправив Сережу в Кронштадт, опекунша выписала его - незаконно, конечно, - из квартиры, сделав его бомжем. Впрочем, пора обратиться к нему самому. Сережа, ты жил в богатой семье, домашний мальчик, и вот, оказался на чердаках...

Сергей: Все тоже полудомашние тоже убегают из домов. Просидел там три месяца, все уезжали, а я не уезжал, я просто потерял надежду.

Татьяна Вольтская: Ты попал в больницу пятую инфекционную.

Сергей: Там лежал мальчик мой знакомый. Я его увидел, потом говорю: "Давай убежим". Два раза нас поднимали наверх. Подошел врач и сказала: "Побегунчики? Хотите - бегите. Кто-то вас держит?". И ушла с поста. Мы подошли на пост, взяли ключ и убежали.

Татьяна Вольтская: То есть никто вас лечить там не рвался?

Сергей: Специально оставлять нас там, чтобы что-то для нас сделать, никому не нужно было.

Татьяна Вольтская: Скажи, пожалуйста, вещи, которые связаны с бродяжничеством, клей тебе приходилось нюхать?

Сергей: Да, приходилось. Но когда встретил своего папу, я полностью отказался от всего.

Татьяна Вольтская: Легко было отказаться?

Сергей: На самом деле легко.

Татьяна Вольтская: А колоться приходилось?

Сергей: Приходилось.

Татьяна Вольтская: Говорят, что есть аптеки, где без рецептов и дешевый.

Сергей: Да, есть такие аптеки. Очень много.

Татьяна Вольтская: И детям там продают?

Сергей: И детям продают.

Татьяна Вольтская: Сколько тебе пришлось бродяжничать?

Сергей: Три года.

Татьяна Вольтская: Какое впечатление от мира взрослых? Кто-то хотел вас по-настоящему вернуть с улицы?

Сергей: "Врачи мира" пытались. Никто не возвращался.

Татьяна Вольтская: Когда ты пришел в дом своего папы, тебе там понравилось сразу?

Сергей: Да, мне понравилось, особенно когда я увидел Вадика, своего брата. Привык я к нему очень сильно.

Татьяна Вольтская: Вы сразу подружились?

Сергей: Моментально.

Татьяна Вольтская: Сегодняшний разговор о детях - это история Сережи, который превратился из забайкальского отличника в маленького питерского бродягу, а потом обрел новую семью. Вроде бы все складывалось хорошо, но главные мытарства были впереди.

Эдуард Фещенко: В процессе оформления выяснилось, что он из приюта "Федор". В приюте "Федор" довольно агрессивно восприняли информацию, что Сережа найден. Вроде бы спасибо должны сказать, а здесь: что вы хотите? Директор "Федора" наотрез отказалась передать Сережу, поскольку он ребенок транзитный, она за него отвечает, что они его должны переправить обратно в Забайкалье. Тут я может быть не виню самого директора, сколько виню эту систему созданную, которая заставляет людей жить в театре абсурда полном. Вроде когда ребенку благо, а приходится делать зло только потому, что такой закон.

Татьяна Вольтская: А затем, как в страшной сказке, у Сережи обнаружилась ВИЧ-инфекция, об этом узнал отец Эдуарда и выгнал сына с семьей из квартиры.

Эдуард Фещенко: Меня поразило, я раньше об этом не задумывался, не сталкивался, тут же в очередной раз очень полюбил наше государство, когда узнал, что ребенок не имеет права у нас жить, умереть имеет право, вырасти необразованным имеет право. А, оказывается, права на учебу - все это ложь, он не имеет, раз у него нет регистрации. Как только он бомж, он теряет все права. В больницу когда мы пришли, вначале положили на первичное обследование, но нам заявили, что лечение вы не получите. Первичное обследование вам будет сделано, но более полное обследование только за деньги, а последующее лечение опять же только за деньги.

Плюс к этому еще, чтобы окончательно мне стало хорошо, мне сказали: а вообще имейте в виду, что больше 8 лет он не проживет. Только впоследствии я узнал правду. Я мужчина, я плакал по ночам: что делать, как жить дальше, где искать деньги. Слава богу, у нас есть общественные организации и благотворительные фонды, которые сейчас 1 января хотят какие-то новые законы ввести, после которых они могут перестать существовать. И что этим детям делать после этого, я не знаю. Потому что это было их единственное спасение, потому что государство им ничего не даст и не дает. Только благодаря гуманитарному действию "Врачи мира - детям" мы получили обследование медицинское, последующее лечение тоже гарантировано.

Когда я пришел в школу: вот у меня ребенок, так и так, надо его учить где-то. Сразу - документы, где прописан? Нигде. "А как вы хотите? Мы не знаем, ваши проблемы, решайте сами". Построена система так, что ребенок без документов учиться не может.

Татьяна Вольтская: Конечно, Эдуард победил - но лишь благодаря доброй воле директора школы, не побоявшегося обойти чиновничьи закорючки. Сережа учится на четверки и пятерки, играет на пианино. Но борьба за спокойную легальную жизнь в семье не окончена. Достаточно сказать, что обратно в Забайкалье его не отправили только потому, что там его выписали из квартиры - нет худа без добра, а то не помогли бы никакие слезы приемных родителей. В бывших советских республиках тоже есть подобные проблемы. Как справляются с ними на Украине - об этом репортаж нашего киевского корреспондента Владимира Ивахненко.

Владимир Ивахненко: Для украинских выпускников интернатов жилищная проблема одна из главных. Педагоги надеются на поступление своих воспитанников в техникумы или институты, ведь тогда у них появится возможность поселиться в общежитии. Впрочем, как показывает практика, именно интернатовцев отчисляют из учебных заведений под первым же предлогом и, естественно, их лишают общежития.

В такой ситуации оказалась выпускница одного из киевских интернатов Ярослава Литвиненко. Ее родители погибли, когда девочке было 4 года, и она до сих пор ничего не знает даже о своих дальних родственниках. Оказавшись три года назад на улице, Ярослава случайно узнала о распоряжении киевского мэра Александр Омельченко. Согласно этому распоряжению, выпускникам интерната в течение года должны предоставить жилье. Однако получить заветную квартиру удается не всем. Ярослава Литвиненко была два года подряд первой на внеочередной льготной очереди в Дарницком районе Киеве затем неожиданно оказалась пятой. Сейчас девушка проживает в крохотной комнате знакомого, тоже выпускника интерната и все еще надеется, что чиновники выполнят свои обещания. Районные власти утверждают, что у них на квартирные очереди десятки сирот и обеспечить всех жильем в сроки, установленные законом, не получается.

В большой мир выпускники интернатов и детских домов выходят с набором одежды, соответствующей сезону, и небольшим материальным пособием. Деньги даже у самых экономных заканчиваются на второй день. Однако не эта проблема главная - ребятам просто некуда идти. Все дело в том, говорит Ярослава Литвиненко, что когда покидаешь интернат, становишься никому не нужен - ни государству, ни окружающим. Такая перспектива беспокоит нынешних воспитанников детских домов и интернатов. Только 6% из них, как показывают результаты социсследования украинского Института проблем семьи и молодежи, уверены в своем будущем.

XS
SM
MD
LG