Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коммунисты выступают организаторами Всероссийского референдума


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[07-04-05]

Коммунисты выступают организаторами Всероссийского референдума

Ведущий Михаил Соколов

Михаил Соколов: Вместе со мной в Московской студии Радио Свобода депутат Государственной Думы России, первый заместитель председателя Коммунистической партии Российской Федерации Иван Мельников.

Ну что ж, коммунисты выступают организаторами Всероссийского референдума. И в субботу пройдет заседание инициативной группы, которая начнет юридическое оформление этой процедуры.

Иван Иванович, вот я назвал бы ваши 17 тезисов, 17 вопросов такой программой социалистической революции. Фактически вы ставите на национализацию крупной собственности, восстановление государственной собственности на землю, установление сверхвысоких прогрессивных налогов для тех, кто много зарабатывает. Это не слишком серьезный, высокий замах?

Иван Мельников: Я считаю, что это те вопросы, которые давно назрели в обществе. Если посмотреть социологию, то решения этих вопросов уже в течение нескольких лет требуют от 80 до 95 процентов наших граждан. Я считаю, что эти вопросы отражают настроение граждан, настроение общества. Но нынешняя власть не хочет их решать, она даже не хочет их рассматривать. Таким образом, мы хотим заставить власть заняться этими важнейшими вопросами жизни страны.

Михаил Соколов: Иван Иванович, но вот давайте один хотя бы вопрос посмотрим. Вот вы требуете прогрессивного обложения 10-кратного прожиточного минимума. Ну, я точную цифру не помню, на мой взгляд, там 2,5 тысячи долларов получается в месяц, может быть, поменьше, может быть, побольше. Но вы сразу настраиваете против себя и своей партии средний, успешный класс - менеджеров, тех, кто торгует, ларечников. Зачем вам ссориться с мелким бизнесом? Ваша же партия иногда и говорит, что она защищает интересы мелкого бизнеса.

Иван Мельников: Но, в основном, я думаю, все-таки мелкий бизнес мы защитили этой формулировкой вопроса. Потому что речь идет о прогрессивном налогообложении примерно того слоя граждан, кто получает в месяц больше 1 тысячи долларов.

Михаил Соколов: А вы сколько хотите процентов брать с них?

Иван Мельников: Ну, я думаю, что шкала должна быть дифференцированной, что, скажем, от 1-1,5 тысячи долларов - это, может быть, 15 процентов и так далее. Условно говоря, самые высокие доходы должны облагаться 35 процентами.

Михаил Соколов: То есть миллионеров на 35 процентов перевести?

Иван Мельников: Да, миллионеров перевести на 35 процентов.

Михаил Соколов: Ну что ж, в тех вопросах, которые у вас есть, есть вопросы общеполитической тематики. Это право отзыва выборных руководителей и депутатов, восстановление прямых выборов губернаторов, сохранение выборов депутатов по округам. Все эти вопросы, как я подозреваю, они приемлемы и для левых, и для правых. Это такая уловка коммунистов, чтобы привлечь к этому референдуму и некоммунистов?

Иван Мельников: Это не уловка коммунистов. Это наша твердая позиция. Эту позицию мы отстаиваем на протяжении многих лет. В том числе мы по ряду из этих вопросов были единственной фракцией в Государственной Думе, которые отстаивали сохранение выборности губернаторов, отстаивали необходимость выборов по одномандатным округам. Мы не раз ставили вопрос о том, что в государстве должна быть принята законодательная норма, в соответствии с которой граждане имеют право отзывать депутатов, имеют право отзывать выборных губернаторов, когда они были выборные, и президента Российской Федерации. Это наша принципиальная позиция, и мы ее будем отстаивать.

Михаил Соколов: Ну, тем не менее, вот эта позиция как раз может расширить круг тех, кто поддержит этот референдум. Там есть, кстати говоря, интересное предложение о праве оппозиции, представленной фракцией в Государственной Думе, получить час в неделю вещания на каждом из государственных каналов. То есть это, действительно, расширяется свобода слова, свобода печати. Так?

Иван Мельников: Ну, мы давно заявляли, что есть круг проблем, которые как раз в основном отражают общеполитическую тематику, по которым возможно широкое взаимодействие, в том числе взаимодействие левых и правых политических сил. Могу сказать, и это не секрет, я Бориса Надеждина спросил, могу ли я озвучить это, он сказал: "Да, конечно", - он мне вчера звонил после того, как...

Михаил Соколов: Борис Надеждин - это член политсовета Союза правых сил, юрист.

Иван Мельников: Да. Он мне звонил, сказал, что он увидел круг наших вопросов, 17 вопросов, и есть ряд вопросов, по которым они с нами солидарны, в том числе большая часть общеполитических вопросов. Они согласны с тем вопросом, где речь идет о сохранении отсрочки от службы в армии для учащихся высших учебных заведений. И он сказал: "Не поверишь, но мы даже согласны с вашими первыми двумя вопросами", - где речь идет о том, что заработные платы и пенсии должны быть установлены на уровне не ниже прожиточного минимума. И если в некий период, после нескольких итераций круг вопросов сузится, он сказал, что они готовы подключиться к этой инициативе и в какой-то форме участвовать в этом.

