Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидер парламентской фракции "Родина" Дмитрий Рогозин о деятельности оппозиции


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[18-02-05]

Лидер парламентской фракции "Родина" Дмитрий Рогозин о деятельности оппозиции

ВедущийВиталий Портников

Виталий Портников: Гость нашей сегодняшней программы - лидер парламентской фракции "Родина" Дмитрий Рогозин, с которым мы обсудим те проблемы, которые сегодня появились в деятельности оппозиции, те достижения и те неудачи, которые оппозиционные фракции сейчас рассматривают в качестве главных итогов последних дней.

Напомню, что именно на этой неделе произошло событие достаточно политически важное. Руководители парламентских фракций встретились с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Обсуждали они, естественно, те насущные проблемы, которые существовали в последнее время в российской политической жизни, и которые до сих пор не преодолены, имея в виду, естественно и социальную ситуацию - ситуацию вокруг монетизации льгот. Ведь известно, что как раз фракция "Родина" была решительным противником этого процесса, который вот сейчас запущен. Выступали они против тех решений по монетизации, которые были одобрены Государственной Думой. И уже когда стало ясно, что с монетизацией не все так благополучно, именно фракция "Родина", а не коммунисты, как можно было бы подумать, оказалась самой радикальной противницей происходящего. Как известно, и Дмитрий Рогозин, и некоторые другие депутаты Государственной Думы от его фракции, они объявили голодовку. Но, впрочем, сейчас фракция не голодает, а ее позиция от этого менее радикальной не стала. Напомню, что требуют отставки депутаты сейчас министра Зурабова, которого они обвиняют в том, что именно он виноват во всех проблемах, которые свалились на головы российских пенсионеров и бюджетников. Это такой один важный сюжет, который мы обсудим сейчас с нашим гостем.

Следующий сюжет, о котором тоже, я думаю, нужно поговорить, который, может быть, стратегически не так заметен, как встреча президента Российской Федерации с депутатами Государственной Думы, - это то, что Дмитрий Рогозин как раз отреагировал на то, что его вечный, так сказать, оппонент, вечный противник по политической сцене Борис Немцов, лидер Союза правых сил, стал внештатным советником президента Украины Виктора Ющенко. Эту тему очень много комментировали в российских средствах массовой информации на этой неделе. Но очень любопытно то, что во многом эти комментарии появились в таком большом количестве именно благодаря позиции Дмитрия Рогозина, который сказал, что "по мнению его фракции, по его личному мнению, Борису Немцову прежде чем становиться советником президента Украины, стоило бы отказаться от российского гражданства". Но если вспомнить, что Дмитрий Рогозин во время так называемого третьего тура, вернее, переголосования второго тура президентских выборов на Украине был в Киеве, и был настроен достаточно, я бы сказал, примирительно по отношению к происходящим процессам, очень интересно будет выяснить, почему, собственно, происходит такое изменение позиций лидера парламентской фракции "Родина", связано ли это именно с фигурой господина Немцова или с теми событиями, которые сейчас происходят на Украине. Это следующий момент.

И сейчас же, как вы знаете, Дмитрий Рогозин сообщил, что будет референдум организован по социально-экономической ситуации в стране. Это тоже та тема, которую я, например, хотел бы с ним обсудить. Потому что вчера он уже обещал создать инициативную группу, которая будет зарегистрирована, к осени будет начат сбор подписей. И представители парламентской оппозиции ставят весьма актуальные вопросы перед этими референдумом. Это вопросы такие: считают ли граждане России, что минимальная заработная плата и пенсия и могут быть меньше прожиточного минимума? считают ли граждане России, что свобода слова в России должна быть охраняема Конституцией, законами? считаете ли вы, что оппозиция имеет такое же право на голос, как и партия власти? считаете ли вы, что государственный чиновник должен получать заработную плату, которая должна соответствовать общему уровню цен и зарплат бюджетников? Как считают некоторые наблюдатели, многие вопросы, которые будут заданы фракцией "Родина" на этом референдуме, они перекликаются отчасти с вопросами представителей Коммунистической партии.

И у нас уже есть звонок от слушателя. Алексей, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Я уже с вами встречался по поводу того, что депутату не грех поголодать месячишко - на пользу только пойдет. Но я по другому поводу хочу высказаться. Вот я сейчас вышел на пенсию. Я от армии не "косил", на производстве работал нормально, на тяжелых работах, и тоже не зарабатывал себе инвалидность, хотя из армии я пришел с перебитым позвоночником. Но, тем не менее, стал 20-кратным чемпионом Советского Союза и России. Так вот, я вышел на пенсию. И я теперь, как пенсионер, здоровый пенсионер, я плачу по полной программе за квартиру, за телефон, за освещение. А те, кто "косили", нарабатывали себе инвалидность и прочее, прочее, платят половину. Вот как это понимать?

Дмитрий Рогозин: Во-первых, я хочу сказать, что, наверное, следует "поблагодарить" замечательную партию - партию "Единая Россия" - и ее прихлебателя господина Жириновского за столь успешное продвижение России по пути антисоциальных реформ. Вы абсолютно правы, сегодня граждан России фактически поделили на две категории: на тех, кто является так называемыми федеральными льготниками, и тех, кто является льготниками почему-то региональными. Скажем, если вы воевали, например, в тылу, работали на заводе, почему-то должны быть оплачены ваши заработные платы или пенсии...

Виталий Портников: Из регионального бюджета.

Дмитрий Рогозин: Да, из регионального бюджета. А если на фронте, то совсем по-другому. Это какая-то чушь, и просто разделение людей на две категории - на категорию одного и другого сорта.

Что касается инвалидов, то хочу сказать, что там задумана еще одна мерзость. С 1 марта пойдет переаттестация инвалидов по закону о монетизации льгот, то есть фактически теперь им будут давать уже не инвалидность первую и вторую, а теперь будут вводить такое понятие, как "степень потери трудоспособности". То есть, грубо говоря, инвалид, который лишен, например, зрения, но что-то может делать руками, мастерить, например, что-то руками на ощупь, его будут признавать частично трудоспособным и, соответственно, инвалидность ему могут уже и не давать. Или, скажем, тоже человек с пораженными, скажем, конечностями или по состоянию здоровья, но частично трудоспособен, значит, уже все, инвалидность отменяется. Поэтому не стоит завидовать тем, кто сегодня имеет инвалидность, потому что эти люди тоже у нас теперь являются заложниками 122-го закона о монетизации льгот. Поэтому большое спасибо "Единой России" за заботу о людях. Ваш вопрос я таким бы образом прокомментировал.

