Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В студии - руководитель подкомитета по финансовому контролю Николай Гончар


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[22-03-05]

В студии - руководитель подкомитета по финансовому контролю Николай Гончар

ВедущийВладимир Бабурин

Владимир Бабурин: В гостях в студии Радио Свобода сегодня депутат Государственной Думы России Николай Гончар. Он руководит подкомитетом по финансовому контролю, бухгалтерскому учету, аудиту и взаимодействию со Счетной палатой. Только двум независимым депутатам нынешнего состава Государственной Думы - нашему сегодняшнему гостю Николаю Гончару и еще Михаилу Задорнову - депутаты из "Единой России" доверили руководство подкомитетами палаты. Всеми остальными подкомитетами, а уж тем более комитетами "Единая Россия" предпочитает руководить самостоятельно.

Николай Николаевич, сейчас перерыв в пленарных заседаниях Думы и избиратели встречаются со своими депутатами. Вы, я знаю, как депутат от Москвы, от Центрального округа как раз в эти дни проводите встречи с избирателями. А вот меня всегда интересовало (может быть, вы знаете), а чем занимаются депутаты, у которых вовсе нет избирателей, которые были избраны по избирательным федеральным спискам, причем до конца этих списков не дочитали, я думаю, даже люди, которые, я имею здесь в виду журналистов, которые занимаются проблемой выборов, и, вероятно, кроме членов избирательных комиссий, просто их никто не знает. А я хочу напомнить, что список "Единой России" возглавляли совсем не те люди, которые представляют эту партию в нижней палате российского парламента. И число отказов было, во-первых, очень большим - несколько десятков человек, а потом это все были люди известные - Лужков, Шойгу, десятка полтора губернаторов. Вот как они проводят это время, вы не знаете?

Николай Гончар: Я думаю, что и Лужков, и губернаторы, если речь идет о них...

Владимир Бабурин: Нет, я имею в виду депутатов.

Николай Гончар: Губернаторы занимаются своим делом. Я не уверен, что они занимались своим делом, когда принимали участие в политической кампании одной из политических партий, ну, это отдельный разговор.

Хочу обратить ваше внимание на то, что депутаты-списочники, в любом случае, входят в какой-то региональный список. И привязка к регионам, тем не менее, есть. Это касается не только "Единой России", но и Компартии, и "Родины", и ЛДПР. И в зависимости от того, какова позиция руководства партии, до какой степени жестко оно отслеживает связь региона с теми, кто проходил по этому региональному списку, они там бывают, и вопросы там иногда решают. Повторяю еще раз, я голосовал против данного законопроекта.

Я считаю, что депутат-одномандатник нужен обязательно. И поэтому не только в неделю, которая называется "работа в округах", но и вообще каждую субботу провожу встречи со своими избирателями с 12 до 14, как правило, по районам. А вторую и последнюю среду каждого месяца веду прием населения.

Владимир Бабурин: Ну вот, похоже, что вопрос-то уже решен - уже в следующем составе Государственной Думы депутатов-одномандатников не будет. То, что предлагают ваши оппоненты - депутат должен непременно представлять какую-то партию, за ним должна стоять реальная сила, депутат-одиночка ничего решить не может? Те, кто представляют одномандатные округа, как вы, и еще несколько известных депутатов - Владимир Рыжков, Михаил Задорнов, излагают свою точку зрения, что только у депутатов-одномандатников может быть постоянная, хорошая связь со своими избирателями, и только депутаты-одномандатники могут конкретно знать мнения и чаяния своих избирателей. И, наконец, мнение третье (уж не знаю, кому оно принадлежит - вашим оппонентам или вашим союзникам), что при нынешнем положении вещей, когда "Единая Россия" практически узурпировала власть в нижней палате парламента, когда часть депутатов, избранных по одномандатным округам, вступили в "Единую Россию" и в эту фракцию, обеспечив ей конституционное большинство, так вот, депутаты, которые остаются гордо независимыми, они лишь только декорируют нынешнюю власть, создавая некий образ действительно гласности, демократии и возможности конфликта мнений в Государственной Думе.

Николай Гончар: Главная работа моя, как депутата-одномандатника, - это работа в избирательном округе, и не только в моем округе, но и во многих других округах. Депутат Государственной Думы, избранный по одномандатному округу, становится единственной возможностью для очень большого количества граждан, избирателей апеллировать к власти. Не секрет, что многие депутаты-члены Законодательных собраний субъектов Российской Федерации прошли в это Собрание благодаря поддержке и исполнительной власти, которой, по идее, должны оппонировать, возражать. Они прекрасно понимают, что если, скажем, депутат Московской городской Думы прошел по списку Лужкова, вы можете себе представить, что он на действия Лужкова пошел депутатский запрос в прокуратуру. Возможно это?

Владимир Бабурин: Я не могу себе даже представить, что он при тайном голосовании "против" проголосует.

