Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

КАК СДЕЛАТЬ СУДЕЙ ПО-НАСТОЯЩЕМУ НЕЗАВИСИМЫМИ?


[ Радио Свобода: Программы: Наши гости ]
[15-05-05]

Как сделать судей по-настоящему независимыми?

Ведущий

Сергей Корзун: Добрый день! Состояние российского правосудия, с одной стороны, не может внушать ничего иного, кроме священного трепета, ну, а с другой, служит хорошей основой для упражнений в острословии. Доверия к судам и судьям с позапрошлого века в России не сильно прибавилось. "Басманное правосудие" - этот термин, появившийся пару лет назад, уже стал общеупотребительным. Сегодня мы не будем разбирать ни дело "ЮКОСа", ни дело Чубайса, ни другие громкие и даже совсем не громкие дела. У каждого из вас есть свой опыт обращения в суды и свое мнение по поводу судей. Давайте попробуем все вместе сегодня решить вопрос: как сделать судей по-настоящему независимыми? Наши эксперты в студии - Тамара Морщакова, профессор и завкафедрой Высшей школы экономики, конституционный судья в отставке, Ольга Кудешкина, юрист, бывший судья Мосгорсуда, помните, совсем недавно открытое письмо к президенту с предложениями как раз о реформировании судебной системы и улучшения статуса судей. Сегодня группу мозгового штурма возглавляет психолог, специалист по мозговому штурму Владимир Чернец. И в нем участвует группа студентов Высшей школы экономики Евгения Костинская, Елена Ненашева и Максим Орловский. Все ли вам понятно в принципах мозгового штурма и что сегодня обсуждаем?

Владимир Чернец: Может быть, мне сказать несколько слов о том, что это такое? Поскольку цель нашего штурма - получить новое, интересное, может быть, необычное предложение, в то же время реализуемое, мы договорились о таких правилах: каждый из нас говорит по одному, мы не только не перебиваем друг друга, но мы смотрим доброжелательно, внимательно друг на друга, поддерживая эти предложения, мы стараемся давать самые невероятные, самые необычные, неожиданные предложения, не ограничивая себя ни в чем.

Сергей Корзун: Начать я бы хотел с предисловия. Я попросил бы Тамару Георгиевну и Ольгу Борисовну на минутку-полторы сказать о главных проблемах российского правосудия. Тамара Георгиевна, что вы думаете по этому поводу?

Тамара Морщакова: Вы знаете, я думаю, что главная проблема российского правосудия уже очевидна для каждого из членов нашего общества, не говоря уже о том, что эта проблема очевидна и для тех, кто принадлежит к судейскому корпусу. Конечно, нужен суд независимый. Если мы хотим соответствовать европейским стандартам, мы должны обеспечивать, чтобы судопроизводство осуществлялось у нас независимым, беспристрастным и объективным судом. Как это сделать? Вот это и есть наша главная проблема.

Ольга Кудешкина: Я считаю то же самое. Необходима независимая, самостоятельная судебная власть и независимые судьи. Только независимый беспристрастный суд может гарантировать права и свободы граждан, законные интересы организаций и движение нашей страны вперед по пути демократических реформ.

Сергей Корзун: Ольга Кудешкина и Тамара Морщакова - наши сегодняшние эксперты, но прежде всего мы хотим вашего участия, наши дорогие слушатели. Приходили уже сообщения с предложения на наш форум. Вы можете пользоваться всеми возможностями интерактивной связи для того, чтобы высказать ваши предложения, а впоследствии высказаться по теме вообще. Это телефон прямого эфира 8-800-200-22-12, это пейджеры, в Москве 961-33-33, в Санкт-Петербурге 053, в Екатеринбурге 358-87-00, везде абонент "Радио Свобода". Наконец, электронная почта, mail@radio-svoboda.ru.

Несколько вариантов пришло к нам по каналам интернета. С одного из них я и начну. Эдуард предлагает ввести индекс коррумпированности для судей и увольнять, если индекс зашкаливает. Будем считать это первым зафиксированным предложением. Кстати, второе предложение от Эдуарда - распределение дел между судьями, их состав можно определять в случайном порядке, выбранном беспристрастным компьютером.

Есть предложение по телефону из Петербурга от Татьяны.

Слушатель: У меня такое предложение из личного опыта. Я сама работаю учителем, никогда в жизни не обращалась, в суд и никогда никто ко мне иска не предъявлял. Но так случилось, что после смерти моей мамы, мой отчим подал заявление через три года признать недействительным заявление об отказе от наследства в мою пользу. Судья рассматривала этот вопрос 6 лет и вынесла несправедливое решение, которое потом, конечно, было отменено городским судом из-за того, что нарушены были процессуальные нормы, их было очень много. Вот эта самая судья, которая так нарочито, несправедливо вынесла решение, она продолжает и сейчас работать. Какие-то должны санкции к судьям применяться, чтобы в случае вынесения несправедливого решения либо категорию...

Сергей Корзун: Татьяна, уже понятно. Кто должен эти санкции вводить - общество, коллегия судей?

Слушатель: Я думаю, что у нас есть специальный закон для судопроизводства, в законах должно быть указано, кто может быть судьей и можно ли доверять такому судье дальнейшее ведение дел.

Сергей Корзун: Понятно, спасибо, Татьяна. Вопрос переаттестации, вопрос увольнения судей. Более-менее оперативно решать вопрос увольнения судей. Формулируем ваше предложение так.

Георгий из Петербурга. Здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте! Вот если есть такая возможность, полностью исключить контакты с людьми, с бумагами, с телефонами, с внешним миром. Вы знаете, как золотой горшок в сказке Гофмана, под колпак там посадили.

Сергей Корзун: Во время рассмотрения дела, если я правильно понимаю. Хорошо, Георгий, спасибо. Формулируем так: полностью исключить контакты судей с внешним миром во время рассмотрения дела, ну, того, что относится к процессу, понятно. Группа мозгового штурма у нас в соседней студии. Есть ли у вас что-нибудь?

Евгения Костинская: Мне кажется, что можно было бы создать определенную комиссию, которая следила бы за поведением судей, можно было бы создать кодекс чести, и комиссия отслеживала бы его выполнение, чтобы судьи были подотчетными.

Сергей Корзун: Создать коллегию судей, которая следила бы за поведением судей. Есть такое предложение.

Максим Орловский: На мой взгляд, нужно ввести практику приглашения иностранных судей в наши суды, высококвалифицированных иностранных судей, которые своим примером могли бы показать нашим судьям, как нужно работать.

Сергей Корзун: Приглашать иностранных судей, судей из других стран. Ну, в спорте часто судьями являются люди из других стран, особенно если борьба идет международная.

Геннадий Сергеевич из Смоленска по телефону.

Слушатель: Я думаю, что навести порядок в судебных органах довольно-таки просто. Посмотрите сами, судья неоднократно нарушает закон, дело возвращается из первой инстанции, отменяется ее решение. В закон нужно ввести форму: при однократном или двукратном нарушении процессуального законодательства, Конституции - до свидания!

