Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В гостях - Сергей Бабурин


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[03-03-05]

В гостях - Сергей Бабурин

ВедущийВладимир Бабурин

Владимир Бабурин: В гостях у нас сегодня человек с точно такой же фамилией - это заместитель председателя Государственной Думы России Сергей Бабурин. И чтобы предвосхитить вопросы, которые могут появиться, - мы не родственники.

Сергей Бабурин: А чего ж сразу открещиваться-то?

Владимир Бабурин: Мы однофамильцы. Хотя мы почти ровесники: Сергей Николаевич всего на два года старше меня. Но есть еще некоторые общие вещи: у Сергея Николаевича четверо сыновей, одного из которых зовут Евгений, у меня тоже есть сын, которого тоже зовут Евгений. Так что эти вопросы, я думаю, наши слушатели теперь могут уже не задавать и к этой теме мы не будем обращаться.

И первый вопрос у меня, Сергей Николаевич, к вам такой. Сегодня полгода со дня трагедии в Беслане. Некоторые журналисты очень любят всякие совпадения, параллели. Именно сегодня, полгода спустя после теракта в Беслане, по новой схеме был утвержден, избран Областной Думой новый губернатор. Дмитрий Аяцков, - который, кстати, был первым избранным губернатором после победы Ельцина в 1996 году на президентских выборах, - уступил свой пост Павлу Ипатову. Вы, как человек с юридическим образованием, видимо, должны лучше меня владеть формальной логикой. У меня журналистское образование, но, честно говоря, прогуливал я лекции по этой теме. Вы видите прямую зависимость между отменой прямых губернаторских выборов в российских регионах и усилением безопасности жизни людей в этих самых российских регионах? Как раз пример Павла Ипатова и Дмитрия Аяцкова говорит, наверное, в подтверждение этого, потому что до того, как стать губернатором, господин Ипатов был директором атомной станции, и, наверное, лучше, чем господин Аяцков, разбирается в вопросах безопасности. Но никаких других параллелей я провести не могу.

Сергей Бабурин: А я думаю, для чего вы тут вспомнили о трагедии. Я считаю, что укрепление государственной власти способствует укреплению безопасности, укреплению стабильности. Другой вопрос: укрепление власти - это назначение губернаторов или их избрание? Как лидер партии "Народная воля" и представитель фракции "Родина" ("Народная воля" просто, вы знаете, блокообразующая партия во фракции), я выступал по этому вопросу на сессии. И в первом чтении поддержав от лица большинства депутатов фракции законопроект об изменении порядка избрания губернаторов, в третьем чтении, в окончательной редакции вынужден был и выступить, и проголосовать против. Потому что на наш взгляд, формируется недостаточно эффективная система. И в данном случае сосредоточение власти в центре может привести не к ее укреплению, а наоборот, вызвать обратный эффект. Потому что централизованная власть может оказаться ослабленной, когда нет распределения ответственности и прав, и полномочий внутри общества, внутри всей вертикали власти. Поэтому когда мы говорим о сегодняшних случаях уже голосования по представленным президентом кандидатурам, я пока не стал бы сразу подводить итоги. Давайте посмотрим, как эти люди будут работать, насколько система будет эффективна. И в любом случае я не увязываю прямо изменение механизма утверждения или избрания губернаторов с трагедией в Беслане. Это было после трагедии, но не вследствие трагедии.

Владимир Бабурин: А почему тогда между первым и третьим чтениями вы все-таки поменяли свою точку зрения? Вы стремились как-то постичь логику президента?

Сергей Бабурин: Объясню. Для меня, как для депутата парламента, депутата с 1990 года, вопрос об избрании губернаторов не был каким-то новым. В свое время я приложил руку к тому, чтобы механизм избрания появился. Ведь у нас, когда мы пришли в политику, наш созыв Верховного Совета, у нас были председатели облисполкомов. У нас в этом отношении изменения в начале 90-х годов и то, что были введены прямые выборы глав администраций, это был шаг вперед, и шаг для нас, тогдашних политиков, который призван был остановить распространение из Москвы ельцинского хаоса, чтобы регионы смогли защититься от этого всероссийского сепаратизма.

Владимир Бабурин: А теперь это опять можно называть шагом вперед потому, что будет из Москвы распространяться путинский порядок?

Сергей Бабурин: Дело в том, что задолго до появления Путина в кресле президента я выступил за то, чтобы мы пришли к другой системе, чтобы глава субъекта Федерации избирался законодательным органом власти с последующим утверждением президентом или вносилась бы его кандидатура президентом и он избирался на законодательном органе. Это для меня было элементарно. Ничего необычного в таком механизме. Это как раз действительно во многом традиционная для России схема, традиционная за много веков, только в разной форме - с российскими губернаторами, наместниками, советскими первыми секретарями обкомов и так далее.