Виталий Портников: Я все-таки хочу спросить вас вот о чем. И хочу начать, собственно, со встречи президента с руководителями парламентских объединений, которая прошла, вот в каком контексте. Вы, конечно, эту встречу комментировали. Много мы тоже об этом рассказывали, и вы, и ваши коллеги по Государственной Думе. Но создавалось такое впечатление, что президент, в общем-то, собрал вас не для того, чтобы вас выслушать, а для того, чтобы поделиться прежде всего собственным видением ситуации, и оно у него не такое пессимистичное, как у оппозиции. То есть можно сказать, что президент продолжает отвечать за курс правительства и за курс правящего большинства совершенно уверенно. Может быть, вы скажете, какой тогда, по большому счету, смысл у руководителей оппозиционных партий встречаться с главой государства, если глава государства, в общем-то, не очень приемлет аргументы оппозиции?

Дмитрий Рогозин: А с кем нам встречаться в Государственной Думе, с господином Грызловым что ли? Знаете, Дума сейчас находится в состоянии паралича.

Виталий Портников: Нет, я не говорю, что встречаться не надо. Я хочу понять сухой остаток.

Дмитрий Рогозин: Я сейчас объясню. На самом деле, в Государственной Думе очень глубокий кризис. Я в Думе работают не первый раз, а в третий раз я был избран в своем округе по Воронежской области. И вот представляю сейчас и фракцию в том числе своих единомышленников. Могу сказать, что такого безобразия, как сейчас, в Государственной Думе такого раньше я просто не припомню.

Мнение оппозиции, оно не просто как бы игнорируется, оно даже не выслушивается. Когда я встречался с Путиным во вторник, я ему сказал: "Владимир Владимирович, вы знаете, я же понимаю, что у вашей партии (вот здесь господин Грызлов рядом сидит), конечно, достаточное количество голосов для того, чтобы отправить в корзину любое предложение, которое инициировано оппозицией, будь то независимыми депутатами, или КПРФ, или "Родиной". Но вы хотя бы для приличия, все-таки парламент же... А парламент - это как бы такое место, где, как господин Грызлов считает, надо работать, а не разговаривать. А вот мы считаем, что, наоборот, как раз, собственно говоря, все сложные политические проблемы, они должны обсуждаться именно в парламенте. Потому что если они не обсуждаются в парламенте, в национальном парламенте страны, то тогда эти проблемы будут обсуждаться людьми на улице в виде митингов и демонстраций, а может быть, еще даже и на баррикадах". Поэтому дискредитация парламента, превращение его в фарс, в цирк - это, видимо, почувствовал сам Путин, и посчитал, что его представители - вот это серое думское большинство, оно уже завело и его в дурацкое положение. Потому что, видимо, иностранные друзья господина Путина спрашивают его: "А что это у вас там, в парламенте-то, как со свободой слова, как там со свободой оппозиции?". И поэтому он решил просто напрямую, отодвинув в сторону "Единую Россию", пообщаться с теми, кто имеет иную точку зрения.

Для чего нам нужен был этот разговор. Ну, во-первых, нам надо все-таки понять, вот то, что происходит в Государственной Думе, Путин сам солидарен с такой ситуацией или, наоборот, он может вмешаться с тем, чтобы, ну, не краснеть за дискредитацию парламента.

Во-вторых, я подготовил для него очень подробное изложение, предметное изложение претензий оппозиции и к правительству, и к партии власти, и, собственно говоря, к администрации президента: каким образом сегодня осуществляется саботаж со стороны правительства всех тех инициатив, которые достаточно продуктивны и которые созданы оппозицией.

Президент отреагирует - хорошо, не отреагирует - значит, парламент по-прежнему будет превращаться в пустышку, и тогда мы будем выяснять наши отношения с партией власти уже на улице.

Виталий Портников: Послушаем звонок. Георгий из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Действительно, это выглядит как тупик. Если бы наш президент был на голову выше оппозиции, то в этом был бы, конечно, резонный смысл не слушать других. Но этого не оказалось. Он не оказался на голову выше. Может быть, на четверть головы выше. Так, может быть, это идея правым силам временно перекочевать на Украину - наши страны сблизятся, а их дарование там получит дальнейшее развитие, наберутся опыта, и может быть, обеим странам будет лучше впоследствии.

Дмитрий Рогозин: Вы знаете, я думаю, что глава государства - это все-таки гражданин России, который является главным хранителем, главным цербером Конституции, то есть основных прав и свобод граждан. И он не должен быть участником схватки политических оппонентов, так, как это происходит сегодня в России.

На самом деле, я вообще не понимаю, зачем ему нужна его "Единая Россия". Ведь это, в принципе, абсолютно бездарный инструмент для политики. Это люди, которые, с одной стороны, на выборах не боролись. Мы же помним с вами, что во время выборной кампании в Государственную Думу во главе списков "Единой России" шли губернаторы, аж 28 штук. Потом вдруг, когда выборы состоялись, губернаторы, продвинув этих людей, непонятно каких, в Государственную Думу, сами разбежались, сказали: "Да нет, мы пошли дальше губернаторствовать". И вот я пришел в Думу, и увидел вот эту серую массу ничем не примечательных людей. Они не выступают ни по одному из проектов, они просто послушно голосуют за любую глупость, которая сваливается из правительства в виде законопроектов, и которые потом оборачиваются большими проблемами для нашей страны. Путину зачем нужна такая подпорка, я просто не понимаю. Я бы считал, что для президента, наверное, важна была бы некая сила, которая шла бы даже впереди, может быть, президента, в качестве организатора какой-то кампании...

Виталий Портников: А где эту силу взять президенту? Это хорошо сказать.

Дмитрий Рогозин: Если ее не искать, то, конечно, ее и не получится. Если придумать ее искусственно, выращивать ее в пробирке в администрации президента, и потом представлять в качестве единственно возможной...

Слушайте, мы не знаем ни об одной реальной инициативе "Единой России", кроме лоббистских собственно законопроектов в интересах отдельных деятелей "Единой России"...

Виталий Портников: А вы претендуете на такую силу для президента?