Сергей Корзун: Судье до свидания, да?

Слушатель: Конечно. И при этом мы наведем порядок с коррупцией, потому что большинство судей злоупотребляет законом, они коррумпированы.

Сергей Корзун: Итак, безжалостно увольнять скомпрометировавших себя судей. Есть такой карательный уклон в нашей сегодняшней программе по поводу наказания. С поощрением, может быть, что-нибудь будет.

Владимир Никитович из Москвы. Слушаем вас.

Слушатель: Вопрос Тамаре Георгиевне Морщаковой.

Сергей Корзун: Если можно, ваше предложение, вопросы потом, во второй части. Есть у вас предложение?

Слушатель: Одно. Кто может снять тезис "диктатура закона"? Мы плавно перешли от диктатуры пролетариата к диктатуре закона. Я хотел бы уточнить: а когда и почему, кто виноват, почему власть закона у нас процветает?

Сергей Корзун: Не совсем вас понял. Если бы у нас процветала власть закона, наверное, мы бы сегодня не собирались, не обсуждали эту проблему. По крайней мере, в качестве предложения не фиксируем.

Группа мозгового штурма, есть ли у вас какие-то соображения по этому поводу?

Елена Ненашева: Я считаю, что необходимо сделать судей, в первую очередь, экономически независимыми, то есть им должна платиться достаточно большая зарплата, хотя бы от 2000 долларов. Далее им должны при вступлении в должность предоставляться кредиты в банке на машину, квартиру, чтобы в случае каких-то неправомерных действий судьям было что терять.

Сергей Корзун: Спасибо, формулируем это в качестве предложения. Чтобы судьям было что терять. Сейчас материал нашего корреспондента из Чехии, как в Чехии дела обстоят с этим.

Владимир Ведрашко: Независимость судей в Чешской республике - проблема столь же острая, сколь и типичная для государства, преодолевающего наследие старой социалистической правовой системы. Недостаток кадров, недостаток финансов - все это, конечно же, существует в Чехии. И на этом фоне есть место и для злоупотреблений, и судебных проволочек, и, порой, несправедливых судебных решений.

Судебная система в Чехии строится на нескольких уровнях. 86 районных судов, 2 высших суда и верховный суд. Есть и конституционный суд, в который граждане могут обращаться непосредственно в случаях нарушения их основных прав и свобод. Ныне кандидатуры судей в Чешской республике предлагаются министерством юстиции и утверждаются пожизненно президентом республики. Министерство юстиции определяет количество судей и обеспечивает их продвижение по кадровой лестнице, управляя при этом финансовыми ресурсами судебной власти.

В апреле 2002 года после долгого обсуждения вошел в силу законодательный акт о судах и судьях. При всех судах всех уровней создаются судейские советы, имеющие статус консультативных органов. Эти советы также призваны содействовать профессиональному росту судей и установлению новых процедур отбора, обучения и аттестации каждого судьи. Министерство юстиции и Союз чешских судей подвергли этот акт жесткой критике. Президент был вынужден отправить его на рассмотрение конституционного суда и уже в июне 2002 года документ с некоторыми поправками был принят. Законодательный акт о судах и судьях утвердил создание юридической академии. Цель этого института - обеспечивать пожизненное регулярное повышение квалификации работников судебной системы. Юристы отмечают, что улучшение административного управления судебной системой позволило увеличить количество судей до 3000. При этом, правда, сохраняются еще две сотни вакансий.

Одной из проблем чешского судопроизводства продолжает оставаться неоправданно длительное рассмотрение дел в судах. Там, где не справляются суды, справляется пресса. Так был смещен недавно со своего поста бывший премьер-министр. И это еще один общественный стимул к постепенному созданию независимой судебной системы в Чехии.

Сергей Корзун: Госпожа Александрова из Москвы на пейджер: "Почему, собственно, из всей коррупции выделены суды? Меры борьбы с коррупцией общие - увольнять не соответствующих своей должности". Увольнять не соответствующих своей должности. Подобные предложения уже высказывались сегодня.

Ольга Борисовна, вы в вашем открытом письме президенту несколько предложений высказали. Одно из них - повысить возраст, по достижению которого граждане могут избираться судьями, не менее 30-35 лет. В двух словах обоснуйте.

Ольга Кудешкина: Я считаю, что судья должен быть человеком, конечно, высоких нравственных принципов, это раз, человеком высокого профессионализма и должен обладать достаточным жизненным опытом.

Сергей Корзун: Для того чтобы ему доверяли.

Ольга Кудешкина: Да, для того чтобы ему доверяли. Я все-таки считаю, что судья в 25 лет еще не состоялся ни как личность, ни как профессионал, и у него нет достаточного жизненного опыта, чтобы выносить не только законные приговоры и решения, но и справедливые.

Сергей Корзун: Повысить возраст, по достижению которого граждане могут избираться судьями. Фиксируем это в качестве предложения. Тамара Георгиевна, у вас есть предложение, особенно дорогое вам, которое не принято еще?

Тамара Морщакова: Особенно дорогое есть. Вы знаете, я считаю, что статус судьи, как независимого человека, исполняющего свои служебные обязанности в соответствии с законом, может быть обеспечен только тогда, когда конституционный принцип несменяемости судей перестанет каждодневно нарушаться нашим законодателем и когда несменяемость судей будет действительно обеспечена. У нас сейчас несменяемости судей нет, и каждый судья в любой момент должен бояться потерять свое место необоснованно.

Сергей Корзун: Обеспечить несменяемость судей. Предложение от Тамары Морщаковой, которое мы тоже фиксируем для сегодняшней работы. Я обращаюсь к группе мозгового штурма. Что есть у вас?

Максим Орловский: Есть предложение создать многоступенчатую жесткую систему отбора, как в Древнем Китае, когда чиновники отбирались по очень жесткому принципу и на каждом этапе сдавали очень сложные экзамены. Я считаю, что, наверное, надо начинать уже со студенчества и готовить лучших студентов правовых факультетов к судейской должности.

Сергей Корзун: Жесткий многоступенчатый отбор судей - предложение от Максима Орловского из группы нашего мозгового штурма.

Владимир из Москвы, есть телефонный звонок.

Слушатель: Три предложения. Первое, судья должен быть сам подсуден, он не может быть выше закона.

Сергей Корзун: Судья должен быть подсуден, зафиксировали.

Слушатель: Второе, семья, ближайшие родственники судьи не могут работать в милиции, прокуратуре или каких-то правоохранительных органах.

Сергей Корзун: Родственники судей не должны работать в правоохранительных органах.

Слушатель: Судья не может быть элитарен. Сын судьи не может быть судьей.

Сергей Корзун: Сын судьи не может быть судьей - ваше предложение, чтобы должность не передавалась по наследству. Хорошо, зафиксировали, Владимир.