Почему мы потом изменили позицию? Прежде всего потому, что закон создал такую двуличную ситуацию, когда президенты национальных республик в составе Российской Федерации сегодня могут и остаться таковыми по прямому избранию. А президент Российской Федерации будет на парламенты республиканские вносить кандидатуру главы правительства. Вот то, что разрывает статус субъекта Федерации, для нас недопустимо. Ну и ряд других технических вопросов. К счастью, удалось убрать немедленный роспуск Законодательного собрания президентом, если его кандидатура не утверждена. Кстати, были в основном мои поправки на это нацелены. Мы записали более сложную процедуру консультаций. И обязанность президента внести другую кандидатуру.

Но, тем не менее, в целом закон противоречив, и без апробирования его в отдельных регионах, на наш взгляд, не нужно было его распространять на всю страну. Однако он принят, давайте посмотрим, как он будет работать. "Dura lex, sed lex".

Владимир Бабурин: "Закон суров, но это закон", совершенно верно.

И у нас звонок. Из Новочеркасска Борис Павлович, добрый день, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к Сергею Бабурину. Вот он руководитель партии, или движения, "Народная воля". Уже в истории России была одна такая "Народная воля", из которой вышла целая толпа террористов. Как он себя соотносит, случайно ли он взял это название? Как он сам смотрит на это?

И потом, чем вызваны его положительные эмоции в сторону Иосифа Виссарионовича? Он тут в одной из передач по телевидению сказал, что он Сталина чуть ли не к элите причисляет. Короче, восхищение им вообще не понятно. Я считаю, это минус Сергею Бабурину колоссальный.

Сергей Бабурин: Спасибо за ваш вопрос. И, действительно, "Народная воля" в XIX веке была первой политической партией в нашей стране, и так сложилось, наверное, естественно оппозиционной, которая перешла к политическому террору. Но те цели, с которыми она создавалась, были целями социально справедливыми.

Мы, в любом случае, являемся другой политической организацией. Хотя партийный билет номер 1 у нас в Партии национального возрождения (я подчеркиваю, у нас несколько иное название - Партия национального возрождения "Народная воля") выписан на имя Льва Александровича Тихомирова, основоположника еще той партии "Народная воля", но в конце жизни одного из идеологов российской державности и монархии. Который переосмыслил свой жизненный путь и вышел на позиции свободного консерватизма и православного русского патриота. Вот этих позиций мы и стараемся придерживаться. Хотя не скрою, мы считаем, и это главная причина, почему название было взято при объединении ряда политических организаций, в том числе и Российского общенародного Союза, который я возглавлял до этого, мы считаем, что сегодня именно отсутствие воли главная проблема нашей страны. Политической воли от государства и народной воли как таковой, когда мы и с президентов, и с депутатов, и с прочих государственных людей почти не спрашиваем за то, что они делают. Это ответ на первый вопрос.

Второй ваш вопрос касается Сталина. Здесь, очевидно, речь идет о передаче "Времена", где мне довелось недавно участвовать, впервые за многие годы, будучи приглашенным на эту передачу. Не совсем так. У меня нет никакого как бы романтического отношения к этой исторической фигуре, хотя бы по той причине, что мой дед погиб в 1938 году. У меня другое к нему отношение. Я его назвал среди тех, кто является патриотом страны, кровавым, суровым, жестоким. Но я объяснил ведь в той передаче, что я так его называю в связи с его воссоединением Российского государства, возвращением в состав России Прибалтики, ряда других территорий, которые были отторгнуты после 1917 года. И в этом отношении, безусловно, я бы не имел вот таких вопросов и проблем, если бы с полной ответственностью назвал таким патриотом, например, маршала Жукова, и я был бы прав. Но я уверен, что телезрители и радиослушатели, согласившись со мной, сразу бы об этом забыли. А вот когда я назвал Сталина, да, это заставляет думать: а что такое патриотизм? Вот господин Горбачев это патриот или разрушитель? Вот для меня патриотом является Сталин, а не Горбачев. Притом, что Горбачев, он демократ, либерал и прочее, прочее. Но благими намерениями выстлана дорога в ад. В этом мы все в ХХ веке убедились.