Дмитрий Рогозин: Я считаю, что, во всяком случае, "Родина" или, скажем, КПРФ, или демократические партии, они реально представляют определенный пласт общества российского. То есть таких, как мы, достаточно много в стране.

Виталий Портников: Если вы так говорите, Дмитрий Олегович, предлагаете не то чтобы свои услуги президенту, а быть той политической силой, которая как бы оказывает, если угодно, поддержку этому институту, значит, вы считаете, что сам президент не отвечает за те решения, которые вырабатываются правительством и думским большинством?

Дмитрий Рогозин: Я считаю, что он должен отвечать. Потому что если он сформировал бы правительство из думающих людей и ответственных людей, которые бы не ездили на курорты в момент, когда они затевают некую реформу... Как Зурабов с Кудриным уехали то ли в Альпы, то ли еще куда-то. С 1 января их вообще в стране даже не было. Хотя их реформа была уже запущена, уже люди перекрывали улицы.

Виталий Портников: В Альпах свежий воздух.

Дмитрий Рогозин: Я понимаю. Но господину Зурабову, наверное, нужно было бы здесь находиться, и здесь тоже другим воздухом, который он сам и испортил своей реформой, дышать, собственным же воздухом, а не шататься непонятно где.

Виталий Портников: Вам опасно предлагать образы, Дмитрий Олегович, просто.

Дмитрий Рогозин: Ну что же...

Виталий Портников: Давайте послушаем звонок из Самары. Владимир Иванович, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Дмитрий Олегович, вы своей голодовкой требовали приостановки этого нового закона 122. Но надо, наверное, не приостанавливать этот закон, так как идея как таковой монетизации, она правильная. Другое дело, чем она компенсируется, какими деньгами. И вот эти подачки по 100-200 рублей - это просто стыд. Причем у государства есть деньги на более достойные пенсии и зарплаты бюджетникам. Иначе откуда же берутся ежегодно десятки миллиардов долларов, которые утекают из России за рубеж, в богатые капиталистические страны?! И почему на чиновников и на депутатов Государственной Думы находятся средства, на колоссальные зарплаты и пенсии, которые в десятки раз превышают зарплаты и пенсии людей?! Значит, деньги находятся и есть. И не обязательно брать эти деньги из стабилизационного фонда. Он, действительно, может быть, нужен для каких-то крайних случаев. Но вот эти десятки миллиардов долларов, которые уходят за границу... И говорят: "Это рыночная экономика". Что же это у нас за рынок, который работает на Америку и на Европу, но не на Россию?! Неужели в Америке тоже утекают миллиарды долларов в Россию? Что-то их у нас не видно.

Дмитрий Рогозин: Вы абсолютно правы. И я хочу сказать вот что. Мы ведь предлагали приостановить действие закона по одной простой причине, что хотя бы просто отдышаться и понять, где находится страна, какое количество граждан, которые, на самом деле, требуют помощи со стороны государства.

Одно хочу вам возразить. Дело ведь не в монетизации льгот. Никакие это не льготы, которые были у граждан. Напомню предысторию вопроса. Было советское время. Во время социалистического нашего строя у нас были так называемые общественные фонды потребления, и поэтому бюджетные деньги скапливались там. И вот из этих общественных фондов потребления шло финансирование бесплатного образования, бесплатного здравоохранения и многих других социальных программ, которые были свойственны советской стране. Потом, когда все грохнулось и когда исчезли эти общественные фонды потребления, то тогда уже как бы новая власть, она выдала все эти льготы - ветераны тыла, ветераны труда, ветераны войны. То есть в натуральном виде какие-то возможности для людей, которые, на самом деле, были даже не льготами, а просто новой формой социальных гарантий со стороны государства собственным же гражданам. И на самом деле это не льготы. Это недоплаченные пенсии, недоплаченная заработная плата, стипендии, оклады военнослужащих и многое другое.

Как ситуацию исправить? Мы и говорим, что, конечно, от этих льгот, от этой порочной системы, которая была временной уступкой государства, собственно говоря, вот этому периоду развала, конечно, нужно от этой системы отказываться. Но как? Кратно повышая пенсии, кратно повышая заработные платы и установив справедливое соотношение этих заработных плат.

Вот наша фракция предложила законопроект, согласно которому заработная плата учителя не может отличаться от заработной платы президента более чем в четыре раза. Это на самом деле так. Посмотрите любую страну (как вы их называете, капиталистические, европейские), в США примерно такое же соотношение в заработной плате между президентом и, скажем, учителем или врачом. Врач там даже еще больше получает, намного даже, чем учитель. Но учитель - это достаточно правильный пример.

Где взять деньги? Перечислю вам несколько вариантов. Во-первых, конечно же, природная рента, о которой мы говорим уже полтора года. Дело в том, что причем здесь, скажем, наш капиталист, который получает сверхприбыли за счет эксплуатации наших нефтяных и газовых возможностей, природных ископаемых, природных ресурсов. Он-то здесь при чем?! 50 долларов за баррель нефти... Кстати, из страны уходит эта нефть по меньшей цене, примерно за 25 долларов она уходит на офф-шорные компании, где отмывают эти деньги наши олигархи и, видимо, представители правительства, и дальше она уже по мировой цене продается покупателю. Так вот, эта достаточно высокая цена на мировых рынках, она ведь создана за счет войны в Персидском заливе, за счет вечного противостояния между Израилем и палестинцами, за счет, в принципе, неспокойной ситуации в тех регионах, где в основном эта нефть и добывается. Наш-то капиталист здесь причем?! Он что, труд какой-то свой вложил для того, чтобы баррель нефти стоил 50 долларов?! Вовсе нет. Да и производство это вообще ему не принадлежит, потому что это богатство, которое по Конституции принадлежит государству и народу в целом.

Именно поэтому мы считаем, что природная рента - это тот налог, который должен изымать в пользу государства все сверхприбыли от добычи полезных ископаемых. Это делают другие страны, например, Норвегия. Она из захолустья европейского, стала очень приличным государством, где самый высокий уровень жизни, и именно за счет закона о природной ренте.

Второй вариант. Почему мы платим все вместе единый подоходный налог 13 процентов. Ну нет нигде такого, нигде. Богатые платят больше, бедные в целом должны быть освобождены от подоходного налога.

Виталий Портников: Вообще освобождены?