Николай Гончар: Вы близки к реальному положению дел. Итак, депутат Государственной Думы - одномандатник становится единственной возможностью апеллировать к власти в случае произвола региональных исполнительных властей. Касается ли это уплотнения застройки, скажем, в Москве - вопроса, в котором совершенно конкретно заинтересованы должностные лица исполнительной власти: как уплотняется застройка в Москве. Почему игнорируются законные возмущения граждан, живущих в близлежащих домах, вам, наверное, понятно, и радиослушателям тоже.

Поэтому мне кажется, что ликвидируют нас, как класс, не случайно.

Владимир Бабурин: Я совершенно согласен с тем, о чем вы сейчас говорили, сказали только что о роли одномандатника как противовеса, как единственного человека, который может сказать "против". Тогда действия властей лично мне абсолютно понятны. Так как тогда депутаты-одномандатники ни в коем случае в эту строящуюся, и уже почти построенную вертикаль никак не вписываются и должны быть уничтожены, как класс.

Николай Гончар: Ну, повторяю, что и происходит. Хочу обратить ваше внимание на следующее. Логика тех, кто ставил вопрос о необходимости перед выборами определить позицию каждого претендента на место депутата Государственной Думы Российской Федерации, понятна. И, кстати говоря, тот факт, что многие одномандатники, которые избирались, скажем, от "Родины", а потом оказались в рядах "Единой России", а может быть случай и наоборот. Ну, вспомните, "Народная партия", она выступала как оппонент "Единой России", а потом все избравшиеся под ее знаменами одномандатные депутаты (а там избирались только одномандатные депутаты) стройными рядами вошли в "Единую Россию". Возникает вопрос: а не обманули ли они своих избирателей? "Я избиратель, я проголосовал потому, что вы декларировали свою позицию "против", а вы вдруг встали "за". Меня спрашивают: "Почему вы не входите ни в какую фракцию, ни в депутатскую группу?". Да потому, что я перед выборами говорил, что я человек, не входящий в эти фракции и в эти партии, и, может быть, поэтому за меня проголосовали и те, кто голосовал по списку за коммунистов, и те, кто голосовал за "Единую Россию". Но они проголосовали за меня такого. И менять свою позицию и свой статус после выборов я считаю неприличным.

Владимир Бабурин: И у нас звонки. Город Глазов, Удмуртия. Александр, здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Мне бы хотелось все-таки узнать, какой-то шум постоянно Караулов нагнетает по Явлинскому с этим Сахалинским шельфом.

Владимир Бабурин: Караулов, Явлинский, Сахалинский шельф.

Николай Гончар: Я не видел этой передачи Караулова. Но я могу предположить следующее. Очевидно, речь идет о законе о разделе продукции, в соответствии с которым и осуществлялось освоение Сахалинского шельфа: проекты "Сахалин-1" и "Сахалин-2". Действительно, этот законопроект был подготовлен в первой редакции рядом депутатов - членов фракции "Яблоко". И хочу сказать, что в предыдущей Государственной Думе этот закон активно менялся. И я считаю, что те изменения, которые были внесены, а часть изменений вносил я, они пошли на благо России.

Владимир Бабурин: Еще один вопрос из Москвы. Эвелина Григорьевна, вы в эфире. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Николай Николаевич, я жительница Центрального округа, и хотела бы узнать у вас, где и когда будет очередная встреча с избирателями в ближайшее время. И если можно, адрес вашей приемной и часы приема.

Николай Гончар: С удовольствием. Следующая встреча - в ближайшую субботу. Среднетишинский переулок, 5/7, Дом культуры имени Серафимовича. С 12 часов. Приемы населения: ближайший - 30 марта, Фурманный переулок, дом 13, с 18.00. Телефон: 263-87-70. Прием длится до тех пор, пока не уйдет последний пришедший на прием. Иногда это бывает до 22 часов, а иногда и до 00.30.

Владимир Бабурин: Вот Раиса Николаевна вам возражает. "Депутатов-одномандатников в Израиле нет, а разве они для себя будут желать худшего?".

Николай Гончар: Вы знаете, вот какая ситуация. Я еще раз повторюсь, я понимаю логику тех, кто считает, что перед выборами кандидат в депутаты обязан сформулировать свою политическую позицию. Потому что основной объем вопросов, решаемых в Государственной Думе, - это вопросы федерального масштаба. Хотя я смутно представляю себе, как человек, не работающий реально в округе, может себе представить последствия введения, скажем, 122-го закона, радикально меняющего всю систему социальной защиты населения. Так вот, если человек не работает в округе, он не может представить себе, что за три месяца перестроить систему невозможно. А тот, кто работает в округе, знает, скажем, пропускную способность пенсионных отделов и многое-многое другое.