Михаил Соколов: Вот о сужении круга вопросов того референдума, который коммунисты хотят провести. Все-таки сегодня как раз было заседание Центральной избирательной комиссии, и она рассматривала предложения Красноярской инициативной группы. Я подозреваю, что за этой инициативой стоит Сергей Глазьев. Они предлагали 12 вопросов, и эти вопросы похожи на те, которые предлагает Коммунистическая партия. И вот забавная действительно ситуация. Центризбирком на своем заседании признал конституционным, или соответствующим законодательству, если быть точным в формулировке, только один вопрос: "Согласны ли вы с тем, что не менее половины депутатов Государственной Думы должны избираться по одномандатным округам?". Все остальное - это установление минимальной зарплаты и базовой пенсии, оплата услуг жилищно-коммунального хозяйства не более 10 процентов совокупного дохода, восстановление сбережений, бесплатное образование, госсобственность на природные ресурсы, бесплатное пользование землей, право на отзыв президента, видимо, и руководителей регионов, и даже постановка на референдум вопроса о прямых выборах глав регионов - Центризбирком посчитал все это не соответствующим законодательству. Как вы это прокомментируете?

Иван Мельников: Первое. Мне кажется, Центризбирком давно уже из юридического органа, органа, который должен обеспечивать нормальное проведение избирательных кампаний, честные выборы, обеспечивать нормальный ход проведения возможных опросов, референдумов, плебисцитов, он превратился в политический орган, который обслуживает интересы Кремля и интересы президента Путина и его команды. И в первую очередь при всех их инициативах и решениях они руководствуются этим. Их главная задача - не допустить, в принципе, проведения референдума в стране ни по каким вопросам.

И я, конечно, предвижу, что нас ожидает очень трудная борьба за возможность проведения референдума, трудная и напряженная борьба. Не случайно Центризбирком отстаивал тот новый закон о проведении референдума, который недавно вступил в силу и который действительно очень сильно затруднил возможность проведения свободного волеизъявления или свободного высказывания мнений граждан по тем вопросам, которые их очень волнуют.

Михаил Соколов: Вот как раз на пейджер поступил вопрос от Александра Доброго: "Кто вам разрешит провести этот референдум? Кто будет его выполнять, если сама власть доказала, что идет в противоположном направлении? По-моему, это все болтовня. Хочется очень вам верить, но не могу". Вот пишет слушатель.

Иван Мельников: Первое. Я думаю, главная задача - добиться, чтобы референдум, - пусть не по этим 17 вопросам, а по значительной части этих вопросов, - состоялся. За это еще предстоит очень тяжелая борьба. Но я смотрю на это весьма оптимистично. У нас продумана технология этой борьбы. И я уверен, что по значительной части вопросов мы сумеем преодолеть сопротивление Центральной избирательной комиссии, и мы пробьем. Да, может быть, некоторые вопросы нам придется подкорректировать, формулировки изменить. Но в итоге часть вопросов обязательно будет вынесена на референдум.

Что касается того, будет ли исполнительная власть или не будет выполнять волю народа, которая будет высказана на референдуме, ну, вы знаете, мне кажется, состояние общества меняется, и меняется достаточно быстро. И если власть займет такую позицию по тем вопросам, по которым действительно 80-90 процентов граждан скажут "да", то, может быть, это будут последние недели существования этой власти.

Михаил Соколов: Иван Иванович, а вот скажите, пожалуйста, если будет этот список действительно, скажем, откорректирован властью, то есть вылетят все вопросы, которые мне лично кажутся довольно популистскими, социальные или вопросы, которые для вас идеологически крайне важны, о национализации, и вот останется этот блок вопросов о демократии в России, вы не боитесь, что люди просто не придут на этот референдум?

Иван Мельников: Вы знаете, я думаю, что среди вопросов общеполитической тематики есть один ключевой, он хоть и имеет последний, 17-ый номер, но он очень важный. Речь идет о том, какие вопросы могут выноситься на референдум. То есть речь идет о том, чтобы поменять тот драконовский закон о референдуме, который был принят в прошлом году.

Михаил Соколов: С помощью референдума?

Иван Мельников: С помощью референдума, да. И если нам удастся продавить только этот 17-ый вопрос, я считаю, что ради него стоит идти на референдум с тем, чтобы вторым референдумом вынести другой блок вопросов. И я уверен, что мы сможем провести разъяснительную, агитационную работу таким образом, что ради этого вопроса люди придут и скажут свое слово.

Михаил Соколов: Сообщение на пейджер: "С каких это пор Борис Надеждин стал юристом? Он был при Борисе Немцове на месте радиоинженера. Не повышайте статус Надеждина". Эпитеты дальше в адрес гостей и других людей я опускаю, уважаемая Нина. А что касается Бориса Надеждина, у него есть второе - юридическое образование. Так что внимательно читайте, например, в интернете биографии политиков - будете хорошо информированы, не будете никого обижать.

Нам звонит Виктор из Томска. Пожалуйста, ваш вопрос Ивану Мельникову.

Слушатель: Иван Иванович, задаю вопрос как члену Коммунистической партии и как земляку.

Иван Мельников: Вы что, из Тулы, Виктор?

Слушатель: Нет.

Иван Мельников: А почему земляку? Я родом из Тульской области.

Слушатель: А земляк по большой России.

Иван Мельников: Понятно.

Михаил Соколов: Как россиянин - россиянину. Хорошо.