Дмитрий Рогозин: Те, кто за чертой бедности, конечно. А какие с них взять деньги, если он получает в колхозе 500 рублей, и с них брать еще 13 процентов? Или сейчас даже налоги берутся, например, с тех сумм, которые выдаются гражданам, которые оказались в эпицентре какого-то трагического события. И с этого у нас люди тоже платят налоги, с тех сумм, которые им причитаются за причиненный их здоровью ущерб в результате каких-то катастроф. Представляете?! Вот как раз наш законопроект освобождает от налогов такого рода суммы.

Далее, если говорить о дополнительных ресурсах. Мы с президентом во вторник на эту тему говорили. Он говорит: "Стабилизационный фонд еще не выведен за пределы национальных границ России. Но размещать его на территории России нам негде". Что значит, негде? А, скажем, капитальное строительство, ипотечное кредитование - это огромные возможности для размещения стабилизационного фонда, свободных средств именно внутри страны. У нас что, нет необходимости в инвестициях, во внутренних инвестициях внутри самой страны?!

Виталий Портников: А стабилизационный фонд, таким образом, будет размещен в неких западных бумагах, ценных активах?

Дмитрий Рогозин: Да-да. То есть фактически наша бедная страна становится чуть ли не главным инвестором в США. Это абсурд! Это непатриотично во всех смыслах. Это неумно во всех смыслах. Это антиэкономично во всех смыслах.

Виталий Портников: Так все нефтяные монархии всегда поступали.

Дмитрий Рогозин: Ну да. Это те, у которых нет никакой собственной национальной промышленности. Да, Саудовская Аравия, безусловно, вкладывает триллионы долларов в США, и уже вложила. Но почему? Да потому что у них просто пустыня. А у нас? У нас экономика, реальная промышленность, реальное сельское хозяйство, которые веками создавались, тем более в течение ХХ века.

И еще один ресурс. Любой иностранный товаропроизводитель за доступ на российский рынок должен заплатить определенную цену. Вот в чем дело.

Поэтому денег в стране достаточно, но они сегодня не собираются государством.

Виталий Портников: И у нас звонок слушателя. Теймураз Александрович из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я, во-первых, хочу сказать... может быть, не столь приятно будет Дмитрию Рогозину, но я сомневаюсь, что он является настоящей оппозицией. Во-первых, у меня есть сомнения, что... если бы он был в оппозиции, то так часто на экранах его бы не показывали. Это раз.

Во-вторых, его съезд прошел в одном из самых дорогих залов в Москве - в Доме музыки. Я считаю, что это очень дорогой зал.

В-третьих, конечно, он все хорошо говорит, но когда он критикует правительство, он знает, что критиковать можно. И то, что он не голосует в парламенте - его голоса ничего абсолютно не значат, проголосует он или нет.

Вы знаете, я вспомнил один югославский фильм "По следам тигра", он шел лет 30 назад. Я не знаю, смотрел Дмитрий Рогозин его или нет.

Виталий Портников: Он тогда был маленьким.

Слушатель: Да. А вы не смотрели, Виталий?

Виталий Портников: И я был маленьким, я был еще меньше, чем он.

Слушатель: Еще меньше? Так вот, в этом фильме (недавно, когда еще ТВС был, его крутили): для того, чтобы из СС внедрили в эту бригаду, которая хотела взорвать мост в Югославии, чтобы немецкие танки не прошли, для этого даже их начальник, майор, ему пришлось расстрелять своих ССовцев, чтобы партизаны поверили, что он их человек. То есть внедрили в эту бригаду. И потом его разоблачили.

И я вот что хочу сказать...

Виталий Портников: Идея ваша понятна, да.

Слушатель: Поэтому я не верю, что Дмитрий Рогозин... Во-первых, то, что его "Родина", они в Аджарию приезжали, они там так обстановку накалили, в Южную Осетию - там национальные... То есть здесь он за Чечню, чтобы Чечня никуда не ушла, а Южная Осетия и Аджария...

Виталий Портников: Я понял вашу мысль, Теймураз Александрович. Я думаю, что Дмитрий Олегович тоже понял.

Просто если перевести, и учитывая вашу любовь к Кубани, Дмитрий Олегович, радиослушатели считают, что вы засланный казачок.

Дмитрий Рогозин: Конечно, очень душещипательная история по поводу какого-то гитлеровского прихвостня, который своих же расстрелял.

Уважаемый Теймураз, я хочу вам сказать, что, вы знаете, я как-то с юмором отношусь к такого рода вопросам. Вы уж не обижайтесь. Во-первых, я раздеваться, рвать на себе тельняшку и кричать "я такой крутой оппозиционер, всех ненавижу, всех передушу, всех перестреляю", я, конечно, не собираюсь. Я занимаюсь своим делом. И я не один - со мной мои товарищи, их 39 человек во фракции. У нас большая организация - 62 тысячи человек в политической организации. Они мне верят. Наши сторонники мне верят. И доказывать, что я не верблюд 300 раз, я не собираюсь, это просто глупо было бы с моей стороны.

Меня единственное, что обеспокоило, вы меня где вообще видели, по каким телепрограммам. Я как раз обращаю внимание, что когда даже вотум недоверия обсуждался в Государственной Думе, то показали лидеров всех фракций, кроме фракции "Родина". Когда была встреча с президентом, о которой мы сейчас говорим, в этот вторник, то в программе "Время" показали всех, кроме меня. Вы не фантазируйте. Меня не показывают именно потому, что наши выступления самые резкие, самые жесткие выступления в адрес исполнительной власти.

И по поводу симпатий к президенту тоже не надо обольщаться. Я прекрасно понимаю, что это его правительство, это его политика, это его Фрадков, его Зурабов, его Чубайс, и не собирается он никого сдавать. И претензии все к нему лично, к президенту Российской Федерации.

Другое дело, что вопить, как поросенок, "долой Путина" и так далее, я считаю, что это глупо. Потому что, на самом деле, мы политики, и мы прекрасно понимаем, что сжигать мосты, тем более с главой государства, бессмысленно, по той простой причине, что мы можем сделать больше для страны в том случае, если Путин поймет, - а я думаю, что он поймет, жизнь его заставит понять, - что его курс обречен на полный крах, и что единственная возможность спасти страну и собственную репутацию - это не правительство в отставку отправлять, а изменить курс путем ставки на другие силы.