Теперь далее. Только вопрос в том, что эту благую идею можно было иначе реализовать. Допустим, депутат-одномандатник может выдвигаться в округе только политической партией. Пожалуйста. Но люди должны знать, за кого они голосуют. На сегодняшний день, если вы не удовлетворены ситуацией, вы можете проголосовать против того, кто сегодня был вашим депутатом. Но понятно же, что избирая по партийному списку номер 143, вы голосуете за кота в мешке.

Владимир Бабурин: Скажите, пожалуйста, вот в сегодняшней Думе, где абсолютное большинство у "Единой России", какие шансы у депутата-одномандатника довести свой законопроект до закона? Давайте не будем далеко ходить за примерами. Вот сидит депутат Николай Гончар, есть у него законопроект о парламентском расследовании. Ну и где этот закон?

Николай Гончар: Этот закон прошел первое чтение в прошлом составе Государственной Думы, а сейчас профильный комитет принял решение рекомендовать Государственной Думе отклонить его. Не буду вдаваться в причины, но хочу сказать, что (еще раз повторяю) основная работа одномандатного депутата в его округе. Нужно это или нет - это решать избирателям. Я считаю, что это необходимо на сегодняшний день. После перехода на исключительно партийный списочный принцип формирования Государственной Думы, прямо хочу сказать, работы в округах практически, с моей точки зрения, не будет. Нужно это или нет - другой вопрос. Хотя, обратите внимание, в Государственной Думе по действующему законодательству, по тому, как она избирается, 225 депутатов должно быть одномандатных. Львиная доля всех одномандатников вошла в те или иные фракции. Причем вовсе не обязательно, повторяю, что это соответствовало их политической предвыборной программе.

Владимир Бабурин: А львиная доля львиной доли - в "Единую Россию".

Николай Гончар: А львиная доля львиной доли - в "Единую Россию". В том числе в "Единую Россию" вошли те, кто яростно критиковал ее, борясь с конкурентом от "Единой России".

Владимир Бабурин: Я все-таки еще раз хочу вернуться к своему вопросу. Насколько это исключение или правило, что законопроект, который предлагается депутатам-одномандатникам, до стадии закона не доходит.

Николай Гончар: Вы знаете, я должен быть объективен, все зависит от качества закона. Если закон сделан профессионально грамотно, у него есть перспектива быть доведенным до логического конца, то есть до принятия. А если закон не профессиональный, то такова его судьба. Хочу подчеркнуть, что когда принимается закон, а его рассматривает на стадии законопроекта правительство и обязательное заключение по подавляющему большинству вопросов, ничего удивительного в этом нет, и это нормально. Администрация президента. И потом президент ставит свою подпись. Совет Федерации. И здесь больше внимания обращается на профессиональное содержание текста.

Владимир Бабурин: Звонок из Омска у нас. Виктор, добрый день, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, у меня два к вам вопроса. Первый. Как вы считаете, может быть, Государственную Думу следует перестроить по какому-то другому образцу работы? Допустим, был советский принцип неплохой, пусть будут те же партии и так далее.

И второй момент, может быть, он покажется вам нескромным. А вообще, какова ваша зарплата и льготы? Всего хорошего!

Николай Гончар: Заработная плата: аванс - 7 тысяч, зарплата - порядка 30, - примерно 40 тысяч. Бывают премии иногда. Льготы... Скажем так, у рядового депутата из тех льгот, которые я знаю, - это мобильный телефон, который оплачивает Государственная Дума.

Владимир Бабурин: В метро можете бесплатно ездить.

Николай Гончар: Нет, не могу.

Владимир Бабурин: Уже не можете?

Николай Гончар: Уже не могу.

Владимир Бабурин: До недавнего времени еще могли, как я помню. Правда, никогда в жизни не встречал депутата в метро. Нет, один раз.

Николай Гончар: Вы знаете, вы могли бы меня встретить позавчера, позапозавчера и так далее. И в большинстве случаев, если речь не идет о позднем вечере, добираться до Государственной Думы на метро значительно быстрее, чем стоять в пробках.

Владимир Бабурин: Еще один звонок из Саратовской области. Владимир Павлович, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Николай Николаевич, будьте добры, взгляните вот на такую идею своим взором. Что, если в пику тому, что предлагается уничтожить совсем одномандатные округа, напротив, построить выборы в Думу только лишь по одномандатным округам, упразднив вообще представительства партии как таковые? То есть не уничтожить партии - пусть люди объединяются во что хотят, а не допускать их до выборов. И плюс к одномандатным округам еще добавить выборы... ну, как бы вспомнить такой термин - "по сословиям". Вот не кажется ли вам, что сословное представительство будет намного более демократичным, чем существующие сейчас в Думе?