Иван Федорович из Вологды на проводе у нас.

Слушатель: В создавшейся ситуации единственный способ - срочно менять общественный строй, создавать чрезвычайную комиссию. В первую очередь нужно посадить тех, от кого судьи зависимы, это Ельцин и все семьи мафиозные. Отдать под контроль государства все источники, которые дают возможность для зависимости судей, это природные ресурсы, основные отрасли производства. Это обязательно будет сделано в ближайшее время.

Сергей Корзун: Иван Федорович, кто должен быть главным тогда авторитетом и править в стране, чтобы мы поняли ваше предложение?

Слушатель: Кто должен быть главным? Политическая партия.

Сергей Корзун: Какая? Вы даже назовете, наверное, эту партию.

Слушатель: Коммунистическая партия Российской Федерации.

Сергей Корзун: Поняли. Предложение - Коммунистическая партия Российской Федерации берет власть в стране и дальше - соответственно с тем, что было сказано.

Сергей из Московской области. Добрый день!

Слушатель: Добрый день! Прежде всего увольнять беспощадно тех судей, которые нарушают...

Сергей Корзун: Хорошо, Сергей, это предложение было, будем обсуждать. Другие есть предложения у вас?

Слушатель: Нет, других нет.

Сергей Корзун: Спасибо. Группа мозгового штурма, слушаем вас.

Евгения Костинская: Мне кажется, можно было бы создать, например, электронное судейство через сеть, чтобы исключить человеческий фактор. Например, судья не знает, кого судит и видит только факты преступления. Тогда можно было бы свести к минимуму необъективность в судействе, тогда внимание будет обращаться только на факты.

Сергей Корзун: Любопытное предложение. Судья не должен иметь представление о личностях сторон в судебной споре. Так можно сформулировать.

Елена Ненашева: Я считаю, что должна быть увеличена публичность, то есть люди должны быть информированы о том, что происходит за дверями судов. Для этого, допустим, может быть использована система интернет, чтобы был свободный доступ прессы, чтобы народ получал информацию.

Сергей Корзун: Максимальная огласка судебных процессов, включая интернет-возможности. Есть такое предложение. Василий Петрович из Воронежской области. Слушаем вас, добрый день!

Слушатель: Никулин Василий Петрович. Я предложил бы такое: не нарушать Конституцию, когда избираются судьи. Судьи - это третья ветвь власти по Конституции. Во власти все избираемые, а судьи - назначаемые. Должно быть, чтобы судьи избирались народом.

Сергей Корзун: Провести в жизнь принцип выборности судей. Принято.

С пейджера предложение от Ирины: "Полностью исключить телефонное право. Сделать судей абсолютно независимыми от Кремля, от прямых указаний президента и его так называемых советников". Ирина, спасибо. Полностью исключить телефонное право в судопроизводстве. Есть такое предложение.

Виктор из Омска, слушаем вас.

Слушатель: Я порекомендовал бы контроль со стороны правозащитных организаций, чтобы они имели силу закона, то есть нарушил судья закон - его уволили. Потому что политические партии, даже если будут созданы независимые, в любом случае это будет отдельная структура наподобие РАО "ЕЭС", "Газпрома".

Сергей Корзун: То есть контроль над судопроизводством со стороны правозащитных организаций вы предлагаете, со стороны общественности.

Юрий Павлович из Петербурга на связи.

Слушатель: У меня есть такое предложение, чтобы на каждом судебном процессе присутствовал инспектор от коллегии судей, возможно, инспектор от коллегии адвокатов и еще представитель правозащитной организации. И по их заключениям уже делать вывод о результативности деятельности судей и потом можно решать вопрос о соответствии судьи своей квалификации, но только в собрании судей, где-то, скажем, на коллегии судей.

Сергей Корзун: Ваше предложение зафиксировано. Иметь наблюдателей на судебных процессах. Предложения от группы мозгового штурма.

Евгения Костинская: Мне кажется, может быть, следует сравнивать решения наших судей с подобными решениями судей из других стран, использовать их систему прецедентного права. Так как у них в течение многих лет уже накапливается опыт, то, может быть, следует сравнивать.

Сергей Корзун: Использовать систему прецедентного права. Подобное же предложение было и у Ольги Борисовны в открытом письме. Более того, распространить прецедентное право на право других стран.

Елена Ненашева: Я считаю, что комиссия, которая выше упоминалась, должна делить судей на различные категории в качестве поощрительной меры. То есть в зависимости от того, насколько они справедливы, в зависимости от их опыта должны быть разные категории судей.

Сергей Корзун: Аттестация судей по решению аттестационной комиссии.

Максим Орловский: На мой взгляд, надо ввести практику, как уже Женя сказала, прецедентного права, но как-то ее доработать. Я, честно говоря, не додумал еще пока.

Владимир Чернец: Вы еще говорили о расширении суда присяжных.

Максим Орловский: Да, и увеличить количество судов присяжных, так как они все-таки более объективны.

Сергей Корзун: Увеличить количество судов присяжных.

Одно предложение еще по телефону от Игоря Владимирович, Волгоградская область.

Слушатель: Я мог бы вам предложить не изобретать, как говорится, велосипед, потому что все это уже известно и все уже проработано. Скажем, мне больше всего нравится система в Соединенных Штатах, выборность судейского состава, то есть подконтрольность всего гражданского общества. Ведь в мире существуют, собственно говоря, две системы судебного производства.

Сергей Корзун: Выборность и назначение. И вы предлагаете обеспечить выборность судей. Это предложение у нас сегодня тоже уже звучало.

С пейджера одно предложение от Сергея из Москвы: "Считаю возможным на рассмотрение дел приглашать судей из иных регионов России". Приглашать судей из иных регионов России, дабы обеспечить независимость судейского рассмотрения. Подобные же предложения встречались у нас и на нашем форуме в интернете.

Еще было одно предложение: "Предлагаю сложные дела рассматривать в нейтральных судах, то есть не на территории истца или ответчика". Рассматривать сложные дела в нейтральных судах - предложение от Владимира из Москвы.

Предлагаю вам послушать, как обстоят дела с независимостью судей в Федеративной Республике Германия.

Евгений Бовкун: Приобретая подержанную машину, большинство немцев предпочли бы, чтобы ее прежним владельцем был судья. Этот факт, отраженный в результатах недавних опросов, служит косвенным доказательством доверия граждан ФРГ своему правосудию. Судья шельмовать не будет, потому что ни от кого не зависит, считают германские бюргеры. Независимость местных судей закреплена в конституции и в 39-м параграфе федерального закона о судьях, который предписывает им даже в своей политической деятельности вести себя так, чтобы не было поколеблено доверие к их независимости.

Судья выносит решение, не принимая указаний извне, от каких бы государственных институтов они ни исходили, и подчиняясь только закону. Даже если он принимает неправильное решение, которое отменяется вышестоящей юридической инстанцией, его не подвергают дисциплинарному взысканию в отличие от чиновников.