Слушатель: Да. Есть ли среди вопросов, выносимых на референдум, следующий вопрос: вопрос о геноциде, о привлечении к ответственности инициаторов нашей "перестройки" за геноцид над народом? Дело в том, что до "перестройки" население в среднем в год прирастало немножко меньше чем на 2 миллиона в год, это до войны. После войны - чуть больше 2 миллионов в год. В результате мы видим, что за время "перестройки" население России недобрало около 30 миллионов населения. То есть у нас уже должно быть 180 миллионов с лишним сейчас, если бы советские темпы сохранились, а у нас сейчас население сократилось - меньше 150 миллионов. То есть явный геноцид. И после этого потрясают вот этими, так сказать, "достижениями", что витрины везде блестят, но на самом деле огромные очереди на кладбища.

Михаил Соколов: Понятен вопрос.

Иван Мельников: Виктор, вопрос понятен. Действительно, вы очень важную тему затронули. В этом году, к сожалению, Россия перешагнет так называемый 10-милионный рубеж. С момента после 1991 года население России сократится больше чем на 10 миллионов.

Есть такой вопрос. Он, конечно, в более общей формулировке есть. Я зачитаю формулировку этого вопроса. Это 12-ый вопрос, который мы выносим на референдум, и звучит он таким образом: "Согласны ли вы с тем, что в Российской Федерации законом должны быть установлены нормы ответственности, вплоть до отставки, президента Российской Федерации, правительства Российской Федерации и руководителей субъектов Российской Федерации за снижение уровня и качества жизни населения?".

Михаил Соколов: Ну что ж, еще, кстати говоря, я хотел бы сказать нашему слушателю, что на Украине подобные меры приняты в позитивном плане. Потому что правительство Тимошенко и Верховная Рада, они собираются со следующего года платить за рождение ребенка примерно по 2 тысячи долларов. По-моему, это более позитивный пример для повышения рождаемости, чем наказание виновных в прошлом.

Иван Мельников: Но у нас, к сожалению, и позитивно вопросы не решаются. Но и, действительно, те, кто виноват в сокращении продолжительности жизни, в снижении уровня жизни, никто не несет ответственности.

Михаил Соколов: Вы все добиваетесь отставки Зурабова?

Иван Мельников: Я думаю, что вопрос идет не об отставке Зурабова, а вопрос о том, что должен в отставку идти президент Путин.

Михаил Соколов: Так, еще у нас вопрос. "Дорогой Иван Иванович, что вы планируете сделать в ближайшее время для прорыва информационной блокады? Появится ли, наконец, хотя бы один всероссийский телеканал, выражающий эстетический вкус и политическую позицию 10 миллионов избирателей Зюганова? Сандомирский, ваш избиратель".

Иван Мельников: Я бы очень хотел, чтобы такой телеканал появился, пусть он будет отражать не только точку зрения Компартии Российской Федерации, а точку зрения любой политической силы, которая не согласна с нынешней властью. Но, к сожалению, я думаю, что в ближайшее время надеяться на это не приходится.

Процессы, которые особенно в последние полтора года происходят в обществе, говорят об обратном. Власть все больше концентрирует власть, в том числе над средствами массовой информации. И даже те элементы дискуссий, те элементы плюрализма, которые были на отдельных наших телеканалах, они полностью исчезли из эфира, и жесточайший контроль над всеми средствами массовой информации. Это понятно почему. И я думаю, что это, может быть, главный рубеж обороны нынешней власти - монополия на информацию. И если бы, конечно, монополию на информацию нам удалось пробить, изменить эту ситуацию, то дни этой власти были бы сочтены.

Михаил Соколов: Да, "Свобода слова" теперь на Украине.

Виктор Николаевич нам звонит. Пожалуйста, ваш вопрос.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, у меня просто душа радуется - я слушаю ваше выступление. Дело в том, что я недавно по "Эхо Москвы" слышал выступление Зюганова, и я удивился: ему как будто какие-то тормоза спустили. Это была зрелая речь президента. Причем на такие телефонные звонки отвечал так свободно.

И я хотел бы у вас спросить. Чем бы вам помочь реально? Что мне, допустим, в своем поселке сделать, чтобы этот референдум как-то прошел, и чтобы результаты этого референдума мы могли бы воплотить? Потому что более как какими-то лозунгами у вас дело пока еще не заканчивалось. Как вы считаете, чем я вам могу помочь?

Иван Мельников: Я бы два предложения сделал. Первое - включайтесь в процедуру подготовки референдума, входите в своем регионе в инициативную подгруппу, проводите агитационную работу, рассказывайте о тех вопросах, которые мы выносим на референдум, те 17 вопросов. Они опубликованы, по крайней мере, в газете "Правда" и в газете "Советская Россия". Это очень важная составляющая.

Вторая составляющая. Вы знаете, к сожалению, нынешняя власть не хочет вести диалог в обществе, не хочет слышать альтернативные точки зрения. Нынешняя власть понимает только силу. И нужно усиливать давление на власть. Я считаю, что если бы большее число граждан выходили на улицу и требовали бы, в том числе, требовали возможности проведения референдума, власть была бы вынуждена уступить - и этот референдум наверняка состоялся бы, и очень скоро.

Михаил Соколов: А вот вам на звонок слушателя, который про геноцид говорил, есть сообщение на пейджер. "А когда коммунисты будут привлечены к суду за многомиллионный геноцид российского и других народов?", - спрашивает Ивана Ивановича Мельникова Александр.