Владимир Бабурин: Позицию, очень похожую на вашу, в начале ХХ века, ближе к его середине уже, правда, высказал великий русский поэт Брюсов. Когда его спросили, зачем же он вступил в большевистскую партию, ответ был очень простой: "Так они же сохранили империю". И по этому поводу у меня к вам такой вопрос. Вот вы вспомнили свою предыдущую политическую организацию "Российский общенародный Союз". Вот почему все-таки слово "российский", а не "русский"? Ой, боюсь, сейчас меня слушатели начнут обвинять в шовинизме, но я объясню свою позицию. Нет такой национальности "россиянин". Оно даже не переводится на иностранные языки. Зачем людям голову морочить?

Сергей Бабурин: Это приятно слушать от вас.

Владимир Бабурин: За границей всех нас называют "русские". Вот я довольно много времени пробыл в США, там человек может быть кто угодно - китаец, ирландец, испанец, еврей, но он прежде всего американец.

Сергей Бабурин: Я позволю себе сказать, что вряд ли найдется радиослушатель, который заподозрит Радио Свобода в русском национализме. Поэтому я, соглашаясь с вами в отношении "россиянства", этого изобретения конца 90-х годов, скажу, что мы назвали "Российский общенародный Союз", во-первых, потому, что у нас эта политическая тогда, а сейчас общественная организация никогда не была организацией этнической. И во-вторых, потому что Русь стала Россией по мере ее державного расширения и приема в свой состав Западной Белоруссии и Вильно. Вот с этого момента, примерно XIV-XV век это стала Россия. И именно поэтому мы и говорим, что для нас "Российский общенародный Союз" - это не просто организация, охватывающая территорию РСФСР, это организация, охватывающая территорию России, которая больше территории РСФСР. Потому что для нас Россия - это цивилизация.

Я говорил несколько лет назад, будучи в Киеве, например, что киевляне могут так же претендовать на звание русской державы, как и москвичи. Вот для меня, для сибиряков нормальные русские города - это Киев, Москва, Минск и многие другие. И жаль, что у нас произошла в XIX веке путаница с понятиями. Хотя это не путаница, наверное, а злой умысел. Когда мы потеряли название "великоросс" и "Великороссия", когда слово "русский", которое объединяло и украинцев, и белорусов, и великороссов, скукожилось только для великороссов.

И в этом отношении я считаю русским человеком, например, грузинского князя Багратиона, потому что когда он говорил "мы русские офицеры", никто не сомневался, что он говорит правду. Точно так же я считаю выдающимся русским поэтом Осипа Мандельштама, хотя он по происхождению еврей, но он русский человек по культуре, по православию, по другим ценностным отношениям.

Вот поэтому "Российский общенародный Союз". И для "Народной воли" этот принцип сохранен. Мы за то, чтобы держава наша возрождалась, приумножая культуру всех наций, живущих в ее составе.

Владимир Бабурин: Сергей Николаевич, похоже, что вы полностью разделяете политические взгляды таких в прошлом ярых врагов советской власти, как "Народно-трудовой Союз российских солидаристов", НТС. Они мне даже как-то во Франкфурте подарили плакат, где карта в границах Советского Союза, но вся она раскрашена в цвета российского флага белый, синий, красный .

И еще у нас вопросы. Из Петербурга Александр Иванович, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы господину Бабурину задать вопрос. Вот все лидеры партий говорят, что Россию разрушали Горбачев, Ельцин, Путин. Да, они разрушители. Но людям старшего поколения... Вот мне 58 лет. Я сейчас пенсионер. И мне бы хотелось знать, обсуждается ли вопрос: как людям жить, пенсионерам, если хотят повысить пенсионный возраст до 65 лет?

Сергей Бабурин: Вопрос понятен, да. И тут, действительно, главное для нас сегодня в политике - это уйти от страданий и пустых слов по поводу разрушения Советского Союза, а заниматься текущими проблемами наших сограждан, особенно тех, кто, в отличие от Абрамовича или Березовского, не имеет миллионных состояний.

В правительстве, по нашим сведениям, действительно обсуждается проблема повышения пенсионного возраста. Для нас эта тема странная, ибо было бы понятно возникновение этой проблемы в связи с отсутствием рабочей силы, что нам нужно больше людей оставить в системе занятости. Но когда у нас есть безработица, когда у нас достаточно не использованных трудовых ресурсов, то это будет выглядеть как экономия Пенсионного фонда, что является антисоциальной позицией, и просто антигосударственной позицией. Поэтому могу сказать, что сегодня в Государственной Думе такой проект не фигурирует. И в этом отношении, как только, не дай Бог, кто-то вздумает его внести, вот тогда давайте и будем обсуждать, и будем убеждать и правительство, и большинство парламентское в том, что вначале нужно поднять заработную плату в нашей стране до тех стандартов западных, о которых кричат либералы, а после этого уже ставить вопрос перед людьми, что пенсионный возраст может быть изменен. Сегодня я не вижу ни социальных оснований, ни правовых для подобного решения.