Судейская независимость считается не правом судьи, а его обязанностью по отношению к бюргеру, обязанностью самостоятельно мыслить и самостоятельно действовать. У судей нет профессиональных привилегий, поскольку они могли бы привести к зависимости.

Как и все абстрактные ценности, независимость судей время от времени подвергается атакам со стороны политиков. Министр финансов Баварии недавно предложил, например, ввести для судей нормированный рабочий день. Но даже это мелкое посягательство на судейскую независимость не получило поддержки со стороны юстиции.

Отстранение от должности или преждевременная отправка на пенсию применяют исключительно в тех случаях, когда судья допустил серьезные нарушения в своей работе, в частности, сознательно скрыл от следствия важные улики. Никто не застрахован от ошибок. Некоторые приговоры, например, в отношении исламистов своей мягкостью вызывали возмущение общественности и бурные дискуссии в печати, но ни одного из судей не обвинили в том, что он выполнял чужую волю.

Сергей Корзун: Выбираем и осмысливаем в этой части программы. Наши главные эксперты - Тамара Морщакова и Ольга Кудешкина. Тамара Георгиевна, что вам показалось любопытным в этих предложениях, есть ли что-нибудь неожиданное для вас?

Тамара Морщакова: На самом деле очень интересно, что предложения настаивают на том, что в реальной нашей жизни должны быть утверждены те принципы, которые теоретически предложены были и закреплены даже конституционно, и даже законодательно закреплены для организации судебной власти.

Сергей Корзун: То есть на уровне бумаг у нас все в порядке?

Тамара Морщакова: На уровне бумаг во многих случаях, не во всех, есть и в бумагах прегрешения, но на уровне бумаг многие из тех предложений, которые сейчас делаются, признаются. Это означает, что страдает практика их реализации. Это касается всего, вплоть до реализации принципов Конституции.

Сергей Корзун: Ольга Борисовна, что вы думаете по этому поводу? Давайте начнем с критики тех предложений, которые поступали.

Ольга Кудешкина: Я полностью согласна с Тамарой Георгиевной, что в Конституции имеется все для того, чтобы наша судебная власть была самостоятельной и независимой. Закреплены принципы независимости судей, но на практике эти принципы не работают.

Сергей Корзун: Как же у нас с выборностью? Я, может быть, не очень внимательно смотрел, но выборность же у нас не обеспечена судей? Судьи назначаются.

Тамара Морщакова: Безусловно, не обеспечена. Вопрос в том, надо ли ее обеспечивать.

Ольга Кудешкина: Мы сейчас и говорим о том, что все для того, чтобы наша судебная власть и судьи были независимы, в Конституции у нас сейчас в основном есть, но эти принципы не работают. Так вот, насколько зависимы или независимы наши судьи и руководители судебной власти, зависит прежде всего от порядка их назначения, прекращения их полномочий, от оплаты труда и иных мер стимулирования. Как раз эти самые моменты, я считаю, и сыграли злую шутку с тем, что у нас нет независимых судей и нет независимой судебной власти. Согласно Конституции, единственным источником власти является народ, но судебная власть - это единственная ветвь власти, которая формируется, избирается не народом, а двумя другими ветвями власти, это законодательная и исполнительная. А как показала практика, власть не заинтересована в том, чтобы у нас была независимая самостоятельная судебная власть. Почему? Потому что сама власть, исполнительная, чаще всего сама не соблюдает законы, сама не соблюдает не только законы, но и нормы Конституции. Поэтому мы имеем то, что мы имеем.

Сергей Корзун: Ольга Борисовна, вы не раз высказывались о том, что в советские времена, когда вы начинали работать, многое было более логично организовано в судебной системе. Если можно, коротко, что главное? Что мы потеряли?

Елена Кудешкина: Я начала работать в суде с 80-го года. Тогда судьи избирались. Я избиралась три раза. Эта процедура, выборность судей, я считаю, более демократична. Почему? Поскольку в этом случае судьи и судебная власть зависят только от воли народа. В этом случае судьи и судебная власть как бы ответственны перед народом. Любой судья общался с избирателями, любой судья отвечал на вопросы избирателей вне зависимости от того, нравятся ему эти вопросы или нет. Могли задать вопрос: почему, например, суд рассмотрел то или иное дело именно вот так, а не другим образом? Почему по таким делам назначаются вот такие меры наказания? Сейчас же у нас с назначаемостью судей судьи практически так же, как и с другими ветвями власти, - они оторваны от народа, они не подотчетны.

Сергей Корзун: Тамара Георгиевна, с чем согласитесь, с чем поспорите?

Тамара Морщакова: Я как раз именно с этой точкой зрения совершенно не согласна, потому что суды - это такие органы, которые, безусловно, должны подлежать социальному контролю. Но вот механизм социального контроля в отношении судей вряд ли уж так хорош, если судьи выбираются. Эту систему, действительно, мы имели. Но мы же с вами должны вспомнить все, чем она сопровождалась. Народу предлагалось выбрать одного судью, кандидат на должность был один, никакой альтернативы не было. Мог ли избиратель на участке знать, достойного ли судью он выбирает? Рекомендовал судью кто? Партийный орган. Без того, чтобы судья прошел партийный орган, нельзя было стать кандидатом. Я совершенно не отрицаю, что была масса прекрасных судей, но они очень часто страдали именно оттого, что через каждые 4 года (сначала через 4, потом через 5, было время, когда через 10) их должны были представить к переизбранию. Я в свое время участвовала во многих опросах судей, и они говорили, что нет ничего хуже, потому что за некоторое время до очередной рекомендации на выборы судья начинал оглядываться на тех, кто его рекомендует. Я полагаю, что принцип несменяемости судей, который действительно закреплен в Конституции, гораздо надежнее, но только надо его последовательно реализовать. Он у нас не реализован.

Сергей Корзун: Но все таки избирать или назначать?

Тамара Морщакова: Кто будет избирать? Избрать бессрочно, пожизненно, на определенный срок...

Сергей Корзун: На альтернативной основе.

Тамара Морщакова: На альтернативной основе, организовать выборы, когда будет много кандидатов и народ оценит, кто годится на судейскую должность, а кто нет. А чем народ будет руководствоваться? Тем, угодил ли судья в предыдущие годы своей деятельности своим решением общественному мнению? Это очень страшно.

Сергей Корзун: Понятно. Кто должен тогда назначать судей или как надо определять, на ваш взгляд?

Тамара Морщакова: Вы знаете, в этом механизме не самое главное, кто назначает, главное то, о чем как раз сказали наши слушатели, должны быть очень четкие критерии отбора, должен быть многоступенчатый отбор кандидатов в судьи, который обеспечивал бы, чтобы туда рекомендовались только высоко подготовленные профессионалы, нужно, чтобы была специальная система подготовки судей именно для занятия судейских должностей, а не просто юристов. И дальше судья, который отвечает всем требованиям, его проверяют представители судейского сообщества, это и сейчас так, такой судья должен быть защищен от любого давления власти, он, приобретя свою должность, не должен оглядываться.