Николай Гончар: Не готов сходу ответить на такой вопрос. Подумать надо. Но хочу вам сказать так. Переход на сословный принцип противоречит Конституции Российской Федерации, вне всякого сомнения. Стоит или не стоит менять Конституцию Российской Федерации, вводя в нее сословия и соответствующую градацию граждан по их правам... потому что если мы не будем вводить сословия и при этом указывать, у кого и какие права, то тогда не очень понятен смысл. А если мы будем это делать, мы будем ставить под вопрос конституционный принцип равенства граждан, перед законом в частности. А выборы - это реализация закона о гарантиях избирательных прав граждан.

Владимир Бабурин: Честно говоря, я плохо понимаю, что такое в сегодняшней России сословия. Я даже не очень хорошо понимаю, что такое партия, а уж сословие...

Николай Гончар: Подождите, задал человек вопрос, и мы на него отвечаем. Это первое.

Теперь второе. Я поддержал бы предложение о том, что все 450 депутатов Государственной Думы должны избираться по одномандатным округам. Но, конечно, нельзя запрещать политическим партиям... более того, я считаю, это всячески надо поддерживать, и выдвигать кандидатов от политических партий. В чем здесь смысл? Повторяю, смысл глубокий. Представьте на секунду, выдвинуло на выборах одномандатного депутата "Яблоко", поддержало его. И он взял на себя обязательства, хотя бы тем, что согласился с этим выдвижением, поддерживать политическую позицию "Яблока". А потом, после того, как он избрался, а "Яблоко" в Государственную Думу не вошло, или СПС, он вдруг примкнул, скажем, к "Родине". Согласитесь, кто-то должен, обязан сказать ему, что "уважаемый депутат Иванов, ты ведешь себя неприлично политически". Эта политическая партия, которая обеспечила ему поддержку и которая должна его контролировать, как он выполняет то, подо что получил поддержку партии. Поэтому участие партий в политическом процессе необходимо. Они для этого и создаются. Если не для этого, то для чего?!

Владимир Бабурин: "Господин Гончар, почему я каждый месяц в 2005 году должна терять 450 рублей за соцпакет, которым я не могу воспользоваться, а депутаты Государственной Думы за санаторно-курортное лечение получают по 25 тысяч рублей? Они что, беднее нас? Тамара Петровна, Санкт-Петербург".

Николай Гончар: Вы не должны этого делать. Насчет того, почему вы теряете соцпакет - милости просим, рабочий телефон я назвал. Позвоните, и я помогу вам разобраться.

Что касается санаторно-курортного лечения депутатов Государственной Думы, ну, может быть, потому, что я летом отдыхаю в Крыму, мне, например, пользоваться деньгами Государственной Думы ни разу не приходилось. Ну, может быть, повторяю, это другое государство - Украина. И тот, кто хочет поехать в Крым, покупает путевку за свой счет.

Владимир Бабурин: И еще один вопрос, скорее даже утверждение. "Больше ни в каких ваших депутатских играх участвовать не собираюсь, и буду агитировать, чтобы никто на ваши выборы не ходил. Александр Добрый".

Николай Гончар: Это право любого избирателя - в любой форме принимать участие в предвыборной кампании. Точка зрения, и ее нужно уважать.

Владимир Бабурин: И еще один вопрос, но я никак не могу найти это сообщение на пейджере, постараюсь его на память воспроизвести. "Господин Гончар, как вы полагаете, избирателей трех областей России так ничему и не научил 122-ой закон?". Я думаю, что имеются в виду выборы, которые сейчас прошли в трех регионах, где "Единая Россия", если и не сохранила свои позиции, то все равно где-то одержала победу, в одной из областей одинаково пришла с коммунистами. Я думаю, что я правильно понимаю, о чем пишет наш слушатель на пейджер. По сравнению с думскими выборами декабрьскими, "Единая Россия", конечно, потеряла значительно количество голосов, но все равно в региональных, областных парламентах именно "Единая Россия" продолжает иметь большинство. Был я уверен, что никак нам без 122-го закона не обойтись.

Николай Николаевич, я знаю, что вы тоже проводили расчеты, и насколько я знаю, разделяете такую точку зрения, что исходная идея заменить натуральные льготы деньгами и в полном объеме компенсировать все затраты - идея правильная, но вот вы и еще некоторые экономисты, и некоторые аудиторы Счетной палаты считали, и уже тогда, до голосования пришли к выводу, что денег не хватит, сказали об этом вслух, вас не услышали - и получилось то, что получилось.

Николай Гончар: Два вопроса очень разных. Первый - результаты выборов. Второй - 122-ой закон.

По 122-му закону. Идея действительно абсолютно правильная. Хотите получать льготы - получайте льготы. А если вы не можете их получить объективно - вы живете в селе в Тульской области, и бесплатный проезд на автотранспорте для вас абсолютно не актуальная проблема, но вы точно так же воевали на фронте, точно так же имеете льготы - и вам дается право получить то, что получает горожанин в форме бесплатного проезда деньгами. И вы имеете на это право. И это справедливо. И это нужно было сделать. Вопросов здесь нет.