Иван Мельников: Ну, я знаю, когда только начинается вопрос о проблемах современности, пытаются перевести стрелку на те проблемы, которые были в советское время.

Михаил Соколов: А некоторые - на ельцинское время.

Иван Мельников: Да, а некоторые - на ельцинское время. И я могу сказать одно, что в советское время было много проблем, но было очень много и хорошего. Я думаю, если говорить о проблемах, которые были в советское время, и из чего в первую очередь всем политическим силами нужно сделать для себя вывод, это тот монополизм, который был в советское время, - монополизм в экономике, монополизм в политике, монополизм в средствах массовой информации, который сыграл очень негативную роль в нашей истории. Вот из этого нужно сделать вывод и внести серьезные коррективы. Уверяю вас, что, может быть, едва ли не единственная политическая сила, которая действительно из всего этого сделала позитивный вывод, - это Компартия Российской Федерации.

Михаил Соколов: Ну, есть другие силы, Иван Иванович, которые сделали выводы. Знаете, я тут разговаривал с одним региональным деятелем "Единой России", и он мне сказал: "Мы хотим создать КПСС, но без коммунизма".

Иван Мельников: Вы знаете, мне жалко этого представителя партии "Единая Россия", и это вполне соответствует моему пониманию того, что такое есть "Единая Россия". Я думаю, что, к счастью, "Единой России" ничего не придется строить в нашей стране, и это произойдет очень быстро.

Михаил Соколов: Ну да, КПСС без коммунизма, зато с монополией.

Иван Мельников: Да. То есть они предлагают тот позитив, который был в нашем обществе, та социальная направленность, которая была, ее убрать, а оставить только монополию.

Михаил Соколов: Еще вопрос: "Возможно ли возобновление вещания на средних волнах радиостанции "Резонанс"?".

Иван Мельников: В ближайшее время я этого обещать не могу, потому что это очень затратный проект. Пока у нас таких возможностей нет.

Михаил Соколов: И пишет тот же человек: "У нас в Санкт-Петербурге выходит в эфир местная государственно-патриотическая радиостанция "Слово". Конечно, редакция делает все, что можно, но этого недостаточно, нужно всероссийское вещание КПРФ".

Вы ведь на пленуме это обсуждали.

Иван Мельников: Я могу сказать так, что если радиослушатели действительно считают очень важным, чтобы было патриотическое радио, телевещание, и готовы помогать, у кого есть такие возможности, оказать помощь, то наши счета все опубликованы. И, пожалуйста, я приглашаю принять участие в создании фонда, с помощью которого можно будет действительно создать всероссийскую радиостанцию патриотического вещания.

Михаил Соколов: Ну так вам бизнесменов нужно привлекать, а вы их налогом прогрессивным пугаете.

Иван Мельников: Я думаю, что мы их не пугаем прогрессивным налогом. Это общепризнанная мировая практика. И в этом смысле наша страна является, скорее, исключением. И нужно здесь действительно устраивать цивилизованные отношения в области налоговой политики.

Михаил Соколов: Спасибо.

И нам звонит слушатель Сергей из Ростовской области. Пожалуйста, ваш вопрос Ивану Мельникову.

Слушатель: Я хотел бы задать вопрос по поводу референдума, о коммунизме и об идее. Он прекрасно знает, что коммунизм - это же утопия, это нереально. Каждый человек стремится обогащаться и грести под себя, только курица - от себя. И все "-измы" не проходят, доказывали все ученые, в том числе и Плеханов, ученик Ленина, что это все ерунда. И даже в революцию, в гражданскую войну во френчах ходили, икру ели, извините меня за выражение, девок щупали, Берия, все эти... сколько людей погибло - ну и что, опять Компартия. И сейчас так же. Но противовес должен быть разным партиям. Пускай существует и сейчас Компартия. Хотя народ почти не верит ей. И вот сейчас Путин под себя подгреб все, такие же привилегии, такой же беспредел, все то же самое.

Михаил Соколов: Сергей, а вопрос в чем все-таки?

Слушатель: Никаких референдумов. Единая партия и автократия. Единственно, такой референдум будет - это если повысят ЖКХ, повысят еще... и народ стихийно выйдет и сметет власть.

Михаил Соколов: Понятно. То есть народ должен выходить на улицы, считает Сергей, а то все едино. Я бы так сформулировал.

Иван Мельников: Я так и не понял, что, Сергей считает, что должна быть одна партия?

Михаил Соколов: Нет, он, по-моему, считает, что не надо референдумов, а на улицы надо выходить. А все едины - что коммунисты, что "Единая Россия" - все все равно будут грести под себя, в отличие от курицы.

Иван Мельников: Я думаю, что длинную дискуссию с Сергеем я вести не буду в прямом эфире. Но хотел бы сказать, что я, конечно, не согласен с ним, что нужно только выходить на улицы, и других механизмов нет. Я думаю, что, конечно, важнейший механизм - защищать свои права на улице. И я призываю, в том числе и молодежь, студентов, чтобы они выходили на улицы, защищали свое право на образование, защищали возможность учиться, защищали право на отсрочку от службы в армии, короче, защищали свои права. Точно так же, как и другие слои населения, должны выходить на улицу и защищать свои права.

Михаил Соколов: Вот пенсионеры-то вышли.