Сергей Корзун: Ольга Борисовна, как вы перестали быть судьей?

Ольга Кудешкина: Все-таки я бы хотела немножко сказать о том, избирать или назначать судей. Понимаете, в чем дело, мы можем доверить народу избрать президента, народ избирает депутатов всех уровней, народ может избирать губернаторов, мэров, но почему мы считаем, что народ обязательно ошибется при выборе судей? Ведь все то же самое, какие были предложения, и о чем говорила Тамара Георгиевна, можно соблюсти и до избрания судей, и судей можно избирать пожизненно. Одновременно с этим необходимо повысить возраст судей. Если, допустим, судье будет не 25 лет, а 35 или даже 40 лет, как это имеет место быть в Англии, то уже граждане будут видеть, состоялся ли вот этот гражданин - кандидат в судьи - как профессионал, как личность, достаточный ли у него жизненный опыт, какова у него была юридическая практика до этого. Почему мы всегда считаем, что люди у нас не смогут разобраться в чем-то? Давайте мы возьмем провинцию. Я длительное время проживала в Кемерове и какое-то время работала в городе Тайге Кемеровской области. Там практически все население знает своих судей, знает, насколько он грамотный, насколько он профессиональный, насколько он морально устойчивый, насколько он нравственный. И поэтому, я думаю, именно там граждане знают, кто достоин, а кто не достоин быть судьей. Это же у нас предложения только идут, кто может быть, а кто не может быть. Почему мы считаем, что здесь, в Москве президент или команда президента больше разберется, кто достоин - Иванов, там, Петров или Сидоров?

Сергей Корзун: Как шутят иногда, два юриста - три мнения. Понятно, что здесь совершенно разные мнения.

Тамара Георгиевна: На самом деле у нас не такая большая разница во мнениях, потому что мы обе признаем необходимость тщательного подбора кандидатов. Вопрос только в том, кто оценит эти качества. Если можно выборы сочетать с тем, чтобы профессионалы оценили пригодность судьи - сдал ли он экзамен... Почему нет? Можно и выбрать. Но дело ведь в другом, сам механизм выборов - это механизм очень политизированных общественных игр. У нас даже в предложениях, которые мы получили раньше, до начала нашей передачи, есть предложение о том, чтобы ликвидировать существующую теперь избиркомовскую систему, которая подсчитывает голоса, как ей хочется. Вот я чего боюсь. Если судья, получая свою должность, будет зависеть от того, как работала его команда поддержки, как обеспечивалась его выборная кампания какими-то материальными средствами, если он сам будет вынужден вести агитацию за себя, я очень боюсь, что во всем этом будет много лжи и много политики.

Ольга Кудешкина: Но сейчас у нас, как это ни парадоксально, будет или не будет то или иное лицо назначено судьей, пусть даже в самой далекой провинции, зависит, во-первых, от председателя Верховного суда, который может представить, а может не представить этого судью к назначению, и совершенно при этом никто никому не будет объяснять, почему он не представил, а также будет зависеть от кадровой комиссии при президенте, которая также никому не объяснит, почему, например, тот или иной кандидат в судьи не будет включен в указ для назначения судьей. Знаете, и там очень много положительных моментов, есть отрицательные, но и при назначении... Я, например, отработав 20 лет в суде, все-таки считаю, что эта система более порочная.

Тамара Морщакова: А вы знаете, я считаю, что ее надо менять, как раз то, о чем вы говорите, это ее недостатки, недостатки системы назначения. Нельзя, чтобы судье не объясняли, почему его не представляют. Нельзя, чтобы представление любого судьи на должность зависело исключительно от одного человека в стране, от председателя Верховного суда. Я категорически против этого. И я согласна с вами, что это серьезнейшие недостатки системы назначения. Но тогда ее тоже надо совершенствовать.

Сергей Корзун: Вопрос несменяемости - очень важный вопрос. За что можно уволить или отстранить от должности судью? Ольга Борисовна, как вы перестали быть судьей?

Ольга Кудешкина: Квалификационная коллегия досрочно прекратила мои полномочия за критику судебной системы. И конкретно в решении квалификационной коллегии и в решении суда указано, что я своими высказываниями о том, что годы работы в суде вселили в меня серьезные сомнения в существовании независимого суда в Москве, что судья, именуемый в законе независимым носителем судебной власти, зачастую оказывается в положении обычного чиновника по отношению к председателю суда, что суды у нас еще чаще всего так и носят обвинительный уклон, что суды не всегда выносят решения и приговоры в соответствии с законом, но при этом могут руководствовать и другими интересами, и что никто у нас не может при той ситуации, которая у нас сейчас сложилась и существует в судебной системе, быть уверен, что его дело, будь то уголовное, гражданское или административное, будет рассмотрено в соответствии с требованиями закона: И следующие слова, что если в ближайшее время ничто не изменится, то у нас может наступить самый настоящий правовой беспредел. Только вот за эти высказывания мои полномочия были досрочно прекращены, несмотря на то, что никаких других претензий ко мне со стороны руководства Мосгорсуда, со стороны квалификационной коллегии совершенно не было.

Сергей Корзун: То есть вы должны поддерживать принцип несменяемости судей, я правильно понимаю?

Ольга Кудешкина: Да.

Сергей Корзун: Тамара Георгиевна, как-нибудь прокомментируете вот эту возможность, потому что у нас мнения слушателей и нашей мозговой группы разошлись?

Тамара Морщакова: Совершенно чудовищная ситуация, конечно, которая вызывает ужасное возмущение. Но ведь посмотрите, что предлагаю наши радиослушатели. У нас задача - разбирать предложения и следовать тому, чтобы какие-то итоги нашей мозговой атаки были положительными. Они предлагают, чтобы ответственность судей была очень жесткой. Казалось бы, в данном случае, о котором мы говорили, наступила некая ответственность. Но за что? Ни за что. Значит, вопрос о том, за что должна наступать ответственность судьи, это почти один из самых главных вопросов. Очевидно, правы наши слушатели, которые говорят: да, если судья допустил существенное нарушение закона, это не должно оставаться без внимания, он должен получить определенную кару за это. Лично я предлагала бы, действительно, удалять судей с должности, если они допустили существенные нарушения закона. И здесь ни у квалификационной коллегии судей, которая, собственно, сейчас решает эти вопросы, ни у председателей вышестоящих судов не должно быть такого безмерного пространства для усмотрения: этого хочу судью убрать, уберу, другого, пусть он нарушает закон, буду защищать. Насколько я поняла, наши слушатели часто делают предложения такого рода: формальное нарушение, формальное удаление. Очевидно, они правы. Я тоже считаю, что органы квалификационной коллегии судей не должны брать на себя полномочия оценивать - достоин судья или не достоин пребывания в должности, исходя из фактов, которые никак не связаны с результатами его профессиональной деятельности. Ты допустил нарушение, за это тебя подвергают взысканию. Но я прошу всех слушателей, и хочу, чтобы мы все тоже учли и другой опыт, посмотрите, что говорят нам из Германии: у судьи нет дисциплинарной ответственности. То есть нарушение должно быть таким, которое по своей серьезности обосновывает удаление с должности.