А сегодня, кроме патриотических сил, которые, кстати говоря, не чураются демократических взглядов, я просто не вижу альтернативы для страны. Вот в этом плане диалог с президентом нужен, хотя при этом мы не закрываем глаза на все то, что в стране происходит - это связано с ним самим, с Путиным Владимиром Владимировичем. И не надо меня представлять в качестве лучшего друга президента. Мы люди взрослые. Любовь должна быть взаимной, наверное, в том числе и у оппозиции, и президента. И если он на нас не обращает внимания, то почему мы должны прямо изливать свою душу и говорить: "какой у нас прекрасный царь и какие у нас плохие бояре". Поэтому я не такой наивный человек, как вам кажется.

Виталий Портников: Радиослушательница Ольга вступилась за Думу. Она говорит, что "ее не надо хаять, потому что любой российский депутат лучше недоумков из Конгресса США, которые переименовали картошку в своем буфете из-за ненависти к французам". Я вообще никогда не думал, что законотворческая работа состоит исключительно в исправлении пунктов меню.

Дмитрий Рогозин: Да, у нас тоже в Думе "Мурку" играли, кстати говоря, это тоже забавно.

Нет, я не хаю Думу, я в ней работаю. Просто честно скажу, ведь когда вы работаете и чем-то занимаетесь, то вы хотите, чтобы был какой-то результат. И когда вы на корзину работаете, когда ни один из ваших законопроектов, которые, между прочим, полезны для страны, потому что все то, о чем мы говорили еще по монетизации льгот, по Жилищному кодексу, по Градостроительному кодексу, по реформе образования, по реформе здравоохранения, если бы эти ребята не затыкали свои уши в разные щели, а слышали хотя бы иную точку зрения, то, наверное, мы могли бы просто им подсказать, как избавить страну от их трагических ошибок, которые отражаются на жизни людей. Но когда они слышать этого не хотят, то это не парламент. Конечно, можно, имея механическое большинство, нажимать на кнопки исправно, как тебе все время звонят из администрации президента или из правительства, и лоббировать свои собственные законы, как это делают отдельные господа из "Единой России". Но поверьте мне, я четыре года работал председателем Международного комитета Государственной Думы, я знаю, как устроены национальные парламенты в других странах, на которые у нас так часто ссылаются наши же представители власти, там такого все-таки выхолащивания традиций парламентской демократии нет, и быть не может.

А то, что сегодня на государственных телеканалах устроили, которые превращены просто в рупор тупой пропаганды, когда вместо того, чтобы людей подготовить к новым законам, показывают одну и ту же старушку из деревни Большие гадюки, и она рассказывает, как, слава Богу, теперь у нее будут деньги за тот телефон, которого у нее в деревне как бы никогда и не было. Эта тупая пропаганда привела к тому, что люди оказались просто не готовыми к реальному наступлению на их социальные права. И об этом надо говорить. Конечно, можно зажать всех, выключить все средства массовой информации, ходить строем исключительно в Государственную Думу. Управлять страной будут люди типа Грызлова и Миронова, которые по отдельности более 1 процента личной популярности даже собрать на всех выборах и при всех ухищрениях не могут.

Но эту ли Россию мы хотим построить? Вот я уверен, что не эту. Я считаю, что свобода самовыражения, свобода выражения точки зрения самой разной оппозиции, которая должна работать на общий результат для страны, - это непреложное правило для любого поступательного развития государства.

Виталий Портников: Наша радиослушательница Лена говорит, что я не знакомлю вас с мнением слушателей, поэтому это цензура. Я должен сказать Елене, что как раз те вопросы, которые связаны были с президентом, многие радиослушатели их задавали, многие радиослушатели депутатов Государственной Думы пытались защитить - и мы обо всем этом поговорили. А вот Елена как раз хотела, чтобы я вас с ее мнением ознакомил, что вы все больше похожи на Немцова. Вот фразу последнюю, которую вы сказали сейчас про свободу самовыражения, ее, наверное, мог бы и Борис Ефимович произнести в этом эфире, и никто бы не заметил. Но я не об этом хотел сказать, знакомя вас с мнением Елены.

Я хотел сказать о том, что вы как раз на этой неделе очень жестко отреагировали на назначение господина Немцова внештатным советником президента Украины. И не только на него самого, что могло бы быть понятным, учитывая вообще такой антагонизм политический, который между вами существует достаточно давно, но и на само новое украинское руководство. Я все бы это воспринял как должное, если бы я не был свидетелем вашего выступления вместе с господином Немцовым на украинском канале "1+1" в последнюю ночь после выборов, где вы были очень спокойны по поводу этой победы оппозиции. Я не понимаю, что произошло такого за это время, что изменило вашу позицию по Украине, что заставило вас вновь как бы стать таким жестким критиком новой украинской власти и ее решений.

Дмитрий Рогозин: Нет, новую украинскую власть я вовсе не критикую. Пожалуйста, она принимает решения, и путь ее критикует украинский народ или какие-то политические партии на Украине. Если вспомнить, Виталий, я как раз говорил о другом. О том, что не стоило официальной России, Кремлю влезать так грубо в выборы на Украине. Да?

Виталий Портников: Это я помню, да.

Дмитрий Рогозин: Я считаю, что нам нужно было как-то дистанцироваться от этого, потому что ни тот, ни другой кандидат, на самом деле, для России, в общем-то, не является идеальным. Я уверен, что это была игра Кучмы, непопулярного, слабого, коррумпированного бывшего президента Украины, который, с одной стороны, взял Ющенко с взглядами, которые пусть даже не такие, но так они воспринимались, как взгляды не пророссийские, мягко скажем, чисто прозападные, проамериканские. А с другой стороны, был Янукович, которого у нас здесь в Москве отпиарили чуть ли не как главного вообще защитника русского языка, русского народа на Украине. А человек с двумя судимостями, который представлял достаточно корыстный донецкий клан, который не пустил бы никакие русские фирмы к приватизации украинских объектов. Поэтому нам пришлось выбирать из двух зол. И оба зла были хуже друг друга. Поэтому я и говорил, что не стоило влезать. Если у нас не было своего, чисто пророссийского кандидата, влезать так грубо и участвовать в этом как бы позорном шоу не стоило.