Вопрос-то ведь в другом: до какой степени соответствует тот размер выплат тем возможностям, которые у вас были до перехода на 122-ой закон? Вы что, на те деньги, которые сейчас предоставляются, можете получить весь тот объем благ, если вы их могли получить ранее? Ну, конечно же, нет.

И второе. Просто физически невозможно было реализовать этот закон нормально в те сроки, которые были в законе предусмотрены. К сожалению, особенно среди тех членов правительства, которые этот закон готовили, не было никого, кто работал бы в самом близком к населению звене управления - в районном звене. Тот опыт, скажем, который был у меня, - я работал председателем Бауманского райисполкома города Москвы - подсказывал мне, что невозможно даже в утроенные сроки сделать то, что там записано без срывов, без возмущения. Вот отсутствие такого практического опыта прежде всего привело к тому, что получилось.

Третье. Вы обратите внимание, мы же закон ввели и одновременно всю страну на 10 дней на каникулы распустили. Ввести в нашей стране, при нашем состоянии инфраструктуры, при нашей дисциплине в самый тяжелый с этой точки зрения период 10-дневные каникулы - было очень рискованным решением. Я, скажем, голосовал категорически против этого. В том числе и потому, что понимал, с 1 января вступил в силу этот закон, а те, кто должен им заниматься, будут 10 дней думать, чем бы им себя занять вне стен их учреждений. Ну ладно.

Но теперь отдадим должное, что система отреагировала на то возмущение, которое люди проявили, достаточно быстро, и услышала по смыслу, по содержанию те возражения, которые пришли. Говорят, что и нельзя было не услышать. Да ладно. Первоначально-то была идея - полный мораторий на информацию по этому вопросу, ну и где надо ОМОН применить. А на самом-то деле нужно низко, в пояс поклониться тем, кто в Химках первый раз вышел и перегородил дорогу. Быстро получили сигналы обратной связи, быстро - за 9 дней. И, давайте прямо скажем, многое исправили. Хотя до конца последствия устранить, с моей точки зрения, в этом году не удастся. И следующее потенциальное напряжение - это начало летнего сезона - поездки на дачные участки.

Теперь, что касается "Единой России". Я считаю, что тот результат, который сейчас получила "Единая Россия"... а у меня есть все основания считать, что ни о каких махинациях в ходе подсчета голосов речь не шла. У меня есть основания так считать. Так вот, это, с точки зрения той ситуации, которая сложилась в связи с 122-ым законом, невероятная победа "Единой России", результат, который немногие аналитики предсказывали.

Причины. Как ни ругают "Единую Россию", большинство избирателей считают, что единственный способ изменить ситуацию - это повлиять на "Единую Россию".

Владимир Бабурин: Вот тут с пейджера в дополнение спрашивают. "Я слышал, как ругают партию "Единая Россия" и собираются все равно голосовать за нее. Как это понять?". Вот вы уже начали объяснять, как это понять.

Николай Гончар: Это единственная на сегодняшний день политическая сила, которая в силу расклада количества голосов, которые есть в парламенте, взаимоотношений ее с правительством и с президентом способна реализовать собственные решения. И на сегодняшний день избиратель считает, что эту политическую силу можно повернуть лицом к себе, включив в ее состав тех людей, которые пользуются и у избирателя авторитетом, и которые оглядываются на мнения избирателей.

Я вам скажу вот что. С моей точки зрения, в ближайшее время в "Единой России" произойдут значительные качественные изменения. Избиратель не просто на это надеется, он хочет это сделать. Я посмотрел, как менялся первоначальный, от наметок состав кандидатов до того, с чем "Единая Россия" вышла на выборы. Там очень и очень сильно поменялись люди.

Владимир Бабурин: Это вы имеете в виду последние региональные выборы?

Николай Гончар: Конечно. И руководство "Единой России" поняло, что бегать только на выборы с портретом Путина невозможно, не нужно, вредно - это уже дорогого стоит. А еще то, что скорректировали состав представителей, кандидатов от "Единой России", тоже очень много значит.

Владимир Бабурин: Два вопроса у нас из Санкт-Петербурга. Александр Анатольевич, пожалуйста, вы в эфире. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Поясните, пожалуйста, господин Степашин, заступая в 2000 году на должность руководителя Счетной палаты, обещал по поводу 1998 года, дефолта навести полную ясность и разобраться с кем положено.

Владимир Бабурин: Все понятно. Это вам вопрос, как руководителю подкомитета по взаимодействию со Счетной палаты, я думаю так.