Иван Мельников: Да, вышли и защитили свои права.

Но есть другие механизмы. Референдум - очень мощный механизм. И не случайно власть делает все, чтобы этот мощный механизм исключить из нашей политической жизни. Поэтому нужно и механизм референдума использовать.

А то, кто под себя гребет, я думаю, история еще расставит много точек на этот счет.

Михаил Соколов: Ну, там было еще полвопроса. По-моему, все-таки это было связано с тем, что вы по своей программе, скорее, социалисты или социал-демократы. И даже (только что я смотрел) у вас были консультации с Социал-демократической партией Германии и партнерские отношения с подобными партиями. А название у вас связано с идеологией, которая, как считает слушатель, да и многие, и я в том числе, провалилась на практике.

Иван Мельников: Я бы на этот счет сказал вот что. Я по образованию математик, и я больше склонен оперировать не названием предмета, а свойствами того или иного предмета. Вот я думаю, что каждый свое понимание в понятие "социализм" вкладывает, в понятие "коммунизм" вкладывает, так же, как, наверное, кто-то свое понимание капитализма имеет и так далее. Давайте лучше говорить о свойствах того общества, к которому мы стремимся и которое мы хотим построить. Как оно будет называться? - я думаю, для большинства граждан, вообще говоря, это не очень важно, как оно будет называться. Поэтому я больше склонен говорить о свойствах этого общества.

Вот некоторые свойства этого общества отражены в тех вопросах референдума, которые мы выносим на общероссийское обсуждение. Вот как мы видим то общество, в котором мы должны жить. Конечно, это не все его черты, это какая-то даже не программа минимум, а если хотите...

Михаил Соколов: Максимум у вас программа.

Иван Мельников: Нет-нет... это первые и самые необходимые шаги, чтобы можно было двигаться в нормальном направлении. Вот давайте это обсуждать.

Михаил Соколов: Хорошо.

Звонок Виктора Никитовича из Новосибирска. Пожалуйста, ваш вопрос Ивану Мельникову. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Иван Иванович, я вот тоже, так сказать, человек от точных наук. Вы математик, а я инженер, и люблю физику, математику. Но мне не понятно, зачем 17 вопросов на референдуме, когда, вообще говоря, вопрос всегда стоит один и тот же - вопрос о собственности. Кому эта собственность будет принадлежать - государству, она будет частная? Кстати, в конце коммунисты, будучи у власти, возродили ленинский лозунг "Фабрики - рабочим, землю - крестьянам". Начали выбирать директоров, начали выбирать председателей колхозов. Выбирали самых худших. И все разрушили. Что вы на это скажете?

Иван Мельников: Виктор Никитович, объясню вам, почему мы выносим 17 вопросов. Во-первых, уверяю вас, за каждым из этих вопросов стоят огромные интересы больших слоев нашего общества. Какой вопрос ни возьмите, это вопрос исключительной важности. Конечно, можно было бы сразу пойти на то, чтобы предложить вынести на референдум три-четыре вопроса. Но уверяю вас, что нам, к сожалению, придется даже в Московской инициативной подгруппе провести несколько итераций, несколько приближений. По существующему закону те вопросы, которые мы хотим вынести на референдум, они попадают в Центральную избирательную комиссию - это вот то, что сегодня происходило с красноярской инициативой. И Центральная избирательная комиссия будет делать заключение по каждому из этих вопросов.

Михаил Соколов: Но можно в суд потом подавать, если не согласен.

Иван Мельников: Да, можно потом в суд подавать, отстаивать свою точку зрения и так далее. Мотивированное должна делать заключение Центральная избирательная комиссия. Вот мы хотим на первом этапе собрать максимум возможных возражений со стороны Центризбиркома. Для этого лучше возражения получить по большому блоку вопросов, нежели по двум-трем или по одному вопросу.

После этого состоится повторное заседание инициативной подгруппы в Москве. Мы внесем корректировку в формулировки вопросов с учетом той информации, которую мы получим от Центральной избирательной комиссии, и повторно вынесем эти вопросы на собрание инициативной группы. Пройдет несколько итераций, я думаю, что, скорее всего, произойдет, если хотите, естественная усушка этих вопросов, не все 17 дойдут до финиша, их может быть 5-6.

Михаил Соколов: Там все-таки самое уязвимое место - это то, где затрагиваются бюджетные и экономические темы - это довольно, с юридической точки зрения, не сложно будет отсекать в суде и так далее. Но это зависит от искусства ваших юристов, действительно.

Иван Мельников: Ну, во-первых, зависит от юристов, а во-вторых, это, конечно, зависит от существа нынешнего закона о референдуме. Конечно, он составлен таким образом, что мы понимаем, что по некоторым формулировкам Центризбирком их будет отметать, и достаточно быстро будет отметать.

Но, во-первых, я не скрою, нам очень важно обществу показать, какие мы вопросы считаем исключительно важными для современной России, а с другой стороны, мы все равно будем биться за решение этих вопросов, повторяю, хотя бы в два этапа. Сначала путем изменения закона о референдуме, а потом вынесение этих вопросов на плебисцит.

Михаил Соколов: Сообщение на пейджер. "За геноцид народа во времена Ленина, Сталина в России должен быть процесс по осуждению Компартии, аналогичный Нюрнбергскому".