Владимир Бабурин: Вопрос, видимо, к пассажу о Сталине. "Господин Бабурин, Адольф Гитлер был патриотом Германии? Геннадий, Москва".

Сергей Бабурин: Я думаю, что он был патриотом Германии в том смысле, как он понимал национал-социализм в Германии. И только поэтому, уверен, он получил, введя в заблуждение немцев, их поддержку в 30-е годы. Обращаю ваше внимание, что ведь в Германии при Гитлере было несколько референдумов, где он получал тот результат, к которому стремился.

И вообще ситуация с Германией и Европой 30-х годов, на мой взгляд, далеко не такая однозначная, как сегодня мы пытаемся рисовать. И победив в 1945 году в Великой Отечественной войне, мы ведь победили не только гитлеровскую Германию. Вместе с Гитлером к нам пришла в тот момент вся объединенная им Европа. И мы победили фашизм, который в тот момент владел всей Европой. Это была действительно страшная битва за наши права и за нашу цивилизацию.

Владимир Бабурин: "Как вы относитесь к тому, что власти не возвращают старикам сбережения, отобранные в 1991 году? Семенов, Санкт-Петербург".

Сергей Бабурин: Власти ведут себя по-воровски. Я не хочу подбирать другое слово. Потому что решения экономического характера во время гайдаровской реформы 1 января 1992 года - это было чистое ограбление страны, прежде всего простых жителей, не только предприятий. Но я надеюсь, что за это ответят все-таки и те, кто это совершил, и государство выполнит свои обязательства, чтобы компенсировать во многом весь тот ущерб, который был людям причинен.

Владимир Бабурин: "Хочу заметить, что нравственные цели возможны к осуществлению только нравственными средствами, иначе нравственные цели обращаются в свою противоположность. Это имеет прямое отношение к партии "Народная воля", средствами борьбы которой был террор". Отвечал уже Сергей Николаевич на этот вопрос.

Сергей Бабурин: Да, клянусь, мы не участвовали в подготовке покушения на государя императора.

Владимир Бабурин: И вопрос с пейджера от Олега Борисовича: "Считает ли он (он - это наш сегодняшний гость Сергей Бабурин) истинно русскими землями, кроме Прибалтики, еще и Кавказ? А также как он относится, как истинный патриот своей земли и родины, к тому, что Путин, отдав два острова, если посмотреть на карту, фактически сдал Хабаровск, потому что они врезаются в Хабаровск?".

Сергей Бабурин: Я считаю, что геополитически граница России проходит по Большому Кавказскому хребту, и это естественная ее граница. Исключение может быть только на побережье, когда в состав России просится и должна входить Абхазия, и, конечно, должно быть восстановлено единство осетинского народа, сегодня разрезанного на две части в связи с этими государственными границами периода большевиков.

Что касается Закавказских государств, я уверен, что мы должны серьезно, принципиально работать с этим регионом, спокойно объявив его зоной наших национальных интересов. Американцы уже сказали, что это зона их национальных интересов. Надо смотреть на это спокойно, но признать ошибочным вывод российских военных баз из Вьетнама и с Кубы, и сказать, что, да, у нас есть национальные интересы здесь, вблизи - это и Закавказье, и Центральная Азия, и Восточная Европа, и они есть вдали. И мы должны защищать наши национальные интересы в Карибском бассейне, в других территориях. Только тогда не залезут вообще к нам в дом, если мы будем сражаться там, на дальних подступах, сражаться словом, делом и экономикой. Это касается и Закавказья в полном объеме. Тем более, когда мы видим, что там формируются русофобские режимы, когда господин Саакашвили, объединяясь с господином Квасьневским и господином Ющенко, формирует кордон против России, Россия не должна ждать, когда ей будут надевать петлю на шею. Нужно сегодня этот кордон разрывать и поддерживать тех, кто настроен к России дружески, и, конечно, прекращать сливать наше сырье по бросовым ценам тем, кто нас оскорбляет и против нас готовит какие-то "желтые" революции.

Владимир Бабурин: К вопросу "желтых" революций я хочу вернуться.