Сергей Корзун: Самые интересные предложения выбираем.

Ольга Кудешкина: Вот это однозначно. В случае умышленного, незаконного принятия приговора и решения, это однозначно, прекращаются полномочия, и судья должен быть привлечен к уголовной ответственности. Но, скажите, сколько у нас таких дел? У нас нет таких дел. А сколько у нас незаконно осуждают и выносят незаконные решения? Массу. А какую ответственность при этом несут судьи? Никакой. У нас даже в Кодексе чести судьи и в Кодексе судебной этики нет такого основания для досрочного прекращения полномочий судьи. А это очень страшно. Даже в моей практике было, тогда, когда я рассматривала дело уже после отмены приговора, был обвинительный приговор, людей осудили к длительным срокам лишения свободы. Тогда, когда уже суд под моим председательством оправдал их, они находились под стражей уже около 5 лет. И вы думаете, кто-нибудь понес ответственность? Никто. Все судьи работают. Мало того, одна из них еще является членом квалификационной коллегии. Вот что страшно. Я считаю, в любом случае, если только судья вынес незаконное решение или незаконный приговор и это повлекло какие-то тяжкие последствия для потерпевшего, для подсудимого и так далее, я имею в виду не потерпевшего, а по гражданским делам - истца, ответчика, либо для осужденного, однозначно - полномочия такого судьи должны быть прекращены.

Сергей Корзун: Группа мозгового штурма, какие предложения у вас любимые? Сразу скажу, что мне понравилась идея привлекать иностранных судей, идея, наверное, из мира спорта, что, может быть, несмотря на всю разницу в праве, не самое плохое.

Владимир Чернец: Привлекать не только иностранных судей, но и судей из других регионов. И при этом они считают, что надо сделать максимально процесс объективным, максимально отдалить судью от других участников процесса. В связи с этим предлагается создать электронное судейство, где, может быть, все выступают анонимно, и максимально подавать в интернете результаты и ход судебных заседаний.

Сергей Корзун: Спасибо. Аналогичные предложения от человека, подписавшегося "Петрович" на пейджер: "Любопытное предложение - судопроизводство отдать роботам. Предложение, достойное пера Жванецкого".

Тамара Георгиевна, ваше любимое предложение, за которые бы вы отдали ваш голос?

Тамара Морщакова: Я считаю, что государство на самом деле не выполнило свой долг перед судебной системой, реализуя идею судебной реформы. Оно не обеспечило суду достойное положение. Главная угроза судейскому корпусу исходит именно от государства, от государственных чиновников, именно это нужно уничтожать. Но это возможно только путем воли государства, направленной на самоограничение. Оно должно понять, что без независимого суда ни одна власть демократическая существовать не может. Здесь были высказаны предложения...

Сергей Корзун: По телефонному праву в том числе.

Тамара Морщакова: По телефонному праву в том числе. И я бы сказала, что если взять те предложения, которые поступили в определенной их совокупности, то это именно совокупность мер, которая должна осуществляться в целом, одним предложением его реализации мы не решим все. Безусловно, нужно повышать материальные стимулы судейской деятельности. Безусловно, нужно готовить судью. Безусловно, должен быть законный судья для каждого дела, а не тот, который является пристрастным. Безусловно, нужна гласность в самых разных формах. Не может дело рассматриваться в кабинете судьи. То, что происходит в зале судебного заседания, должно быть видно всем. Это интернет, это публикация решений, это полные залы, все это необходимо.

Ольга Кудешкина: Любимое предложение, во-первых, чтобы власть сама уважала закон и соблюдала его. Это самое главное. Если власть этого делать не будет, судьи это делать не будут никогда при такой зависимости и при такой несамостоятельности.

Сергей Корзун: Всем огромное спасибо. Сегодня обсуждали тему "Как сделать судей по-настоящему независимыми?". Через неделю обсуждаем "Какой должна быть национальная российская идея?". Счастливо!

КАК СДЕЛАТЬ СУДЕЙ ПО-НАСТОЯЩЕМУ НЕЗАВИСИМЫМИ?

Список предложений, поступивших в программу "ВАРИАНТЫ" 15 мая 2005 г.

На форум программы на сайтеwww.svoboda.org

Вариант фантастический: пригласить судей из развитых государств (за соответствующие деньги, конечно) на ознакомление с особенностями отечественной законодательной базы (1-2 года)и предложить осуществлять судебные функции им. Если уж у них не получится...
Артём

1. Ввести избрание мировых судей населением на участках ими обслуживаемых. Нынешняя практика привела к обычному увеличению штатов федералов. Особенно из-за того что часть их физически сидит в федеральных судах, а не на своих участках, остальные физически сидят группами и вновь не на своих участках. А именно приближенность мировых судей к населению и оторванность от административного влияния федералов является той отличительной особенностью мировой юстиции, которая могла вернуть доверие к власти и правосудию в частности.

2. Отменить присутствие в квалификационных комиссиях представителей от судейского сообщества. Сообщество их туда подбирает, рекомендует, процессуально контролирует, контролировать же гражданский, политический, моральный должный облик граждан, являющихся судьями, должны представители других слоев общества.

3. Назначение граждан федеральными судьями должно быть ОТКРЫТЫМ. Их моральные, политические, нравственные качества должны обсуждаться открыто, через средства массовой информации, до стадии рекомендации Президенту, а само назначение должно носить конкурсный характер. Надо и Президенту дать возможность выбрать кого-то из 2 или 5 претендентов на конкретную должность.