Что касается господина Немцова, то он, наоборот, выступал на стороне кандидата Ющенко. Он даже на майдане выступал.

Виталий Портников: Его партия постоянно поддерживала связи...

Дмитрий Рогозин: Да. Я там видел флаги, они там бегали все оранжевые такие и так далее. Поэтому я и сказал, что, наверное, было бы честнее, если господин Немцов откажется от российского гражданства и примет гражданство украинское, если его назначили внештатным советником президента Украины. Я просто считаю, что как российский политик, он "скончался".

Виталий Портников: А разве "Родина" не говорила, что "Украина и Белоруссия - это братские страны, мы должны быть вместе".

Дмитрий Рогозин: Но это иностранные сегодня государства, и у нас нет двойного гражданства между Россией и Украиной, поэтому надо выбирать. Я же не против того, чтобы Немцов был советником Ющенко. Пусть поможет ему, например, в таком вопросе: как сделать так, чтобы стало еще хуже. Вот господин Немцов преуспел в этом деле. Как в богатой стране жить плохо - он это знает, как и все остальные так называемые российские либералы.

Что касается гражданства, то если он работает теперь на майдане, то пусть он теперь и "майданится" там с иным паспортом.

Я еще раз говорю, здесь у меня нет каких-то особых отношений к господину Немцову, я просто его конкурентом, партнером даже не считаю. Они вдрызг проиграли выборы 2003 года, и надо быть милосердным к тому, кто повержен. Но если ты уж ввязался в эту борьбу и ходишь весь в рыжем и в оранжевом, ну будь им по полной программе. А не надо бегать туда, получить там какую-то книжечку, корочку только для того, чтобы уязвить, собственно говоря, противников радикал-либералов.

Виталий Портников: А может быть, внештатным советникам корочек никаких и не дают.

Дмитрий Рогозин: Дают, дают.

Виталий Портников: Опять-таки, видите, есть что советовать украинскому руководству в связи с тем, что там сейчас реприватизация затевается.

Дмитрий Рогозин: Это правильно, да.

Виталий Портников: Вам это нравится?

Дмитрий Рогозин: Это мне нравится.

Виталий Портников: Это вы, значит, будете советником Юлии Тимошенко.

Дмитрий Рогозин: Нет.

Виталий Портников: Ой, будет прекрасно: Немцов будет советником Ющенко, а вы будете советником Тимошенко. Опять наступит гармония. Вот это гармония и есть, на самом деле.

Дмитрий Рогозин: Нет уж, вот такой гармонии точно не наступит. Потому что я родился в России, собственно говоря, здесь и умру, и буду всегда российским гражданином, и не буду бегать к госпоже Тимошенко или кому-то еще. Это просто несерьезно, я даже не хочу на эту тему разговаривать.

Виталий Портников: Не нравится вам госпожа Тимошенко?

Дмитрий Рогозин: Да дело-то не в том, нравится или не нравится. Я просто говорю о другом. О том, что если на человека есть уголовное дело, то я просто не вижу никаких оснований для того, чтобы это уголовное дело снималось только потому, что госпожу Тимошенко сделали премьер-министром. Значит, надо тогда расписаться нашей прокуратуре в полном неуважении к собственному закону. То уголовное дело возникает, то оно исчезает. Просто ясность какая-то должна быть. Не надо же так проституировать просто откровенно.

Так вот, что касается того, что сейчас предложил президент Украины. Это мне действительно нравится, потому что мы всегда говорили о том, что итоги грабительской приватизации должны быть пересмотрены. Виталий, если у нас с вами украли на глазах кошелек, и потом вдруг тот, кто украл этот кошелек, говорит: "а теперь это моя частная собственность, и вы не имеете права вернуть свой кошелек обратно", - почему мы должны с этим соглашаться? Всякая собственность должна иметь трудовой характер, она должна быть заработана. Когда мы точно знаем, что у нас за всю, я подчеркиваю, за всю приватизацию, за все эти годы российский бюджет получил 10 миллиардов 700 миллионов долларов, и это ровно столько, сколько страна наша, наши граждане ежегодно тратят в туристических поездах, - слушайте, ну курам на смех! Это огромная собственность, которая создавалась трудом миллионов советских граждан, теперь просто задарма попала в руки каких-то жуликов, каких-то ублюдков, которые стали богатыми только потому, что в свое время они оказались в нужном месте - рядом с властью.

Виталий Портников: Значит, вы считаете, что украинское руководство начинает тот процесс, который нужен России?

Дмитрий Рогозин: Я считаю, что они абсолютно правы в том, что они подвергнут реприватизации, точнее, национализации те объекты, которые жульническим образом ушли в частные руки, в руки украинских олигархов или международных олигархов. И то же самое мы будем делать здесь, вводя так называемый разовый налог, который должен быть равен той недоплаченной сумме в российский бюджет от реальной стоимости данного предприятия.

Виталий Портников: Послушаем звонок. Алексей из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я хотел бы задать Дмитрию Олеговичу вопрос по поводу той деятельности, где он наиболее компетентен. Первое - об эффективности деятельности Конгресса русских общин в сравнении с деятельностью других диаспор. Например, мы слышали, что общая сумма, которая требуется льготникам, составляет 150 миллиардов рублей, или 5 миллиардов долларов. И в то же время, по сообщению газеты "КоммерсантЪ", у нас есть один Конгресс общин, который может позволить... его только 1700 членов могут себе позволить за 1 или 1,5 миллиона долларов устраивать дни рождения или за 10-15 миллионов - юбилеи. То есть если мы даже представим, что юбилей - один раз в 10 лет, то это будут примерно эквивалентные суммы.

Дмитрий Рогозин: Это какой Конгресс, просто интересно?

Слушатель: Российский еврейский конгресс Адольфа Шаевича. Ну, я думаю, вы "КоммерсантЪ" читали.

Дмитрий Рогозин: Нет, к сожалению, я просто не слышал даже.

Виталий Портников: Российский еврейский конгресс господин Шаевич не возглавляет, насколько я помню.

Дмитрий Рогозин: Слуцкер его возглавляет.

Слушатель: Ну, может быть, я ошибся. Но то, что это статья в "Коммерсанте", это стопроцентно.