Но сначала дадим нашим слушателям возможность задать вопрос. Мария Николаевна, Москва, добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Я пенсионерка. И я хотела бы продолжить ту тему, которую вы начали раньше, - об ущербе, который правительство постоянно наносит нам, пенсионерам. Вы нас поймите правильно, мое поколение своим трудом создавало все материальные ценности и основные фонды - фабрики, заводы, предприятия, которые сейчас растащили по своим карманам наши олигархи. И поэтому, в общем-то, нам очень обидно, когда в то время, в которое мы трудились и все создавали, бросают камни и нас называют обидным словом "совки".

А мой вопрос вот в чем заключается. Ведь мы из своих зарплат в счет отчислений на содержание пенсионеров теперешнего и будущего времени... определенные проценты отчисляли - 28 или 38 процентов, я не сильна в этих цифрах, не знаю. Но создавался к 1996 году определенный объем в Пенсионном фонде, когда все пенсионеры не бедствовали и получали 120 рублей. И если в метро платили пятачок, то это не очень на карман действовало. Но потом, в 1996 году Чубайс, я считаю, ограбил нас всех, пенсионеров, моего возраста, когда на выборную кампанию Ельцина все оттуда выгребли. И для того чтобы тогда платить пенсионерам, у банкиров брали деньги под огромные проценты - 300-400 процентов. И сейчас, в общем-то, говорить о том, что денег нет никаким образом содержать нас, мы как будто бы захребетники, и сейчас такую монетизацию унизительную затянули, нам просто обидно. Поэтому сейчас весь сыр-бор разгорается.

Владимир Бабурин: Мария Николаевна, понятен ваш вопрос. Частично на этот вопрос мы уже отвечали.

Сергей Бабурин: Прежде всего я хочу низко поклониться вам и вашему поколению, поколению моих родителей. Потому что для нас, для моих друзей и соратников, бесспорно то, что все, чем мы сегодня живем, за счет Россия выстояла в эти 15 лет хаоса, это создано вашим трудом, трудом предыдущих поколений. И, безусловно, социальная справедливость, просто ответственность требует, чтобы это все было учтено. Но власть, пришедшая в нашей стране к зениту своего существования, оказалась лишенной чувства исторической памяти, чувства социального обязательства. И людям сказали, что "мы отвергаем все социалистическое, советское, ничего не признаем". И мы с вами получили систему, которая сегодня вроде бы внешне капиталистическая, а на самом деле гибрид сразу всех формаций, начиная от крепостного права.

Что делать? На мой взгляд, очевидно, такая власть должна уходить. Нам необходимо менять Конституцию, убирая Конституцию, подогнанную лично под Ельцина. Нам необходимо прощаться с правительством Фрадкова, потому что действительно не только закон о монетизации, а полная неспособность управиться с тарифами и жилищно-коммунальными проблемами, решать любые другие... Просто правительство у нас какое-то такое "гениальное", что оно за год дестабилизировало ситуацию в стране. За год сделано все, чтобы прекратить рост производства, обидеть все слои населения. Ну, фантастическое у нас сегодня правительство! И, конечно, мы за то, чтобы формировать ту власть, которая вспомнит о старших поколениях и действительно, прежде всего, обеспечит им прожиточный минимум, не просто прокорм, когда человек сводит концы с концами, лишь бы дотянуть до следующей пенсии, а достойную жизнь.

В этом отношении у нас единство действий с моим коллегой Сергеем Глазьевым. И "Народная воля" подписала соглашение с его движением "За достойную жизнь". И в этом отношении мы будем делать все, чтобы... Ну не понимает нынешняя Дума этого. Давайте требовать досрочных ее перевыборов и формирования того парламента, где не будет тлетворного засилья "Единой России", когда ничего не делается, кроме как то, что разрешено правительством.

Владимир Бабурин: Сергей Николаевич, боюсь, правда, что дискуссия может в сторону уйти, но коротко, потому что много раз мы эту тему уже обсуждали с разными людьми. Действительно, очень тяжелая эта тема старшего поколения, кому сейчас под 70, за 70. Действительно, люди работали всю жизнь. Часто они сюда нам звонят и пишут. И очень часто все-таки происходит такая подмена понятий. Да, все помнят, что проезд в метро стоил 5 копеек, а пенсия была 120 рублей. Но это была минимальная оплата за метро, потом сделали 15. А пенсия была ведь и 20 рублей, и 10, а у колхозников вообще по 5-6 рублей. Да, были у людей на книжках сбережения, иногда несколько тысяч. Они говорили: "Да на эти деньги можно было купить машину". Нельзя было купить машину, потому что не было машин в свободной продаже. Трудно было купить холодильник, телевизор. Понимаете, были деньги, на которые ничего нельзя было купить.