4. Ответственность за совершенные правонарушения граждан, являющихся судьями, должна иметь особенности. Суть которых "звание судья" влечет толкование любого преступного деяния как совершенного при отягчающих обстоятельствах. Общество нашло возможность и наделило иммунитетом от общей процедуры контроля и привлечения к ответственности. Но преступившие норму закона судьи должны караться с особой жестокоситью к ним, их родственникам, имуществу и другим правам.
СУТЯЖНИК, Екатеринбург

Специалистов инженеров и математиков не выбирают. Право есть система подобная математике. Система судейская должна работать на основе внутреннего профессионализма, то есть быть свободной от силового давления. Тест на независимость судов - это выигрыш дел против сильного, против власти. Независимость от власти осуществляется тем, что власть может назначить, но не снимать. Снимать за непрофессионализм может только цех профессионалов, чтобы защитить профессию (престижную и высокооплачиваемую!). Экономическая независимость - это часть проблемы коррупции всего корпуса чиновников: их карьера должна быть привлекательна, оплачиваема, в рамках закона самостоятельна, они должны быть выходцами элитарных учебных заведений. Как оторвать гражданскую службу от власти? - Это может сделать политическая партия, которая выдвинет антикоррупционную цель и получит мандат населения на выборах. - Так в Сингапуре победили коррупцию, они занимают первые места в мире по честности наряду с датчанами. Русская история - это нежелание власти отпустить в независимость что-либо, как и в большинстве стран мира. Сломать эту традицию (где справедливость видят в диктаторе, расстреливающего, "невзирая на лица") можно (в принципе) через выборы людей с другими (европейскими) мозгами. Это - долгая работа по просвещению народа. Спасибо за передачу.
александр

Без инсталляции демократии в России этот вопрос нерешабельный.
Григорий

Основная и, на мой взгляд, практически единственная причина зависимости судов (судей)- это отсутствие ответственности за вынесения намеренно неверные решения. Здесь не может быть и речи о плохим материальном обеспечении: сколько ни заплати - всё равно будет мало. Нужна, как и всем людям страны, зарплата несколько выше зарплаты, не унижающей человеческое достоинство. И, повторюсь, ответственность, впрочем, как и всем. Челябинск.
Сергей

Русская пословица "нет дыма без огня" также не менее актуальна, как и два века назад. Можно ввести индекс коррумпированности для судей - увольнять, если индекс зашкаливает. Можно предложить и более экстравагантное решение. Не секрет, что современное общество переживает эру информатизации и пр. Таким образом, распределение дел между судьями и их состав можно определять в случайном порядке, выбранном беспристрастным компьютером. Физическое нахождение судьи в зале суда не требуется. Судья, скажем, судьи из Тюмени, Оренбурга и Геленджика в теории элементарно могут рассматривать дело из Твери.
Эдуард

Надо больше писать и рассказывать в СМИ о работе судей (с конкретными фамилиями), больше рассказывать о вручении различных наград и премий судьям. Если о человеке сказали, что он независимый и неподкупный судья, ему уже не захочется услышать о себе обратное. И, наоборот, любому человеку, даже тому, кто печется в основном о материальных благах, неприятно будет слышать о себе на всю страну нелицеприятные вещи. А вообще, чтобы судьи были по-настоящему независимы, законы в нашей стране, касающиеся работы судей, должны быть более конкретными, а не размытыми, как это у нас часто бывает. В законах не должно быть лазеек, через которые можно было бы легко избавиться от честных и порядочных людей, по-настоящему независимых. У судей должна быть, конечно, высокая зарплата (сейчас, я думаю, около 2 тысяч долларов в месяц), которую они боялись бы потерять, но, в том числе, должен быть строгий контроль за доходами судей и членов их семей, и в случае появления непонятных доходов после ТЩАТЕЛЬНОЙ ПРОВЕРКИ, установленной законом, судей нужно увольнять. Все это, конечно, легко написать, но трудно выполнить. Потому что и проверяют судей, и оценивают их независимость такие же люди. А чтобы быть честным и независимым, нужно прежде всего уважать себя, окружающих людей и свою страну, чего нашим гражданам часто недостает.
Елена, Москва

Независимый судья никак не заинтересован в исходе процесса, но только в справедливом решении. Предлагаю сложные дела рассматривать в нейтральных судах, то есть не на территории истца или ответчика. Примерно так же в футболе ответственные матчи играются на нейтральных полях.
Владимир. Москва

С пейджера во время эфира 15 мая 2005 г. 16:00-17:00 Нужна гласная юридическая экспертная оценка в прессе абсурдных судебных решений независимым юридическим и правозащитным сообществом. Сюзанна Николаевна. Полностью исключить телефонное право. Сделать судей абсолютно независимыми от Кремля, от прямых указаний президента и его т.н. советников. А это полный нонсенс при сегодняшней власти, тупик. Ирина. При грубых нарушениях законности судей необходимо не только отстранять от должностей, но и самих отдавать под суд. Татьяна. Господа, ваши усилия похожи на припарки агонизирующему от рака человеку. Суд встроен в систему государства, реанимировать его отдельно практически немыслимо, лечить надо весь организм - государство. Валерий. Надо принять закон об ответственности власти перед народом, чтобы сделать судей независимыми. Александр. Предлагаю ввести и узаконить для судей уголовную ответственность за нарушение закона, за взятку, за коррупцию, за волокиту и многие др. преступления, которые они допускают. И строго спрашивать с них и карать за эти преступления. Владимир, СПб. Вадим из Долгопрудного. Предложение. Обязать судей отвечать на все доводы стороны. Если ответа на доводы нет, это основание для возврата из вышестоящей инстанции. Считаю возможным на рассмотрение дел приглашать судей из иных регионов России. Сергей. Москва. В каждом заде судебных заседаний разместить стих из Библии: "Где медлят карать зло, сердца людей влекутся к злодеяниям". Экклезиаст, 8:11. Экклезиаст, 3:16,17. Борис, СПб. Судьи должны быть только выбранными, случайными, а не назначенными. Дима. Любопытное предложение судопроизводство отдать роботам. Предложение достойное пера Жванецкого. Петрович. С целью улучшения состязательности рассмотреть вопрос об исключении стадии предварительного рассмотрения дела. Сергей. Единственный способ решения данного вопроса будет решен только при всеобщем юридическом образовании общества. Сергей. Я пенсионерка, инвалид. Предлагаю элементарно разработать такую премиальную систему, при которой даже за одну жалобу на судью его бы полностью лишали премии. Низко кланяюсь Ольге Борисовне Кудешкиной. Кузнецова Евгения Иосифовна. Хотя передача очень полезная, но практически в рамках существующей системы власти чиновничества существенно изменить ничего невозможно: ни справедливости судебной системы, ни соблюдения прав человека, ни справедливого отношения к ветеранам. Крылова. Исключить единоличное судопроизводство в гражданских судах. Пересажать всех судей, которые сейчас служат. На сроки тем выше должность, тем больший срок дать. И набрать новых судей из народа и узаконить уголовную ответственность за их преступления. Владимир, СПб. Строжайший контроль всех финансовых приобретений. Никита. Для начала привести в соответствие со ст. 19 Конституции, что все равны перед законом со ст. 122 (Судьи неприкосновенны)! Принимать законы в соответствии с Конституцией РФ. Мария. Разработать механизм выборности и отзыва судей. Алексей Рассматривать отводы судей не самим судьям, а квалификационным комиссиям, существующих в регионах и городах. Юрий Иванович. Чтобы сделать судей независимыми надо ликвидировать частную собственность на средства производства, т.е. вернуть социализм. Согласно референдуму о сохранении СССР. Лишить судью права решать вопрос об его отводе на судебном заседании. Софья Борисовна. Имеет смысл хозяйственную деятельность судов финансировать напрямую из бюджета, чтобы сделать суды независимыми от воли префекта и прочих чиновников. Павел. Выбирать судей - еще ответственнее, чем выбирать депутатов. Имеем то, что имеем. Где гарантия, что судьи не окажутся аналогами судьи Егоровой? Ирина. Выдвижение кандидатов должны контролировать профессионалы-юристы и правозащитники, но, безусловно, выборность.