Николай Гончар: Да в общем, Степашин свое обещание и сдержал. И с теми, кто был причастен к дефолту, точнее, с причинами дефолта разобрались. Ваш покорный слуга принимал в этом посильное участие. Может быть, кто-то помнит историю, скажем, с компанией "Фимако", благодаря которой, этой истории, в значительной степени удалось изменить закон о Центральном банке. И сделали-то главное, и в этом заслуга Степашина в том числе, - добились изменения законодательства таким образом, чтобы ситуация не повторилась. Я считаю, что Степашин свои обещания выполнил. Может быть, он, как принято говорить, недостаточно "отпиарился" по этому поводу, но по содержанию то, что сделала Счетная палата, и то, что сейчас делает, в значительной степени помогает предотвратить возможные будущие дефолты. Теперь уже невозможные.

Владимир Бабурин: Еще один звонок из Санкт-Петербурга. Надежда, пожалуйста, вы в эфире. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса. Полностью прослушивали ли вы, Николай Николаевич, и Дума Степашина по поводу анализов приватизации, и какие там выводы? Ну, наверное, этому целую передачу надо посвящать.

И второе. Скажите, пожалуйста, я понимаю, что положение о квоте есть, когда вы голосуете, но когда, извините, там больше чем половина зала пустует, и нажимают только кнопки, когда, наверное, две должны быть причины отсутствия депутатов - либо его болезнь, либо что-то случилось в округе, а вот мы наблюдаем вообще бардак. Спасибо.

Николай Гончар: Пожалуйста. Итак, в силу партийной дисциплины в случае, если принимается консолидированное решение, в каждой фракции есть уполномоченные на то люди, которые голосуют так, как решали фракция, вне зависимости от того, есть депутат в зале или нет. Если будут показывать зал, посмотрите на галерку - я сижу на самом последнем ряду. И в силу этого мой сосед - коллега Невзоров, ваш санкт-петербургский депутат...

Владимир Бабурин: А тут, кстати, слушатель пишет про Невзорова как раз, что "ему, видимо, зарплату депутатскую на дом приносят" - никогда он его не видел в зале.

Николай Гончар: Ну ладно. Невзоров? Ну, мы рядом сидим. Это несправедливо.

Владимир Бабурин: Вот и еще на один вопрос ответили.

Николай Гончар: Это не совсем так, может быть, нас просто редко показывают, а практически никогда не показывают. Не в этом дело.

Депутат-одномандатник вынужден быть в зале сам, если он хочет, чтобы никак случайно не исказилась его позиция при голосовании. Потому что он нажимает кнопку так, как он решил, так, как он обещал, а не так, как решило руководство фракции.

Теперь по поводу Степашина.

Владимир Бабурин: Доклад о приватизации, его читали, но пока не слышали. Читали в интернете, кто хотел.

Николай Гончар: Во-первых, он вывешен, как принято говорить, в интернете - раз. Во-вторых, он отпечатан и роздан депутатам Государственной Думы. И в-третьих, Государственная Дума еще не определила время, когда этот доклад будет заслушан в Государственной Думе и, что самое главное, обсужден. Нам предстоит обсудить этот документ и принять по нему определенные решения. Процесс приватизации продолжается, и опять-таки так, как это я говорил, и как это было в отношении причин дефолта 1998 года, нам тоже предстоит принять некие корректировки в действующее законодательство. Поэтому доклад о приватизации ждет серьезное обсуждение в комитетах Государственной Думы, а потом на заседании Государственной Думы.

Владимир Бабурин: Два вопроса с пейджера похожих. Интересуются размером депутатской пенсии и в каком возрасте депутат начинает ее получать. И второй, более развернутый вопрос: "Статья 19-ая Конституции Российской Федерации говорит о равенстве всех перед законом и судом. И есть закон Российской Федерации о пенсиях. Почему депутаты ровнее перед своим законом, чем перед этим? Почему они получают пенсии по другому закону. Белов. Санкт-Петербург".

Николай Гончар: Итак, по поводу пенсий. Неоднократно в Государственную Думу вносились предложения по поводу изменения закона о статусе депутата Российской Федерации, в соответствии с которым определено то пенсионное обслуживание, которое определено. Оно много больше, и оно существенно отличается от пенсионного обеспечения обычных граждан. И каждый раз ваш покорный слуга, и не он один, голосовал за эти изменения и за отмену пенсионных льгот. Поэтому в данном случае, думаю, моя позиция вам понятна. Может быть, кстати говоря, это одна из небольших причин, по которым Дума поддержала предложения о ликвидации института депутатов-одномандатников.

Владимир Бабурин: И из Петербурга еще нам и звонят. Георгий Георгиевич, пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот вы, как депутат Государственной Думы и занимающий бухгалтерскую должность, считаете ли вы, что это нормально, что учитель платит 13 процентов подоходный налог и олигарх, который имеет миллиардов долларов? Типа Абрамовича: 38 лет - 13 миллиардов долларов. Нормально ли это?