Сергей Бабурин: Это была распределительная экономика, вы правы. Потому что и без этих внутренних напряжений и проблем не возник бы кризис политический в Советском Союзе. Но я думаю, вы согласитесь, была определенная социальная стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Была безопасность на улицах и многое другое, то, что нам нужно сегодня вернуть. Не надо восстанавливать все как было. У нас сегодня другое время и другие критерии оценок - критерии оценок благополучия каждого человека. Но давайте не забывать и о благополучии общества.

Вот почему мы были против закона о монетизации, мы говорили: "Не трогайте ветеранов войны, не трогайте те поколения, которые жили, сформировались в той системе ценностей и координат, которая отвечала критериям советской власти". Тем более ведь правительство имело возможность обеспечить все эти льготы и в этом году, и в предыдущем, но не захотело. Зачем нам откладывать неизвестно для чего стабилизационный фонд в ожидании кризиса и дефолта, вместо того чтобы сегодня решить проблемы, те, которые мы должны были решить?! А эти деньги там ведь опять будут обесцениваться. Тем более, американская валюта... Что мы подпитываем Штаты эти?! В общем, здесь много проблем, которые говорят о социальном и экономическом кризисе.

Владимир Бабурин: В России сейчас все дорожает, только доллар дешевеет.

Сергей Бабурин: Да, это точно.

Владимир Бабурин: И еще один звонок из Москвы. Александр Дмитриевич, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня к Сергею Бабурину вопрос. Вы знаете, я, в принципе, будучи за Глазьева, и за вашу партию голосовал. И не только, но и родственники, весь дом за вас проголосовал. Потому что Александр Дмитриевич Жуков, мы за него три года голосовали, и это был достойный кандидат наш. А теперь мы просто в недоумении. Депутаты не помогают решить ни один вопрос. В частности, вот такой вопрос. Например, Путин обещал по автогражданке решить вопрос для пенсионеров. Ничего не сделано. Как было, так и пошло.

Владимир Бабурин: Обещал Путин, а вы спрашиваете с Бабурина.

Слушатель: Но знают ли они? Бабурин в Думе сидит, он же знает.

И знает ли Бабурин о том, почему сейчас у всех пенсионеров такие низкие пенсии? Потому что вся заработная плата на всех предприятиях выплачивается только 50 процентов. Об этом знает Кудрин, знает Путин? Наверное, все знают, и депутаты знают, что в конвертиках 50 процентов дают, с которых налоги не снимают. Налоги не платят на всех предприятиях. В частности, можете проверить и предприятие, на котором я работал много лет, более 40 лет.

Вот сейчас был затронут вопрос по атомным станциям и можно ли назначать директором Ипатова. Вы знаете, я не знаю лично Ипатова, но я на многих атомных станциях бывал и вообще с каждым директором разговаривал. Я знаю, что это очень уважаемые и грамотные люди, очень ответственные. Они боятся не только за себя, но и за каждый город, за весь район, за всю страну. Вот директор Ленинградской атомной станции, например... я у них бывал, так они даже меня своей медалью наградили. Но говорят: "Вы плохо делаете приборы". Я говорю: "А почему?". Потому что не было нам из чего делать. Выбора при советской власти не было. Не было радиоэлементов, которые были бы очень надежными.

Владимир Бабурин: Александр Дмитриевич, понятна ваша позиция.

Сергей Николаевич, вы будете как-то комментировать?

Сергей Бабурин: Я хочу сказать, что, может быть, Путин обещал, но делать это должны парламентарии, прежде всего парламентское большинство. "Единая Россия" волокитила и волокитит вопрос по автогражданке уже, на моей памяти, год. И ничего пока не удается сделать. Хотя мы вроде бы убедили их в бессмысленности и просто в опасности, в безответственности того, что происходит. Поэтому я надеюсь, что эти обещания, как вы говорите, и Путина, и "Единой России" будут выполнены. Мы к этому приложим все усилия.

И хочу продолжить ваши слова о серьезности и, действительно, большом потенциале тех людей, которые работают у нас в атомной энергетике, и я думаю, не только в Саратовской и в Ленинградской областях. Это действительно одна из наиболее сегодня для нас перспективных отраслей. Могу сказать, что сегодня через три, по-моему, или четыре часа после нашей передачи я должен выехать в аэропорт и лететь в Тегеран во главе нашей парламентской делегации и побывать на Бушерской атомной электростанции, которую наша страна строит в Иране.