И второе. Например, Нино Бурджанадзе амнистировала 7 тысяч уголовников. Куда они пошли? Они пошли сюда. Что они здесь делают? Они с помощью своих воров в законе, которых очень много среди российских воров в законе, они захватывают государственную собственность. Они не просто воруют кошельки из машин или квартиры. Они целенаправленно работают. Как можно объяснить, что 25-30-летние молодые грузины вдруг здесь заместители директоров...

Виталий Портников: Понятна ваша мысль, Алексей.

Понятно, что радиослушатель боится засилья инородцев в России. Это, кстати, плоды вашей деятельности - вот такие звонки, извините.

Дмитрий Рогозин: Моей, да?

Виталий Портников: Вашей, в смысле структурно говоря, не вашей лично, нет.

Дмитрий Рогозин: Понятно. Ну что ж, я, кстати говоря, считаю, что вопрос вполне разумный, рациональный. И я постараюсь на него полно ответить.

На самом деле, действительно, мы должны просто понять, что есть Россия. У нас ведь есть разные национальные движения. И у нас есть национальные республики в составе России. Правильно?

Виталий Портников: Да, действительно федеративное, многонациональное государство.

Дмитрий Рогозин: Да никакое это не федеративное государство. Это конфедеративное государство, потому что Россия никогда не была договорной республикой. Мы никогда не договаривались с Татарстаном, с Башкортостаном... не выговоришь, с Башкирией, точнее, по-русски надо говорить...

Виталий Портников: С Башкортостаном договаривались в 1991 году.

Дмитрий Рогозин: ... с северокавказскими республиками. Мы ни о чем с ними не договаривались. Это была единая территория. Просто наши демократы-разрушители, - так называемые демократы, потому что они никакие не демократы, а просто гаденыши какие-то, которые просто развалили страну, - так вот они просто тупо перенесли то устройство, которое было в Советском Союзе, на Российскую Федерацию, и назвали ее федерацией. И при этом мы еще стали подписывать некие соглашения с этими национальными республиками, которые на самом деле можно назвать как соглашения с новой ордой.

Мы по-прежнему платим дань, Виталий. Вот вы знаете о том, что Татарстан с начала 90-х годов ни копейки, так же как Косово не платило в Сербию ни копейки, так и Татарстан не платил ни копейки налогов в федеральный бюджет. Потом пришел Путин, и Путин сделал так, что, якобы, теперь Татарстан вроде как платит вместе с Башкирией эти деньги в федеральный бюджет, но они обратно же при принятии закона о федеральном бюджете копеечка в копеечку возвращаются туда. Знаем ли мы о том, что бюджеты Дагестана, Чечни, Ингушетии практически полностью финансируются за счет российского налогоплательщика.

Я считаю, что Россия - это государство граждан, они равны вне зависимости от того, какой они национальности, вероисповедания и места проживания. Поэтому и социальный стандарт должен быть у гражданина одинаков, где бы он ни проживал на территории России. И у нас не может быть граждан, которые равнее других. Потому что в Татарстане их уровень жизни выше намного даже соседних республик именно потому, что просто националистическое руководство этой республики добилось от слабой Москвы, от слабой России реальных материальных уступок, которые поощряют этот шовинизм.

Виталий Портников: Может быть, нужно делать наоборот, позволять вообще регионам свободно развивать свою экономику, не разделяя их на национальные и русские?

Дмитрий Рогозин: Правильно. Именно поэтому я и считаю, что мы должны двигаться к упразднению национальных республик в составе России - это первое.

Виталий Портников: Вы прямо как Жириновский, извините.

Дмитрий Рогозин: Причем здесь Жириновский?!

Виталий Портников: Так писали на пейджер. Ну как при чем...

Дмитрий Рогозин: Смотрите, мы просто обязаны к этому двигаться. А что, есть какая-то другая схема?

Виталий Портников: Вы не боитесь упразднить саму Россию, Дмитрий Олегович, по дороге?

Дмитрий Рогозин: Либо тогда мы должны создать республику Русь, Русскую республику в составе России. Но это тоже тупик.

Виталий Портников: Да, конечно.

Дмитрий Рогозин: Я считаю, что любые резервации, любые бундустаны с индейцами внутри единого государства - это глупость, и такой глупости быть не может в Конституции России. Мы должны сегодня двигаться по пути укрупнения российских регионов, но не до каких-то сверхогромных губерний, но... для того чтобы именно убрать этнический шовинизм в государственном устроительстве. Мы должны стать государством граждан. И федеративность должна заключаться только в учете экономических и географических особенностей регионов, а не только потому, что татары круче, чем башкиры.

Виталий Портников: Почему круче? Они просто другие.

Дмитрий Рогозин: Они не платят налоги, и живут в единой стране.

Виталий Портников: Тут я не спорю. Я сейчас не говорю о том, платят или не платят. Я говорю о единых правилах для всех.

Дмитрий Рогозин: Конечно, я тоже говорю о единых правилах для всех. Значит, вы меня правильно поняли.

Виталий Портников: Но вы сказали, что "татары круче башкир". Жители Татарстана, а там половина русских, они тоже не платят налоги, по вашей логике.

Дмитрий Рогозин: Конечно. Но кто добился этого? Добилось националистическое руководство.

Виталий Портников: Руководство, в котором тоже половина русских. Ну почему оно националистическое?

Дмитрий Рогозин: Да нет же. Возьмите вы, скажем, Башкирию. 80 процентов руководителей Башкортостана - этнические башкиры, хотя башкир в Башкирии всего лишь чуть более 20 процентов. Да я вам правду говорю. Вы просто посмотрите, наведите справки.

Виталий Портников: Это очень опасные цифры, Дмитрий Олегович. Потому что вы знаете, что если мы посмотрим цифры, то можем недосчитаться.

Дмитрий Рогозин: Это опасные цифры, которые невозможны в стране, которая должна быть демократической федерацией. А у нас сегодня, я еще раз говорю, черт знает что происходит. Матрешечная государственность. Поэтому мы должны, безусловно, двигаться к единой и неделимой России.

Виталий Портников: Государства со сложным этническим и религиозным составом очень часто на разные формы объединения идут. В Швейцарии есть кантоны, полукантоны...

Дмитрий Рогозин: Но не за счет других.

Виталий Портников: Нет, конечно.

Дмитрий Рогозин: А у нас так.

Виталий Портников: Тут нет сомнений. Просто я не понимаю, почему этот вывод должен привести обязательно к упразднению республик. Ну, хорошо.