Николай Гончар: Итак, очевидно, речь идет не о 13 миллиардах долларов, а о 13 процентах ставки подоходного налога. Я считаю, что решение о введении плоской шкалы, то есть единый для всех процент... естественно, что от тысячи рублей - это 130 рублей, а от 100 тысяч - это 13 тысяч, и так далее. Платят все, естественно, при фиксированном проценте, платят по-разному. Нормально это или нет? Я считаю, что да, потому что введение плоской шкалы привело к увеличению поступлений от подоходного налога в федеральный бюджет. К сожалению, до введения этой плоской шкалы олигархи не платили налоги. Хорошо было известно, что услуги адвокатов, юристов, которые помогают, как принято было говорить, оптимизировать налоги и показать в налоговые органы нулевой размер дохода, стоили, по различным оценкам, 15-16 процентов. Поэтому мы и ввели 13 процентов с тем, чтобы лишить такого стимула. С моей точки зрения, вопрос спорный, вне всякого сомнения. Но раньше платили адвокатам и уходили от налогов, а сейчас платят... Скажите, пожалуйста, что, с точки зрения бюджета, с точки зрения пенсионеров, выгоднее, чтобы платили или чтобы была высокая ставка, от которой уходили?

Владимир Бабурин: Николай Николаевич, ну если бы при этом еще у соседа олигарха корова сдохла, как бы было хорошо.

"Кто сел за пирамиду ГКО и дефолт - Черномырдин, Чубайс, Ельцин? Ответа нет. Владимир".

Николай Гончар: За пирамиду ГКО я знаю одного только "сидельца" пофамильно - Мавроди. Была не только пирамида ГКО, еще было много других пирамид. И хочу вам сказать, эта история не закончена, и сегодня и прокуратура, и Счетная палата, кстати (такой термин употреблю), раскрутку этих историй продолжают. Хотя сделать это необыкновенно тяжело.

Владимир Бабурин: Ну, я думаю, что вы это особо хорошо знаете. Я вот еще одну вашу должность не назвал, что вы член думской комиссии по борьбе с коррупцией. И вот в этом отношении я всегда очень люблю приводить один мой короткой диалог с Виктором Степановичем Черномырдиным, когда он уже перестал быть премьер-министром. И сильно его обидел тогда кандидат на пост президента США Джордж Буш-младший. И Виктор Степанович очень искренне жаловался журналистам: "Ну как же так?! Вот я папу его знаю. А вот он так... И у нас же все, в общем, не так уж и плохо". И начал рассказывать, как хорошо. Я не выдержал и говорю: "Виктор Степанович, простите, пожалуйста, вы так все замечательно сейчас нарисовали. Неужели нет в России больше никакой проблемы с коррупцией?". Он так возмущенно приподнялся и говорит: "Вы еще в этом меня обвините. Как это, без коррупции?".

Николай Гончар: Да. Даже не знаю, как прокомментировать этот сюжет.

Коррупция есть использование служебного положения должностным лицом в личных целях. Законодательство на эту тему имеется. Салтыков-Щедрин: "строгость законов в России компенсируется необязательностью их исполнения".

Хочу сказать вот что. В свое время и национальный Антикоррупционный комитет, членом президиума которого я являюсь, и наша комиссия выдвинули такое предложение - проводить по основным экономическим законопроектам экспертизу на предмет их коррупциогенности (не знаю, правильно слово выговорил или нет), коррупционности потенциальной. Вот многое в Государственной Думе удалось сделать, а вот такой экспертизы добиться не удалось. Причины и мне, и вам, и нашим радиослушателям очевидны. Скажем, история с обязательным страхованием автогражданской ответственности. Если доходы, поступления страховым компаниям составили 50 миллиардов, а расходы - 17, представляете норму прибыли. Как вы думаете, влияет это на власть в ходе принятия решений? Или вот сейчас бьемся за то, чтобы попытаться изменить шкалу. И все вот-вот завтра, вот еще чуть-чуть, что-то мешает, все никак. Это как линия горизонта - к ней нужно постоянно стремиться. Я имею в виду борьбу с коррупцией. Удастся ли ее искоренить когда-нибудь до конца, сомневаюсь. Но нужно делать все для того, чтобы это произошло - и тогда, может быть, хотя бы каких-то результатов мы добьемся.

Владимир Бабурин: "Моя семья живет в Центральном округе 65 лет. Были в Москве 16 октября 1941 года. Но такого, как теперь, не было никогда. Нормальных магазинов все меньше, ДЕЗ работает безобразно и так далее. Но мама регулярно получает от Гончара поздравления с праздниками и днем рождения. На какие средства это делается?", - Татьяна Мацук интересуется.

Николай Гончар: Я имею право посылать почту, как депутат Государственной Думы, бесплатно, и этим правом пользуюсь. По-разному реагируют на это люди. Но вот на моих регулярных субботних встречах мне всегда говорят спасибо. Хотя возникают иногда ситуации, когда от моего имени поздравляют людей, ушедших из жизни, - это вот такая форма политической борьбы применяется. Поэтому когда такого рода конверты приходят, а они очень похожи на мои настоящие, я попросил бы позвонить по телефону, который я уже называл.