И я рад, что мы сотрудничаем с такими странами, как Иран, несмотря на все внешние давления и диктаты, с кем нам работать, а с кем не работать. Потому что пока у нас есть возможность расширять число партнеров, экономические связи, мы должны это делать - это увеличивает число рабочих мест у нас, благосостояние у нас. И в этом отношении давайте будем действительно улучшать стандарты сегодняшние. И вы правы, что тогда многого не было и в приборах, и особенно, конечно, потребительские товары были гораздо меньшего ассортимента. Ну, будем делать эффективную экономику при полной защите нашего собственного производства, а значит, и простого человека в нашей стране.

Владимир Бабурин: Сергей Николаевич, хочу я все-таки вернуться к вопросу, который мы уже затрагивали. Вы называли имена господина Ющенко, господина Саакашвили, говорили о том, что Абхазия фактически должна войти в состав России, что...

Сергей Бабурин: Для начала получить независимость. Это давно надо признать.

Владимир Бабурин: ... что две Осетии должны объединиться. Сейчас многие предполагают, что на пространстве СНГ грядет еще одна, на этот раз "желтая" революция - выборы в Молдавии. В Кишинев уже съездили и господин Саакашвили, и господин Ющенко. И есть такая заноза в отношениях между Молдавией и Россией в первую очередь, как Приднестровская Молдавская республика. Как вы полагаете, здесь ситуация, похожая на Абхазию?

Сергей Бабурин: Нет, ситуация в Молдавии, которая состоит сегодня из двух государств - из Молдовы и Приднестровской Молдавской республики, не напоминает ни Украину, ни Абхазию, ни Грузию. Там не нужно "желтых" революций. Там господин Воронин и без всякой революции сейчас переизберется и станет верным сателлитом тех же, с кем сегодня работает Ющенко и Саакашвили. И не случайно он сегодня пытается нагнетать страсти вокруг Приднестровья и бряцать оружием. Конечно, мы должны сделать все, чтобы не допустить возникновения там военного пожара. Это просто в XXI веке для нас было бы срамом и трагедией.

А что касается политического влияния, Россия, к сожалению, на мой взгляд, недостаточно работала не только на Украине, но и в Молдове. И на сегодняшний день господин Воронин ориентируется только на западные указания. Ну что ж, там, где мы плохо работаем, где мы не поддерживаем друзей, крепнут наши недруги, что мы и имеем в Кишиневе. Может быть, даже Воронин не стал был таковым, если бы Россия имела внятную внешнюю политику на просторах бывшего Советского Союза - то, чего мы требовали от Ельцина, то, что даже сегодня при Путине существует только в каком-то зачаточном состоянии. Может быть, уроки Украины 2004 года научат хоть чему-нибудь нас. По крайней мере, я пытаюсь на всех уровнях власти - и в парламенте, и в правительстве, и в администрации президента - эту позицию отстаивать, и надеюсь, что мы к этому придем, что Россия вернется со своим авторитетом и влиянием на все ранее занимаемые рубежи.

Владимир Бабурин: Очень много вопросов на пейджере о России и Белоруссии. И, как вы видите, создание союзного государства... Вообще, возможно ли оно?

Сергей Бабурин: Для меня вопрос тяжелый, поскольку в течение всех первых четырех лет, с 1996 по 2000 годы, я был председателем комиссии по формированию союзного государства. Жалею, что с 2000 года процесс фактически остановился. На мой взгляд, вина и на белорусской, и на российской сторонах. Но шанс у нас еще есть. Единственное что требуется - это соединить волю народа и волю политического руководства. На сегодняшний день народ, искренне стремившийся объединиться и с той стороны границы, и с этой, чувствует себя обманутым, потому что политики, сотрясая достаточно долго воздух, ничего внятного не сделали ни по единому союзному гражданству, ни по равенству жилищных и трудовых прав жителей Белоруссии и Российской Федерации. Ну, здесь, я считаю, все-таки основной потенциал - это Россия, поэтому и с нее первый спрос. Мячик на ее стороне. Инициатив со стороны России по стремлению объединиться с Белоруссией в последнее время я, например, нигде не вижу.

Владимир Бабурин: И еще один звонок у нас из Московской области. Станислав, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Вопрос Сергею Бабурину. Вот чем я больше слушаю ваши рассуждения, тем больше мне хочется, как Станиславский, крикнуть "Не верю!". Сергей, нет крика души. К примеру, вы говорите: "Мне странно слушать рассуждения нашего правительства о том, что нужно повысить пенсионный возраст". Да не странно это слушать, а кричать надо с трибуны: "Господа, что вы делаете?!". Средняя продолжительность жизни мужчин 59 лет. И конкретный вам вопрос. Если вы радеете за нашу экономику, что мешает нашим депутатам вызвать Фрадкова на ковер и сказать: "Сколько еще вы будете вкладывать деньги в западные банки? Почему вы не вкладываете в нашу российскую экономику?"?