Дмитрий Рогозин: Что касается нелегальной миграции, то, о чем говорил звонивший в студию челвоек, я считаю, что да, с нелегальной миграцией борются все страны. И мы должны бороться с нелегальной миграцией. Но для этого нам нужны границы. А у нас сегодня 7 тысяч 600 километров границы с Казахстаном вообще отсутствуют.

Виталий Портников: Граница с Украиной тоже, по сути, отсутствует.

Дмитрий Рогозин: Практически отсутствует.

Виталий Портников: Необходимо, наверное, добиваться того, что предлагают, принципа взаимности, но вместе с тем, чтобы люди пересекали реальную границу, а не пустоту.

Дмитрий Рогозин: Да.

И последний момент. У нас говорят, что у нас преступность не имеет национальности. Вранье! Преступность имеет этнические формы. И у нас этническая преступность, которая имеет засилье в крупных городах, реально сегодня выступает в качестве организованной силы, которая борется против государства.

Виталий Портников: Очень опасный тоже тезис, потому что статистика МВД всегда опровергала подобные тезисы.

Дмитрий Рогозин: Но это правда. Политкорректно говорить: "Да, преступники не имеют национальности". Ложь, я еще раз говорю.

Виталий Портников: Но я же не о политкорректности говорю, а о цифрах.

Дмитрий Рогозин: Да спросите вы в милиции - так оно и существует. Это все прекрасно знают.

Виталий Портников: А я смотрел.

Дмитрий Рогозин: Но другое дело, что национальная тема столь деликатная, что есть вещи, о которых говорить нельзя. Но политики не должны скрывать эти темы. Они должны в спокойном ключе обсуждать эти проблемы. И у нас не может быть, я еще раз повторяю, лиц первого, второго и третьего сорта. А сегодня русский народ, к сожалению, - это граждане России третьего сорта. И я могу об этом очень долго и доказательно говорить.

Виталий Портников: Ну хорошо. Я представляю себе, сколько вы можете об этом говорить. У вас все-таки появилась возможность этот тезис высказать.

Дмитрий Рогозин: Спасибо, Виталий. Радио Свобода - это самое свободное радио. Спасибо.

Виталий Портников: Спасибо радиослушателю предыдущему.

Кстати, по пейджеру одни говорят, что мы вас не должны приглашать в эфир, а другие говорят, что вы не должны сюда ходить.

Дмитрий Рогозин: Видите, какая свобода.

Виталий Портников: Антон из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Главное у нас, по-моему, все-таки материальное благосостояние народа. Да?

Виталий Портников: Да, конечно.

Слушатель: Мне кажется, про это больше всего и надо говорить. Пенсия и минимальные зарплаты. Именно не средняя пенсия и не средняя зарплата, а минимальная.

Дмитрий Рогозин: Конечно.

Слушатель: А среднюю считайте как хотите. Чтобы как в Штатах. Минимальный уровень оплаты в час... сколько у них там сейчас? За 6 долларов перевалило.

Виталий Портников: Я, кстати, хотел об этом сегодня с Дмитрием Олеговичем поговорить. Но позвонил ваш коллега, наступил ему на любимую ладонь - и все, мы понеслись сюда.

Дмитрий Рогозин: По поводу пенсий и так далее. У нас вообще средний доход (я извиняюсь за слово "средний") на душу населения в целом по России 3600 рублей получается, хотя средняя заработная плата 5600 рублей. Почему так получается? Потому что у нас женщины многие не работают, дети, естественно, не работают и так далее. Но опять же эта цифра некорректная, потому что это что-то усредненное между высокими заработками менеджеров или чиновников и зарплатой, которая существует в бюджетной сфере. Именно поэтому мы и считаем, что, конечно, минимальная заработная плата в России, она не может быть ниже прожиточного минимума. Так же как и пенсия не может быть ниже прожиточного минимума.

Именно поэтому для того, чтобы исправить те грубейшие ошибки, которые были совершены в течение прошлого года в социальной сфере, вот это наступление остановить на социальные права граждан - другого варианта, кроме как проведение референдума, на который и стоит вынести эти вопросы, о которых мы говорим - о жизненном уровне граждан, о росте продолжительности жизни граждан, об укреплении безопасности, правопорядка, об укреплении свободы слова, что тоже важно - это надо выносить на референдум. И к организации этого референдума мы уже практически приступили.

Виталий Портников: И у нас вопрос о льготах от женщины, которая пишет, что она очень больна. И нужно ей, наверное, ответить. Она получила третью степень нетрудоспособности. И она спрашивает, будут ли какие-то изменения. И она пишет, что обещанных денег по 122-му закону она не получила пока что.

Дмитрий Рогозин: В нашей фракции есть депутат, который является крупным специалистом именно в социальной сфере - это Олег Васильевич Шеин, он работает в социальном комитете, он главный критик со стороны нашей фракции социальной политики. Поэтому можно просто записать телефон фракции - это 292-69-64, с Олегом Шеиным связаться. Вот по всем этим вопросам, которые связаны со льготами, я думаю, что Олег Васильевич ответит.

Виталий Портников: Потому что как раз много этих вопросов.

Но если подвести итог нашей сегодняшней беседы, то можно сказать, что происходят очень странные вещи в вашем политическом образе, Дмитрий Олегович. Вы с социальной точки зрения становитесь как бы на реформаторские позиции, а политическая точка зрения у вас остается неизменной. Это очень странно. Получается такой "тяни-толкай", между прочим. В самом деле. Это если просто холодно проанализировать, без всяких симпатий и антипатий. Я не знаю, как далеко можно на такой лошади уехать.

Дмитрий Рогозин: Это соответствует облику нашей страны, которая в экономической сфере требует совершенно иного подхода, не либерального, а социал-демократического. А в политической сфере, в сфере политической надстройки требует государствоохранительной политики. Я думаю, что фракция "Родина", партия "Родина" соответствуют именно такому социальному запросу.

Виталий Портников: Может быть, с этим и связано то, что вы находите общий язык с президентом...

Дмитрий Рогозин: К сожалению, не нахожу. А может быть, к счастью.

Виталий Портников: Благодарю вас за то, что вы пришли к нам, ответили на вопросы слушателей.

Дмитрий Рогозин: Спасибо большое, что пригласили. До свидания.

XS
SM
MD
LG