Теперь что касается ситуации с магазинами, в которых торгуют товарами повседневного спроса, в том числе и продовольственными. Конечно, ситуация стала в Москве в этом смысле много хуже. И каждый раз на всех и всяческих выборах мэрия это признает, говорят, что "теперь мы разработаем программу...

Владимир Бабурин: Николай Николаевич, извините, не обижайтесь, я бы все-таки сделал уточнение, что в центре Москвы намного хуже.

Николай Гончар: А я избран по Центральному округу. И те, кто задает мне вопрос, в нем живут.

Я недавно читал журнал, по-моему, он называется... что-то связанное с недвижимостью. Там было написано, что Фрунзенская набережная очень хороший район, единственная проблема - очень далеко ближайший рынок, где можно по доступным ценам купить молоко, хлеб, картошку и так далее.

Владимир Бабурин: Я работаю в центре, а живу у кольцевой дороги, и каждый день чувствую разницу.

Николай Гончар: Совершенно верно. Поэтому убежден, что необходимо принять на уровне города программу восстановления сети доступных по ценам магазинов, и делать это не в тонарах, не во дворах, не в подворотнях, а восстановить сеть магазинов. Понятно, что придется потеснить меховые, ювелирные, мебельные и прочие магазины, то есть все то, что так быстро и с такой выгодой раздали в первых этажах, в которых раньше были булочные, молочные, овощные магазины. Но это неизбежно придется сделать.

Владимир Бабурин: И у нас звонок из Тульской области. Евгений Александрович, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Николай Николаевич, у меня короткий вопрос. Вот в соответствии с законом Государственной Думы номер 210 от 30 декабря перед установлением тарифов на коммунальные услуги необходимо провести экспертизу платежеспособности населения. У нас ее никто не проводит. Есть ли механизм реализации вашего закона, как провести эту экспертизу? Спасибо.

Николай Гончар: Нарушение закона, отклонение от него - предмет использования надзорных функций прокуратурой. Прокуратурой области. Если прокуратура области не реагирует на это, то Генеральная прокуратура. У вас есть наверняка депутат. Но если вы считаете необходимым обратиться ко мне, то - Москва, Охотный ряд, дом 1. Почтовый индекс по памяти не скажу. Придет от вас письмо - и я сделаю соответствующий запрос в Генеральную прокуратуру, если вы сочтете необходимым меня об этом попросить.

Владимир Бабурин: Вот все-таки слушательница Ирина настаивает: "Почему вы не ответили, какой размер пенсии получает депутат? Чего вы боитесь? Почему скромничаете?".

Николай Гончар: Депутат пенсию не получает. Когда он уходит на пенсию, то... вот мне 58 лет, я непременно поинтересуюсь. Я не могу сказать по памяти цифру, каков размер пенсии будет у депутата Государственной Думы после того, как он завершит свою трудовую деятельность и уйдет на пенсию. Просто по памяти не помню эту цифру. Если мне не изменяет память (боюсь назвать), примерно 15 тысяч. Но вот боюсь, что сейчас скажу, а потом скажут: "Ну как же так... Или мои коллеги скажут: "Зачем ты преувеличил?". Или кто-то скажет, что приуменьшил. Я этой цифры не помню. Но повторяю еще раз, это существенно больше, в разы больше, чем в среднем по стране.

Владимир Бабурин: Интересуются, почему вы никогда не баллотировались в президенты. Я же не придумываю вопросы, Николай Николаевич. Отвечайте.

Николай Гончар: Ну, может быть, из врожденной скромности, а может быть, из чувства реализма. Я точно знаю, что меня в Российской Федерации никогда президентом не изберут. Потому что... ну, в общем, я точно это знаю.

Владимир Бабурин: И последнее мнение: "Сталина на вас надо, тогда и не будет коррупции. Ольга Зиновьевна".

Николай Гончар: Ну, конечно. Только, Ольга Зиновьевна, конечно, при Иосифе Виссарионовиче Сталине любое письмо, даже подписанное не тем, кто его написал, и рассматривалось бы, и, естественно, принимались бы меры. А вы не боитесь, что такого рода письмишко придет на кого-то из ваших близких родственников? И не дожидаясь разбирательства... ну, мало ли, сосед позавидовал и написал, взяли и в узилище потащили. "Воронок" и "троечка". Хорошо известно, чем это все кончается.

Владимир Бабурин: Николай Николаевич, времени у нас, к сожалению, больше не осталось.

Николай Гончар: А вопрос-то очень важный.

Владимир Бабурин: Да. Вот мне интересно, что жалуются по этому поводу на Радио Свобода. Попробовали бы при Сталине позвонить.

Всего доброго!

XS
SM
MD
LG