"До 100 миллионов жертв сталинского периода - это выдумки Яковлева, Солженицына, Сванидзе и Караулова. За весь сталинский период было расстреляно около 700 тысяч человек. Не надо пугать страшилкой. Георгий". Георгий, не хотели бы попасть в эти 700 тысяч? Наверное...

"Наши руководители сейчас живут богато, а вечно обругиваемый Сталин не нажил палат каменных". Ну, в общем, видите, вот как у нас о коммунизме - так раскол. Одни резко "за", другие резко "против". И это понятно с учетом истории. "Пригласите на передачу человека, которому нужна помощь в организации референдума о запрете коммунистической идеологии", - пишет Татьяна. Понимаем вас, Татьяна.

Людмила Ивановна из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, когда говорят о коммунизме, как о прошлом, что это утопия... А это не утопия. Нам кто принес эту утопию, увидели, что мы стали выживать, взяли и унесли ее. Я готовилась не это сказать...

Михаил Соколов: А скажите то, к чему готовились.

Слушатель: Скажу. Уважаемый Иван Иванович, обратной связи-то у нас с вами совершенно нет, а она необходима. 28 партий больших объединитесь, сделайте одно телевидение, одно радио. Мы будем вам звонить, а не на Радио Свобода.

Михаил Соколов: И нам можно звонить. Нам звоните тоже.

Слушатель: А я буду продолжать вам звонить обязательно. Вы очень интересная радиостанция. Мы только там все и познаем - и культурное, и всякое.

Иван Мельников: Людмила Ивановна, я вас внимательно слушаю. Людмила Ивановна, уверяю вас, никто так ни хотел бы получить свой телеканал или хотя бы час на Государственном телевидении, как Компартия Российской Федерации и другие оппозиционные партии.

Не случайно, могу сказать вам, Людмила Ивановна, у нас есть очень важный вопрос среди тех вопросов, которые мы выносим на референдум. И если вы и все граждане нас в этом поддержите, то такая возможность у нас появится. Суть вопроса заключается в следующем (это 16-ый вопрос): "Согласны ли вы с тем, что в Российской Федерации политическая партия, представленная самостоятельной фракцией в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, должна иметь право на один час эфирного времени в неделю для изложения своей позиции на каждом из государственных федеральных и региональных теле- и радиоканалах?". Я думаю, что это был бы очень важный шаг вообще в изменении политической ситуации в стране, когда голос оппозиции будут слышать все наши граждане, будут иметь возможность слышать все наши граждане, будут иметь возможность сопоставлять разную позицию, разные точки зрения, разную аргументацию. И я очень прошу поддержать нас в такой постановке вопроса.

Михаил Соколов: Вот два вопроса на одну тему. "Поставит ли фракция КПРФ в Госдуме вопрос о придании некрополю у Кремлевской стены, где покоятся величайшие сыны и дочери Отечества, статуса национального пантеона?". И спрашивают о восстановлении мемориальной доски на доме номер 26, видимо, на Кутузовском проспекте, где жил генеральный секретарь ЦК КПСС. Это один вопрос. А другой вопрос: "Почему Ленин лежит в Мавзолее и тело его не придается земле, ведь это противоречит православному обычаю?".

Иван Мельников: Насколько я знаю, что даже Православная церковь по-разному трактует это. Ленин находится на глубине ниже уровня земли, и поэтому это не противоречит православным традициям. Но я вообще противник того, чтобы в ситуации, когда в обществе огромное число социальных, экономических и политических вопросов, вытаскивать на свет такие вопросы, которые, безусловно, вызывают очень разные позиции, разные точки зрения в обществе. Мне кажется, что сложные вопросы надо обсуждать тогда, когда общество находится в спокойном состоянии.

При этом я должен сказать, что у меня есть своя точка зрения, что Красная площадь - это не только национальное, но и всемирное достояние. И не нужно бы вообще трогать то, что есть сейчас на Красной площади.

Михаил Соколов: А гостиницу "Москва", кстати, как коммунисты считают, восстанавливать или там площадь сделать?

Иван Мельников: Я был против того, чтобы ее разрушали, считаю, что она вполне могла бы быть реставрирована, реконструирована. Но коль скоро ее сейчас разрушили, я считаю, что можно было бы оставить там площадь.

Михаил Соколов: То есть вам из окна там хорошо видно?

Иван Мельников: Прекрасный обзор Красной площади, прекрасный вид. И я думаю, что и для жителей Москвы, и тех гостей, которые здесь бывают, это было бы интереснее, приятнее, если бы там было пространство.

Михаил Соколов: Из Петербурга Артур нам звонит. Пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я хотел бы спросить у товарища Мельникова, уточнить, вернее, прежде чем задать вопрос. Это его было выступление на пленуме ЦК по поводу новых методов работы?

Иван Мельников: Мое было выступление.

Слушатель: Значит, я не ошибся. То есть я в этой связи хотел бы вам такой вопрос задать. Просто у меня был такой опыт сотрудничества с самарской газетой "Трудовая Самара", которая, в общем-то, представляет КПРФ.

Иван Мельников: Я знаю эту газету.

Слушатель: И дело в том, что когда я с ней поработал немножко, я убедился в том, что средства производства, будем так говорить, у них находятся на уровне позавчерашнего дня. Что там говорить об "e-mail", о сайте - об этом даже и говорить не нужно. Просто элементарно позвонить даже людям невозможно. То есть о каких новых методах можно говорить, если...