Сергей Бабурин: Хороший вопрос. Я рад вашей эмоциональности. Может быть, таких людей станет больше. Что касается криков с моей стороны, то я перестал кричать достаточно давно, видя, что большинство тех, кто слушает, остаются сидеть на кухнях. Это было в 1991 году, когда нас не поддержали в защиту Советского Союза. Нас было только 6 человек в Верховном Совете, выступивших и проголосовавших против ратификации и разрушения Советского Союза. Когда нас не поддержало большинство даже москвичей в 1993 году, и господин Ельцин "расстрелял" из танков Верховный Совет. Поэтому когда вы говорите, что надо кричать... Криком ничего не сделать. Надо иногда, стиснув зубы, молча идти к поставленной цели.

Вот сейчас то, о чем мы с вами говорим, это штрихи единой глобальной проблемы - сохранение и выживание нашего народа. Политические партии родились и умрут, но ведь и наш народ уже близок к тому, чтобы исчезнуть с политической карты. Вы ведь правы, что демографически мы идем просто под откос.

А что делает, например, наше правительство? Я внес конкретный законопроект. Может быть, вы читали шутливую, ироничную статью по этому поводу в "Независимой газете". Я внес законопроект о детских пособиях единовременных, но значительных при рождении третьего, четвертого и пятого ребенка, когда я предложил, что на семью в таком случае государство должно выплачивать 200 тысяч рублей, чтобы особенно молодая семья имела возможность улучшить свое жилищное положение, решить другие проблемы. Правительство уже высказалось против. Законопроект будет скоро рассматриваться. Аргумент один: у господина Бабурина, с их точки зрения, слишком завышен размер детского пособия, который ведет, как они пишут, "к паразитическому образу жизни неработающих родителей и росту асоциального поведения". Страна исчезает, нам нужно заинтересовать людей, чтобы детей было больше, чтобы численность росла, а мне говорят, что высокое детское пособие приведет к тому, что люди перестанут работать. Ну не абсурд ли?!

Но мы делаем это кропотливо. Важно ведь не кричать, а важно сделать дело. И если вы готовы нам в этом помогать, присоединяйтесь.

Владимир Бабурин: Я же говорил, дискуссия возникнет, когда мы говорили о том, что было, а чего не было при советской власти. Просто вот без комментария. "Не передергивайте факты (это мне), при советской власти метро никогда не стоило более 5 копеек". Ну стоило, стоило! Не хотят люди этого помнить.

Сергей Бабурин: Ну, это уже тогда, когда советская власть уходила в прошлое, я тут с радиослушателем согласен.

Владимир Бабурин: И последний вопрос. Сергей Николаевич, Москва. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Сергей Николаевич, собирается ли Государственная Дума корректировать 122-ой закон?

Сергей Бабурин: Собирается. Многие коррективы правительство уже сделало даже без Государственной Думы. И достаточно многочисленные поправки сегодня обсуждаются. Порядка 2 тысяч поправок. Они внесены депутатами, правительством, субъектами Федерации. Какие пройдут, гадать не буду. Поживем - увидим. Я надеюсь, что это будут изменения на пользу большинства жителей, а не чиновников.

Владимир Бабурин: И вот вопрос от человека, который интересуется: "Если Рогозин или вы станете президентом, возьмете ли вы в правительство Болдырева?". Вопрос из Санкт-Петербурга.

Сергей Бабурин: Я думаю, что это преждевременная тема. Но если говорить о правительстве как таковом, вот сегодня у патриотических сил эта тема начала дискутироваться, и, возможно, будет формироваться своего рода теневое народное правительство для того, чтобы сообща разные партии могли бы предлагать альтернативы тому, что делает правительство сегодня, вот то, которое находится на авансцене. И я уверен, что в таком правительстве место Болдыреву может быть найдено, как профессионалу и человеку, уже понимающему, что происходило и происходит в стране.

Владимир Бабурин: Я бы, конечно, задал бы вопрос: если бы Рогозин стал президентом, взял бы он в правительство Сергея Бабурина...

Сергей Бабурин: Только не надо отождествлять нас с Рогозиным и с его партией "Родина".

Владимир Бабурин: Не будем мы внутрипартийными делами "Родины" здесь заниматься.

XS
SM
MD
LG