В прямом эфире программы ВАРИАНТЫ 15 мая 2005 г. с 16:00 до 17:00

Татьяна из Петербурга: У меня такое предложение из личного опыта. Я сама работаю учителем, никогда в жизни не обращалась, в суд и никогда никто ко мне иска не предъявлял. Но так случилось, что после смерти моей мамы, мой отчим подал заявление через три года признать недействительным заявление об отказе от наследства в мою пользу. Судья рассматривала этот вопрос 6 лет и вынесла несправедливое решение, которое потом, конечно, было отменено городским судом из-за того, что нарушены были процессуальные нормы, их было очень много. Вот эта самая судья, которая так нарочито, несправедливо вынесла решение, она продолжает и сейчас работать. У нас есть специальный закон для судопроизводства, в законах должно быть указано, кто может быть судьей и можно ли доверять такому судье дальнейшее ведение дел.

Георгий из Петербурга. Вот если есть такая возможность, полностью исключить контакты с людьми, с бумагами, с телефонами, с внешним миром. Вы знаете, как золотой горшок в сказке Гофмана, под колпак там посадили.

Евгения Костинская: Мне кажется, что можно было бы создать определенную комиссию, которая следила бы за поведением судей, можно было бы создать кодекс чести, и комиссия отслеживала бы его выполнение, чтобы судьи были подотчетными.

Максим Орловский: На мой взгляд, нужно ввести практику приглашения иностранных судей в наши суды, высококвалифицированных иностранных судей, которые своим примером могли бы показать нашим судьям, как нужно работать.

Геннадий Сергеевич из Смоленска: Я думаю, что навести порядок в судебных органах довольно-таки просто. Посмотрите сами, судья неоднократно нарушает закон, дело возвращается из первой инстанции, отменяется ее решение. В закон нужно ввести форму: при однократном или двукратном нарушении процессуального законодательства, Конституции - до свидания! И при этом мы наведем порядок с коррупцией, потому что большинство судей злоупотребляет законом, они коррумпированы.

Елена Ненашева: Я считаю, что необходимо сделать судей, в первую очередь, экономически независимыми, то есть им должна платиться достаточно большая зарплата, хотя бы от 2000 долларов. Далее им должны при вступлении в должность предоставляться кредиты в банке на машину, квартиру, чтобы в случае каких-то неправомерных действий судьям было что терять.

Ольга Кудешкина: Я считаю, что судья должен быть человеком, конечно, высоких нравственных принципов, это раз, человеком высокого профессионализма и должен обладать достаточным жизненным опытом. Я все-таки считаю, что судья в 25 лет еще не состоялся ни как личность, ни как профессионал, и у него нет достаточного жизненного опыта, чтобы выносить не только законные приговоры и решения, но и справедливые.

Тамара Морщакова: Статус судьи, как независимого человека, исполняющего свои служебные обязанности в соответствии с законом, может быть обеспечен только тогда, когда конституционный принцип несменяемости судей перестанет каждодневно нарушаться нашим законодателем и когда несменяемость судей будет действительно обеспечена. У нас сейчас несменяемости судей нет, и каждый судья в любой момент должен бояться потерять свое место необоснованно.

Максим Орловский: Есть предложение создать многоступенчатую жесткую систему отбора, как в Древнем Китае, когда чиновники отбирались по очень жесткому принципу и на каждом этапе сдавали очень сложные экзамены. Я считаю, что, наверное, надо начинать уже со студенчества и готовить лучших студентов правовых факультетов к судейской должности.

Владимир из Москвы: Три предложения. Первое, судья должен быть сам подсуден, он не может быть выше закона.

Второе, семья, ближайшие родственники судьи не могут работать в милиции, прокуратуре или каких-то правоохранительных органах.

Судья не может быть элитарен. Сын судьи не может быть судьей.

Иван Федорович из Вологды: В создавшейся ситуации единственный способ - срочно менять общественный строй, создавать чрезвычайную комиссию. В первую очередь нужно посадить тех, от кого судьи зависимы, это Ельцин и все семьи мафиозные. Отдать под контроль государства все источники, которые дают возможность для зависимости судей, это природные ресурсы, основные отрасли производства.

Евгения Костинская: Мне кажется, можно было бы создать, например, электронное судейство через сеть, чтобы исключить человеческий фактор. Например, судья не знает, кого судит и видит только факты преступления. Тогда можно было бы свести к минимуму необъективность в судействе, тогда внимание будет обращаться только на факты.

Елена Ненашева: Я считаю, что должна быть увеличена публичность, то есть люди должны быть информированы о том, что происходит за дверями судов. Для этого, допустим, может быть использована система интернет, чтобы был свободный доступ прессы, чтобы народ получал информацию.

Никулин Василий Петрович: Я предложил бы такое: не нарушать Конституцию, когда избираются судьи. Судьи - это третья ветвь власти по Конституции. Во власти все избираемые, а судьи - назначаемые. Должно быть, чтобы судьи избирались народом.

Виктор из Омска: Я порекомендовал бы контроль со стороны правозащитных организаций, чтобы они имели силу закона, то есть нарушил судья закон - его уволили. Потому что политические партии, даже если будут созданы независимые, в любом случае это будет отдельная структура наподобие РАО "ЕЭС", "Газпрома".

Юрий Павлович из Петербурга: У меня есть такое предложение, чтобы на каждом судебном процессе присутствовал инспектор от коллегии судей, возможно, инспектор от коллегии адвокатов и еще представитель правозащитной организации. И по их заключениям уже делать вывод о результативности деятельности судей и потом можно решать вопрос о соответствии судьи своей квалификации, но только в собрании судей, где-то, скажем, на коллегии судей.

Евгения Костинская: Мне кажется, может быть, следует сравнивать решения наших судей с подобными решениями судей из других стран, использовать их систему прецедентного права. Так как у них в течение многих лет уже накапливается опыт, то, может быть, следует сравнивать.

Елена Ненашева: Я считаю, что комиссия, которая выше упоминалась, должна делить судей на различные категории в качестве поощрительной меры. То есть в зависимости от того, насколько они справедливы, в зависимости от их опыта должны быть разные категории судей.

Максим Орловский: Увеличить количество судов присяжных, так как они все-таки более объективны.

Игорь Владимирович, Волгоградская область: Я мог бы вам предложить не изобретать, как говорится, велосипед, потому что все это уже известно и все уже проработано. Скажем, мне больше всего нравится система в Соединенных Штатах, выборность судейского состава, то есть подконтрольность всего гражданского общества.

XS
SM
MD
LG