Иван Мельников: Как давно вы с ними сотрудничали, Артур?

Слушатель: Буквально, может быть, месяц назад, в этом году уже. И я хочу сказать, что я думаю, что не только там такая ситуация. О каких новых методах можно говорить, если инфраструктура просто на пещерном уровне находится у КПРФ?!

Иван Мельников: Артур, а вы вообще иногда заходите на сайт КПРФ?

Слушатель: Нет, сайт КПРФ - это все понятно. Это как бы центр, а я говорю о регионах.

Иван Мельников: У нас уже во многих регионах есть свои региональные сайты, они активно развиваются. Конечно, это требует сил, это требует времени, это требует хороших, молодых профессиональных кадров. Не везде с этим ситуация обстоит благополучно.

Если вы искренне в этом заинтересованы, я готов поговорить с Валентином Степановичем Романовым - это наш первый секретарь Самарского обкома, он очень прогрессивный человек, и он вас с удовольствием подключит, чтобы вы нам помогли устроить современную систему коммуникаций.

Михаил Соколов: Ну вот, видите, и договорились уже. Партийная работа в прямом эфире.

"Уважаемый господин Мельников, скажите, пожалуйста, где будут найдены средства для проведения референдума? Юлия". Видимо, о бюджете беспокоятся.

Иван Мельников: Ну, пока на этом этапе тех небольших средств, которые нужны для организации региональных подгрупп, нам хватает, и нам не нужно думать о большом бюджете. Когда же речь пойдет о том, что референдум вступит в завершающий этап - в этап сбора подписей, действительно, тогда понадобятся довольно существенные средства. У нас работает специальная группа, которая думает над бюджетом проведения референдума. Могу сказать, не случайно мы выступаем за то, чтобы расширить число участников, число общественных организаций и политических сил, кто примет участие в организации и проведении референдума. И у нас критерий, кстати, практически только один: те организации, политические силы, которые согласны с этими формулировками вопросов, пожалуйста, подключайтесь...

Михаил Соколов: А кто подключается?

Иван Мельников: Ну, достаточно много. Вы, наверное, уже знаете, что выразила свое желание и готовность участвовать в подготовке и проведении референдума "Родина", и Рогозин войдет в инициативную подгруппу, выразил желание Сергей Глазьев и его движение "За достойную жизнь". Выразили готовность ряд профсоюзов, в том числе студенческие профсоюзы. Выразили готовность и желание чернобыльские организации, ряд ветеранских организаций, представители организаций, которые объединяют творческую интеллигенцию. То есть круг тех, кто уже примет участие в собрании первой инициативной подгруппы, очень широк. Ну и я думаю, что все организации, которые примут участие в этой инициативе, они поучаствуют и в создании того фонда, который необходим для организации и проведения референдума.

Михаил Соколов: "Референдум Компартии - очередная уловка политтехнологов с целью привлечения избирателей, так как выносятся вопросы, являющиеся общечеловеческими ценностями", - пишет нам гражданка Савельева.

Иван Мельников: Почему же тогда эти вопросы не решаются в стране? Мы их выносим именно для того, чтобы они, в конце концов, начали решаться в стране. Никакая это не уловка. Мы хотим заставить власть решать те вопросы, которые наболели и которые давно надо решать.

Михаил Соколов: А вот вас спрашивают: "Как голосовали коммунисты за ратификацию подписанной Россией Европейской социальной Хартии? Поясню, при ратификации Хартии все граждане России получили бы международную социальную защиту, и все вопросы о референдуме не имели бы смысла", - Игорь пишет вам.

Иван Мельников: Вы знаете, Россия является участником различных хартий, деклараций и прочее, прочее. Но очень многие из них Россией до сих пор не выполняются. Поэтому проголосовать - мало, мы поддерживаем все хартии, которые направлены на защиту человека, защиту его социальных и политических прав. Это наша твердая позиция. Но, к сожалению, этого мало.

Михаил Соколов: Вот Татьяна вам пишет: "За 15 лет в Думе вы ничего не сделали для народа, зато в 1994 году проголосовали себе пенсию 75 процентов от зарплаты".

Иван Мельников: Можно я Татьяне отвечу?

Михаил Соколов: Можно.

Иван Мельников: Первое. Я категорический противник того, чтобы депутаты имели привилегии. Я считаю, что единственная привилегия, которую должен иметь депутат, - это те средства связи, если хотите, которые дают ему возможность общаться с населением, с теми, кто его делегирует, направляет в Государственную Думу.

По поводу того, что ничего не сделано, вы знаете, я в течение почти семи лет возглавлял Комитет по образованию и науке, и я вам могу сказать, что нам удалось сделать только по линии этого Комитета по образованию и науке. Не буду даже перечислять те законы фундаментальные, которые были приняты, - и закон об образовании, и закон о высшем и послевузовском профессиональном образовании, называю конкретные вещи. Мы защитили систему образования от возможной приватизации. Неоднократно была попытка со стороны исполнительной власти приватизировать систему образования. Мы защитили, и приняли специальный закон, который запрещает приватизацию образовательных учреждений. К сожалению, "Единая Россия" 2 августа при рассмотрении того самого пресловутого 122-го закона отменила закон о запрете на приватизацию образовательных учреждений. Мы защитили право молодого человека на получение доступного бесплатного образования. В законе есть несколько норм на этот счет, но эфир не позволяет перечислять эти нормы. Мы сохраняли все эти годы налоговые льготы и освобождения для всех учреждений образования и науки. То, что в России было на протяжении 250 лет, - с момента создания Московского государственного университета и с момента создания Российской Академии наук. И вот только опять же в прошлом году этим 122-ым законом эти льготы и освобождения для образования и науки были отменены.

Мы ввели пенсии за выслугу лет для работников образования, для тех, кто проработал в системе образования 25 и более лет, чтобы хоть как-то поддержать их материально.

Ну, я мог бы этот ряд очень существенно продолжить. Да, к сожалению, в последнее время большинство из этих позитивных моментов исчезли из законодательства, из практики нашей жизни, благодаря той позиции, которую занимает власть и которую бездумно поддерживает фракция "Единая Россия".

Михаил Соколов: Давайте еще один звонок примем. Александр из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. У меня очень короткий комментарий и два очень коротких вопроса. Первое. Чем больше движетесь вы, Иван Иванович, в сторону социалистических идей от совсем уж коммунистических, тем больше у вас появляется социальной, так сказать, базы в народе, в обществе. И второе. Американцы тоже после краха 30-х годов обложили крупными налогами своих королей стальных, нефтяных и газовых, в общем-то, чтобы все уходило в бизнес.

А вопросы такие. На референдум, конечно, власть не пойдет, и вы создаете этим революционную ситуацию. Готовы ли вы взять власть? И если вы ее возьмете, не закроете ли вы Радио Свобода? Спасибо.

Иван Мельников: Отвечаю очень коротко. Референдум мы продавим, уверяю вас. Может быть, не по всем вопросам, но референдум состоится. Да, может быть, он состоится не в ближайшие несколько месяцев, и нам придется за него побороться, но референдум будет.

Власть мы готовы взять. Мы понимаем ту ответственность, которая лежит на политической партии, и мы к этому готовы.

И последнее. Конечно, в политике вопросы веры - это такая категория достаточно условная, но уверяю вас, что когда я сказал, что мы серьезно переосмыслили некоторый опыт советской эпохи, я говорил это совершенно искренне. И не только это наше заявление, какие-то программные документы и так далее. Без свободы слова, без свободы информации никакое общество нормально жить и развиваться не может. Не закроем мы Радио Свобода.

Михаил Соколов: Тоже спрашивают: "Главное, кто будет считать голоса. Власть не отдают". Сомневаются люди.

Иван Мельников: Да, и за правильный подсчет голосов надо бороться. Мы это на себе очень хорошо ощутили после выборов 2003 года в Государственную Думу. Мы провели огромное количество судебных исков, в том числе дошли и до Верховного суда. Я там тоже выступал, был и видел, как Верховный суд тоже, к сожалению, принял не юридическое, а политическое решение. За все надо бороться.

Михаил Соколов: А вот Александр вам и советует: "Референдумы мы уже проходили, и результаты противоположные мнению народа. Не смешите народ. Выводите его на майдан".

Иван Мельников: Мы такой возможности не исключаем. И более того, два месяца мы тем и занимались, что активно стимулировали граждан, чтобы они выходили на улицу и отстаивали свои права. И будем этим продолжать заниматься активно.

12 апреля, могу сказать, в Москве состоится большая акция студентов в защиту своих прав. Она будет проходить в 3 часа дня на Горбатом мосту. Если меня слушает молодежь, студенты, я приглашаю вас на эту акцию. Я тоже считаю, что основной метод влияния на нынешнюю власть - это улицы, это люди.

Михаил Соколов: "Насколько я знаю, на референдум не могут выноситься вопросы, связанные с финансами и бюджетом. Любой вопрос государства связан с финансами и бюджетом. Значит, референдум в России провести нельзя", - пишет Валентина.

Иван Мельников: Валентина пишет правильно. Это те ограничения, которые внесены действующим законом о референдуме. И я считаю, что неправильные ограничения. Какие-то ограничения должны быть, но те, которые прописаны сейчас, они неправильные. Поэтому одно из наших требований - менять закон о референдуме.

Михаил Соколов: Ну, человек вообще сомневается в возможности хоть какой-то вопрос провести...

Иван Мельников: Нет. Ну как?! Уже сегодняшнее заседание Центральной избирательной комиссии показало, что какой-то вопрос можно. Потому что по вопросу о возможности выборов по одномандатным округам согласие получено. И фактически по нему можно проводить референдум. Но я думаю, что все-таки это слишком узкий круг проблем, которые надо выносить. Надо постараться этот круг вопросов расширить.

Михаил Соколов: Вот Исаак Соломонович спрашивает: "Кто будет подсчитывать голоса на референдуме?".

Иван Мельников: Ну, известно кто. В соответствии с законом о референдуме их подсчитывают те же самые избирательные комиссии, которые подсчитывали итоги голосования на выборах в Государственную Думу и на выборах президента. Это очень большая проблема. Я всех радиослушателей, которые заинтересованы в проведении референдума и в честном подсчете голосов, приглашаю: давайте вместе организуем мощную кампанию наблюдения за итогами голосования.

Михаил Соколов: Спасибо.

Вот Александра нам пишет: "Спасибо за Ивана Ивановича. Я теперь от него не отстану, пока он не проведет референдум". Ну, посмотрим...

XS
SM
MD
LG